+7 495 642-88-66

Сноб: Что я здесь делаю и когда это закончится? 4 истории о горах, испытаниях и эйфории

В последние годы альпинизм превращается из профессионального спорта в разновидность путешествий. В Международный день туризма члены «Клуба 7 Вершин» поделились своими историями о первом восхождении и о том, почему стоит ходить в горы. читать больше

В последние годы альпинизм превращается из профессионального спорта в разновидность путешествий. В Международный день туризма члены «Клуба 7 Вершин» поделились своими историями о первом восхождении и о том, почему стоит ходить в горы.

 

 
Фото: Пресс-служба

Кристина Козлова, режиссер и продюсер РД Студии

Мой первый поход в горы был сразу на Эверест. Мы отправились туда для съемок фильма «Ген высоты, или Как пройти на Эверест». До того я в горах никогда я не была, даже на высоте 2000 метров над уровнем моря. 

Организм был в шоке. Спасало то, что все было в новинку. Просыпаясь на очередной взятой высоте, я мучилась от головной боли и отеков, и если бы знала об этом накануне, идти было бы сложнее. 

Именно в первый свой поход в горы я заболела. Но тогда меня спасло то, что экспедиция закончилась из-за землетрясения в Непале. Иначе пришлось бы продолжать съемки, и неизвестно, как сложилась бы моя судьба.

 
 В ту свою первую экспедицию я поняла, что горы — враждебная стихия. Нельзя быть с горой на «ты». Нужно все продумывать заранее, начиная с одежды и заканчивая тратой своих сил. И, когда мы вернулись на Эверест во второй раз, чтобы продолжить съемки, я училась управлять собой: своим организмом, мыслями, своей скоростью. 
 
 
Фото: Пресс-служба

Сложнее всего давались многочасовые переходы между лагерями — из-за моего темперамента. Я привыкла к динамичной жизни, а тут идешь долго, монотонно, однообразно, постоянно преодолевая себя. Это было тяжело. Плюс мешала моя изнеженность, привычка к комфорту. Сложно впервые в жизни оказаться холодной ночью в маленькой палатке, в спальнике на камнях. Привыкнуть к этому было трудно и в первый, и во второй, и в 15-й день экспедиции.

  

Так почему же я возвращаюсь в горы? Есть очень много «мемов» о том, что альпиниста в экспедиции постоянно посещают мысли: «что я здесь делаю?», «когда это закончится?», «в горы больше ни ногой». Но на равнине все они улетучиваются, и, когда приезжаешь домой, максимум через месяц снова хочется в горы. Лично для меня восхождение — это возможность посмотреть на себя со стороны в разных ситуациях: экстремальной погоды, человеческих взаимоотношений, и именно в горах я остро ощущаю, на что способна, что могу и где мой личный предел возможностей. Но самое главное — это возможность сбросить социальную шелуху и остаться один на один со своими базовыми инстинктами. Такая перезагрузка позволяет, вернувшись в обычную жизнь, совершенно по-другому оценить то, что рядом, и тех, кто рядом. После восхождения начинаешь совершенно иначе относиться к жизни. Ну и, конечно, это самый дорогой, но и самый эффективный способ похудеть.

 

 

Валдис Пельш, телеведущий, телепродюсер, актер, музыкант

 

Фото: Пресс-служба

Первый мой поход в горы тоже был связан со съемками фильма «Ген высоты». До того, как мы начали работу над фильмом, я очень мало знал о горах. Нужно было понять, что это такое – горы, и поэтому я решил совершить восхождение на Эльбрус.

 

У нас была жесточайшая трехдневная акклиматизация. Мы совершили восхождение на гору Чегет, на второй день — выход на скалы Пастухова. Это на высоту 4700 м. После этого испортилась погода и восхождение на Эльбрус пришлось прекратить. Но именно во время подъема на скалы Пастухова я понял, что мы однозначно будем делать кино об Эвересте. Мы вышли на скалы в шесть утра. Пока было темно, идти было тяжело, но через два часа после выхода стало проще, я «разошелся». Чем выше мы поднимались, тем труднее становилось. И в какой-то момент я понял, что умираю на горе и каждый шаг делаю через силу. Наверное, в этом и есть весь смысл похода в горы: проверка себя и поиск собственных лимитов.

 

   Фото: Пресс-служба

Вообще я не хожу в горы, но я снимаю фильмы о горах. Чтобы снять такой фильм, который произведет на зрителя впечатление, мне нужно было самому подняться на определенную высоту. Потому что нельзя снимать кино про Эверест, сидя в гостинице с видом на Монблан. Необходимо оказаться в шкуре людей, которые идут на восхождение, чтобы понять их цели и мотивы. И это у нас получилось.

 

Оскар Конюхов, путешественник, предприниматель, руководитель экспедиционного штаба Федора Конюхова

 

Фото: Пресс-служба

Горы и восхождения всегда были для меня привлекательны, но как-то все не складывалось взять — и пойти. И вот в декабре прошлого года мы с командой родственников решили сходить на Килиманджаро с «Клубом 7 Вершин». Инициатором выступил мой отец — Федор Конюхов. Он был на Килиманджаро в далеком 1997 году в рамках выполнения программы «Семь вершин мира». 

Как будто предчувствуя, что случится событие глобального масштаба и нас ограничат в возможности путешествовать, отец предложил встретить Новый 2020 год на высочайшей точке Африки. Планировали сходить узким кругом, с сыновьями и внуками. Когда об этом проекте узнали друзья, оказалось, что многие отцы мечтают сходить с сыновьями в горы. Это была их давняя мечта — вытащить подростков-парней из зоны комфорта, оторвать от смартфонов и просто пообщаться с ними на маршруте в горах, — но не было повода. В итоге наша семейная команда разрослась до 26 человек, больше половины — это отцы с сыновьями-подростками. Средний возраст 15–18 лет.

Мы вылетели из Москвы в Танзанию за пару дней до Нового года, на вершину поднялись 3 января 2020-го, таким образом, Новый год мы встречали на склонах горы Килиманджаро. 

Высота этой горы 5895 метров, для успешного восхождение туда не нужен опыт работы со специальным альпинистским снаряжением, но необходима определенная физическая подготовка. Хотя бы месяца за три до восхождения надо начать ходить в спортзал, совершать пробежки, чтобы организм стал более выносливым. Из 26 человек нашей команды до Stella Point дошли 25, до вершины — 23. 

 

Фото: Пресс-служба

После успешного восхождения на Килиманджаро мы запланировали подъемы на Эльбрус и Арарат, но из-за пандемии этим летом мы так и не смогли добраться до Турции, а вот на Эльбрус успешно сходили практически в том же составе в первую неделю августа. Я поднимался с дочерью Полиной. 

В отличие от Килиманджаро, на российском пятитысячнике после 3900 метров — ледник и снег. Если на Кили идешь по леднику только на заключительном этапе, метров 100 по высоте, то на Эльбрусе на леднике живешь. Для восхождения нужны кошки, ледоруб, страховка. Переживать из-за отсутствия опыта использования спецснаряжения не стоит: несколько дней тренировок на южном склоне Эльбруса, акклиматизационные выходы до скал Пастухова, снежно-ледовые занятия позволят освоить все необходимые для подъема инструменты и приемы. Половина людей в группе впервые увидели «кошки» за три дня до восхождения, но без приключений дошли до вершины и спустились до станции Гара Баши (3800 метров). Если сравнивать восхождение с опытом яхтенных гонок и океанских переходов, то на яхте, если человеку тяжело, он может спуститься в каюту и отдохнуть — другие члены команды сделают за него работу. Человек отдыхает — яхта идет по курсу. В горах каждый должен двигаться сам. Если надо, гиды помогут, даже заберут твой рюкзак, но если ты не передвигаешь ноги к вершине, то остаешься на месте. Вершина ближе не становится. 

Теперь я каждый сезон планирую ходить в горы. Впереди Казбек, Арарат, Монблан, Фудзияма. Тот, кто один раз сходил в горы, уже не сможет оставаться равнодушным: возникает потребность видеть снежные вершины, работать на высоте, переживать каждый раз новые эмоции от выхода на вершину. Двух одинаковых вершин нет. И даже те, кто десятки раз сходил на Эльбрус, говорят, что каждый раз это другая гора. За эту неповторимость мы и любим восхождения.

 

 

Михаил Корниенко, летчик-космонавт РФ, герой России

 

Фото: Пресс-служба

Первый раз я ходил в горы в 2007 году — захотел испытать себя. Шли мы с моим другом и с его 18-летним сыном на Килиманджаро, и, честно говоря, я был совершенно не подготовлен. Гора достаточно высокая, почти 6000 метров. Например, я взял с собой кое-что теплое по-своему усмотрению, и потом оказалось, что этого было недостаточно.

Я считал, что восхождение будет не слишком трудным, но в реальности мне было тяжело, особенно когда мы вышли за 5000 метров и шли ночью, чтобы быть на вершине к утру и встретить рассвет. В 7 утра мы с гидом стояли на вершине вдвоем: к сожалению, мой друг с сыном раньше развернулись и пошли вниз в штурмовой лагерь. Это было 13 лет назад, но я до сих пор помню, как мне было тяжело. Тогда я понял, что такое горы.

Я уже ходил на Килиманджаро, Эльбрус и Аконкагуа — высшие точки Африки, Европы и Южной Америки. В мае планирую идти на Эверест с Александром Абрамовым (советский и российский альпинист, президент «Клуба 7 Вершин», 10-кратный восходитель на Эверест. — Прим. ред.). Не знаю, получится или нет, но буду стараться, ведь Эверест — заветная мечта любого, кто хоть раз был в горах. Вот Александр был уже десять раз. Я до космоса на ракете летел, а он ногами дошел.

Горы — территория знаний и испытаний, прежде всего, самого себя: что ты можешь, как ты можешь. Причем это испытание не только физических сил, но и силы воли и духа, потому что от них все зависит. Если ты преодолел себя, заставил себя идти — это очень впечатляющее чувство, когда стоишь на вершине. Горы манят неповторимой красотой, ощущением, что ты смог. И это повторяется из раза в раз. Это сродни полетам в космос: когда ты прилетел, немного оклемался, и тебя тянет лететь снова.

 

«Клуб 7 Вершин» — российский альпинистский клуб, созданный для объединения любителей путешествий и восхождений. Единственная компания на российском рынке, полностью реализующая проект «7 Вершин» и «7 Вулканов», включая восхождение на Эверест. За последние 10 лет «Клуб 7 Вершин» стал лидером коммерческого альпинизма не только в России, но и во всем мире. Многим читателям уже знакомы масштабные проекты клуба: фильм «Ген высоты, или Как пройти на Эверест» и коллаборация с Яндекс.Картами.

Эверест 2005.  Первая экспедиция под флагом «Клуба 7 Вершин». Драматическое начало

Третья по счету коммерческая экспедиция на Эверест под руководством Александра Абрамова прошла в 2005 году. Она проводилась традиционно придуманной им «Командой приключений» компании «Альпиндустрия», и, впервые, только появившимся ... читать больше

 Третья по счету коммерческая экспедиция на Эверест под руководством Александра Абрамова прошла в 2005 году.  Она проводилась традиционно придуманной им «Командой приключений» компании «Альпиндустрия», и, впервые,  только появившимся «Клубом 7 Вершин». Он был создан в виде виртуальной  структуры для объединения альпинистов разных стран вокруг проекта «Семь вершин».  Тогда никто не думал, что довольно скоро он станет отдельной организацией  и коммерческой фирмой.

На этот раз состав участников подобрался довольно быстро. В этом  году произошли сразу и количественный и качественный скачок. Сохранение привлекательной  цены позволило собрать внушительный по числу участников состав. Прежде всего, иностранных. Это произошло благодаря установлению  деловых (а потом и дружеских) отношений с голландцем «Харри» (официально, Клаас Хармом) Кикстрой. Владелец  хорошо известного в мире сайта 7summits.com  без особого напряжения помог собрать 10 альпинистов из «дальнего зарубежья», столько же собралось и наших, советских воспитанников.

 

 

  С экспедицией были призваны работать три гида и, впервые, врач.  Это был опытный альпинист Андрей Селиванов.  У гидов, правда, была своя специфика.  66-летний Николай Чёрный шёл на восхождение как рекордсмен Европы по возрасту.  Можно ли было при этом справиться  во время штурма еще с гидовской функцией, опекать кого-либо? В принципе, Николай Дмитриевич выполнял привычную роль  последних лет – был старшим тренером экспедиции.  То есть, авторитетным старейшиной и мудрецом. Весьма ценным был также его многолетний опыт работы с иностранцами сначала в МАЛе, затем в коммерческих компаниях. Ну, еще и был главным плотником, по освоенной им в пенсионном возрасте новой специальности. 

 

 

 

Другой заслуженный альпинист Иван Душарин также был не молод. 57 лет еще недавно было рекордом для восходителя на Эверест...  Но в экспедицию Иван Трофимович попал как персональный гид своего давнишнего друга Юрия Тайдакова. Хотя на других участников он, конечно, оказывал серьезное влияние. Русскоговорящая часть, к счастью, состояла наполовину из альпинистов высокой квалификации.  А вот чего ожидать от десяти иностранцев и как с ними работать? Это был вопрос.

 

И тут возрастала роль шерпов, высотных носильщиков, которые должны были играть роль гидов. В определенной мере, конечно. В прошлых экспедициях с этим были большие проблемы. Но на этот раз удалось договориться с одним из ведущих альпинистов Непала Мингмой Гелу. Он подобрал более-менее знающую друг друга и сильную команду. А самое главное, сам Мингма показал себя ответственным и компетентным руководителем.

 

 

С тех пор он является бессменным сирдаром наших эверестовских экспедиций. Правда, в первый год, шерпов было всего 13, фактически на 24-х участников.  Как распределять их работу, было также загадкой.

 

Значительные усилия были предприняты и для улучшения условий в базовых лагерях.  Были закуплены  гигантские общественные палатки для базового лагеря и лагеря АВС,  была организована связь с большой землей по электронной почте и спутниковым телефонам. И впервые в практике Эвереста был построен деревянный туалет. И не просто деревянный, а люкс – из красного дерева!

 

 

Состав экспедиции, всего было заявлено 24 человека:

Александр Абрамов (руководитель, 1964 г.р.)

Николай Черный (гид, 1938)

Иван Душарин (гид, 1947)

Андрей Селиванов (врач, 1965)

 

Участники из России:

Сергей Каймачников (1962)

Александр Яковенко (1960)

Григорий Скаллер (1946)

Каро Овасапян (1959)

Владимир Ланде (1968)

Сергей Семенов (пермит до Северного седла, 1974)

Юрий Тайдаков (1955)

Дмитрий Москалев (1962)

 

Зарубежные участники:

Игорь Похвалин (Украина, 1957)

Дмитрий Цокур (пермит до Северного седла, Украина, 1971)

Роберт Ульф (США, 1968)

Ноэл Ричмонд Ханна (Великобритания, 1967)

Линн Патрисия Старк (Великобритания, 1962)

Марко Лихтенекер (Словения, 1959)

Виктор Млинар (Словения, 1966)

Джон Томас Христиана (США, 1961)

Джеймс Уайлде (США, 1970)

Натениэль Шнайдер (США, 1979)

Лоренцо Гариано (Великобритания - Италия, 1958)

Клаас Харм Кикстра (Нидерланды, 1970).

 

Состав команды высотных носильщиков (11 человек):

  1. Mingma Gelu Sherpa - Sirdar
  2. Pasang Sherpa
  3. Pempa Rinzin Sherpa
  4. Nima Drojee Sherpa
  5. Pasang Tenpa Sherpa
  6. Tenpa Norbu Sherpa
  7. Lhakpa Sherpa
  8. Pemba Tensing Sherpa + 3 его товарища .

 

В воскресенье 27 марта передовая группа экспедиции на Эверест вылетела в Катманду.  В её составе были Александр Абрамов (руководитель), Николай Черный (гид), Андрей Селиванов (врач экспедиции). Они прибыли на несколько дней раньше всей группы, чтобы подготовить все необходимое для успешного начала экспедиции. Остальные участники должны постепенно собираться в Катманду до 7 апреля. Затем экспедиция двинется в сторону Тибета к Базовому Лагерю Эвереста с Севера.

 

 

1 апреля.

 Александр Абрамов (руководитель экспедиции) передает из Катманду.

…. 31 марта приехали первые 3 члена экспедиции на Эверест: Роберт Ульф (США), Марко Лихтенекер и Виктор Млинар (Словения).

 

У нас много работы - готовим большую экспедицию. Привезли кучу аппаратуры: несколько ноутбуков, РБГАН, камеры, веб-камеры. Сейчас все настраиваем: уже сломался один ноутбук. Мы изготавливаем деревянный туалет - первый за всю историю Эвереста. В этом году со стороны Тибета около 30 экспедиций. И наша, вероятно, одна из самых больших.

 

3 апреля. Прилетели 7 участников из России. 5 апреля передовая группа в составе Черный Николай, Селиванов Андрей и еще 11 шерпов планирует выехать в Тибет с тем, чтобы установить Базовый Лагерь до приезда многочисленной экспедиции. Остальные участники во главе с Александром Абрамовым покидают Катманду 7 апреля. Правда, ходят слухи о возможных забастовках маоистов. Так что выезд может быть отложен.

 

 

4 апреля.  

Почти вся экспедиция в сборе. Вчера (3 апреля) прилетели 7 участников: Григорий Скаллер, Каро Овасапян, Владимир Ланде, Сергей Семенов, Юрий Тайдаков, Иван Душарин и Дмитрий Цокур.

Дмитрий взял с собой сноуборд, а Сергей - лыжи. Ребята надеются попробовать съехать с Северного Седла Эвереста.

 

 

5 апреля. 

Так и есть -  запланированный на сегодня выезд передовой группы в Тибет в составе Николай Чёрный, Андрей Селиванов и 11 шерпов, не состоялся из-за начавшейся забастовки пролетариев-транспортников маоистского толка. Движение по дорогам из Катманду заблокировано. Двое участников, словенцы Марко и Виктор, ушедшие в треккинг в Лантанг, не смогли выехать оттуда и, позвонив нам, сказали, что будут идти пешком всю ночь. А это 140 километров!

 

Всё было готово к выезду в Тибет: 4 грузовика, 15 тонн экспедиционного груза и первый за всю историю покорения Эвереста утепленный, из красного дерева, туалет.

 

 

Сегодня вечером Марко и Виктор пришли в отель. Они застряли в Лантанге из-за забастовки. Это 140км от Катманду. Всю ночь и день они шли и сегодня вернулись в отель.

Завтра открываем китайские визы и, возможно, послезавтра покинем Катманду.

 

Сегодня вечером (5 апреля) из Москвы вылетает последняя группа участников экспедиции - Дмитрий Москалев, Александр Яковенко и Сергей Каймачников. Несколько недель назад Дмитрий Москалев сломал руку. Гипс ему должны снять только через неделю, но он договорился, что его друг Яковенко Александр сделает это в самолете из Москвы в Катманду.

 

 

7 апреля 2005.  

Александр Абрамов (руководитель экспедиции) передает из Катманду.

Часть группы слетала на вертолете в Тьянгбоче, к южным склонам Эвереста. Отличный опыт. Повезло с погодой, удалось сделать несколько удачных фотографий.

 

 

Из-за транспортной забастовки команда не смогла выехать из Катманду. Водители боятся ехать. В том году одному из водителей, который поехал во время забастовки, отрубили обе руки. Сейчас в экспедиции 41 человек, считая участников и Шерпов. 15 тонн общественного груза. Нам необходимы 2 больших автобуса и 4-5 грузовиков.

 

Послезавтра участники вылетают в Кодари на вертолете МИ-8 MTV (для акклиматизации) и будут ждать в Шигаре (4200м) груз и шерпов. Грузовики будут пробиваться отдельно. Надеюсь, что это скоро закончится, но все говорят, что забастовка до 12 апреля.

 

10 апреля.  Основной состав экспедиции и грузы уже в Тибете,  сегодня переехали из Зангму в Ниалам. Поскольку в Непале забастовка до 12 апреля, маоисты мешают передвигаться по дорогам. Поэтому был организован военный конвой, который обеспечивал безопасность передвижения экспедиции.

 

 Александр Абрамов и Сергей Каймачников по делам задержались в Катманду. Они ехали отдельно, на автомобиле без охраны. В результате  подверглись нападению маоистов. В машину кинули несколько самодельных гранат, одна из которых попала в цель. В результате у Сергея была серьезно повреждена пятка левой ноги, немного вторая нога и рука.  Несколько небольших осколков застряли  в ноге у Абрамова.   

 

К счастью следом за ними следовали военные машины.  Военные непальцы подоспели на помощь  и оперативно организовали доставку Сергея вертолетом в больницу в Катманду.  Александр Абрамов также вернулся в Катманду, чтобы помочь товарищу.  От осколков в его ноге врачи избавили без больших усилий, и через пару дней он был уже готов к возвращению «в строй».

 

 У Сергея Каймачникова был определен сложный перелом левой ноги, и небольшие повреждения ткани левой руки и правой ноги. Врачи сказали, что при правильном лечении, возможно полное выздоровление.

 

 

13 апреля.

Весь Катманду стоит на ушах. Празднуют Новый, 2062 год. Мы принимали активное участие в празднике до 3 ночи, было и шампанское и даже куранты. Сейчас в Катманду несколько известных российских альпинистов готовятся к экспедициям. Это Юрий Кошеленко с Николаем Тотмяниным и Сергей Богомолов с Гией Тортладзе.

 

14 апреля.

В Катманду прилетел известный спасатель-альпинист Максим Онипченко. Цель приезда - транспортировка раненного Сергея Каймачникова в Москву.

 

Состояние Сергея удовлетворительное, немного понижен гемоглобин. Подготовка к перевозке длилась целый день. В Москве всё для приёма готовят Алексей Калганов и Владимир Легошин. Проведать в госпитале Сергея пришел даже посол России в Непале Валерий Вартанович Назаров.

 

В этот же день основной состав нашей экспедиции  достигли Базового Лагеря (5100м). Все 19 участников чувствуют себя нормально. Заказаны яки на 16 апреля для установки лагеря IВС (5800м) и на 17 апреля для установки лагеря АВС (6400м). Участники планируют выход в АВС на 20-21 апреля.

 

15 апреля.

Рано утром военная скорая помощь привезла Сергея в аэропорт. Самолёт опоздал на 3 часа и вместо того чтобы лететь удобной связкой с пересадкой в Дохе всего 45 минут, похоже, Сергею и Максиму придётся ночевать в Дохе. …Когда самолёт наконец взлетел я перекрестился.

 

Завтра я выезжаю автобусом в Тибет чтобы присоединиться к своей экспедиции . Разделить со мной путешествие решили Юрий Кошеленко и Николай Тотмянин. Они говорят: "В одну воронку два раза бомбы не падают!"

 

 Александр Абрамов продолжает:

 

 

  18 апреля. Я только что приехал в базовый лагерь. В базовом лагере меня встретили радушно. И меня порадовало, что здесь практически всё готово: стоят палатки, стоит душ, стоит деревянный туалет из красного дерева. Ребята работают по плану. Завтра выходят яки в АВС, уже 40 яков вышло, и еще 40 выходят завтра.

  В Мидл кемпе сейчас ночуют два словенских альпиниста: Виктор и Марко. Они собираются прожить там 2 дня, на высоте 5800м, потом подняться в АВС. Завтра 7 человек во главе с дядей Колей Черным, это - Яковенко, Душарин, Тайдаков, Семенов и Джеймс Уайлде,  выходят для акклиматизации сначала в Мидл кемп и послезавтра тоже в АВС. Планы восхождения на Седло будут зависеть от погоды.

 

  Погода хорошая, дует достаточно сильный ветер, но наш лагерь находится в кармане, поэтому у нас ветра практически нет. Мы закупили шланги в Катманду и нашли выше нас на леднике озерцо с чистой водой, метров в 150 всего-навсего. Так что экспедиция обеспечена хорошего качества водой.

 

20 апреля.

Сегодня вся команда ушла наверх, часть людей ночует в Мидл кэмп , и часть сегодня пришла в АВС. Это Николай Черный, Саша Яковенко, Иван Душарин, Юра Тайдаков, Игорь Похвалин и те, кто находился там вчера вечером. Практически вся наша иностранная команда ночует в Мидл кэмпе . Заболел Дима Москалев, у него температура 38, вероятно на несколько дней он спустится вниз. В базовом лагере сейчас остались только Андрей Селиванов и Александр Абрамов. Александр Абрамов срочными темпами акклиматизируется и готовится идти наверх. Надеюсь, завтра или послезавтра выйти. У ребят, как мы договорились, три ночи на 6300, по окончании кто-то идет ночевать на Седло, а кто-то спускается в базовый лагерь.

Сегодня пошел снег, похолодало. Связь была со всеми и у всех хорошее настроение.

 

 

 

21 апреля.

Сегодня с утра все, кто был в Мидл кемпе, поднялись в АВС. Лагерь АВС еще продолжает строиться. Места там еще достаточно мало, поэтому сейчас все 13 шерпов, с участием мемберов, заняты подготовкой площадок под палатки. При транспортировке керосиновых примусов, на которых обычно топят лёд, оба примуса были сломаны яками. Поэтому сейчас используются 2-3 газовые горелки, на которых ребята героически топят лёд. Мы с Андреем Селивановым отправляли из базового лагеря туда всё новые и новые горелки, газ, нанимали портеров, то есть сегодня бесконечным потоком шли грузы вверх, в АВС. Наняли еще 10 яков, чтобы забросить туда кислород, необходимые продукты питания. Завтра в 5 утра кичен-бой выходит, чтобы отнести еще одну керосиновую горелку наверх. Сейчас наверху около 30 человек, включая шерпов и мемберов . Так всё нормально, ребята акклиматизируются, кое-кто планирует подъем на Северное Седло, кое-кто планирует сделать это в следующий выход. Погода более-менее нормальная, всё у нас хорошо.

 

23 апреля.

Сегодня я из Мидл кемпа перебрался в лагерь АВС. По дороге постоянно встречал ребят, в том числе Каро, Гришу и Диму Цокура, которые спускались вниз. Ну, на самом деле всё нормально. Ребята акклиматизировались, три дня посидели в АВС. Вечером я поднялся в АВС и выяснил, что Саша Яковенко и два словенца (Марко и Виктор) пошли ночевать на Северное Седло. В лагерь, который только что установили шерпы.

 

Наш передовой лагерь выглядит неплохо, огромное количество всевозможных грузов, которые должны идти наверх, и грузов, которые занесли просто по стечению обстоятельств.

 

Завтра у нас предстоит открытие лагеря, а после этого тренировка на вертикальных перилах. Будем тренировать команду для подъема по веревке на жумарах, а потом спуску вниз. Всё это будет происходить в 50 метрах от наших палаток.

 

 

25апреля.

Вчера произошло много событий в АВС. Во-первых, мы открыли лагерь, приходил монах, который освятил лагерь. Потом, произошел еще ряд событий. С Северного Седла спустились после ночевки Яковенко и два словенца (Виктор и Марко), уставшие, но довольные. К вечеру повалил очень густой снег и завалил всё АВС. У англичанина (ирландца, правильнее) Ноэла возможно кровоизлияние в глаз, и он вместе со своей подругой Линн и индивидуальным гидом Хари Кикстрой спустился в базовый лагерь. Я посоветовал ему побыть там два дня и если улучшения не будет, спуститься в Джангму.

 

Вчера мы также поделили шерпов между мемберами, это было увлекательное занятие. Подготовили для Северного Седла полностью все продукты и заброску кислорода в количестве около 270 килограммов. И вот сегодня шерпы должны выйти туда на заброску. Единственное, всю ночь валил снег, и неизвестно пойдут ли шерпы, потому что утверждают, что склоны стали лавиноопасными.

 

И очень хочется поздравить Юру Тайдакова с днем рождения. Ему 25 апреля исполняется 50 лет! Заказали для Юры арбузы из Шегара и шесть баранов.

Будет сабантуй в базовом лагере, но я, к сожалению, нахожусь в АВС.

Дмитирий Москалев выходит на Северное Седло.

  

27 апреля.

 

Сегодня американец Роберт Ульф спустился в АВС с Северного Седла, где он провел ночь. Уставший, но страшно довольный, Роберт после этого еще полдня спал, ел, пил, завтра собирается спускаться вниз. В АВС поднялись Дмитрий Москалев, который еще недавно болел, у него была температура 38, а сейчас у него в планах подняться на Северное Седло для ночевки, и доктор Андрей Селиванов. Андрей проверил всех больных, которых не оказалось в АВС, и завтра спустится вниз. Шерпы у нас работают нормально, все 13 человек. Сегодня двое ушли в лагерь 8300м, чтобы поискать свободные места для палаток.

 

Что касается англичанина Ноэла Ханна, то пока у него особых улучшений с глазом нет. Вся эта ситуация омрачается тем, что он приехал со своей гёрл-френд Линн. И их максимальный план был пожениться на вершине. Как теперь будет выполняться их план, покажет дальнейшее развитие событий. Пока у него проблема с глазом, глаз не фокусирует зрение. Если в ближайшие 2-3 дня в базовом лагере ему не станет лучше, я рекомендовал ему спуститься в Джангму, где-то на неделю.

 

И еще хочу немножко добавить. По имеющимся здесь сведениям с 29 вечера должна прийти не очень хорошая погода, сильный ветер и снег. А начиная с 1 мая, вероятнее всего будет пурга по 2-е число. Под этот прогноз мы верстаем свои планы и будем смотреть прогнозы на MountEverest.net. Спасибо им за эту возможность.

 

29 апреля.

Пятница. Александр Абрамов по телефону из АВС лагеря. Тяжелый день, весь день дул ледяной ветер и все шерпы, которые находились на Седле и собирались сделать еще одну грузовую ходку на 7700м, в результате оказались в базовом лагере. Снизу подходят и подходят участники. Вчера еще подошли Иван Душарин, Юра Тайдаков, Игорь Похвалин, Дима Цокур, они ушли вверх, ночевать на седло, сегодня. Была непогода, но я всё же посоветовал идти наверх, потому что завтра погода еще хуже. Сейчас снизу подошли Саша Яковенко, два словена Марко и Виктор, ждем Кристиана.

Каро подошел еще вчера, но сейчас он ждет Джеймса Уайлде, который остался в Миддл Кемпе из-за того, что забыл гор-тексовые одежды. Также в Миддл кемпе находится Сергей Семенов, который идет вместе с Джеймсом. Николай Дмитрич Чёрный сейчас подходит к АВС, мы с ним должны поменяться местами завтра. В АВС также сидит Хари и ждет своих клиентов, которым он является индивидуальным гидом. Это Ноэл и Линн, они сейчас с доктором уехали в Джангму , где выясняют состояние здоровья Ноэла, которое, похоже, не улучшается. Примерно такая сейчас диспозиция, на ближайшие три дня обещается плохая погода: сильный ветер, снег, так что, наверное, постепенно все будут спускаться вниз, в базовый лагерь.

 

3 мая.

Сегодня Расселл Брайс организовал грандиозную тусовку. Практически под открытым гималайским небом, на высоте 5100 метров, в базовом лагере, все мемберы, которые были на этот момент в лагере, собрались на праздничный вечер или селебрейшен пати. Это было очень полезно, во-первых, все познакомились, во-вторых, все напились. Итальянцы угощали красным вином, в неограниченном количестве. В ответ, мы с Андреем Селивановым, врачом экспедиции, решили угостить всех собравшихся (а это около 100 человек) русской водкой и квашенной капустой. Угощение имело грандиозный успех.

 

 

В результате под специально созданным навесом и под открытым небом состоялась грандиозная пьянка. В ней принимали участие даже женщины, которые, хотя в небольшом количестве, но присутствуют в базовом лагере. Пришла также в полном составе женская индийская экспедиция. Хотя майор экспедиции не очень приветствовал общение девушек с клаймберами. Было очень классно, вспомнился фильм Вертикальный Лимит (Предел), когда в базовом лагере К2 состоялась грандиозная тусовка, а с утра выходили на восхождение.

 

 

По нашим сведениям, по прогнозу погоды, 7 и может быть 8 числа, на вершине скорость ветра будет достигать 35 метров в секунду. Поэтому я рекомендовал дяде Коле Черному, который находится в АВС, попросить шерпов работать сейчас на пределе. А 7 и 8 мая вся команда будет спускаться из АВС в базовый лагерь и отдыхать. Отдыхать это может быть, мы спустимся ниже, даже ниже Шегара. Сегодня в Шегар уехали Дима Москалев, Иван Душарин, Юрий Тайдаков, Игорь Похвалин и Дима Цокур. Я думаю, что после 7-го числа, когда все спустятся, мы попробуем уехать пониже. Там восстановить свои силы. И после 14-16 мая все участники экспедиции должны подняться в АВС и уже готовиться непосредственно к штурму. Штурм мы намечаем на 21-23 мая, хотя всё это будет зависеть и от погоды. Сегодня в базовый лагерь спустились Александр Яковенко, Григорий Скаллер и Каро Овасапян. Остальные участники сейчас находятся в АВС. Кто-то собирается подниматься на Северное Седло, кто-то уже спустился.

 

5 мая.

Привет из Базового Лагеря! Как и ожидалось, погода в начале мая всегда портится. В этом году наступление плохой погоды задержалось на одну неделю. По прогнозам с 7 числа начинаются сильные ветра. А сейчас в преддверии этого, идет очень сильный снегопад, и в базовом лагере, и в АВС. Наши шерпы смогли всего только два раза сходить в последний лагерь 8300 и то не полным составом. Сегодня была радиосвязь, и Николай Черный сказал, что сегодня шерпы не смогли пробиться выше лагеря 7700 метров из-за того, что был очень сильный снегопад.

 

В общих чертах, экспедиция к восхождению практически подготовилась. Состоялись два акклиматизационных выхода, все участники переночевали на Северном Седле и совершили выходы выше по склону до высоты 7500-7700 метров. Шерпы подготовили лагерь на Северном Седле это 6 палаток, 15 спальных мешков, лагерь полностью загружен продуктами, снаряжением. Лагерь 7700 метров, это второй лагерь также обеспечен всем снаряжением: 5 палаток, 15 спальников, 5 горелок, ковры, кастрюли, продукты .

 

Штурмовой лагерь 8300 метров оборудован еще недостаточно, там мало мест для установки палаток. У меня есть подозрение, что некоторые экспедиции захватили там больше площадок, чем им необходимо, Но в любом случае, нам необходимо поставить в лагере 8300 метров 5 палаток. По тактике восхождения, у нас сейчас 20 участников и 13 шерпов, мы планируем, чтобы по 15 человек 9-10 участников и 5-6 шерпов одновременно могли выходить на восхождения.

 

Завтра все участники спустятся вниз, в базовый лагерь. И далее мы планируем отъезд вниз, порядка пяти дней. Причем, вниз значительно, на 4000 метров. Кто-то поедет в Кашитзо, это в 50 км от Базового лагеря, кто-то спустится в более комфортные условия в 125 км от лагеря в городок Шегар. И где-то к 11-12 числу мы все должны собраться в базовом лагере, а 14-16 в АВС, где мы планируем сидеть и ждать погоды. И при первой возможности выходить на штурм вершины. Наша экспедиция перевалила за середину, всё в целом идет нормально.

Давно мы не собирались в таком большом составе

 

6 мая.

Сегодня вся команда, за исключением Лоренцо Гариано и Роберта Ульфа спустилась в базовый лагерь. Давно мы не собирались в таком большом составе в нашем лагере, под нашим большим тентом, который сейчас все в базовом лагере называет катерпиллер, что значит гусеница. Погода в базовом лагере наладилась, очень тепло, даже не хочется палатки закрывать. Хотя там внутри работает газовая горелка. Сегодня приходили в гости индийская экспедиция "Эйрфорс", т.е летчики и парашютисты.

 

Завтра часть нашей команды планирует уехать в Шегар и что Ташидзонг. Завтра планируем отправить Сергея Семенова и Дмитрия Цокура домой. У них закончился срок пребывания в нашем альпинистском лагере, у них была программа до Северного Седла. Все живы-здоровы, все передают привет, никто не кашляет. В палатках у нас тепло. Большинство экспедиций говорят, что у русских один из самых хороших на поляне.

  

9 мая часть команды встретила в базовом лагере. Пригласили в гости лидеров и членов других экспедиций. Пришли лидеры индийской экспедиции, норвежская экспедиция в полном составе. Был большой праздник и разошлись только в час ночи, счастливые и довольные. Сейчас, большая часть команды отдыхают: кто в Джангму это 35 км ниже лагеря, кто в Ташидзонге это 50 км ниже базового лагеря....

 

10 мая.

Мы пошли по деревням, искать баранов. В результате купили шесть баранов, которых приготовили для транспортировки в базовый лагерь, естественно уже без шкур и голов.

 

 

Погода сегодня внизу была достаточно плохой, на высоте 4000 метров дул очень сильный ветер. Это вызывало неприятные пыльные бури. Завтра, 11 мая, на 11 утра у нас заказан джип, для того чтобы подняться в базовый лагерь. Уже полностью готов план восхождения. Первая группа выходит из базового лагеря вверх 13 мая, вторая 15-го. По 10 мемберов в каждой группе, и восхождение назначено приблизительно на 16-е и 18-е, это выход - из АВС вверх. Но план может, конечно, меняться, в зависимости от погоды.

 

В каждой команде по 10 участников и пять шерпов, итого 20 участников и 10 шерпов. И еще трех шерпов мы оставляем в запасе. Они будут находиться, вероятно, в лагере 7700 метров. Они составят резервную группу, чтобы в случае необходимости заменить заболевших шерпов или же вовремя прийти на помощь, если произойдет какая-нибудь непредвиденная ситуация на горе. Таковы планы. Все участники с ними согласны. Завтра состоится общий митинг в базовом лагере, на котором мы еще раз этот план уточним, распишем по лагерям весь кислород, палатки, спальные мешки Т.е. полностью установим стратегию восхождения, а какова будет тактика, определим чуть ближе к моменту самого восхождения. Пока ни один из участников не болеет, ни один из шерпов не болеет. Это мы относим к тому, что базовый лагерь у нас достаточно хорошо оборудован. Хорошее питание, сейчас мы купили еще свежую рыбу, купили 4 арбуза. У Димы Москалева 13 день рождения. Хотим съесть эти арбузы в базовом лагере, поздравить Диму. Много также свежих овощей и фруктов. Вообще, не хочется хвалиться, но наш лагерь считается одним из самых лучших, многие так говорят. У нас и очень хорошая баня, куда мы периодически приглашаем наших друзей. Соседняя экспедиция норвежская, постоянные наши друзья по бане. Хорошие палатки, в них тепло, установлены газовые обогреватели, свет, абсолютно всё, что необходимо.

 

Окончание следует

Интервью Алекса Абрамова: Горный гид — ваш проводник туда, «где люди встречаются с небом»

Благодарим сайт РабДно за отличный материал об Александре Абрамове и нашей компании! Хорошо выполненная работа! С интересом смотрим на другие материалы на их сайте… Александр Абрамов — альпинист экстракласса, 10 раз был на вершине ... читать больше

Горный гид — ваш проводник туда, «где люди встречаются с небом»

 

 
Автор: Алекс Громов. Источник: РабДно.
 
Александр Абрамов — альпинист экстракласса, 10 раз был на вершине Эвереста. Пожалуй, главный в России и один из ведущих в мире экспертов по высокогорным экспедициям. Он рассказал, зачем люди идут в горы и от чего там гибнут. А также сколько стоит взойти на высочайшую вершину планеты, и на какой высоте стирается грань между мужчиной и женщиной.

Клуб «7 вершин»

Альпинисты клуба «7 вершин» на Эльбрусе

 

Расскажите немного, как устроен ваш бизнес? 

По сути, мы туристическая компания, но я всегда рассматриваю её скорее как клуб альпинистов. Поэтому она и называется именно клуб «7 вершин», а не ООО. 

Я сам воспитан в альпклубах, и это не то место, где просто покупают путевку. Каждая экспедиция — это целая жизнь. Начинается с создания общего воцап-чата, а дальше — дни рождения, какие-то праздники, совместные планы на следующие поездки.

Наш клуб назван «7 вершин» в честь семи самых высоких пиков каждого из континентов. Я сам поражен, но мы работаем в сорока горных районах. Повсюду в мире, где есть горы, у нас есть программы. Русских возим везде, иностранцев — в основном на Эльбрус, на Эверест и в Антарктиду.

 

Экспедиция на Килиманджаро

 

Кто такой горный гид и сколько зарабатывает

Какова роль гида?

Гид — один из основных инструментов процесса. Это лицо компании, и от его личности зависит очень многое.

 

Восхождение на Эверест

 

Продающего менеджера клиенты порой в глаза не видят. А гид проводит с ними 10-15-20 дней или даже два месяца, как в случае Эвереста.

Работа гида — примерно как у воспитателя старшей группы детского сада. 

Ведь приходят люди совершенно разные. Кто-то подготовленный, а кто-то физически слабый, психологически слабый, нужно утешать, поддерживать.

У горнолыжных гидов, допустим, в Красной поляне, ситуация немного разнится. Утром он берёт с группы деньги, поднимается с ними на канатке и безопасно спускает их по какому-то суперкулуару. «Всё, ребят, до свидания, завтра у меня другая группа». 

 

Восхождение на Мак-Кинли

 

Наши гиды в далеких странах работают 24 на 7. Если в три часа ночи у клиента проблема, не знаю, заболел живот, я проснусь и пойду её решать. Причем с удовольствием, и для меня это тоже будет приключение. 

Альпинистский гид — это тот, кто любит людей, готов заботиться и вкладывать душу. 

Если он делает успешные безопасные восхождения плюс сам по себе интересная личность, то люди вернутся, чтобы пойти с ним еще раз, и, соответственно, с нашей компанией.

Сколько зарабатывает гид?

За 30 дней гид зарабатывает минимум 3 тысячи долларов. Грубо говоря, 100 долларов в день — минимальная ставка, которую мы платим.

Плюс к этому, клиенты могут дать чаевые, фирма — какие-то бонусы, в результате выходит по 4–5 тысяч долларов в месяц. 

Есть те, кто живет только этим, 11 месяцев в году работает, а месяц отдыхает с семьёй на море. А есть классные гиды, но им достаточно водить людей в горы 3–4 месяца в году. Они работают в том числе на высотных работах. Или он, допустим, художник и не хочет так много ездить. 

 

Треккинг в Непале

 

Конечно, я предпочитаю тех, кто готов отдаваться работе на 100%. Но такого потока, чтобы 10 гидов загрузить работой на 11 месяцев, у нас нет. Реальная загрузка — по 6 месяцев в году. Постоянно у нас работает Володя Котляр. Я, бывает, по 6 месяцев провожу в горах, остальное время, как президент клуба «7 вершин», провожу в офисе. 

По полгода в офисе — как форму держите?

Моя форма — мой рабочий инструмент. Любой гид должен быть априори сильнее любого своего клиента, только в этом случае имеет смысл ему платить. Сильнее как теоретически — знать о горах больше, иметь больше опыта, так и морально, и физически.

Поэтому я всё делаю для своей работы. Вот, сегодня пришел в офис только к 13:30 — с утра побегал, сделал зарядку. Считаю, каждый человек обязан хотя бы час, а это 4% от суток, посвятить физкультуре на улице.

Как нас учили, у альпиниста должен быть такой запас: взойти на гору, спуститься, узнать, что начинаются спасработы, покушать и еще раз взойти и спуститься.

Сейчас мне 56, многие к этому возрасту уже сдались, скрючились. А я уже 38 лет занимаюсь альпинизмом и не пью никакие таблетки.

 

Подготовка к горному восхождению

 

Шерпы

Кто такие шерпы?

Шерпы — это рабочие лошадки высокогорья, без них бы не было массовых восхождений на Эверест.

Изначально это народность, которая живет в ущельях Гималаев. Англичане и швейцарцы нанимали шерпов носильщиками в первые экспедиции. Спустя много поколений это стало для них национальной профессией, а слово «шерп» или «шерпа» часто используется как синоним слова «носильщик».

 

Шерпы

 

Есть обычные шерпы, они же бывают и погонщиками яков, доставляют груз до базового лагеря. А есть расхожее понятие «высотные шерпы», может звучать как “high altitude porter”. Это уже такие профессиональные альпинисты. 

Они идут с грузами выше базового лагеря, ставят палатки, лестницы, провешивают перила, кормят восходителей, сопровождают их до вершины и обратно. 

Почём восхождение и почему так дорого

Сколько стоит подняться на Эверест?

Мы разнесли наши предложения разных ценовых сегментов по разным брендам. Теперь у нас есть клуб «Горняшка», он предлагает более бюджетные варианты, а клуб «7 вершин» организует экспедиции по высшему разряду. 

Подняться одному человеку на Эверест с клубом «7 вершин» стоит 75 тысяч долларов.

Там работают лучшие гиды, лучшие шерпы, есть запасные шерпы, максимальное количество кислорода. Еще туда добавлено очень много вещей — нужных, но без которых теоретически можно прожить. Допустим, приезжает чилийский повар, который просто сумасшедше вкусно готовит. Есть даже дощатый пол, обогрев и кровати в палатках.

 

Ночевка в горах

 

Также мы в этом году делаем экспедицию за 49 900 долларов. Там есть всё, что нужно, но без излишеств. Если у вас достаточный опыт восхождений, вам это подойдет. 

Самый дешевый вариант Эвереста будет стоить 36 тысяч. Там минимально необходимое количество кислорода, есть шерпы, но нет гидов. Нет врача, нет зарубежных поваров и еще много чего нет.

Экспедицию организует непальская компания, одна из лучших. А мы продаём эту опцию как турагентство плюс консультируем, ведь у людей при подготовке масса вопросов. И им не приходиться переписываться с непальцами на английском, а можно приехать к нам в офис и всё спросить.

Недешево. Что туда входит?

Только пермит на одного человека со стороны Тибета стоит 15 тысяч долларов.

На одного шерпу, они сейчас подняли цену, 4,5 тысячи. Пермит — это ничто, просто плата за разрешение там находиться. Повар, которого я везу, это еще 4,5 тысячи долларов. Едут 3 повара и 3 гида: я и еще двое. Нам троим тоже нужны пермиты, то есть еще 45 тысяч ложатся грузом на всех.

 

Базовый лагерь Эвереста

Кислород. По 10 баллонов на участника плюс по 4 баллона на шерпу (1,5 шерпы на каждого) плюс кислород для гидов. Получается, один участник оплачивает где-то 20 баллонов, каждый с доставками по 500 долларов минимум.

Это я не говорю про палатки, продукты, газ, которые мы покупаем. Около 100 тысяч долларов уходит на заброску снаряжения яками: мы используем 300 яков по 300 долларов каждый.

 

Базовый лагерь Эвереста

И так далее. Расходов очень много, можно долго перечислять.

Тому заплати, этому заплати. Что-то остается хозяину бизнеса? Что с маржинальностью?

В один год достаточно крупную экспедицию делали в минус. Я как бизнесмен тогда просчитался и вложил свои 15 тысяч долларов. Это было почти 10 лет назад, цена была 44 тысячи с человека, были совершенно другие расценки на всё.

Но если 12 лет работаем и не разорились, значит, ведём, я надеюсь, правильную финансовую политику. Приходится, как в любом бизнесе, балансировать между ценой рынка, потребностями клиентов, возможностями клиентов и нашими возможностями.

 

Базовый лагерь Эвереста

 

У нас есть программы дорогие, есть дешевые. Очень много поездок делаем по ценам на уровне рыночных. Может, чуть дороже, поскольку используем только хорошие гостиницы и транспорт, только хороших, дорогих гидов.

На дешевых программах наценка должна быть выше, потому что есть накладные расходы на работу с одним клиентом. Менеджер ведёт приблизительно одинаковый объем переписки и с тем, кто платит тысячу долларов, и с тем, кто платит 70.

Всего с нами путешествует порядка тысячи человек в год. Из них порядка 400 на Эльбрус, это одна из самых дешевых поездок. 

Сколько стоит сходить с вами на Эльбрус?

Порядка тысячи долларов, и туда входит очень много. Все переезды транспортом, готовка на горе, приюты, канатные дороги. Люди живут и питаются 8 дней, с ними работают гиды.

Вряд ли люди тратят такую сумму, сидя неделю дома. Но для поездки, где столько перемещений и с тобой работает столько людей, это очень невысокая цена.

 

Отель на Эльбрусе

 

Эверест — самый дорогой ваш продукт? 

Вообще, да. У нас еще есть массив Винсона в Антарктиде, там цены сопоставимы. Восхождение 44 тысячи, кажется.

Сложные клиенты

Несколько миллионов на поездку — довольно дорого для офисного сотрудника, даже топ-менеджера. Кто ваш клиент в России — магнаты, банкиры, олигархи? 

Конечно, не все наши клиенты миллионеры. Эверест — это всего лишь 10–15 человек в год, Антарктида — еще 10–15. На всю страну таких людей единицы, и на этом не построишь поточный бизнес.

 

Горный отель на горе Монблан

Сложно работать с такими людьми? У них есть особые запросы, они вредничают? 

Все абсолютно разные. Всё зависит от человека, от его понимания и жизненного опыта. Скажу другое: в горы идут люди с сильных характером, которые умеют терпеть. И как раз бизнесмены, владельцы компаний, скажем так, правильнее всего понимают жизнь. 

У меня в одной экспедиция на Эверест 9 человек из 12 были владельцами и руководителями крупных предприятий. Я сделал вывод, что управлять ими намного проще. 

Люди, которые достигли высот, умеют как руководить, так и подчиняться. А больше всего выпендривается тот, кто не достиг и пытается самореализоваться. Начинает спорить с гидом или доказывать, что он не хуже.

Базовый лагерь Эвереста

Вообще, есть у вас такое понятие как проблемный клиент? Какой клиент самый сложный?

Конечно, такие люди есть, но они проявляют себя на самых ранних этапах. Начинают разбирать договор, предлагают поменять в нём формулировки. Чаще всего я говорю, давайте просто вернём ему деньги? Если он нам уже не доверяет, то как мы дальше будем в горах с ним общаться? Это моё чутьё бизнесмена. 

Самые сложные люди для меня в экспедициях — это бывшие спортсмены, у которых есть определенные регалии.

Чаще всего они получили деньги у спонсоров и очень боятся их не отработать. Эти как раз могут тебе и скандал устроить, мол, Абрамов чем-то лучше меня и так далее. Хотя они ни разу не были, допустим, на восьмитысячнике, а я был там уже 14 раз. 

С людьми, кто занимается бизнесом, у кого есть деньги, говорить как раз просто. Он один раз принял решение, что идет с тобой, и дальше он тебе доверяет.

 

Базовый лагерь Эвереста

Смерть в горах

Нельзя не спросить про опасности высотных восхождений. Больше всего драмы в публичном поле вокруг Эвереста, но сколько людей там реально гибнет?

Эверест — не самая опасная гора в мире. Допустим, статистика на К-2 — погибших чуть больше, чем взошедших.

В самом начале на Эвересте была плохая статистика потому, что гору только осваивали, выбирали неправильные пути. Сейчас это одна из самых безопасных вершин-восьмитысячников. Хорошо отработана логистика: приюты, гиды, веревки, шерпы.

Базовый лагерь Эвереста

Если раньше гибло до 5%, и ты знал, что из 100 человек, встреченных в базовом лагере, пятеро могут не вернуться. Сейчас эта цифра около 1%.

Как вам фильм «Эверест»?

Очень жизненный фильм, ничего не придумали. Кроме того, что Букреев был гитарист, а в фильме он играет на гармошке. И что люди снимают кислородную маску, чтобы поговорить. В остальном те события 96 года описаны абсолютно четко, я читал все три книжки свидетелей.

От чего люди гибнут чаще всего?

Во-первых, от гордыни. Хотят совершить невозможное. На таких высотах человек находится практически между жизнью и смертью. И полдела залезть, надо еще спуститься. А люди часто экономят, идут неподготовленные, без должного обеспечения.

 

Кислород на Эвересте

Человек думает, грубо говоря, все вокруг дураки, тратят кучу денег на безопасность. А я самый умный, сейчас заплачу немного, пойду без рации, шерпов, кислорода.

Как это случилось, допустим, с британцем Дэвидом Шарпом. Может, у него и не было этих денег, поэтому пришлось сделать такой выбор. 

Альпинист пошел без всего и в итоге пролежал на гребне 3 дня. Мимо него шли подготовленные экспедиции, давали ему подышать кислородом. Но, так как он сам уже ноги не передвигал, ему не смогли ничем помочь.

Спасательные работы на высоте — это громадный труд. У нас в тот год тоже на горе погибал клиент. Его спускали 20 шерпов. А если у тебя нет ни одного шерпа, кто тебя спустит?

Спасательные работы на Эвересте

Более того, когда идет экспедиция, допустим, шесть участников, шесть шерпов и один гид. Что я могу сделать своими шестью шерпами? Я должен всем клиентам сказать, так, ребята, все по домам, а сейчас я и все шерпы впрягаемся тащить его вниз?

Всё классно, кроме одного: эти шестеро — тоже люди, они приехали сюда и ждали восхождения два месяца. А до этого как минимум год, как максимум — пять лет они тренировались и копили деньги. А теперь, из-за одного человека, который решил, что он самый крутой, не взойдут остальные. 

То есть правильно говорят, что сострадание выше 8 000 не работает?

Это очень сложный моральный вопрос. Я как гид несу ответственность, в первую очередь, перед моими клиентами. И даже если все шестеро скажут, Саш, мы готовы отказаться от восхождения, спускайте этого человека, даже тогда я не смогу помочь. Если я не хочу, чтобы мои клиенты легли рядом с кем-то другим, я не могу их просто отправить вниз, мне нужно вместе с ними послать всех шерпов.

Приведу такой пример, наверное, вы поймёте. Тонут несколько детей, из них один — ваш. Кого будете вытаскивать? Вот и весь ответ.

А если заболевает участник твоей экспедиции, гиду приходится выбирать: спускать вниз заболевшего или идти наверх, удовлетворять свои амбиции. Профессиональный гид, естественно, выберет первое. Безопасность — это главное, и ничьи амбиции не должны ей противоречить, об этом даже написано в уставе гидов.

Снегопад на Эвересте

В ваших экспедициях погибали люди?

Да. У меня было где-то 22 экспедиции на восьмитысячники, в ходе которых погибли 5 человек. В основном, люди нарушали какие-то очень серьезные вещи, скрывали свою болезнь. Двое из них были в последней стадии рака, но не сказали об этом.

Чтобы человек просто шёл-шёл и умер, такого не было. Или чтобы все ушли, а один остался в верхнем лагере, такого тоже не было, слава богу. Был один случай, когда я всем сказал спускаться. Проверили все палатки, все ушли, шерпы ушли. Я смотрю — в одной палатке горит свет. Пришлось подняться 100 метров вверх на 8 300, чтобы забрать человека.

Спасательные работы на Эльбрусе

Он говорит, я всё слышал, но решил, завтра спущусь. А приближалась непогода, которая стояла потом 5 дней. То, что я его забрал, просто спасло ему жизнь. 

Я к безопасности отношусь очень серьезно и не дам человеку просто так спокойненько помереть, даже при его большом желании.

А смерть на высоте — насколько она долгая и мучительная ? Или человек просто засыпает?

Я сам пока не умирал, мне трудно точно ответить, но думаю об этом периодически. Если вас, скажем, прихлопнуло камнем на скальном восхождении, никаких мучений. 

Восхождение на Эверест

А без кислорода на высоте — да, человек может достаточно долго помирать, замерзать и так далее. Сколько таких историй было, когда баллоны закончились, их украли люди из другой экспедиции, перемерз клапан, еще что-то.

Тебе хватает кислорода, чтобы лежать, но не чтобы двигаться. Сделал 10 шагов и садишься без сил. 

И мозг на такой высоте очень глючит, реально сильные галлюцинации, начинаешь неправильно принимать решения. Мне много кто о таком рассказывал.

Один, проснувшись утром без кислорода, убеждал товарищей, что не надо никуда идти, что такси скоро приедет, «я уже вызвал». Другому казалось, что он плывет на яхте, вокруг пальмы, и всё хорошо.

Я сам как-то раз на спуске выручил кого-то — отдал свой кислород, мне поплохело сразу же. В какой-то момент случилось расщепление личности, нас стало трое, и всю дорогу я разговаривал с «директором» и со своей кислородной маской. Просил не так сильно давить на очки.

Жесткий случай

Пробки — жесть. В мае 2019 у нас в экспедиции на Эверест проблема была такая. Долго стояла плохая погода, а когда улучшилась, на восхождение разом ломанулось примерно 150 человек. Везде на технически сложных участках были дикие очереди, та же проблема и на спуске.

Вершина Эвереста

При мне даже погиб один австралиец — сорвался и повис поперёк лестницы. С него слетела маска, а беседка врезалась в тело. За ним шло человек 20, возникла паника и затор. А как раз в это время погода испортилась, и начиналась пурга. 

Из опытных гидов я был ближе всех, но когда спустился к нему, он уже не дышал. Пришлось даже проводить спасработы, перемещать тело, еще теплое, в сторону от того места. В итоге мы потеряли около получаса, а там каждая минута на счету.

Восхождение на Монблан

Зачем ходят в горы

Почему люди идут туда, несмотря на весь риск? 

Вы, допустим, любите водить машину. Вы знаете, что это опасно, но, тем не менее, всегда с удовольствием садитесь за руль. С горами, я думаю, та же история. 

Вершина Эвереста

Плюс в современной жизни не хватает стрессовых ситуаций, которые у людей были всегда, еще с каменного века. То тигр у пещеры, то сосед пришел с дубинкой твою жену отбирать. Инстинкт борьбы он врождённый, люди боролись постоянно, и это делало их сильнее. 

В спорте, мне кажется, то же самое, это как война. Воевать нельзя, но можно соревноваться. Бизнес — тоже спорт, в результате которого вы зарабатываете какие-то фишки, которые люди назвали долларами. Набрал больше фишек — ты победитель. 

Стал ли богатым

По поводу фишек-долларов. Ваше занятие сделало вас богатым? Полмиллиона рублей в месяц на личном счете имеете?

Не знаю, сколько я зарабатываю в месяц, но такая сумма, цена подержанного автомобиля, меня не пугает. Я знаю, что топ-менеджеры газпрома имеют и по 3 миллиона в месяц, но насколько они там счастливы в своих офисах на совещаниях?

Экспедиция на Эверест

Стал я богатым или нет — сложный вопрос, но то, что у меня очень интересная жизнь — это точно. Каждая поездка в горы для меня — это яркое, выжженное в мозгу лазером, светлое пятно. А сидение в городе — это такая серая полоска. Я никогда не вспомню, что делал в пятницу такого-то числа, такого-то года. Но если меня спросить, помнишь, в 12 году ты был на Эвересте? Помнишь, 3 мая мы были там-то с тем-то человеком? Я смогу весь день восстановить в голове и вам рассказать. 

А вот всё остальное… Да, чтобы жить, надо зарабатывать какие-то фишки, это 100%, но это как раз не настолько интересно.

Женщины в горах

Над чем шутят альпинисты?

Выше 4 тысяч стирается грань между мужчиной и женщиной. 

Еще принято называть женщин «тётками», но это никого не обижает. Вообще, в альпинизме к женщинам специфическое отношение. Когда по 2 месяца вы проводите вместе в замкнутых условиях, как на подводной лодке, ты уже не видишь в ней представителя противоположного пола.

Восхождение на Эльбрус

Там женщина — это, в первую очередь, друг, на которого можно положиться. Твой друг, только тётка. И даже если секс, то очень часто — по дружбе.

Много кто вместе ходят в горы, а потом женятся и рожают детей?

А только так и возможно. У меня четверо детей от трёх мам. Все эти мамы сейчас работают горными гидами и изначально были альпинистками. 

Мы с Людмилой Коробешко, моей женой, вместе 18 лет. Она директор клуба «7 вершин», 3 раза сходила на Эверест. У нас очень много интересного общего, и мы даже друг другу говорим, что мы больше друзья, чем супруги.

Альпинисты в палатке

Как покорить вершину

Какое напутствие можете дать тем, кто думает совершить горное восхождение?

Мне как-то пришла в голову такая мысль. 

Горы — это место, где люди встречаются с небом.

И это не только географическая точка, но и большой этап в жизни. Первый шаг — очень сильно захотеть. Второй — посвятить этому желанию а) очень много времени, тире, денег и б) времени на тренировки, тире, внутренних сил. И когда человек достигает цели, я видел это во всех экспедициях, он становится совершенно другим, переосмысливает свою жизнь. 

Альпинизм вообще учит ставить реальные цели и достигать их. Не любой ценой, как делают самоубийцы, а оптимальным способом. Всё рассчитать, найти безопасный маршрут, правильно подобрать команду, снаряжение и взойти.

При этом команда — самое главное. Нельзя ходить в горы со случайными людьми. Нельзя жизнь проводить со случайными людьми.

Экспедиция на Монблан

Интервью Людмилы Коробешко «ТВ БРИКС»

Людмила Коробешко: «В альпинизме проще всего найти цель, когда идешь в горы - то цель самая простая»   Альпинистка, исполнительный директор клуба «7 Вершин». Первая в России женщина, покорившая семь ... читать больше

Людмила Коробешко: «В альпинизме проще всего найти цель, когда идешь в горы - то цель самая простая»

 

Альпинистка, исполнительный директор клуба «7 Вершин». Первая в России женщина, покорившая семь восьмитысячников. Обладательница мирового рекорда по скорости прохождения этого проекта среди женщин. Горный гид. Занимается восхождениями и организацией экспедиций уже 20 лет. За её плечами – около 100 восхождений различной степени сложности по всему миру: в России, Франции, США, Непале, Мексике, Эквадоре, Австралии, Новой Зеландии, Японии и других странах. 

С Людмилой Коробешко беседовала корреспондент «ТВ БРИКС» Ольга Бубнова.

 

 

Вы первая в России женщина, которой удалось покорить все семь вершин. Кстати, клуб, в котором Вы работаете, так и называется «7 Вершин». А что это за вершины, и когда люди начали их покорять?

 

На каждом континенте есть высочайшая точка, и те, кто участвуют в проекте, пытаются на каждую из них взойти. Таких вершин семь, поэтому проект так и называется «7 Вершин». Появился он в 1981 году в Америке, в Россию он пришел в конце 90-х. Популяризировал его Александр Абрамов, с ним мы сейчас занимаемся этим проектом. Он является моим мужем, он начал этот проект, искал спонсоров и хотел стать первым в России, но его немного обогнал Федор Конюхов.

 

На самом деле, первый из россиян среди мужчин - это Федор Конюхов, он этот проект сделал. В принципе, этот проект, с альпинистской точки зрения, не самый сложный: кроме Эвереста, остальные вершины, они относительно простые.

 

Хотя я говорю относительно, все равно нужно обладать определенными навыками альпинистскими, умениями, физически быть достаточно подготовленным, чтобы взойти. Этот проект еще и путешествие, то есть, участвуя в этом проекте, ты совершаешь путешествия во всему миру.

 

 

Вы сказали, что это не самые сложные вершины, с альпинистской точки зрения, а что же тогда самое сложное для альпинистов, если не высота?

 

Высота – это один из факторов, но абсолютного, чтобы все сказали, вот это самая сложная гора, - такого, конечно, нет. Там много сложных факторов. Тем не менее, часто говорят, что самая сложная гора - это К2, она вторая по высоте и близка к Эвересту, там тоже 8 тысяч 611 метров, но она еще технически сложная, плюс еще объективно опасная: там бывают лавины.

 

Бывают годы, когда вообще никто не восходит на эту вершину, есть годы, когда много погибает людей. Я точно не помню, но, согласно статистике, чуть ли не каждый второй. Там очень много людей погибает, поэтому ее еще называют «гора-убийца». К2 Аннапурна (как ее называют) - это тоже восьмитысячник. Но есть невысокие, но очень сложные вершины. Есть Маттерхорн, не сказать, что это высокая вершина (около четырех с половиной тысяч), но технически она достаточно сложная. Опять же, если на одну и ту же вершину идти разными маршрутами, то тоже будет разная сложность.

 

А Вам какая экспедиция далась сложнее всего?

 

Очень сложно сказать, но, конечно, когда я шла на Эверест… Я поднялась на неё в 2007 году, но впервые я участвовала в экспедиции на Эверест в 2006 году. Не то чтобы она сложная, просто очень боялась, но я понимала, куда иду. Мне казалось, куда я и зачем иду, мне казалось, что это такая сложная вершина. Думала, где я и где эта вершина. Это не чуть ли не предел мечтаний многих альпинистов - подняться на Эверест. Эта самая высокая вершина мира.

 

Больше была психологическая сложность, что вдруг я где-то там умру. Вдруг там что-то откажет, кислород, или еще что. Это очень сложно и опасно, плюс там иногда погибают люди. И когда я в 2007 году поднялась на вершину, там и радости особой не было, я думала, как же побыстрее спуститься живой и невредимой.

 

Известно, что большинство несчастных случаев происходит как раз на спуске, когда человек считает, что самое сложное уже позади, он взошел, плюс накапливается усталость, поэтому я бежала вниз быстро. Пока до передового базового лагеря не спустилась, не могла расслабиться.

 

В основном у людей такие романтичные представления, что вот горы, там гитара, палатка, сугробы. Вот с какими-то такими мыслями люди приходят к Вам в клуб, с какими заблуждениями приходится сталкиваться?

 

Наверное, часть людей считает, что это будет относительно легко. Если это люди из других областей, и у них нет особой подготовки, они считают, что им будет очень сложно и нереально.

 

А приходят иногда люди с определенной подготовкой, которые, например, бегают. Часто приходят марафонцы, которые уверены, что если они способны пробежать марафон, то и на вершину поднимутся. Но у марафонцев организм привык работать всё время в жестком режиме и не позволять себе расслабляться.

 

В горах - там не так. Нужно, наоборот, уметь расслабляться, вжиться, идти медленно даже на Килиманджаро, на небольшой высоте, новички начинают с этой горы. Они, особенно в первые дни, говорят, как легко, а нам рассказывали, что будет очень тяжело, а оказалось все так просто.

 

Местные на суахили не зря говорят «идите медленно», новички не верят, и первые дни, когда действительно легко, бегут. Потом сами себя ругают, не понимают сначала, в чем дело. А потом резко становится плохо, начинает болеть голова, пульс зашкаливает.

 

И некоторые возвращаются назад и начинают ругать себя. Им говорят «идите медленно», и это не сразу чувствуется, в течение нескольких дней наконец организм даст знать, что нельзя было его загонять, плюс нужно воды больше пить, но это уже мелочь. Нужно слушаться более опытных людей. Люди, которые совсем с этим не сталкивались, они, конечно, думают, что все будет совсем просто, и ждут другого. Они не знают, что из мелочей складывается все.

 

Не слушаются туристы, а что же делать? Как найти подход к каждому путешественнику?

 

Вот в этом искусство гида, конечно, если ходить на легкие горы, это проще, походы короткие по времени. Там всегда можно что-то придумать, если, условно говоря, кто-то не слушается. В конце концов, дать ему возможность идти вперед, отпустить его с гидом или помощником.

 

Я помню, это не в горах было, а на Северном Полюсе: нам уже под конец, в последний день, когда мы подходили, было где-то минус 42, были трещины, через которые нужно перейти, специально делали переправу, лодку ставили.

 

Один из туристов сказал: «Я перепрыгну». И все - уперся, конечно, это больше уже от усталости было. Думали, что делать, а потом уже дали ему возможность. Думаем, ладно, ребята уже сами придумали, сказали, что вот сейчас тебе такое же расстояние отмерим. И он прыгнул, допрыгнул, и сам уже успокоился. Но вот какие-то нужно придумывать вещи, чтобы все это было безопасно. Гид должен быть еще и психологом.

 

А почему Вас потянуло в горы? Что именно Вас привело на эту непростую тропинку?

 

Однозначно я не могу ответить. Наверное, действительно, романтика, с которой многие приходят. Действительно, романтика, такие картинки, что сидишь у костра и поешь под гитару…. Если честно, то эти картинки больше из туризма, нежели чем из альпинизма.

 

Уже придя в институт, я попала в секцию. Мне повезло, там был хороший тренер, очень увлеченный человек молодежью. Он вывозил нас в горы, плюс коллектив такой попался, что мы друг друга поддерживали, нам нравилась находиться вместе и расти вместе с коллективом. Так сложилось.

 

В нашей стране Вы стали первой женщиной, покорившей 7 вершин, третьей, взошедшей на Эверест. Насколько женщине труднее, чем мужчине?

 

Женщин в горах, конечно, меньше, чем мужчин. Хотя я сейчас смотрю, такая тенденция, что женщины сейчас стали активнее, если это раньше были чьи-то жены, приходили парами. А сейчас это независимые, молодые, интересные женщины, которым интересно самим чего-то достичь, куда-то сходить.

 

Наверное, женщине сложнее, больше нагрузки, но все зависит от коллектива. В коллективе мужчины будут помогать, это принято у российских альпинистов - делать различия между мужчиной и женщиной, брать лишний груз. Хотя для мужчин это тоже определенная нагрузка, они понимают, что рядом идет женщина, и большее нужно взять на себя, и не всегда к этому положительно относятся. Мне повезло, как раз меня очень поддерживает мой муж, он меня всячески «сподвигал».

 

А как Вам удается в такой не «нежной» среде сохранить свою красоту и женственность?

 

Во-первых, как мне кажется, я не стараюсь соревноваться с мужчинами, потому что считаю, что они сильнее. Часть мужчин может по этому поводу переживать, что когда есть какой-то элемент соревнований, но если его нет, то, мне кажется, мужчины как-то лучше воспринимают, спокойнее становятся.

 

По-разному бывало. Бывало, и разочарование видишь. Бывают такие ситуации, что тут раз - и женщина-гид. Не все всегда сразу радовались. И с другой стороны я тоже видела. Помню, приезжаю на Аляску, а там американцы. У нас обязательное условие, что если это иностранная экспедиция, то должна обязательно быть принимающая сторона американская, они дают гидов. Группа большая: три гида – один мужчина и две девчонки. Я про себя так думаю: «Да, не знаю…» Я понимаю, что раз девчонки, то они и будут носить меньше, а значит, и нам больше грузов. Если бы были там здоровые мужики, можно было бы на них немного подгрузить. Но я ошиблась, девчонки просто отличные оказались, две американки, очень сильные, надежные, опытные. Они тащили кучу грузов. Предубеждения есть, но потом, когда начинаешь общаться, оказывается, что все совсем не так.

 

Я даже слышала, что Вы в походы берёте длинную юбку и надеваете ее между восхождениями, это правда?

 

Да, бывает, что надеваю, почему бы и нет. Мне кажется, и мужчины радуются. Им тоже хочется чего-то такого забытого, женского, особенно, когда долго экспедиция длится. Всем весело и приятно.

 

Я никогда не ходила в экспедицию в горы, но вот, допустим, я соберусь в отпуск - покорять не самую высокую вершину, то с чего обычно начинают. Что мне обязательно нужно взять с собой, что мне обязательно нужно знать? Я прихожу к Вам и говорю: «Помогите мне настроиться на поездку!» Вот что Вы мне скажете?

 

Главное - настроиться на поездку, мы бы порекомендовали, если совсем первая гора, то можно на Эльбрус. Тем более, что это Россия, там и загранпаспорт не нужен, лететь недалеко, да и по бюджету этот вариант самый такой подходящий.

 

Потом второй момент, что Вам не надо сразу вкладываться, в плане личного снаряжения. Потому что личное снаряжение, оно везде должно быть свое, и это очень дорогостоящие вещи, весь комплект. А там, на Эльбрусе, есть возможность взять в прокат по максимуму, уже в дальнейшем посмотреть, что Вам пойдет. Если дальше Вам подойдет, то Вы будете покупать такие модели, которые Вам подходят.

 

Очень важна обувь. Вообще, из-за чего могут повернуть назад. Конечно, гиды стараются мониторить погоду и не выходить в плохую погоду: подождать, например, или раньше пойти.

 

Возвращаются из-за того, что неправильно одеваются и замерзают. Мерзнут руки и ноги, ну, если руки как-то легче, кто-то может поделиться перчатками. А если ноги, то разуваться и переодеваться - это вообще нереально. Очень важно, чтобы обувь не давила и была достаточно теплая. Остальное - это тоже важные вещи.

 

Но на несложной вершине, если Вы там на лыжах катаетесь, то это может быть что-то из горнолыжного – термобелье, какой-то верхний слой, перчатки лыжные, шапка, главное, чтобы тоже теплая была, очки, даже, может, и горнолыжная маска; если ветер, перчатки и варежки - желательно, чтобы то, и то было.

 

Верхняя одежда - главное, чтобы она была непродуваемая. Палки, если понадобятся, Вам там дадут. Кошки, если что, тоже можно взять в прокат. Это такие железные штуки с зубцами, которые надеваются на ботинки, чтобы по льду или по жесткому снегу можно было бы идти и не улететь.

 

А предварительная подготовка какая есть?

 

В условиях города часто к нам москвичи обращаются, где тут готовиться. Это беговые тренировки на выносливость, нужно бегать, если Вы сможете по 7-10 километров, то это прекрасно, если меньше - тоже можно. Если, например, проблемы с позвоночником, то ходить, значит, можно с палками, заниматься скандинавской ходьбой. Плавание хорошо помогает, оно и «дыхалку» тренирует, и выносливость. Бег в горку - тоже неплохо, а вот качать специально мышцы не надо. Как раз чем больше масса, и мышечная масса - будет тяжелее, там же недостаток кислорода. Чем больше масса, тем сложнее напитать ее кислородом, худеньким в горах проще, чем не худеньким.

 

Мне всегда было интересно. Люди, которые ходят в горы, они видят, как их коллеги, товарищи, друзья срываются, падают. Вы теряли сознание, Вы видели, как Ваши коллеги и друзья погибают, но почему все возвращаются в горы? Это как зависимость становится? Или это просто хобби, от которого Вы не можете отказаться?

 

Честно говоря, это не то, что ты видишь, когда погибают. Мне повезло. Конечно, были ситуации, что почти погиб. Но на моих глазах не было такого, чтобы погиб. Я не думаю, что 100% вернутся. Это редкий случай, когда был какой-то неприятный случай в горах, и человек завязывает.

 

Но …во-первых, это дает как-то смысл жизни, бывает, что люди ищут цель, во всем себя пробуют. В альпинизме проще всего найти цель, когда идешь в горы, то цель самая простая, ее придумывать не надо. Ты видишь вершину, все откладываешь на второй план, ты идешь, у тебя несколько дней или недель. Ты четко понимаешь, к чему ты стремишься. У тебя все работает в ритме, плюс, конечно, общение, люди там раскрываются.

 

Общение более плотное происходит, кто ходил вместе на Эверест, они потом долго дружат. Это общение - оно не забывается, люди надолго остаются друзьями. А что главное в жизни – это понимание цели и близкие по духу люди.

 

Спасибо большое Вам, Людмила. Я Вам желаю новых интересных маршрутов и послушных туристов.

Благодарим за помощь в организации съемки ресторан «Абрамовъ» Москва, ул. Большая Полянка, 27.

 

Экспедиция Эверест 2019 Клуба 7 Вершин. Пресс-релиз

Мы представляем вам  традиционную  альпинистскую экспедицию на Эверест, которую организует российская туристическая компания  «Клуб 7 Вершин».  Руководит экспедицией Президент компании Александр ... читать больше

Мы представляем вам  традиционную  альпинистскую экспедицию на Эверест, которую организует российская туристическая компания  «Клуб 7 Вершин».  Руководит экспедицией Президент компании Александр Абрамов.  Для него это будет  16-е руководство  экспедициями на высочайшую вершину Мира.

 

 

На этот раз состав  участников является международным,  в нем числятся представители 6 стран.   Шесть человек представляют Россию. Кроме того в экспедиции будет работать большая группа высотный носильщиков  из Непала (шерпов), часть из которых пойдет на штурм вершины для поддержки участников основной группы.

  

  Опыт  предыдущих 15 экспедиций на Эверест, которые проводил Клуб 7 Вершин под руководством Александра Абрамова, говорит о следующем: для успеха важнейшее значение имеют  комфортные условия отдыха во время акклиматизации. Восходитель должен насколько это возможно восстановить своим силы перед решающим штурмом, должен уберечь себя от болезней, должен сохранить высокий моральный дух и желание идти до конца. Для этого Клуб 7 Вершин  оборудует  максимально комфортный базовый лагерь на высоте 5100 метров,  создаёт комфортные условия в Передовом базовом лагере (АВС) на высоте 6400 метров.  Для этой же цели  мы занимаемся подготовкой поваров,  на эту цель направлена  вся система организации досуга.

                                                                                                       

   Уже второй год наши участники будут обеспечены в базовом лагере индивидуальными палатками  с полноценными деревянными кроватями, обогревателями и рабочим столом.  В базовом лагере установлены  большие палатки для приема пищи, отдыха, будет работать бар, участникам предоставляется  доступ к бесплатной электронной почте,  будут работать телевизор, DVD, сауна, будет доступны услуги массажистов. В этом году впервые все общественные палатки оборудованы деревянными полами.

 

 

  В прошлом году  впервые в мировой практике Клуб 7 Вершин пригласил для работы в базовом лагере профессионального шеф-повара высочайшей квалификации, знаменитого своей работой в Антарктиде чилийца Патрисио Гонсалеса.  Опыт оказался успешным  и в этом году  Патрисио снова вместе с нами.  Следует сказать, что весь коллектив кухни нашей экспедиции имеет большой опыт работы с российскими участниками,  ими хорошо освоено приготовление пищи с  нашими национальными особенностями. В этом году базовый лагерь оборудован уникальным для этих условий оборудованием, впервые в истории экспедиций в кухонных палатках оборудованы вытяжки.

 

 

 Медицинское обеспечение экспедиции традиционно  возложено на шестикратного восходителя на Эверест, опытнейшего альпиниста и гида Сергея Ларина.

 

На маршруте  будут установлены  четыре полноценных базовых лагеря на высотах  5100м, 5800м, 6400м и 7000м. В каждом из них условия пребывания будут превосходить по комфорту всё, что ранее делалось на Эвересте. Для штурма вершины также оборудуются два высотных лагеря  на 7800м и 8300м, обеспеченные  палатками, спальными мешками, ковриками,  газовыми горелками и баллонами, посудой и продуктами. Каждый участник получит в распоряжение по 9 кислородных баллонов «Поиск» российского производства, которые будут переноситься в верхние лагеря высотными носильщиками. Предварительно штурм вершины намечается на двадцатые числа мая, когда устанавливаются оптимальные  для восхождения погодные условия.

 

 

Представляем участников и гидов экспедиции.

  Эверест, с пермитом «Вершина»:

 

  1. Тер-Сааковс Арно (49 лет), Латвия, Рига.
  2. Зисман Ирина (52), Россия, Москва.
  3. Бачу Мирча (45), Молдова, Кишинёв.
  4. Гинкулов Дмитрий (48), Россия, Москва.
  5. Поляков Андрей (45), Россия, Первоуральск.
  6. Поминов Иван (34), Россия, Москва.
  7. Пачоский Бартолемей (47), Польша, Бяла Подляска.
  8. Смирнов Игорь (48), Россия, Москва.
  9. Вокрячко Вадим (45), Азербайджан, Баку.
  10. Старосельский Евгений (57), Кипр, Лимасол.
  11. Янчарский Павел (53), Польша, Вроцлав.

  

Эверест. С пермитом  «Северное Седло».

 

  1. Смирнова Наталия (41), Россия, Москва.
  2. Элканович Игорь (55), Израиль, Тель-Монд.

 

Представление участников:

 

 

 Гиды:

 

  1. Абрамов Александр (55), Россия, Москва - главный гид и руководитель экспедиции, 9 восхождений на вершину Эвереста.
  2. Ларин Сергей (59), Россия, Тверь - гид, врач. 6 восхождений на вершину Эвереста.
  3. Ростовцев Артём (41), Россия, Москва – гид,1 восхождение на вершину Эвереста.

  

А также в состав экспедиции входят:

 Абрамова Елена (24) - менеджер Базового лагеря.

Патрисио Гонсалес, Чили (62) – шеф-повар.

      

В качестве членов нашей команды мы рассматриваем  весь обслуживающий персонал и всех высотных носильщиков, перечислить которых нет здесь возможности.   Руководитель команды  высокогорных  носильщиков, директор  непальской компании “7 Summits Adventures” Шерпа Мингма Гелу (40 лет), который  8 раз был на вершине Эвереста.

 

В рамках экспедиции Александр Абрамов собирается предпринять попытку восхождения вместе с группой участников. В случае удачи это будет его рекордный для России, 10-й подъем на высочайшую вершину Мира. Кроме того, это восхождение станет частью другого рекордного проекта Президента Клуба 7 Вершин.  Этот проект носит название «Семь вершин за семь месяцев». В его рамках Александр Абрамов пытается совершить восхождения на все семь высочайших вершин семи континентов (программа «Семь вершин») в течение семи месяцев. В случае удачи, это будет самая быстрая реализация проекта для россиян и всех европейцев.  Александр начал свой проект в январе восхождением на высочайшую вершину Антарктиды гору Винсон, и уже совершил восхождения на высочайшие вершины Южной Америки (Аконкагуа),  Австралии (Пирамида Карстенса) и Африки (Килиманджаро). После Эвереста у него намечены восхождения: в июне на Эльбрус (высшая точка Европы) и  в июле  на Денали (высочайшую гору Северной Америки).

 

Организация проводящая экспедиции на Эверест, другие вершины проекта «Семь вершин»:

 ООО "Клуб 7 вершин"

Москва, Малый Каретный переулок,  дом 10.

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66

info@7vershin.ru

Следите за новостями из экспедиции: 

https://7vershin.ru

 

20 апреля 2019 года  основной состав экспедиции Клуба 7 Вершин прибыл в базовый лагерь на Северной стороне высочайшей вершины мира горы Эверест (8848 метров).

 

 

 

Краткий курс истории Клуба 7 Вершин

Семь вершин» – это коллекция (программа) восхождений на самые высокие вершины всех континентов. Существует несколько вариантов определения и разграничения континентов, на практике споры об этом были всегда и среди ученых, и ... читать больше

Семь вершин» – это коллекция (программа) восхождений на самые высокие вершины всех континентов. Существует несколько вариантов определения и разграничения континентов, на практике споры об этом были всегда и среди ученых, и среди альпинистов. На основании практики реализации программы «Семь вершин» в нее включены следующие горы:  Эверест (8848 м или 8844 м) – высочайшая вершина континента Азия, Аконкагуа (6962 м) – Южная Америка, Денали (6194 м) – Северная Америка, Килиманджаро (5895 м) – Африка, Эльбрус (5642 м) – Европа, Массив Винсона (4897 м) – Антарктида, Пирамида Карстенс, она же Пунчак Джайя (4884 м) – высочайшая вершина Австралии. В первоначальной версии фигурирует гора Косцюшко (2228 м), как высочайшая в Австралии.

 

 

 Идея собрать такую коллекцию возникла в начале 80-х годов прошлого века, и впервые была реализована в 1985 году.  Относительно массовый характер программа смогла получить после изменения правил восхождения на Эверест и развития коммерческих экспедиций к этой вершине. На первых порах собрать такую коллекцию считалось отличным достижением. Стать первым в своей стране было почетно.

 

 Александр Абрамов называет себя последним мастером спорта по альпинизму СССР. В возрасте 27 лет. Уточнив скажем - одним из последних. Почетное звание он получил в 1991 году по результатам чемпионатов уходящей страны. После этого Александр работал гидом в коммерческих альпинистских компаниях, при этом он задумывался о проектах горных путешествий и рекордных восхождений. Первым проектом выезда за границу стала экспедиция 1994 года на высочайшую гору Северной Америки Мак-Кинли.  Неожиданно для организатора всё или почти всё прошло хорошо, собралась компания сильных альпинистов и цель была достигнута.

 

 

 Удача вдохновила Александра Абрамова и он заинтересовался программой «Семь вершин», о которой в альпинистских кругах СССР и ранней России говорили только как об абсолютной фантастике. Хотя в то время уже был человек, который включил эту коллекцию в свои планы. Выдающийся путешественник Фёдор Филиппович Конюхов в 1992 году поднялся на Эверест в компании с сильными альпинистами и тогда поставил своей задачей завершить программу «Семь вершин». Реальностью стало это после смелого рейда на лыжах по Антарктиде с восхождением на гору Винсон. В 1997 году Конюхов посетил Австралию и стал первым россиянином, успешно завершившим программу «Семь вершин».

 

 Фёдор Коонюхов на вершине Винсон

 

 В конце 90-х и начале нулевых Александр Абрамов осуществил ряд красивых проектов (стена Аксу зимой, Лендровер на вершине Эльбруса), организовал восхождения на Килиманджаро, Аконкагуа и Карстенс. Но Эверест ему по разным причинам не давался.

 

 

 

 Важнейшее событие нашей истории произошло в конце лета 2002 года. Президент группы компаний «Альпиндустрия» Сергей Зон-Зам пригласил Александра Абрамова на работу в качестве директора турагентства. Одной из идей нового руководителя было создание объединения людей, желающих совершить восхождения на все «семь вершин». Так в 2003 году был впервые сформулирован проект под названием «Клуб 7 Вершин».

 

 

Под его флагом, работа продолжилась, и уже в другом темпе. Организовав ежегодные выезды экспедиций на Эверест, Александр Абрамов в 2004  году поднялся на его вершину. И в конце 2005 года завершил программу «Семь вершин».

 

 

 Программы Клуба 7 Вершин стали включать восхождения на всех континентах, сотни любителей гор получили возможность поучаствовать в реализации программы «Семь вершин». На сайте проекта была открыта регистрация желающих вступить в ряды международного объединения единомышленников. Сейчас как члены Клуба 7 Вершин зарегистрировано 850 человек из десятков стран.

 

 Постепенно  стало ясно, что работа в рамках группы компаний «Альпиндустрия» сдерживает развитие Клуба. И было принято решение работать самостоятельно. С сентября 2008 года Клуб 7 Вершин является независимой организацией.

 

 

 Из года в год растет количество альпинистов, которых Клуб 7 Вершин ведет к вершинам разных континентов. Обладая широкими и хорошо отработанными связями во всех интересных нам странах, Клуб предлагает объективно лучшие по организации, надежные программы восхождений и походов. Количество альпинистов, которые с помощью Клуба 7 Вершин отправляются в горы, превысило 1000 человек в год и постоянно растет.

 

 

Список семивершинников. Выложено для редакции. Может, кого забыли или спутали даты

Клуб 7 Вершин планирует награждать  восходителей на «Семь вершин», то есть, на высочайшие вершины всех континентов, специальным почетным знаком. Каков будет порядок награждения, мы сообщим позже.     Пока ... читать больше

Клуб 7 Вершин планирует награждать  восходителей на «Семь вершин», то есть, на высочайшие вершины всех континентов, специальным почетным знаком. Каков будет порядок награждения, мы сообщим позже.

 

 

Пока предлагаем посмотреть список «семивершинников» из России плюс тех, кого мы считаем «нашими». Граждан России в этом списке 38 человек. И все они, так или иначе, восходили в рамках программ Клуба 7 Вершин. За исключением первого – Фёдора Филипповича Конюхова, который  также восходил в нашей группе на Эверест, но уже после завершения программы «Семь вершин».  С гордостью отметим, что, по всей видимости (точная статистика пока не восстановлена), Россия находится на втором месте в мире по количеству восходителей на высочайшие вершины континентов. И в этом заслуга, прежде всего, нашего Клуба 7 Вершин!  Гордимся!

 

 

 

Посмотрите, проверьте!  Всё ли здесь, точны ли даты?

 

1997.05.26          Федор  Конюхов.           Косцюшко        

2005.11.13          Дмитрий Москалев.    Косцюшко         2008.02.28 - Карстенс

2005.12.15          Александр Абрамов.   Косцюшко         2008. 02.28 Карстенс

2005.12.15          Виктор Бобок.                 Косцюшко         2013.11.08 Карстенс

2006.01.10          Борис Седусов.               Косцюшко         2006.01.06

2006.02.02          Каро Овасапян (Арм-США)                      2008.02.28

2007.05.19          Исрафил Ашурлы (Азр)  Косцюшко      

2008.07.06          Игорь Похвалин.           Косцюшко         2017.11.04 - Карстенс

2008.12.09          Сергей Ларин.                               

2008.12.12          Сергей Кофанов.                         

2009.01.02          Людмила Коробешко.     Косцюшко         2010.10.16 - Карстенс

2010.07.22          Елена  Горелик.             Косцюшко         2013.09.26

2010.12.27          Сергей Ковалев             Косцюшко        

2011.01.07          Максим Богатырев.                    

2011.05.21          Юрий  Белойван.                         

2011.05.21          Игорь Принзюк                             

2012.05.17          Михаил Туровский.      Косцюшко         2013.09.23 Карстенс

2012.11.01          Андрей Подолян.          Косцюшко        

2012.12.11          Максим Шакиров.                       

2012.12.11          Иван Душарин.                             

2012.12.23          Дмитрий  Соков.            Косцюшко        

2013.09.26          Виталий Симонович.                 

2013.10.25          Андрей Фильков           Косцюшко        

2014.01.06          Игорь Кадочин.              Косцюшко        

2014.06.10?        Сергей Дудко.                Косцюшко        

2014.06.10?        Дмитрий Краснов.        Косцюшко        

2015.04.13          Игорь Столяров.                          

2015.05.29          Ярослав Сабырбаев (Каз)                        

2015.06.15          Сергей Дмитриев                        

2016.05.09          Мария Гордон.                              

2016.05.20          Игорь Демьяненко.                    

2016.11.01          Ирэна Харазова.                           

2017.05.22          Евгений Кравт.                              

2017.06.20          Алексей Баутин.            Косцюшко        

2017.11.04          Олег Савченко                              

2017.12.14          Татьяна Яловчак  (Укр)                              

2018.05.17          Александр Тертычный.                            

2018.05.17          Дмитрий Тертычный.                

2018.05.17          Алексей Балакин.                        

2018.05.19          Джамиля Муртазина.   

2018.06.01        Георгий Садецкий             

2018.11.09        Владимир Белькович

2018.11.09          Кирилл Семешкин

2019.01.06         Владислав Лачкарёв

Спорт-Марафон. Александр Абрамов: «Мы меняем историю развития альпинизма»

Абрамов Александр Викторович Родился в 1964 году в Москве. Мастер спорта СССР по альпинизму, инструктор альпинизма, горный гид. Президент клуба «7 вершин», член Русского Географического Общества, член Ассоциации горных гидов ... читать больше

Здоровый сон на кроватях, профессиональный массаж, все необходимые бытовые условия в базовом лагере под Эверестом стали реальностью благодаря российскому альпинисту. Кажется, для достижения цели он может позволить в горах всё. Даже то, о чём не могут подумать участники его экспедиций. Он подумает за них и обеспечит наилучшие условия — в этом и есть суть и смысл работы горного гида Александра Абрамова.
Весной этого года состоялась его 17-я экспедиция на Эверест, которая стала самой многочисленной по составу участников — 26 россиян стояли на вершине, программа выполнена на 100%.
 
«Я стараюсь организовать людям нормальное существование в горах»
 
— Похоже, для российских восходителей на Эверест и тех, кто мечтает туда попасть, вы настоящий герой.
 
— На самом деле знаешь, как стать знаменитым? Два варианта: или что-то сделать в юности и потом очень долго жить и всем об этом рассказывать, или же просто серьёзно заниматься каким-то одним делом и стать хорошим специалистом.
Семнадцать лет оставлены в Гималаях. Если собрать по дням, в общей сложности я около 4-5 лет своей жизни прожил там. Причём, как ни странно, эти горы на меня не сильно действуют. Первые три дня, которые я провёл в Катманду в 1993 году, когда в первый раз меня взяли в экспедицию, был просто шок. Я никогда не видел такой страны, таких людей… А сейчас слетать в Катманду или съездить в экспедицию на восьмитысячник — это тапочки домашние положить в рюкзак и поехать. Я туда просто как домой приезжаю и не знаю: хорошее это чувство или плохое. Как раз для меня и наших гидов там не так много героизма. Это как «каждый год мы с друзьями 15 апреля едем на Эверест…» и возвращаемся оттуда 1 июня. Каждый год мы делаем практически одно и то же. Точно так же работают многие компании на пике Ленина, на Хан-Тенгри, на Эльбрусе, в конце концов, у нас есть 8-дневные программы, которые мы проводим. То есть для нас это будни жизни, профессиональная работа, связанная с восхождениями на Эверест. Люди, которые туда приезжают, может быть, тоже шоковое состояние испытывают первые три дня.
 
— Как минимум от условий в базовом лагере в этом году точно должен был быть шок.
 
— По поводу лагеря: у меня всегда было два принципа, по которым я развивался сам и развиваю свой бизнес. Первый: мне самому должно доставлять удовольствие то, что я делаю. Потому что если я это буду делать ради галочки, то и вся моя жизнь так пройдёт. Если я не в Гималаях, значит я думаю об этой экспедиции. И, конечно, мне хочется, чтобы она была классная, чтобы меня не ругали, а хвалили. Сейчас получается по-разному, но это не важно. Меня, слава Богу, ругают те, кто не пользуется моим сервисом. Вот от тех, кто пользуется, я, кроме мелкой критики, ничего плохого не слышал. Эту критику, кстати, я учитываю.
И второй принцип: мне самому должно быть комфортно. Так как я много проживаю в горах, хочется иметь хорошие палатки, качественную посуду, примусы, лучших гидов, то есть совершенно не хочется иметь какие-то проблемы. У меня в год по 20 восхождений, и я всегда стараюсь сделать их комфортными потому, что это громадный кусок моей жизни. Может быть, именно из-за этого я иногда даже перегибаю палку. Допустим, массаж в базовом лагере Эвереста — это не совсем обязательная вещь, но я о ней мечтал 10 лет. Ещё думал, как люди отнесутся, что скажет жена, шерпы вообще все были принципиально против и, тем не менее, мне захотелось эту мечту осуществить. В конечном итоге нам удалось найти хороших массажисток, и люди были в шоке от того, что это в принципе получилось.
 
Я стараюсь организовать людям нормальное существование в горах. За это нас осуждают спортсмены: мол, мы должны жить в маленькой палатке, готовить на коленке — в принципе, такой подход тоже возможен, но он для людей, которые приехали в горы помучиться, а именно для профессиональных спортсменов, которые без этих мучений жить не могут. Если мы говорим о людях, которые едут в горы первый, второй, пятый раз — это в общем-то практически новички. Они сходили на пять гор — по правилам российского альпинизма это третьеразрядники: 1Б, 2А, 2А, 2Б. Считай, что таких людей мы ведём на Эверест. Меня именно за это и критикуют. С другой стороны, чего критиковать? Во всём мире альпинизм построен именно так.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
«На самом деле мир изменился. То, что я стараюсь сделать, — это просто хороший… ок, пятизвёздочный палаточный лагерь»
 
— Эта критика совсем безосновательна?
 
— Критики приводят в пример советскую экспедицию «Эверест-82». Но сейчас все национальные экспедиции — это 10 неплохих альпинистов (категории спортсменов в других странах нет), куча шерпов, кислород, государственное финансирование и очень хорошее обеспечение.
Второе: десятки тысяч семей шерпов живут за счёт того, что обслуживают людей в горах. Если сейчас пойти тем путём, который люди предлагают на фейсбуке, — никому не платить — значит, наверное, умрёт целая нация живущих в горах людей, потому что мимо будут проходить туристы, которые не будут давать им ни копейки.
Весь альпинизм в Гималаях устроен таким образом, что шерпы задействованы везде. Это вообще, на мой взгляд, неверное обсуждение, когда критикуют шерпов и коммерческий альпинизм. Давайте тогда критиковать лыжников, которые поднимаются на канатках, пьют пиво, катаются вниз. Они оставляют там много денег, им облегчают жизнь канатные дороги, а раньше их дедушки ходили на лыжах пешком и по пояс в снегу.
На самом деле, мир изменился. То, что я стараюсь сделать — это просто хороший… ок, пятизвёздочный палаточный лагерь. Кого-то устраивает палатка «1 звезда» и отсутствие туалета, а вот у нас по-другому. У нас в туалетах лампочки и всё хорошо организовано потому, что нам хочется всё хорошо делать и самим жить в комфортных условиях.
 
 
«Каждый год 15 апреля мы с друзьями едем на Эверест…»
 
 
— Вы не устали от темы псевдоборьбы коммерческого и некоммерческого альпинизма? Может быть, не нужно вступать в эти полемики?
 
— Я понимаю, что на мне большая ответственность. Без ложной скромности могу сказать, что за последние 10-15 лет деятельность моей компании и ещё нескольких других, которые нам очень близки, поменяла историю развития альпинизма. Неважно в какую сторону, но мы не делаем ничего плохого, никого не убиваем. Просто её осовремениваем в отличие от людей, которые держатся за прошлые заслуги и правила альпинизма. Я сам мастер спорта, поэтому считаю, что имею право критиковать спортивный альпинизм, хотя я вообще его не критикую, а просто отстаиваю свою позицию, в которой живу с 2002 года, когда я пришёл работать директором «Команды приключений Альпиндустрия» — это была первая коммерческая компания по организации восхождений по всему миру, которую я собственно и создал. Весь свой спортивный и послеспортивный опыт девяностых годов я внедрил в коммерческом альпинизме. Сам не верил, что это получится. Когда мы собирали людей на Килиманджаро, то не знали, как туда добраться, как организовать процесс и пытались купить у англичан эту программу.
 
В 2003 году Саша Яковенко сказал: «Делай Эверест, я поеду». А я подумал: «Да кто заплатит 10000 долларов? Таких людей не найти». В результате я собрал 12 человек, включая меня. Там было 9 мастеров спорта. В тот момент это было очень круто. Никого из нас не взяли бы в сборную страны, а других вариантов поехать на Эверест не было, поэтому все спортсмены, кто смог что-то заработать, поехали. Это было самое-самое начало. И с тех пор каждый год я этим занимаюсь. Конечно, я не устал, мне всё интереснее. Обсуждений становится всё больше, волна накрывает. В этом году я первый раз активно выступил в споре и увидел, сколько людей меня поддержало.
 
 
 
«Встречаешь людей, которые никогда не были в горах, начинаешь им рассказывать, вовлекать… В этом и есть наша самореализация»
 
 
«Я нигде не слышал на английском языке commercial climbing. В мире есть просто альпинизм»
 
 
— Что вам нравится в современном альпинизме?
 
— Мне нравится спортивный альпинизм! Именно он является двигателем. Все мои гиды и я сам вышли из спорта. Все прошли школу альпинизма и получили как минимум разряды. Как раз что мне не нравится в альпинизме — именно его коммерческая составляющая.
 
— Противоречиво!
 
— Абсолютно нет. Повторюсь, я не отстаиваю коммерцию в горах. Это моя жизнь и работа, где я воплощаю свои знания и умения, полученные в спортивном альпинизме.
 
Не каждый спортсмен может стать гидом, поскольку здесь очень много человеческого фактора. Первое: он должен любить людей. Если ты вытираешь кому-то нос, то не потому, что тебе за это платят, а потому, что ты видишь, что человеку тяжело и ты можешь ему помочь. Это где-то сродни работе спасателей, которые приходят и вытаскивают беспомощных людей. Мне всегда нравились спасательные работы потому, что я мог почувствовать себя нужным, подойти и сказать: «Парень, давай, не волнуйся, сейчас поможем». Это классное чувство, когда ты кому-то помог.
 
В нашей деятельности очень похожая история. Встречаешь людей, которые никогда не были в горах, начинаешь им рассказывать, вовлекать… В этом и есть наша самореализация.
 
Более того, маршруты, которые мы ходим, не особо сложные. Пускай они будут близки к горному туризму. Подъём на Эльбрус, на Чо-Ойю, на Эверест — там достаточно несложные маршруты. Ты руками за склон не держишься, ходишь с палками. Аконкагуа, Килиманджаро, массив Винсона — они все проходятся с палками, в крайнем случае, с жумаром. В своей деятельности мы просто даём людям первоначальные знания об альпинизме, причём очень качественно, поэтому мы тратим больше денег, чем другие компании. Например, я беру трёх гидов на 10 человек, а кто-то идёт один с десятью. Понятно, что его услуга будет дешевле, но безопасность, комфорт и сервис, естественно, будут хуже. Тем более, если он один заболеет, вся его группа не будет знать, что делать.
 
Я говорю о том, что в экспедициях всегда должен быть двойной запас. Паша Шабалин, когда мы с ним лазали, всегда имел двойной запас. Допустим, два одинаковых мешка с провизией. Один мешок улетел, второй остался. А единственный мешок улетит, всё — экспедиция закончена. Никогда нельзя надеяться на то, что ты проскочишь. Когда ты идёшь один, можешь вообще путешествовать как хочешь. С группой обязателен запас. Умение организовывать экспедиции — это искусство.
 
— И не важно: коммерческие они или спортивные…
 
— Кстати, понятие «коммерческий альпинизм» вообще изобретено в России. Я нигде не слышал на английском языке commercial climbing. В мире больше нигде нет спортивного альпинизма, есть просто альпинизм. У нас его разделили, хотя какая разница: экспедиция оплачена спонсорами или теми людьми, которые в ней участвуют? У нас до сих пор люди не разобрались в этих определениях и, может быть, никогда не разберутся.
У меня даже возникла мысль сделать Ассоциацию альпинистов России, куда войдут альпинисты, которые не ходят по правилам Федерации альпинизма России. И туда войдёт в 10 раз больше людей, чем в ФАР. Зачем мне это нужно, я не очень знаю, но эти разговоры про коммерческий и некоммерческий альпинизм немного достали.
Раз вы разделяете, давайте разделим.
 
 
 
 
 
 
 
«Кто такой инструктор? Это инструктор по вождению автомобиля. Кто такой гид? Это таксист»
 
 
— Но есть очевидная разница в подходах к обучению людей. В коммерческом альпинизме, как мне кажется, этому тоже начали уделять внимание.
 
— Задача гида сильно отличается от задач инструктора. Кто такой инструктор? Это инструктор по вождению, который садится с вами за руль и учит вас самостоятельно управлять автомобилем. После этого его работа закончена.
 
Кто такой гид? Это таксист. Его задача посадить клиента, безопасно отвезти из точки А в точку В и высадить. В чём заключается обучение с его стороны? Он говорит: пристегнитесь, пожалуйста. То есть его задача — безопасность. Дальше он едет и за всё отвечает, что-то рассказывает, показывает, привозит кратчайшим путём — вот это работа гида.
 
Гиды не должны заниматься серьёзным обучением. Они должны дать минимально необходимые знания участникам для безопасного прохождения конкретного маршрута. Если мы говорим про Эверест, учим их пользоваться жумарами, кошками, кислородом. Если мы идём на техническую стену, учим их страховать, работать с верёвкой, самостраховкой, спускаться, подниматься — всё. Ни в коем случае нельзя учить человека работать первым. Этому учит инструктор. Гид же учит человека работать вторым, в какой-то мере обеспечивать безопасность гида и свою.
 
Другое дело, что есть категория людей, которые хотят обучаться. Поэтому мы организовали школу альпинизма, у нас есть занятия на скалодроме, в Крыму, проводим цикл лекций и так далее.
 
— А какие альпинистские цели ставят перед собой участники этих занятий?
 
— Мы сейчас запустили проект, который называется «7 CуперГор». Появился он после того, как мы сводили людей на Ама-Даблам, Маттерхорн, Альпамайо — к этим горам нужно людей готовить. И вот этот проект как раз включает в себя горную школу и тренировки. Это всё единая система, связанная с подготовкой к конкретным восхождениям.
 
Кстати, на наши тренировки часто ходят те люди, которые с нами не ездят в горы. Получается, есть люди, которые хотят учиться, и те, кто хотят воплощать свои мечты. И это разные люди, как показывает практика.
 
 
 
«Порядка 210 человек из России поднялись на Эверест, из которых 110-115 поднялись с нами»
 
«Опыт выживания для меня важнее физического состояния восходителя»
 
— Вы ведёте статистику, какому количеству людей помогли подняться на их вершины, в том числе, на Эверест?
 
— Да, конечно. Саша Ельков написал, что в целом порядка 210 человек из России поднялись на Эверест, из которых 110 или 115 поднялись с клубом «7 вершин». Если учесть, что мы водим с 2003 года, а до этого как раз было большинство спортивных экспедиций, то, я думаю, что процентов 80-90 за период с 2003 года поднялись с нами. Все женщины-россиянки, 13 человек, точно поднялись с нами, начиная с Люды Коробешко.
В год клуб заводит на вершины больше 1000 человек. Больше трёхсот только на Эльбрус, 150 на Килиманджаро, ну и по остальным горам… Мы работаем в сорока странах — это громадный объём. У нас 2-3 команды постоянно находятся в горах. Нет такого времени, что никто никуда не едет. Всё больше людей втягиваются в альпинизм и в этом есть наша большая заслуга. Мы на каждом углу его продвигаем.
 
— Насколько сильно изменился контингент людей, которые поднимались на Эверест 15 лет назад и сейчас?
 
— На 100%. Это практически противоположные друг другу люди. Как я говорил, в 2003 году было 9 очень сильных спортсменов из 12, участники восхождения были связаны с горами много лет. Сейчас все, кого мы водим, пришли в альпинизм 2-3 года назад. В этом году вообще получилась ситуация на грани. Поднялась девочка, которая была только на Эльбрусе. Она обратилась к нам в последний момент, и я ей сразу сказал, что она не поднимется потому, что нужно пройти подготовку: 2-3 года и порядка 6-8 восхождений. В итоге мы договорились, что она будет экспериментальным образцом. После этого она поднялась.
 
— Она ещё и самая молодая восходительница на Эверест из россиянок — 27 лет. Откуда эта сила?
 
— Женщины в принципе чувствуют себя лучше на высоте. Мужик упрётся рогом, ему хреново, он молчит, пыхтит, куда-то залезает, его там накрывает… Женщина будет ходить, ныть и, в конце концов, залезет. Она, если что, первая вниз спустится и всё. Поэтому я в женщинах никогда не сомневался.
У женщин заложена очень сильная система самовыживания, а у мужчин заложена система самоуничтожения. После того, как он нескольких детей родил, в принципе, его природная функция выполнена, дальше он начинает себя убивать: ходить на Эверест, прыгать с парашютом, катать фрирайд, хели-ски. В общем, эти мужики так себя ведут, пока не угробятся. Поэтому я взял эту девочку на Эверест. Мужика бы не взял.
И что ещё интересно: экспедиция не дешёвая. Могут позволить себе люди, которые смогли в жизни чего-то добиться за счёт своих качеств. Соответственно, это очень сильные личности, которые привыкли ставить задачу и её выполнять. Но они не просто её ставят и тупо идут к цели, а анализируют разные варианты. Подходят и говорят мне: «Я считаю, что так у меня не получится, поэтому я хочу по-другому». Допустим, для таких людей мы даём не одного шерпу, а двух, не три баллона кислорода, а десять. Тем не менее, это оправданно.
Говорят, что с кислородом и дурак поднимется. Дурак, мне кажется, и с кислородом не поднимется. Умный человек, который оценивает себя адекватно, понимает, что для него будет сложно сделать то, что делают спортсмены, поэтому он обеспечивает себя дополнительными ресурсами. Бизнесмен никогда без денег не полезет решать свои бизнес-задачи. Для таких людей подняться на Эверест — это одна из бизнес-задач. А мы обеспечиваем им достижение цели и безопасность.
 
 
 
 
 
«В 2003 году было 9 очень сильных спортсменов из 12, участники восхождения были связаны с горами много лет. Сейчас все, кого мы водим, пришли в альпинизм 2-3 года назад»
 
 
— Получается, что и система подготовки к горе за эти годы сильно изменилась?
 
— Абсолютно. Раньше люди готовились десятилетиями. Сейчас всё по-другому. Первый вопрос для Эвереста — есть ли у тебя финансирование. После этого рассматривается всё остальное. Есть два варианта попасть на гору: поехать участником или работником. Чтобы поехать работником, нужно быть гидом или спортсменом высокого класса. Я всегда говорю, что гид в любом случае должен быть физически сильнее, чем любой его участник. Это обязательное требование.
 
Второе: у клиентов должен быть достаточный опыт. И опыт для меня важнее его физического состояния. В этом году китаец без ног поднялся с пятой попытки, что говорит и о его опыте, и о его морально-волевых качествах. Если этого у клиентов не хватает, то должно компенсироваться морально-волевыми качествами гида.
Сколько раз мы уговаривали, заставляли людей идти вверх. Возможно, люди сами не могут справиться с этим из-за отсутствия опыта. Если мне плохо, но я знаю, что так мне уже было и бывает намного хуже — это и есть мой опыт. Или наоборот: мне так плохо не было ещё никогда и надо бы начать спускаться. У людей должен быть опыт не надевания кошек, а опыт, когда они у него слетали. Когда он что-то сделал не так. Я вот это называю опытом — опыт выживания. Поэтому люди должны сходить несколько восхождений перед Эверестом и в идеале один раз не залезть, один раз попасть в плохую погоду — это очень важно для того, чтобы гид мог разговаривать с человеком на одном уровне.
 
И естественно, опыт показывает: может ли человек подняться на гору или нет. Я всем рекомендую сходить 4000, 5000, 6000, 7000 и в идеале Чо-Ойю — 8000 метров. Причём на 7000 и 8000 не нужно ходить много, но надо их попробовать. А вот 5000 и 6000 можно сходить и не один раз. Да, они могут быть несложными, но мы пошли, попали в непогоду, три дня просидели в палатке под снегопадом — вот это шикарный опыт для Эвереста.
Повторюсь, что если не хватает каких-то морально-волевых и физических данных, то это можно компенсировать за счёт сильных гидов. Просто они дороже стоят и их должно быть несколько. На Эвересте у нас один гид на четырёх участников плюс, как минимум, один шерпа-гид на участника.
 
 
«Большинство после Эвереста бросают заниматься альпинизмом. Для них альпинизм — не основное занятие, а получение новых знаний и ощущений»
 
 
«Мы помогаем человеку стать героем»
 
— Были случаи, когда вам приходилось отказывать клиентам?
— Да. Но, допустим, в спортивном альпинизме ты можешь подойти и сказать: «Я не пойду», и не будет никаких обид. А когда ты берёшь с людей деньги, ты, естественно, попадаешь с ними, в какой-то степени, в социальные отношения. Не важно, насколько вы совместимы, но ты должен выполнить ту задачу, ради которой вы приехали в горы. Поэтому отказать или сказать: «Ты не пойдёшь», — это скорее западный стиль. Западные гиды говорят так совершенно спокойно, аргументируя это неподготовленностью клиента. В России ещё нет такой культуры. Люди часто считают, что они заплатили не за сервис, а за вершину. Хотя на самом деле они платят 100% за сервис: гостиница, трансфер, питание, канатка, гид и прибыль компании — это составляющие цены на Эльбрус, например. А участники, покупая такую путёвку, уверены, что платят за факт восхождения, и они уже герои. И когда такой человек не восходит, для него это большой шок.
К счастью, сейчас люди стали больше понимать, что покупают возможность восхождения, а не сам факт. Но отказать им очень трудно. Я делал немного иначе. Если человек действительно не может, для него это опасно или он подводит всю команду, у гидов есть свой профессиональный секрет: сделать так, чтобы человек сам развернулся. И всем своим гидам я говорю: если видите, что человек не может, никогда не разворачивайте его вниз. Дайте ему возможность принять это решение самостоятельно. Идите дальше и поддерживайте его. Когда он будет уже стоять на коленях и проситься вниз, вы ещё раз ему скажете: «Нет, парень, подумай… Это же твоё решение». И если человек такое решение окончательно принимает, то тогда мы помогаем ему безопасно спуститься. А если просто говорить: «Ты не готов, давай-ка вниз», будет множество обиженных и могу точно сказать, что такая компания быстро закроется.
Зачастую люди все-таки поднимаются и этим наш российский стиль хорош, но если я вижу, что погода портится и человек слабый, я помогу ему принять это решение. Миллион вариантов, как развернуть, не обидев его. Кстати, из неудачи можно сделать удачу. Например, рассказать, в каких тяжелейших условиях мы залезли выше всех и развернулись только из-за погоды.
Вообще, мы недавно думали: почему люди ходят с нами в горы. Им не хватает героизма, возможно, какого-то уважения в обществе. Никакие материальные блага не дадут этого уважения. «У всех есть джипы, а я сходил на Эверест» — вот это круто. Мы помогаем человеку стать героем и ни в коем случае нельзя ему показывать, что он не герой.
 
— А сами участники восхождений как-то отвечают на вопрос: «Зачем я иду в горы»?
 
— Ты знаешь, это больше наш альпинистский вопрос. Мы сами до конца не можем понять, зачем, а потому этим озадачены. Большинство едут просто потому, что им это интересно, и всё. Это такой же вопрос, как зачем мы ходим в лес за грибами? Мы разве не можем их купить в магазине? Нет, нам это интересно.
 
Более того, ни один человек с начала моей деятельности не продолжает ходить с нами до сих пор, и не потому, что мы такие плохие. Большинство после Эвереста бросают заниматься альпинизмом. Я, например, 37 лет в горах и не пропустил ни одного года, это некий уже психоз для меня лично, как рыба без воды. Для наших клиентов всё иначе. Не альпинисты просто пришли, попробовали, и дальше они переключились на другое. Для них альпинизм — не основное занятие, а получение новых знаний и ощущений.
 
 
«Есть всего несколько гор, которые я в принципе ценю ради самореализации»
 
«Эверест — это тот уровень, на котором я могу побороться»
 
— На что готовы люди ради мечты взойти на Эверест? Есть ли какие-то интересные примеры из вашего опыта?
 
— Могу привести в пример Таню Яловчак. Она позвонила и сказала: «Хочу быть первой украинкой, которая взойдёт на Эверест. Я продам квартиру, ещё поищу денег…» И она так много говорила про это, что появилась Ирина Галай, которая сказала, что она станет первой украинкой на Эвересте. Причём Галай в интервью сказала, что если бы не было возможности стать именно первой украинкой, то она бы вообще не поехала. У них была большая психологическая битва. Таня действительно продала квартиру, но шанс стать первой упустила. И тогда я предложил ей стать первой украинкой, выполнившей программу «7 вершин». И Таня упёрлась второй раз. Галай тоже стала выполнять эту программу, но потом у неё что-то выключилось, и она прекратила гонку. Яловчак выполнила программу «7 вершин» и на этом успокоилась. Сейчас она хочет переплыть Босфор, постоянно тренируется для этого. Человек пошёл дальше.
Вообще после первого вопроса: «Я хочу пойти на Эверест, что для этого нужно? У меня нет никакого опыта…», начинается самое интересное. Ты рассказываешь, что и как нужно сделать. Процентов 10 людей остаются, а остальные, выслушав про весь путь, который нужно пройти, перестают общаться. Наверное, мечта у людей остаётся, но желания реализовывать её нет. Но и просто мечтать полезно!
 
— А вы мечтаете о десятом Эвересте?
 
— Есть всего несколько гор, которые я в принципе ценю ради самореализации. Да, я могу сходить на многие горы, и это будет для меня просто очередным подъёмом на вершину. Но, как это ни банально, именно Эверест является для меня тем местом, где можно побороться на своём уровне. Я не считаю Эверест самой сложной горой, но это тот уровень, на котором я могу побороться. Поэтому да, я хочу сходить десятый раз. В этом году были даже мысли сходить двадцать раз. В мире есть человек, который сходил 16 раз на Эверест, — не шерпа, а американец.
Каждый раз, поднимаясь на Эверест, я чувствую, что моя жизнь совершила новый этап. Плюс к этому: восхождение на Эверест — это в любом случае обновление организма. Ты теряешь 10-15 килограммов, попадаешь в тяжёлую физиологическую ситуацию. Затем организм год выходит из этого, и ты получаешь определённый заряд бодрости. Если бы у меня не было этих Эверестов, наверное, моя жизнь имела бы меньше смысла. Для меня Эверест — это смысл жизни.
 
«Люда терпит все мои сомнения, переживания: то я психовать начинаю, то уезжаю надолго… в общем, она всё это дело каким-то образом терпит»
 
— Супруга разделяет ваши мечты?
 
— Я вообще считаю, что большинство моих достижений стали возможными только потому, что у меня есть такая жена, Люда Коробешко, которая меня 100% во всём поддерживает. Она директор «7 Вершин», и это не потому, что она так хочет. Она делает это для меня, терпит все мои сомнения, переживания: то я психовать начинаю, то уезжаю надолго… в общем, она всё это дело каким-то образом терпит. И главное, что она любую идею, которую я начинаю генерировать, подхватывает. Это очень важно. Её наличие в моей жизни — это и есть причина успешности моего дела и моих достижений, которые на самом деле наши с ней достижения. Люда — это ангел-хранитель на всю мою жизнь.
 
 

Интервью с Александром Абрамовым. Сайт Федерации альпинизма России

Я работаю гидом с 1991 года. За 27 лет совершил кучу ошибок. Правда. Но понял суть: гид – это воспитатель старшей группы детского сада. Как курица наседка заботится о своих подопечных. Ведь им сложнее, чем гиду, для которого горы ... читать больше

Я работаю гидом с 1991 года. За 27 лет совершил кучу ошибок. Правда. Но понял суть: гид – это воспитатель старшей группы детского сада. Как курица наседка заботится о своих подопечных. Ведь им сложнее, чем гиду, для которого горы – это дом родной»

 

***

Про спортивную карьеру.

Саша, я не уверен, знает ли молодое поколение, но ты участвовал в первом зимнем восхождении на Аксу в 1996 году. Расскажи, пожалуйста, немного про это восхождение.

Зачем брюзжать? Просто посмотрите наш ролик «Мы правильно живем» и все поймете. Это было первое Зимнее восхождение на, вероятно, самую сложную стену бывшего СССР. Паша Шабалин лез, Ильяс Тухватуллин страховал, я снимал кино, все таскали грузы. И так 16 дней на северной стене зимой, на маршруте, где не было ни одной площадки, где можно было бы рядом поставить 2 ступни.

Ты также лазал летом 1999 года на Кюкюртлю. Мне всегда было интересно, правда ли, что на этой стене «можно руками доставать шлямбура, а плиты, куда они (шлямбура) забиты, периодически шевелятся»?

Не только шевелятся, но и падают вниз. Порода там – вулканические туфы. Очень мягкие и, иногда, чешуйчатые. Плиты «гудят», и когда берешь шлямбур, пробойник может провалиться. Есть, конечно, участки типа известняка, но не крепче. В общем, в Кюкюртлю я влюбился. Вначале из-за названия, потом из-за книги Катаева. Мне 20 лет было и интересно, что это за часть Эльбруса с вертикальным и отрицательным уклоном и маршрутами 6Б. Из 3-х попыток гора пустила только 1 раз. Первый раз был из любопытства, и, кстати, мы тогда заняли 3-е место на чемпионате России из 16 команд. Второй – зимой, и третий, следующим летом, мы пошли уже из корыстных побуждений: сделать зимнюю 6Б и сделать летний первопроход 6Б, чтобы закрыть МСМК. Обе попытки получились «в холостую». Кстати, я подумал и мне кажется, нет ни одного альпиниста, который взошел на Кюкюртлю дважды. Никому второй раз не хочется. Опасная гора.

У тебя в личном архиве есть зимние маршруты на Свободную Корею, Ушбу, Аксу, попытка зимнего восхождения на Кюкюртлю, все шестерки. Это были серьезные вызовы того времени.

Сохранилась ли актуальность зимних восхождений?

Для меня нет разницы – зимнее или летнее восхождение. Я вообще больше люблю зимние и высотные восхождения. Я не люблю дождь, считаю его более опасным чем снег. Промокший человек быстро замерзает, а зимой ты изначально готов к холоду и сухо и снаряжение хорошее для зимы. Плюс зимой не падают камни по стене, а это вообще кайф, и много ледовых речек, которые облегчают восхождение на вершину. В общем, я люблю зимние восхождения больше чем летние. Потому мне легко в Антарктиде, легко на Эвересте.

В чем, с твоей точки зрения, вызов сегодня?

Человек и природа не меняются. Чем суровее природа, тем жёстче борьба. И она заводит. Сейчас в Антарктиде у нас 2 раза сносило и ломало лагерь. Была реальная битва за жизнь. Я открыл в себе много нового.

Кюкюртлю, 1999

 

***

Про 7 вершин.

За 15 лет вы сформировали вокруг проекта настоящий, полноценный клуб по интересам. Сейчас компания «7 вершин» – это не просто торговая марка, а узнаваемая марка, и, в целом, с положительным восприятием, что в социологии называется «брендом». Как тебе/вам удалось создать такой бренд?

Люди могут достигать успеха только в тех областях, которые они любят. Делать бизнес ради денег могут все, но успешный бизнес возможно создать, только любя ту сферу деятельности, в которой твой бизнес развивается. Как удалось создать бренд, я не знаю. Просто я люблю альпинизм, люблю проект «7 вершин», люблю водить людей в горы и организовывать поездки и еще я люблю работать все время, которое я не сплю. Кстати ненавижу спать. Один. Шутка. Вероятно, поэтому у меня очень много соратников. Самый главный мой соратник - это Люда Коробешко, жена и мать нашего ребенка и директор компании «Клуб 7 вершин». Она заразилась этой идеей при нашем первом контакте. Она мне все прощает, и она меня во всем поддерживает. Скорее всего, это главная причина успеха - когда ты идешь с надежнейшим партнером по связке.

За мной готовы идти и терпеть мои постоянные изменения курса мои работники. У нас никто не увольняется из фирмы, вообще никогда сам не уходит. Наверное, людям интересно. За мной следуют многие члены клуба. Вероятно, им нравится идея «7 Вершин» и стиль жизни - альпинизм. И всем нравится «движуха», постоянная «движуха», которую устраивает «Клуб 7 вершин».

Александр Абрамов с супругой Людмилой Коробешко

Сколько сейчас участников клуба?

По документам более 5 000.

Вообще компания сразу задумывалась как клуб альпинистов. Не контора, не турфирма, а клуб. И вероятно это так же способствует успеху. Все, кто с нами совершил хотя бы одно восхождение, мы считаем членами клуба. Таких людей за 10 лет по документам более 5 000. Только что подумал, вероятно, мы самый представительный клуб альпинистов в России. Так же есть члены клуба, которые с нами не ходили (еще), но им нравится сама идея и атмосфера. Встреча «Клуба 7 вершин».

Сейчас из клубной жизни: каждый четверг лекции в клубе про поездки, снаряжение, медицину, встречи с известными людьми. Каждые вторник и среду – тренировки на скалодроме ДДС, вторник – лазанье и среда – технические тренировки. Мы проводим горную школу в Крыму и начали в Италии и Австрии. Каждые 3-4 месяца мы организуем тематические вечера, на которые приходят до 200 человек. Мы снимаем фильмы, вы видели нашумевший «Ген высоты», выпускаем книги. Сейчас готовится новая книга – «7 вершин по-русски». Мы начали выпускать медали за восхождение на каждую из 7 вершин и люди с гордостью носят их. В год около 1000 человек совершают с нами восхождения, многие по 2-3 в год. Восхождение в Крыму

 

Какой годовой оборот компании? Если это не закрытая информация.

Кому интересно, тот узнает обязательно.

 

Что происходит с рынком России? Растет ли он?

Конечно, сумасшедшими темпами, например, у нас за последний год в 1,5 раза увеличилось количество участников. Это при том, что постоянно растет количество новых фирм и гидов. Конечно, для начала они просто дерут у нас с сайта все программы и стоят цены ниже и это все. Я даже нахожу на сайтах ошибки в программе, которые я давно исправил. Мы ежедневно мониторим рынок, ищем новые решения, не стоим на месте. Рынок растет, и если растешь вместе с рынком, то ты стоишь на месте. Ты должен расти быстрее рынка, опережать его, быть на острие и создавать новый продукт. 5 лет назад я придумал название: «Блиц Тур (на Эльбрус)». Сейчас это просто расхожее название. Мы начали проект «7 вулканов», по которому сейчас водят альпинистов гиды. Сейчас мы создали новый проект – «7 СуперГор». Кому интересно, посмотрите на сайте «7 вершин». Гарантирую, что через 2-3 года этот проект будет у многих. Но к этому времени, мы еще что-то интересное придумаем.

 

Какая супер-цель проекта «Клуб 7 вершин»? Как ты рисуешь будущее компании?

Цели нет. Как нет цели у альпиниста. 7 вершин – это бесконечная череда восхождений, мероприятий, «тусовок», это жизнь в стиле «7 вершин». Я уверен: умру я – умрет компания. Это нормальный процесс. Основная наша задача - жить, жить интересно и на полную катушку и заражать других такой жизнью.

 

Ну почему же, у альпинистов есть цели.

Может в этом и есть твоя супер-цель: создать компанию, которая будет развиваться и успешно работать после тебя? Или сформировать рынок высококачественных услуг в активном отдыхе, задавая высочайшую планку качества, и, тем самым, раздвигая границы?

Мне интересно идти впереди рынка услуг. Создавать новые, ни кем ни освоенные программы. Только что мы посадили первый «Фалкон»* (прим. – частный самолет) в Антарктиде. Теперь все полетят. Или вот мы сейчас делам бар в базовом лагере Эвереста. В нашей 12 метровой палатке. Прямо в центре базового лагеря поставим. И массаж. Этого никто не делает. Сейчас мы начали выдавать медали за восхождение на каждую из 7 вершин.

После восхождения в Крыму

 

***

Про гидов.

Представь, альпинист-скалолаз в расцвете лет, МСМК, имеющий Жетон «Спасение в горах», многократный чемпион России, обладатель 3-х Золотых ледорубов, лезет 7с+, 5 раз ходил на 8000 без кислорода. Считаешь ли ты, что такому квалифицированному человеку можно сразу выдать удостоверение горного гида?

Конечно, нет. Хороший спортсмен и хороший гид чаше всего антиподы. В спортивных группах равноправие, все обязаны быть готовы одинаково. И хоть это и команда, безопасность обеспечить может каждый участник команды самостоятельно. Поэтому спортсмены, начинающие гиды часто вообще не понимают свою задачу. Начинают соревноваться с клиентами, ругаться, что бог послал слабых участников на его головню. В результате, гид не доволен участниками. Участники не залезают и недовольны гидом. Я работаю гидом с 1991 года. За 27 лет совершил кучу ошибок. Правда. Но понял суть: гид – это воспитатель старшей группы детского сада. Как курица наседка заботится о своих подопечных. Ведь им сложнее, чем гиду, для которого горы – это дом родной.

Отличие спортсмена от гида, как отличие автогонщика от таксиста. У спортсмена задача дойти до финиша первым, у гида задача довезти пассажиров из точки в точку безаварийно и желательно развеять по дороге.

 

Ты сам курсант школы гидов, работающей в России по стандарту IFMGA. Есть ли разница между отечественным и международным подходом к обучению? Если да, то в чем она? Назови три основных отличия.

Я не знаю ответа. По мне, любое обучение хорошо. Гидов надо учить, это факт. Это отдельная профессия. И требует профессионального обучения. С другой стороны, в Школе гидов учат только технике работы с клиентом. Но вообще, нет обучения по психологии работы с клиентом. По юридической ответственности. Такой курс я бы добавил, как сопутствующий. А отличие школы гидов от школы инструкторов очень сильное. В Школе инструкторов учат работать с группой. А в школе гидов – индивидуально один на один. Это почти противоположные вещи. И все преподаватели школы гидов работают там, где живут, то есть в горах. Они сами удивляются, когда я им рассказывал про длительные экспедиции. Говорят, мы так не смогли бы. Я понимаю, что завести на гору может любой гид, а вот качество сервиса у всех разное. Это как ездить можно и на «раздолбаной» «Шестерке» и на «Мерседесе». Вероятно, доедешь, но качество жизни разное.

 

Ты произнес фразу «не бывает плохих клиентов, бывают плохие гиды». Ты и правда, так считаешь?

Ну да, как говорят, нет некрасивых женщин, есть мало водки. Все клиенты красивые и если он или она не нравится гиду – это проблема гида. Гид, в первую очередь, психолог, и он должен установить контакт с клиентом, а не наоборот. В конце концов, человек приехал отдыхать, а ты работать. Он платит тебе на еду и сигареты. Так работай, работа не всегда бывает легкой и приятной. Постарайся в любом деле найти свое удовольствие. Я говорю всем своим гидам и менеджерам: «делайте что хотите, но клиент должен уехать довольным». Это вероятно и есть основной принцип работы «Клуба 7 вершин».

 

Твоя цитата из фильма «Ген высоты»: «ответственность за решение несешь сама». Что было обращением к клиенту, которая решила продолжить подъем, не смотря на запрет руководителя. Однако если что-то случится, ответственность все равно останется на компании, так как вы официально оказываете услугу (по договору). Посоветуй, как застраховать себя и как корректно действовать в подобных ситуация российским горным гидам?

Никак не застрахуешь. Надо что бы клиент уважал тебя, тогда он будет следовать твоим советам, надо уметь найти правильные слова, чтобы убедить человека. Он должен сам принять решение. Я знал, что она пойдет вниз на 100%. Но она хотела, чтобы решение было в ее руках, а не со стороны. И я дал ей такую возможность. Поэтому она даже не обиделась. Если бы я знал наверняка, что в том плохом состоянии она решит продолжать подъем я бы ее насильно развернул. Пусть обижается, зато живая.

***

Про этику.

Твоя цитата: «Трупы на маршруте – хороший пример и напоминание о том, что надо быть более осторожными на горе. То, что в нормальной жизни неприемлемо, на больших высотах рассматривается как норма». Как ты лично переживаешь ситуации, в экспедициях под эгидой «7 Вершин» когда происходит НС?

Плохо переживаю несчастные случаи. Один раз после гибели двух участников на Эвересте вообще хотел перестать водить на Эверест. Но потом подумал, что за опыт уже и так дорого заплачено, что, если я сейчас прекращу экспедиции, придет неопытный человек и снова допустит те же ошибки, что и я, и снова погибнут невинные люди. Я весь год думал, как сделать (безопасно), пересмотрел все свои взгляды на жизнь, прочитал много публицистики про несчастные случаи на Эвересте и сделал много выводов. Правильных. Я полностью поменял весь стиль экспедиций на Эверест – с дешевых и бедно обеспеченных, на дорогие, хорошо и качественно оснащенные и снаряжением, и работниками. Сейчас мы даже даем по два шерпа-гида на одного участника, есть врач. Мы единственные с Тибета, кто везет своего врача, и во всем мы сейчас оказываем сервис более высокого качества, чем другие команды. Я свято верю, что это помогает повысить безопасность восхождения и предотвратить гибели.

 

Ты в какой-то момент вышел из компании АльпИндустрия и создал свою собственную компанию. Не боишься того, что кто-то из вашей команды также выйдет и создаст «7 вершин 2.0»?

Не боюсь, но приглядываю. Чтобы создать компанию успешную, необходимо быть супер-специалистом и в коммерческом альпинизме и в бизнесе. Таких людей мало. Другое дело – частные гиды, которые могут сагитировать клиента, заплатить мимо кассы и поехать с ним, но это не бизнес, это воровство. Такие гиды у меня не работают. По поводу Альпиндустрии, в 2002 году Сергей Зон-Зам пригласил меня, как директора в компанию Альпиндустрия Тур. Я в первый же месяц придумал идею создать команду Приключений Альпиндустрия, в которой почти все поездки мы создали с нуля на основании моего предыдущего спортивного опыта и поездок, то есть я практически создал новую компанию и даже вероятно новое направление в альпинизме в России – коммерческий альпинизм. Конечно, в этом и огромная заслуга Сергея Зон-Зама, который все это хотел, поддерживал и покрывал лет 5 убытки.

В 2007 году я понял, что могу больше и предложил Сергею продать мне (или подарить, сейчас не помню) 51% компании «Команда Приключений Альпиндустрия». Но Сергей отказался, и я сообщил ему что буду создавать свою (компанию), к тому времени были клиенты, которые уже заплатили за следующий Эверест и за Антарктиду с моим участием. И я заплатил очень приличные деньги, как стоимость квартиры в Мытищах, чтобы эти клиенты перешли вместе со мной в «Клуб 7 вершин». Вообще развод был тяжелым, но достаточно честным, я надеюсь. Вообще мой принцип – никого не обманывать, ни клиентов, ни партнеров. И ненавижу, когда мне врут.

 

Кстати, кроме тебя и Люды, кто самый перспективный гид в вашей компании?

Очень осторожно отбираю гидов. Это же лицо компании. От них зависит, как наши участники воспринимают нашу фирму. Я не могу нанять плохого гида или гида, в котором я не уверен. Все гиды со мной психологически совместимы. Я чувствую людей очень быстро. Если мне не комфортно общение, я его больше не поддерживаю и этот принцип отбора работает. Ведь как говорят, каждая компания – отображение характера ее руководителя. Поэтому и сотрудники все должны быть психологически совместимы с руководителем. Быть как бы его продолжением. Продолжением его идей и надежд. Если это не происходит, то фирму начинает трясти.

Сергей Ларин, Артем Ростовцев, Володя Котляр – сейчас мои ведущие гиды, которые по 6-8 месяцев в горах с нашими клиентами. Я им доверяю. Очень. Плюс еще 10 гидов, которые работают или сезон, или эпизодически, но которых тоже нельзя заменить. Я им доверяю. Я доверяю своих клиентов. А клиенты доверяют мне свое свободное время и свои деньги и свое настроение. И я уверен, что мои гиды сделают все для успеха экспедиции и не испортят настроение моим клиентам. Вообще каждый клиент как драгоценный камень. Его нельзя отдать в обработку любому ювелиру. Я никогда не возьму на работу гида, с которым не был в горах и с которым я не почувствовал комфортность отношений и жизненного подхода к этой тяжелой работе. Поэтому я очень часто даже не отвечаю на многочисленные просьбы взять гидом. И прошу людей не обижаться. Мне трудно объяснять всем эту мою позицию.

На Манаслу я видел, как бо’льшая часть других экспедиций оставила кучи мусора в базовом лагере, а также в промежуточных лагерях. Считаешь ли ты это приемлемым для больших коммерческих гималайских проектов?

Мусор в горах – сложная тема. Везде где живет человек, остается мусор. В городах так помойки бывают... Если в горах мусор – это больше эстетика, то в городах мусор – это еще и опасность для здоровья. Конечно, мы стараемся вывозить мусор и все отходы вниз, но если что-то остается больше чем на год, то обычно природа сама уничтожает все следы. Ледники поглощают все. И когда это все достигает дна ледника, он стирает этот мусор в порошок. В Базовых лагерях всю органику съедают звери. А весь неорганический мусор мы увозим. Кстати, в лагере 6400 м на Эвересте живут мыши. Представьте, что с ними будет, если мы перестанем там оставлять крошки.

 

Можно ли считать серьезным достижением восхождение на восьмитысячник с кислородом?

Конечно, можно. Какая разница? У кого-то ботинок трет, у кого-то пуховка холодная, у кого-то живот болит, у кого-то кончился кислород. В любом случае вниз. Я понимаю, что тут игра слов – «серьезным достижением» может быть и нет, но достижением, конечно.

 

Стиль восхождения имеет значение?

Для меня альпинизм – это достижение вершины любым возможным способом, альпинизм – не скалолазание, где запрещено трогать оттяжки. Альпинизм – естественный способ выживания в горах и для выживания подходят любые способы. Умный использует все что возможно, не шибко умный начинает придумывать правила. Это тип хорошо, это тип плохо. Так мы скоро дойдем до запрета «мельдония» в альпинизме.

 

Правильно ли я тебя понял, что если ты пробил шлямбурную дорожку из ста болтов, продолбил столько же дырок под скайхуки, забил тонну крючьев, навесил и оставил гнить перила, 2 месяца обрабатывал стену вдесятером, то это в целом нормально, если ты в итоге достиг вершины?

Это не ко мне вопрос.

Абрамов на фоне Матерхорна

 

***

Про ФАР

Несколько цитат Е. Лалетиной (facebook): «На ФАРовском вечере 2 декабря в Москве мне не понравилось, что львиная доля времени потрачена на чествование коммерческих восходителей на Эверест» и «просто регулярные «обнимашки» Волкова с «Клубом 7 вершин» и полное равнодушие к спортивным делам вызывают вопрос: а зачем вообще альпинистам-спортсменам такой президент? Чем он им полезен?»

Очень уважаю Лену, но тут похоже, она немного переоценила нас. Вообще нам на вручение медалей за Эверест выделили пять минут из всего 3-х часового вечера, может мы использовали шесть. Просто хорошие «шоумены» я и Леша Овчинников провели его ярко и это награждение запомнилось больше всего, я так думаю.

Про «обнимашки»: мы ходили на Манаслу вместе этой осенью с Андреем и это была наша первая встреча после экспедиции, вполне естественное проявление человеческих чувств. Ну плюс к этому «Клуб 7 вершин» выступает спонсором мероприятий ФАР и в частности мероприятия «Золотой Ледоруб». Почему бы ФАР не провести правильную работу со спонсором? В общем, не понятно неудовольствие дружбой ФАР и «7 вершин».

По поводу спортивного альпинизма, Андрей Волков – последний президент ФАР, который его развивает и успешно, старается сохранить и адаптировать устаревшую систему спортивного альпинизма к современным условиям. Советская система спортивного альпинизма – динозавр, существующий в одной стране. Боюсь, что с уходом Андрея спортивный альпинизм закончится, и, как и во всем мире, превратится в клубный общественный, и в гидовский, коммерческий. Плюс фестивали для всех желающих.

Торжественный вечер ФАР: Абрамов, Сивоконь, Овчинников, Пельш 

 

Альпинизм – это спорт?

Альпинизм – не спорт, а стиль жизни, любой новичок это знает.

 

Как бы ты на месте президента ФАР расставил приоритеты в пирамиде: новички (широкая основа) – любители (средняя часть пирамиды) – спортсмены (верхушка, спортивная элита)?

Элиту надо уважать, за ними тянутся массы, но думать надо о новых людях, приходящих в горы, чтобы им было комфортно, понравилось, и что бы они захотели остаться.

 

Чем вообще должна заниматься ФАР?

Не знаю. Всем, что способствует развитию альпинизма в России.

 

***

Блиц.

П.Э. Шабалин однажды сказал, что тот, кто не лазал на Аксу – не альпинист. Ты тоже так считаешь?

Что такое альпинист?

Отдых после восхождения, Чили 

 

Какой самый неожиданный запрос от клиента, который получала компания?

Да у нас каждый день куча нестандартных запросов. Ну, например, на рояле сыграть на вершине Эвереста.

 

Я слышал, что некоторые иностранные граждане олигархического типа, находясь в другой стране, на одной из ваших программ запросили легкие наркотики и представительниц древнейшей профессии? Это правда? Предоставили?

А что не олигархи не пользуется такими игрушками? Работа гида, показать дорогу. А воспитанием 50-летних и искоренением вредных привычек мы не занимаемся.

 

Три самых сильных альпиниста в России и в Мире сегодня.

Хрен их знает, пусть штангу подымут, так более точно определим.

 

То есть, их нет, или ты просто не интересуешься?

Рома, я правда в последние годы перестал интересоваться чужой жизнью. И чужими достижениями. Мне стало не интересно. Мне все равно кто самый сильный альпинист. И тем более это абсолютно абстрактный вопрос. И ответ. Мне интересны проекты. И проекты с трудной логистикой. А кто куда залез – нет. Я понимаю, что спортсмен лезет только для себя. Удовлетворяет свое Эго. Я сам был такой. Теперь меня интересует, кто и что делает для людей, а не для себя.

 

В трёх словах альпинизм для тебя - это…

Все.

 

***

О том, как все начиналось…

Я начал заниматься альпинизмом в 1980 году, когда поступил в институт МЭИ. Там была отличная секция, мы тренировались, ходили в горы, влюблялись и я понял, что горы – это мое. В 1991 году я стал чемпионом СССР и Мастером спорта за одно из первых в истории страны зимнее восхождение шестой категории трудности на вершину Свободная Корея по маршруту Попенко. Собственно, помучаться я всегда любил. Я никогда не ношу зимой перчатки в городе, готовлю руки к холоду. Я отлично лазаю (хахаха, лазал) по льду. Был многократным чемпионом Москвы и призером чемпионатов России по ледолазанию. Также разнообразный чемпион различных соревнований по альпинизму и скалолазанию. Понятно, что спортивные достижения в прошлом, хотя иногда еще появляется желание посоревноваться, но я душу его в себе. Зачем отбирать у молодых спортсменов положенные им медали? Поэтому иногда наша фирма «7 Вершин» выступает спонсором Чемпионатов Москвы, России и даже Мира! Ведь я тоже достиг всего не на пустом месте и в меня вливали приличные деньги еще в СССР, отбирая их у голодающих негров в Африке.

Александр Абрамов и Валерий Розов

Вопросы: Брык Р.

Различные глобальные проекты, осуществленные при участии Клуба 7 Вершин

Главный  наш проект – «Семь вершин», семь высочайших гор семи континентов.  Из 12 россиян, только первый Фёдор Конюхов, во время выполнения программы ни разу не путешествовал в рамках наших программ. Остальные ... читать больше

Главный  наш проект – «Семь вершин», семь высочайших гор семи континентов.  Из 12 россиян, только первый Фёдор Конюхов, во время выполнения программы ни разу не путешествовал в рамках наших программ. Остальные «семивершинники» - это члены нашего Клуба. Кроме того,  мы участвовали в нескольких интересных масштабных проектах. Как то:

 

 

- 7 Вулканов в одиночку - впервые в мире - Ольга Румянцева (Касперский);

 

- Ингушетия на высоте (экспедиции на Аконкагуа и Эверест);

 

- Осетия на вершинах мира (Килиманджаро, Аконкагуа, Эверест);

 

- Альпари 7 вершин за 300 дней;

 

- автомобильная экспедиция  на Охос дель Саладо  – Вячеслав Адров;

 

- «Как пройти на Эверест» - съемки 1-го канала фильма про Эверест;

 

- Яндекс – 3Д съемки маршрута на Эверест;

 

- СНОБ и редактор Марина Геворкян – экспедиция Эверест 2015-2016;

 

- Evertest – Toyota на Эвересте, 2016;

 

- Национальный географический журнал и его редактор - Александр Грек – прыжок с Килиманджаро Валерия Розова…

Звездные личности, путешествовавшие с нами

За годы работы Клуба 7 Вершин мы имели счастье общаться со многими и многими выдающимися людьми.  Собственно, все наши  партнеры по путешествиям, все наши друзья – это необычные, экстраординарные люди, которые  умеют ... читать больше

За годы работы Клуба 7 Вершин мы имели счастье общаться со многими и многими выдающимися людьми.  Собственно, все наши  партнеры по путешествиям, все наши друзья – это необычные, экстраординарные люди, которые  умеют превращать свою мечту в действительность.  На этой странице мы отметим только нескольких представителей «звёздного мира», которые, так или иначе,  путешествовали по нашим программам.

 

Список можно продолжать и продолжать…

 

Звездные  личности

 

- Валерий Розов  (Килиманджаро, Перу, Эверест, Чо-Ойю - 3 мировых рекорда)

 

 

 

 

- Федор Конюхов, величайший российский современный путешественник, первый наш соотечественник на "Семи вершинах" и двух полюсах

(Эверест 2012)

 

 

 

 

- Марат Сафин, один из величайших теннисистов  (Восхождение на Чо-Ойю)

 

 

- Юрий Белойван, создатель сети ресторанов украинской кухни «Корчма Тарас Бульба»; фотохудожник, скульптор и путешественник (Чо-Ойю, Эверест, Антарктида, Карстенс)

 

 

 

- Алена Свиридова  (Килиманджаро)

 

 

 

- Валдис Пельш и РД Студия (Эльбрус, Эверест)

 

 

- Владимир Николаевич Шатаев, гид наших программ на Арарат и Килиманджаро

 

 

 

Список будет продолжен....

Клуб 7 Вершин. Нам доверяют. Корпоративные путешествия под нашим руководством

  Клуб 7 Вершин гордится тем, что нам доверяли и доверяют проведение своих корпоративных путешествий  самые что ни есть серьезные организации.  Мы всегда отрыты для контактов и готовы изменять наши программы, ... читать больше

  Клуб 7 Вершин гордится тем, что нам доверяли и доверяют проведение своих корпоративных путешествий  самые что ни есть серьезные организации.  Мы всегда отрыты для контактов и готовы изменять наши программы, адаптировать их под заявки наших заказчиков. Ниже мы приводим список организаций, которые с нами работали в последние годы. Если кого забыли, не обижайтесь, а напишите нам.

 

- РЕСО (Марокко,  Арарат) 

 

 

- МОНТ (Эквадор, Мексика, Килиманджаро)

 

 

- World Class (Монблан)

 

 

 

- Альпари (Килиманджаро, Эльбрус, Марокко, Переход через Альпы, Кения, Непал)

 

- Сбербанк (Казахстан)

 

- РТ Софт (Патагония, Перу, Монблан, Килиманджаро)

 

- Лаборатория Касперского (Килиманджаро)

 

- Паганели  (Килиманджаро)

 

- ОЛМА (Мексика, Килиманджаро)

 

 

 - СПАРТА (Килиманджаро)

 

- Гуртам (Килиманджаро)

 

- Лемакс (Килиманджаро, Непал)

 

- Планета Фитнесс (Аконкагуа, Боливия)

 

- ПНК-групп (Эльбрус, Мера Пик, Охос)

 

- RRC (Эльбрус)

 

- Red Bull (Килиманджаро, Перу, Эверест)

 

- Adventure Consulting и другие…

Интервью Александра Абрамова: «Эверест мне покорился с попытки № 5»

  Помните песню Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы»? Совершив более 150 восхождений в десятках стран, горный гид и основатель клуба «7 вершин» Александр Абрамов эти слова полностью ... читать больше

 

Помните песню Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы»? Совершив более 150 восхождений в десятках стран, горный гид и основатель клуба «7 вершин» Александр Абрамов эти слова полностью поддерживает. Как увлечение горами переросло в профессию, каждый ли может покорять горы и как к этому готовиться —в интервью «Понедельника».

Текст: Карина Ивченко

 

— С чего началась ваша любовь к горам?

— В молодости все люди чувствуют себя недооцененными, ищут себя. Я десять лет занимался разными видами спорта, но устойчивого интереса ни к чему не испытывал. В институте услышал, что группа альпинистов собирается в Крым. Я к своим 17 годам ни разу не видел море, а еще захотелось подняться на вершину. Альпинисты в то время воспринимались героями, и я подумал, что это могло бы потом мне пригодиться, чтобы производить впечатление на девушек. После тренировок мы наконец-то отправились в Крым: топор на боку, нож, штормовка, армейский ремень — чувствовал себя супергероем. Тогда я считал, что через пару месяцев брошу заниматься альпинизмом, но ошибся: уже 35 лет не могу остановиться.

 

 

— Как ваше увлечение переросло в работу?

— После института я примкнул к армейскому клубу СКА Московского военного округа, участвовал в соревнованиях, ездил в горы за счет государства, даже зарплату получал. Но началась перестройка, все развалилось, и мне в 27 лет пришлось искать работу: пошел красить фасады зданий. Через некоторое время меня по рекомендации знакомых пригласили работать гидом, тогда это было в новинку, но я неплохо знал английский и мог водить иностранные группы. Работа была престижной и доходной: за летний сезон мог заработать около 500 долларов, а потом на эти деньги жить весь год, у рабочего тогда средняя зарплата была восемь долларов в месяц.

— Чем именно вам нравится ваша работа?

— Это просто моя жизнь, я пять-шесть месяцев в году провожу в горах, совершаю около 15 восхождений. Остальное время руковожу компанией в Москве, разрабатываю новые программы, вожу людей на Антарктиду. Знаете, как художник не может не рисовать. Кто-то скажет, что он рисует для продажи, но на самом деле он просто рисует, а кто-то покупает его картины. У меня также: я просто хожу в горы, а другие люди присоединяются ко мне.

— Помните свой первый подъем на Эверест, высочайшую гору мира?

— Я поднялся на Эверест с пятой попытки. Первый раз, в 1993 году, я по неопытности тратил много сил впустую, носил много груза, и в результате не смог подняться на вершину из-за болезни. Второй раз, в 1997 году, когда меня пригласили оператором в Гималаи, я решил тайно подняться на Эверест, который находился рядом. Но природа меня остановила: сильный ветер сдул палатку, одежду, камеру и баллоны с кислородом. Затем я нашел спонсора и отправился в свою экспедицию, но так получилось, что моя группа проворонила природное окно, началась непогода. В 2003 году я сделал первую коммерческую экспедицию, но так как шерпы (местные жители, они помогают переносить груз) заболели, пришлось все таскать самим. Сил на восхождение не хватило. Наконец, с пятой попытки, в 2004 году, я один поднялся на Эверест. Остальные участники не смогли. Потом уже почти каждый год совершал восхождения — водил группы на Эверест. Последний раз был в мае.

 

 

— А какие были ощущения, когда наконец покорили вершину мира?

— Эверест был моей навязчивой идеей, я о нем мечтал одиннадцать лет. Когда я поднялся на вершину, я встал на колени, и у меня потекли слезы: наконец-то это произошло. По спутниковому телефону связался с мамой. Когда счастливый спускался вниз, у меня иностранцы попросили кислород, я отдал, но через метров сто поплыл, еле спустился. За предыдущие попытки я набрался опыта, хорошо знал что делать в разных ситуация, что правильно, что нет, анализировал ошибки. С Эверестом связано несколько трагических случаев, в моей экспедиции 2005 года погибли три человека. Люди не хотели платить достаточно, чтобы обеспечить полную безопасность, поэтому ресурсов на всех не хватило. В следующий раз мы подняли ценник, чтобы закупить достаточно оборудования, взять больше шерпов, это спасло от трагических случаев.

— Как новичку подготовиться к восхождению в горы?

— Нужно тренироваться, для начала хватит небольшой вершины, например, такой как Воробьевы горы: по часу в день бегать вверх и вниз, плавать, кататься на велосипеде. Это подготовит мышцы, даст силу. Важно изучить теорию, чтобы знать о правильном состоянии организма на высоте, лучше пройти горную школу, скалолазание, научиться вязать узлы и пользоваться страховкой. Конечно, лучшая подготовка к горам — это горы, ведь бегуны, готовясь к марафонам, преодолевают длинные дистанции, а стрелки, чтобы научиться стрелять, стреляют. Нужно совершить десяток восхождений, учиться на своих ошибках.

 

 

— Если говорить про здоровье, то есть ли какие-то противопоказания?

— Сложный вопрос, когда я начал заниматься альпинизмом, я не прошел медкомиссию: у меня зрение было —4,5, а допускались от —3. Я очень расстроился, думал, что жизнь моя кончилась. Но председатель секции в институте сказал: если хочешь заниматься альпинизмом, занимайся, абсолютно здоровых людей не бывает. Сначала я делал липовые справки, а потом добился того, что врач мне написал, что можно подниматься в горы в очках или линзах. Так что если человек хочет, то все возможно, мы же видим, как на Паралимпийских играх незрячие спортсмены стреляют, а прикованные к коляске — играют в волейбол.

— А в чем ваш секрет: вам 52 года, а вы несколько месяцев назад ходили на Эверест, некоторые в этом возрасте с дивана с трудом встают?

— Люди, которые ходят в горы, изначально проходят жесткий отбор, остаются наиболее сильные. Я сегодня с утра пробежал 7 км, завтра утром у меня тренировка по боксу, я постоянно в форме, это моя работа. Я считаю, что гид должен всегда быть сильнее своих клиентов, в любой поездке. Иначе зачем платить гиду, который еле ноги тащит.

 

 

— На какую сумму нужно ориентироваться, если хочешь подняться на Эльбрус и Эверест?

— На Эльбрус понадобится примерно тысяча долларов, сюда входит: питание, проживание, гиды, оборудование. Дорогу никогда не включают, так как все люди едут из разных мест. На Эверест уйдет 50–60 тысяч долларов, экспедиция длится примерно два месяца. Здесь уже много оборудования, персонала: на 12 человек в группе 24 работника (шерпы, гиды, повара).

— Есть мнение, что в этой сфере попадаются непрофессионалы, которые собирают с людей деньги и не выполняют работу качественно.

— Когда говорят, что люди хотят заработать на альпинизме, я это не приемлю. Это то же самое, как если сказать, что повар решил заработать денег, приготовив еду в ресторане. Ведь это и есть его работа. Я вожу группы не потому, что я нищий и мне хочется заработать. Я буду ходить в горы, даже если мне платить не будут. Гиды просто выполняют свою работу, кормят этим себя и семью. Кстати, интересно сравнить подход русских гидов и жителей города Шамони у горы Монблан. Гид из Шамони всегда идет своим темпом, у него строгое расписание, ему нужно к определенному времени вернуться домой, чтобы накормить скот, позаботиться о семье. Если турист за ним не успевает, он его спускает вниз и приглашает приехать в следующем году. Но это не значит, что он плохой гид, хотя так некоторые и скажут. Наши гиды идут спокойно, подстраиваясь под темп отстающего, делают остановки, все, чтобы человек дошел. Российский гид приехал, чтобы работать конкретно с этими клиентами. Недобросовестных гидов я в принципе не видел, но, чтобы не рисковать, работайте с компаниями, которые больше пяти лет на рынке, они тщательно отбирают гидов, так как следят за репутацией, есть возможность заключить договор на услуги.

 

 

— Вернемся снова к вам. В 2005 году вы завершили проект «Семь вершин», то есть покорили высочайшие вершины семи континентов, шестым в мире закончили проект «Семь вулканов». Что дальше, какие планы на жизнь?

— Я за рекордами не гонюсь, они важны для любителей. Просто получается, что ты как будто коллекционируешь горы. Чаще всего эти проекты делают состоятельные люди, которые добились многого в бизнесе и жизни, ищут новые смыслы, новые вершины, это их вдохновляет, дает силы и знакомства. Я за свою жизнь был в 40 странах, но еще много где не был: в Гренландии, Исландии, на Северном полюсе, в Эквадоре, в странах Северной Америки, в Канаде, хотя там есть очень интересная вершина. Гор бесконечное количество, мне все интересно, но времени на все не хватает. Ты не можешь съесть больше, чем в тебя влезет. Так что гор, дел и впечатлений мне хватит еще на столько же лет.

 

ИСТОЧНИК: ПОНЕДЕЛЬНИК-  ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛ О БИЗНЕСЕ, КАРЬЕРЕ И ОБРАЗОВАНИИ

 

Роман Реутов, «ВТБ Капитал»: «У каждого в жизни свой Эверест»

    Роман Реутов Роман Реутов, курирующий управленческую отчетность в рамках глобальной бизнес-линии корпоративно-инвестиционного бизнеса в «ВТБ Капитале», весной этого года взошел на Эверест — это была его ... читать больше

Роман Реутов

Роман Реутов, курирующий управленческую отчетность в рамках глобальной бизнес-линии корпоративно-инвестиционного бизнеса в «ВТБ Капитале», весной этого года взошел на Эверест — это была его вторая попытка подняться на высочайшую вершину Земли. О том, каково это — оказаться в «зоне смерти», спуститься с высоты 8 848 метров живым и здоровым, а также о тех уроках, которые ему преподала гора, Роман рассказал в интервью FinBuzz. 

Любовь к горам у Романа с самого детства — в четыре года он стал заниматься горными лыжами, затем сноубордом (за что очень благодарен родителям), и всю сознательную жизнь занимается этими видами спорта. «В какой-то момент я понял, что дальше развиваться в лыжах и сноуборде не могу, поскольку для следующего, качественно нового уровня в спорт необходимо было инвестировать гораздо больше времени, но все равно продолжал кататься. И заметил, что там, где 99% людей спускаются, 1% зачем-то идет вверх без лыж. Я задался вопросом, почему они это делают, но не смог получить от них вразумительного ответа и понял, что мне надо попробовать самому», — вспоминает он.

Впервые эта мысль пришла ему в голову в 2012 году, а уже в 2013-м он пошел на Эльбрус. Но даже в момент восхождения Роман все еще не понимал, зачем он, да и другие люди, делают это. Восхождение сопровождалось горной болезнью («горняшкой» на слэнге альпинистов), поэтому получать удовольствие от процесса было не так-то просто. Добравшись до вершины, Роман с удивлением обнаружил, что сил осталось гораздо меньше, чем он ожидал, а ведь предстоял еще и спуск, который отнял все оставшиеся силы. В ту ночь он задавал себе вопрос, зачем ему все это: изматывающие тренировки, проблемы с пищеварением, головные боли, ночи без сна на высоте, отсутствие душа и других благ цивилизации и безумный холод? Но прошла неделя, затем месяц — все неприятные впечатления отошли на задний план, в воспоминаниях остались только великолепные горные пейзажи, природа и сам Эльбрус.

Осознание того, что произошло, появилось гораздо позже. Ему стало ясно, что на гору поднимался один человек, а спустился уже совсем другой. И этот «новый» человек в некотором смысле был гораздо лучше прежнего — более спокойный, веселый, в гармонии с самим собой и окружающим миром. «Ощущение от этих перемен очень приятное: обволакивающая эйфория, удовлетворение от проделанного пути и собственного развития. Настоящий наркотик без побочных эффектов», — объясняет Роман.

«Люди часто живут либо прошлым, либо будущим — в погоне за большой квартирой, за более престижной машиной, за еще более роскошным отдыхом, а в моменте они жить просто не умеют. Экстремальные виды спорта и горы учат людей радоваться жизни здесь и сейчас. Я недавно наткнулся на фразу, которая, как мне кажется, хорошо характеризует то, что со мной произошло: «Человек способен изменить свою жизнь  всего лишь меняя точку зрения». Ведь по сути у меня ничего не изменилось, но я стал доволен жизнью и счастлив», — говорит он.

После Эльбруса было принято решение «сходить» на гору  Денали (или Мак-Кинли) в США. Но, как оказалось, нужно пройти предварительный двухнедельный тренинг и сдать тест на горе Рейнир перед тем как получить «допуск» к Денали. Роман отправился на курсы, прошел обучение и уже после этого отправился на Денали. Там он провел три недели. Взойти на вершину в тот раз так и не удалось из-за плохой погоды.

«В альпинизме, как и в жизни, есть не зависящие от тебя факторы, которые ты не можешь преодолеть. Иногда гора тебя просто «не пускает». Надо уметь справляться с этим, в том числе психологически. Конечно обидно, что потратил деньги и время, а результата, на который рассчитывал, не получил. Но с другой стороны — есть опыт, люди, с которыми познакомился, физическая форма, которую набрал, прекрасная природа, которую увидел… То есть все это было не зря, и нужно к этому философски относиться», — считает он.

Друзья-альпинисты, с которыми Роман познакомился в горах, после возвращения предложили «сходить» на Эверест. В 2010 году во время отпуска, проведенного в Тибете, он уже побывал в базовом лагере с северной стороны, но тогда он подумал: «Каким же нужно быть сумасшедшим, чтобы туда лезть…» Однако уже в 2014 году на встрече с альпинистами его посетила совсем другая мысль: «А что если попробовать?», и все как-то само собой закрутилось. С лета 2014 года и до самого восхождения Рома усиленно тренировался и готовился. Окончательно решение было принято в декабре 2014 года, когда удалось договориться на работе о продолжительном отпуске, что само по себе стало маленьким преодоленным «Эверестом» — Роман очень признателен руководству и коллективу за то, что они отпустили его в эту экспедицию.

«Восхождение — это, конечно, интересно, но хотелось сделать также и что-то полезное — я  рассмотрел массу вариантов, и за два месяца до экспедиции у меня появилась идея сделать 3D-панорамы от базового лагеря до вершины», — вспоминает он. Поскольку дозвониться не удалось, Роман написал два письма с предложением — одно отправил в Google, другое — в «Яндекс». Из Google ему так и не ответили, а из «Яндекса» позвонили буквально на следующий день и пригласили в гости, где им удалось заключить «джентльменское» соглашение о сотрудничестве. После чего несколько недель ушло на постижение практики 3D-съемок.

«Фотография — это еще одно мое хобби. Я не могу посвящать ей столько же времени, как те люди, которые занимаются этим профессионально, и не могу быть настолько же опытным спортсменом или альпинистом, как профессионалы, которые 8-10 часов в сутки занимаются только этим. Но так получилось, что что-то новое родилось на стыке этих областей. На Эверест я пошел с идеей того, что нужно снять 3D-панорамы», — рассказывает Роман.

Есть два сезона, когда на Эверест можно взойти — весенний и осенний. Осенний сезон — это время для супер-спортсменов, весенний чуть благосклоннее — это всего лишь три-четыре дня, небольшое погодное «окно», позволяющее совершить восхождение. До этого холодно и можно замерзнуть, а после этого приходит муссон с Индийского океана, и начинаются мощные снегопады и сход лавин. И есть два классических маршрута на вершину — с юга (со стороны Непала) и с севера (со стороны Тибета). Экспедиция, в которой принимал участие Роман, поднималась с северной стороны. Говорят, что на южной стороне физически и психологически легче, потому что там встречается зелень и проще рельеф, но следует учитывать один нюанс — с юга приходится пересекать ледник Кхумбу, который постоянно находится в движении, поэтому с той стороны случается очень много летальных исходов.

Всего при восхождении на Эверест нужно пройти шесть лагерей. Выше отметки в 6 500 метров (третий лагерь из шести) человеческий организм в лучшем случае не восстанавливается, а в худшем — начинает съедать себя изнутри. Поэтому участники экспедиций делают акклиматизационные выходы: сначала набирают определенную высоту, ночуют на ней, затем спускаются вниз и там восстанавливаются, а потом повторяют — поднимаются уже до следующего лагеря, но каждый раз спускаются на высоту 5 100 метров, а то и ниже.

«15 апреля 2015 года мы были уже в базовом лагере, ходили туда-обратно несколько раз на акклиматизационные выходы. 24 апреля у меня был день рождения, а на следующий день у нас был запланирован выход наверх. Но 25 апреля произошло землетрясение магнитудой в 7,8 балла, печально известное в Непале, где умерло, по официальным источникам, 10 000 человек, а в реальности умерли десятки, если не сотни тысяч человек. Мы в этот момент были на горе, и каким-то чудом из нас никто не пострадал. Хотя на южной стороне погибли десятки альпинистов, в том числе топ-менеджер Google Даниэль Фрединбург, который, по неподтвержденным данным, пытался осуществить съемку 3D-панорам с южной стороны Эвереста, — вспоминает Роман. — Несколько раз в ту ночь мы просыпались от повторных толчков. И до сих пор, если где-то рядом проезжает метро, невольно вздрагиваю, хоть и понимаю, что никакой опасности нет — это срабатывает страх на подсознательном уровне».

Несмотря на землетрясение, все участники экспедиции хотели продолжить восхождение, но китайское правительство приняло решение «закрыть» гору и эвакуировать всех, кто был в непосредственной близости. «Естественно, все расстроились. Не осуществились планы, не сбылась мечта. Все вязли длительный отпуск, заплатили большие деньги и долго готовились… А ничего не вышло — экспедиция закончена, — рассказывает Роман. — Тем не менее, времени было достаточно, и удалось поснимать панорамы от базового лагеря до высоты 6 500 метров. Материал, привезенный в мае 2015 года в Москву, оцифровали и уже сейчас можно «пройти» путь до высоты 6 500 на «Яндекс-картах». Спонсором размещения был Universal в преддверии премьеры фильма «Эверест».

Именно эта страница на «Яндексе» стала дополнительным толчком для повторного восхождения — она помогла найти спонсоров для экспедиции 2016 года. «Несмотря на землетрясение, несмотря на то, что ничего не получилось в первый раз, мы все-таки решили пойти заново через год. Опять же не было никаких гарантий, что снова не будет землетрясения, что никто не умрет, что будет хорошая погода и хорошее физическое состояние. Тем не менее, половина людей, которые были в экспедиции 2015 года, решились попробовать снова в 2016 году, и я думаю, их было бы больше, если бы не финансовая составляющая», — говорит Роман.

Цены на подъем варьируются от 15 000 до 65 000 долларов. «Разница — в безопасности и степени риска. Ведь главный результат — это не только взойти на гору, но и спуститься с нее живым и здоровым. 50 000 долларов — большая разница, но задумайтесь: сколько стоят ваши пальцы на руках и ногах, которые в первую очередь подвержены обморожению? Или сколько стоит ваша жизнь?» — объясняет он.

Вторая попытка оказалась удачной, и Роман поднялся на самую высокую точку Земли. Это произошло благодаря тому, что совпало сразу несколько факторов, от которых зависит это непростое восхождение.

Первый фактор неопределенности — не понятно, когда будет провешен последний кусок страховочной веревки. Китайцы опасаются пробок на вершине, поэтому до последнего не сообщают об этом, чтобы у их экспедиций было преимущество подняться первыми. Российская экспедиция была вынуждена следовать за китайской, чтобы не упустить момент, когда веревка будет окончательно закреплена. Веревку провесили как раз, когда обе экспедиции прибыли в последний лагерь на высоте 8 200 метров.

Второй фактор неопределенности — состояние склона, в том числе лавинная, оползневая безопасность и погода. «Мы постоянно отслеживали около десяти прогнозов погоды из разных источников. Семь из них говорили, что надо идти, три — что не надо. Причем среди тех источников, которые не рекомендовали идти, одно агентство было самое авторитетное, которое в большинстве случаев «попадает с прогнозом», — вспоминает Роман.

Третий фактор очень индивидуален — не понятно, как будет вести себя организм на высоте выше 7 500 метров — в так называемой «зоне смерти», в которой он не только не восстанавливается, но начинает медленно умирать.

И, наконец, четвертый фактор — психологическое состояние, которое в некоторой степени зависит от предыдущих трех. Это тот самый challenge, который стоит перед каждым индивидуально.

На вершине Роману все-таки пришлось постоять в пробке из поднимающихся людей. «Это очень неприятно, потому что фактически в это время решается, кто взойдет, а кто — нет; кто умрет, а кто — нет. Но на такой высоте нет места сожалению, потому что люди, которые там оказались, заранее понимали, на какой риск они идут, поэтому вся ответственность лежит исключительно на них самих. Это трудно объяснить и еще трудней понять. Те, кто не был выше 7,5 км, говорят, что это неэтично, когда человек проходит мимо умирающего, что нужно было дотащить его вниз — но на такой высоте ты не можешь никому помочь, потому что просто физически не в состоянии нести больше 10 кг. Даже десять человек выше 8 км в силу сложного рельефа не в состоянии сделать этого. Ты можешь либо сесть рядом с умирающим, поплакать и остаться там навсегда вместе с ним. Либо продолжить идти дальше и попробовать выжить», — объясняет Роман.

Находясь на вершине, ты, с одной стороны, чувствуешь очень мощную энергетику и притягательность этого места, видишь весь мир вокруг себя, но с другой стороны, понимаешь, что это самое страшное место на свете — каждая минута на вершине снижает вероятность вернуться живым и необмороженным: заканчиваются силы, кислород, дневное время, могут быть пробки, а также в любой момент может прийти муссон. Время работает против тебя. «Мы видели, что с южной стороны все небо заволакивает тучами, и все прекрасно знали, как трагически закончилась экспедиция 1996 года. Никто не хотел оказаться в подобной ситуации», — говорит Роман.

Описывая свои эмоции на вершине, он признается, что одна мысль не давала ему и всем остальным расслабиться. Мысль о том, что главная цель — не взойти на вершину, а спуститься оттуда живым. «Поэтому каждую секунду ты думаешь, что тебе надо вниз. И ты спускаешься вниз осторожно по мере возможности, но как можно быстрее. А путь вниз гораздо сложней — и сил осталось меньше, и риска больше. Все мы в детстве залезали на деревья — вверх легко, а вниз — совершенно другое дело. А мне ведь еще на спуске нужно было снимать 3D-панорамы на зеркальную камеру массой более двух килограммов на 35-40 градусном морозе», — добавляет он.

Ощущение радости пришло к нему когда, уже спустившись вниз, он заехал в китайскую гостиницу и впервые за 40 дней принял душ и поменял одежду на чистую. «Осознание счастья пришло в тот момент, когда я полчаса стоял под душем, не двигаясь, потому что мне нравилось, что вода была теплая. На самом деле человеку для счастья не так много надо — кровать, крыша над головой и теплая вода с едой», — с улыбкой говорит Роман.

Два месяца назад он встречался в Петербурге с друзьями, с которыми ходил на Эверест. К ним присоединился выдающийся альпинист Сергей Бершов, он был в составе первой советской экспедиции на Эверест 1982 года. «Сергей спросил нас, как мы сходили на гору. После чего задал второй вопрос: «Ну как, шелуха облетела?» В этом вопросе, мне кажется, и кроется отчасти смысл того, зачем люди ходят в горы», — поясняет Роман.

У него получилось сделать качественные 3D-панорамы до самой вершины, и скоро на «Яндексе» любой желающий сможет совершить виртуальную прогулку по Эвересту.  Помимо этого, силами экспедиции совместно с компанией «РД Студия» и Валдисом Пельшем был снят документальный фильм «Ген высоты или как пройти на Эверест», который через несколько месяцев покажут на Первом канале. Сам Роман с горами «завязывать» не собирается, потому что они уже стали неотъемлемой частью его жизни — он продолжит кататься на лыжах и ходить в горы, ведь есть еще множество интересных и не менее сложных вершин — в прямом и переносном смысле. Кроме того, теперь он хочет освоить снегоход.

«Не у всех людей есть задача взойти непосредственно на Эверест. У каждого в жизни может быть свой «Эверест». Для кого-то пробежать 3 км — очень тяжело в силу физиологии, он поставит себе такую цель, будет ее добиваться, и когда добьется, станет самым счастливым человеком на свете. Для кого-то такой целью является борьба с болезнью, или, например, для женщины — рождение ребенка. У каждого свои «Эвересты», — уверен Роман.

Главный урок, который он вынес для себя из восхождений — умение жить здесь и сейчас, наслаждаясь каждым моментом. «Многие люди уходят в экстрим для того, чтобы просто научиться жить и чувствовать жизнь здесь и сейчас. Выводить себя из зоны комфорта действительно полезно — именно в такие моменты ты эволюционируешь. Горы в некотором смысле запускают процесс непрерывного самосовершенствования, ты развиваешься и получаешь от этого действительно колоссальное удовольствие», — говорит он.

1-nepal-quake-2015-b_img_3059
Последствия землетрясения в Непале 25 апреля 2015 года
2-tibet-way-to-bc-2015-a_img_7781
Потала – буддистский храмовый комплекс, визитная карточка Лхасы – столицы Тибета
2-tibet-way-to-bc-2015-a_img_8773
Тибетские монахи – очень приятные в общении люди
2-tibet-way-to-bc-2016-04-17-05-26-28-5dsr-698a1725
Доброжелательные местные жители Тибета – во время экскурсии по храмовому комплексу
2-tibet-way-to-bc-2016-04-18-06-32-30-5dsr-698a1968
Рабочий на обеденном перерыве. Еще семь лет назад здесь не было привычных нам брендов. Глобализация.
Групповое фото команды перед отправлением в экспедицию
Групповое фото команды перед отправлением в экспедицию
2-tibet-way-to-bc-2016-04-18-07-28-21-5dsr-698a2080
На подъезде к базовому лагерю во время акклиматизационного выхода
3-bc-life-2015-a_img_9022
Вид из монастыря Ронгбук, расположенного на высоте 5000 метров. На заднем фоне Эверест
3-bc-life-2015-a_img_9056
Вид на базовый лагерь ночью
3-bc-life-2015-a_img_9240
Озеро на леднике Ронгбук, на заднем фоне Эверест
Мемориал в базовом лагере в память об альпинистах, оставшихся на горе
Мемориал в базовом лагере в память об альпинистах, оставшихся на горе
3-bc-life-2016-04-20-10-04-04-5dsr-698a2588
С мемориального комплекса отрывается вид на базовый лагерь и Эверест
4-midcamp-2015-a_img_9740
Middle camp (5900) на рассвете. Несколько минут назад лагерь осветило солнце
4-midcamp-2015-b_img_0199
Фото с Нойлом Ханна и Владом Морозом. Вид из Middle Camp (5900)
4-midcamp-2016-04-26-06-59-16-s7-camera-20160426_065916
Вид на Эверест из палатки Middle Camp (5900)
5-abc-2015-a_img_9384
Причудливые сераки/кальгаспоры ледника Восточный Ронгбук
5-abc-2016-04-27-13-07-22-moroz-img_3032
Во время тренировки на высоте 6500 метров
6-northcol-2016-05-03-13-31-51-moroz-img_3203
На пути к North Col (7050)
6-northcol-2016-05-04-07-16-55-s7-camera-20160504_071655
Тренировка – привыкание к использованию кислородного оборудования
6-northcol-2016-05-05-02-41-09-others-5l3a6572
Вид на Эверест с Северного седла. Там где заканчивается Белый снежник/ледник – лагерь 7700
6-northcol-2016-05-05-05-13-44-5dsr-698a4008
Вид с северного седла (North Col – 7050) на ледник Восточный Ронгбук и лагерь ABC
6-northcol-2016-05-16-17-22-48-s7-camera-20160516_172248-0
Шерп Романа Muktu Lakpa. Уникальный человек – был на восьмитысячниках 19 раз, из них дважды на К2
6-northcol-2016-05-17-17-09-13-moroz-img_3361
Пробка на пути к Северному седлу
6-northcol-2016-05-17-17-38-04-moroz-img_3370
Если сорвется один из участников и потянет за собой других, то есть риск что веревка не выдержит
7-summit-push-2016-05-18-15-24-51-pimenov-img_8364
На пути к лагерю 7700. Полная экипировка для восхождения. На заднем фоне Северное седло
7-summit-push-2016-05-18-15-48-29-s7-camera-20160518_154829
На высоте 7600 метров. Десятиминутная остановка на чаепитие
Вид на ледник Центральный Ронгбук из палатки лагеря 7700. Очень крутой склон, поэтому ограниченное количество мест под палатки
Вид на ледник Центральный Ронгбук из палатки лагеря 7700. Очень крутой склон, поэтому ограниченное количество мест под палатки
7-summit-push-2016-05-18-20-08-16-moroz-img_3663
Фото из лагеря 7700. Необходимо быть постоянно встёгнутым в веревку
7-summit-push-2016-05-19-07-58-05-others-img_8533
Лагерь 7700 – ветреное утро 19 мая 2016 года
7-summit-push-2016-05-19-12-30-53-s7-camera-20160519_123054
Кислородное оборудование и солнцезащитная маска. Высота 7700 метров
7-summit-push-2016-05-19-16-55-50-s7-camera-20160519_165551
Ужин в лагере 8200 – суп из гречки и вяленого мяса
7-summit-push-2016-05-19-17-29-45-moroz-img_3765
Вид на Центральный Ронгбук из лагеря 8200
7-summit-push-2016-05-20-04-32-29-others-img_8595
Рассвет на высоте 8600 метров
7-summit-push-2016-05-20-05-02-00-korobeshko-img_4474
Фото с гребня на рассвете. Высота около 8650 метров
7-summit-push-2016-05-20-05-12-10-others-img_4480
Вид на восток. Фото с высоты примерно 8700 метров
7-summit-push-2016-05-20-05-17-43-pimenov-img_2221
В пяти минутах ходьбы от вершины. Вид на восток
7-summit-push-2016-05-20-05-19-00-others-img_2220
Вид с северо-востока на вершину Эвереста. На пять метров ниже вершины
На вершине Эвереста
На вершине Эвереста
7-summit-push-2016-05-20-05-43-02-5dsr-698a4551
Вид на север с вершины Эвереста. Внизу на высоте около 5900 ледник Центральный Ронгбук
7-summit-push-2016-05-20-12-37-10-others-img_2287
Ворох веревок на пути вниз. Важно правильно выбрать веревку и не встегнуться в прошлогодние
8-life-after-2016-05-24-07-27-34-5dsr-698a5107
24 мая 2016 года в базовом лагере после восхождения
8-life-after-2016-05-25-15-07-52-5dsr-698a5254
25 мая 2016 года, Лхаса
8-life-after-2016-05-28-11-52-48-5dsr-698a5825
28 мая в отеле в Катманду. Часть экспедиции отправляется домой
8-life-after-2016-06-04-18-04-09-s7-20160604_180409
Пять баулов и более 100 кг снаряжения

 

Автор: Дарья Рябова

Фото: Роман Реутов, а также Людмила Коробешко, Влад Мороз, Олег Пименов и Александр Кубасов

Из записок Ирены Харазовой. Эверест. Восхождение!

В 21:00 ушли китайцы, мы назначили выход на 1:00, чтоб не стоять в пробке на веревках. В лагерь 8300 дошли около 17:00, я пыталась уснуть, но, так как, мешок у нас был один на двоих, да и вообще от нервоза спать никак не получалось. Влад ... читать больше

В 21:00 ушли китайцы, мы назначили выход на 1:00, чтоб не стоять в пробке на веревках.

В лагерь 8300 дошли около 17:00, я пыталась уснуть, но, так как, мешок у нас был один на двоих, да и вообще от нервоза спать никак не получалось. Влад налил нам по сто грамм виски для успокоение нервов, ну и таком состоянии прижавшись к шерпе пролежала до 23:00, после чего начали сборы. Всплакнула перед шерпой, пообещала ему, что если склею ласты, моя семья его озолотит, если он притащит мой труп вниз, взяла с него обещание, что он не оставит меня там висеть примороженной на веревке, чтоб в следующие годы китайцы, фотографируя меня не расспрашивали мою легенду: "а это Харазова, самонадеянная баба из экспедиции Абрамова 2016 года, так волновалась, что выдышала все баллоны и окочурилась не дойдя до вершины". Ну или если невозможно будет потащить меня внизу, хотя бы пусть распустит волосы и снимет с лица все попоны. Лежать, так красиво, хотя бы!!!

 

 

Одела две пары самого толстого термобелья на ноги, и пуховые огромные ненавистные мной штаны. Один раз воткнула кошку в штанину до сих пор весь Эверест в пухе от них, и чем бы не клеила все отлетает. Зашить было бы неплохо.

 

Одела три термобелья сверху и тонкую пуховку ну и огромный пуховик . Две пары носок, тонкие перчатки и толстенные варежки, в которые держать жумар было не возможно.

Зарядила три фонарика новыми батарейками, спрятала фотоаппарат и айфон для фотобиенале на вершине во внутренний карман куртки, Пименов сказал купить две лишние батарейки, и на вершине поменять, когда сдохнет фотоаппарат от холода, так я и сделала, набила куртку так, что рюкзак уже не застегивался на животе.

 

Поменял мне и себе на полный баллон мой шерпа, и мы выползли в таком состоянии из палатки.

Все палатки стоят рядами на крутом склоне, даже ходят по склону держась за веревку, чтоб не улететь метров на сто ниже.

Друг друга не видим, только слышим по радио или перекрикиваясь из палатки. Пименова не видела уже несколько дней, только его жалостливый звонок Абрамову по рации, о том, что он голодный как волк и можно ли ему добавку из пакетного пайка :) кстати его шерпа брат-близнец моего шерпы.

 

Вышли на мороз (Пименов опоздал с выходом на 40 мин, никак не мог выбрать ночной будуар для восхождения) стоять было невозможно, и каждый двинулся вверх в сопровождении своего помощника. Абрамов установил норматив 6 часов, иначе не хватит кислорода и он разворачивает нас. И еще другой норматив - абсолютно каждый должен спуститься в лагерь 6400, все что выше - это зона смерти и там ночевать нельзя, так как кислорода не будет дополнительного. Конечно же, это страшилка, но убедительная.

 

Весь путь - только вверх, может лишь дистанция 200 метров была по скошенному гребню, а все остальное мы лезли вверх по скалам, по лестницам и по крутому траверсу над обрывом в несколько км. Когда ты идешь ночью, то ты не видишь где ты идешь и от этого немного легче, то ты же все равно знаешь, что рассветет и надо будет спуститься.

 

Отдельно быстро хочу сказать про китайцев: блин брать такое бабло за пермит и невозможность убрать старые веревки??? По-моему, там скопление веревок со времен Хиллари, мотки за мотками. Они путаются за кошки, спотыкаешься, провисаешь на них. И еще там стоят две вертикальные хозяйственные лестницы времен "Очакова и покорения Крыма". Первая прикреплена к сотне веревок, шатается и раскачивается, от того что она не закреплена, стоит она под углом, когда на нее давишь, она как качели раскачивается. Следующая лестница через 20 метров - посвежее и нормально закреплена, длиной метра 3 упертая в скалу. Ты по ней поднимаешься вверх, для удобства, так как скала гладкая. Но в кошках с сотней старых веревок как вы понимаете очень "комфортно "по ней лезть.

 

4 часа мы шли без отдыха, я сожрала 4 таблетки имодиума перед выходом, чтоб не оказаться в кошмарной истории, когда альпиниста приспичивает "по большому на горе", особенно на высоте 8700, в комбезе с обвеской, когда вокруг 80 человек.

 

Всю дорогу хотелось пить и от кислорода и от имодиума. Мой шерпа быстро доставал термос и давал по стаканчику.

Я наслушалась много историй о проблемах с глазами у восходителей. Очень многие слепли на вершине, у кого-то замерзли глаза, кто шел без очков ночью и он временно ослеп, кто-то просто ослеп от солнца. И поэтому я сразу натянула маску как вышли, поверх кислородной. Несмотря на то, что еще начиная с 7000 метров, я затянула маску до предела, чтоб не потели очки, что потом стало причиной обморожения части моего лица, маска все равно потела и сразу конденсат превратился в лед. Через полчаса, я шла в слепую за Мингмой. Он настаивал, чтоб я сняла очки, но я ему говорила что замерзнут глаза и я ослепну не достигнув вершины. Пришлось снять вскоре маску.

 

Ветра не было. Через час мы все подтянулись и уже шли вместе под постоянные крики Абрамова, который как погонщик яков кричал, снимая маску всю дорогу, не разрешал нам даже на 5 минут присесть отдохнуть. Я шла впереди и не слышала его. Но присев на гребне, как иерихонская труба зазвенело в моих ушах: "Харазова б...ь, х...ли ты расселась, вставай немедленно! Вставай!". Ну и я сразу подорвалась, испугалась, припрятала термос и пошла дальше.

 

Я больше всего боялась второй ступени. Потому что после нее начинается зона смерти, или "космос" , где , как сказал Абрамов никто-никому не сможет помочь, и каждый отвечает за себя.

Я шла и ждала эту вторую ступень, наконец-то стало расцветать и было видно, где мы идем, страх обратной дороги сразу окутал меня. Чем выше мы поднимались,  тем больше дул ветер.

Оказавшись уже перед вертикальной вершинной стеной, выяснилось, что мы уже на третьей ступени. Сюрприз - я прошла вторую даже не поняв. Нам всем поменяли баллоны, даже у кого было под 100 атмосфер, и пошли гуськом вверх. Мне безумно повезло с шерпой. Самый заботливый и понятливый парень. Поначалу он пытался встегивать жумар за меня, но побрыкалась, сказав, что сама сделаю, типа я опытная альпинистка, но я каждый раз копошилась, снимая варежку и т.д., так что он потом уже сам все делал не спрашивая меня, и это был просто кайф, все что мне надо было делать  - просто идти с ним в одном темпе:)

 

 

Только тогда, когда мы выползли на крайнюю снежную вертикальную стену , я поняла, что я взойду на вершину!!!! Но это не принесло радости, так как я знаю, что все несчастья происходят только на спуске. И дойти до вершины - это 30% успеха.

 

Уже виду вершину и понимаю что до нее рукой подать, но как только ты доходишь до пика, начинается каменная крутая тропа над обрывом уходящая вправо, возможно, подумала я так удобнее подойти к ней, чтобы не подниматься на снежный карниз. До этого момента мы были в пути уже 5:30 часов. И тут началась жопа. Все те китайцы, которых мы так опасались вначале, пошли вниз! Чтоб вы себе представили это круговой поворот, тропа шириной 50 см, над пропастью 7 км, и в этом состоянии люди пытаются разойтись застрахованные одной веревкой и одним карабином на самострахе. Кому-то, приходится снимать страховку, чтобы пропустить другого. Был адский замес, все бояться отстегиваться, дрожат над пропастью, кто идет вверх торопится до вершины, кто идет вниз, просто спасается.

 

Потеряли в этой пробке 1,5 часа.

Выбравшись на пик, оказалось понятно, что до вершины еще надо по снегу пройти две американские горки.

По дороге уже встретили, Виктора Бобка и Ирину Галай, которая стала первой украинкой вошедшей на Эверест, и уже видно было успокоение в глазах обоих победителей. Она заслужила это, она жила и "била копытом" 10 дней в базовом лагере в ожидании веревок. Девчонка - молодец. Я проиграла 100 долларов, на тотализаторе поставив на нашу Таню.

 

Но реально, счастья или улыбок ни у кого нет, зная, что спуск – самая опасная часть восхождения.

В общем, обгоняя индусов и китайцев, мы оказались на вершине в 8:00 утра.

 

 

Достав все свои флаги и баннеры, я поняла, что до фотоаппарата мне не дотянуться, на молнии моей куртки висела сосулька в размер с теннисный мяч. Во внутренний карман проникла через вверх, еле достав фотик, но до запасных батареек или айфона дотянуться было невозможно.

 

Если вы хотите фото без вас, то попросите шерпу сделать вам пару снимков. В итоге на снимке оказались все мои баннеры, но без меня. Сами по себе на вершину зашли:)

 

Мы зашли вместе с Людой Коробешко, и в итоге из женской команды вдвоем дошли до вершины.

 

 

Конечно, позже меня отлаял Абрамов, что из-за моей фотоссесии люди стояли на подходе и не могли подняться... Но ничего:) The winner takes it all.

 

На вершину мы взошли все одновременно. Либерал Пименов шел сзади меня и, конечно же, тоже не смог не прокомментировать мой флаг с Путиным.

 

Потом Коробешко сказала, что надо бежать, пока вся эта толпа не пошла вниз, и мы не встали в очередную пробку, опять пришлось нестись но уже вниз.

 

Теперь о вершине: это такой снежный карниз очень покатый и все на нем топчутся, там, конечно же, висят буддистские флажки с молитвами. На ней стоять опасно, поэтому все встегиваются в веревку и крутятся не дальше своих самострахов. Когда ты наконец-то выдыхаешь, успокаиваешься и смотришь вниз, и до тебя доходит осознание того, что ты выше всех находящихся на земле ( ну может только те кто рядом с тобой ростом выше 176 см, тогда конечно они выше меня :))) ) то понимаешь, какую работу проделал!! А рядом с тобой восьмитысячники, которые с высоты Джомолунгмы смотрятся коротышками! А семитысячники - просто сопки! Сколько же мощи в горах, непоколебимые исполины, что хотят, то и сделают с тобой, если только им будет не лень забавляться с твоей жизнью!

 

 

Уже на спуске я увидела нескольких знаменитых экспонатов Эвереста навеки застывших тут, как нарекание, что не каждому дается высшая точка мира. Я видела трех, один Марко был в экспедиции 2005 года, под руководством Абрамова, спасатель-лыжник из Словении, их было два друга. Они решили пройти вместе с какой-то знаменитой съемочной группой в не очень хорошее погодное окно. Тогда был один шерпа на троих и то ставил только палатки, кислород каждый сам на себе таскал. В общем, они разошлись со своим другом, Марко остался попить чайку, а второй пошел вверх, уверенный, что его тот догонит. Это все происходило на второй ступени. Марко дошел до вершины, но обратно не вернулся.  У него закончился кислород, а оставшийся, который он спрятал под камнем, он отдал первому бутанцу, сказал ему, где лежит заброска и наказал воспользоваться ей, бутанец спросил, как же справится Марко, тот попросил за себя не беспокоиться. Так он и нависает над всеми выше проходящей тропы на 5 м, в странной позе вниз головой, поза похожа на ту, которую американцы обводят мелом трупов. Он полностью одет, только руки голые, опухшие цвета слоновой кости. Я его видела еще, когда вверх шла, удручающее зрелище.

 

На обратной дороге видела еще двоих. Один из которой лежит в расщелине, прямо под проходящей тропой, идешь и за 30 метров уже его видишь, сперва похоже что-то на рюкзак, а потом, подходя видишь человека, лицом приморожено к скале, с распоротой на спине курткой, и торчащим красным мясом. Одна мысль, только бы не соскользнуть на него. Это был американец, больной раком 4 степени, умер, не дойдя 50 метров до вершины. Его еще долго Ноэл тащил вниз, пока не сжег один глаз. Когда его вещи спустили вниз, и включили телефон, чтобы набрать жене, то до нее долетели смсы от мужа, которые не ушли до того. Набрали жене только на следующий день, и она стала уверять, что муж жив так, как вчера переписывалась с ним:(

 

Обратно идти было намного сложнее, чем на вершину, во-первых, было все видно, все узкие тропы и склоны, во-вторых на спусках по восьмерке были страшные очереди, все боялись спускаться, крестились, молились, что занимало по 30-40 минут у каждой лестницы. Хоть мы и обгоняли, но это не особо ускоряло процесс.  Сперва очень было страшно на спуске застрахованном, только скользящим карабином и придерживающей рукой веревкой. Первый сто метров спуска, я адски мандражировала тряслись коленки спускаться в пропасть, но потом уже хватала веревку, встегивала два скользящих карабина и бежала вниз, лишь бы быстрее дойти до лагеря. За час-полтора до лагеря, когда мне уже показалось, что не так страшен черт, как его малюют, стали встречаться обмякшие полуспящие китайцы, висящие на веревках как виноградины на лозе. Я одного стала трясти, он не отзывался, я его еще раз, никакой реакции, тогда полезла в его рюкзак проверить баллон, и в этот момент он встрепенулся и сказал, что у него все в порядке. Испугался, что я за кошельком лезу:)

 

У некоторых просто заплетались ноги, и они падали на спуске на своих шерпов. Тогда я поняла, почему Абрамов так кричал всю дорогу, чтоб мы не останавливаясь шли, только так можно безопасно дойти до низа, имея запас кислорода.

 

Около 11:00 мы были в лагере 8300. Собрали шмотки, попили ледяной воды и пошли на 7700. Туда добрались меньше чем за час. Тоже догрузились вещами и пошли на Седло. Это самый долгий спуск был, по вертикальному снежному склону. Заболело все: колено, поясница, стерлись ноги.

 

Мой шерп тащил кг 30, все пустые баллоны, моих 6 и своих 2, мои вещи, и еще кучу всего. Доползли до Седла, нас напоили соком, выпила 4 жестяные кружки, передохнули полчасика и опять вниз. Тут уже триумфально встречались нам по пути все те, с кем мы знакомы по базовому лагерю, поздравляли нас, мы желали им удачи и т.д.

 

Уже обессиленные, качающиеся мы с Владом дошли первые до 6400, нашего верхнего базового лагеря. Кстати Влад заскочил на вершину раньше нас на полтора часа, хотя вышли в одно время. Нас на подходе встречали операторы и наши китчен бои, было так приятно, кого-то уже родного встретить. Хотелось только спать. Я сутки ничего не ела, прошла 17 часов без остановки, не спала, все что хотелось, только снять с себя эту вонючую одежду, и закинуть свои кости в палатку.

Через несколько часов пришли остальные ребята, разбудили меня на ужин и уже в полуобморочном состоянии под литр водки "8848" стали травить байки о восхождении.

 

Какое счастье, все закончилось, и все закончилось так удачно для всех!!!! Мы все живы и здоровы, все взошли, никаких эксцессов. Только лицо у меня немного поморозилось в форме ледоруба:) но думаю это не страшно, тот, кто мной заинтересуется, вряд ли соскочит из-за кусочка обожженной кожи:) да и что это в сравнении с тем, что я была ТАМ!!!!! ТАМ- на Крыше мира!!!!!!!!!!!

 

Я сделала это, мечту своей жизни, которая еще несколько лет назад мне казалась из области фантастики.

 

Я ведь ехала сюда без планов дальше на жизнь, просто потому никто из членов экспедиции не знае,т выживет ли он или останется одним из экспонатов в галерее Эвереста. Я плакала каждый день, не навзрыд, но так, оплакивала недоделанные дела своей жизни:) И теперь, когда у меня получилось без потерь достичь своей мечты, я никак не могу поверить в это. Как же прекрасна жизнь! И каждый сложный момент этой экспедиции, я переживала мыслью о красивых моментах своей жизни, или рисовала приятные мне картинки в голове из повседневности, которую мы не привыкли ценить, но которая становится бесценна в таких условиях как эти.

 

Я жива!!! Я покорила Эверест!!!

 

Человеку, с Божьей помощи подвластно все. Спасибо Джомолунгме, которая поддалась мне и отпустила меня, даже не пожурив!!!

Спасибо высшим силам, положившим длань на мою голову в этой опасной экспедиции!!!! Спасибо полководцу Абрамову, за потрясающую организационной способностью, за грамотные решения, за потрясающую интуицию, за заботу и деспотические крики, за, то, что завел меня!!!!

 

 

Спасибо Коробешке, за понимание в трудные моменты, которое чуждо ее диктатору-мужу :))) она просто эталон русской женской души!!!

 

 

Моему любимчику, моей путеводной звезде и музе Пименову огромное спасибо за поддержку и широкую открытую душу, на протяжении всей экспедиции поддерживающий и укрепляющий меня, несмотря на его либеральные ЕСовские воззрения, он просто супер мужик!!!!

 

Ну и конечно же спасибо всем кто за мной следил и кто читал мой дневник, одним из факторов не давшим мне развернуться был стыд перед Вами-моими 2000 подписчиками!!!!!

 

Мне остались только пирамиды Карстензс и я закончу программу 7 вершин!!!! Yabadabadoooooooo!!!!

 

З.Ы. И конечно же восхождение на Эверест, это самая эффективная, но чертовски дорогая диета:) я стала с талией как Люси Гурченко:))))))) но думаю по возвращению домой восполню утраченный баланс :))))

 

А теперь пьянка и бесконечная гулянка!!!!!!!

 

Но пасаран друзья!!!!

Александр Абрамов: Герой — это ружье на один выстрел

Мы продолжаем вести дневник путешествия на высочайшую гору Земли, в котором участвуют команды «Сноба», «Яндекса», РД Студии Валдиса Пельша и Toyota. Наша экспедиция пересекла Китай, оказалась в Тибете и уже завтра ... читать больше

Мы продолжаем вести дневник путешествия на высочайшую гору Земли, в котором участвуют команды «Сноба», «Яндекса», РД Студии Валдиса Пельша и Toyota. Наша экспедиция пересекла Китай, оказалась в Тибете и уже завтра встречается с командой «7 вершин», которая курирует весь маршрут восхождения до пика Эвереста. Мы поговорили с президентом клуба, мастером спорта по альпинизму, действительным членом Русского географического общества Александром Абрамовым о том, как выглядят горы глазами профессионала, о качествах, необходимых для занятий альпинизмом, и о том, почему в горах не нужен героизм

 
 
Фото: «Клуб 7 Вершин»
Фото: «Клуб 7 Вершин»

 

О вреде героизма

Есть люди смелые, есть отчаянные, есть сомневающиеся. На вершине горы чаще всего остаются навсегда самые отчаянные. Здесь вообще не место героизму; мужчина-герой — это ружье на один выстрел. Его задача — пойти и погибнуть во благо Родины и человечества. Человек, который говорит: «Да я сейчас прыгну и ничего не будет», прыгает с высоты 100 метров и разбивается — вот это пример героя. Или: «Я вот сейчас без страховки как залезу», залезает на середину скалы и падает — это тоже герой.

Альпинист должен быть, в первую очередь, осторожным и уравновешенным, он должен понимать, каким образом ему добиться своей цели. Допустим, у нас есть три варианта: мы можем пойти по гребню, но там дует ветер; можем пойти в лоб по стене, но там падает лед; можем пойти по снегу, но он лавиноопасен. Или мы можем скомбинировать. Одну часть маршрута пройдем по льду, другую — по снегу, где он не лавиноопасен, третью — по гребню, где нет ветра. Собственно, только так и можно достичь вершины. А у героя два варианта — дойти до конца или сорваться.

 

О морально-волевых качествах

Готов человек к восхождению или нет — об этом можно судить уже по его физической форме. Но форму можно подтянуть, а вот психологическая подготовка — это уже сложнее. Вот мы наметили маршрут, не полезли в лоб, пошли по-хитрому, а дальше рано или поздно возникают вопрос: какого рожна мы сюда поперлись? Устали, хотим пить, хотим есть, начинаем сомневаться: надо было, не надо было... Да еще погода изменилась: пошел снег, резко похолодало... Если ты правильно все просчитал и сделал, ты должен найти в себе еще силы не только физические, но и моральные. Я видел людей сильных, которые сдавались в процессе восхождения только потому, что им казалось, что они устали. Или потому, что им казалось, что слишком опасно. Или еще что-то казалось. У людей не хватало морально-волевых качеств. Воли к победе, воли к жизни.

 

Об умении отказаться

Фото: «Клуб 7 Вершин»
Фото: «Клуб 7 Вершин»

 

Вот представьте, вы едете в автомобиле и у вас застучал задний мост — значит, надо остановиться. Посмотреть, оценить ситуацию, может быть, к кому-то подойти, просто поговорить, напоить чаем и после этого уже пойти дальше. Но когда я вижу, что конкретно — всё, нужно найти в себе силы и принять решение о спуске. Добраться до вершины любым способом — это тот самый опасный героизм. Морально-волевые качества, они не только в том заключаются, чтобы триумфально взобраться на вершину; зачастую они нужны, чтобы отказаться от достижения цели, о которой ты мечтал целый год или готовился всю жизнь и потратил на это все свое состояние. Нужно уметь сказать себе: «Нет, мы не будем этого делать, потому что кому-то это может стоить жизни». Естественно, мы спустимся; кто-то будет недоволен, у кого-то будет плохое настроение, но это будет правильное решение.

 

О неправильных решениях

Когда профессионал принимает неправильное решение, он про себя знает: «Я принимаю неправильное решение, но принимаю его по таким-то причинам». Например, автогонщик, который проехал трассу не один раз и знает, что если войти в поворот на скорости 200 км/ч, машина может перевернуться. Знает — и принимает такое решение. Почему? Потому что понимает, что иначе он не выиграет. Он оценивает риски, насколько это возможно. Но бывает и так, что гонщик, чуть сбросив скорость, начинает входить в поворот, не предусмотрев каких-то факторов: оказалось, что из крошечной тучки, которая вдруг появилась над трассой, вылилось ведро воды, буквально на этом самом повороте. А гонщик не успел принять это событие в расчет — и все. То же самое и в альпинизме. По прогнозам ветер должен был прийти завтра утром, а он пришел сегодня после обеда. Конец всяким планам, и хорошо, если только планам.

 

О нарушении законов

Раньше меня немного злило и раздражало, когда приходил человек, ничего не понимающий в альпинизме, и начинал давать какие-то советы: почему бы не сделать так, почему бы не сделать этак. Ну, как почему: есть правила спорта, есть общепринятая практика, в конце концов, есть личный опыт. Надо делать так, потому что нас этому учили, и мы будем делать так. А сейчас понимаешь: почему нельзя? Да, это неправильно, это нарушает все законы, но, в принципе, это возможно.

Фото: «Клуб 7 Вершин»
Фото: «Клуб 7 Вершин»

 

У меня был один дядька, из Киева, весом 120 килограмм, он приехал и сказал: «Хочу на Эверест». Ну, оригинальный дядька. И я ему сказал: «Слушай, если ты сможешь подняться до Северного седла, до семи тысяч — это будет прекрасно». Мы так с ним и договорились. Потом он приехал и первые три дня вообще помирал, никуда не мог ходить, ему было очень тяжело. Потом он напрягся, залез в средний лагерь — шел туда полдня. На 5800 метров поднялся и сел там на три дня. Я ему по рации говорю: «Нельзя. Нужно вниз спускаться». Мы были выше, уже в следующих лагерях. Он говорит: «Если я вниз спущусь — я уже назад не залезу». В общем, сидел-сидел, и когда мы начали спускаться, я его зацепил и свел с собой вниз. Он уже тихо доходил, потому что на такой высоте нельзя находиться долгое время, нужно перемещаться. Он слез вниз, подумал и говорит: «Да, ты был прав, на Северное седло мне не залезть — это очень далеко. А если я пойду с кислородом?» Я говорю: «С кислородом туда не ходят, все ходят там без кислорода». Он говорит: «Дай мне кислород». Я говорю: «Ну не надо тебе кислорода, если ты подымешься, тебе станет плохо, нельзя идти с кислородом из базового лагеря». Кислород ведь не слишком полезная вещь. Кроме того, что он сжигает слизистую, нельзя залезть куда-то с кислородом, потому что он кончится, а ты сидишь черт-те где на какой-то высоте, где нет воздуха, и просто не сможешь оттуда спуститься. Но это общая теория. И вот он опять за свое: «Дай мне шерпу, дай мне кислород». А вначале вообще сказал: «Я хочу поехать на яке верхом». Я говорю: «Слушай, як не несет вверх 120 килограмм, он несет 40–60». Он говорит: «Я хочу попробовать». Я его отговаривал, но он нашел якмена, дал ему сто баксов, залез на яка. Животное тронулось с места, прошло несколько шагов и упало. Он понял, что тут ничего ловить, и стал выпрашивать у меня кислород. Под конец он настолько меня достал, что я говорю: «Вот тебе кислород, вот тебе шерпа — дуй наверх». И он ушел. А через три дня выходит по рации и говорит: «Саня, я стою на Северном седле. Я так счастлив, спасибо тебе большое». Наша экспедиция на Северное седло официально длится 25 дней — с плавной акклиматизацией, с надежными, правильными ходами и так далее. А он туда залез всего за 13 дней, нарушив все законы альпинизма.

Иногда людям удается опровергать, казалось бы, вековые правила. Тут главное — желание. Если у человека оно есть, все у него получится.

 

О кризисе среднего возраста

К нам приходят 35–40-летние люди, и зачастую это обусловлено кризисом среднего возраста. Я не говорю, что это плохо, кризис — это просто одно из состояний человека. Вот человек женился, у него появились дети, затем он развелся, занялся бизнесом — и прогорел, завел новый бизнес, бизнес пошел, наконец-то в жизни что-то стало налаживаться, и тут человек думает: а зачем я живу? Если раньше он боролся, то сейчас ему не надо бороться. У него или хорошая семья, в которой не происходит ничего сверхординарного, или он уже успел развестись и не собирается больше жениться. И он начинает искать какие-то новые интересы. В этом возрасте люди только начинают жить. У них наконец появились какие-то деньги, они могут себе позволить что-то такое попробовать, что они до этого боялись сделать или просто не знали.

Фото: «Клуб 7 Вершин»
Фото: «Клуб 7 Вершин»

 

Если говорить обо мне, то я в 40 лет занялся боксом. Мне всегда говорили: тебе очки разобьют. Я понимал, что это правда, и боялся этого. А потом, после бокса, пошел в альпинисты — там ты можешь быть героем, и при этом тебе не разобьют очки.

 

Об одном из ста

К нам приходит очень много людей — пробуют себя, идут на Эльбрус, ходят на тренировки, появляются, исчезают — это совершенно нормальный процесс. Кто-то остается и много, пять лет, допустим, занимается. Таких, кто остался, приблизительно по одному на сотню. И все равно в конечном итоге все бросают. Не то что бросают — заканчивают, потому что у любого человека есть какой-то интерес, который ему важен, и в какой-то момент он понимает, что этот интерес исчерпан. Заниматься альпинизмом на многие годы, до конца жизни, остаются единицы.

 

О мечте

Как-то у меня в группе был один иностранец. Уже в Катманду я увидел, какой он худой. И мой шерпа сказал: «Ничего страшного, две недели походит, устанет и уедет домой». Он был физически истощен, но как будто и не думал уставать, везде был первым. У меня не было даже формального повода придраться и сказать ему: «Слушай, ты не тянешь, я советую тебе уехать домой». К восхождению он пришел одним из первых, он был лучший по всем показателям. Мы думали, что он принимает какие-то энергетики, но он клялся, что пьет только витамины. А когда пошли на восхождение, уже на высоте 8700 метров он резко почувствовал себя плохо, просто повис на веревке. Его начали спускать вниз. И где-то через три-четыре часа, прямо на гребне, он и умер. Дело в том, что — и это предыстория, которую я опустил, — он был болен раком; я был в курсе его дел и знал, что врачи ему разрешили. У него была, вероятно, последняя стадия, он знал, что скоро умрет, но у него была мечта — взойти на Эверест. Он чуть-чуть не дошел до вершины, каких-то 150 метров; но разве тут кто-то станет считать.

 

О кайфе

Есть люди, которые любят нагрузку, любят терпеть, любят, когда им тяжело. Среди наших клиентов таких большинство. Это генеральные директора, собственники бизнеса. Им всегда тяжело, но они от этого кайфуют. Когда ты превозмог себя, переступил, выдохнул — и тебе это в кайф, ты начинаешь искать дальше. И мне кажется, альпинизм, — как любой, наверное, спорт, — он для тех, кто ищет трудности, кто любит их находить и преодолевать. Взойти на вершину можно только через лишения, пот и кровь. И чем большим потом и кровью достигнута победа, тем она ценней.

В этом году мы собрали действительно грандиозную экспедицию Evertest — Toyota Land Cruiser 200 и Land Cruiser Prado доставят альпинистов через Китай и Монголию до Лхасы, где соберётся вся группа полностью. Вместе мы отправимся до базового лагеря Эвереста, где и начнется история восхождения людей, а автомобили останутся, чтобы быть на страже ежедневных потребностей альпинистов (пополнение запасов, перевозка снаряжения, акклиматизационный спуск, транспортировка к врачу в случае болезни). Это очень трудная история, она про преодоление, про вызов, про истинное, а не напускное, — и в ней заключается настоящий кайф. Следить за этим проектом, даже находясь в тысячах километрах от Тибета, — круто.   

 

О женщинах и марках

Представьте, что вы видите, допустим, десять женщин и понимаете: вот эта моя и вот эта, вероятно, моя. А остальные — не совсем мои. Это нормально. Так же и с любым видом занятий. Как понять, что собирать марки — не твое? Пойти, купить две марки, понять, что они тебе не нравятся и что ты не хочешь третью. Вот и все. Как понять, что тебе нравится (или не нравится) альпинизм? Пойти и совершить первое восхождение.

Узнайте больше на специальном сайте проекта #toyotaevertest

 

Источник

Сайт Factuals Facts про Александра Абрамова и LandRover. Повод вспомнить…

Это сайт достаточно коротко и лаконично излагающий факты из разных областей знаний. Эльбрус описан коротко и в половине случаев с ошибками и неточностями. Однако, заключительная часть текста порадовала и факты в целом совпадают и имя нашего ... читать больше

Это сайт достаточно коротко и лаконично излагающий факты из разных областей знаний. Эльбрус описан коротко и в половине случаев с ошибками и неточностями. Однако, заключительная часть текста порадовала и факты в целом совпадают и имя нашего лидера Александра Абрамова справедливо вписано в историю горы.

Вот как там написано 

"1997

Russian Alexander Abramov guided a ten man expedition, where a Land Rover was driven to the peak. It took 43 days to accomplish this goal, but there were a lot of struggles that had to be overcome. They had to change tyres and utilize winches to pull the vehicle up and it was a continuous cycle of ascending and descending the mountain to retrieve replacement parts that had got damaged. After a lot of sweat and tears they finally reached the peak on September 13, 1997. The Land Rover was abandoned after an attempt down, when they lost control. They later returned to fetch it, but found it too difficult. It still sits in the same spot today and can be seen by other climbers and adventurers".

 

 

Фильм

 

 

 

И текст статьи в автомобильном журнале:

 

 

 

 

История давняя, но от этого не менее удивительная, и конечно, героическая.

Автомобиль Land Rover на вершине горы Эльбрус

В 1997 году команда «Автодома» на автомобиле Land Rover Defender 90 забралась на высшую точку Европы и России Эльбрус – 5621 метр. Об истории этого рекорда рассказывает капитан команды и разработчик автомобильной части проекта Олег Богданов.

В архитектуре настоящего рекорда всегда присутствует некая метафизика. Рекорд – это не только сверхпреодоление. Рекорд – это обязательно качественный скачок, выход в другое измерение. Это соприкосновение с иным миром. Для тех, кто по-настоящему прошел через подобное, лавры победителя, сладость пения медных труб, равно как и инсинуации завистников-уничижителей, не имеют никакого веса. Потому как все это действительно ровным счетом ничего не значит.

Перечитывая свои опубликованные и неопубликованные материалы десятилетней давности на эту тему, я понял, что многое из эмоционального окраса ушло. Хотя главное – ощущение соприкосновения – осталось. Оно живет где-то глубоко во мне, и разархивировать его не так-то просто. Но, опираясь на ранее написанное, все же попробую. Странное это было предложение. Странное и неожиданное. Хотя все важное в жизни всегда приходит неожиданно и откуда-то не оттуда.

Начало июня 1996 года. К тому времени я уже седьмой год, перепрыгивая с Аляски на Чукотку и обратно, был одержим идеей автомобильного броска через три континента. Оставалось лишь уточнить место ледовой переправы через Берингов пролив. Тут-то и свалилось на меня это предложение – забраться на Эльбрус. Забраться, естественно, на автомобиле. Не скажу, что это очень уж удивило. И не потому вовсе, что я вроде как готов с ходу ввязаться в любую автомобильную авантюру. Причина в другом: во-первых, несколько лет назад я уже так и эдак примеривался к высшей точке Африки Килиманджаро; во-вторых, на Эльбрус уже дважды заезжали на мотоциклах. Правда, очевидцы утверждают, что не заезжали, а заносили технику. Но это уже не важно. Коли попытка была, значит, в принципе возможно.

Подумал я, подумал и спрашиваю: «На чем карабкаться?» «На Land Rover», – отвечают. «А кто его доводить до ума будет?» – «Поживем – увидим». «Увидели» через несколько дней в «Автодоме» – ныне официальном дилере BMW, а в то время еще и Land Rover. «Ну что, заберемся?» –спросил меня гендиректор Андрей Костин. Спросил, а глаза у самого аж горят, так, видимо, нравилась ему эта идея.

«Может, и заберемся, – отвечаю, – посмотреть надо. Самому ножками потопать, углы промерить...» «Нет проблем, – мигом отреагировал Андрей. – Бери Discovery, поезжай хоть завтра и топай себе на здоровье. О-кей?»

РАЗВЕДКА

Мой партнер, главный в альпинистской части проекта, Александр Абрамов (автор идеи покорения на автомобиле Эльбруса) и его жена Людмила – оба профессионалы высочайшего класса – организовали мне по пути на Кавказ ликбез по альпинизму и выдали массу страшилок (как я тогда думал) о многотрудности восхождения на Эльбрус. Слушал, ухмылялся и думал о том, что собственный опыт работы с геологами, когда за спиной рюкзак с камнями в 35 кг, а идешь по звериной тропе в тайге не один десяток километров, чего-нибудь да стоит. Да-а, ошибся я, ой как ошибся! Вертикальный мир живет по другим законам.

Асфальт заканчивается прямо у подножия Эльбруса на высоте 2200 метров. Далее нормальные люди поднимаются канатной дорогой в три этапа до высоты 3800 метров, где снег лежит круглый год. Мы же проползли весь первый этап пешком. Шесть километров по тому, что некогда считалось дорогой. Осыпи, обвалы, горные потоки превратили ее в нечто весьма относительное. И тем не менее стало ясно, что с лебедкой, на хороших шинах, с трапами и подручным материалом высота 3800 метров берется за сутки-двое. Здесь, на начальном участке, я убедился в том, что на автомобиле-альпинисте должен быть турбодизель. Турбина компенсирует разрежение, и потеря мощности не столь существенна. Discovery это продемонстрировал, когда я полез на нем в гору. Его мощности вполне хватало, в то время как бензиновые атмосферники уже задыхались.

Снег на высоте 3800 метров напитан влагой. Ехать по нему может только ратрак – специальный горный транспорт со сверхширокими гусеницами. Но это днем. Ночью снежная каша превращается в фирн – твердый, почти как лед, снег. По нему можно забираться на шипах. Где прямо так, где с лебедкой, но можно. Крутизна подъемов в среднем чуть больше, чем у эскалатора в метро. Есть взлеты и существенно круче, но они длиной метров по 100 и форсируются на лебедке.

По мере подъема мой оптимизм таял. А на отметке 4200 метров, где стояла самая высокогорная в Европе гостиница «Приют одиннадцати» (в 1998 году сгоревшая по халатности заезжих туристов), прошел тот водораздел, который заставил напрочь забыть о подъеме как о трудном, но весьма обыкновенном для профессионалов деле и впервые прибавить ко всем определениям приставку «сверх».

ГОРНАЯ ПОДЛОДКА

«Приют» напоминал рубку атомного подводного ракетоносца, заблудившегося и всплывшего среди льдов и скал Эльбруса. Здесь я окончательно осознал свою главную ошибку – сложность подъема не в его геометрии и топографии (хотя и этого не отнять), а в том, что дышать-то нечем! Каждое резкое движение – и в лучшем случае одышка. Ночью просыпаешься от одного и того же кошмара, что ты лихорадочно хватаешь ртом воздух, а его нет! На вторые сутки, правда, приходишь в норму. Но это ведь только 4200 метров, а не 5621. А с каждым метром вверх дефицит молекул кислорода отдается черными сполохами в глазах и тупой, сжимающей болью в сердце. И это не день и не два, а 20 – думал я тогда. Их же оказалось 44!

Вечером, полюбовавшись на умопомрачительной красоты закат, когда солнце ушло в Сванетию, а абрис главного кавказского хребта еще долго горел разноцветьем, мы сидели в столовой «Приюта». Я впервые без ухмылки слушал, как подчас неожиданно и драматично разворачивались сюжеты с подъемом, казалось, по несложному маршруту. Вот факты. Подъем на Эльбрус считается в альпинизме одним из легких (категория 2А), но ежегодно здесь погибают 20 – 30 человек (вдумайтесь!). Шерп Тенцинг Норгей, первый покоритель высочайшей вершины мира Эвереста (8848 м), на Эльбрус взойти не смог. Легендарный Райнхольд Месснер, побывавший на вершинах 14 восьмитысячников и зашедший на Эверест в период муссонов и без кислородного аппарата, поднялся по склону Эльбруса лишь до скал Пастухова (4800 м). Надо ради справедливости отметить, что последним двум фактам сильно способствовали радушный прием и плохая погода...

На следующий день мы дошли до скал Пастухова за 3 часа. Я утвердился во мнении, что технически подъем реален, хотя из-за возрастающей крутизны и риска сорваться (уж больно далеко скользить) психологический уровень работы усложнялся. Но и это не главное. На скалы я не зашел, а заполз. Чтобы спала с глаз черная пелена, пришлось энергично дышать несколько минут. А следом пришла усталость. Такая, что даже спуск стал каторгой. И думалось при этом только об одном: вот так – 20 дней!

Привыкнуть, говорят, можно ко всему. Кто его знает? Вот цыган приучал, приучал лошадь не есть, она привыкла и сдохла. Но это так, к слову. Через денек я оклемался от броска на скалы. Спалось уже и в «Приюте» отлично. Народ понаехал, стало веселее. Поразили немцы. Младшенькому 76 лет, старшенькому – 84! Не иначе как отряд «Эдельвейса» – экипировка тех времен, да и шрамы на лицах явно не от бритья. Встали дедули утречком и почапали себе в горку. Неужели я не смогу?

А ВЫДЕРЖАТ ЛИ ЛЮДИ?

Высота 5200 метров. Шестой час подъема на Эльбрус. Делаю шаг в полступни... Тут же глубокий вдох и резкий, как выстрел, выдох. Еще и еще... Легчает. Плавно переношу центр тяжести вперед и совершаю шаг. Теперь я ближе к вершине еще на 100 миллиметров.

И почему у меня нет турбонаддува?! Воздуха совсем мало. Экономлю не только движения, но и мысли, тупо подчинив их вялое течение ритму шага и дыхания. Взгляд, зашоренный глубоким капюшоном, упирается в пятки ведущего – Александра Абрамова. Иногда ударом ветра отбрасывает капюшон, и тогда в поле зрения врываются рериховские пейзажи с их пронзительной чистотой, светом и космической глубиной.

Траверс. Здесь маршрут идет на подъем с одновременным боковым уклоном. Боковой до 20 градусов, а подъем около 15.

Хочешь не хочешь, а мысленно представляешь, что срываешься и летишь вниз со свистом по ледяному пятну. Александр еще накануне меня «успокоил»: если, говорит, за две секунды не сумеешь заякориться палкой, то проблем не будет – остановиться уже нельзя, а любая попытка затормозить «кошками» приведет к тому, что тебя перебросит вперед и так хрястнет головой об лед, что и увидеть ты больше ничего не сможешь...

Траверс закончился, мы выходим на седловину – 5300 метров. До восточной вершины 321 метр. Автомобиль, подумал я, возможно, это и выдержит. А вот выдержат ли люди?

АЛЬПИНИСТ LAND ROVER

Ставить рекорд предстояло на Land Rover Defender 90 со 113-сильным турбодизелем. Подготовкой автомобиля-альпиниста по нашему техзаданию занималась английская компания Mantec Services, расположенная в Ковентри под Бирменгемом. Там целое гнездо таких тюнинговых ателье. Они специализируются на оснащении и доводке автомобилей для различного рода экспедиций. Особого успеха они достигли в настройке машин повышенной проходимости.

Почему именно Defender 90? Ответ прост. Он выделяется среди собратьев по классу 4х4 не столько своей неказистостью, сколько тем, что он настоящий внедорожник. Его суть – не новомодный камуфляж-дизайн «под джип», а врожденная функциональность. Его стихия – каторжный труд вне дорог. Именно это нам и нужно было. Тем не менее дальнейшая настройка «дефа» потребовала довольно долгой и вдумчивой работы. Рассуждали так. Воздуха мало, значит, нужен хороший турбодизель. Перепад температур от «плюса» до «минуса» – необходим подогрев всего топливного тракта. Но, конечно, главное – лебедка. Без нее на гору и Defender 90 не заберется. На нашем установили две восьмитонные SuperWinch – спереди и сзади (для езды по траверсу). Мощная светотехника позволит работать по ночам. Что, кстати, в основном и получилось.

Каменистый грунт, лед, фирновый снег, рыхлый снег – все требует своих шин, специальных шипов и цепей, что, естественно, учитывалось при подготовке «альпиниста». Он получил жесткие блокировки межколесных дифференциалов с пневмоприводом, специальную защиту картера двигателя и трансмиссии. Мы установили средства радиосвязи, подобрали несколько комплектов покрышек, титановые цепи, для нас сконструировали и изготовили специальные накладки с шипами наподобие альпинистских «кошек», установили экспедиционный багажник для всевозможной походной утвари. Что-то было взято из арсенала Camel Trophy, остальное из собственной практики. В итоге подготовленный Defender возмужал на полтонны. Его стартовая снаряженная масса составила 2100 кг.

НЕ ХВАТАЕТ ТРАНСМИССИИ

Осенью того же года мы провели пробное восхождение. Оно и выявило слабые места автомобиля. При движении по глубокому снегу на отметке 3400 метров не выдержала нагрузок передняя трансмиссия – порвались оба привода.

Зима ушла на окончательную подготовку к штурму. В Институте имени Баумана, на кафедре колесных машин, которая занимается вездеходами, провели анализ вышедших из строя приводов, и выяснилось, что возможности двигателя по крутящему моменту почти в тридцать раз превосходят возможности трансмиссии. Было предложено несколько вариантов устранения этой проблемы. Связались с англичанами. Но производителей наши предложения совершенно не заинтересовали. Они рассуждали так: вы авантюристы, при удаче мы с вами на коне, а в случае провала – мы вас знать не знаем и ведать не ведаем, что вы там вытворяли. Удобная позиция, ничего не скажешь! И опять обратились в Mantec Services. Они смогли помочь только тем, что изготовили по нашему заданию усиленные привода и полуоси.

ШТУРМ

1 августа в 6.30 утра моросил дождь. Это хорошая примета. Его превосходительство Defender со свитой из восьми человек покинул последнюю цивилизованную гостиницу «Хижина-Логово», что на высоте 2300 метров. Здесь кончился асфальт и началось то, что когда-то, много десятилетий назад, называлось дорогой. Теперь это были каменистые осыпи, промоины и огромные валуны. И тем не менее первый этап до высоты 3500 метров нам удалось осилить без особого труда за один день. Это по высоте составляло ровно треть всей дистанции. Не скажу, что это вскружило нам голову, было просто приятно, но мы понимали, что это всего лишь эльбрусовские игры в кошки-мышки. Началось все на следующий день. На крутом каменистом взлете, где я включил все блокировки, лопнула задняя полуось, а вслед за этим сгорела лебедка. Вот тебе и хваленый SuperWinch. Говорил я, надо было ставить лебедку с гидроприводом, не послушались англичане! С их SuperWinch только в Camel Trophy играть, а не рекорды ставить.

Мы включились в работу с каким-то лихорадочно-остервенелым задором. Энергия выплескивалась через край, и поначалу все это больше напоминало игру, чем серьезную и опасную работу. Казалось, и автомобилю передалось наше состояние. Он так легко брал препятствие за препятствием, что 3 августа Defender вскарабкался еще на 300 метров по вертикали, до предпоследнего высокогорного пристанища – «Бочки» (3800 м). Здесь закончилась самая легкая часть подъема и началась зона вечных снегов. Мы перешли на ночной образ жизни. Днем, как на беду, палило солнце, и снег превращался в рыхлую мокрую кашу, ехать по которой практически невозможно. Зато ранним утром на восходе температура падала до нижней отметки и поверхность становилась твердой.

Как я ни старался беречь блокировки, но на первом же снежном участке восхождения кончилась блокировка заднего дифференциала. Это пока что не сказалось на скорости передвижения. Тем более что после оттепели, которая накрыла нас в первые дни подъема, похолодало до –5°, а это идеальные условия для подъема. Стартовав в 4 утра, машина ехала до «Приюта одиннадцати» уже без помощи лебедки. Один из самых крутых взлетов перед «Приютом» Николай Никульшин легко преодолел на третьей передаче за считаные секунды. В тот день мы отметили свою первую победу и первый рекорд – преодолена высота 4200!

А ГОРЫ ВСЕ КРУЧЕ

На следующий день за час до рассвета –очередной этап подъема. С этого мгновения каждый наш шаг становился рекордом. Выше этой отметки никто и никогда на автомобиле не поднимался.

Начинался серьезный диалог с Эльбрусом.

 

 

 

 

Я сел за руль. Сразу после «Приюта» пришлось довольно долго повозиться, преодолевая небольшой подъем. На этой высоте уже давал о себе знать недостаток кислорода, и если автомобилю это было нипочем, то людям становилось все тяжелее. Ситуация осложнилась новой оттепелью. На нашу беду выдалось необычайно теплое лето. Снег даже под утро не прихватывало морозом, и он мерзкой кашицей расползался под колесами Defender. Но сил еще было предостаточно, и мы упорно метр за метром продвигались вперед и вверх. На некоторых участках машина шла сама, без вспомогательной оснастки, кое-где надевали на колеса цепи или специальные накладки с шипами. В особо трудных случаях пользовались лебедкой. Происходило это так. Ручным буром делали в снегу скважину. В нее вставляли специальную алюминиевую трубу-якорь, за которую и чалились. Эти трубы мы специально заготовили еще зимой, когда планировали тактику подъема. В какой-то момент лебедки не выдержали, и стало ясно, что с их помощью горы не одолеть. И тут вспомнился прием, которым я пользовался много лет назад, работая водителем в геологоразведке. На моем «газике» на ступицах передних колес были приварены специальные барабаны. Намотав на них трос и зачалив за дерево или специальный якорь, я, буксуя передними колесами, мог вытащить автомобиль из любого болота или ямы. Так и поступили: к передним колесам прикрепили еще одни штатные колесные дики. Получились барабаны. На них-то и наматывали трос, а потом, буксуя колесами, подтягивались вверх.

ВКУС КРОВИ

Казалось, гениально просто и никаких проблем. Все бы хорошо, если бы не кислородное голодание. Напором ветра разрывало легкие, а дышать было нечем! Постоянный привкус крови во рту от рвущихся сосудов и боль в сердце от перенапряжения. Если к этому добавить хронические неприятности с автомобилем – то сгорела силовая проводка, то заклинило редуктор руля, то отломило палец рулевой тяги, то разлетелась раздаточная коробка… Плюс постоянный смертельный риск провалиться в трещину, а они под снегом совершенно незаметны – есть такие, что Land Rover мог уйти в них целиком. И это на высоте, где силы не восстанавливаются, сколько бы ты ни отдыхал, – все за счет внутреннего резерва. На высоте, где даже самый тренированный альпинист может сделать 20 шагов, а потом должен остановиться, подкачать энергии. У меня, например, больше семи шагов не получалось. И в таком режиме дни, недели, месяц! Умозрительно этого не понять и не представить. Это состояние полного запредела. Ты уже не на Земле. До космоса рукой подать. Его глубина и безмерность здесь ощущаются каждой клеткой обезумевшего от нагрузок тела. В какие-то мгновения терялся смысл происходящего. И время течет, как река. Вроде бы большую часть пути мы давно проделали, дни все бегут, но наш путь не кончается, работа не останавливается...

ПО ВЕРТИКАЛЬНОМУ ЗАКОНУ

44-й день. Высота 5300 метров. Седловина между двух вершин. После двухдневной пурги, которую мы пережидали кто в палатке, кто в пещере, разъяснило. Начался финальный штурм. Это уже напоминало упорство маньяков. Каждый в этой связке с автомобилем представлял собой сгусток натянутых до предела нервов и звенящей от перенапряжения воли. И когда автомобиль перевалил через край вершины, пришла полная апатия. Мы обнимались, прыгали, но радости не было. Я понимал, что все – это высшая точка Европы и России, сделана работа, но из-за безмерной усталости на эмоции уже не хватало сил. По законам плоского мира этого не должно было случиться, но 44 дня мы жили в вертикальном мире, и по этим законам Эльбрус уступил нам.

Автомобиль на вершине Эльбруса, что же дальше?

 

 

 

Развязка

Теперь спуск. Далее события развивались стремительно в своей трагичности. Не удалось найти пилота соответствующего класса и вертолет, способный снять 2.5 тонны с высоты 5621 м. Чтобы запустить перемерзший двигатель, я затащил на вершину автомобильный аккамулятор - это было потяжелее, чем пудовая гиря! Итак - все на пределе - нервы и страховочные троса - мы начинаем спуск своим ходом, что в середине октября по сути оказалось сложнее, чем было в августе сюда доехать. 11 октября, приспустившись с вершины на склоне крутизной 40 градусов, мы всей толпой последний раз переночевали в машине. На следующий день шофер "профи" Николай Никульшин со словами: "Передай матери, что я ее люблю!" - попросил своего 16 летнего сына, активно участвующего все это время в проекте, выйти из машины. Он сел в машину, завел двигатель и... по предательски, из-за угла ударом в спину, стальной трос, удерживающий 2-х тонную машину рвется и махина начинает медленно перекатываясь двигаться вниз по склону, неумолимо набирая скорость, увлекая за собой надежду на благополучное возвращение.

Николай до последней минуты, давя на тормоз, пытался остановить летящий в пропасть Land Rover. В последний момент он смог лишь сам, как капитан, покинуть "тонущий корабль". Падение на несколько сот метров, удары и перевороты не оставили "живого места" на машине. Место падения напомнило нам скорее авиакатастрофу.

Реквием

Солнце идет к закату. Мне пора возвращаться вниз в тепло. Я перехватываю ком в горле и текущие на сильном ветру из обожженных солнцем глаз слезы остаются соленой горечью на губах. Все кончено! Все живы! Мы спустились, машина разбита - последнее слово всегда принадлежит Горе!

 

 

 

 

"О Солнце!

Каждый день, ухватившись за цепь лучей твоих, карабкаюсь я в небо!

Каждый вечер срываюсь и падаю в пасть заката!..."

Сергей Есенин

Итог

На Восточную вершину Эльбруса (5621 м) 13 сентября в 20.00 вместе с автомобилем поднялись 8 человек, среди которых 5 альпинистов: Константин Брусков, Александр Коваль, Александр Копылов, Андрей Леонтьев, который заменил получившего травму Василия Елагина; два водителя профессионала: Олег Богданов и Николай Никульшин и представитель фирмы "Автодом" Сергей Бабенков.

Акция заслуженно попала в Книгу рекордов Гиннеса.

 

Российская газета о Виталии Симоновиче. ФОТОГРАФИИ из экспедиции на Северный полюс!

Рубрика Особый случай: Выше гор. Российская газета о Виталии Симоновиче: 45-летний житель Одинцово взошел на вершины всех континентов.   Опубликовано 18 апреля. Текст: Игорь Елков На днях с Северного полюса вернулся человек, ... читать больше

Рубрика Особый случай: Выше гор. Российская газета о Виталии Симоновиче: 45-летний житель Одинцово взошел на вершины всех континентов.

 

Опубликовано 18 апреля. Текст: Игорь Елков

На днях с Северного полюса вернулся человек, установивший самый необычный мировой рекорд.

Виталий Симонович - единственный в мире, кто побывал (альпинисты не любят слово "покорил") на семи высочайших вершинах и семи вулканах, а также на обоих полюсах.

45-летний Симонович - непрофессиональный альпинист. В обычной жизни он занимается сугубо земными вещами: в подмосковном Одинцово у него компания по производству печей, свой кузнечный цех. Но человек очень увлекающийся. Так, в начале нулевых Виталий решил научиться пилотировать самолет - и вскоре стал чемпионом по высшему пилотажу. Потом занялся путешествиями - и за два года и два месяца стал лидером проекта "Звездная семерка" - восхождение на самые высокие вершины семи континентов, а также достиг обоих полюсов на лыжах.

В мире 300 человек выполнили программу "7 вершин". Из них 22 из России. Еще несколько десятков (включая троих россиян) поднялись на самые высокие вулканы планеты. И лишь самые отчаянные - таковых на Земле не больше 10 - покорили вершины или вулканы в сочетании с Южным и Северным полюсами. Но только один Симонович смог облазить буквально все.

Для читателей "РГ" путешественник согласился откровенно ответить на любые вопросы: как в свободное от работы время научиться летать на спортивном самолете, можно ли взять с собой маму на Монблан, пьют ли вино альпинисты? И уже где-то на полпути на Северный полюс позвонил в редакцию и категорично поставил одно-единственное условие:

- Пиши, что хочешь, но только не делай из меня героя.

Добросовестно выполняю уговор, начинаю со слов: наш герой - нисколько не герой. Так, обычный человек. Но с феноменальными способностями и упорством.

 

В небо от печки

Стать летчиком Виталий мечтал не меньше и не больше, чем обычный подросток. Обычная биография: школа, техникум, армия. Служил в ГСВГ, остался в Германии на сверхсрочную.

"У меня диплом техникума, так что положены были погоны младшего лейтенанта, - вспоминает Виталий. - Но как раз это звание тогда отменили, и стал я прапорщиком, обслуживал вертолеты".

В 1991 году войска вывели из Германии. На гражданке начинал с евроремонтов, иронизирует: "Воровать вовремя не научили, приходится работать". Затем создал компанию по производству печей. Успешен, бизнес процветает, одна из его печей стоит в резиденции премьер-министра.

Где-то в начале нулевых в разговоре со школьным другом-летчиком в шутку поинтересовался: ну когда уже на самолете покатаешь? Друг летал на МиГ-29 в группе "Стрижи". На истребителе катать штатских не принято, поэтому Виталия он отвез на другой аэродром, где ветераны-истребители создали аэроклуб "Фланкер".

Познакомился с бывшим командиром "Стрижей" Андреем Макаренко. И сразу - в небо.

"Покатали, в том числе вниз головой, - усмехается Виталий. - И я сказал: "Хочу летать!".

Обычно в небо выпускают через 30 часов теории и практики. Самым талантливым хватает 15. Виталий Симонович в самостоятельный полет на Як-18Т вылетел после 8 часов подготовки.

Наличие какого-то врожденного таланта Виталий отрицает, утверждая, что ему "просто повезло". Или списывает заслуги на гениальность учителей: "Инструктора военные, учили быстро. Сказали: сам-то чувствуешь, что готов? Ну тогда - давай! Это невероятные ощущения: разбегаешься, взлетаешь и вдруг понимаешь, что все в твоих руках, ты в кабине один. Я сделал круг, приземлился и, пока катился на основных шасси, попросил руководителя полетов: "А можно еще кружочек?!". Можно, отвечает. И я, не опуская переднего колеса, даю газу, взлетаю!..".

Вторым освоенным самолетом был Як-52. А вскоре он летал на всем, что попадало в поле зрения на аэродроме: на вертолете Ми-2, на Ан-2, на спортивных Як-55 и Су-29. Как-то увидел "Цессну-172" - на точно такой же садился на Красную площадь Руст - освоил и ее.

После полетов сидел с рюмкой чая с истребителями. Спросили: а почему на реактивном не летаешь? Непорядок. Сейчас мы тебя научим - за пару часов.

"Я говорю: в Таиланде взял машину на прокат, так два дня к правому рулю привыкал! - изумился Симонович. - Как за два часа реактивный самолет освоить?!

Оказалось - можно: вылетел на реактивном Л-39 он ровно через 108 минут обучения.

На аэродроме под Серпуховом на энтузиаста обратили внимание спортсмены. Как оказался в сборной страны по высшему пилотажу - и сам объяснить не может. К нему подошли, объяснили: "Так надо".

Надо - значит надо. Но когда занял первое место - был шок. "Все друг друга там знают, ко мне подходят, спрашивают: слушай, а ты кто?! А я не знаю, что ответить. Пилот-спортсмен? Да вроде нет. Может, из военных летчиков? Да тоже нет. Действительно - пришел какой-то парень со стороны и выиграл чемпионат страны".

Вообще-то мастерство пилотажника оттачивают десятилетиями, у именитых пилотов налет по нескольку тысяч часов. Виталий тренировался в перерывах между основной работой (изготовлением печей для барбекю и кузнечным делом), а налет у него даже сегодня не больше 250 часов. Выиграть чемпионат такой подготовкой нереально. Но если не верите, то ищите официальные данные по чемпионату России по высшему пилотажу 2004 года. Проходил на аэродроме Дракино. Черным по белому: во 2-й лиге 1-е место занял Симонович Виталий Иванович.

Правда, с пилотажем пришлось завязать. Объясняет: производство печей - работа сезонная, пик нагрузок приходится на лето. А все чемпионаты проходят тоже летом и осенью. На серьезную подготовку времени не хватает. А выступать неподготовленным - только людей смешить.

Подняться в воздух может хоть сейчас. Но летает редко: "Так, иногда, несколько раз в год, все больше друзей катаю".

 

Умный в гору


Строго говоря, горы окружали его с детства - родился на Сахалине. Но альпинизмом занялся в 42 года, то есть три года назад.

Как-то друг позвал на Эверест. У того два знакомых священника решили совершить восхождение в базовый лагерь, помолиться за души альпинистов. А раз батюшки на такое решаются - то почему бы и мирянам не испытать себя?

Но Эверест без подготовки - безрассудство. Решил начать с более простой горы. И выбрал... Килиманджаро. Почему? А потому что Африка, ну кто в детстве не читал стихи Маршака про эту гору?

На Килиманджаро познакомился с удивительным человеком - Александром Абрамовым. Математик, который стал альпинистом, организует туры в самые невероятные места планеты. "7 вершин" и "7 вулканов" - его проекты.

Путешествие было тяжелым: "Вылезли на кратер Килиманджаро уже из последних сил. Абрамов кричит: радуйтесь, поднимите руки. Никто руки поднять не смог. Я сам только через 5 минут это смог сделать. Очень тяжело".

А потом были горы и вулканы в Чили, Танзании, США, Мексике, Иране, Антарктиде, Гвинее.

Зачем это ему? Говорит, что нельзя жить одной работой, без увлечений. Иначе и работа станет неинтересной. А вершины - это не прогулки, а очень серьезные испытания. И определение своих моральных и физических пределов.

"Знаешь, в чем коварство Эвереста? - спрашивает. - Восхождение по маршруту - 200 км, и все они выше отметки 5,2 км. Твои силы на такой высоте не восстанавливаются. Поэтому на Эверест не берут новичков, там целое искусство грамотно распорядиться своими тающими силами".

Прагматизм по Симоновичу: планируя экспедицию в Антарктиду, решил: если там есть самая высокая гора, великий вулкан и Южный полюс - что же мне три раза туда лететь? Опять же перелет в Антарктиду дорогой. Предложил Абрамову: организуй экспедицию "три в одном". Абрамов изумился, но послал запрос американцам. Они месяца два не могли дать ответа, были в шоке от такой наглости. Прецедентов до этого не было. Но все смог, выдержал.

Всем ли такое по плечу?

Если грамотно подойти к подготовке и нет прямых медицинских противопоказаний - многие могут взойти (материальный аспект в расчет не берем). Преимущество за невысокими жилистыми людьми.

"Мышечная масса требует кислорода, а его-то в горах мало, - поясняет Виталий. - Но если сразу не замахиваться на Эверест, то можно. Кто-то после первого восхождения говорит: больше никогда. Кто-то - продолжает".

Есть ли предельный возраст у путешественников?

"В этом году в экспедицию хочу пригласить своего хорошего знакомого, которому 75 лет, - делится планами Виталий Симонович. - Я и свою маму брал на Монблан, которой было 64. На вершину ее не взяли, там есть опасные места, она осталась в базовом лагере. А вот на акклиматизацию на гору Брайтхорн (4164 метра) с нами вместе она залезла. А вообще восходить в горы можно всю жизнь, до последнего дня. Выбирайте лишь сложность маршрута себе по силам".

А самое главное, по его убеждению, в горы ходят хорошие люди. Им скучно просто лежать на Мальдивах: "Вы в ресторане можете познакомится с соседом, перекинуться с ним парой дежурных фраз. Но никогда не узнаете, насколько это может быть удивительный человек. Людей раскрывают только совместно пережитые трудности и победы. Лезешь в гору, падаешь, встаешь, стараешься не стать обузой - это сплачивает. Как-то в моей группе почти не оказалось москвичей. Я восхождение снимал на фотокамеру, другой на видео. Договорились встретиться, посмотреть. Потом говорю: а как же вы, только ради этого ведь не приедете в Москву? И все сказали: вот ради этого - приедем.

И что вы думаете: все до одного прилетели на один вечер из разных городов. Просто чтобы сесть, посмотреть, еще раз все пережить. Со многими я дружу".

 

От первого лица

Виталий Иванович, я покопался в опубликованных дневниках альпинистов, хочу процитировать интересные записи - а вы их прокомментируйте. Итак, отчет об одной из ваших экспедиций: "Сегодня заканчивали праздновать третий день дня рождения Симоновича". Вы же вроде там не пьете.

Виталий Симонович: Почему мы не пьем - пьем! Но, конечно, знаем меру. У меня была только одна безалкогольная экспедиция - Мак-Кинли. Настроение было такое. И кстати зря. Это была единственная экспедиция, когда я не поднялся на вершину.

Ну как идти по Аргентине и Чили и не выпить местного вина? Подчеркиваю: в рамках разумного, без излишеств. Пришли, поставили палатку, перед ужином - бокальчик красного. Да и для пищеварения полезно, и крепче спишь.


"Тела погибших иногда остаются на склонах. Некоторые служат ориентиром для альпинистов: тело индуса Цеванга Палжора, погибшего в 1996 году, отмечает высоту в 8500 метров и имеет название - "Зеленые ботинки".

Виталий Симонович: С высоты 8500 метров очень сложно эвакуировать погибших.

Злой комментарий к одному из ваших фоторепортажей: "Мне одному кажется, что это больные люди? Рваться в какое-то Кукуево, чтоб сдохнуть на высоте 8500 метров и служить ориентиром... Романтика!"

Виталий Симонович: Ну не все же могут лежать на пляжах. А потом, путешествия становятся безопаснее, технологии ушли вперед. На то, в чем ходили сто лет назад, страшно смотреть - конечно, там были постоянные обморожения. Сейчас есть куртки, в которых идешь 10 часов и не промокаешь. И даже не потеешь, через мембрану молекулы пара проходят, а молекулы воды - нет. Наконец, развиваются технологии акклиматизации, накапливается бесценный опыт восхождений.

Из песни Олега Митяева "Царица Непала": "Шапки Аннапурны, словно сахар, высились над молоком тумана...". Но не все знают, что, по статистике, при покорении этой сахарной Аннапурны из 100 альпинистов погибают 38. Или это беда только азиатских восхождений?

Виталий Симонович: За пять дней, что мы были на Монблане, погибли пять человек. А нас самих так засыпало в палатке, чуть не задохнулись. А это Европа. В горах смертность большая: где-то человек оказался неподготовлен, где-то просто несчастный случай. Ну что ж теперь, и в горы не ходить?

О веселом: "На леднике Ронгбук, что на северном склоне Эвереста, носильщики, бросив вещи, ушли".

Виталий Симонович: А такое случается. Но с непальцами проще, они более стабильны. А вот в Папуа-Новой Гвинее такое происходит регулярно. На второй-третий день бросают вещи, ставят ультиматум: хотим еще денег. Они не так давно узнали, что это такое, и вошли во вкус. Могут выставлять фантастические суммы, просто от фонаря. Хотя им уже все заплатили! Бросают вещи, оставляют тебя в джунглях.

В Непале носильщик стоит $10 в сутки, в праздник - $15. А в Южной Америке от $100 до 150. Там что-то тащим сами, лишнего не берем. Из "7 вершин" есть две экспедиции без носильщиков: Антарктида и гора Мак-Кинли в США. На полюса все тащим сами.

"Есть удивительное место, где можно побывать на Солнце и на Луне в один день!"

Виталий Симонович: Я не шучу - это две пирамиды в Мексике. А еще в Пуэбло есть самый маленький потухший вулкан в мире. Высота 13 метров, диаметр 23, последнее извержение в 1662 году. В него можно спуститься по винтовой лестнице. Я тот счастливчик, которому удалось побывать не только на 7 вулканах 7 континентов, но и внутри самого маленького.

Из дневника альпиниста: "Красота гор завораживает, манит и порой убивает".

Виталий Симонович: Да, это правда. Берегите себя. Удачи в горах и в жизни.

 

http://www.rg.ru/2014/04/18/alpinist.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Статья в интернет журнале «Твоя История»: Альпинистка Людмила Коробешко

Образ человека, идущего к горной вершине, словно аллегория предельной концентрации внимания, настойчивого следования к поставленной цели до самого ее достижения. О смелости и о том, как ставить высокие цели Людмила рассказала журналу ... читать больше

Образ человека, идущего к горной вершине, словно аллегория предельной концентрации внимания, настойчивого следования к поставленной цели до самого ее достижения. О смелости и о том, как ставить высокие цели Людмила рассказала журналу «Твоя история».

Людмила Коробешко родилась в Пятигорске, в городе, окруженном горами, вдали над которым виднеется самая высокая горная вершина России и Европы — белоснежный Эльбрус.

История альпинизма началась для Людмилы еще в детстве, с походов в горы с мамой и братом. В школе была секция туризма, в институте — альпинистский клуб… Мама, тренеры, единомышленники, муж альпинист помогали Людмиле на разных этапах: от зарождения интереса до превращения увлечения в дело всей жизни.

К настоящему времени Людмила совершила около ста восхождений, в том числе тяжелейших: например, подъем продолжительностью около двух месяцев на вершину высочайшей на Земле горы — восьмитысячника Эверест (8848 метров). Этот «путь пешком в космос» Людмила прошла дважды.

 

 

 

Людмила Коробешко:

«Один из самых достойных способов выделиться, проверить свои силы, сделать что–то ценное для себя и для других — это совершить подвиг. На мой взгляд, восхождение как раз и являет собой такую возможность.

Без воли к победе, умения терпеть и преодолевать себя в горах почти нереально что-то сделать. Горы в первую очередь воспитывают именно эти качества. В какой-то степени, они учат и скромности, смирению. В горах не важно, каков твой социальный статус, на первый план здесь выходят простые общечеловеческие ценности: готовность прийти на помощь, умение работать в команде, смирив свою гордыню и амбиции.

Для достижения смелых целей очень важна поддержка близких людей. Именно благодаря постоянной поддержке и пониманию моей мамы я смогла активно заниматься альпинизмом. А благодаря вере в меня и поддержке мужа, даже его некоторому «подталкиванию», я осуществила свое первое восхождение на Эверест. А ведь достаточно долго я и думать боялась об участии в восхождении: казалось, это за гранью моих возможностей.

Для альпиниста достичь вершины — лишь полдела.

Очень важно безаварийно спуститься. По статистике большинство несчастных случаев происходит именно на спусках, потому альпинисты празднуют восхождение и поздравляют друг друга только после успешного возвращения в базовый лагерь. Тогда же в полной мере приходит осознание успеха, победы. Для накопления опыта после спуска важно проанализировать, какие ошибки были допущены, что было сделано правильно».

Делясь своими планами, Людмила рассказывает: «Осенью исполнится моя давняя хрустальная мечта — восхождение на Ама-Даблам, шеститысячник в Гималаях. Это одна из самых красивых гор мира, при этом достаточно сложная в техническом плане. На новый год я планирую поездку в Лунные Горы (Рувензори) на пик Маргарет, это в Уганде. А весной хочу попробовать осуществить еще одну давнюю мечту — организовать экспедицию в Гренландию с посещением Исландии».

Профессиональной организацией экспедиций Людмила Коробешко занимается уже более одиннадцати лет. Людмила — горный гид клуба «7 вершин», альпинистской туристической компании, созданной ею вместе с мужем, Александром Абрамовым.

«Женщина, идущая в горы, особенно в качестве руководителя группы, должна быть максимально подготовлена технически и физически. Но демонстрировать силу, особенно физическую, перед мужчинами без надобности не стоит. Сила женщины альпиниста, на мой взгляд, как и любой другой женщины, как раз в пресловутой слабости, — считает Людмила. — Важно сделать так, чтобы почувствовать себя героем смог каждый участник восхождения».

Людмила рассказывает: «На ближайшие неделю-две в моих планах отдых (Людмила только что вернулась из поездки в Шамони, после восхождения на вершины Монте-Роза и Монблан. — «Твоя история»). Но комфорт быстро надоедает. Кроме того, именно в сложной, «некомфортной» ситуации чаще всего человек приходит к пониманию себя, своего характера, своей сути, к пониманию, что для него важно в жизни, а иногда и к ответу на вопрос, зачем он живет».

«Хотя, я все же больше люблю удовольствия, чем сложности и препятствия», — добавляет Людмила с улыбкой.

Автор: Юлия Свержова

Оригинал статьи здесь >>>>>>>

 

О проекте

Интернет журнал «Твоя История» — это журнал о современной России, возрождающий интерес к ее талантам, культуре, моде, искусству, литературе и людям.

«Твоя История» — уникальный проект.

Это ручная работа в оформлении, авторские иллюстрации, обложки, стиль и изысканность и в то же время глубокое содержание и интерактивность.

«Твоя История» создан в России на основе богатого культурного наследия и сотрудничает с лучшими художниками, философами, поэтами, писателями, путешественниками, музыкантами, иллюстраторами.

В отличие от других интернет журналов, «Твоя История» придерживается журнального формата и не политичен. Он учит интересоваться Российской культурой, являясь ее отражением.

Наши гости — люди, которые вдохновляют своим талантом, наши тексты написаны грамотным русским языком, они аутентичны и интересны.

Наши Друзья — все те, кто являются частью культуры России.

 

Фотографии, помещенные в журнале:

Автор пейзажных фотографий — Виталий Симонович.

Фотографии Людмилы из личного архива.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наши люди: Каро Овасапян. От Арарата до Эвереста

Статья в газете Новое Время. На семи высочайших пиках планеты Земля в разное время развевался армянский триколор. Мало какая страна может этим похвастаться. И уж совершенно точно можно сказать, что Армения — единственное в мире ... читать больше

Статья в газете Новое Время.

На семи высочайших пиках планеты Земля в разное время развевался армянский триколор. Мало какая страна может этим похвастаться. И уж совершенно точно можно сказать, что Армения — единственное в мире государство, чей флаг был водружен на самых высоких вершинах одним человеком. Этот человек — проживающий в Калифорнии альпинист и полярник Каро Овасапян. Кавказ, Памир, Гималаи, Альпы, Анды, Кордильеры, Элсуорт, Килиманджаро...

Каро Овасапян был везде, где есть горы выше пяти тысяч метров. А началось все с полюса. Он стал первым армянином, покорившим Южный полюс, и одним из двух армян, когда-либо бывавших на обоих полюсах. Но самым большим своим достижением считает то, что смог установить армянский флаг на вершине Арарата. Каро Овасапян жил в Иране, России, США, Канаде. Работал в Африке, Азии, Европе. Многие на его месте сочли бы вправе считать себя “гражданином планеты Земля”. Но он пользуется любым поводом показать, что он армянин. И на каждой покоренной вершине вслух читает стихи Чаренца.

 

На тренировке

 

Отец Каро работал в Тегеране барменом в американских ночных клубах. Ясно, что после исламской революции трудоустроиться по профессии ему было бы непросто. Но он успел переехать из Ирана в Армению еще до того, как свергли шаха. Каро тогда было 6 лет. Семья поселилась в Чаренцаване. Отец освоил профессию плотника. Этим же делом занялся и сын. Каро с детства профессионально занимался спортом. На это его вдохновлял дядя, который был одним из основателей тегеранского футбольного клуба “Раздан”. Дядя Манвел был ему старшим другом. Он приносил ему книжки об отважных героях и безумных приключениях. В 13 лет на день рождения Каро получил от дяди в подарок книгу о капитане Скотте, которая сыграла судьбоносную роль в жизни мальчика. “Приключения капитана Скотта вдохновляли меня на подвиги. Я думал: почему он смог, а я — нет? И я решил быть похожим на Скотта. Решил не идти коротким путем, а выбирать трудную тропу. С тех пор преодоление препятствий стало для меня смыслом жизни”, — рассказывает Каро.

Мальчик много читал. Вскоре у него появился новый кумир — Эдмунд Хиллари, новозеландский исследователь и альпинист, первым покоривший Эверест. Мечтой стало подняться на высочайшую вершину планеты. Родители и дядя увлечения мальчика поощряли. Первым шагом на пути к заветной цели стало восхождение на Арагац. Но это было не просто восхождение. Это было паломничество с целью выполнить завет деда. У деда Каро Алмаста Овасапяна был в Иране большой собственный сад. У входа была установлена вытесанная им же большая каменная плита, на которой по-армянски было написано: “Этот сад принадлежит семье Овасапянов”. Переехав в Армению, Овасапяны привезли эту плиту с собой. Дед Алмаст был бы счастлив, если б мог знать, что его внук дотащил эту тяжеленную плиту на высоту 4095 метров над уровнем моря и установил ее на вершине Арагаца. С тех пор Каро верит в себя и знает, что человек способен сделать гораздо больше, чем он сам о себе думает.

 

Антарктида не часто видит подобное

 

В 1982 году Каро Овасапян переселился в Сочи, где, несмотря на все строгости советских законов, умудрялся заниматься бизнесом. А когда “железный занавес” рухнул, он в 1989-м перебрался в США, куда раньше него переселились члены его семьи. В пригороде Лос-Анджелеса Каро основал небольшое предприятие по производству мебели. Но бизнес увлекал его куда меньше, чем альпинизм. В незнакомой стране было очень сложно искать контакты, необходимые для организации серьезных восхождений. Судьба помогла Каро. В ноябре 1996-го совершенно случайно в самолете он оказался рядом с героем книг, которыми был увлечен в юности. В годы перестройки о легендарном канадском альпинисте и полярнике Лори Декстере писали все советские газеты. Он был одним из организаторов экспедиции “Северный мост”, которая была осуществлена в 1988 году. Возглавляемая Декстером группа советских, американских и канадских полярников прошла от Сибири до Канады через весь Северный полюс. Каро и Лори подружились. Декстер пообещал вовлечь своего нового друга в полярную экспедицию. Но для начала он взялся его проверить в деле. Вместе они пробежали марафон. Затем вместе взобрались на один из высочайших пиков Калифорнии. Прошло почти четыре года, прежде чем Лори произнес слова, которых Каро от него давно ждал: “Парень, ты готов к серьезному походу. Я беру тебя на полюс”. Счастью не было предела. 10 января 2000-го в самом центре Северного полюса Каро впервые поднял флаг Армении.

Среди членов полярной экспедиции были люди, покорявшие Эверест. Они решили помочь Каро, убедившись в том, что с таким парнем смело можно идти в горы в одной упряжке. В 2001-м Овасапяна пригласили принять участие в восхождении на высочайшую вершину Южной Америки — гору Аконкагуа, что находится в Аргентине. Вскоре и на ее вершине на высоте 6962 метров над уровнем моря взвился армянский триколор. Главное — удачный старт. Предложения посыпались со всех сторон. В 2003-м Каро получил от знаменитого полярника Виктора Боярского предложение о походе на Южный полюс. Это было самое тяжелое из всех испытаний, которое довелось преодолеть Каро. “Южный полюс гораздо сложнее Северного. Там невероятный ветер и лютая стужа. Мой кумир — капитан Скотт — умер на Южном полюсе от отморожения. А я вернулся оттуда живым и здоровым”, — рассказывает Овасапян.

 

В базовом лагере Эвереста

 

Затем было множество восхождений на шеститысячники в Северной Америке и Африке. И наконец, в 2005-м дошла очередь Эвереста. Группа из представителей 8 стран начала подготовку к штурму горы. Экспедиция продлилась почти два месяца. Проблемы и приключения начались с первых же дней. В Непале группа подверглась нападению одной из радикальных маоистских группировок, выступающих за независимость Тибета. В результате один из альпинистов получил огнестрельное ранение и не смог продолжить поход. Беды продолжали преследовать членов экспедиции. Один из них умер в горах от кислородного голодания, другой потерял зрение, третий отморозил ногу. Из 21 человека лишь пятеро дошли до вершины. Первым из них был Каро Овасапян. 30 мая 2005 года армянский флаг засиял на солнце, отражаясь во льдах высочайшего пика планеты.

“Мне не раз доводилось ощущать, что смерть преследует меня. Я смотрел смерти в глаза и видел, как она забирает лучших друзей”, — рассказывает Каро. Неожиданно рассказ обрывается. На глазах этого мужественного человека проступают слезы. Такая слеза многого стоит... Каро потерял в горах троих друзей. Одного — на Тибете, второго — на Аляске, третьего — в горах Калифорнии. “Когда смерть ломает друзей, хочется отомстить ей. И ты чувствуешь себя отомщенным, когда тебе удается дойти до вершины. Если кто-то говорит, что он покорил вершину, он себе льстит и глубоко ошибается. На гору можно взобраться, но это не будет означать, что ты ее покорил. На самом деле это она тебя покорила. Укротить Эверест невозможно. Но можно укротить смерть”, — говорит Каро.

На Эвересте до Каро было двое армян. Первый — Игорь Халатян из Нью-Йорка. Второй — Лева Саркисов из Тбилиси, который вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самый взрослый альпинист, покоривший Эверест. С ними обоими Овасапян лично не знаком. Они посредством общих знакомых часто передают друг другу приветы и жаждут встретиться.

 

Папуа Новая Гвинея

 

“Я с детства мечтал побывать на вершине Эвереста, — рассказывает Овасапян. — Но однажды мой дядя Манвел сказал: “Хорошо, что ты мечтаешь об Эвересте. Но даже если тебе это удастся, ты не сможешь считать себя счастливым до тех пор, пока твоя нога не ступит на вершину Арарата. Вот о чем нужно мечтать”. После этого восхождение на библейскую гору стало для меня целью номер один”. 6 сентября 2006 года цель была достигнута. Каро стоял на вершине Большого Арарата с армянским флагом в руках. Восхождение на Арарат для профессионального альпиниста дело несложное. Но не для Овасапяна. Дело в том, что турецкие власти, осведомленные о том, что на всех вершинах Каро устанавливает флаг Армении, на все его обращения с просьбой разрешить восхождение отвечали отказом. После четырех таких отказов он уже был готов начать несанкционированный поход на Арарат. Но его друг, знаменитый альпинист Владимир Шатаев, каким-то образом сумел пробить для него санкцию.

После того как американские газеты опубликовали фотографию Овасапяна, стоящего на вершине Масиса с армянским флагом, турецкие власти еще больше ужесточили порядок предоставления разрешения на восхождение.

Альпинистские походы — удовольствие не дешевое. Если подсчитать, сколько денег было затрачено на организацию восхождений и походов на полюса, то получится сумма, близкая к 500 тысячам долларов. Значительную часть этих денег Каро заработал сам. Другую часть помогли собрать его многочисленные друзья. Не так давно Каро женился. У него растет сын. Семейные заботы заставляют его быть более степенным. Но, несмотря ни на что, он готовится к новому походу. Собирается за полтора месяца пройти на лыжах всю Гренландию — с востока на запад.

 

На высшей точке Антарктиды

 

Каро — единственный армянин, побывавший на семи самых высоких пиках планеты. Флаг, поднятый им на всех этих вершинах, он хранит как самую дорогую реликвию. Овасапян выразил готовность подарить его Армении, но, как ни странно, наше посольство в США никак на это не отреагировало. А ведь подобный экспонат в Музее истории Армении мог бы о многом рассказать. Есть у Каро мечта. Он мечтает о том, чтобы если не он сам, то его сын когда-нибудь вновь поднял бы этот флаг на вершину Арарата и чтобы он остался там установленным навсегда.

Артем Ерканян

http://www.nv.am/mir-i-mi/24263-ot-ararata-do-everesta