Написать письмо
8 (800) 222-88-48
8 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
ПРОВЕРИТЬ МОИ
ВЕРШИНКИ - СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Из записок Ольги Румянцевой. Пирамида Карстензс - 2015. Джунгли и болота, люди и звери

           
1
 
Пирамида Карстенз (4884 м) или просто Карстенз. Это высочайшая вершина острова Новая Гвинея, который, по мнению многих, относится к материку Австралия. Западная часть острова входит в состав Индонезии ... читать больше »
   

18/11/2015 11:36

Трудности перевода....

 

Меня тут как-то постоянные читатели наших папуасских приключений спрашивали: "Что будет если человек подвернет ногу в этих самых джунглях?"

Вариантов развития событий при получении такой травмы великое множество. Все зависит от места ее получения и тяжести травмы.

У нас по дороге в базовый лагерь вот как раз такой случай и приключился.
Раймонд не очень аккуратно прыгнул с очередного уступчика в коварную джунглиевую грязь. Сначала показалось, что ничего страшного. Ну прыгнул и прыгнул. Но к тому моменту, когда я дошла до него, то есть минут через пять, стало понятно, что дело плохо.
Очертания колена приняло неестественные формы.

Продолжать путь дальше он не мог.
Но на его счастье, способность передвигаться самостоятельно он все-таки сохранил. Правда медленно и коряво.
В сопровождении портеров он добрел обратно до четвертого лагеря. На этом его проблемы на ближайшие три дня закончились.

Зато начались проблемы у меня. Мало того, что Раймонд был главным гидом, что на восхождение группу должны были вести три гида: Раймонд, Хатта - его ассистент и я.
Это все было мелочи по сравнению с тем, что Раймонд был единственным человеком более- менее говорившим по-английски.

 

 

 

 

В итоге с нами оставались Хатта и Джеймс. По английски они знали слов по 50. К счастью это были разные 50 слов.
Так что на ежевечерние совещания они приходили вдвоем и более менее можно было придти к какому-то решению. А где не хватало слов, там мы переходили на язык жестов и картинок.
Вот такое веселое общение пришлось у нас на самые важные дни экспедиции - восхождение и дни, когда портеры внезапно покинули нас.

Впрочем, я опять забежала вперед.

Переход до базового лагеря Пирамиды Карстензс - это всего понемножку. Немного болот, немного джунглей, немного скалолазания. И очень много набора высоты.
Чтобы дойти до базового лагеря, нужно перейти через перевал, который всего на 200 метров ниже вершины Пирамиды Карстензс.

 

 

 

 

С утра лагерь освещало солнышко. Было тепло. Тепло - это и хорошо и плохо.

Хорошо - потому что я просто не люблю когда холодно. Для экватора это как-то неправильно даже. А плохо - потому что сразу все расслабляются. Никто никуда не торопится.

И если в первые дни расслаблялись только папуасы, то к середине пути участники тоже предпочитали греться на солнышке.

Так что все утро мы расслабленно бродили по лагерю и позировали в разных нелепых позах.

На молитву все тоже собирались как-то расслабленно и молились не усердно. Наверное, поэтому и произошло то, что произошло.

Перелезая через очередные корневища и грязевые ступени, Раймонд прыгнул, вывихнул колено.

Сперва он героически хотел продолжать путь вверх. Но пока я ловко наматывала ему эластичный бинт, стало понятно, что какое там вверх - своими ногами бы до предыдущего лагеря дойти бы.

Конечно такое происшествие само по себе событие не хорошее. Но даже в самом нехорошем событии есть положительные моменты.
До лагеря нужно было идти где-то всего полчаса. И в лагере оставались главные силы портеров.
В базовый лагерь Пирамиды Карстензс идут только самые ловкие и самые проверенные. А весь табор остается в четвертом лагере на три дня, ждать восходителей с восхождения.
Так что Раймонду было не одиноко.

Но он все равносильно расстроился. Даже заплакал. Они вообще очень эмоциональные. В итоге мы всплакнули в объятьях друг друга. Я заверила, что у нас все будет хорошо, и что сейчас главная задача - ногу залечить. Раймонд заверил, что будет ее изо всех сил лечить.
На том и расстались.
Мы пошли своей дорогой, Раймонд своей.

Вернее, как пошли... Там не дорога, а сплошное развлечение, то по скалам нужно лезть, то по тропкам узким проходить над пропастью

Вот тропинка через скалы уходит на перевал.

Дорога до лагеря кажется бесконечной. Особенно в тумане.
Самые нетерпеливые участники спрашивают: ну, сколько еще осталось?

- Вооот столько, - отвечаю я, маша крыльями.

Чем ближе к перевалу, тем более мерзкой становилась погода.
Дождь перешел в какое-то подобие снега. А Карстензс спрятался в непроглядном тумане.

По идее, с перевала открывается панорама на весь маршрут восхождения. Но у природы в этот день были совсем другие идеи.

Да и нам тоже в такую погоду не до видов было. До лагеря бы дойти, да залезть в почти сухие палатки.

Конечно, до лагеря мы дошли. Там меня поджидал еще один неприятный сюрприз.
За прошедшие два года территория лагеря превратилась в помойку. Кучи мусора лежали по всей территории.

С мусором вообще история грустная. Даже я бы сказала неприятная.

У папуасов начисто отсутствует культура чистоты. Даже деревни все закиданы разнообразными обертками. Что уже говорить про джунгли.

Не раз мы наблюдали такую картину: даем папуасам пачку печенья. Печенье съедается, упаковка тут же летит на землю.
Там где мы могли это отследить, мы просили поднять и отнести к костру. Папуасы нехотя исполняли эту странную причуду белых людей.

В итоге Андрюха попытался провести просветительскую деятельность и привлечь младое поколение папуасов к уборке территории. Жестами объяснял, что эту прекрасную пачку печенья они получат, только после того, как принесут в обмен мешок мусора, собранный по лагерю.

Мальчишки честно собирали мусор. Взрослые вообще не понимали, что это за игра такая. Видимо им казалось, что с фантиками джунгли красивее.

Наши ребята индонезийцы были молодцами и уходя старательно сжигали весь наш мусор и чужой сколько получалось собрать. Но это были такие мелочи на фоне общей замусоренности.

Такое впечатление, что большинство экспедиций опопуасиваются настолько, что весь мусор выкидывают в лагерях, как папуасы не понимая, зачем что-то убирать.

Мы кстати, застряв в базовом лагере после восхождения, использовали день для сбора и сжигания мусора.
Территорию удалось значительно подчистить. Вот только непонятно, надолго ли.

 

Приключения начинаются

 

 

 

 

Если вы думаете, что главное в экспедиции на Пирамиду Карстензс взойти на эту самую пирамиду, то вы глубоко ошибаетесь.

Главное - после восхождения вернуться к если так можно сказать, цивилизации. Ну, или скажем лучше, к симпатичному маленькому самолету на 10 пассажиромест.

Обычно папуасы, проводив участников экспедиции до базового лагеря, уходят во Фрипорт - огромную золотодобывающую шахту. Их в отличие от белых людей туда спокойно пускают. Видимо им все равно, что добывается в этой шахте - золото или уран. Им вообще больше всего бусы пластиковые нравятся.
Во Фрипорте тепло, уютно и делать ничего не нужно.

Пока эти странные альпинисты лезут зачем-то на гору, папуасы отдыхают и расслабляются. Когда приходит время возвращаться, брать вещи и отправляться в обратный путь по болотам и джунглям, папуасы расслабляются настолько, что заниматься такими глупостями совершенно не хотят.
В лучшем случае начинается бесконечный торг - начальник, денег бы побольше нам...

Такой ход событий повторяется каждый раз. Так что и наша тоже не стала исключением. Хуже того, у нас события разворачивались еще веселее.

Накануне, пока мы ходили на гору, папуасы решили, что нам ни к чему продукты, которые нам передали через Фрипорт - курицы, печенье там всякое. А главное - пять банок пива. Ну зачем спортсменам пиво.
Отдали только яблоки. Папуасы не любят яблоки.

Все бы ничего, яблокам мы были рады гораздо больше чем пиву, учитывая, что у нас больше половины группы вообще не пила. А те двое отщепенцев, которые все-таки не давали зарока воздерживаться от алкоголя, довольствовались ежевечерне пятьюдесятью граммами восемнадцатилетнего виски.

Но пять банок пива для папуасов - это катастрофа. Это сила способная выбить из жизни на сутки пару деревень.

И катастрофа случилась. Местная, локальная. Но нам от этого было не легче. Тем более, что началось все как-то быть не так еще ночью, когда температура опустилась до минусовой.

Бывалые походники скажут:
- Какая фигня!
- Кому как, - возражу я.

Когда ты находишься на высоте 4200, а сухих нательных вещей уже не осталось. А спальник... Ну кто в джунгли на экватор берет теплый спальник.

Я была единственной, кто вообще планировал брать теплый спальник. Да и то не сложилось. Дело в том, что спальников у меня несколько. Все на разные температуры комфорта. И я точно помнила, что один синтетический на - 10 у меня точно был.
Собираясь как обычно в попыхах, посмотрела на градусы нарисованные на мешке от спальника и увидев заветные цифры -10 - 15 схватила его.

Это было роковой ошибкой. Пару лет назад я потеряла родной мешок от одного из спальников и стала использовать совершенно посторонний ему мешок, забыв что находится внутри.

Всю экспедицию сильно удивлялась: и чего это я так мерзну. Уже и вещи все на себя надеваю, и спальный мешок теплый, а я так мерзну. Не приболела ли.
Дома наконец поняла что к чему. Посмотрела на описание спальника. Ё-моё... У него температура комфорта +10 +20 .

А иней с утра покрывавший палатки намекал как бы на то, что до +10 было приблизительно как до цивилизации...

У попутчиков моих ситуация с теплотой спальников была не такая ужасная, но все равно к завтраку все вылезли отчаянно стуча зубами, кутаясь в пуховки.
Мечтая только о том, чтобы поскорее пришли папуасы, мы бы собрали лагерь и побежали вниз к теплу и травке.

Папуасы пришли. В количестве трех штук. И гордо сказали "неготиэйшинз". Что в переводе с ихнего папуасского значило "переговоры".
Типа, денег хотим больше.

Собственно, история повторяющаяся почти каждое утро. Долгие переговоры, мешок риса, перекочевывающий в папуасское логово, и вот мы снова в пути.

На этот раз переговоры видимо больше были затеяны, чтобы потянуть время пока непроспавшиеся папуасы соберутся в дальний путь.

Поторговавшись, пообщавшись, два парламентера ушли в сторону Фрипорта за коллегами и пропали.
Прошел час, другой. А на тропинке так никто и не появился.

Ушел третий папуас - старейшина одного из племен по имени Бапа. Вернее это папуасы так его называли. Бапа, что значит старший и мудрый. Он действительно был самым старшим и самым адекватным из всей папуасской толпы.
От дел не отлынивал. Вещи не выпрашивал. Всегда улыбался мило.

А тут ушел - и с концами. На третий час ожидания, мне удалось допинать Хату до такого состояния, что он согласился прогуляться в сторону Фрипорта и выяснить, куда все делись.

Потекли мучительные часы ожидания. По крайней мере для меня они были мучительными.
Дело то в чем. В рядах участников начался разброд и шатания. И если в первые часы это было недовольство ленивыми портерами, то уже через три часа началась паника в духе "нас бросили, мы все здесь останемся".

В итоге через два часа после ухода Хаты уже не выдержала я и пошла ему на встречу.

Что при этом подумали участники, глядя на то как один за одним исчезают сначала портеры, а потом гиды, как-то уже не сильно волновало.

Идти мне пришлось недолго, минут 10. Таким грустным Хату я видела разве что когда Раймонд повредил колено.
Оказалось, что во Фрипорт приехала толпа индонезийских военных. У них какие-то учения, потому что несколько месяцев назад где-то сепаратисты застрелили трех военных.
Пройти во Фрипорт невозможно. И что хуже, выйти из него тоже никто не может.

С Хатой пришел Бапа, который тоже не смог вернуться к своим папуасам.
- Оля, я обещаю, завтра они придут. Они бы сегодня пришли, но они не могут дойти. Завтра точно придут.

Оставалось только дойти до участников и рассказать им эту страшную историю. Про военных и папуасов заблокированных на шахте.

На самом деле все было не так плохо. Во-первых, у нас по плану только на этот день было намечено восхождение. Во-вторых, вот на такие случаи у нас было еще три непредвиденных дня. И в-третьих, они ведь и правда уже завтра могли придти.

Но что такое доводы разума для людей, которым холодно. И сыро. И грязно. И рис уже поперек горла. И на гору сходили.
Они знают только одно - где-то рядом Бали. С ресторанами, пляжами. И главное - там тепло.

И начинается марлезонский балет... Звучат призывы самим уходить в лес. А еще лучше - прорываться через Фрипорт.
Индонезийцы они хитрые. Вот на такой случай перед началом экспедиции со всех участников берут подписку, что не будут пытаться выйти через Фрипорт.
Потому что очень соблазнительно пройти несколько километров до шахты, а дальше 100 километров до Тимики по хорошей дороге - и вот она цивилизация.

В общем, атмосфера в лагере царила напряженная. Чтобы как-то ее разрядить мы начали палить мусор.

В лагере стало чище и веселее.
Видя, что бежать никто пока не собирается, я предложила прогуляться до Фрипорта.
Идею мою никто не поддержал. Оно и к лучшему. Одной в данной ситуации гулять было гораздо веселее.

К тому же у меня миссия еще одна была. Нужно было для одного известного бейсджампера попытаться на стене найти место для прыжка. Развлечение у него такое - с высших вершин континентов прыгать. С Эвереста прыгнул, с Килиманджаро прыгнул. Вот про Карстензс теперь подумывает.
Сразу скажу, чтоб дважды не вставать. Прыгает он не с вершины, а с максимально возможного высокого места. Ибо для прыжка ему нужна стена отвесная.

Заодно можно было полюбоваться нашим маршрутом, который мы прошли накануне. Вчера мы как ежики в тумане лазали. А тут видимость немного появилась.

До самого Фрипорта я не пошла. Слишком велик соблазн был попросить убежища, а лучше депортацию.
Дошла до места откуда он был виден, и где тропа уходила круто вниз.
Карабкаться круто вверх потом совсем не хотелось.
Посмотрела на красивые полосатые скалы, на озера и пошла обратно.
Озер в тех местах очень много. И вода в них цвета необыкновенного.

На какой-то очень короткий промежуток выглянуло солнце. Стало тепло. И я еще опять порадовалась, что со мной никто не пошел.
Пользуясь теплыми мгновениями помылась в озере. Хоть маленькая, а радость.

А в лагере к моему приходу жизнь вошла в привычное русло.
Виталя бубнил на ломанном английском про приключения сэра Персиваля.
Андрюха дожигал мусор.
Эдик выяснял у Игоря нельзя ли на Бали было как-то попроще попасть.
Ашин спал и ел.

Жизнь налаживалась.
Некоторые самые нетерпеливые участники, правда, пытались выяснить, есть ли у меня план на случай если портеры и завтра не придут. Планов у меня как обычно было громадье. Да и выясняли они уже не так настойчиво.

Нехотя все расползались по палаткам. Холодно там было. Да и скучно. 

 

Так вот ты какой - папуасский кус-кус

 

 

 

 

В прошлый раз, когда мы ходили по Папуасии, тема кус-кусов как-то миновала нас стороной.

Другие мои коллеги и знакомые, прошедшие этот непростой путь до Пирамиды Карстензс (а некоторые и обратно), рассказывали, что рано или поздно наступал день, когда их пытались накормить кус-кусами - единственными представителями местного более менее животного мира.

Я даже фотографии видела - крыса, как крыса. Чуть больше обычной. Местное название "кус-кус" как бы намекало на съедобность.

И вот значит, с умным видом, я всю дорогу на вопросы о местной живности рассказывала про этих самых кус-кусов описывая то, что видела на фотографии.

В первый день нашего возвращения с Карстензса гиды с утра рассказывали, что вот сегодня возможно охотники поймают нам кус-кусов. Говорили, что кус-кусы бывают двух видов: живущие на дереве и живущие на земле.
Я у всех на фотографиях видела совершенно одинаковых крыс. У кого потемнее, у кого посветлее. Но принципиальной разницы между ними не было.

Как я уже говорила, никакого особенного интереса крысы не представляли. Поэтому когда вечером нам сказали, что охотники поймали пять кус-кусов и принесли, мы не спешили идти и смотреть на них. Однако, необычное оживление в лагере папуасов как бы намекало на то, что даже у этих детей природы пять крыс вряд ли бы вызвали столько эмоций.

А потом мы увидели этих кус-кусов...

Первая мысль была: "Ничего ж себе? Почему мне все рассказывали, что ЭТО - крыса?!"
Тот же самый вопрос читался в глазах моих подопечных. Которым я всю дорогу рассказывала про два типа крыс: одна по деревьям лазает, другая по земле ходит, но в целом ничего интересного...

Впрочем, наша экспедиция перевалила за половину, и участников уже сложно было чем-либо удивить.

И тут у внимательно следящих за нашими похождениями в Папуа возникает закономерный вопрос: откуда взялись папуасы, ведь в прошлый раз все закончилось тем, что они ушли во Фрипорт, бросив нас на произвол судьбы в базовом лагере, и участники мероприятия, решив, что дело швах, стали разрабатывать план самостоятельного прорыва к цивилизации, пока я медитировала и вышивала крестиком для успокоения нервной системы.

Утром окончательно заледеневшие, стряхивая наледь с палатки, готовые уже хоть как, но уходить из этого места, участники собирались к завтраку.

Я всячески тянула время, ковыряя вилкой в опостылевшем рисе и пытаясь убедить не делать резких и необдуманных движений.

Хотя, учитывая что мой спальный мешок был самым холодным, а палатка самой пустой, я первая была готова бежать с этого полюса холода на экваторе.

Но никуда бежать не пришлось. Ровно в восемь часов на горизонте показались нестройные толпы наших отоспавшихся и отъевшихся папуасов.

Как ни в чем не бывало они радовались жизни, грелись на солнышке, дружили с нами и выбирали вещи, которые мы должны будем подарить им. Желательно прям сразу. Но если мы совсем против, то они готовы подождать до окончания похода.

Немного все-таки чувствуя вину за то, что так вероломно бросили нас на произвол судьбы. А заодно отжали немалую часть нашей еды, в этот день папуасы не стали проводить традиционные переговоры с новыми требованиями. Просто взяли вещи, попутно уточнив, нельзя ли часть из них уже взять насовсем, и мы пошли.

Для усиления дружбы особо избранным дарили цветы.
Как вы уже догадались - не мне. Меня папуасы не любили, потому что я ругалась много.

Погода в этот день была как никогда прекрасной. Карстензс провожал нас во всей красе. Наконец-то можно было рассмотреть все детали маршрута и оценить масштаб приключения.

Жуткий подъем по бесконечной сыпухе вверх скрашивали виды.
Последний взгляд на стену. Надеюсь я не скоро еще вернусь сюда :)
И дальше вниз-вниз-вниз... Туда где будет хоть чуточку теплее.

И вот на этом пути вниз я оказалась между двух огней.
С одной стороны участники, у которых в глазах, в мозгу, везде только одно - на Бали! В тепло!!!
Которые хотят мчаться вниз, не разбирая дороги, которые на любое промедление реагировали бурно и очень негативно.
Сидим лишние пять минут - чего сидим, валить надо. Папуасы на обед встали - какой обед, валить надо!

А с другой стороны те самые папуасы, которые никуда не торопятся. И которые еще очень обижаются, как дети прям, если вдруг все вместе сели отдохнуть и тут эти странные белые люди куда-то побежали. Без них. А как же потусить с друзьями?!
А что такое обиженный папуас? Это папуас, который в любой момент может встать и сказать: раз вы так, то мы обиделись и сегодня дальше не пойдем. Надуться и действительно никуда не пойти?

Чувство ответственности при найме на работу им чуждо в принципе. Как и любые другие чувства свойственные нам. Так они не испытывая никакого смущения на привале достали пакетики сока, предназначавшиеся нам. А увидев наше "нифига ж себе, совсем обнаглели", они не теряя жизнерадостности стали предлагать этот сок нам, мол, берите, нам не жалко, у нас его еще до фига.

Так же радостно они угощали нас нашей курицей и нашим печеньем.
И вот честно говоря, не так жалко было эту еду. Ну украли и украли. Фиг бы с ним. Хотя сам по себе факт неприятный. Но то, что они показывая широту души угощали нас этим же...

И вот распаленная этими двумя огнями. Этими двумя группами детского сада я шла, думая о том, как бы не взорваться...
Лишь симпатичные пейзажи снижали градус нервного накала.

То ли мои волшебные увещевания возымели действо. Одним - что как ни беги, быстрее папуасов не будешь, другим - что пришла пора все-таки немного поработать. То ли хорошая погода и общая атмосфера...
Но к четвертому лагерю участники как-то расслабились и успокоились. Все просто шли и получали удовольствие от того, что мы несмотря ни на что продвигаемся к цивилизации.

По дороге встретили семью: охотника с женой и собакой.
Вот тогда-то нам и пообещали к вечеру изловить несколько кус-кусов.

Тогда мы еще не знали к чему это приведет. Поэтому особо не заинтересовались ни кус-кусами ни охотниками.

В четвертом лагере нас ждал Раймонд. Оказалось, что с ногой дела не так плохи - он все еще сильно хромал, но вполне сносно мог передвигаться самостоятельно. Сказал, что Бапа что-то там ему вправил.
Эластичный бинт, который я намотала в первый день, приобрел уже весьма жалкий вид. Но Раймонд уверял, что без этого бинта ему бы вообще жизнь была не мила.

После сплошных камней и непроглядного холода было даже приятно идти по болоту среди моих любимых папоротников.
Решив, что раз папуасы взяли нашу еду, мы тоже должны что-то взять у них, Андрюха стал активно намекать, что надо бы нам попробовать пожевать папуасские орехи.

На наш вопрос про орехи Хатта радостно ответил, что он тоже любит жевать их и вечером обязательно угостит всех желающих.

Желающих нашлось немного. Для начала действие волшебных орехов от которых слюна становится красной, а мир разноцветным, решили опробовать на менее ценных участниках. Для опытов вызвались Виталя с Андрюхой.

И папуасы и мы внимательно смотрели за ходом эксперимента. Как и положено ребята тщательно жевали орехи, для пущего эффекта заедая стручками какого-то растения, которые они опускали в толченый коралловый порошок.
Наконец ура, появилась красная слюна. Зрелище не самое приятное. Но когда дело касается псевдонаучных опытов, то тут уж не до приятностей.

Но дальше дело не пошло. Мы-то ждали, что эффект от орехов будет феерическим. Что наши друзья пустятся в пляс или запоют красивые папуасские песни. Как бы не так. Только орехи зря на них перевели.
Похоже, что действуют эти орехи только на папуасов. Наши же пожевали. Сказали, что впечатление, как будто зубного порошка наелись. И все. Зато дыхание свежее.

Так что интерес к ним все очень быстро потеряли. Кто-то еду готовил, кто-то палатки ставил. Самые хозяйственные на ходу успевали плести национальные сумки - нокены.

И вот тут случились те самые кус-кусы, о которых я рассказывала в самом начале.
Не спрашивайте меня, как я объясняла, почему я это называла крысами. Что-то, а придумывать объяснения на ходу я умею превосходно. Иначе, какой же я гид.

Кус-кусы действительно были двух видов. Одного, который живет на дереве, мы определили как ленивца.

А второго, который обитает на земле, как ехидну.

Папуасы же на все наши попытки выяснить настоящее имя этих животных твердили только одно: кус-кус.
Похоже они любую живность, пригодную для еды так называют. Мне кажется, что порой они и к нам приглядывались так, с прицелом: достаточно ли мы кус-кусы...

В стане папуасов наступил праздник. Для приготовления зверей был подготовлен костер, куда накидали камней.
Потом зверей завернули в листья, положили в камни, засыпали землей и стали запекать.
А заодно греться у праздничного костра и петь песни.

При таком способе приготовления мясо животного пропекается недостаточно хорошо. Но папуасам-то что. Они и сырое могут.
Но для нас мясо приготовили традиционно - на сковородке.

Весь вечер с нетерпением ждали мы кус-куса. Очень уж хотелось попробовать экзотическое кушанье. Да и мяса мы уже давно не ели.

Но увы. Как же велико было наше разочарование. Немногие смогли осилить больше одного кусочка. Мясо ужасно воняло и обладал поистине чудовищным вкусом. Почти все взяли по кусочку, пожевали и тут же выплюнули, ограничившись традиционным пустым рисом.

Только Ашин ел порцию за порцией, не переставая нахваливать. То ли индусские корни говорили в нем, то ли в этой своей ЮАР привык есть что попало.
Да Андрюха не отставая от него уплетал кусок за куском. Может это так на него орехи подействовали.

В общем, было жалко таких красивых и таких удивительно невкусных зверей.

Читайте ЖЖ - Жизнь как приключение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии
№ 1. Андрей Алмазов, 24/11/2015 09:41
отличный рассказ, как будто про нашу экспедицию)
* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
chat
 Ваше имя: 
 Email или телефон: 
 Ваш вопрос: