Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
Проекты
Снежный Барс
14 восьмитысячников
Другие горы
Другие объекты
Информация
География
Календарь
Главная » Новости » Все новости

Газета «Спорт-Экспресс» о хижине на седловине Эльбруса

   

17/09/2010 13:54

День строителя. Овчинников и Гурьянов о станции Red Fox 5300. 1 сентября 2010 года в России появился второй в мире по высоте высокогорный приют – спасательная хижина на седловине Эльбруса. О строительстве и истории проекта рассказывают его строители: исполнительный директор Федерации альпинизма России Алексей Овчинников и координатор и инициатор проекта Дмитрий Гурьянов.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С ПРИЮТА

- В 1998 году в Приэльбрусье сгорел легендарный Приют 11, находившийся на высоте 4200 метров. Насколько ощущалась эта потеря?

Алексей Овчинников: - Она и сейчас ощущается. До сих пор нет какого-то промежуточного базового пункта, откуда можно выходить на восхождение на Эльбрус. К сожалению, тот приют был некоей культурной точкой, построенной в советские времена с советским духом.

Дмитрий Гурьянов: - Да, даже значок давали за восхождение на Приют 11!

А.О.: - Это была своего рода культурно-историческая постройка, которая передавала, в том числе, дух восходителей. После того, как приют сгорел, то, что было построено взамен, оно, конечно… Там есть сейчас какие-то вагончики, домушки – частные, не культовые вещи.

Как если бы сказать, что вместо ГУМа были бы построены 20 железных киосков – естественно, это никакая не замена тому, что было. И не передает дух! Поэтому потеря была болезненной, и она до сих пор болезненна. До сих пор мы обсуждаем ее, и сейчас есть проект восстановления, который мы запустили с одним инвестором. Но, к сожалению, сейчас сделана только часть работы, остановленная по финансовым причинам. Сейчас мы ищем другого инвестора, с которым можно было бы продолжать работу.

Туда должна была быть протянута линия электропередач и, возможно, канатная дорога. Но, к сожалению, кризис поменял планы и сейчас мы ищем инвестора, который мог бы в минимально бюджетном варианте (~ 50 млн. рублей) достроить Приют 11 хотя бы до третьего этажа. Это было бы очень хорошим вкладом в то, чтобы инфраструктура на Эльбрусе была культурной.

- Почему тогда стали строить хижину на 5300?

Д.Г.: - Это принципиально другая задача. Приют на 4100 может быть использован для туристов (туда ездят и сноубордисты, и горнолыжники – это нормальная высота, откуда люди катаются). Одновременно он используется как перевалочный пункт для восхождения на Эльбрус.

У 5300 функция совсем другая – это спасательная хижина, для спасения жизни и только. А на 4100 можно жить.

ИЗБЕЖАТЬ НЕЛЕПОЙ СМЕРТИ

- Чем была вызвана необходимость постройки?

Д.Г.: - Имидж Эльбруса – это не альпинистская гора. Большая часть людей, которая туда ходит – не альпинисты. Соответственно, многие не имеют базовых понятий о том, что бывают в горах; у них нет знаний о той стихии, в которую они отправляются. И не знают, как себя вести, если хоть что-то меняется. Если в хорошую погоду все более-менее понятно, в плохую погоду человек теряется, если он не бывал в таких условиях.

Постройка Red Fox 5300 – это попытка избежать того, чтобы люди на Эльбрусе тупо замерзали, как это бывало. Проект начался с того, что в 2006 году 8 мая 12 человек пошло наверх, а вернулся только один. Одиннадцать погибли, замерзнув как раз в том районе.

А.О.: - То, что сказал Дима – это был первый мотив, почему мы взялись за хижину.

Д.Г.: - Это то, с чего для меня начался проект.

А.О.: - Почему Федерация альпинизма России поддержала эту идею и взяла на свои плечи всю административную работу, финансовую… Хижина – это спасение. Потому что Эльбрус:

а) самая высокая гора, это символично, в том числе для России;

б) это самый посещаемый маршрут горовосхождений - и иностранцами, и россиянами.

Причем, я думаю, один из самых популярных маршрутов не только в России, но и в Европе. Ни на одну гору не заходят несколько тысяч человек за сезон. Бывали дни, когда в хорошую погоду на вершине бывало по 300, по 400 человек в день.

Эльбрус как гора не представляет технической сложности. Однако каждый год на Эльбрусе гибнет от нуля до 20 человек в год. И это был первый мотив постройки – такой интересный маршрут должен быть максимально безопасным.

Точка спасения на седловине, которая является ключевым местом, она важна. Там сложная климатическая ситуация, поскольку через нее всегда дует ветер. В случае ветреной погоды, на седловине он самый сильный – это своеобразная аэродинамическая труба.

И еще это место, где люди принимают решение – идти на Эльбрус, или нет. И там очень легко потеряться. Белый снег, ориентиров очень мало. При снижении видимости до 30 метров ты практически уже не понимаешь, куда надо идти.

Д.Г.: - Это очень важный момент, поскольку от седловины до ближайшего более-менее безопасного участка (скал Пастухова) где-то километра два. Там пологий склон, нет ориентиров, и если тропу занесло, ты не понимаешь, куда двигаться. Если ты ошибся и пошел по неверному пути, очень большая вероятность того, что попадешь в трещину.

А.О.: - Несчастные случаи происходят регулярно, они случаются из-за того, что люди сбиваются с тропы на спуске. Уходят правее, на сбросы, и каждый год 3-4 человека ломают руки-ноги. У спасателей там даже отработана тактика спасработ.

Второй момент, который был важен федерации: наша задача - сделать горы доступными и безопасными. И естественно, этот проект в какой-то степени для нас символичен – теперь мы можем уже говорить о том, что в горах можно строить хижины даже в сложных условиях, и они будут работать на то, чтобы горы были безопасными и доступными. С помощью этого проекта мы можем продемонстрировать и государству, и МЧС, что надо развивать Кавказ таким же путем, как во всем цивилизованном мире. Если мы хотим, чтобы люди туда ездили и чувствовали себя безопасно.

Кроме прикладного значения – спасения жизни – это имело для нас и некий публичный и символичный смысл. Что, вот, на самой высшей точке страны теперь есть спасательный приют! Построенный силами гражданского общества! Это действительно абсолютно частный проект, единственная поддержка, которая была оказана государством, это МЧС выделило землю.

ПОЧЕМУ МЫ - ВТОРЫЕ

- Это второй в мире по высоте высокогорный приют…

Д.Г.: - Первый находится на вершине Аконкагуа (6962 метра), в Южной Америке. Хижина у них – на 6300 метров, называется "Берлин". Ее построили беглые нацисты, которые эмигрировали в Южную Америку после падения гитлеровского режима. Именно для целей спасения – потому что если с Тихого океана приходит шторм, только в подобное сооружение может спасти, никакая палатка не поможет.

Пока этот приют еще присутствует – он, конечно, очень маленький, на четырех человек: бревенчатая треугольная штучка, зарытая в землю.

- Кто считается отцом-основателем хижины?..

Д.Г.: - Дмитрий Гурьянов, город Норильск. По образованию я программист.

Если говорить искренне, это было эмоциональное решение. У было много знакомых, которые погибли в горах. И с теми одиннадцатью людьми этого могло бы не случиться! Большая часть несчастных случаев в горах – это ошибки человека, непродуманная ситуация и так далее. И погода. Спасатели говорили, что температура воздуха в ту ночь опускалась до минус 40, минус 50 градусов. Если учесть, что в минус 40 в принципе холодно, на высоте вследствие физиологических изменений в организме, перестройки кровообращения это воспринимается тяжелее…

Плюс, там не было возможности вырыть пещеру: на фотографиях, которые я видел, был жесткий фирн – это не снег. И, наконец, в таких условиях нужен трезвый разум, чтобы понимать, что правильно делать. Следовало идти вниз, и как можно раньше. Я не знаю точно, как там складывалась ситуация, но, как правило, приближение плохой погоды видно за некоторое время. В результате люди просто лежали на снегу…

- И к кому вы пошли с этим решением?..

Д.Г.: - Все мои контакты с альпинистской общественностью происходили на одном из альпинистских форумов mountain.ru. Там идут обсуждения несчастных случаев – и одна из мыслей была: "А давайте построим хижину на 5300!" Обсуждался вопрос - можно ли сделать там хотя бы что-либо! Четкого ответа я ни от кого не получил, потому что в 2006 году эта идея была безумной. И с тех пор в течение более чем полугода я занимался чисто исследовательской работой – пытался понять для себя, возможно или нет. У меня не было ни информации, ни знаний, ни опыта…

Потихоньку я общался с людьми, писал письма, встречался и прочее, и прочее. Пытался ответить себе на этот вопрос – можно или нет? Надо или нет? Уже через год на этот вопрос вышла ФАР, и мне предложили стать координатором проекта. Появилась возможность того, что хижина станет реальностью.

Самое плохое, что не было достоверной информации – климатических данных Эльбруса или чьего-то опыта. Не было понятно, как строить, что будет с сооружением на высоте. Не было опыта эксплуатации сооружений на 5300 метров.

Появлялись какие-то ответы, но возникали новые вопросы...

Вопросы были – начиная от способов доставки материалов до того, в каком режиме работать; на чем доставлять грузы. Мы думали и о вертолете, и о лебедках, обращались к опыту прошлых времен, когда материалы поднимали на яках (на седловине Эльбруса с 30-х годов стоял старый приют, его строили как раз "с помощью" яков).

А.О.: - Его останки видны и сейчас – остов до сих пор стоит. Приют строили в 1932 – 1950 году. В 1932 его установили, во время Великой Отечественной разрушили, потом опять восстановили. Был маленький домик буквально на 2-3 человек, где-то 3х3 метра, но его поставили в неудачном месте, и приют раздавило льдом. Довольно давно – он просуществовал годов до 80-х.

ГЕОДЕЗИЯ И КАРТОГРАФИЯ

- Когда составлялся проект, к кому вы обращались?

Д.Г.: - У меня были наработки по части требований к конструкциям. Стало понятно, что это должно быть сооружение, которое:

1) выдерживает ураганные ветра;

2) вход там должен был быть сделан таким образом, чтобы его не заметало снегом.

Это основные требования. И потом была куча вопросов, как крепить хижину к грунту – там же нет фундамента, скального основания, и буровую установку не принесешь… Была куча мелких эксплуатационных моментов.

А.О.: - Еще одним требованием была хорошая аэродинамика. Для нас как для федерации это тоже было стечением обстоятельств. Мы знали про проект, но понимали, что он - архисложный с инженерной точки зрения. Никто на такой высоте в мире не строит. Никаких рецептов по этому поводу нет.

Д.Г.: - Любой проектировщик, в первую очередь, потребовал бы точное описание условий, в которых будет стоять здание... А никаких данных по поводу основания, фундамента достать невозможно.

А.О.: - И дальше случилось совпадение обстоятельств. Дима рассылал письма по разным компаниям с просьбой поддержать его, а владелец одной из крупных контор знал президента ФАР Андрея Волкова, и просто переслал ему письмо, сказав: "Андрей, я знаю, что ты занимаешься альпинизмом, вот, ко мне обратился такой парень…"

Андрей Евгеньевич дал мне поручение, я встретился с Димой и мы начали коммуницировать, обсуждать, что возможно, что невозможно.

Дима провел гигантский объем работы – мы переговорили с кучей разных проектировщиков, всяких контор… И в итоге сошлись на мнении (и наши эксперты из авиационных институтов, и зарубежные представители подтвердили), что это должен быть геодезический купол. Такая конструкция, которая:

а) с одной стороны сочетает в себе аэродинамику, хорошую ветроустойчивость;

б) при этом простая в сборке, простая в проектировании, простая в изготовлении и относительно простая в транспортировке.

В конце после непростого пути – порядка полутора лет поиска - сошлись с американской компанией "Natural Spaces Domes", которая разрабатывает эти купола. Они делали их для всяких Гренландий и Антарктид, и мы подумали, что, наверное, это похоже!

Д.Г.: - У проекта было очень много ограничений. Начиная от веса, фундамента и так далее. Там, например, нельзя было использовать длинные куски конструкции, нужно было обойтись без забуривания – и было еще очень много всяких "нельзя".

- В итоге, что получилось?..

А.О.: - Мы нашли такое место, где с одной стороны есть скальный выход, с другой - это место, на которое вроде бы не должна сойти лавина (оно расположено за гребешком). В качестве основания выступили такие специальные металлические "ноги" и металлические же сетки, называются габионы (ими отделывают проезжие части дорог, железных дорог, защищают от оползней)… Это металлические сетки, набитые камнями. Мы затащили наверх сетки, набили камнями, и они стали некими якорями хижины. Из них сделан фундамент.

Почему так? Мы столкнулись с тем, что цемент на такой высоте застыть не может! Его невозможно развести, и второе – его еще туда доставить надо! Когда поняли, что цемент не подойдет, стали разрабатывать идею фундамента без цемента.

Д.Г.: - Фактически, хижина у нас "плавает" на леднике. По его движению официальной информации нет, хотя мы подключали МГУ, я связывался с кафедрами… Но, судя по фотографиям за разное время, этот ледник не двигается, или движется очень медленно.

ИЗ ЖИЗНИ ПИЛОТА СЕМЕНОВИЧА

- И сколько грузов пришлось затащить на 5300?

Д.Г.: - Сама хижина весит где-то 3,5 тонны… А всего было около шести тонн груза. Большую часть транспортировали на вертолете МИ-8. Следует заметить, что среди всех вертолетов России на такую высоту летает модификация МТВ: ее потолок - шесть километров. Груз поднимали на 5600, на Восточную вершину, и делал это пилот Александр Николаевич Семенович (начальник отдела летных стандартов управления летной службы, начальник отдела летной эксплуатации ВС и штурманского обеспечения полетов управления летной службы Росавиации. – Прим. ред.).

- То есть, груз пришлось еще спускать? Как?..

Д.Г.: - Да, спускали, ручками! Обычно - в баулах: накладывали, и с помощью страховки где-то толкали, где-то он сам ехал. А самое интересное решение предложил в этом году Сергей Мартьянов. Самой большой частью груза была ферма от пола: 7х3,5 метра – такой полукруг. Весит между 250 и 300 кг. Сергей занес наверх три баллона от катамарана, накачали их, на них положили ферму и везли как на санях. Потому что иначе ее было спустить невозможно.

А.О.: - Насчет вертолетной операции: она стала уникальнейшей в мире - 26 вылетов и посадок на Восточную вершину! Причем сделано это было в течение трех дней. Перевезли около пяти тонн. Плюс часть – на внешней подвеске. На самом деле, в истории России аналогов таким операциям не было, чтобы вертолет на такой высоте что-то делал.

Д.Г.: - Разгружали вертолет волонтеры. С первым рейсом с частью груза туда забрасывались люди, оставались на Восточной вершине, после этого вертолет делал несколько ходок. Его разгружали, он улетал обратно.

Было две операции, когда часть груза поднимали на себе. В 2009 году несли сетки-габионы от высоты 5000 до седловины (они по 8-10 кг весят). А в этом году организовали такой "китайский поход" – в течение трех или четырех дней ребята подняли где-то 600 кг на себе, с высоты 5000 на 5300Ю, это были доски для пола. Очень сложно физически…

- А кто строил?

Д.Г.: - Сначала мы сделали тестовую сборку внизу. Сама хижина без проблем собирается каждым, у кого руки растут в нужном месте, это нетрудно. Больше вопросов было с опорами, габионами и т.д.

Профессиональных строителей у нас в команде не было, но несколько человек работали в строительстве. Кроме того, мы консультировались со строителями.

В тот момент, когда я начинал этот проект, очень большую поддержку оказала девушка, с которой мы общались на форуме (хотя она сама не альпинистка) – Маша Дудакова. Она работает в банке, помогла, в том числе, выйти на спонсоров. Она сама - проектировщик и очень помогла по части проектирования и контактов. Это был единственный человек, который воспринял идею серьезно, когда все начиналось.

А.О.: - Была развилка: либо строить волонтерами, либо пытаться нанять команду строителей. И когда мы стали разговаривать с профессиональными компаниями, то часть отказалась сразу – сказали, что это не их проект; часть согласилась, но были выставлены какие-то космические расценки – по 250 долларов в день за работу! Каждому.

Но окончательное решение мы все-таки приняли не из-за денег, а потому, что нам хотелось доказать и показать, что в современной России есть проекты, которые можно делать силами волонтеров. Он показывает просто блестящий пример того, как люди три года подряд приезжали, жили, без зарплаты, без каких-то компенсаций… Конечно, федерация создала им все условия – закупали продукты, договаривались о бесплатном подъеме на канатках. Но сами люди трудились абсолютно бесплатно, и не просто трудились! Я поработал на Эльбрусе неделю и понял, что это тяжелейший труд – таскать груз и что-то строить… Не знаю, можно ли это сделать за деньги! Моя гипотеза – только за энтузиазм!

- А где вы жили, ели, спали?

Д.Г.: - Жили в нижнем базовом лагере около поселка Терскол.

А.О.: - Было еще два базовых лагеря – один прямо на седловине, второй - на 4200, около Приюта 11. Оказалось очень забавным – пять с половиной часов идешь до работы, потом три часа работаешь, потом полтора часа спускаешься! Трудились вахтовым методом, меняясь через 4-5 суток.

А.О.: - На мой взгляд, этот проект стал доказательством того, что можно делать какие-то вещи без денег! Также как работали волонтеры на пожарах.

С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ!

 - Какой день можно считать днем рождения станции Red Fox 5300?

Д.Г.: - День рожденья станции – 1 сентября. Он выдался холодным и непогожим, но этим как раз подчеркивалась красота и необходимость хижины! Наша генеральная фотография содержит следующий пейзаж: заиндевевшая хижина, заиндевевшие люди (некоторые из них прыгают от счастья) и вокруг – белизна, ничего не видно!

А.О.: - Мы встали рано, в пять утра… Все было официально – провели митинг, разрезали красную ленточку (она у меня осталась, я ее потом порежу, и буду дарить всем на память)! Было предложение разбить о приют бутылку шампанского, но потом решили не мусорить, а выпить!

Д.Г.: - В хижине уже один раз как минимум ночевали всей группой. Там есть бортовой журнал, в котором можно писать спасибо – тетрадь А4 толщиной в один см, и, по информации на 15 сентября, он уже исписан на треть!

- Как будет проходить эксплуатация хижины?

А.О.: - Поскольку объект некоммерческий и не предполагает никакой платы за пребывание, то, естественно, это накладывает определенный порядок использования. Окончательную схему мы еще не приняли, пока предварительно рассматриваются два варианта. Первый – что мы ее передаем в оперативное управление МЧС, и оно выделяет специальных людей, которые будут приглядывать за хижиной. И они на это согласны, есть предварительная договоренность с Эльбрусским ПСО. Осталось преодолеть моменты, связаны с чисто бюрократическими заморочками. Надо официально принять хижину в эксплуатацию, подписать балансовые акты…

Нам это важно, чтобы придать хижине официальный статус как спасательного объекта. Второй, неформальный процесс – это переговоры с местным сообществом гидов, которые зарабатывают на Эльбрусе как объекте, и которым важно, чтобы инфраструктура поддерживалась в нормальном состоянии. Мы нашли целый ряд союзников, которые готовы присматривать за приютом в процессе восхождения, следить за тем, чтобы не мусорили, и все было в надлежащем состоянии.

И сама федерация не снимает с себя обязательств – поскольку у нас новый партнер, компания Red Fox, то и она заинтересована в том, чтобы объект был в приличном виде.

- Из чего построена хижина?

Д.Г.: - Стены - деревянные. Это специальным образом пропитанная фанера более двух см толщиной, одна из самых толстых фанер. Она нормально вынесет и ветер, и абразив. Тем более в высокогорных условиях нет таких проблем как грибок или гниение – холодно им там! И влажность низкая. Основные действующие силы – ультрафиолет, абразивная среда (мелкий перемороженный снег). Для фанеры это не должно стать большой проблемой. Части хижины, которая там стояла, до сих пор выглядят нормально.

Д.Г.: - Многие ответы станут ясны в ближайшие полгода. Как будет развиваться процесс, как люди к этому относятся. Картина выстроится сама.

- Что находится в хижине?

А.О.: - Ничего нет! Мы специально построили ее с тем, чтобы в хижине нельзя было жить. Но сделали полати, стол.

Д.Г.: - Либо человек планирует ночевать в хижине, поднимается, зная условия, все берет с собой. Либо, если он этого не планировал, там не должно создаваться условий, которые позволяли бы ему сидеть на высоте дольше, чем нужно. При первой возможности он должен спускаться вниз. Если он понимает, что сейчас заблудится – можно переждать в хижине. Но с каждым часом на высоте горная болезнь прогрессирует, и все люди должны это знать.

А.О.: - Мы планируем установить специальные стенды, где будут написаны все правила. В том числе: уважаемые друзья, если вы планируете переночевать на 5300, обязательно зайдите и предупредите спасателей!

Ночевать все равно будут – есть целый ряд альпинистов, которые станут, например, готовиться к Гималаям или Памиру с целью получить акклиматизацию. Будут жить несколько дней (например, так поступали Андрей Волков и Иван Душарин, когда готовились к восхождению на Эверест в 1992 или 1991 году).

Д.Г.: - Касательно хижин, в мировой практике есть прецеденты, когда их быстро загаживают, а есть варианты, когда, несмотря ни на что, они остаются чистыми. Эту мысль необходимо привить людям, которые ходят наверх: гора - не место, где нужно мусорить!

Процесс такой самонастраивающийся: пришел, увидел что чисто – за собой оставил чисто. В отношении хижины нам это очень важно.

А.О.: - Понимая нашу ментальность, мы будем задействовать все механизмы для того, чтобы приют остался в чистоте и порядке.

В планах на будущее - у федерации есть мечта, чтобы на Кавказе было построено порядка 100 хижин. На разной высоте: горы - это сложная среда, и люди, которые туда идут, должны быть соответствующим образом экипированы и иметь определенный уровень подготовки. И так доступ в горы достаточно сложен. И если мы хотим, чтобы в горах была массовость, чтобы люди ходили в трекинг, чтобы приезжали с семьями, с детьми, смотрели на водопады, цветы, то, конечно, доступ в горы им надо облегчить. И наша задача – сделать 100 хижин на Кавказе с оборудованными тропами. Чтобы люди хотя бы из соседних областей ездили на выходные – гуляли в трекинге, могли ночевать в этих хижинах и пользоваться простейшей инфраструктурой, которая позволяла бы им активно отдыхать. А не сидеть пить водку с шашлыками.

Мы надеемся, что реализованный проект с хижиной 5300 позволит нам искать партнеров для дальнейших проектов и доказать, что они возможны в России, и это - не фантастика!

 Беседовала Елена Рерих, при участии Наташи Полетаевой

Материал на сайте газеты СЭ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2010-09-17/15_1/

 

Сюжет НТВ

http://www.ntv.ru/novosti/205229/

Комментарии
* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий: