Снежный Барс
14 восьмитысячников
Другие горы
Другие объекты
Информация
График работы Супер-Гидов
Абрамов Александр
график работы
Автомонов Сергей
график работы
Березин Андрей
график работы
Дорожуков Александр
график работы
Душарин Иван
график работы
Егоров Борис
график работы
Ермаков Дмитрий
график работы
Ершов Виктор
график работы
Карташова Наталья
график работы
Коробешко Людмила
график работы
Котляр Владимир
график работы
Ларин Сергей
график работы
Лончинский Алексей
график работы
Максим Шакиров
график работы
Маринкевич Александр
график работы
Мезова Карина
график работы
Мясоедов Валерий
график работы
Ростовцев Артем
график работы
Румянцева Ольга
график работы
Эдгар Парра
график работы
Главная » Новости » Статьи

Максим Шалыгин. Эльбрус

   
Двуглавый Эльбрус — это украшение и символ всего Кавказа, огромный и величественный массив, господствующий над горной страной. С точки зрения неэмоциональной науки - это потухший вулкан в ... читать больше »
   

15/12/2016 17:32

 

 

Впервые меня «занесло» в горы в далёком 2004-ом и это был Тянь-Шань, хребет Заилийский Алатау, в предгорьях которого раскинулась величественная Алма-Ата, ставшая моим вторым по значимости городом (первый – подмосковные пенаты ближнего замкадья, третий – Питер). Южная столица Казахстана стала моим домом в общей сложности на два года благодаря ряду внедренческих проектов автоматизированной банковской системы Colvir. Тогда, при десятке треккинговых горных походов без восхождений (по лугам, озёрам и перевалам), я, благодаря своему коллеге и товарищу Филу, неожиданно оказался на своей первой и на долгие 10 лет единственной вершине – пик Амангельды, высота 4 010 м.

Прошло много лет и однажды, прогуливаясь в силу жизненно устоявшейся привычки по книжному магазину, я подцепил с полки книгу «Семь вершин мира» и проглотил её в тот же день. С двумя из трёх авторов (А. Абрамов, А. Ельков, Е. Штиль) мне посчастливилось познакомиться в скором времени. Александр Абрамов – жёсткий улыбчивый президент и гид клуба «Семь вершин», что базируется на Каланчёвской в Москве, восемь раз стоял на Эвересте и ещё трижды уходил с него не солоно хлебавши.

Прозапрягав пару лет, тяжело страдая от прокрастинации, в августе 2014 года, с помощью клуба «7 вершин» я наконец разродился поездкой в Атласские горы с восхождением на его самую высокую точку Джебель Тубкаль, высота 4 167 м (Марокко). С этого момента тяга к горным походам обрела чёткий вектор.

С тех пор случились Арагац (4 090 м, Армения), чуть не убивший меня Чимган (3 309 м, Узбекистан), Фанские горы (3 500 м, Таджикистан), Саяны (гора Мунку-Сардык, 3 491 м). Дважды я проехал на автомобиле через Альпы, побывал под Монбланом, забрался по высочайшей в Европе железной дороге (3 454 м) к знаменитому трио Бернских альп – Мёнху (4 107 м), Юнгфрау (4 158 м) и Эйгеру (3 970 м), с безумно-красивыми видами на ледник Алеч и долину Гриндельвальда.

Август 2016 г. принёс с собой поездку в Приэльбрусье и восхождение на крышу Европы – двухглавый Эльбрус, западная вершина которого достигает высоты 5 642 м.

Разношёрстная команда из двенадцати человек собралась в посёлке Терскол 6-ого августа: два товарища дайвера (Тюмень и Пермь), бригада иркутян в составе трёх мэнов, молодая семейная пара и три одиночные девушки из Москвы, шведка из-под Стокгольма и ваш покорный слуга. Половина ребят побывали в Непале, на высотах более 6 000 метров. Шведка этой весной стояла на Эвересте (8 848 м). Две девчонки бегают полумарафоны.

7-ое августа – проба сил, первый акклиматизационный выход до обсерватории, высота 3 100 м. Дошли все, прогулка по отличной погоде выдалась несложная и приятная. Купание в водопаде Девичьи косы освежило и придало сил.

Возвращение в Терскол. Вечером проверка снаряжения, аренда недостающего, плотный ужин, непринуждённое общение, отдых.

 

К утру нас осталось одиннадцать, одна из москвичек не справилась со своими микробами, а соваться на высоту с намёком на ангину чревато очень быстрым отёком лёгких с летальным исходом (часто на то, чтобы спасти человека с момента появления первых симптомов есть лишь несколько часов). 1-ого июня 2016 года 54-летний одесский альпинист Владимир Могила, мастер спорта международного класса, погиб при восхождении на Эльбрус на высоте всего лишь 3 900 метров именно от этой напасти.

8-ое августа, второй акклиматизационный выход. С высоты 2 350 м поднимаемся на канатке в три очереди до 3 800 м и это самый спорный момент нашего похода – это слишком много, и последующая ночёвка на 3 900 представляет собой непрекращающуюся головную боль с эпизодами сна в каждом часе минут по 15. Это называется жёсткая акклиматизация.

День проводим активно, поднимаемся до 4 130 к Приюту одиннадцати, работаем с ледорубами, тренируемся ходить в кошках, подгоняем снарягу.

Приют LeapRus, ставший нам домом на несколько следующих дней, представляет собой систему жилых и хозяйственных модулей, похожих на большие вытянутые бочки, лежащие на боку, и может вмещать до 40 человек.

9-ое августа, третий акклиматизационный выход. Идём на 4 700, до скал Пастухова. Для многих это момент истины. У меня всё получилось легко, и я принимаю решение «выпендриться» и в день восхождения обойтись без ратрака (специальное транспортное средство на гусеничном ходу) – т.е. зайти на вершину ногами с 3 900 до 5 642 – вариант для спортсменов и мазохистов, ибо перепад высоты для ночного восхождения очень серьёзный. Со мной пермяк Олег и шведка Мария-Ханна. Остальные планируют от приюта подняться до 5 100 на ратраке.

10-ое августа, тотальный релакс, еда, сон, лёгкая прогулка до кафе у канатки. В этот день нас остаётся десять, ещё одной москвичке становится плохо, и она спускается вниз.

11-ое августа, 12 часов ночи стоим втроём на выходе (остальная группа стартует двумя часами позже).

Наш гид на штурм вершины – легендарная личность по имени Брэд, он же Хвостатый Бродяга, человек участвовавший во второй чеченской в качестве бойца военной разведки, человек в маске из фильма «V – значит вендетта», человек, спустивший в прошлом году с вершины Эльбруса штангу весом 75 кг (втащил её туда мурманский пауэрлифтер, впоследствии подавший на Брэда в суд). Меня больше всего позабавила история Брэда о том, как он поехал в Крым и оказался в Непале. Парню 37 лет, он живёт и дышит лишь горами.

 

 

Вышли очень легко и в быстром темпе рванули вверх. Спустя полтора часа нас начал настигать грозовой фронт, выскочивший на нас как чёртик из табакерки. Немногословный Брэд мрачнеет, произносит фразу «Всё плохо» и постоянно считает время между молнией и громом… «восемь»…. спустя какую-то минуту «один». Брэд даёт команду бегом бежать к нагромождению «сухих» камней справа, радуется, что мы не ушли выше, где таких камней уже нет, и сокрушается по поводу того что метров на 200 выше нас французская команда из трёх человек с неопытным гидом и им прятаться некуда. Мы пока не очень понимаем, что происходит и как роботы исполняем команды Брэда: добегаем до камней, вжимаемся в них, снимаем рюкзаки. Тем временем ветер становится шквалистым, несёт горизонтально крупный снег, приходит могильный холод. Вдруг острый конец моего ледоруба, приаттаченного к рюкзаку, что я держу в руках, начинает светиться синим свечным пламенем. Отбрасываю рюкзак метра на четыре, остальные рюкзаки летят следом. Брэд даёт команду отключить все приёмо-передающие устройства. Мы плотно сгрудились у камней. Дикий холод (мой пуховик остался в рюкзаке). Над нами грозовой фронт, весь горизонт разбит молниями, от громыхания начинает болеть голова. Шведка от меня слева, мы плотно прижались друг к другу, у неё на колене маленькая камера, она снимает на видео светопредставление. И тут нас с ней долбануло, разряд молнии ударил где-то рядом и нас с ног до макушки передёрнуло током, камера погасла, шведка разразилась информацией о своих чувствах (на шведском, английский в этот момент у неё видимо позабылся), я тоже уточнил коротенько… непечатно. Было терпимо, но напрягла мысль, что это только начало. Мы слились с камнями. Брэд по рации связался с гидом французов и дал ему команду бежать к нам – они появились минут через пять с вытаращенными от страха глазами, вжались в нас, в камни. Ещё минут 15 небесной вакханалии и напряжение стало спадать. Полуобмороженный я дополз до рюкзака, вытащил и нацепил пуховик. Олег отважился сделать единственный кадр

 

Ещё через час мы быстро двинулись вниз, к ближайшему сарайчику чуть выше Приюта одиннадцати. Треккинговые палки и ледорубы Брэд обвязал верёвкой и тащил волоком метрах в пяти позади себя. В сарайчике были люди, нас напоили чаем и мы стали ждать – шансы дойти до вершины ещё оставались, но облачная муть затянула сверху снежные шапки и одновременно заходила снизу. Около 6 утра мы двинули вниз, в лагерь.

Минут через 30 туман начал сгущаться и пошёл мелкий дождь, налобные фонарики начали гудеть как высоковольтная линия электропередач. Брэд крикнул «Статика», сбросил в сторону рюкзак, фонарь и распластался где стоял, на льду (вокруг были стоячие лужи) одновременно пытаясь отключить рацию. Мы последовали ему примеру без колебаний. Минут 15 пролежали в позе морских звёзд выжимаясь в лёд. Брэд нравоучал нас о том, как статическое электричество взрывается изнутри. Хотелось уже только одного – добраться до наших безопасных заземлённых домиков, что нам и удалось таки сделать к 7 утра. Вымотанные мы завалились спать, предварительно развесив мокрую одежду. В ближайшую ночь у нас оставалась последняя попытка зайти на вершину.

12-ое августа, восхождение. 12 часов ночи стоим вдвоём на выходе (шведка так перенервничала в грозовую ночь, что решила присоединиться к основной группе). Гидом на этот раз молодой парень Саша. В этот раз погода не подвела, чего не могу сказать о своих мышцах ног – шёл тяжело, не успел восстановиться. Снежная пурга совсем не мешала, а скорее даже помогала идти – в эту ночь будто все страждущие двинули вверх, чертя своими налобными фонариками рисунки в ночи. Группы и одиночки, идущие напрямую вверх и галсами, ревущие ратраки – всё смешалось в эту ночь на горе.

На 5 100, на площадке где разгружаются ратраки немного передохнули, выпили чая. Пурга отступила, забрезжил рассвет. На меня начал находить сон.

Нам предстояло преодолеть затяжной подъём под названием «косая полка» – восходители выстраиваются в цепочку и следуют друг за другом пару километров. Где-то через километр я понял, что если сейчас не посплю, просто свалюсь на дороге, глаза закрывались – никогда в жизни так не хотел спать. Я сделал три шага вправо, в гору, упал в снег и уснул, проспал где-то минут 10 (время не смотрел, но оно ощущалось), проснувшись от ощущения отмороженного бока. Вскочил и пошёл догонять своих.

Догнал я их уже на седле, перемычке между западной и восточной вершинами. Олег спал. Я упал рядом и снова уснул. Через какое-то время Саша растормошил нас и сказал перебраться метров на 50 в сторону, там снег уже был залит Солнцем. Мы замёрзшие в дребадан, но всё ещё не избавившиеся от непреодолимого желания спать, перебрались на Солнце и снова отрубились. И снова вскоре Саша растормошил нас, сказав, что надо идти. В седле мы проспали где-то полчаса.

 

 

Двинули резко вверх, на Западную вершину. Голова уже соображала не очень хорошо, но о том, чтобы повернуть назад не было и мысли. После часа ходьбы меня начало мутить и я, сделав шаг в сторону, избавился от того немного, что было в моём желудке. Полегчало, сон отступил, и я будто с новыми силами пошёл вперёд. Более ничего мне не мешало идти к цели. Олег же наоборот начал сдавать. По дороге нам встретилась наша спускающаяся основная группа – зашли все 8 человек, они насовали нам конфеток и мандаринов, переживая за нас и поддерживая словами о том, что мы крутые парни и до вершины час ходу. Выбравшись наверх, перед нами предстало относительно пологое плато метров 300 в длину, и шапка вершины венчала его. Почему-то именно этот кусок даётся многим с трудом. Пофотографировав я в быстром темпе забежал на вершину. На площадке было столпотворение – радость и щелки фотокамер заполняли хрустальный воздух. Мы присоединились к общему ликованию и провели наверху минут 30. На этой высоте кислорода ровно вдвое меньше, чем на высоте в 1000 метров, но как же красиво, в радиусе 360 градусов ничто не мешает взору и прозрачный воздух открывает дальние дали.

Снова пересеклись с Хвостатым Бродягой, он привёл другую группу. Было весело и в фоне все в унисон чувствовали важность момента и проделанного пути.

 

 

Спуск вниз на включённом автопилоте особого интереса не представлял. Вечером мы уже сидели в Терсколе, поедая шашлыки и огромный арбуз, попивая пиво и обсуждая то, как мы сделали это.

 

 

Больше фоток на https://vk.com/album84634937_235057628

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:
Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или