Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

В.А. Дарьян. Хачатур Абовян на Арарате. Статья

           
1
 
Арарат (по-турецки - Агры дагы) вулканический массив, расположенный на правом берегу реки Аракс в 16 километрах от границы с Ираном и в 32 километрах от границы с Арменией. Будучи отдельно стоящей ... читать больше »
   

04/08/2010 08:17

В.А. ДАРЬЯН. ХАЧАТУР АБОВЯН НА АРАРАТЕ

Статья из сборника «Побежденные вершины»

В 1829 г. в Араратскую долину прибыла группа дерптского профессора Фридриха Паррота, ставившая себе целью — восхождение на вершину. 12 сентября путники начали подъем, остановившись на ночлег неподалеку от снеговой линии. С рассветом восхождение возобновилось. Ученые и сопровождавший их охотник селения Ахури Исаак (фамилия его в описаниях не сохранилась) вышли на восточную сторону Арарата, достигнув вскоре склона, ведущего к самой вершине. Скалистые гребни, нагромождения льда, глубокие трещины затрудняли поиски пути для неопытных в альпинистских переходах путников. Вскоре они достигли снежного склона, который насколько видел глаз, тянулся вплоть до вершины. Не имея никаких приспособлений для подъема по фирну и снегу, восходители взяли направление к скальному гребню, по которому они рассчитывали подняться на вершину.

 

Хачатур Абовян родился в селении Канакер близ города Еревана в 1809 году. Получив первоначальное образование в Эчмиадзине1, он учился затем в Нерсисянской семинарии в Тифлисе.

Война между Россией и Персией (1826 г.) прервала его учебу. Вместе со всеми армянами молодой Абовян от души желал победы русскому оружию над шахской Персией, которая, как и султанская Турция, обрекала армянский народ на вырождение и гибель. Русские войска победили, и большая часть Армении была присоединена к России.

При содействии приезжавших в Армению для изучения Арарата ученых Абовян получил возможность поступить в Дерптский (ныне Тартуский) университет. Перед юношей, в совершенстве изучившем к этому времени французский и немецкий языки, получившем широкое образование, открылись новые горизонты. Он приобщается к передовым идеям своего времени. Свободолюбивый и одаренный Абовян возвращается в Ереван, чтобы отдать свой талант и знания великому делу просвещения родного народа.

В Ереване молодого демократа преследуют представители феодально-клерикальных кругов. Тогда он поступает смотрителем уездного училища в Тифлисе, в открытом им частном пансионе проводит новые, передовые методы обучения и воспитания детей. Вместо библии и других церковных книг, он знакомит молодое поколение с классиками научной и художественной литературы, обучает по им же составленным учебникам на армянском языке, таковы его учебная книга по географии, «Теоретическая и практическая грамматика на русском языке», учебное пособие по литературе «Предтропье» и др.

С 1843 г. его переводят в Ереван, где он снова выступает как неутомимый борец за пробуждение национального самосознания армянского народа, за развитие его культуры.

Хачатур Абовян, как это констатирует в цитированной выше статье С.К. Карапетян, «наносит первый серьезный удар по феодально-клерикальной идеологии. Хотя он и не поднялся до революционного демократизма, до материализма и атеизма, но то, что он успел сделать, незыблемо легло в основу дальнейшего развития передового демократического направления в армянской культуре». Однажды на рассвете он вышел из дома и больше не вернулся в него. До сего дня причины его исчезновения остались загадкой. Борец за свободу армянского народа, без сомнения, пал жертвой николаевской реакции, которая свела в могилу современных ему великих сынов русского народа — А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.С. Грибоедова.

 

* * *

Ереван и Арарат

Для альпинистов имя великого просветителя особенно дорого тем, что оно связано с первым восхождением на одну из высочайших вершин Кавказа — Арарат (5156 м), с изучением и освоением в течение ряда лет массива этого потухшего вулкана.

Государственный герб Армянской союзной республики украшают белоснежные главы Арарата, Массиса, как с незапамятных времен зовут эту вершину армяне, видевшие в ней символ единства своего народа. С освобождением в 1827 г. значительной части Армении, присоединенной к России, открылись возможности для изучения и покорения потухшего вулкана.

Вулканическая система Арарата, имеющая в окружности более 100 км, состоит из двух конусов: северо-западного и юго-восточного, разделенных обширной седловиной, длиной в 11 км. Северо-западный конус носит название Большого Арарата, юго-восточный — Малого Арарата. Несмотря на большую площадь снеговых полей, с Арарата не берет начало ни один сколько-нибудь значительный горный поток, даже ручьи и те редки на его склонах. Рыхлые вулканические породы поглощают все воды, образующиеся при таянии снегов. Безводность привела и к скудной растительности на склонах вулкана.

 

Паррот и Абовян в открыточном оформлении

В 1829 г. в Араратскую долину прибыла группа дерптского профессора Фридриха Паррота, ставившая себе целью — восхождение на вершину. 12 сентября путники начали подъем, остановившись на ночлег неподалеку от снеговой линии. С рассветом восхождение возобновилось. Ученые и сопровождавший их охотник селения Ахури Исаак (фамилия его в описаниях не сохранилась) вышли на восточную сторону Арарата, достигнув вскоре склона, ведущего к самой вершине. Скалистые гребни, нагромождения льда, глубокие трещины затрудняли поиски пути для неопытных в альпинистских переходах путников. Вскоре они достигли снежного склона, который насколько видел глаз, тянулся вплоть до вершины. Не имея никаких приспособлений для подъема по фирну и снегу, восходители взяли направление к скальному гребню, по которому они рассчитывали подняться на вершину.

Паррот и его спутники, выбивая своими пастушьими посохами ступени в свежем снегу, достигли гребня. Теперь они шли вдоль скалистой гряды по наметенному ветром снегу. К трем часам дня они достигли высшей точки гребня. Но вершина была еще далека, а путники обессилели от долгого пребывания на высоте. Ночлег на вершине Арарата для них, не имевших ни палаток, ни спальных мешков, грозил серьезными опасностями. К тому же продукты были на исходе. Пришлось отступить.

Отдохнув в Эчмиадзине, профессор решил предпринять новую попытку восхождения: ведь отсутствие надежных выносливых спутников было одной из причин неудачи первой его попытки. Парроту рекомендовали молодого Абовяна, который сразу же произвел на него самое благоприятное впечатление. Профессор увидел пытливого, тянущегося к знаниям человеке, который упорно изучал свою родную страну, ее историю и природу. Он свободно владел русским, персидским и татарским языками. Кроме Абовяна и двух дерптских студентов, на восхождение направились крестьяне села Ахури Ованес Айвазьян, Мурад Погосян, сельский староста Степан-ага, солдаты 41 егерского полка Алексей Здоровенко и Матвей Чалпанов. По совету Абовяна и Степана-ага было решено подняться по более пологому, западному склону.

По левому берегу долины экспедиция подошла к подножью снежного великана. Преодолев первую скальную гряду, участники достигли после пятичасового пути травянистого плато Кип-гель. Здесь они остановились на отдых, после чего продолжали восхождение.

От этой «почти горизонтальной равнины», как называют плато старые путеводители, начинался крутой подъем. Все же ишаки и конь Степана-ага несли грузы экспедиции вплоть до группы скал на высоте около 4 тыс. м, где участники расположились на ночлег.

Утром началось утомительное продвижение по снеговым и фирновым склонам. Вскоре темп подъема снизился до 100-150 метров в час. До вершины по расчетам Паррота и Абовяна оставалось еще не менее трех часов пути, когда начался сильный ветер, предвещавший близкую метель. Паррот решил прекратить восхождение. Установив крест на высшей, достигнутой точке, группа начала спуск.

Паррот был крайне удручен: дважды пытался он достичь вершины Казбека, дважды штурмовал Арарат, но тщетно, каждый раз он вынужден был отступить. Но Абовян не терял надежды. Он справедливо утверждал (это мнение подтверждено теперь всей практикой альпинизма), что успех восхождения в значительной мере зависит от того, насколько высоко будет поднят ночной бивуак: надо за один день достичь вершины, чтобы засветло вернуться в лагерь.

Было решено запастись топориками для вырубания ступеней, взять теплую, но не затрудняющую движений одежду.

26 сентября началось новое, третье по счету, восхождение. Переночевав в скалах, расположенных значительно выше, чем при восхождении 18 сентября, группа в предрассветный час начала подъем. Сказывалась осень, и свежий снег, по которому шли восходители девять дней назад, превратился в плотный фирн. Уже к 10 часам утра был достигнут снежный выступ, от которого они начали спуск при прошлой попытке. Абовян радостно отметил, что экспедиция уже выгадывала более двух часов по сравнению с прошлым восхождением.

Под камнями, по которым ступали люди, журчали невидимые ручьи. Громоздились огромные скалы, сверкал язык ледника, сползающего с вершины. Временами от пригретого солнцем ледника отрывались глыбы льда.

Каменные утесы сменились крутыми ледяными склонами, подымавшимися к вершине. Пришлось рубить ступени. Путники заметно устали, все чаще останавливались на отдых. Хачатур прокладывал путь, двигаясь первым по ледяным полям, отполированным ветром. Он умело находил трещины, прикрытые тонким слоем снега, отыскивал наиболее безопасный путь. Большинство участников страдало от горной болезни. Отраженные снегом и льдом лучи высоко поднявшегося солнца слепили глаза.

Но вершина приближалась. Она была совсем рядом. Измученные люди приободрились, ускорили шаг, но их радость оказалась преждевременной. Далеко за крутым выступом, который они приняли за вершину, сверкал серебристый купол Арарата.

Медленно, шаг за шагом, продолжали они подъем. Но вот Абовян, ушедший далеко вперед, остановился, к нему подошли и остальные участники. Вершина!

Усталые, но счастливые люди радостно обнимали друг друга. Впервые на вершине Арарата, на пятикилометровой высоте зазвучали человеческие голоса. 27 сентября 1829 года Арарат был покорен!

Необозримая панорама открылась перед людьми. За седловиной виднелся остроконечный пик Малого Арарата. На огромном пространстве раскинулась Араратская долина. У подножья горы искрились, зажатые в ущелье, бурные воды Аракса. Далеко на севере виднелись вершины Большого Кавказа. На юге теснились покрытые лесом горы, у подошвы Арарата желтели болота.

Оглянувшись, Паррот не нашел молодого друга, он тревожно окликнул его. Абовян осторожно пробирался по краю ледяного холма к северному выступу вершины. Здесь, на возвышенности, хорошо видной из села Ахури, был установлен знак, подтверждающий восхождение: черный деревянный крест, внесенный на вершину Абовяном. Вернувшись к спутникам, Хачатур отколол несколько кусков льда вулканической породы и бережно завернул их в ткань.

Но теперь, когда, казалось бы, все трудности остались позади, Абовяну и Парроту пришлось вступить в борьбу с теми реакционерами от науки, которые начали травлю участников восхождения. Царский чиновник, некий Шопен, управлявший тогда доходами и казенными имуществами Армянской области, выступил с грязной клеветой, беря под сомнение самую возможность восхождения греховного человека на священную гору, где по библейским преданиям пристал ковчег. (Кстати сказать, сам Шопен дважды потерпел полную неудачу в попытке восхождения). Со времен Ноя, утверждал клеветник, никто еще не был на вершине Арарата.

Вызванный «для допроса под присягой» Абовян своим правдивым рассказом, убедительными деталями подъема засвидетельствовал факт восхождения. Но завеса клеветы была окончательно развеяна лишь после восхождений Абиха, Ходзько и других путешественников, чьи наблюдения подтвердили правдивость описаний вершины, сделанных первыми восходителями.

Лето 1840 г. было ознаменовано опустошительным землетрясением, превратившим в пустыню населенную долину с селением Ахури, насчитывавшим более 1500 жителей. Хлынувший в долину огромный силевый поток смыл селение, монастырь, покрыл слоем грязи сады и пашни. Прибывший сюда академик Абих увидел каменистую пустыню, по которой прокладывал свое русло ледниковый ручей. Вместе с Абихом и другими путешественниками Хачатур Абовян совершал новые свои восхождения на Арарат.

* * *

Абовян, Хачатур Аветикович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

 Дата рождения: 15 октября 1809

Место рождения: Канакер, Армения

Дата смерти: 14 апреля, 1848 (пропал без вести)

 Хачату́р Авети́кович Абовя́н (р. 15 октября 1809, Канакер — пропал без вести 14 апреля 1848?) — великий армянский писатель, основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка, педагог, этнограф.

Биография

Родился в селе Канакер в эпоху господства Персии, принадлежал старинному и знатному роду Абовенц.

1818—1822 — обучение в Эчмиадзине

1824—1826 — учёба в армянской школе Нерсисян в Тифлисе. Его учителями были замечательные армянские педагоги своего времени — Погос Карадагци и поэт Арутюн Аламдарян

1827—1828 — преподаёт в Санаинском монастыре

С мая 1828 работает в Эчмиадзине переводчиком и секретарём армянского католикоса

27 сентября 1829 с экспедицией во главе с профессором Дерптского университета Ф. Парротом поднимается на вершину Арарата

1830—1836 — обучение в Дерптском университете

1836 — возвращение на родину, отказ от духовного звания

1837 — июнь 1843 — смотритель местного уездного училища в Тифлисе, одновременно открывает частную школу с целью подготовки учителей для народных школ

C августа 1843 — смотритель местного уездного училища в Ереване.

 

Весной 1848 готовился к отъезду в Тифлис, чтобы принять должность директора школы Нерсисян, но пропадает без вести.

Открыл первое в Армении училище, основанное на европейских педагогических принципах, носившее совершенно светский характер (что в значительной мере восстановило против Абовяна церковных деятелей). Впервые преподавал и составлял учебники на разговорном языке (ашхарабар).

Автор нескольких романов, пьес, повестей, рассказов, стихов, басен, педагогических сочинений, произведений для детей.

Первым в Армении начал заниматься научной этнографией, изучал быт и обычаи крестьян родного селения Канакер, жителей Еревана, а также собирал и изучал армянский, азербайджанский и курдский фольклор.

Роман «Раны Армении»

Главное его произведение — исторический роман «Раны Армении» (1841, издан 1858), — первый армянский светский роман на разговорном языке. Посвящен освободительной борьбе армянского народа в период русско-иранской войны 1826—1828 и написан на живом народном армянском языке. Само название говорит о его патриотическом и политическом характере.

Абовян рисует тяжёлое положение армян при персидском владычестве.

Герой романа Агаси открывает галерею образов того «идеального гражданина и патриота», той положительной личности, воспроизведением которой были заняты и многие другие писатели; Агаси — предшественник будущих патриотов-народолюбцев второй половины XIX века.

Это произведение Абовяна завоевало право гражданства в литературе новому армянскому языку (до этого пользовались древнеармянским, так называемым «грабаром») и стало началом восточной новоармянской литературы.

Роман «Раны Армении» интересен также своей политической тенденцией и содержащимся в нём материалом по фольклору Армении (Абовян — противник Персии, ориентирующийся на Россию).

Абовян был также хорошим знатоком курдского языка, фольклора и быта; некоторые из его работ в этой области появились в печати на русском языке (в тифлисской газете «Кавказ», 1848).

 

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
chat
 Ваше имя: 
 Email или телефон: 
 Ваш вопрос: