Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Большой отчет Наталии и Игоря Смирновых о восхождении на Килиманджаро

           
1
 
Национальные парки Танзании - одно из лучших мест для исполнения детской мечты увидеть диких животных в природной среде. Хорошо организованная схема работы наших африканских партнеров позволяет нам ... читать больше »
   

08/03/2014 16:25

Как и было запланировано по программе 14 декабря мы, Наталия и Игорь Смирновы, взошли на Килиманджаро, на самый высокую ее точку - пик Ухуру 5897 м. При этом восхождение на Кили было у нас акклиматизацией перед сложным техническим маршрутом на Маунт Кению. Почему мы пошли сначала на Килиманджаро почти на 5900, а не на Маунт Кению, высота которой только 5200 м, можно почитать в нашем отчете о кенийской части экспедиции. А теперь только про Килиманджаро…

 

 

14 декабря. Раннее утро. Мы на высочайшей точке Килиманджаро пике Ухуру.

Кстати, именно в этот день, только 102 года назад, Амундсен достиг Южного полюса.

Мы, конечно, не на полюсе, но на вершине тоже весьма прохладно.

Не буду утомлять общественность подробным описанием маршрута Мачаме. Это уже делали до меня и гораздо более одаренные в области художественного слова люди. Даже писатели и поэты. Поэтому ограничусь кратким рассказом и фотоотчетом с комментариями.

Во вступлении скажу, что восхождение получилось необычным и запоминающимся, прежде всего экстремальными погодными условиями. И встречей с вершиной – совсем не ожидали увидеть там так много снега. Все наши друзья и знакомые, просматривая фотографии с Кили, с недоверием говорят: «Это, что самая высокая вершина АФРИКИ?! Братцы, вы нас разыгрываете. Сами залезли куда-нибудь на небольшую вершинку в Альпах и теперь заливаете! Ну не может быть в АФРИКЕ так много снега!» Я раньше тоже так думала, но жизнь внесла коррективы в мои представления об африканском климате.

 

Килиманджаро, видимо, слегка обиделась, за то, что ее, самую высокую вершину Африки, назвали не главной целью нашего путешествия. Килиманджаро сделала все, чтобы мы ее надолго запомнили.

 

 

Такой мы увидели вершину на пятый день нашего путешествия. Лагерь Карранга 4000 м. До этого мы брели как ежики в тумане и не видели ничего похожего на вершину из-за снега и дождя.

Танзания или краткий краеведческий экскурс



Еще каких-то полгода назад при слове «Килиманджаро» у меня, как и у многих моих сограждан, в голове возникала следующая картина. Посреди бескрайних саванн с бродящими по ним стадами диких животных возвышается самая высокая в мире отдельно стоящая гора. Ее вершина покрыта белой шапкой и великолепно смотрится на фоне ослепительно голубого неба. Мои всезнающие дети заставили меня сомневаться в воображенной картине. Старшая дочь язвительно сказала, что снежная шапка на Кили сильно подтаяла в последние годы из-за парникового эффекта (информация почерпнута на уроках географии в средней школе). Средний сын заметил, что саванна там, конечно есть, но, по его данным (окружающий мир, начальная школа) саму гору окружают непроходимые джунгли. И продираться через них нужно исключительно, прорубая себе дорогу с помощью огромных ножей. И отбиваясь от крокодилов.

Я засомневалась. Мачете или иное колюще-режущее оружие в списке, выданном мне клубом 7 вершин, я не обнаружила. Хотя, подумала я, наверное, оно будет у местного гида. Из школьного курса я помнила, что джунглей вроде бы около Килиманджаро не было. Однако со времен окончания мною школы прошло лет 20, не исключено, что джунгли могли там вырасти. Но почитав в сети отзывы о различных восхождениях на Кили, я успокоилась – непроходимых джунглей там нет. Равно как и крокодилов. В отличие от другой горы, находящейся неподалеку – Меру пик. Наш танзанийский гид сказал нам позже, что при восхождении на Меру в группе обязательно присутствует местный рейнджер с ружьем.

Для начала я выяснила, что Килиманджаро находится в африканской стране Танзания. А кроме самой высокой в Африке вершина Танзания может похвастаться еще и островом Занзибар (отличный пляжный отдых), национальными парками Серенгети и Нгоронгоро, крупнейшими в Африке озерами Виктория, Танганьика и Ньяса и еще кучей всяких природных достопримечательностей. В Танзании более 100 различных народностей, а говорят преимущественно на суахили и английском. Вероисповедание у народа на две трети христианское, на одну треть – ислам. Получилось это от того, что давным-давно на побережье Танзании обосновались выходцы из Ирана, Аравии и Индии. Не зря административная столица Танзании называется как-то не по-африкански – Дар-эс-Салам, а через Турцию или Дубаи летят каждый день прямые рейсы. И в городе Моши, который мы посетили, имеется очень даже большая и красивая мечеть.

Смутило то, что для посещения страны желательно принимать антималярийные препараты и обязательно – иметь сертификат с прививкой от желтой лихорадки. Пришлось принять медицинские меры.

В аэропорту города Килиманджаро бдительный сотрудник санитарной службы плотно закрывал своим телом вход в аэропорт. Он никого не пускал, предварительно не изучив сертификат о прививках. Мне он напомнил стражников из кинофильма «Королевство Кривых Зеркал», которые говорили главным героиням Оле и Яло историческую фразу: «Кл-ю-ю-ч!» Здесь этот товарищ требовательно повторял слово «сертификаты». У нас они, к счастью, были.

По пути из аэропорта до города Моши, откуда начинается большинство маршрутов восхождения на Кили, мы лицезрели и вправду бескрайние африканские саванны. Правда, самой горы видно не было из-за сильной облачности. Вместо диких животных можно было увидеть стада танзанийских коров. Коровы были очень и очень стройные, если не сказать тощие и паслись, как правило, в присутствии мальчиков-пастухов в национальных накидках и повязках. Понятно, почему по статистике лишь 50% детей в Танзании до 14 лет ходят в школу. Остальные, наверное, работают.

 

 

Город Моши – это сравнительно большой для Танзании города с населением около 150 000 человек (вместе с округом). В центре все дороги там асфальтированы. Довольно чисто. Все местные магазины напоминают наше сельпо, правда, с более богатым ассортиментом. Мы разместились в отеле «Амег Лодж», который нам очень понравился. Отель находится не в центре, а на одной из тихих улиц в частном секторе. За оградой нежно кудахтали куры, машины проезжали с частотой 1 в час. Это идеальное место хорошо отдохнуть до и после восхождения. В отеле даже был открытый бассейн и тренажерный зал. Интересно, что до поездки я читала отзывы об отеле «Амег Лодж», я обнаружила, что какой-то европеец сильно остался недовольным отелем. Из-за того, что тот как раз расположен уединенно и был «далеко от центра города, от баров и казино»! По-моему, уединенность отеля – это его достоинство. Посещение же казино, баров и дискотек в африканской глубинке накануне восхождения – это экстрим почище самого Килиманджаро.

 

 

 

У входных ворот в отель «Амег Лодж». Изучаем окрестности. Имеем возможности любоваться африканскими пальмами. Потом они как-то куда-то исчезли, уступив место тундровым пейзажам.

 

На границе тучи ходят хмуро… Килиманджаро плотно закрыта облаками. Мы еще не догадываемся, что там на вершине. А надо было бы. Может быть, успели сбегать в местный танзанийский молл за резиновыми сапогами и перчатками.

 

День первый

Мы начали свое восхождение 9 декабря, а это в Танзании большой праздник – День независимости. С утра за нами заезжает микроавтобус и мы знакомимся с группой поддержки. С нашим основным гидом мы познакомились еще вчера. Он бдительно осмотрел все наши вещи и был весьма удивлен, что присутствует ВСЕ, что было перечислено в списке. И даже больше. «У вас, русских, всегда так?» - спрашивает Роберт. Мы дружно киваем, умалчивая о том, что у нас еще есть один баул с самыми необходимыми вещами, тактично спрятанный под кровать. По-моему, гид надеялся, что у нас чего-то не хватает и желал проводить нас куда-нибудь за покупками. Но такого удовольствия мы ему не доставили.

 

 

На следующее утро выезжаем в сторону входа в национальный парк Килиманджаро. Обычный танзанийский пейзаж у дороги – это невысокие домики, в которых обязательно что-то продается, саванна с пасущимися парнокопытными или же пальмовые заросли. Танзанийцев практически не увидишь в темной одежде. Яркие краски, цветы и нарядные узоры присутствуют у всех с мала до велика.

 

 

Запечатлеваем исторический момент - фото у входа в национальный парк Килиманджаро. Там все очень культурно, есть туалеты и даже специальное патио, где можно подождать пока портеры распределят груз, и оформятся документы. Игорь спрашивает, будем ли мы использовать спрей от комаров и отмахивается от какого-то насекомого. Я уверенно отвечаю, что здесь уже высоко и прохладно, а при 20 градусах и ниже малярийные составляющие у комаров пропадают. «Пропадают?»- подозрительно спрашивает муж, замечая на своей футболке очередного комара. «А почему же этот комар тогда зеленого цвета?» «Наверное, это древесный комар»- не моргнув глазом, отвечаю я.

 

 

У входа в национальный парк стою в очереди на регистрацию в компании спортивного вида французов. Регистрация обязательна и при входе и на всех стоянках. А то мало ли. Французов, несмотря на их решительно-альпинистский вид, мы, кстати, впоследствии обогнали. Я слышала, что советские альпинисты раньше совершали высотные восхождения в чем-то, напоминающем валенки. А скалолазы наши, за неимением скальных туфель, лазили в среднеазиатских узконосых резиновых галошах. И занимали на соревнованиях, заметим, не последние места. Мы, конечно, были не в галошах и не в валенках, но честь страны поддержали. Сын-первоклассник мне потом сказал: «Что же ты, мама, не размахивала российским флажком? Ну, хотя бы самым малюсеньким?» Я клятвенно пообещала в следующий раз куда-нибудь флажок привязать, например, к шапке и не снимать его всю дорогу.

 

 

Заношу подробные сведения о нас в специальный журнал. Гиды заполняют свои документы. Кого попало на Килиманджаро не пускают.

 

 

 

Сборы оборудования и багажа. Чьи-то портеры уже отправились в дорогу. Перед тем, как пойти до первой стоянки, каждый портер должен взвесить свой груз. На человека разрешено не более 20 кг. Справа в домике с зеленой крышей – специальные весы. В них распоряжается решительного вида чернокожая дама, похожая на советскую продавщицу в продуктовом магазине. Мы тщательно пересчитываем членов своей команды поддержки – чтобы знать, кому и за что мы будем платить чаевые.

 

 

Перед восхождением, уважаемые гости, потрудитесь изучить правила поведения в национальном парке. Все это написано на специальных щитах мелкими буквами. Желающие могут законспектировать информацию. В инструкции по правилам поведения в национальном парке Килиманджаро преобладают такие слова и выражения: «нельзя», «запрещается», «не рекомендуется», «не разрешается» или просто всевозможные выражения с частицей «не». В конце добавляется «пожалуйста».

 

 

 

 

На маршруте нас сопровождала дружная команда поддержки в составе двух гидов – Исайи и Роберта, повара, официанта и восьми портеров. Первые несколько километров от ворот Мачаме тропа была отличной, просто как автомобильная дорога. Дождь еще не начался. Идем, беседуем с гидами про танзанийское житье-бытье, благо языковые барьеры у нас отсутствуют. Природа пока еще тропическая, свежо и зелено.

 

 

На фото двое из команды наших портеров. Портеры в Танзании носят поклажу, как правило, на голове. А вот в Кении – наоборот, за плечами.

 

В Танзании сезон дождей к декабрю уже закончился, но, видимо, для нас его решили немного продлить. Не успели мы отойти от входных ворот в национальный парк, начался сильный ливень. Дождь, туман, а потом и снег были нашими постоянными спутниками на всем протяжении восхождения. Мы вспомнили и монолог Хазанова про деревню Гадюкино и про Ноев ковчег и сорок дней дождя.

Первые полчаса подъема от ворот Мачаме наш главный гид Роберт старательно нам объяснял главный принцип восхождения на Килиманджаро - "поле-поле", что значит, как известно, "тихо-тихо". Но когда полил дождь, нам стало не до "поле-поле".

До первого лагеря Мачаме на высоте 3000 м мы вместо объявленных в программе 5-7 часов донеслись меньше, чем за 4 часа - с учетом фото, ланча и переодеваний.

 

 

А вот это уже он, дождь. На тропе небольшие водопадики и здоровые лужи. Идем по щиколотку в воде. Дождь очень сильный, но пока еще теплый, тропический. Снимаем водонепроницаемым фотоаппаратом.

Во все следующие дни восхождения все переходы от лагеря к лагерю получались у нас короче на час-два, чем по программе. Наш гид неустанно восхищался и твердил нам, какие мы "strong, sportive and fast". А мы дружно кивали, выжимая насквозь мокрые перчатки и носки и выливая воду из ботинок. В голову постоянно приходили мысли об утепленных резиновых сапогах и гидрокостюмах для рафтинга, имеющихся в Москве. На такой высоте дождь был уже отнюдь не тропический, а весьма холодный. От тотального намокания нас частично спасали гортексовые штормовки, брюки и дождевики. Вещи в баулах, которые несли портеры, мы чисто случайно еще и в пакеты непромокаемые упаковали. Несмотря на то, что эти самые баулы были и сами упакованы лично нами в непромокаемые чехлы от компании БАСК, внутри они были всегда влажные, наверное, от сырости.

Верхом блаженства было залезть в теплый спальный мешок в установленной портерами палатке и согреваться горячим чаем. Портеры, кстати, всегда приходили на стоянку раньше нас, несмотря на 20 кг поклажи на каждого. Вот что значит тренировка.

Фото из первого лагеря Мачаме (3000 м)

 

 

На подходах к первому лагерю Мачаме (3000 м) прояснилось. Часа на полтора. Это позволило нам пофотографировать и посушить вещи.

 

Вот в такой палатке мы и жили на протяжении недели восхождения

 

В лагере идет установка палаток.

 

Самое помпезное здание в лагере – это туалет. Только для клиентов, как предупредительно сказал гид. Для портеров были предназначены сараюшки в другом конце лагеря.

Наш повар готовит нам ужин

 

А я просто в палатке отдыхаю

Утром завтрак из каши, омлета и сосисок. Чай, кофе, шоколад.

Дожди шли постоянно, изредка прекращаясь на полчасика. Часто дождь сменялся туманом. И мы вместе с другими восходителями бродили в нем, как ежик в одноименном мультфильме. Мы постоянно куда-то поднимались, но горы Килиманджаро видно не было. Каждый день мы спрашивали гидов, где же вершина. В зависимости от лагеря, в котором мы стояли, они показывали то направо, то налево и уверенно говорили - вершина там. Все наши попытки разглядеть что-либо за пеленой дождя и тумана успеха не имели.

 

День второй

Фото на подходах ко второму лагерю Шира и в самом лагере (3800 м)

Время от времени нам стало казаться, что мы ходим по кругу, по мокрым скалам и покрытыми грязью тропами. Милые в сухое время водопадики и маленькие озерки превратились в бурные потоки и огромные лужи. Некоторые места нам приходилось переходить вброд, упираясь палками на камни или хватаясь за них, чтобы не унесло.

 

 

 

 

 

 

 

Местная фауна в лице белошеих воронов была непугливой и очень настойчивой, когда дело касалось кормешки. Вороны (ударение на первом слоге, назвать эту здоровую птицу ворОной язык не поворачивался) бродили около палаток как у себя дома, особый интерес проявляли к палаткам-кухням.

 

 

 

Акклиматизация и прочие горные болезни



По совету гида и в его сопровождении из лагеря Шира мы предприняли акклиматизационный выход по окрестностям. Посетили местную достопримечательность – пещеру Шира. По словам гида, раньше там квартировали портеры, чтобы лишние палатки с собой не тащить. В лагере Шира есть посадочная площадка для вертолетов. Тех, кто, просветлел рассудком и решил срочно эвакуироваться с восхождения по состоянию здоровья, вывезут отсюда вертолетом. Наш гид спросил нас, принимаем ли мы диамокс. Сначала мы вообще не могли понять, что он спрашивает, потому что ни о каком диамоксе и слыхом не слыхивали. Он сказал, что многие иностранцы при восхождении принимают различные препараты для облегчения акклиматизации. Ну а мы для этого самого облегчения решили по окрестностям побегать. Вместо диамокса.

 

 

 

Неподалеку от Шира есть площадочка, где все желающие складывают турики. Некоторые из них выше человеческого роста. Мы также поучаствовали в этом процессе, одновременно укрепив дружбу между народами. Дело в том, что мы встретили там своих старых «знакомых» - французов, которые стартовали с нами вместе. Правда, из их большой тусовки на акклиматизационный выход отважились всего два человека. Остальные, видимо, акклиматизировались в палатках, принимая тот самый диамокс. Мы собрали воедино весь свой лингвистический запас и побеседовали с ними на ломаном французском. Они были приятно удивлены и спросили, как там у нас Путин. Нормально, говорю, Путин, работает на благо страны.

Пусть мое счастливое лицо на фото и наш относительно быстрый для новичков темп передвижения не вводит читателей в заблуждение. Набор высоты каждый день нашего путешествия был приличный, соответственно некие проявления горной болезни присутствовали. Лично у меня, по крайней мере. Это проявлялось в пониженном аппетите. Один раз при переходе через Лавовую башню сильно заболела голова, но чудесным образом прошла при сбросе высоты. А вот мой супруг ни в коей мере не жаловался на пониженный аппетит. Он еще и при каждом приеме пищи проводил дезинфекцию своего организма рекомендованными медиками средствами.

Не все так радужно обстояло с акклиматизацией у некоторых наших коллег по восхождению. Лично наблюдала, как было плохо некоторым здоровым с виду мужчинам спортивной комплекции. От чего зависит характер и темп акклиматизации – для меня остается загадкой.

 

 

 

День третий

Переход от лагеря Шира (3840 м) к лагерю Барранко (3900 м) через Лавовую Башню (4600)



Третий день путешествия встретил нас мелким дождичком, переходящим в сильный ливень. Наши коллеги по восхождению из других групп грустно бредут по лужам, старательно пытаясь что-то разглядеть за пеленой дождя. Ни им, ни нам это не удается. Килиманджары не видно! Закрадываются смутные сомнения: уж не водят ли нас гиды вокруг да около, зарабатывая себе на чаевые? Отбрасываем подозрения, списывая их на проявления горной болезни.

На высоте 4500 м дождь сменился снегом, так что при переходе через знаменитую Lava Tower, нам не удалось сделать шикарных фото, о чем мы мечтали, читая в Москве отчеты о совершенных восхождениях. Наш трехкилограммовый Никон мы даже и не пытались достать в такую погоду из надежной непромокаемой упаковки. Только маленький waterproof фотоаппарат позволил нам хоть что- то снять.

 

 

Подходим к Lava Tower. Дождь уже потихоньку переходит в снег. Да это уже и все равно. Потому что ноги и руки совсем мокрые, по штормовкам и брюкам медленно стекает вода, а идти еще далеко. У Лавовой Башни нас ждет ланч и последующий спуск к лагерю Барранко (3900 м)

 

 

 

Начало спуска к лагерю Барранко в сухое время выглядит, видимо, как просто крутой сход по камушкам. Метров 100-200 вниз до более плоского участка. Во время дождя по этим самым камушкам лился настоящий водопад. Наш спуск поэтому превратился практически в каньонинг.

 

 

 

 

День четвертый

Фото из лагеря Барранко (3900) и переход через Barranco Wall

Наконец-то в Барранко погода нас чуть-чуть решила побаловать. На закате соизволило выйти солнышко. Мы впервые увидели звезды в африканском небе и маленькие огоньки города Моши далеко-далеко внизу.

Утром четвертого дня погода также была приличная. Часиков до восьми утра. Не успели мы подойти к этой самой стене Барранко, как нас накрыл густой туман и старый знакомец дождь.

Переход через стену Барранко (4200 м) – самый понравившийся нам участок пути. Там было несколько местечек, где присутствовали элементы лазания. Еще до поездки, в Москве я читала информацию на разных сайтах, посвященную восхождению по маршруту Мачаме. На сайте одной их компаний, организующих восхождения, я прочитала, что при переходе через Barranco Wall гиды будут страховать клиентов с помощью веревок и страховочных систем. Вот это да, думала я, а говорили, что Килиманджаро – это треккинговая вершина. На самом деле при переходе через эту самую стену ни о каких веревках речи и не шло. Даже при мокрых камнях идти там было под силу любому человеку со средними физическими данными. Привязаться было можно. Например, для прикола или в случае крайне плохого самочувствия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

День пятый

Фото из лагеря Карранга (4000м)

Килиманджаро предстала перед нами неожиданно, уже в четвертом по счету лагере Карранга на высоте 4000 м. Вечером ударил мороз, небо прояснилось, стали видны звезды и луна. И вот тут- то мы и увидели вершину совсем рядом с лагерем. Красота была необыкновенная, сразу стало ясно, куда мы будем восходить. И самое главное – зачем. Красиво же. Вершина манила нас, как виноград лисицу. Особенно после того, как мы до этого ее вообще не видели.

 

 

В лагере Карранга то и дело проглядывало солнышко. Вперемешку с дождем. Помните старый мультик, в котором Песик и Кошечка мыли друг другом полы в своем домике, а потом сушили сами себя на веревке дома? Песику и Кошечке то и дело мешал дождик, и они забегали в домик и пережидали его. Так же и мы, как эти Песик и Кошечка, в лагере Карранга то раскладывали наши промокшие вещи, то затаскивали их обратно в палатку.

 

 

День шестой

Пора уже в штурмовой лагерь! Хватит ходить вокруг да около, вот уже и вершина показалась!




Вершина показалась, но тут же спряталась. Утром шестого дня медленно, но неотвратимо наполз туман. И до штурмового лагеря Барафу на высоте 4200 м мы грустно ползли как ежики в тумане. Килиманджаро опять скрылась в облаках. Гид нас обнадеживал, мол, не бойтесь, поднимемся до Барафу – там морозец ударит, солнышко выйдет! Прислушиваясь к хлюпанью воды в ботинках, мы не знали, радоваться нам предстоящему морозу или нет.

В штурмовой лагерь Барафу мы приползли промокшие и замершие окончательно, потому что на длинной, узкой и крутой тропе перед самым лагерем мы нагнали большую группу восходителей, которые восходили очень медленно. Обогнать их не было никакой возможности - тропа была очень узкая и мокрая. Наконец, обогнав их, мы поняли, в чем дело – самому молодому в этой группе было на вид лет под 60. Позавидовали белой завистью. Кстати, группа пожилых восходителей, американцы это были, по-моему, на следующий день в полном составе дошла до вершины. Есть к чему стремиться.

Мы расположились в штурмовом лагере. Для тех, кто не в курсе (среди читателей могут быть и такие) – штормовой лагерь – это лагерь, из которого совершается прямой выход до вершины. Было около 13 часов дня. С огромной каменной осыпи над лагерем спускались люди, только что совершившие восхождение. Вид некоторых из них мне совсем не понравился. Одну девушку гид-африканец практически вел под руки, а ее рюкзак тащил на себе.

Я спросила у гида, холодно ли там, на вершине. Он ответил, что не очень холодно, но очень много снега. Ага, думаю я, все-то им, африканцам, много снега кажется. Ну, где, тут в Африке, спрашивается, снегу-то взяться?

К вечеру вышло солнышко и начал чувствоваться обещанный морозец, к утру превратившийся в самый настоящий мороз. Появилась возможность сделать фото, на которых хоть что-то было различимо.

 

 

 

 

 

День седьмой

Из штурмового лагеря Барафу на высоте 4600 м мы вышли на восхождение в половине первого ночи. Нас сопровождали два гида. Было холодно совсем не по-африкански, палатка реально покрылась кристалликами льда, наши влажные ботинки замерзли и стали твердыми как камень. Ночь была ясная, звездная и очень холодная. Высоко на сыпухе были видны чьи-то налобные фонарики – кто-то вышел раньше.

Свыше 5200 м пейзажи стали совсем монблановскими - много снега, минимум камней, температура упали ниже минус 10. Не знаю, откуда тут берется снег, но было его очень и очень много.

Не могу сказать, что мы бежали вверх как горные козлики. Было трудно и тяжело, но ощущения запредельного напряжения у нас не было. Сил хватало любоваться пейзажами окрестностей и пить чай с орешками и шоколадом. Спать, как описывают многие, не хотелось совсем.

В начале седьмого утра, почти через 6 часов после начала подъема мы добрались наконец до пика Ухуру, почти бегом пробежав Стеллу Пойнт. На Стелле Пойнт гид бросился нас обнимать и поздравлять, но я, видя, розовеющую ниточку на небе, сказала - идем дальше. Уже начинало светать, нам очень хотелось запечатлеть знаменитый рассвет на Килиманджаро. По пути мы встретили шестерых человек, уже совершивших восхождение и поздравили их.

И вот мы на вершине! Поздравляем друг друга, гидов, а они – нас. За поздравлениями чуть не забываем про фото рассвета. Солнце уже вышло за край горизонта – вокруг все сверкает и блестит в оранжево-розовом свете. Отдыхаем, кушаем, много фотографируем и начинаем спуск.

Килиманджаро - очень красивая гора, величественная. Получается, что мы стояли только на одном конце огромного кратера. Сам же он просто гигантский и просто обойти его по периметру займет очень много времени.

Нам очень повезло, что тогда было много снега. Такой эту вершину, наверное, мало кто видит. Огромный заснеженный кратер, ледники, красивый рассвет.

Стали спускаться к штурмовому лагерю, а солнышко тем временем поднималось все выше и выше. И вот тут-то стало ясно, что мы в Африке. Жарило так, что на 5500 нам пришлось раздеться до термобелья. Однако на походах обратно к лагерю Барафу, где нас ждала группа поддержки, вновь спустился густой туман, стало холодно, пошел дождь.

 

 

 

 

 

 

 

 

После двухчасового отдыха в штурмовом лагере мы стали спускаться до 3100 м. И опять дождь и туман были нашими спутниками. Сброс высоты в этот день был очень большой. Вершина 5890 м – Барафу 4600 м - лагерь Мвека 3100 м. По пути вниз мы видели железные тачки интересной конструкции, типа садовых. На них, как сказал гид, можно эвакуировать вниз из Барафу тех, кого настигли приступы горной болезни или еще какая-нибудь пакость.

На подходе к лагерю Мвека с крутого холма стало видно город Моши и его окрестности. Там стояла отличная погода, светило солнце. И только над Килиманджаро ходили тучи и лил дождик.

 

 

День восьмой. Возвращение к цивилизации



В завершающий день 15 декабря день при спуске до ворот нацпарка нам наконец-то улыбнулась погода. Два с небольшим часа спуска при проглядывавшем солнце были раем после шести дней дождя.

 

 

 

 

 

Внизу, у входных ворот в национальный парк, нам торжественно вручили сертификаты. Ну, а мы – чаевые для команды поддержки. Какой-то предприимчивый чернокожий парнишка предложил нам буквально за два доллара помыть наши грязнущие ботинки.

Затем мы отправились в отель и приступили к важным «осушительным» мероприятиям.

Мы незамедлительно разложили на солнышке сушиться весь наш багаж – от полотенцев до спальных мешков. Ведь на следующий день вечером мы вылетали в Найроби. Готовясь к очередному восхождению. До, свидания, Килиманджаро, здравствуй, Маунт Кения!

 

В заключение мы хотим поблагодарить всех, кто помог нам организовать и совершить наше восхождение: сотрудников компании «Клуб 7 вершин» и принимающей стороны, компании «David&Goliaf», а также нашу команду поддержки в лице гидов, носильщиков и повара.

Для всех желающих совершить восхождение на Килиманджаро, особенно для тех, у кого подобный опыт будет первым, по-дружески советую хорошо подготовиться. Килиманджаро – серьезная гора и требует серьезного к себе отношения. И тогда само ваше путешествие будет вам в радость, команде группы поддержки не придется тащить вас или вести под руки. Тогда в отчетах о восхождении вы опишите только позитивные свои ощущения от встречи с горой и будете использовать лишь слова и выражения типа «фантастика», «непередаваемо», «трудно, но ощущения потрясающие» вместо «кошмар», «ад», «невыносимо», «ужас какой-то».

P.S. Сотрудникам компании «7 вершин» предлагаю внести в список необходимого оборудования для восхождения на Килиманджаро резиновые сапоги, как на Пирамиду Карстенз. На всякий случай.

 
Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
chat
 Ваше имя: 
 Email или телефон: 
 Ваш вопрос: