Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Записки Александра Грека. Килиманджаро: покорение вершины (Экспедиция Валерия Розова. Взгляд изнутри. Финал)

           
1
 
Национальные парки Танзании - одно из лучших мест для исполнения детской мечты увидеть диких животных в природной среде. Хорошо организованная схема работы наших африканских партнеров позволяет нам ... читать больше »
   

21/03/2015 17:58

 

Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о заключительных днях африканского путешествия.

(Продолжение)

Все еще 8 февраля

Camp in Crater, 5700 метров

Еще карабкаясь по стенке Western Breach, я поймал себя на необычных ощущениях – довольно приятных, но ощутимых покалываниях в кончиках пальцев и коже головы. Тут же вспомнил лекцию про горную болезнь от нашего доктора Сергея Ларина: при отеке мозга передавливаются разные мозговые центры, и начинаются как раз необычные ощущения, галлюцинации например. Покалывания были как раз необычными ощущениями, но мысль об отеке мозга гналась прочь неимоверными усилиями просто выжить на этой стене и забраться наверх. А вот в лагере меня накрыла паника – меня же предупреждали, что эвакуировать отсюда уже не смогут. И доктор в это время был с Розовым наверху, помогал искать место старта. Тут же в голову начали лезть цитаты Розова: «Как только ты теряешь возможность двигаться на такой высоте, ты сразу получаешь большие проблемы». Именно поэтому в этом последнем лагере рядом с ним остались только многократно проверенные бойцы, которые, например, сходили с ним на Эверест.

Все, кроме меня. Несколько часов до возвращения с вершины доктора с остальной командой прошли для меня, скажем аккуратно, довольно нервно. Сам же Ларин, несмотря на то что ему стукнуло 55 лет, к вечеру выглядел самым бодрым. Я бы сказал, неприлично бодрым и единственным, сохранявшим способность шутить. Он тут же развеял мои страхи насчет покалываний – это оказался побочный эффект от приема Диакарба, таблеток, применяемых для профилактики горной болезни. Перед ужином традиционный замер пульса и уровня кислорода в крови. Очередь доходит до нашего немецкого фотографа Томаса Сенфа, и прибор, надеваемый на подушечку пальца, отказывается работать. После трех попыток доктор делает грустный вывод, что, наверное, батарейки сели. Я на всякий случай засовываю палец в прибор, и он оживает – мой кислород, слава богу, в норме. Опять прибор уходит к Томасу и опять он не работает. Только тут все обращают внимание на пальцы фотографа – на подушечках Томаса мозоли, как подошвы на наших горных ботинках, и светодиод прибора просто не может пробить их. Томас мягко улыбается и извиняющимся тоном объясняет, что это от интенсивного занятия скалолазанием. Все допивают чай и медленно расходятся по палаткам, стоящим на промерзлом каменистом плато. Заснуть не удается вторую ночь подряд. Или уже третью.

Все приняли решение завтра отдыхать, а прыгать послезавтра. Вернее, принял сам Валера, а все поддержали. Единственное, непонятно, что мне делать в этом лагере еще два дня. Все равно сам прыжок я не увижу. Во-первых, потому что к точке старта, экзиту, надо после подъема еще метров четыреста спускаться на веревках по вертикальной стене, что под силу только профессиональным альпинистам. А во-вторых, рядом с Валерой с трудом на микроскопической полочке могут уместиться оператор и фотограф, и то, повиснув над пропастью на веревках. Но для меня лишние пара дней на высоте 5700 чревато горной болезнью. А спуститься я могу только одним путем, который пролегает через самую высокую точку. Решаю завтра ранним утром в сопровождении своего гида Рамы забраться на пик Ухуру, высшую точку Килиманджаро (5895 метров) и дальше без остановки по туристической тропе сразу вниз.

Без остановки – так как никакой еды с собой взять не можем. Никто меня особо не отговаривает, хотя мало кто верит, что я смогу спуститься за один день – обычно этот путь занимает три, в лучшем случае два дня. В крайнем случае, думаю я, переночую на земле, благо с собой наверх беру теплую пуховую куртку.

 

9 февраля

Camp in Crater, 5700 метров

Kilimanjaro, 5895 метров

Жизнерадостный доктор Ларин с вечера настоятельно советовал мне выходить часа в 4 утра, чтобы встретить рассвет на Килиманджаро. «Это незабываемое зрелище!» – рекламировал мне ранний подъем неисправимый романтик. Какой там рассвет, мне бы живым вернуться домой, думаю я, судорожно глотая воздух, вылезая из спальника в шесть утра. Наполняю термос горячим чаем. Влезаю в теплую высотную пуховую куртку The North Face, любезно одолженную мне Денисом Клеро, после того, как он с удивлением увидел то, в чем я собрался наверх. И без долгих прощаний и особого энтузиазма поплелся наверх. Надо сказать, что последние 195 метров почти никак не запомнились, особенно после предыдущего кошмара на Western Breach. Снизу стена выглядит довольно вертикально, но никаких эмоций при подъеме она не оставила вообще. Может потому, что от нехватки кислорода эмоций просто не было. После двухчасового подъема я, наконец, вижу легендарный указатель на вершине, и десяток японцев, фотографирующихся с ним. Они с удивлением смотрят на меня, еле волочащему ноги со стороны обрыва, прямо с противоположной стороны той, откуда пришли все остальные туристы. Медленно дохожу до таблички, достаю мобильник, чтобы записать сыну обращение с вершины Килиманджаро. После пары слов ловлю себя на мысли, что сейчас заплачу. Вообще не герой. Ограничиваюсь парой кадров и вниз. Время пошло.

Спуск

Kilimanjaro, 5895 метров

Вниз ведет довольно цивилизованная тропинка. Местами довольно пологая, местами не очень, но действительно не требующая никаких навыков скалолазания. Обгоняю немногочисленных покорителей Килиманджаро. Большинство из них представляют собой невеселое зрелище – их ведут под руки гиды. Такое ощущение, что вот-вот они упадут в обморок. Резкий контраст составляет парочка англичан лет тридцати пяти, бодро спешащих вниз, настоящих потомков тех самых отчаянных британцев, которые однажды завоевали почти весь мир.

Дорога вниз кажется значительно легче, чем я ожидал, находясь по ту сторону вершины. С каждым шагом кислорода становится все больше, и такое ощущение, что ты законсервировался – лучше тебе не становится, но и больше ты не устаешь. Начинаешь анализировать свои ощущения. Ловишь себя на мысли, что пересечение климатических поясов можно сравнить с утолением жажды, так как наверху воздухом не дышишь, а жадно заглатываешь ртом. Там он похож на дистиллированную воду – никакого вкуса, чувствуешь только температуру. Ниже появляются небольшие силы не только смотреть по сторонам, но и замечать, что изменился вкус воздуха, который все больше напоминает родниковую воду, хотя вокруг все те же безжизненные лунные пейзажи. Возможно это оттого, что начинаешь частично дышать носом. С появлением первых растений в воздухе появляется еле уловимый аромат, он становится немного плотнее, и начинает напоминать охлажденный китайский горный зеленый чай. С падением высоты, несмотря на то что ты топаешь по горам без перерыва уже четыре часа, силы парадоксально не покидают, а возвращаются к тебе, на коротких остановках успеваешь сделать пару глотков чая из термоса да переодеться под нужный климатический пояс. Уже в первом лагере в рюкзак отправлены тяжелые горные ботинки, уступив место трекинговым adidas-ам. На безлюдном плато между первым и вторым лагерем периодически встречаются довольно жутковатые эвакуационные носилки с подрессоренным единственным колесом посредине и четырьмя ручками по бокам. К таким жестко привязывают схвативших «горняшку» для экстренной эвакуации вниз. Четыре тренированных портера справляются с этой задачей за несколько часов.

Во втором лагере в рюкзак уходят горнолыжные штаны и верхняя куртка. Я бодро шагаю в легких трекинговых штанах, термофутболке и флиске, вязаная шапочка сменилась на панаму, а горнолыжные очки – на любимые титановые Oakley. И вокруг уже кусты, и воздух теперь напоминает холодный, не сильно заваренный, хороший черный чай. Никогда воздух не был так вкусен. Никогда жизнь не казалась столь прекрасна. Иногда останавливаешься не от усталости, а чтобы посмотреть по сторонам и глубоким вдохом продегустировать воздух. Боже, до чего он прекрасен, как я раньше этого не замечал. Лагерь Миллениум – примерно половина пути по дороге домой, тут обычно все ночуют. Находится он в каком-то высокогорном оазисе – именно здесь начинаются деревья. Повсюду палатки, усталые туристы, веселые портеры, с удивлением видишь стационарный каменный сортир с умывальником на входе – первые признаки цивилизации. На газовых горелках чернокожие повара-кукеры готовят обед. Смесь еды, лагеря и запаха деревьев дает не очень приятный букет, напоминающий запах ладана в наших храмах и ассоциацию с похоронами. Силы даже не думают покидать меня, есть вообще не хочется. Честно признаюсь, даже боюсь остановиться, думаю, что если силы вдруг оставят меня, то не смогу подняться. Решаю идти на адреналине до конца. Обновляю запас чая в термосе - и вниз. Деревья становятся все гуще, закрывая от солнца и сохраняя приятную прохладу, а тропинка приобретает цивилизованный вид – утрамбованная земляная дорожка, укрепленная по краям деревянной опалубкой. Ближе к последнему лагерю тропинка все больше начинает напоминать ботанический парк – на некоторых деревьях прикручены даже таблички с латинскими и английскими названиями. И воздух приобретает слегка пряный оттенок южноафриканского чая ройбуш. Еще ниже, в уже довольно высоких кронах, замечаю первую обезьяну – черно-белого колобуса. Хочется закричать: «Ура, привет, родственничек!» Останавливаюсь, вдыхаю, что-то неуловимо знакомое. Конечно, запах иван-чая! И по бокам удивительно знакомые колючие кустарники. Гид объясняет, что это местный вид дикой raspberry, из которой делают десерт. У нас, говорю, ее называют малиной, и делают фантастическое варенье. Не останавливаясь, проскакиваем странный последний лагерь со странными туристами – кто-же останавливается на ночевку всего в двух часах от финиша? Тропинка становится все более пологой, а потом и вовсе переходит в накатанную колею – сразу за последним лагерем встречается эвакуационная площадка, где поймавших «горняшку» туристов перекладывают с носилок на автомобиль. «В принципе, если есть кеш, то можно вызвать rescue-car и тебе», - предлагает мой гид. Нет, спасибо, сломаться на последних километрах смешно. Тем временем входим в настоящие тропики. Воздух становится влажным и слегка вязким – очень похоже на Сочи ранним летом. Еще немного, и финиш. Смотрю на часы – 19:00. Неплохой результат. 13 часов на ногах без еды и остановок. Немедленно в ближайший отель, где есть горячая вода. Только тут начинаю замечать, что воняю, и сильно. Еще минут на десять меня задерживают, чтобы поставить росписи в журналах прибытия-выбытия и дают официальный сертификат, что я покорил высшую точку Африки. Говорят при этом, что это хороший старт программы «7 вершин». Нервно смеюсь. Срочно в отель. Душ. Еще раз душ. Спать.

 

10 февраля

Отель в Моши

Ночь прошла в маленьком трехзвездочном отеле в танзанийском городке Моши, самом ближайшем к Килиманджаро. Удобств минимум, но главное - там был душ с горячей водой и кровать. Проснулся я по привычке рано и еле смог пошевелиться – было такое ощущение, что меня очень долго били ногами, болело все тело. Тем не менее, я собрался с силами и пошел в местное тревел-агентство, поддерживающее радиосвязь с группой Розова. Это метров 500 пути по обочине африканской дороги, по которой лихо, без всяких правил, проскакивают видавшие виды автомобили, и горе тому, кто не успел увернуться. Вся жизнь городка протекает в пыли как раз на этих обочинах: портные шьют штаны, сапожники – башмаки, кто-то продает бананы, кто-то – цемент на развес. В агентстве почти цивилизация – работает первый (и последний) увиденный мной в Танзании кондиционер. И радостная новость – Валера удачно прыгнул утром, но вниз команда прийдет завтра, повторять мой однодневный марш-бросок вниз никто не станет.

Еще через день мы сидим с Валерой на какой-то райской лужайке фантастического лоджа, и он рассказывает мне то, что я не увидел в последние два дня перед прыжком.

«Основная проблема прыжка на Килиманджаро – вписаться в очень короткое окно хорошей погоды, которая тут бывает по утрам с 6 до 9 часов, да и то, не каждый день. В это время ясно, приемлемый, не очень сильный, без турбулентности ветер. Но с учетом того, что на поиск места для прыжка надо потратить какое-то время и на подготовку к прыжку тоже, я опасался, что в первый день мы все сделать не успеем. Поэтому, когда мы вышли из лагеря 4900 Arrow Glacier в лагерь в кратере, я принял решение в тот же день отправиться на разведку. И не то, что не рассчитал, а просто все это сильно нас вымотало физически. Мы набрали километр с лишним до вершины, потом спустились на 400 с лишним метров в сторону экзита, а потом я часа три-четыре вешал веревки в разные направления. Представь – две веревки вниз повесить, сходить, понять, что не туда попал, подняться, бросить в другое место, сходить, подняться. При этом я на взводе, на адреналине, почувствовал «запах» экзита. Когда ты смотришь на стену в лоб, она всегда кажется круче, чем есть на самом деле. И когда я спустился к этой стене сверху, то понял, что она не вертикальная. Она чуть-чуть лежит и перемежается кучей полочек. У меня не было времени тщательно все разведать, пришел туман и как назло у меня сломались все приборы – высотомер в часах заглючил, села батарейка в лазерном дальномере. Остался только старинный способ кидания камней и счет секунд. Причем, кидал я их в туман. Я, правда, делал это уже много раз, поэтому процентов на 90 был уверен, что все будет хорошо. Но все равно, дна долины я не видел и немножко волновался на тему, все ли там нормально. И когда я через 4 часа выбрался обратно к ребятам, я понял, что я просто никакой. НИ-КА-КОЙ. Я на нервном заводе оставил все свои силы на скале. И еще обратно лезть 400 метров. И все это на высотах под шесть километров. Плюс – у нас была, видимо, недостаточная акклиматизация для такой активной работы. Просто кончилась батарейка, и я еле вылез назад. Поэтому во второй день и погода была не очень, и мы отдохнули, и поснимали сюжеты в кратере. И через день, 10 февраля мы уже спокойно, по известному маршруту поднялись и спустились к точке старта. Не то, что большая площадка, что можно было ходить. В больших горах редко бывает, когда ты находишь идеальное место для экзита, с достаточным пространством для переодевания. Мне вполне достаточно полочки сантиметров тридцать, чтобы встать, одеться и комфортно оттолкнуться.

Погода стояла идеальная, за два дня в кратере мы акклиматизировались, и я чувствовал себя идеально. Прыжок также был близок к идеальному – по самочувствию, по погоде, по состоянию воздуха. Единственно, что меня немного напрягало, что по ходу всей линии полета в этой долине не было в принципе никаких площадок приземления. Кругом довольно крупная и очень неприятная сыпуха. Была только небольшая заболоченная площадка 15 на 30 метров, которую мы нашли недалеко от лагеря Barranco, и я должен был быть уверен, что я долечу до нее. И сверху мне показалось. Поэтому я выбрал не самую экстремальную линию полета, чуть-чуть прижался к скалам, чтобы съемка была покрасивее, но излишне не рисковал.

Спрашиваешь, какие ощущения? Когда делаешь такие прыжки, ты не можешь сам по себе кайфовать, ты помнишь, где стоят камеры, и ты не можешь лететь на них, а должен боком, и что открыться ты должен между горой и камерой. И еще куча нюансов, связанных со съемкой, не дает тебе полностью расслабиться, зажечь по полной программе. Вообще, с первого раза, пока ты не знаешь место и рельеф, хорошо пролететь довольно сложно. Лишние риски в такой поездке и в таком месте никому не нужны».

Валера говорит тихо, почти без эмоций, но я ловлю каждое его слово. И мне очень хочется передать вам хоть часть того, что я испытал благодаря ему. За неделю я пережил самое сильное, пускай и самое тяжелое приключение в моей жизни. И я никогда уже не буду таким как прежде. Благодаря Розову я понял, что способен гораздо на большее, чем думал о себе раньше. Именно для этого и нужны простым людям герои.

И один маленький совет напоследок. Если вам представится возможность хотя бы день провести рядом с героем, не упускайте ее. Иначе вы проживете не ту жизнь, которую хотели.

Килиманджаро-Москва

 

До высшей точки Килиманджаро остаются метры.

 

 

А теперь метров на двести вниз - искать точку старта.

 

 

Вид с вершины Килиманджаро на наш лагерь в кратере.

 

 

Человек-самолет.

 

 

 

Специально ради этой фотографии Валера сделал километровый крюк в сторону. По лицу видно, что этот километр дался ему не просто.

 

 

Самая высокая точка всей Африки. Ни больше, ни меньше.

 

 

А вот сюда я уже не пошел. Даже смотреть на фотографии страшно. Высота почти шесть километров.

 

 

На вот этих крошечных каменных бородавках надо не просто стоять, но и переодеться в костюм-крыло. А это непросто сделать даже стоя на ровном полу.

 

Точка невозврата.

 

 

 

Ну вот как, как это можно сделать?!!!

 

 

 

Те, кто остался в лагере Barranco Camp 3950, видели этот прыжок так.

 

 

 

Или так.

 

 

 

Одна из сложностей этого прыжка состояла в том, что была найдена всего одна небольшая площадка для приземления. И никаких «запасных аэродромов».

 

 

Он сделал это! И все облегченно выдохнули – фу, обошлись без потерь.

 

 

На следующий день после прыжка Валера поехал перенять опыт левитации у масаев.

 

 

 

 

 

 

Источник www.nat-geo.ru >>>>>>> 

Комментарии
№ 1. Анастасия Кузнецова, 23/03/2015 23:23
СИЛЬНО!
№ 2. Вад Хай, 26/03/2015 01:57
Эх, сбылась и моя мечта, побывать на Килиманджаро! Отличное описание возвращения сил по мере спуска - прямо в точку! А Валерий, конечно, очень крут!!! Когда смотрю эти видео, где вингсьютеры летают между елками - оторопь берет!!!
* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования