Написать письмо
8 (800) 222-88-48
8 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
ПРОВЕРИТЬ МОИ
ВЕРШИНКИ - СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Эльбрус: история первовосхождения.

           
1
 
Двуглавый Эльбрус — это украшение и символ всего Кавказа, огромный и величественный массив, господствующий над горной страной. С точки зрения неэмоциональной науки - это потухший вулкан в ... читать больше »
   

24/12/2007 10:44

Осуждение и защита Фрешфильда.

«Если у кого есть здоровье, сила, энергия, идите в эту чудную страну, в которую зовут вас молчаливые горы великаны, горделивая природа зовёт вас: Добро пожаловать! Идите, я покажу вам то, что не всякому дано увидеть! Эти красоты ваши - берите их! Только сон создаёт подобное, моих чар вы никогда не забудете! Если хотите этого, идите на Кавказ» Эти замечательные слова президент Альпийского Клуба Клинтон Дент написал после своей поездки на Кавказ в 1886 год.

Притяжение вершин. Почему люди занимаются альпинизмом? Для меня этот вопрос становится риторическим, когда я вижу парящие над предгорьями купола двуглавого Эльбруса. Мир меняет свои измерения и сердце не может оставаться равнодушным, мысли невольно устремляюсь вверх, навстречу таинственной и величественной высоте. Какой же черствой должна быть душа, чтобы не восторгаться чудесными горными пейзажами, Так что трудно понять, почему некоторые люди не занимаются альпинизмом. . И еще. Путешествие по горам становится в два, в три раза более содержательным, когда предварительно познакомишься с историей района, с историей населяющих его народов, с историей его альпинистского освоения. Каждый твой шаг в горах наполняется другим смыслом, когда ты четко представляешь кто, когда и с какой целью шел по тропе, по которой идешь ты, по маршруту, по которому ты поднимаешься к вершине.

Феномен Кавказа. Можно смело сказать, что никакой другой район мира не имеет такой разнообразной истории, такого немыслимого, беспримерного смешения и столкновения самых противоположных народов. Кавказ представляет собой музей, или, может быть, лабораторию исторических, этнографических и археологических сокровищ. Каждая местность, каждый народ, почти каждое ущелье Кавказа отличаются друг от друга и хранят в своей истории многочисленные тайны, неразрешимые порой загадки. Здесь нередко еще можно услышать такие наречия, которые составляют первобытные ступени развития древнейших языков мира.

Каким же был Кавказ к приходу России и к тому времени, когда в горах стали совершаться первые восхождения. Переживший десятки нашествий, сотни эпидемий, это был пестрый ковер различных полуцарств, ханств и княжеств, временами уживавшихся друг с другом в рамках определенных традиций, в беспрерывной череде набегов и грабежей, заговоров и убийств, жестоких войн, чередующихся с зыбким и неустойчивым миром. И проблемы его никому не кажутся простыми и сейчас.

Рождение альпинизма.
Как вообще появилась идея восходить на высокие горы? Ответ найти несложно. Конечно же, благодаря ученым - самоотверженным естествоиспытателям, готовым на любые жертвы ради науки. Им было просто необходимо для блага человечества и во имя прогресса измерить температуру и атмосферное давление на вершинах гор, да и вообще увидеть мир с высоты. Один из известнейших ученых своего века Гораций Бенедикт де Соссюр (1740-1799), принадлежащий к знатной женевской фамилии, первый раз приехал в савойскую деревню Шамони в 1760г. Плененный красотой и величием Монблана, он предложил местным крестьянам и охотникам за разведку пути возможного восхождения достаточно серьезную награду. Премия обещалась тому, кто не только найдет путь к вершине, но и подтвердит его своим восхождением. Эта инициатива принесла результат только через 26 лет, в исторический день 8 августа 1786 года, который принято считать днем рождения альпинизма.. В этот день когда на высшую точку Альп поднялись доктор Мишель Паккар и крестьянин, охотник и собиратель кристаллов Жак Бальма.

По воле монарха. А вот для организации восхождения на высшую точку Кавказа Эльбрус ученым пришлось заинтересовать результатом самого императора, самодержца российского Николая Павловича. Без его решения, без его воли ни одно значительное событие в обширном государстве не должно было совершаться. Молодой, полный сил монарх поставил целью установление мира на Кавказе. В течение первых лет царствования 1826-1829 гг его подданные одержали значительные военные победы над Персией и Турцией. Однако Николай прекрасно понимал, что одной военной силы мало. Нужно было найти мирные средства для установления порядка в этом сложном регионе. Среди главных его советчиков был бывший ректор университета в Тарту, близкий друг императора Александра Первого, почтенный академик Георг Паррот. И нет сомнения, что ученый-либерал Паррот подчеркивал важность научного исследования Кавказа, в том числе для создания имиджа России, как в местных кругах, так и в просвещенной Европе. И, конечно же, речь шла о восхождениях на главные вершины. Дело в том, что сын академика, Йоганн-Фридрих Паррот, был на то время, пожалуй, самым квалифицированным альпинистом мира. Он уже делал попытки восхождений на Казбек и Арарат, в Европе поднимался на одну из вершин Монтерозы (пик Паррот, сейчас), на Монблан, на высшие вершины Пиренеев. Фридрих принимал активнейшее участие в подготовке экспедиции на Эльбрус, но, в конце концов, предпочел пойти на другую вершину – на Арарат, который в то время считалась (по библейской традиции) высшей точкой Кавказа. Академия Наук, которой Николай-I поручил подготовку экспедиции со своей задачей в целом справилась. Хотя денег он ей дал половину того, что просили. Да и поехали в горы скорее аспиранты, чем академики: без опыта. необходимых знаний и навыков. Специалисты мягко скажем в других областях. Но в любом случае главное бремя организации легло на плечи главнокомандующего войсками на Северном Кавказе, генерала по фамилии Емануэль (возможно правильно – Эмануэль). На русский манер его звали Георгий Арсеньевич, был он венгром по национальности и подданным Габсбургской империи. На русскую службу Емануэль поступил еще в конце XVIII веке, прошел все военные компании 1812-1815 годов, несколько раз был ранен. Его ценили как низы, так и верхи: за ум, за храбрость, за мастерство полководца . Георгию Емануэлю выпал важный и ответственный пост. В условиях войны с Турцией, на Северном Кавказе можно было ожидать удара с любой стороны. А сил было не так уж и много.

Успехи оружия и дипломатии. Только за год до экспедиции на Эльбрус карачаевцы, подстрекаемые турецкими агентами, попытались оказать вооруженное сопротивление русским войскам. Емануэль, в ходе упорного сражения победил мятежников и заставил их официально принять подданство российского императора. Это было сделано по всем правилам дипломатии, т.е. с сохранением достоинства местных правителей, и к тому же совершенно необременительно материально. От побежденных даже не требовалась обычная в таких случаях контрибуция. В 1829-м, собираясь в экспедицию к Эльбрусу (а с собой он вел отряд в 1000 человек!), генерал сообщил об этом правителям Карачая и Балкарии, пригласив их на встречу. Она состоялась в самом начале пути, в ближайшем к границе Кабарды и Карачая укрепленном пункте. На встречу с генералом приехали лидеры карачаевского и балкарского народа князья Ислам Крымшаухалов и Мырзакул Урусбиев. Встреча была весьма ответственной. Горские народы боялись, что русские идут с войной (грабить, попросту говоря), и приготовились к обороне. Генерал не просто заверил их в безопасности, он продемонстрировал дружеские чувства и преподнес ценные подарки (чего стоил только тульский самовар). Горцы постарались остаться не в долгу, отплатили, чем могли, а также предоставили в распоряжение экспедиции пять лучших проводников, пять лучших охотников, исходивших высокогорье взад и вперед. В историю вошли лишь имена двух из них: Киллар Хаширов и Ахия Соттаев. По-видимому, они были сильнейшими. Когда взору генерала предстал Эльбрус от подножья до вершины, его охватил настоящий азарт. Было торжественно объявлено всем участникам экспедиции, что те, кто совершит восхождение на Эльбрус, получит награду. Первый приз Емануэль определил в 100 рублей серебром. По тем временам это были очень большие деньги, особенно для горцев. Было за что посоревноваться.

Забег № 1. Все говорит о том, что в забеге был явный фаворит, звали его Киллар Хаширов. Он был в числе пяти проводников, которых предложили Крымшаухалов. Преобладает мнение, что он был кабардинцем (так было написано в некоторых отчетах), хотя в то время всех проводников без разбора звали черкесами. Более убедительной кажется версия И.Мизиева, о том что Киллар был из карачаевцев. Есть две группы аргументов. Сначала просто обратимся к логике. Проводников дал Крымшаухалов и это было весьма ответственное дело. Мог ли кабардинец (они живут в предгорьях) попасть в число избранных, тем более быть лидером группы проводников среди карачаевцев и балкарцев? И во-вторых, фамилия Хаширов встречается только в Карачае, в Кабарде такой фамилии нет. Да еще есть исторические данные, что позже, путешественникам, которые посещали верховья Кубани, местные жители рассказывали о Килларе, как местном жителе.

И есть все основания говорить, что по какой-то неизвестной, но вполне реальной иерархии (может быть, даже заданной князем), именно Киллар был выбран «черкесами» в качестве восходителя. И не исключено, что он отдал потом деньги князю! В любом случае, считалось, что он был способен дойти, и другие горцы, похоже, сознательно, не стали ему составлять конкуренцию. Кроме них к вершине отправились пятеро ученых. Их руководителем был 30-летний академик Адольф Купфер. А наибольшей спортивностью выделялся 25-летний Эмилий Ленц, незадолго до этого вернувшийся из трехлетнего кругосветного плавания. Впрочем, от господ вряд ли можно было ожидать серьезной конкуренции, не барское это все-таки дело. Другое дело казаки (их вышло 20 человек), кто его знает, на что способны эти русские. За четыреста рублей!

Салют в честь горца.
Киллар с первой минуты вышел вперед. Именно по его следам шла группа к месту ночевки на скальной гряде. 22 июля 1829 года Киллар проснулся раньше всех, среди ночи и затемно вышел на восхождение. Это ли не подтверждение серьезности его намерений! На последних скалах бросил все лишние вещи и налегке отправился к вершине. Погода была удовлетворительной и небольшие набегающие тучки существенно не мешали подъему. На вершине Киллар Хаширов, в качестве доказательства, оставил свою шапку, привалив ее камнями. Спускался горец также в быстром темпе, пришел в лагерь он раньше, чем туда доплелась компания вымотанных до предела «академиков». Второе место в забеге занял казак Лысенков, который до вершины не дошел, выбившись из сил проваливаясь в мягком, оттаявшем на солнце снеге. 3-4 место, за которые награды уже не полагалось заняли Ленц и балкарец Ахия Соттаев из Урусбиево, который оказал вместе с другими горцами большую помощь академикам в их нелегком спуске вниз. Может быть, они просто спасли им жизни. Генерал Емануэль внимательно наблюдал за ходом восхождения в подзорную трубу. Он видел, как один из восходителей, судя по одежде, черкес, шел далеко впереди всех и вскоре исчез из видимости в районе вершины. Через несколько минут, посчитав дело сделанным, генерал отдал команду отметить достижение вершины Эльбруса барабанным боем и салютом из ружей. Когда все участники восхождения спустились в лагерь, был устроен большой торжественный обед, все победители получили обещанные призовые.

Ответ преподобному Джоржу. Большое историческое значение сыграла не очень объемная статья в культовом для альпинистов того времени английском ежегоднике Alpine Journal за 1865-66 годы. В ней главный редактор, священник (reverend) Херфорд Брук Джордж дал краткий обзор всего, что известно было о Кавказе, как альпинистском объекте. Характер статья носила вполне конкретный. Уже в начале, гражданин империи, «над которой не заходит солнце», с благородным негодованием пишет о жестоком подавлении польского восстания, о насильственном переселении черкесов в Турцию, о с трудом сдерживаемом Западом маньякальном стремлении российских императоров к обладанию Босфором и Дарданеллами. Затем, уже иронично и снисходительно, пишет об отсталости восточного гиганта, о всевластии тупых военных и алчных бюрократов. И делает вывод, русские просто не могли в 1829 году подняться на Эльбрус, это нереально. Сам Джордж Эльбруса не видел, но думает, что на пять с половиной тысяч метров взойти без альпинистских навыков и швейцарских проводников просто невозможно. Затем следует предположение, что видеть вершину Емануэль не мог, следовательно, не мог видеть на ней горца. А раз говорит, что видел, значит, врет, сознательно, чтобы отличиться перед царем. А Киллар врет, чтобы получить деньги, а академики, которые тоже не видели Киллара на вершине, подпевают генералу. Что с них взять, если они впервые в жизни увидели живой ледник. Правда, Емануэль не говорил, что видел Киллара на вершине, он лишь исчез из видимости в ее районе. Киллар шел грамотно, точно по графику, был в отличной физической форме. Если он не ходил на вершину, то значит, прятался часа два на скалах, чтобы обмануть «неверных». Но следом за ним шел казак, который мог и отобрать первый приз. Кстати, горцы на практике показали, как надо ходить на Эльбрус англичанам, вскоре после выхода статьи Джорджа, но об этом ниже.
И еще. Ни генерал, ни император, ни ученые не предавали факту восхождения какой-то особой роли. На первом плане стояли научные и политические результаты экспедиции. Что касается академиков, все они были блестящими учеными и все их слова и собранные данные отличались немецкой пунктуальностью и точностью. Генерал Емануэль никак не выглядит тупым служакой, да и российские военные, офицерский корпус того времени, был едва ли не самым образованным и культурным в мире.
Джорджу не удастся избежать своей исторической вины, ведь именно с его подачи большая часть мировых справочников, энциклопедий и т.д. не указывали и не указывают Киллара Хаширова в качестве первовосходителя на Эльбрус. Чаще всего называется имя Дугласа Фрешфильда.

За пределы Альп.
Первое свое восхождение будущий патриарх английского альпинизма Дуглас Фрешфильд (1845-1934 гг.) совершил в возрасте 5 лет, в горах Уэльса. Затем родители стали брать с собой сына в Альпы, куда они выезжали почти каждое лето. Ему было девять лет, когда начался "золотой век" альпинизма, так называют историки этого вида спорта период с 1854 по 1865 годы, когда были совершены восхождения на основные альпийские вершины. Дуглас Фрешфильд, несмотря на молодость, успел внести свой вклад в их освоение. Однако на повестку дня стали новые задачи, требовались новые идеи. После некоторого застоя в Альпах эволюция пошла по направлению усложнения маршрутов, поиска новых путей к вершинам, стали совершаться беспроводниковые и зимние восхождения. Но принципиально новое слово было сказано именно Фрешфильдом, который своим смелым путешествием на Кавказ в 1868 году, открыл новую главу в истории покорения гор: "альпинизм за пределами Альп". Толчком к организации экспедиции послужила упоминаемая выше статья Херфорда Джорджа.

Аргонавты XIX века.
По окончании университета, молодой Дуглас стал готовить экспедицию на Кавказ. Для этого ему пришлось убеждать сначала Альпийский клуб и Географическое общество, а затем через русское посольство и царское правительство. Обеспечив финансовую поддержку и получив разрешение, можно было подумать и о составе экспедиции. Компанию ему составил Адольфус Мур (1841-1887 гг.), к тому времени один из наиболее квалифицированных альпинистов, имевших на своём счету несколько отличных первовосхождений, юрист и дипломат, выполнявший иногда функции разведчика. Вторым спутником стал приятель Дугласа Каминс Таккер (1843-1922 гг.), тоже достаточно опытный восходитель, будущий профессор Оксфорда. Не сомневался Фрешфильд и в четвёртом спутнике: Франсуа Девуассу, гид из Шамони, постоянный его спутник во всех путешествиях, к тому времени ставший просто его искренним и близким другом. Девуассу стал первым альпийским проводником, выехавшим за пределы родных гор, сопровождая "господ альпинистов". Вплоть до 20-х годов нашего века любая экспедиция в отдалённые горные массивы непременно включала в себя альпийских гидов в качестве "ударной силы". Для Запада они, конечно же, были первопроходцами, отважными аргонавтами, пустившимися в неведомую даль, за не вполне ясной целью. Большую помощь, кстати, получили англичане по прибытии в Грузию от российских властей и картографов, им были любезно предоставлены все имевшиеся в распоряжении материалы. Первым успехом стало восхождение на Казбек, затем группа посетила ледники Дигории, прошла через всю Сванетию и через пер.Донгузорун (Накра) перебралась в Приэльбрусье, к подножью основной цели похода - Эльбруса. Здесь их приятно удивила радушная встреча местного князя, «хозяина» ущелья, князя Исмаила Урусбиева. Как ни в каком другом месте на Кавказе к гостям отнеслись с почтенным вниманием и сделали все для удовлетворения их немного странного желания. На восхождение их отправились сопровождать сразу несколько человек, в том числе и пожилой уже, 80-летний Ахия Соттаев, участник экспедиции Емануэля.

Критический момент. В 7 час. 30 минут англичане поднялись к основанию предвершинных скал. Здесь они остановились, укрывшись от ветра, и пытались каким-то образом согреться. Настроение было неважное. Практически они уже приняли решение о спуске. «Но, глядя вниз, мы увидели вдруг, к своему удивлению, двух носильщиков, быстро двигавшихся по нашим следам.
"Я сказал, - пишет в своем отчете Фрешфильд, - если носильщики пойдут, и я с ними".
"Если один пойдет, то и все пойдем", - добавил Мур.
С этого момента холод, хотя и суровый, перестал быть мучительным».
Лидерство на восхождении перешло к горцам Ахие Соттаеву и Дячи Джаппуеву. Они шли наравне с сильной альпийской командой, чаще всего, прокладывая путь. Наконец крутая часть закончилась. Далее - «хребет был удобен, и по указанию носильщиков мы шли к нему гуськом, заложив руки в карманы и с ледорубами под мышками, пока не достигли высшей точки в виде голой скалы, окруженной снегом.... Это и была вершина Эльбруса…..Здесь мы остановились, чтобы рассмотреть насколько возможно дальше все подробности обширной панорамы, открывшейся нашим глазам. Оба туземца указывали нам разные долины, в то время как мы старались рассмотреть горы...»
Итак, первое восхождение на Эльбрус альпинистской группы состоялось 31 июля 1868 года, во многом благодаря усилиям местных проводников.

Дуглас – ты не прав ! Путешествие это принесло Фрешфильду (ему было только 23 года) известность. Можно сказать, даже славу первовосходителя на высшую вершину Кавказа. В своих отчетных статьях он с удивительной легкостью продолжил линию графа Джорджа, повторив его аргументы и отказав экспедиции 1829 года в праве на первовосхождение. Кстати, до последних своих дней Фрешфильд выражал открытое сомнение в том, что западная вершина Эльбруса выше восточной (отстаивая свое первенство в восхождении на высшую точку).

Насколько способствовал эти мелкие подлоги дальнейшей карьере Фрешфильда ? Трудно сказать. Постепенно он становиться одной из ведущих фигур в Альпийском клубе, много пишет, особенно для "Alpine Journal", потом редактирует его. Имеет вес он солидный вес и в науке, становиться инициатором и организатором преподавания географии в Кэмбридже и Оксфорде. Позже становится ответственным секретарем Королевского Географического Общества, т.е. фактически его возглавляет. Фрешфильд считался лучшим знатоком различных горных районов мира, он провел экспедиции в Африку к Рувензори, в Гималаи к Канченджанге, пробивает экспедиции на Эверест. Кавказ он посещает еще дважды, передавая эстафету следующим поколениям восходителей. В самом конце жизни Фрешфильд прислал телеграмму советским альпинистам, в которой в самой дружеской форме выразил радость по поводу быстрого развития горного спорта на Кавказе.

Достижение высшей точки.
Между тем измерения вершин Кавказа русскими картографами показали, что Западная вершина выше Восточной. Более поздние измерения установили окончательную высоту: 5642 против 5621 метра. И в 1874 году вторая альпинистская группа посетила Кавказ. Это были опытные английские альпинисты Кроуфорд Гроув, Гораций Уолкер, Фредерик Гардинер и руководитель, Адольфус Мур, спутник Фрешфильда по 1868 году. Главным их достижением стало первое восхождение на Западный Эльбрус. На восхождении их сопровождал швейцарский (из Церматта) гид Петер Кнубель, точнее это англичане шли по его следам.
Мур в штурмовом выходе не участвовал. Накануне он замерз и решил остаться внизу, ожидая русских офицеров Бернова и Квитку, также собиравшихся на вершину. С ними к выходу готовились и герои 1868 года, местные проводники Соттаев и Джаппуев. По спуску первой группы, к их компании был присоединен и довольно сильно уставший Кнубель. Однако их выход, к сожалению, завершился поражением. Было слишком ветрено и холодно, первыми повернули офицеры, привыкшие больше к седлу, чем к пешим походам. Остальные дошли где-то до 5 тысяч.

Золотой век Эльбруса. Он только начинается.
В царское время центр альпинизма на Кавказе находился в районе Казбека, где с построенной Русским Горным Обществом хижины восхождение совершили пару десятков восходителей. В советское время альпинизм как спорт достиг небывалых высот. Приэльбрусье превратилось в столицу альпинизма и горного туризма страны. Было и немало проектов превращения этого уникального региона в горный курорт мирового уровня. Молодые талантливые архитекторы рисовали элегантные коттеджи, башни гостиниц, прорисовывали линии канатных дорог, туннели, ведущие к черноморскому побережью. Но денег на эти прожекты не было. Едва хватало на подводные лодки. А после перестройки не хватало ни на лодки, ни на что, кроме Мерседесов. Да и политическое положение, обусловленное близостью Чечни и соседством с непонятно как живущей Грузией, не внушало оптимизма. Но жизнь идет, люди работают, привыкают к новой ситуации. Главное – чтобы был мир. И вот уже в районе начался настоящий аншлаг, туристы и альпинисты вернулись в район. Строятся новые гостиницы, открываются рестораны, магазины, проводятся соревнования и тренировочные сборы. Прежние разговоры об инвестициях, стали казаться серьезными и обоснованными. Сотни иностранных альпинистов совершили в этом году восхождение на вершину Эльбруса. Среди них знаменитости: словенец Давор Карничар, первый человек спустившийся с Эвереста на лыжах, слепой американский альпинист Эрик Уэйхенмейер (спустился с Эльбруса на лыжах), кореец Парк Йонг Сеук – первый азиатский альпинист, покоривший все 14 восьмитысячников планеты. И все они согласны с нами – у Эльбруса большое будущее.

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
chat
 Ваше имя: 
 Email или телефон: 
 Ваш вопрос: