Снежный Барс
14 восьмитысячников
Другие горы
Другие объекты
Информация
График работы Супер-Гидов
Абрамов Александр
график работы
Автомонов Сергей
график работы
Березин Андрей
график работы
Дорожуков Александр
график работы
Душарин Иван
график работы
Егоров Борис
график работы
Ермаков Дмитрий
график работы
Ершов Виктор
график работы
Карташова Наталья
график работы
Коробешко Людмила
график работы
Котляр Владимир
график работы
Ларин Сергей
график работы
Лончинский Алексей
график работы
Максим Шакиров
график работы
Маринкевич Александр
график работы
Мезова Карина
график работы
Мясоедов Валерий
график работы
Ростовцев Артем
график работы
Румянцева Ольга
график работы
Эдгар Парра
график работы
Главная » Новости » Все новости

Ольга Румянцева: Северный полюс. Туда-обратно за два дня. Мы летим на полюс.

   
Это замечательная поездка для людей, которые не боятся ночевать в палатке на морозе и любят дикую природу. В апреле здесь стоит отличная погода, но без некоторых испытаний вряд ли ... читать больше »
   

24/04/2016 02:22

Что такое Северный полюс? Это странное место, которое как бы совсем не существует. Географически он конечно есть. А вот фактически?

С Южным полюсом всё понятно. Он есть. Есть географический полюс, местоположение которого определяют каждый год. Есть церимониальный - железный шарик, у которого фотографируются все посетители. Есть даже целый город - арктическая станция Амундсен-Скотт.

А на Северном нет ничего. Льды, снега, торосы, постоянно меняющееся положение в пространстве и холод. И всё. Зачем же туда лететь?





Кто-то скажет: "Понты!" Да, и понты тоже. Кто-то летит, чтобы потом гордо показывать фотографию и говорит: "Теперь я - настоящий полярник!"
Романтики? Да, и романтики. Полюс, холод, вечные льды.
Просто любопытные? Ну конечно. Ведь интересно посмотреть, как это выглядит "вживую".

Что такое Северный полюс и Арктика для меня? Это очень сложно объяснить. Да и не за чем.
Достаточно сказать хотя бы то, что я столько прочитала про Север, Арктику и различные полярные экспедиции, что этого было вполне достаточно, чтобы хотеть увидеть всё это своими глазами.

И вот настал тот день, когда мы сели в самолет и полетели на полюс.



Вернее, сначала мы полетели из Лонгйира на аэродром ледового лагеря Барнео.
Летает туда Ан-74. Условно пассажирский, легко превращающийся в грузовой.

Я все время вольно или невольно сравнивала всё, что я видела в Антарктиде и всё, что я увидела здесь - в Арктике.
Хотя конечно сравнивать это было как минимум некорректно.

В Антарктиде лагерь на Юнион Глетчер функционирует почти три месяца. Туда летает огромный Илюшин, который привозит 60 пассажиров за рейс и тонны груза для обустройства лагеря. Сам лагерь от сезона до сезона консервируется.

На Барнео летает Антонов. Он гораздо меньше.





Да и сам лагерь Барнео тоже значительно меньше. Он существует три-четыре недели на постоянно движущихся льдах.
Полосу тоже делают понятно дело на льдине, тщательно ища подходящую.
Дело это не всегда простое. Как показал этот год - случаи бывают разные. Хотя, таких как в этом году еще ни разу за 15 лет не было.

Да, мы летели почти на юбилей - на празднование пятнадцатилетия Барнео.

Так вот. Если лагерь в Антарктиде - вотчина американцев, с их строгими порядками, распространяющимися в том числе и на самолёт, не смотря на его русский экипаж, то в Арктике во всем царит русский дух.
В чём-то это хорошо. В чём-то не очень. Но что есть, то есть.

В отличие от Антарктиды, здесь лётчики всегда рады гостям на своём рабочем месте.
Мы заглянули просто в надежде, что нам разрешат сфотографировать кабину пилотов.

Жалко только в окно ничего кроме синего неба видно не было.



Пока я изображала из себя пилота, Женя изображала штурмана, демонстрируя наш маршрут на планшете.
Где мы взяли планшет? Да настоящий штурман любезно предложил нам посмотреть маршрут и отдал его.



Стараясь не злоупотреблять гостеприимством, мы не долго толкались в и без нас тесной кабине.

В маленьком иллюминаторе уже можно было рассмотреть бесконечные снега.



И те самые разломы льда из-за которых возникли проблемы с лагерем и взлетно-посадочной полосой.



Толщина льда здесь порядка полутора метров. Когда представляешь, что самолет должен сесть на такую непрочную поверхность, становится не по себе.
Меньше недели назад трещина в полосе появилась за двадцать минут до приземления самолёта. Самолёт развернули.
Тогда же трещина прошла прямо через лагерь Барнео. К нашем прилёту она срослась, но понять масштабы произошедшего можно было в полной мере.
Впрочем, о лагере я расскажу в следующий раз.

Самолёт приземляется в двух километрах от Барнео.



Все сразу начинают осматриваться и фотографировать.
На улице светит солнце, и царит откровенный дубняк. Тут же начинаю жалеть, что не надела пуховые штаны заранее.



Затейники с Барнео организовали почти настоящий аэродром. Есть зона прибытия, зона отправления и даже терминал аэропорта.



Конечно всё это очень условно. И таблички "депача" и "арривал" никакой смысловой нагрузки не несут. Мишень для фотографов, и всё.

Сотрудники Барнео начинают тут же разгружать самолёт, загружать его чем-то другим.
На дворе одиннадцать часов вечера (или ночи? как правильно?), самолету еще два с половиной часа лететь обратно, поэтому всё происходит достаточно быстро.



До полюса отсюда сто километров. И ни один сумасшедший медведь в эти края не забредает. Но человек с ружьем на всякий случай всегда должен присутствовать. В конце концов, кто их этих медведей знает.



А у меня опять привет из Антарктиды. Начальник лагеря на Барнео - Виктор Серов. Почти легендарный полярный гид. Водит группы на оба полюса. Собственно мы с ним и познакомились в Антарктиде, где он водил на поезд, а я - по горам.

Наши баулы грузят на пластиковые волокуши, чтобы везти на Барнео. Мы ждём чего-то, что нам поможет попасть туда же. И тут совершенно случайно выяснилось, что мы прямиком летим на полюс без заезда на Барнео.
В последний момент выхватываем тёплые штаны и идём к вертолётам.



По дороге заходим в палатку вертолётчиков, чтобы переодеться.



В палатке очень тепло.
Ряды кроватей со спальными мешками и маленькая кухня. Всё очень по-спартански.



Стою у палатки, жду пока переоденутся ребята. И тут краем глаза вижу голого мужика. Ну, почти голого.



Поворачиваюсь, чтобы понять, что это вообще такое. Постепенно понимаю, что это не галлюцинация. Обычная баня. Только в Антарктиде.

Яркое солнце совершенно сбивает с толку. Впрочем, с толку сбивает всё. Как-то по-прежнему не верится, что еще утром мы были в Москве.
Солнышко ходящее по кругу снова возвращает меня в Антарктиду.



Садимся в вертолёт. Потом еще достаточно долго ждём, когда из лагеря привезут ещё одну группу туристов. И наконец летим.






В принципе, всё, что мы уже увидели ничем не отличается от Северного полюса, кроме координат.
Через сто километров вокруг будет то же самое.



Но я уже говорила, что Северный полюс - это гораздо больше, чем просто какое-то место. И игра с координатами тоже часть всего происходящего с нами.

Мы внимательно следим, как меняются цифры на циферблате.



Мы всё ближе к полюсу. Кажется, что показатели широты очень медленно приближаются к заветной цифре, испытывая наше терпения.
Зато долгота... Мы с лёгкостью преодолеваем все мередианы.



Сделав небольшой круг (показатели долготы стремительно изменились от нуля до ста восьмидесяти), вертолёт приземляется. Вернее, приледняется.



Мы на полюсе. Ну, почти на полюсе.
Юрий - заместитель начальника Барнео, сопровождавший нас в вертолете проводит краткий инструктаж. Под ноги смотреть, в трещины не падать.
Его почти никто не слушает. Все увлечены фотоаппаратами и измерительными приборами.



До заветной цифры 90 показатели немного не дотягивают. И мы героически идем на полюс.
Метров сто идём.



Ну где же? Где? Часы показывают 89 и кучу девяток после запятой.






Наши точные супер приборы так и не показывают 90 дразня нас девятками. Ситуация осложняется еще постоянным дрейфом. Только внимательно следя за показателями приборов понимаешь, как ту всё зыбко и живо.
Стоит постоять на месте минуту, и показатели стремительно меняются. Ты никуда не идёшь, а полюс уплывает от тебя куда-то.

Виктор находит место с 90. И тут же зовёт всех заинтересованных. У нас есть секунд 10, чтобы заснять заветную цифру и прочувствовать - полюс есть.



В полюс втыкают палку с флагом. Ура!



На этом измерительно официальные мероприятия заканчиваются. Все разбредаются кто куда. Кто - на фотосессию, кто просто бродить.
Нам повезло. Совсем рядом с полюсом большой торос. Лёд вспучился и вылез прекрасными голубыми льдинами.






Много фотографировать не получается. Здесь не холодно. Здесь очень холодно. К морозу добавляется леденющий достаточно сильный ветер.
Стоит только снять рукавицы, чтобы сделать пару кадров, как пальцы превращаются в деревяшки.



В этой поездке я превзошла саму себя. Я забыла дома фотоаппарат. Вот да. Хуже было только в Патагонии, где фотоаппарат сломался в первый же день.
Поэтому снимать пришлось всё на яблокофон, для чего потребовались голые пальцы. В итоге в какой-то момент мне стало казаться, что сейчас я лишусь этих самых пальцев.
К тому же телефон не фотоаппарат - на морозе разряжается в момент. У многих разрядили сразу же на выходе из вертолёта.

Пока мы бродим, наши проводники в мир полюса внимательно следят, чтобы никто не убродил слишком далеко.
Вот они: Виктор Серов, мой Антарктический коллега и его заместитель Юрий.



Помните, я уже говорила, что полюс - это место, где ничего нет?
Да, здесь действительно нет ничего.



Нам повезло с торосом. Но его тоже могло бы не быть. Могла бы быть просто снежная равнина.



Но это не важно. Важно то ощущение и заряд энергии, который ты получаешь находясь здесь.
В голове пронеслось всё, что я читала, о чём мечтала, что я представляла. Герои полярники. Успешные и неуспешные экспедиции.
Вот он - весь этот загадочный мир - передо мной.



Конечно, будь у меня возможность выбирать, я бы предпочла пройти этот путь на лыжах. Хотя бы последний градус - стандартная программа. Кстати, в этом году не было ни одной русской коммерческой группы, совершившей такой переход.
Да и в принципе людей, сделавших это гораздо меньше, чем тех, кто прошел последний градус в Антарктиде.
Впрочем, здесь вообще бывает гораздо меньше людей, чем в Антарктиде.

Праздничный хоровод вокруг флага - символизирует кругосветное путешествие. Мы совершаем его дважды, чтоб уже наверняка.
Затем - не менее праздничный глинтвейн и сосиски с хлебом. На часах час ночи и кушать уже хочется весьма ощутимо.
Да и холод пробрал до костей. Тут я особенно отчетливо представляю каково это - идти здесь несколько дней на лыжах.
Восхищаюсь, ужасаюсь.

А мы садимся в вертолёты, чтобы наконец-то увидеть легендарный ледовый лагерь Барнео.

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:
Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или