Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Из записок Ольги Румянцевой: Пирамида Карстенз. Путешествие 2015 года. Папуасы. Их нравы и обычаи

           
1
 
Пирамида Карстенз (4884 м) или просто Карстенз. Это высочайшая вершина острова Новая Гвинея, который, по мнению многих, относится к материку Австралия. Западная часть острова входит в состав Индонезии ... читать больше »
   

24/10/2015 22:31

 

 

Очень логично начать рассказ о нашей поездке в Папуасию с рассказа о самих папуасах.


Не было бы папуасов - и половины проблем в походе к Пирамиде Карстензс тоже не было бы. Но не было бы и половины очарования и экзотики.

В общем, сложно сказать, было бы лучше или хуже... Да и не зачем. По крайней мере сейчас - пока от папуасов в экспедиции на Пирамиду Карстензс никуда не деться.

Итак, наша экспедиция Карстензс 2015 началась, как и все подобные экспедиции: аэропорт Бали - аэропорт Тимика.

Куча баулов, бессонная ночь. Тщетные попытки хоть как-то поспать в самолете.

Тимика - это еще цивилизация, но уже Папуа. Это понимаешь с первых же шагов. Или с первых объявлений в туалете.

Но наш путь лежит еще дальше. Из Тимики на маленьком чартерном самолете нам нужно перелететь до деревни Сугапа. Раньше экспедиции ходили от деревни Илага. Путь там попроще, немного короче. Но последние три года в Илаге обосновались так называемые сепаратисты. Поэтому экспедиции стартуют из Сугапы.

 

 

 

 

Грубо говоря, Папуа - регион оккупированный Индонезией. Папуасы себе индонезийцами не считают. Раньше им правительство платило деньги. Просто так. За то, что они папуасы. Последние лет пятнадцать деньги платить перестали. Но жители Папуа привыкли, что белые (относительно) люди должны им давать деньги.

Сейчас вот это "должны давать" отображается в основном на туристах.

Уже не такие бодрые после ночного перелета мы со всем нашим скарбом переехали в соседний с аэропортом домик - откуда вылетают маленькие самолеты.

Этот момент можно считать отправной точкой экспедиции. Все определенности заканчиваются. Никто никогда не говорит точную информацию. Все может случиться через пять минут, или через два часа, или через день.

И ты ничего не можешь сделать, от тебя ничего не зависит. Ничто не учит так терпению и смирению, как дорога к Карстензсу.

Три часа ожидания, и мы выдвигаемся в сторону самолета. И вот они - первые настоящие папуасы, ожидающие вылет в свои деревни.

Им очень не нравится, что их фотографируют. Да и вообще приход толпы чужаков не вызывает у них никаких положительных эмоций.
Ну и ладно, нам пока не до них. У нас дела поважнее.

Сначала взвешивают наш багаж, а потом и всех нас с ручной кладью. Да-да, это не шутка. В маленьком самолете вес идет на килограммы, поэтому вес каждого пассажира тщательно фиксируется.

На обратном пути при взвешивании живой вес участников мероприятия значительно уменьшился. Да и вес багажа тоже.

Взвесились, багаж сдали. И снова ждать. На этот раз в самом лучшем аэропортовом отеле - Папуа холидей. По крайней мере, нигде так сладко не спится, как там.

Команда "пора на посадку" выдергивает нас из сладких снов.
Вот наш белокрылый птиц, готовый отнести в волшебную страну Папуасию.

Полчаса полета, и мы оказываемся в другом мире. Здесь все непривычно, и как-то экстремально.
Начиная от супер короткой взлетно-посадочной полосы.

И заканчивая внезапно набежавшими папуасами.

Нас уже ждали.
Банда индонезийцев-мотоциклистов. Они должны были отвезти нас до последней деревни.
И папуасы. Очень много папуасов. Которые должны были решить, пускать ли нас вообще до этой деревни.
Они быстро подхватили наши сумки, оттащили в сторону и занялись дебатами.

Женщины сели отдельно. Поближе к нам. Посмеяться, пообщаться. Даже немного пококетничать.

Мужчины в отдалении занялись серьезными делами.

Ну вот наконец я дошла до нравов и обычаев папуасов.

В Папуасии царит патриархат. Здесь принято многоженство. Практически у каждого мужчины две-три жены. У жен - пять-шесть-семь детей.
В следующий раз я покажу папуасскую деревню, дома и как они там все живут такой большой веселой толпой.

Так вот. Вернемся к семьям.
Мужчины занимаются охотой, защитой дома и решением важных вопросов. Всем остальным занимаются женщины.

Охота случается далеко не каждый день. Дом защищать тоже особо не от кого.
Поэтому обычный день мужчины проходит так: проснувшись, он выпивает чашку чая или кофе или какавы и идет по деревне, чтобы посмотреть, что новенького. К обеду возвращается домой. Обедает. Продолжает свои прогулки по деревне, общаясь с соседями. Вечером ужинает. Потом судя по количеству детей в деревнях, занимается решением демографических проблем, и ложится спать, чтобы с утра продолжить свои тяжелые будни.

Женщина просыпается рано утром. Готовит чай, кофе и прочий завтрак. А потом занимается домом, детьми, огородом и прочими глупостями. Целый день с утра до вечера.

Все это мне рассказали индонезийские ребята в ответ на мой вопрос: почему мужчины практически ничего не несут, а женщины тащат тяжелые сумки.
Мужчины просто не приспособлены для тяжелой ежедневной работы. Как в анекдоте: придет война, а я уставший...

Итак. Наши папуасы занялись обсуждением, пускать нас через Сугапу или нет. Если пускать, то на каких условиях.
Собственно все дело в условиях.

Время шло, переговоры затягивались.

Все было готово, чтобы отправиться в экспедицию. Сапоги, зонтики, оружие и прочие нужности.

Пара часов прошла в беседах.
И вдруг новая команда: по мотоциклам! Ура, первый этап пройден!
Вы думаете это все? Нет. Это только начало.
С нами отправляются в путь старейшины деревни, два военных, два полицейских, сочувствующие папуасы.

Зачем столько?
Для решения возникающих вопросов.
Вопросы возникли буквально сразу.
Как я уже написала, где-то с семидесятых годов индонезийское правительство выплачивало папуасам деньги. Просто так. Все что нужно было делать - раз в месяц придти в банк, отстоять очередь и получить кучку денег.
Потом деньги давать перестали. А вот ощущение, что деньги должны быть просто так, осталось.

Способ получать деньги нашелся достаточно быстро. Буквально с приходом первых туристов.
Так появилось любимое развлечение папуасов - род блоки.

Посреди дороги кладется палочка. И переступать через нее нельзя.
Что будет, если переступить палку?
По словам индонезийских ребят - могут камнями закидать, могут еще чего, в общем, пожалуйста, не надо.
Это вызывает недоумение. Ну не убьют же...
А почему нет?
Человеческая жизнь тут ничего не стоит. Формально на территории Папуа действуют индонезийские законы. В действительности преимущество имеют законы местные.
По ним, если ты убил человека, достаточно по согласованию с родственниками убитого выплатить небольшой штраф.
Есть подозрение, что за убийство белого чужака не только штраф не возьмут, еще и благодарность вынесут.

Сами же папуасы вспыльчивы. Быстро отходят, но в первый момент в гневе себя не сильно контролируют.
Видели мы, как они за женами своими с мачете гонялись.
Рукоприкладство у них в порядке вещей. Под конец путешествия жены, отправившиеся в путь с мужьями, ходили разукрашенные синяками.

Так вот, будут камнями кидать или из лука в спину выстрелят - экспериментировать никто не хотел.
Поэтому у каждой палки положенной на землю начинались переговоры.

Сначала это похоже на театрализованное действие.
Нелепо разряженные люди в шортах и майках, украшенные цветными пластиковыми бусами и перьями встают посередине дороги и начинают произносить пламенную речь.

Речи произносят исключительно мужчины.
Выступают по одному. Говорят пылко, звонко. В самые драматичные минуты, кидая шапки об землю.
Женщины иногда вступают в перепалку. Но как-то всегда хором, создавая немыслимый гвалт.

Обсуждение то разгорается, то затихает.
Переговорщики прекращают выступления и расходятся в разные стороны, посидеть, подумать.

Если перевести диалог на русский язык, выглядело бы это приблизительно так:
- Мы не пустим этих белых людей через нашу деревню.
- Вы должны пропустить этих милых людей, - это уже проплаченные старейшины других племен.
- Хорошо, но пусть они нам заплатят, и возьмут наших женщин портерами.
- Конечно, они вам заплатят. А про портеров мы решим завтра.
- Договорились. Давайте нам пять миллионов.
- Да вы офигели.

И тут начинается торг... И снова летят шапки на землю и голосят женщины.

Ребята, видящие это все в первый раз, тихо фигеют. И совершенно искренне говорят: "А вы точно им не заплатили за этот спектакль?"
Уж больно не по-настоящему это все выглядит.

А главное, что и местные жители, особенно ребятишки, воспринимают это все, как театральное шоу. Сидят, глазеют.

Проходит полчаса, час, в самом тяжелом случае - два часа. Переговорщики доходят до общепринятой суммы в миллион индонезийских тугриков. Палка отодвигается, и наша кавалькада, устремляется дальше.

Первый раз это даже забавно. Второй - все еще интересно. Третий, четвертый - и вот уже все это начинает немного напрягать.

От Сугапы до Суангамы - конечной цели нашей поездки - 20 километров. На преодоление их у нас ушло больше семи часов. Всего было шесть «роад блоков».

Вечерело. Все уже промокли под дождем. Начинало темнеть и становилось откровенно холодно.
И вот тут от моей доблестной команды стали поступать все более настойчивые предложения перейти к товарно-денежным отношениям и заплатить уже папуасам денег, сколько они хотят, чтобы нас только побыстрее пропустили.

А я пыталась объяснить, что все. Эти самые товарно-денежные отношения не действуют.
Все законы закончились где-то в районе Тимики.

Один раз заплатить можно. Но уже в следующий раз (а нам ведь и обратно возвращаться) попросят заплатить гораздо больше. И будет уже не шесть, а шестнадцать блоков.
Такова логика папуасов.

Где-то в начале путешествия у меня недоуменно спрашивали: "Ну они же нанялись к нам на работу, они же должны выполнять обязательства". И от этих слов мне хотелось смеяться и плакать одновременно.

У папуасов нет понятия "обязательства". Сегодня одно настроение, завтра другое... И вообще, с понятием морали у папуасов как-то напряженно. То есть оно отсутствует напрочь.

Последний блок мы преодолевали уже в темноте.
Затянувшиеся переговоры начинали напрягать не только нас. Мотоциклисты активно стали намекать, что им нужно возвращаться в Сугапу. С нами или без нас.

В итоге в темноте, по горной дороге под дождем на мотоциклах, без фар мы добрались до последней деревни перед джунглями - Суангами.

На следующий день предстояло еще одно шоу под названием "портеры нанимаются в экспедицию". А как это происходит, почему этого нельзя избежать и чем все это заканчивается, я расскажу в следующий раз.

Как папуасы на работу нанимались

Продолжаю свой рассказ о нравах и обычаях папуасов из региона Папуа, начатый в прошлый раз.

Вот тут некоторые начали говорить, что все я придумываю, что не бывает таких папуасских папуасов, что не может быть это все взаправду...
Ну, что я могу сказать? Можно съездить в экспедицию на Карстензс и своими глазами посмотреть, как оно все там.
Или поверить моим глазам.

Настало утро нашего первого дня в Папуа. Очень раннее утро.
Проснулись мы от невообразимого гвалта за хлипкими стенами нашей хибарки, где накануне мы устроились на ночлег.
Это папуасы дружными рядами пришли наниматься в портеры нашей экспедиции.

Тут я сразу отвечу на самый часто задаваемый вопрос: можно ли обойтись без портеров?
Нет, нельзя.
Папуасы очень любят устраиваться на работу портерами. И если кто-нибудь попытается лишить их этой радости, может огрести пару стрел в широкую спину.

Накануне на многочисленных роад-блоках обсуждалось не только, сколько денег за проезд по деревне с нас нужно взять, но и участие жителей этой деревни в экспедиции.

И вот многочисленные претенденты на вакансию портеров с утра пораньше сходились в деревню Суангапу на большой совет племен.

Как я уже говорила, у папуасов главные переносчики тяжестей во всех смыслах - женщины.

Придя в деревню, каждая женщина кидала свою котомку с бататом в общую кучу и отходила в сторонку. Этакая заявка на участие.

 

Котомка на самом деле называется нокен, а батат - пропитание на время экспедиции, каждый обеспечивает себя сам едой.

Всего таких нокенов набралось 40 штук.
Это на нас, на шестерых. Ну плюс еще трое индонезийских ребят.

 

Перед папуасами и индонезийцами при найме портеров стоят диаметрально противоположные задачи.
Папуасам важно трудоустроить максимальное количество людей. Организаторам процесса важно довести количество портеров до какого-либо приемлемо разумного числа. Хотя о какой разумности тут может идти речь...

 

Скинув сумку, женщины отходили в одну сторону. Сопровождающие их мужчины в другую. Многочисленные дети кучковались согласно своим интересам.

 

Вообще восприятие папуасами своей роли в экспедиции весьма занятно.
Это вам не непальские или килиманджарские портеры, для которых участие в экспедиции - всего лишь работа. И главная задача - выполнить ее хорошо и как можно быстрее, получить свою зарплату, чаевые и скорее вернуться в семью.

 

Для папуасов участие в экспедиции - это праздник. Это фан. Это поход выходного дня. Со своими любовными разборками, тусовками, песнями и плясками по вечерам, посиделками у костра. Поэтому кроме тех, кого взяли работать, в поход устремляется еще какое-то немыслимое количество людей. Мамаши с младенцами, беременные тетки, дети разных возрастов, странные мужчины разукрашенные перьями, бусами...
Очень веселая разноцветная громкоголосая компания с соплями до колен участвует в экспедиции.

 

Ну а уж когда за такое еще и деньги платят... При чем деньги очень и очень немаленькие. На них потом полгода можно жить.
В общем, конкуренция бешенная. Все рвутся работать.

 

Правда уже через пару дней рвение сильно падает. Тусовки, внутренняя жизнь коллектива, внешние факторы - все это отвлекает настолько, что времени на работу остается все меньше и меньше, а удовольствие хочется растянуть все дальше и дольше...

 

К концу экспедиции это стихийное бедствие принимает невообразимые масштабы. Настолько, что даже я - образец спокойствия и выдержки - орала, что если они на фиг не прекратят валять дурака и не начнут работать, то я вообще обижусь насовсем.
Орала я это на чистом русском языке. Ибо градус понимания на тот момент достиг высшей отметки. А если кто че не понял, мои индонезийские коллеги перевели, что Оля немного начинает сердится.
Хотя и без перевода по моему выражению лица и нервной мимике даже самый непонятливый папуас догадался, что еще немного и мой гнев достигнет таких пределов, что прекрасные болотные сапоги не достанутся какому-то счастливчику, а отправятся вместе со мной в Россию.

 

Впрочем, я забежала вперед. Ибо до конца экспедиции было еще две недели, и все очень хотели получить работу.

 

В нашей экспедиции принимали участие представители двух папуасских племен: мони и дани.

 

Внешне они ничем не отличались друг от друга. Так, разве что по мелочам.

 

Дани вместо спасибо говорили: кауна. Мони - амокана. Дальше наши лингвистические познания не продвинулись. Ибо и так мы неплохо понимали друг друга.

 Замужние женщины племени дани наносили на лицо татуировку. Мони же берегли свою природную красоту.

 Ну и самое главное отличие - дани были прилежны и трудолюбивы. Мони - болтуны и смутьяны... Но не взять их на работу по каким-то внутренним соображениям было нельзя.

 Время шло. Переговоры затягивались. Мы слонялись по деревне без дела.

Фотографировали местную детвору
А потом показывали получившийся результат, вызывая тем самым бурю восторгов.

 Зверюшек местных тоже фотографировали. Но зверюшки на результат смотреть не хотели.

 

Пришел местный старожил в национальном костюме - и его сфотографировали.
Старожил просил денег за фотографирование. Но потом сошлись на одной сигарете.
Что-что, а покурить папуасы любят. Курят все - и мужчины, и женщины.

 

Затем занялись изучением быта туземцев. Пошли по домам.
Вот оно какое - типичное папуасское жилище. Дом без окон, без дверей.
В каждом доме живет одна семья. То есть человек по 10 как минимум.
Тут же и еду готовят. Тут же спят вокруг костра.

 Когда внутри горит костер, дым валит из всех щелей. Как там можно находится - для нас так и осталось загадкой. А папуасам ничего - привычно. Папуасы настолько прокоптились и пропахли дымом, что учуять их можно издалека. Не самый конечно неприятный запах, хотя и он порой в такой концентрации становится невыносимым.

 Приближался полдень. Наше положение в пространстве никак не менялось. И казалось, что ничего не происходит. Хотя все время шла напряженная бурная деятельность.

 Группы людей то и дело менялись местами. На бревнышке посередине деревни попеременно посидели женщины, потом дети, потом мужчины заняли их место.

Самый главный ходил с тетрадочкой в руках и что-то туда записывал.

 У папуасов легко стать главным - нужно быть немного грамотным. Уметь считать в пределах ста, немного писать и ставить крестики напротив имен соотечественников.

 Я потом спрашивала, как в деревнях с образованием.

С образованием хорошо, но его почти ни у кого нет.
Дети сейчас начали ходить в школы. То есть почти каждый ребенок в возрасте 10 лет хоть когда-то посещал школу. Некоторые даже иногда носили школьную форму.

 

Проблемы со школами две. Во-первых, школ мало. Поэтому на одного учителя приходится по 50 и более учеников. С такой нагрузкой они явно не справляются, и если кто-то из учеников вдруг перестает ходить в школу - не сильно расстраиваются.
Во-вторых, школа расположена в крупном населенном пункте. В нашем случае это деревня Сугапа.
От Сугапы, где расположена школа до Суангамы - последней деревни, где живут несколько десятков детей, 20 километров. То есть три часа пешком в одну сторону.
Школьные автобусы тут не ходят.
В итоге ребенок ходит в школу год, максимум два, после чего ему родители говорят, что нечего мол ножки стаптывать по шесть часов в день, пора и отдохнуть.

 

Так же в Сугапе расположена единственная в окрестностях церковь.

 

Наши папуасы по странному стечению обстоятельств оказались католиками. Не знаю почему, но папуасы-католики - для меня несколько странное сочетание. Особенно когда видишь как они живут.
Но каждое утро во время экспедиции после многочисленных сборов и разборов, которые казалось никогда не кончатся и мы никогда не выйдем, наступало вдруг благословенное время. Все словно по команде замирали. Выходил глашатай и начинал зачитывать текст молитвы.
Текст судя по всему был совершенно произвольный. Выступающий тоже каждый день был разный. При чем тут и женщинам давали слово. Даже пару раз наш повар Джеймс был удостоен чести произнести слова молитвы.
Слушатели закрывали глаза и молились. Не все правда, некоторые отлынивали.
Звучало слово "аллилуя!" Мы его радостно повторяли. Во-первых, слово знакомое. Во-вторых, действительно аллилуя - мы наконец выступаем в поход...

 

Ну и чтобы уже окончательно завершить знакомство с папуасами расскажу о том, что они любят больше всего.
Больше всего они любят украшать себя. И мужчины и женщины. Делать совершенно невероятные прически, раскрашивать лица грязью, надевать всякие перышки и пластиковые побрякушки...
Еще они очень любят петь. Поют красиво, только грустно очень.
В общем, ничто прекрасное им не чуждо.

 А что же наша экспедиция?

Прошло полдня, и настал кульминационный момент.
Ребятам индонезийцам удалось доторговаться до 27 портеров. Дальше снижать количество обеспеченных работой старейшины категорически отказались.

 После этого мы снова стали участниками театрального действия.

 Глядя в свою тетрадочку и на кучу нокенов с бататом, главный по кадрам брал один из нокенов, вытряхивал из него батат, после чего пустой нокен вручался владелице вместе с небольшой денежной компенсацией (порядка 10 долларов).

 И вот опять же. Наши бы люди что? Не взяли на работу - печаль. А папуаски не теряя веселья подбегали за своими нокенами. И не было у них ни печали, ни разочарования. Вроде как: ну и ладно, не очень то и хотелось.

 В итоге тринадцать нокенов было опустошено.

 

Думаете это все? Как бы не так. Дальше началась раздача сумок.
Старший выкрикивал имя, и довольная папуаска выбегала и хватала выданный ей баул.
Когда баулов осталось совсем мало, а претендентов все еще много, самый горластый потенциально безработный вдруг вышел с пламенной речью. Кинул шапку на землю.
Тут мы без перевода поняли, что опять началось...

 И действительно, покричав еще какое-то время, мужики поглавнее стали бегать, отбирать баулы, стаскивать их опять в общую кучу.

Тетки стояли и смеялись над бестолковостью мужчин.

 Потом баулы поделили еще раз. Потом еще. Наконец самому горластому баламуту нашли баул. Получив работу он, наконец, успокоился.

 

Остальные баулы уже поделили как-то быстро без особой шумихи.

 

И о чудо, не прошло и двух дней, а наш караван выдвинулся в джунгли!

 

 

ОРИГИНАЛ НА ЖЖ «Жизнь как приключение»
http://olly-ru.livejournal.com/tag/%D0%9F%D0%B0%D0%BF%D1%83%D0%B0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии
№ 1. Зиябутин Гаджимирзаев, 26/10/2015 11:30
Да... Веселая экспедиция!
* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования