Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Наталия Смирнова: Маленькие приключения на Зеленой земле. Гренландия 2014

           
3
 
Вершина Гуннбьёрн становится популярной среди российских восходителей. Её называют 8-й из 7-ми вершин мира, потому что это высочайшая гора огромной части планеты, высочайшая гора самого большого в ... читать больше »
   

11/10/2014 04:14

 

С 7 по 17 мая 2014 года состоялась первая уникальная экспедиция клуба 7 вершин в далекую и загадочную, холодную и снежную Гренландию. Хотя в 2011 году двое россиян уже побывали на высочайшей вершине Арктики Гунбьерн (3693м), к этой экспедиции можно много раз применить эпитет «первый». Первая в истории российского альпинизма группа восходителей в количестве аж 5 человек, первая российская женщина на высочайшей вершине Арктики, первый в истории одновременный подъем сразу трех россиянок на Гунбьерн, первое российское восхождение на вторую по высоте вершину – Dom (Купол) 3682 м… Перечень можно было бы продолжить, но перейдем сразу к рассказу об этой чудесной стране ледников – Гренландии…

 

 

На пути к штурмовому лагерю высочайшей вершины Арктики Гунбьерн. Вершина виднеется посередине, за нашими плечами и имеет форму усеченной пирамиды.

 

 

Горы Гренландии не похожи ни на какие другие горные массивы на Земле. Образованные базальтовыми породами, излившимися из глубины земных недр еще в какую-нибудь кайнозойскую эру, они величественно застыли на поверхности. Их окружили и покрыли ледники, а обильные арктические снега покрыли их склоны причудливым кружевным узором.

 

 

 

На леднике в окружении гор на пути к штурмовому лагерю г. Гунбьерн. Полярный день, погода отличная, солнце в зените, мороз всего каких-то градусов минус 10.

…Давным-давно выбрались с мужем первый раз в Америку, летим на самолете в славный город Лос-Анджелес. Мы дремлем, дело к ночи - нашей, российской ночи. Но за окном не темнеет, потому что летим мы на запад вместе с солнцем. Просыпаюсь в какой-то момент, вижу далеко внизу бескрайнюю белую землю, покрытую снегом и льдом. И горы, представьте себе, есть, да не одна или две, а сотни. Бужу мужа, который спросонок спрашивает: «Это, что, Северный полюс, что ли? Или может Аляска уже?» На карте полета видим – это Гренландия. Удивляюсь со стыдом – раньше думала, что в Гренландии что-то типа тундры, переходящей в бескрайние ледовые поля. А вот и нет - ледниковый щит Гренландии пронзают сотни горных вершин, в большинстве своем безымянных. Лишь десятки из них имеют свое название, и на считанные единицы ступала нога человека.

…В тот момент я была очень далека от альпинизма вообще, а уж от полярного – особенно. Если бы кто-то сказал мне, что через десяток лет я буду идти по бескрайнему леднику к высочайшей вершине Арктики на лыжах и с санями в придачу, я бы, наверное, не поверила.

 

 

Гренландия… Каждый мало-мальски географически образованный россиянин знает, что Гренландия – это очень большая, очень далекая, очень холодная земля. Эпитетом со словом «очень» и «самая» применительно к этому действительно самому большому на Земле острову можно подобрать бесчисленное множество. Совсем немного не дотянула Гренландия по своим размерам до материка: ее площадь составляет более 2 млн. кв. км, а ледники Гренландии хранят в себе почти 12% мировых запасов пресной воды, занимая почетное второе место после Антарктиды. Территория современной Гренландии более чем на 80% покрыта льдами, и возникает вполне закономерный вопрос: как этот обледенелый участок суши получил такое жизнеутверждающее и весеннее название «Гренландия» - в переводе с норвежского «Зеленая земля»?

Мнения историков по этому вопросу расходятся. Совпадают они лишь в одном: в том, что остров получил свое название с легкой руки викинга Эрика Торвальдсона Рауди (Рыжего). Одним прекрасным днем он решил отплыть на запад и добраться до земли, которую в ясную погоду можно увидеть с вершин гор западной Исландии. Как водится, не от хорошей жизни Эрик Рауди собрался плыть на запад – его попросту приговорили к изгнанию из Исландии. Поругался с соседом и, как было, видимо, принято в те далекие и темные времена, решил вопрос огнем и мечом с летальным исходом.

Исландцы и норвежцы знали о большой земле на запад от своего острова уже давно. Не зря высочайшая вершина Гренландии и всей Арктики получила название Гунбьерн. Гуннбьорн Ульфсон – так звали легендарного норвежского мореплавателя, который первым увидел берега тогда еще безымянной Гренландии, когда во время шторма его корабли отклонились от намеченного пути из Норвегии в Исландию.

Эрик же Торвальдсон обосновался на новом месте, а по окончании срока изгнания вернулся в Исландию. Он называл этот остров Гренландией, т.е. Зеленой землей. И то ли раньше климат был помягче, то ли Эрик бессовестно наврал, желая приукрасить действительность и привлечь поселенцев на остров, неизвестно. Доказан тот факт, что задолго до Эрика Рыжего и его людей в Гренландии появлялись племена, родственные эскимосам, но именно с этого момента начинается история освоения Гренландии европейцами.

 

 

  Вот, что будет, если предположить, что ледники на всей Гренландии растают. Остров будет выглядеть именно так, а гор, как видно - превеликое множество

 

Как там, в Гренландии вообще люди-то живут?

Да, да, именно такой вопрос задавали нам друзья и знакомые, прознав о планируемой экспедиции в Гренландию. И все это с нотками ужаса в голосе и с отблесками воображаемого запредельного мороза в глазах. Не жарко в Гренландии, но это не мешает ее жителям прекрасно чувствовать себя на острове, покрытым на 90% ледяным панцирем. С юго-запада Гренландия омывается теплым Западно-Гренландского течением, а с востока – холодным Восточно-Гренландским течением. Так что, человеческие поселения сконцентрированы преимущественно на юго-западе, где потеплее.

Простите, что это я? «Человеческие поселения» - как дикари какие-то! А между тем Гренландия, входя официально в составе Дании, пользуется расширенной автономией, сама контролирует свои полезные ископаемые, полицию и судебную власть, делится на 18 муниципалитетов, имеет свой флаг и герб. Столица Гренландии – город Нуук – насчитывает около 20 000 жителей, а население всего острова – около 60 тыс. чел. И политических партий, заметьте, аж четыре штуки.

Трудятся же гренландцы, по национальности преимущественно инуиты, в рыболовной отрасли, а также добывают редкий минерал криолит. Разговаривают на своем собственном гренландском языке, называемом Kalaallisut, который и является, в отличие от датского, государственным.

 

 

На карте отмечены крупнейшие города и поселки Гренландии. Для русскоязычного человека все географические наименования на местном языке калаалите труднопроизносимы и весьма диковинны.

 

У многих моих соотечественников при слове «Гренландия» возникает стойкая ассоциация: по бескрайней снежной тундре едет местный абориген на собачьей упряжке, едет по своим делам – тюленя поймать или рыбу какую-нибудь. Каюсь, и я думала так до экспедиции в Гренландию. Но Гренландия предстала перед нами другой. Аборигены присутствуют и упряжки, наверное, ездят...

 

Как мы собирались в Гренландию

Скажу сразу, совершить путешествие в Гренландию мы с мужем хотели давно. Остров этот туристами не обижен, несмотря на суровую природу. Регулярные авиарейсы доставят всех желающих из датского Копенгагена или исландского Рейкьявика до крупнейших городов Гренландии. Древние поселения викингов, те же собачьи упряжки, треккинги, ски-туры, дайвинг, скалолазание, парусный спорт, рыбалка, айсберги, фьорды, музеи… Всего не перечесть.

Но мы же не ищем легких путей. В наш век организованного туризма, где весь твой маршрут расписан и от тебя мало что зависит, душа просит чего-нибудь особенного. Хочется, чтобы твое путешествие было не туристической поездкой, а экспедицией не только по названию, но и по сути. Чтобы, как это не банально звучит, попробовать себя в роли знаменитых первооткрывателей, очутиться наедине с природой и почувствовать, что от тебя и только от тебя зависит вопрос личного выживания и благополучия твоих товарищей.
Гренландия, а точнее ее многочисленные вершины в ледяных горных массивах, занимающих большую часть территории острова, в полной мере позволяют ощутить себя первопроходцем арктических просторов. За соседним перевалом там не будет горного приюта или хижины, а на одном леднике с вашей экспедицией не будет НИКОГО и НИЧЕГО: ни палаток иных экспедиций, ни шерпов и прочих портеров. Только вы и знаменитый гренландский ледовый щит, который то тут, то там пронизывают многочисленные горы.

 

 

Одинокая пока палатка посреди бескрайнего гренландского ледника. Так начинается нас базовый лагерь. Да, не забудем про антимедвежью защиту! Медведи не дремлют! Голой лопатой их не отпугнешь.

 

В Гренландии очень короток период, когда климат благоприятствует альпинистским восхождениям, потому что помимо погоды непосредственно на горе ты крепко завязан с погодой в перевалочных пунктах. Забегая вперед, скажу, что по причине тумана в Констебль Пойнте на обратном пути мы не смогли вылететь по графику, задержавшись на один день на леднике в базовом лагере. Что дало, впрочем, нам отличную возможность прогуляться до конца нашего ледника, посмотреть вблизи на гигантские трещины и огромный ледопад, которым наш ледник «впадал» в соседний, такой же необъятный.

 

 

 

Клуб 7 вершин до недавних пор предлагал совершить восхождение на Гунбъерн в июне, что нас категорически не устраивало по срокам по причине школьных каникул. Когда я случайно увидела, что на сайте изменены даты поездки – они были передвинуты на май – я сказала об этом мужу, для которого горы Гренландии были голубой мечтой. «Конечно, Гренландия!» - сказал он, и я отменила и запланированный на конец апреля Айленд Пик в Непале и скалолазание на майские праздники. «Непал и скалы от нас не уйдут», - сказал мой здравомыслящий муж, -«Гренландия…это же…это же настоящая ЭКСПЕДИЦИЯ! Насчет мороза, не волнуйся, там полярное лето, мороза сильного не будет. А от медведей нам ружье дадут».
Да, это настоящая экспедиция, подтвердила Людмила Коробешко и прислала нам по почте список необходимого снаряжения на пяти листах мелким почерком. А еще каверзную анкету на английском языке: где были, чем болели, как оцениваете свои достижения в горных лыжах/внетрассовом катании/скалолазании/ледолазании/альпинизме и т.п. Кажется, только дайвинга и полета на дельтаплане в этом перечне не было. А в списке снаряжения фигурировали, помимо прочего, ледовый молоток, ледобур, ски-тур лыжи и ботинки. Мы почесали в затылке и решили начать со ски-тура, решив ледобуры оставить на потом. В жизни никогда не скитурили, но надо же когда-то начинать. Причем ботинки в аренду не сдавались категорически, нужно было привозить свои.

Начали с покупки скитуровских ботинок для моего мужа, для которого покупка обуви всегда была больным вопросом. 48,5 размер – максимальный, который на сегодняшний день делает скитуровская промышленность, оказался Игорю слегка маловат. Это мы поняли после пробного скитура в Альпах, рассказ про который можно почитать на сайте 7 вершин. Но по советам опытных специалистов по приезде в Россию, ботиночки мы эти слегка прокипятили снизу в горячей воде. Причем самым сложным в этом процессе было найти металлический тазик, в который влезли бы ботинки 48, 5 размера. Но ничего, мы справились. И закалились в борьбе с техническими трудностями.

 

 

 

«Учтите, - порадовал меня Максим Буев, первый россиянин, побывавший на Гунбьерне в 2011 году – в Гренландии в определенные моменты мне казалось, что там холоднее, чем на Мак-Кинли. Когда солнце высоко над горизонтом - еще ничего, даже жарко, но когда солнце опускается ниже или заходит за гору…»
В общем, мне от его слов стало холодно уже заранее, в Москве. На всякий случай я купила себе толстую пуховую куртку BASK с многообещающим названием Хан-Тенгри и стала похожа в ней на человечка из рекламы шин Michelin. Ничего, утешил меня муж, главное – это не мода, а тепло.
Действительно, Гунбьерн находится в массиве Уоткинса, у Восточного побережья Гренландии. Как вы помните, именно там протекает холодное течение, принося плавучие льды из Северного Ледовитого океана. Как следствие, в этой части Гренландии холоднее не только на море, но и на суше. Как сказал мне один знакомый: ребята, я бы пошел с вами в горы, но вот только без этого – сильного мороза, льда, ледников, кошек, ледорубов и прочих метелей. А вот «этого» в горном массиве Уоткинса хоть отбавляй.

А не за «этим» ли мы все идем в горы?

Насчет метелей я пошутила, нам с метелями повезло или не повезло, как сказать – их просто не было. В Гренландии полярный день, поэтому в горах днем был «легкий» морозец – ниже -15 температура не опускалась.

 

 

На Гунбьерн кого попало не пускают, для восхождения нужен пермит. Оформлением всех необходимых документов и логистикой занимался Клуб 7 вершин в лице Людмилы Коробешко и их местные партнеры. Нам был обещан опытный англоязычный гид и группа, состоящая из нас двоих и двух иностранных граждан. Позже выяснилось, что к нам присоединяются еще два российских участника, Игорь и Джамиля, а также сама Людмила. Гренландия.
Наша экспедиция называлась торжественно и мужественно: «Восхождение на высочайшую вершину Арктики - Гуннбьёрн (3693) - "8-ю из 7-ми вершин".

 

Начало экспедиции


Маршрут


Москва-Рейкьявик-Акурейри -Констебль Пойнт, Гренландия-Гунбьёрн БЛ - Констебль Пойнт, Гренландия - Акурейри - Рейкьявик-Москва


И вот, нагруженные снаряжением, с баулами, набитыми спальниками на -30, пуховками под названием «Хан-Тенгри» и пуховыми же сапогами, мы отбыли к пункту назначения. А пунктом назначения был у нас исландский город Акурейри, откуда легкий самолет должен был нас доставить сначала в Констебль Пойнт уже в Гренландии, а затем в базовый лагерь Гунбьерна.
Еще в ходе покупки билетов выяснилось, что Гренландия вовсе не такая уж далекая страна. При желании в столице, городе Нуук, можно было оказаться с одной пересадкой – в Копенгагене. Однако, гора Гунбьерн далеко от теплого Нуука. И потом, кто же отправляется в ЭКСПЕДИЦИЮ регулярными рейсами! Для этого нужно что-нибудь такое нерегулярное, заказное, желательно с задержкой вылета из-за каких-нибудь экстраординарных причин, управляемое мудрыми, повидавшими всякое пилотами, но желательно безопасное средство транспорта.
Началось же все прозаично. Час с небольшим – и мы уже в Хельсинки, покупаем магнитики с Мумми-троллями. Два часа пересадки, три часа полета – и мы уже в Рейкьявике, Исландия. От исландской столицы нам еще предстоит доехать до города Акурейри, второго по величине города Исландии. С местного аэродрома мы и вылетим в Гренландию специальным рейсом.

 

 

В аэропорту Хельсинки имеется целый магазин, посвященный Мумми-троллю и его многочисленной родне – Мумми-маме, Мумми-папе, всяким там Снусмумрикам и т.п.

 

 

 

А это что же, тоже герои книг про Мумми-тролля? Не припомню таких, надо еще раз перечитать. И вообще – этот точно MoominShop, а не какой-нибудь еще Shop?

 


А пока мы в Рейкьявике. Исландия встречает нас серым небом, холодным дождем и безжизненными вулканическими пейзажами с редкими пятнышками зелени. Не зря недалеко от аэропорта Кефлавик находятся знаменитые горячие источники. Видимо, многие гости исландской столицы с непривычки мерзнут и бегут туда греться сразу по прилете. Мы едем в гостиницу, точнее в гест-хауз, так это там называется. По пути из аэропорта дождь прекращается, небо голубеет. Да, неплохо у них тут, в Исландии…Только прохладно что-то. В Москве, между прочим, +25 сейчас, думаю я, доставая из баула тонкую пуховку.

 

 

На улицах Рейкьявика

 

Гест-хауз Снорри. Гесты-хаузы (не знаю, как правильно просклонять по- русски) – наиболее распространенный тип размещения в столице Исландии. После увеличения наплыва туристов хитрые исландцы стали переделывать обычные жилые дома во всякие там мини-отельчики. Вывеску переделал – и хо-па, тебе, уже гест-хауз.

 

 

Самая знаменитая лютеранская церковь Рейкьявика - грандиозное сооружение под таким понятным русскому уху и легко произносимым названием Хатльгримскиркья. Названа в честь в исландского поэта и духовного лидера Хадльгримюра Пьетурссона (имя печатаю строго по бумажке). Перед зданием церкви – памятник Лейфу Эриксону Счастливому, преподнесенный благодарным народом США народу Исландии. Вы спросите, за что же так американцы благодарны исландцам вообще и этому Эрику в частности? Ответ: за путешествие Лейфа Эриксона. Лейф - скандинавский мореплаватель, который посетил Северную Америку за пять столетий до Христофора Колумба. Правитель и креститель Гренландии. Между прочим, сын того самого Эрика Рыжего, которым мы обязаны этим чудесным названием Гренландия. В отличие от отца, по слухам, с соседями вел себя исключительно мирно, был храбрым, отважным и положительным во всех отношениях викингом.
Между прочим, и фамилии у исландцев хитрые: дети и родителя, а также братья и сестры в одной семье носят разные фамилии. Мальчикам и девочкам дается фамилия по имени отца, например, отец Гуннар Свенсон, сын будет Олаф Гуннарсон, а дочь – Грита Гуннарсдоттир. А внучок этого Гуннара уже, например, Гуннар Олафсон.

 

  

В Исландии много прикольных памятников. Знаменитую Прачку нам увидеть не пришлось, но, вот сюрприз! По пути в ресторан, на одной из главных улиц города мы увидели вот этот монумент. Таблички там не было, и мы окрестили ее «Тетка с ведрами»

 

 

Вот такое кафе под чудесным названием «Prikid»( с ударением на первый слог) мы обнаружили на улочках исландской столицы

 

В Рейкьявике мы встречаемся с Людмилой, Джамилей, Игорем, нашим будущим спутником по экспедиции швейцарцем Эриком и знакомимся с представителем встречающей стороны Полом Уокером. Естественно, что не просто так встречаемся, а закрепляем дружбу совместным посещением местного ресторанчика. Игорь и Джамиля уже неделю в Исландии, и за поеданием местных морских деликатесов (копченая китятина, например) они рассказывают нам о своих впечатлениях об Исландии.
На следующий день мы переезжаем в город Акурейри, что на северном побережье Исландии. Как уже было сказано выше, Акурейри – это второй город по величине в Исландии. Джамиля и Игорь к нам не присоединяются в поездке в Акурейри, они летят туда на самолете, чтобы успеть посетить местные достопримечательности – знаменитое озеро Миватн и водопад Деттифосс — водопад на реке Йёкульсау-ау-Фьёдлум (ах, что за божественный язык!).

 

 

Церковь, встреченная нами по пути из Рейкьявика в Акурейри. У нас разгорелись дискуссии, церковь ли это вообще, но, в конце концов, решили, что да, церковь, иначе зачем тут крест стоит!

 

Акурейри встретил нас неласковой пасмурной погодой, но обошлось без дождя.

 

 

Такие живописные откровения для Исландии – в порядке вещей. В Акурейри на стенах подобных произведений искусства – великое множество. Суровый климат в условиях почти полярной ночи способствуют разгулу фантазии. Тяжела жизнь у исландцев – магазины торгующие спиртным – и те открыты с 10 до 18 в рабочие дни. В супермаркете нет даже пива.

 

 

Боже мой, это шедевр! Особенно рыба. И местечко есть свободное для творчества. Дайте мне срочно баллончик с краской, я тоже чего-нибудь тут изобразю!

 

Акурейри-Констебль-Пойнт-БЛ Гуннбьерн, Гренландия


8-е мая, исторический день… Сегодня мы вылетаем в Гренландию. В местном аэропорту Акурейри немноголюдно. Утренний рейс в Рейкьявик уже улетел. Из пассажиров до Гренландии наша группа единственная, все улетели в другую сторону. Наш рейс осуществляет авиакомпания Airiceland (не путать с Icelandair! В Исландии есть и такая авиакомпания). В процессе посадки выясняется, что самолет наш маленький и мы в него все не влезаем. Потому что еще и груза у нас много – в арктических условиях нужно обильно питаться, чтобы не замерзнуть. Плюс снаряжение. И какие-то грузы, нам не принадлежащие, но очень нужные в Констебль-Пойнте. Поэтому мы делимся на две группы и влезаем-таки в два самолета, один из которых уже сразу с лыжами.


Первое впечатление от Гренландии у меня было крайне туманным. Потому что от Исландии мы летели до Констебль-Пойнта при нулевой видимости. Какую-то сушу внизу разглядеть было невозможно. Посадка в Констебль-Пойнте прошла также в условиях тумана. А сам Констебль-Пойнт не произвел на меня впечатление земли обетованной. Во-первых, выйдя там из самолета, я прочитала на здании аэропорта, сильно похожего на группу красных бытовок, надпись Nerlerit Nunaat. Опа, подумала я, а как же Констебль-Пойнт? Мы, что, в тумане залетели не туда, куда нужно. Оказалось, что все о’кей, просто это и есть Констебль-Пойнт, только на местном языке калаалите. Мы хотели подробнее обследовать аэродром, сфотографировать маленькие самолетики и прочие постройки типа «барак», но местный сотрудник, улыбчивый инуит в огромном пуховике с меховым воротником, сказал, что проход здесь запрещен. В общем, нечего тут шастать, идите в зал ожидания.

 

 

Зал ожидания оказался невелик размером и многолюден. В Nerlerit Nunaat мы наконец-то встретились и познакомились с нашим англоязычным гидом Саймоном Йетсом. Он провожал группу ски-турщиков, которых сопровождал две недели в путушествии по близлежащим горам Ливингстона. Ски-туристы все как один были веселые, довольные, очень загорелые и преимущественно лохматые и небритые. Я подумала, что так будет выглядеть и наша группа в конце экспедиции.


В ожидании, когда в наш самолет загрузят все необходимое, мы утеплились (Гренландия, все-таки!) и с интересом стали изучать информационный журнал на загадочном местном языке калаалите. Судя по иллюстрациям, там представленным, в Гренландии не жизнь, а малина. Культурные мероприятия, исторические и природные достопримечательности, политические события, спортивные состязания – все бьет ключом. С удивлением обнаружили картинки с колосящейся картошкой, непонятно, как она успевает здесь вырасти.
Язык калаалит сам по себе достопримечательность. Все слова образуются в нем путем присоединения многочисленных корней, суффиксов и приставок. Как следствие, слова в калаалите получаются очень длинные. Например, гимн Гренландии называется «Nunarput utoqqarsuanngoravit». Коротко и ясно.


И вот, наконец, мы загружаемся в самолет на лыжах, который и доставит нас в базовый лагерь Гуннбьерна. Пилот, на бейджике которого значится такое знакомое варяжское имя Рагнар, строго спрашивает нас, не больше ли 25 кг груза у нас на каждого. Хотя блондин-авиатор чисто выбрит и носит очки, что-то в его облике не дает усомниться, что его предки еще какую-нибудь 1000 лет назад плавали здесь в окрестностях на драккарах викингов и носили рогатые шлемы и плащи из звериных шкур.


Вылетев из Констебль-Пойнта, грустно поглядываю вниз: облака, туман, ничего не видно. Где Гренландия, где красоты Арктики? Красоты неожиданно выплывают под крылом, когда облака расходятся, а солнце начинает ярко светить. Оказывается, что летим мы достаточно низко, а под нами белый снег, ледник и россыпи гор, уходящие за горизонт. Именно россыпи, потому что гор здесь невообразимое множество, и все они, как одна, похожи на шоколадные торты, облитые белой глазурью.

 

 

Настроение мое улучшается пропорционально улучшению погоды. При посадке в базовом лагере оно просто отличное. Даже не портится от того, что мой муж ведет с гидом Саймоном диалог примерно такого содержания:

-Саймон. А где же здесь на карте наш базовый лагерь?

-А…Базовый лагерь? Ну, наверное, здесь…А может, вот здесь…И тут тоже может быть…Нет, наверное, будет он у нас вот здесь.

В Гренландии так: среди невообразимого количества ледников нужно выбрать удобный тебе по логистике и, если самолет сможет там приземлиться, он и будет твоим базовым лагерь.
После посадки мы выгружаем вещи и оттаскиваем их подальше от самолета. Радостные пилоты фотографируются на фоне гор. Погода хорошая, немного облачно, но проглядывает солнце. Перед обратным взлетом пилот неожиданно вытаскивает огромный деревянный молоток и начинает дубасить им по самолетному шасси. Саймон в Гренландии не в первый раз, он внимания не обращает. Я успокаиваюсь, может оно так и надо. Снег глубокий, самолет делает несколько попыток взлететь (закрадывается мысль, не нужно ли его подтолкнуть?), наконец взлетает. И мы остаемся одни посреди огромного ледника.

 

 

Выгрузка снаряжения по прилете в базовый лагерь

 

 

Пилот: «Вот решил немного самолет тюнингануть, а то, у вас тут,

в Гренландии не взлетишь, е-мое»

 

 

Женщина с лопатой. Композиция

 


Когда самолет улетел, наша необоснованная бурная радость, наконец, сменяется отчетливым пониманием, что мы здесь одни-одинешеньки. Греть нас некому, придется заботиться о своем выживании самим. Первым делом в глубоком, по колено, снегу роем площадку для палаток, активно махая лопатами. Становится жарко, вот думаю, Гренландия! Морозом пугали, ну минус пять здесь, не больше! При установке палаток моя оценка температурного режима меняется – теперь я оцениваю его в -10. Когда же палатки установлены и я останавливаюсь отдохнуть на пять минут, понимаю, что мороз – минимум -15. Ау, моя пуховочка Хан-Тенгри!
Наконец, палатки установлены, хозяйственные помещения выкопаны, вещи разобраны, мешки разложены. Обычно пишут: «Они свободно вздохнули, вытерли пот со лба и пошли пить чай». Мы скажем по-другому: мы свободно вздохнули, надели на себя все самое теплое (пуховики, пуховые штаны, балаклавы, пуховые сапоги и т.п.) и пошли пить чай (и не только). Уютно устраиваемся в кают-компании - так мы назвали обустроенную снежную столовую. Людмила проводит мастер-класс для всех желающих по пользованию газовой горелкой. Саймон выдает нам несколько огромных коробок, скорее даже ящиков, с продуктами питания. Нам становится понятно, что если мы вместо горы Гуннбьорн никуда не пойдем, а будем только поглощать содержимое этих ящиков, нам потребуется не меньше трех недель, чтобы осилить эту груду продуктов.


Сосредоточенно роемся в ящиках, изучая, что мы будем есть всю экспедицию. Большинство продуктов – это сублиматы, специальная экспедиционная еда. Заваришь пакетик и на тебе завтрак (обед, ужин). На пакетах названия – один соблазнительнее другого: «Овсяная каша с кусочками манго», «Курица в сладком соусе по-индийски», «Говядина в горшочке с овощами и картофелем», «Десерт кремовый с ягодами», супы разные и т.п. Ну, и где в России мы это все едим каждый день?


Кроме сублиматов - сыр, рыбные консервы, печенье, конфеты, мармелад - ассортимент богаче, чем в ином поселковом супермаркете.

 

 

Инсталляция «Пищевые продукты для спортсменов в условиях Арктики»

 

 

В арктической столовой. Торжественный ужин по случаю знакомства с Гренландией. В процессе ужина становится понятно, что мороз уже -20 градусов.

 

 

После обустройства лагеря и ужина наше восприятие проясняется. Проясняется также и небо. Мы начинаем замечать красоты Гренландии. Неподалеку от нас - вторая по величине вершина Гренландии – Купол 3682 м.

 

День второй:

ски-тур для начинающих, курс санковезения и курс медвежьей безопасности.
Следующий день мы посвятили исключительно важным вещам. День начался с «брифинга», как строго сказал нам Саймон накануне вечером. Брифинг был посвящен теме безопасности. На повестке дня первый вопрос: «Как вести себя при встрече с белым медведем, если он хочет тебя съесть». Саймон продемонстрировал нам два карабина и кучу патронов. И даже разрешил нам из них пострелять. Один карабин он предусмотрительно оставил себе, второй – торжественно вручил Люде. Затем он достал здоровый мешок с какими-то подозрительными штуками в баллонах. Оказалось, что это отпугиватели для медведей: они взрывались, шумели и нехорошо пахли. Проверять мы не стали, поверили на слово. Вообще-то в этом районе белые медведи принципиально не водятся. За последние 20 лет сюда зашел один какой-то шальной и блудный белый медведь, но никого не съел, потому что испугался. Но курс медвежьей безопасности мы освоили на «5». Как экзамен – натянули вокруг лагеря на специальных колышках антимедвежью сигнализацию. Кстати, на гербе Гренландии этот зверь и изображен.


Вторая тема повестки дня – вопросы связи с Большой землей. Видимо, чтобы мы не запаниковали, видя бескрайние просторы ледника, Саймон демонстрирует нам десяток различных средств связи: спутниковые телефоны, авиационные и морские рации, сигнальные ракеты и другие загадочные приспособления.

 

 

 

Игорь Демьяненко выполняет крайне важную для экспедиции функцию – натягивает антимедвежью сигнализацию. Смотри, не ошибись! Медведи не дремлют!


После устного инструктажа наступает время «Ч». Точнее, время «С». Мы собираемся выйти на первый в истории нашей экспедиции ски-тур. Для некоторых наших участников ски-тур также первый в жизни. Для тех, кто про ски-тур слыхом не слыхивал, поясняю. Ски-тур – это когда едешь в специальных ботинках, похожих на горнолыжные (но с подошвой Вибрам), на специальных лыжах с камусом. Камус – это коврик такой на обратной стороне лыж, чтобы лыжи не скользили назад. Его можно приклеить, а потом снять. На ски-тур без протяженных и некрутых спусков можно пойти и в обычных альпинистских ботинках, тогда и крепления нужны особые. Мы потренировались в приклеивании/отклеивании камуса, а также в надевании лыж.


Потом пришел черед изучения саней, которые я лично видела первый раз в жизни. По плану гидов мы должны были в этот день пройти на лыжах половину пути до штурмового лагеря. Чтобы потренироваться и проторить дорогу. Что мы с усердием и сделали.

 

 

Джамиля сдает экзамен по вождению экспедиционных саней. В качестве наблюдающего инструктора и одновременно груза (для адаптации к сложным горным условиям) – супруг Игорь.

 

 

Первый ски-тур. Ски-туром, честно, назвать это путешествие нельзя, ибо классический ски-тур предполагает чередование пологих и крутых подъемов с крутыми спусками с перевалов. У нас же был, по большому счету, приятный лыжный поход.

 

 

Вот он, Гунбьорн, наконец-то! Слева, вверху.С базового лагеря этой горы не было видно

 

 

День третий: переход в штурмовой лагерь
Лично для меня именно день перехода в штурмовой лагерь оказался самым непростым. И перепад высот не большой – с 2300 м мы поднялись всего до 2900 м. И погода была отличная, и дорожку мы себе протоптали, вернее, проскитурили, налегке. Только до этого мы шли просто так, без снаряжения, а теперь пришлось необходимо оборудование погрузить на сани и впрячься в них вместо ездовой собаки. По возвращении в Москву, средний сын, любопытный первоклассник, просматривая фотографии, спросил меня: «А что, мама, разве в Гренландии не было никаких собачьих упряжек?» Отвечаю: упряжки были, а собак не было. Вместо них были мы. Помните картину «Бурлаки на Волге»? Примерно то же самое, но в условиях Арктики.

 

Немного проторить дорогу нам помог самолет, небольшой участок пути мы проделали по следам его шасси-лыж

 


Вначале все было прекрасно. С утра пораньше мы, свернув лагерь, упаковали палатки, погрузили вещи на сани. По следам самолета прошли часть пути, затем по своим вчерашним следам дошли до места, где мы так радостно еще вчера фотографировались на фоне Гунбьерна.


Потом тропа стала круто забирать вверх. Тропа – это громко сказано, тропа просто кончилась, и начался нетоптанный снег, тропу по которому приходилось торить по очереди. Мы с Джамилей, две халявщицы, были освобождены от этого утомительного занятия по причине крайне слабого здоровья. А вот оставшиеся мужчины и Людмила по очереди проделывали в снегу колею. Так мы и передвигались до штурмового лагеря – большими зигзагами.

 

Вот так всегда. Женщинам достается самая тяжелая часть поклажи

 

 

Это наш местный гид Саймон Йейтс. Саймон – известный альпинист, совершивший восхождения в разных уголках нашей планеты, в том числе в Патагонии, Гималаях и прочих экзотических местах. Помимо всего прочего, он пишет книги, снимается в фильмах и проводит встречи с поклонниками. Знаменитое его восхождение на перуанский шеститысячник Сиула Гранде, предпринятое с напарником Джо Симпсоном в 1985 году, с тех пор по этому маршруту никто повторить не смог. Всем рекомендую или прочитать книгу или посмотреть фильм «Касаясь пустоты», где описаны драматические подробности этого восхождения.

 

 

Это наш штурмовой лагерь на высоте 2900 м. Саймон предполагал забраться немного повыше, во-о-н на тот бугорок. Но мы дружно забастовали, потому что дело было уже к пяти часам вечера, и коварное солнце, несмотря на полярный день, грозилось вот-вот зайти за этот самый бугор. Мы уже знали чем это грозит – небольшой морозец в 10 градусов стремительно превращался в колотун минус 25. Снега в этом месте было больше, чем внизу, поэтому площадку под палатки рыть пришлось местами глубже метра. Ну, зато погрелись в процессе работы и уютно устроились в палатках.

 

День четвертый: восхождение на Гунбьерн

 

Вот как мы вчера поработали. Это наша колея из базового лагеря. Не собачьи упряжки, но тоже неплохо.


Меня весьма порадовало в Гренландии, что для совершения любого восхождения не надо вставать ранищу, в два или три ночи. А потом, нехотя прожевав завтрак, который и есть-то не хочется, засыпая на ходу, лезть на гору, как во всей цивилизованной Европе и прочих Гималаях. В Гренландии все по-другому. Выход на штурм вершины был назначен на 9 утра. Мы еще переспросили Саймона – на 9 утра? Да, подтвердил он, и не раньше. Потому что раньше будет такая холодрыга, что и лезть-то никуда не захочется. Действительно, к 9 утра -25 стали плавно превращаться в – 15. Жить стало веселей.


Мы надели лыжи и, взяв снаряжение, пошли на восхождение. Гунбьерн- интересная гора, в условиях небольшой высоты здесь имеется возможность потренировать все восходительские навыки: и подъем со ски-туровским оборудованием, и передвижение в обход трещин, и по глубокому снегу, и использование и кошек с ледорубом, и скальное лазание.
Умело проведя мимо больших трещин, наши гиды вывели нас на плечо, где мы сняли и оставили лыжи, одели кошки. Дальше наш путь пролегал чуть круче, по колено в снегу, а затем мы вышли на снежный гребень и поползли по нему вверх. Хочется сказать «быстрым уверенным шагом расправив плечи устремились к вершине». На самом деле шли медленно и аккуратно, поднялся ветер, стало гораздо холоднее, глубокий снег кончился, и на склоне местами был лед.

 

Это производственное знамя нашей компании

 

 

 

 

Это мы перед решающим броском. Людмила уже взяла в руки ледоруб, а это значит -близится решающий миг. Мы привязались друг к другу веревками – на всякий случай, чтобы кто-нибудь не передумал идти на восхождение и не сбежал. Очень холодно. Под шлемом у меня три шапки, а под штормовкой – пуховка и всякие там софтшелы и термолайты.

 

 

Немного усилий – и мы на Западной башне (кажется, умные люди называют это так). Но это не вершина. Взобравшись на эту самую башню мы долго идем по пологому гребню. Еще чуть-чуть и мы на вершине!

 

 

Высочайшая вершина Арктики – Гунбьерн 3780 м. 11.05.2014. Слева направо: Игорь Демьяненко, Джамиля Муртазина, Игорь Смирнов, Наталия Смирнова, Людмила Коробешко


Насладившись видами арктических просторов, начинаем спуск вниз. Всей душой стремимся к нашим лыжам, оставленным внизу. Отстегнув со скитуровских ботинок кошки, одеваем лыжи. И тут уже начинается фрирайд. С кайфом скатываемся вниз, все, кроме нашего спутника англичанина Марка. Оказывается, что он не умеет кататься на горных лыжах и потихоньку спускается вниз просто пешком, топая на лыжах.

 

 

 

День пятый: возвращение в базовый лагерь

 

 

 

Погода по возвращении в базовый лагерь не была такой безоблачной, как до этого. Стало теплее, но видимость ухудшилась из-за тумана. Однако мы благополучно добрались до нашей стоянки. Секрет быстрого передвижения прост - мы ехали вниз под горочку, а наши тяжелогруженые санки аккуратно подталкивали нас, тем самым ускоряя наш переход. К вечеру погода наладилась, усилился мороз, и вновь появилось солнце.

 

 

Витамины в условиях Арктики – важнейшая часть рациона питания. Запасливая Джамиля позирует на фоне арктических снегов с экзотическими фруктами в руках

 

Мороз сделал попытку заморозить коньяк, но сил хватило только на бутылку

 

 

 

День шестой: неожиданный бонус. Восхождение на вторую по высоту вершину Арктики – г. Купол (Dom) 3682 м.

 


Еще накануне наши гиды сказали, что времени до самолета еще куча, погода наладилась. В общем, одного дня без восхождений для вас достаточно. Посидели, и хватит. В конце концов, на 99% вершин Гренландии еще не ступала нога человека. Поэтому мы должны пожертвовать эти самые наши ноги на благое дело. И какое совпадение: Саймон сказал, что из нашего базового лагеря мы имеем возможность совершить восхождение на вторую по высоте вершину Арктики – Купол. Ну, надо так надо, в программе никакая вторая вершина не значилась, а потому бонус, бесплатно, значит.

 

 

Купол возвышался, на первый взгляд, совсем рядом с нашим базовым лагерем. Однако, несмотря на мои явно скромные альпинистские познания, никакого предполагаемого маршрута восхождения от лагеря мне видно не было. А видно было огромные ледяные завалы, снежные складки на склонах Купола. Оказалось, что пик, который мы видим – это вовсе не вершина, до нее еще топать и топать, обходя почти всю гору. Саймон сразу предупредил, что это восхождение будет тяжелее и длиннее, чем Гунбьерн и займет не менее 12 часов.

Так и получилось. Сначала мы долго-долго шли на лыжах по плоской долине между горами Купол и Конус. Надо сказать, что скитуровские ботинки все-таки не предназначены для вот таких громадных плоских участков, поэтому было не вполне удобно.

 

 

Мы на привале. Уже идем три часа, полю конца-края не видно. Где же маршрут восхождения? Одолевают раздумья, не повернуть ли назад

 

 

Наконец-то, подъем в гору! Скитуровское оборудование полностью себя оправдывает. Идем зигзагами, т.к. крутизна склона увеличивается.

 

Двигаемся аккуратно, по пути попадаются гигантские трещины,

которые мы далеко обходим вслед за гидом

 

 

Поднялись на гору, а и не вершина это вовсе, облом. Теперь эту вершину хотя бы видно: вон тот малюсенький бугорок вверху фото. С сожалением оставляем лыжи, одеваем кошки и связываемся. Впереди спуск вниз, до перемычки, а потом наверх по крутому склону. Самое тяжелое ждет нас на длинном гребне на пути к вершине. Гребень очень длинный, острый, там глубокий снег, проваливаемся по колено, иногда по бедро. Думаем, зачем это все нам надо и кто вообще все это придумал.

 

 

Наше упорство в борьбе со снегом и морозом вознаграждено. Мы на вершине Купола, второй по высоте вершины Гренландии. Здесь очень холодно, поэтому мы одеваем все, что взяли с собой. Слева от Люды вовсе не Дарт Вейдер, как можно подумать. Это наш товарищ, швейцарец Эрик просто очень сильно утеплился.

 

 

На Куполе возможности для фрирайда гораздо шире, чем на Гунбьерне. Эрик, опытный фрирайдер, уговаривает нас спуститься не по пути подъема, а по широкому склону, чуть дальше вправо. С разрешения Саймона и в сопровождении Люды мы быстренько спускаемся на лыжах до нашей плоской долины. Саймон остается с Марком, который ни в какую не хочет ехать на лыжах, а хочет только идти пешком.

 

 

Спускаясь, видим нить нашего утреннего восхождения. Радуемся, что теперь мы направляемся вниз. И не идем, а быстро едем. Время близиться к восьми часам вечера. Мы торопимся, как можем, потому что сейчас солнце задет за гору и станет совсем холодно.
В результате, до лагеря мы дошли около 10 часов вечера. После быстрого спуска особенно трудно было спускаться по более плоскому участку непосредственно к лагерю. Поднявшийся ветер вместе с морозом давали ощущение -30, поэтому ехали, плотно закрыв лицо масками. Как ирония природы, мимо пролетали серые гуси, по которым не было заметно, что им холодно. Выглядели они счастливыми.
Счастливее гусей были только мы, когда добрались до палаток и залезли в спальники. Причем я одела еще и пуховку Хан-Тенгри. И вложила в носки стельки с подогревом. И выпила горячего чая и немного текилы. Согрелась сразу. Вот когда начинаешь ценить маленькие радости жизни.

 


День седьмой: прогулки по леднику

 

 

Следующий день – это день релакса. После двух восхождений можно просто отдохнуть. Мы занялись хозяйством. Тем более, что день с утра выдался феноменально теплый. Появилась возможность сделать фото в стиле ню. Очень быстро, правда, чтобы фотомодель не примерзла к снежной корке.

 

 

Но пассивный вид отдыха оказался делом не столь увлекательным, и мы, я, Игорь и Людмила, решили отдыхать активно. А именно, прогуляться на лыжах по леднику. А другой Игорь с Джамилей пойти по нашим следам пешком. Саймон и Эрик отправились за лыжами, которые обессиленный Марк оставил на спуске. Вчера он спустился пешком глубокой ночью. Так как все в лагере разошлись, предусмотрительный Марк попросил нас натянуть антимедвежью защиту вокруг лагеря. Марк отдыхал в палатке и, наверное, по косвенным признакам, определил, что хищник бродит где-то рядом.

 

 

Ну, кто же при таких видах будет в палатке-то сидеть?


Прогулка получилась весьма интересной, а от пейзажей, нам открывающихся, просто дух захватывало. Особенно сильно его захватило от вида вот таких трещин, встречающихся у нас на пути. Кое у кого возникало даже желание спуститься в эту трещину и «поглядеть, чего это там у нее внизу». Слава Богу, отсутствие длинной веревки не превратило эти мечты в действительность.

 

 

 

Целью нашей прогулки было дойти до интересных скал в конце нашей долины. Эти скалы были похожи на верблюжьи горбы, нам было любопытно, как они выглядят с другой стороны. Но нам не удалось дойти до цели, т.к. в конце долины обнаружились изломы льда и гигантский ледопад – ледник нашей долины «перетекал» в соседнюю.

 

 

Заключительные дни: приключения продолжаются

 

 

Естественно, что мы не улетели, как запланировано. Ну, какая же экспедиция (если это настоящая ЭКСПЕДИЦИЯ) проходит точно по плану? Всегда должны возникнуть какие-нибудь обстоятельства непреодолимой силы на пути отважных путешественников, то есть нас. В нашей ситуации своевременному отлету помешал туман в промежуточном пункте – Констебль-Пойнте. Самолет должен был привести новую группу и забрать нас. Случилось это только на следующий день. В ожидании самолета мы активно готовились к его прилету. Например, сделали отличную фотосессию под анти-гринписовским названием: «Вершины покорены, медведи отстреляны».


А еще Людмила, Игорь и Джамиля проделали титаническую работу по вытаптыванию гигантских букв «7 вершин» на снегу около лагеря. Чтобы потом сделать фото с самолета.

 

 

 

Самолет прилетел за нами на день позже намеченного и привез следующую группу исследователей Гренландии в количестве двух штук. Они с непривычки зябко ежились в тонких штормовках и с интересом поглядывали на нас, загорелых и одетых в толстые пуховые куртки и варежки. Мы погрузили снаряжение в самолет и еще раз с сожалением окинули взглядом наш базовый лагерь и живописные окрестности. В принципе, можно было и остаться… Мы не съели даже третьей части припасенного продовольствия. А уж сколько вершин осталось непокоренными…

 

Горы Гренландии ждут своих восходителей


Сердечно благодарим клуб 7 вершин и особенно Людмилу Коробешко за прекрасно организованную и проведенную экспедицию. А также своих спутников по команде, которые сделали это путешествие незабываемым.


Кстати, нам так и не удалось сделать фото надписи «7 вершин», вытоптанной с таким упорством на снегу. Буквы, казавшиеся на земле такими огромными, из самолета показались совсем крошечными, и потерялись на фоне бескрайних гренландских снегов.

 

 

Читайте также в журнале РИСК № 69

 

 

Комментарии
№ 1. Владислав Лачкарев, 11/10/2014 18:03
Наташа, у тебя талант.
Все твои рассказы об экспедициях можно публиковать отдельной книгой. Надо куда-нибудь вместе сходить чтобы рассказ и фото на память остались ))).
№ 2. Лю Да, 13/10/2014 10:47
Точно-точно. Нам, наверно, пора заводить на сайте отдельный раздел - статьи Натальи Смирновой:)))
№ 3. Наталия Смирнова, 13/10/2014 12:23
Спасибо за комплименты. Влад, с удовольствием сходим с тобой куда-нибудь. Да боюсь, не угнаться нам за тобой. Ты как настоящий спортсмен - тренировки, подготовка и все такое.
№ 4. Анна Гетманская, 13/10/2014 18:33
Наташа, привет! Отличное путешествие, интересный рассказ. Прочитала с большим удовольствием. Куда дальше?:)
№ 5. Максим Буев, 30/06/2015 13:06
Наталия, отличный рассказ! Супер! И фотки! Спасибо!!

Насчет Саймона Йейтса и Джо Симпсона на Сьюла-Гранде: их маршрут "Касаясь пустоты" по-английски называется "Touching the void". В 1999 году Карлос Булер повторил их восхождение западной стены Сьюла-Гранде, но на спуске, вместо того, что бы следовать по хребту, на котором Джо сломал ногу, Карлос решил дюльферять с хребта прямо вниз. По завершению спуска он назвал маршрут "Avoiding the touch" - игра слов, что-то вроде "Избегая касания" ))
№ 6. Ко Стик, 05/12/2015 22:49
"Горы Гренландии не похожи ни на какие другие горные массивы на Земле. Образованные базальтовыми породами, излившимися из глубины земных недр еще в какую-нибудь кайнозойскую эру, они величественно застыли на поверхности." http://wakeuphuman.livejournal.com/1342.html
* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования