+7 495 642-88-66

Чо-Ойю - представление вершины и история восхождений

Чо-Ойю - вершина выше 8000 метров (8201 метров по официальной версии), расположенная в непосредственной близости (около 30 км) от Эвереста, в хребте, который играет роль государственной границы Китая и Непала. В настоящее время признается ... читать больше

Чо-Ойю - вершина выше 8000 метров (8201 метров по официальной версии), расположенная в непосредственной близости (около 30 км) от Эвереста, в хребте, который играет роль государственной границы Китая и Непала. Координаты : 28°06′ с. ш. 86°39′ в. д.. В настоящее время признается шестой по высоте вершиной мира.

 

Клуб 7 Вершин планирует проведение экспедиции на эту вершину осенью 2021 года. 

 

 

Чо-Ойю, в последнее время, зарекомендовал себя, как относительно легкий восьмитысячник. Конечно, так говорить о высочайших вершинах опасно, точнее, опасно так считать. Каждый восходитель должен помнить, что гора не простит ему легкого отношения, что в любой момент в таких высоких горах ситуация из благоприятной может превратиться в критическую. Тем не менее, Чо-Ойю сейчас рассматривают, как тренировочный и учебный выход, перед восхождением на Эверест. Впервые покоренный легкой экспедицией в 1954 году (к истории вернемся позже), Чо-Ойю, тем не менее, долго оставался одним из самых редко посещаемых и смертоносных востмитысячников. За первые пять экспедициях вершины достигли 5 альпинистов, а погибли – семь. Более жестокой была только Нанга-Парбат. Однако в восьмидесятые годы ситуация изменилась и сейчас шестая по высоте вершина мира стала объектом массового альпинизма, доступной для альпинистов не самой высокой квалификации. В значительной мере это было связано с изменениями в политике Китая, с территории которого, как правило, совершаются восхождения.

Действительно, технические сложности на маршруте незначительны, при обработке пути шерпами, сложность представляет только штурмовой выход. К тому же, Чо-Ойю самый удобный восьмитысячник с точки зрения обеспечения экспедиции. Джипы и грузовики сейчас поднимаются практически до базового лагеря, что позволяет организовывать и сворачивать экспедиции в сжатые сроки. Стандартные экспедиции сейчас проводятся за 6-7 недель.

В районе вершины находится перевал Нангпа-Ла, достаточно высокий – 5716 метров, но технически не сложный. Через него исторически проходит караванный путь, соединяющий Тибет и долину Кхумбу, где живет народность шерпы. Собственно через него шерпы, которые являются фактически тибетцами, заселили эту долину.

Вершина Чо-Ойю была идентифицирована еще английскими топографами XIX века, однако впервые обследована и описана во время первой английской экспедиции на Эверест в 1921 году. В начале 50-х когда Непал открыл границы и первую попытку восхождения предприняли англичане в 1952 году. В 1954-м первовосходителями стали австрийцы Херберт Тихи и Йозеф Йохлер вместе с шерпом Пасанг Дава Ламой.

В западной варианте название пишется без дефисов, однако у нас переводчики, почему-то этот дефис применили, так что в русском языке практически все и всегда пишут Чо-Ойю.

Книга первого восходителя на вершину Херберта Тихи называется «Чо Ойю – милость богов». Многие считают, что так действительно расшифровывается это название. Но это не совсем так. Хотя похоже, что, как и в случае с Чомолунгмой, речь идет действительно о богах. Об этом свидетельствует корень «чо». Однако однозначного продолжения перевода нет, существуют несколько вариантов. И каждый может придумать еще и свой. мне кажется, что это начало молитвы англичанина, принявшего буддизм «Боже, О ты …. Или .. О Вы ! – YOU…

Существуют много версий происхождения названия вершины. Самая распространенная не кажется очень убедительной.

Wiki.risk.ru:
Чо-Ойю — происхождение названия до сих пор является довольно таки спорным вопросом. По одним данным это тибетское сокращение от «Чомо-Иу», что означает «Чомо» – богиня, «Иу» – бирюза (Г. О. Диренфурт), по другим «Чо-и-у» означает «голова бога», или божья голова. «Чо» – бог, «у» – голова, «и» указывает на родительный падеж (Генрих Харрер). Чо-Ойю — Милость богов. На топографических картах Индии эта вершина обозначалась то отметкой Т45, то отметкой М1.

Другая версия.

 


 
Высота вершины долгое время определялась в 8153 метра. Что ставило ее на восьмую позицию. Однако в середине восьмидесятых неожиданно для всех был опубликован список новых высот гималайских вершин. Высота Чо-Ойю выросла до 8201 м, что сделало ее шестой вершиной мира, после Эвереста, К2, Канченджанга, Макалу, Лхоцзе…

На Чо-Ойю едут практически равномерно весной и осенью. В предмуссонный сезон (апрель – май) благоприятными факторами являются длинный день и постоянное повышение температуры. Однако сроки возможного восхождения ограничены приходом муссона, и в целом погода менее стабильна, с резкими колебаниями по дням и даже в течение суток. Осенью погода более стабильна, однако с каждым днем становится холоднее и темнее. Зато можно спокойно относиться к периодам непогоды, ждать можно долго – до следующего муссона еще много времени.

Заезд.

 

В настоящее время заезд на классический маршрут осуществляется через Тибет. Первые экспедиции следовали с юга, по долине Кхумбу и через перевал. Практически все начинают свое путешествие из Катманду, хотя бы потому, что обслуживание осуществляется непальскими фирмами. Для участников экспедиции, предпочтительный вариант - перелет в Лхасу, где их ждут интересные экскурсии и пара ночей в гостинице. А затем длительное путешествие на джипах по долинам и перевалам Тибета. Караван с грузом и, как правило, с руководителем и частью группы, следует в Тибет из Непала по стандартной дороге через "мост дружбы" и городок Джангму (2400м) на китайской территории.

Следующий переезд - до городка Ниалам на высоте 3800 метров. Здесь, чтобы соблюсти постепенность акклиматизации, советуют ночевать дважды. Следующий переезд, в поселок Тингри проходит через обширное перевальное (перевал Лалунг Ла – 5050 м) плато, с которого открывается эпический вид на Эверест, Макалу, Шиша-Пангму, Чо-Ойю и другие гималайские гиганты. Также обычно посещается монастырь Миларепа, расположенный у пещеры, которая почитается священной.


Тингри - небольшой, неуютный поселок в старом стиле. Основная гостиница, ее используют не только туристы, но и местные жители. На следующий день, по тяжелой дороге джипы поднимают альпинистов и персонам в так называемый китайский базовый лагерь, на высоту 4800 м. Это прямо возле языка ледника. Представляет собой достаточно открытое ветрам место, травянистое поле с видом на вершину Чо- Ойю. Недалеко, в заброшенном тибетском селении Кетрак находится пограничная застава, бойцы которой в 2006 году "прославились" на весь мир, расстреляв колону тибетцев, пытавшихся пройти через перевал.

 

 

Чо-Ойю с северо-востока

 


 
Чо-Ойю с северо-запада

 


Чо-Ойю с юга 

 

 


Чо-Ойю с юго-запада 

  

 


Фрагмент карты 

       


Схема маршрутов 

 


Современный имидж представляет Чо Ойю, как самый легкий и самый популярный восьмитысячник. Однако следует помнить, что история покорения этой горы полна как героических, так и трагических страниц. За первые пять попыток восхождения вершины достигли 5 или 7 альпинистов, а 6 человек погибли. А до середины 80-х годов это был едва ли не самый редкопосещаемый восьмитысячник. Но здесь причины были чисто политические. 


Открытие и имя.

Из книги первовосходителя Х. Тихи: «Происхождение названия «Чо-Ойю» до сих пор точно не известно. Профессор Г. О. Диренфурт расшифровывает его так: «Чо-Ойю» – тибетское сокращение в обиходе от «Чомо-Иу», что означает «Чомо» – богиня, «Иу» – бирюза. Так как цвет бирюзы у населения Тибета основной цвет украшений, а вечернее сине-зеленое освещение Чо-Ойю сходно с цветом этого полудрагоценного камня, то такое объяснение названия, очевидно, правильное.

В Намче-Базаре мы попросили одного священника объяснить нам название вершины. Он ответил: «большая голова», или «мощная голова». Это тоже звучит довольно логично. Хайнрих Харрер, проживший в Тибете семь лет, дал мне несколько другое объяснение названия Чо-Ойю: «Чо-и-у» означает «голова бога», или божья голова. «Чо» – бог, «у» – голова, «и» указывает на родительный падеж. В разговорной речи эти три слога звучат именно так, как мы всегда слышали – Чо-Ойю.
Ясно, что название Чо-Ойю – тибетское. С севера эта вершина, очевидно, видна издалека, а с юга, со стороны Непала, она закрыта другими вершинами. Из этого можно заключить, что название ей дали жители Тибета».

1921

Во время первой, разведывательной экспедиции на Эверест Чо-Ойю была первый раз рассмотрена западными альпинистами. Это была, прежде всего, идентификация вершины. Альпинисты посмотрели на нее с северо-востока и не нашли там перспектив для восхождения, а затем поднялись по леднику Гианбраг (Кветрак) до перевала Нангпа-Ла, где увидели будущий маршрут первовосходителей.

1951 год

Непал открыл свои горы для альпинистов, в то время как нестабильная обстановка в Китае и Тибете полностью исключила возможность продолжения изучения Гималаев с северной стороны. В рамках подготовки эвеорестовской экспедиции, англичанин Мюррей возглавляет группу разведки, северо-западный склон Чо-Ойю был признан перспективным для восхождения.

Английская экспедиция 1952 года.

Так получилось, что на этой вершине в значительной мере потерял свою репутацию знаменитый альпинист и путешественник англичанин Эрик Шиптон. Целью экспедиции, которой он руководил, было изучение района Чо-Ойю, возможное восхождение и подготовка к штурму Эвереста в 1953 году. Состав команды был довольно сильный, однако с самого начала ощущалась двойственность позиции руководства. С одной стороны, неплохо бы взойти, с другой – главное это подготовиться к следующему году. Смущало и то, что путь подъема проходит по тибетской стороне, контролируемой китайцами. Шиптон не решился из-за этого на организацию большого каравана. В результате, эта проявленная им нерешительность была замечена Эверестовским комитетом (на ряду с другими факторами, конечно) и на место руководителя главной экспедиции был приглашен профессиональный военный Джон Хант.

Команда Шиптона на Чо-Ойю была остановлена «ледовым барьером», небольшим ледопадом в средней части маршрута. Трудность его прохождения была альпинистами завышена.

Эрик Шиптон

 

 

 

Из книги Х. Тихи:
Шиптон об этом писал: «Но на высоте 2250 футов они (т. е. Хиллари, Лоу, Эванс, Бурдиллон, Грегори и Секорд) натолкнулись на гигантский барьер ледопадов, окружающий вершину.
…Нам было ясно, что для преодоления этого препятствия и для прокладки маршрута потребуется минимум недели две. Это вызовет необходимость доставки большого количества продуктов питания и снаряжения, что не входило в планы экспедиции с самого начала. Таким образом, мы против своего желания вынуждены, были отказаться от попытки восхождения на Чо-Ойю".

Пасанг Дава Лама в 1954 году прошел ледопад первым, меньше чем за час.

 


 

1954 год

Херберт Тихи (1912 – 1987)

Австрийский геолог, так увлекся горами и путешествиями, что стал сначала писателем, потом альпинистом. Как писатель он достиг многого, одного из самых больших в стране тиражей выпущенной литературы в ХХ веке. Но главный свой подвиг случился с ним в сфере, в которой был менее компетентен, по сравнению c двумя предыдущими. Имя его известно, прежде всего, как альпиниста и первого восходителя на шестую по высоте вершину мира, Чо-Ойю. Не прояви он в день штурма просто невероятного мужества (на границе с безумием), наверняка бы рейтинг его памяти был меньшим. Дело в том, что в первый высотный выход команда попала в непогоду, буран валил палатки и Тихи получил серьезные обморожения рук. Тем не менее, через две недели он решился на новую попытку восхождения. Тихи шел на вершину с забинтованными руками, которыми не мог держать веревку !

Руки Тихи были забинтованы, он был в беспомощном состоянии




 
Х.Тихи: «Я считался, так сказать, руководителем экспедиции. Но наша экспедиция не имела строгого армейского режима, обычно принятого в гималайских экспедициях, и если нужно было что-нибудь решать, мы обычно садились все вместе и обсуждали положение. В большинстве случаев большой опыт Пасанга был решающим. Надеюсь, никто из нас не чувствовал, что я являюсь «руководителем экспедиции».

Х.Тихи о партнере по восхождению Йозефе Йохлере (1923 – 1994)
«Зепп Йохлер из Ландека был в нашей экспедиции специалистом по альпинизму. В свое время он вместе с Германом Булем прошел в сложных условиях северную стену Эйгера и с Эрнестом Сенном – северную стену Маттерхорна. Зепп – один из сильнейших альпинистов нашего времени, тем не менее, как мне кажется, его технический опыт имел для нашей экспедиции меньшее значение, чем его хорошие личные качества. Он был и остается моим большим другом».

 



Пасанг Дава Лама (1912 - 1982) – главный герой первого восхождения на Чо-Ойю. Еще в довоенное время Пасанг принял участие в первых высокогорных экспедициях и зарекомендовал себя как выносливый и умелый альпинист. Вместе с Фрицем Висснером он был очень близок к достижению вершины К2. Но американский немец, будучи искусным скалолазом, испугался ледового навеса и решающий выход решил провести не через "бутылочное горло", а по скалам слева. Это закономерно привело к неудаче.



Маршрут восхождения 1954 года

 


 
А в 1958 году Пасанг Дава Лама фактически возглавлял индийскую экспедицию на Чо-Ойю (формальным руководителем был Кеки Буншах). На вершину Пасанг поднялся 15 мая в компании другого шерпа Сонама Гиацо (Гиальцена), будущего лидера индийских экспедиций на Эверест в 60-е годы. Это было первое восхождение на восьмитысячник чисто шерпской компании. С начала 50-е годов Пасанг принял участие в четырех экспедициях на Дхаулагири в качестве сирдара. Но так получилось, что первая же попытка без его участия, в 1960 году, закончилась успехом.

В экспедиции 1954 года Пасанг Дава Лама (имя свидетельствует о том, что его обладатель имеет религиозный сан) был инициатором, обеспечил логистику, шел сложные места первым и первым забежал на вершину. Да, именно ламе Пасангу принадлежала идея восхождения на Чо-Ойю и это непалец сумел убедить австрийского ученого рискнуть ради "высокой горы". Пасанг определял направление подъема и проходил первым все сложные участки, при этом сохраняя контроль и управление командой шерпов. Ну а его марш-бросок из Намче-Базара, куда он направился за пополнением продуктов через перевалы и выход с ходу на вершину - это подвиг, одно из удивительнейших свершений в истории Гималаев.

 

Вообще, книга у Херберта Тихи получилась отличной, я получил большое удовольствие, перечитав ее.


« Перед нами все еще был подъем без особых трудностей, кроме нашей усталости. Мы шли почти без отдыха восемь часов и шли все медленнее. Наконец, склон стал более пологим и обзор шире.
Вдруг подъем прекратился, простор стал неограниченным, над нами небо, а вокруг нас бесконечные цепи Гималайских гор. Мы на вершине.
Пазанг шел нам навстречу. Его ледоруб был воткнут в снег, и привязанные к нему флаги Непала, Австрии и Индии развевались на ветру. В принципе я не являюсь сторонником флагов, но при виде флага своей родины и флагов этих двух стран, которые я очень люблю и которым я так многим обязан, я не мог удержать слез. Было три часа дня 19 октября 1954 г.
Пасанг обнял меня. Слезы текли из его глаз, и ветер уносил их маленькими кристалликами в бесконечное пространство. Для него покорение вершины имеет большее значение, чем для нас. В течение двадцати лет он был «сирдар» и стремился подняться на «очень высокую гору». На К2 и на Дхаулагири он был близок к выполнению своего заветного желания, но счастье было против него. Сегодня, наконец, исполнилось самое страстное желание в его жизни. От счастья он не мог говорить и только в слезах повторял: «Вершина, сагиб, вершина».

Херберт Тихи и Пасанг неоднократно встречались по окончании экспедиции, в том числе в Австрии. Шерп долгое время работал в Дарджилинге, а потом перебрался в окрестности Катманду. Последний раз в 1982 году в Непале, ветераны встречались незадолго до смерти прославленного проводника. Они целую ночь провели вместе, расположившись на открытом воздухе и предавшись сентиментальным воспоминаниям.

 

 

Трагическое начало женского гималаизма

Клод Труайе-Коган (1919 г.р.) выросла в Париже. Во время одного из первых выездов в горы, она познакомилась с веселым и обаятельным южанином, жителем Ниццы Жоржем Коганом. Где-то идет война, а молодые влюбленные создают своё семейное счастье. Клод переезжает на Лазурный берег, супруги вместе работают по разработке и продаже модной одежды, открывают бутик на престижной набережной южного города. И вместе ходят в горы. Жорж был одним из сильнейших альпинистов своего поколения. В первые послевоенные годы супруги в одной связке проходят несколько сложных маршрутов.

Команда Альпамайо, Клод в середине, Жорж - второй справа

 

 

  В начале 1951 года они вместе участвуют в экспедиции в Перуанские Альпы, где в составе команды совершают первое восхождение на одну из самых красивых гор мира - Альпамайо (6120м). Всё было как странная, нереально красивая сказка. Вершина была непохожа ни на что, километровый по высоте снежный желоб, огромные ажурные снежные карнизы по бокам, абсолютная симметрия и гармония. Практически всё белое, переходящее в голубое небо. Это было наибольшее счастье в жизни, которая, казалось, только начинается…..


 Беда пришла совершенно неожиданно. В декабре 34-летний Жорж совершенно внезапно умирает от желудочного кровотечения. Удивительно, но после этого, альпинизм становится главным делом Клод. 1952 г она восходит на Невадо Салькантай (6320м) в Перу. Осенью 1954 г организует первую свою экспедицию в Гималаи, которую приглашает руководить знаменитого швейцарского гида Раймона Ламбера. Экспедиция имеет громкую прессу, Клод становится очень популярной в средствах массовой информации. «Миниатюрная женщина, бросающая вызов грандиозным горам» - такого еще не было.

 Сначала планировали взойти на семитысячник с громким именем Гауризанкар, однако легкого маршрута к этой горе не нашли. Часть людей вернулась в Европу, а Клод и Раймон по ходу дела решают идти на Чо Ойю (8153м), непокоренный к тому времени восьмитысячник. Но на нем уже работает небольшая экспедиция австрийского геолога Херберта Тихи. Увы, австрийцы и шерп Пасанг не согласились на сотрудничество, пришлось стать в очередь. Два австрийца и знаменитый сирдар успешно достигают вершины. Уже 20 октября, условия становятся слишком тяжелыми. Тем не менее, Коган Коган и Раймон Ламбер выходят на восхождение. Однако, в решающий день, 29 октября сильный ветер срывает их попытку пробиться к вершине на высоте 7740 м. При этом француженка устанавливает абсолютный рекорд для женщин на то время. В следующем году, вдвоем с Ламбером Клод совершает первое восхождение на другую гималайскую вершину Ганеш 7429м. Затем были экспедиции в Гренландию и Перу, поездка на Кавказ (Безенги – Эльбрус) и т.д... Коган стала едва ли не самой популярной личностью в мировом альпинизме. Вот она выступает с лекциями в Англии, с трибуны раздается призыв собрать чисто женскую команду и доказать, что они способны. На сенсацию, раздуваемую газетами откликаются спонсоры, поддержавших первую международную женскую гималайскую экспедицию.

 

В экспедиции принимали участие дочери Тенцинга Норгея


Итак, в 1959 году 40-летняя Коган возвращается в Гималаи, на Чо-Ойю в качестве руководителя женской гималайской экспедиции. 12 женщин (9 из Европы и 3 из Непала) и шерпы-мужчины работают под ее командой. 1 октября Клод Коган вместе с бельгийкой, горнолыжницей Клодин ван дер Стратен и шерпом Анг Норбу ушли на решающий штурм. Они стали на ночевку в лагере 4 на высоте 7100 метров. На следующий день началась сильная непогода. Когда 5 октября прояснилось, можно было увидеть в бинокль, что лагерь 4 укрыт следом мощной лавины. И больше ничего.

Посланные наверх двое шерпов сами попадают в лавину, один из них гибнет. Чо-Ойю жестоким образом останавливает, или точнее, затормаживает развитие женского гималаизма.

 

Знаменитое фото: Ламбер и Тенцинг у подножья Эвереста 


Пару слов о Раймоне Ламбере (1914 – 1997). Один из лучших молодых альпинистов 30-х, уроженец Женевы, работал горным гидом. В 1938 году в результате эпической трехдневной борьбы за жизнь, один из группы остался в живых в буре на Монблане. В результате – ампутация всех пальцев на ногах и большей части на руках. Инвалид - не очень подходящее слово для этого человека огромной силы и энергии. В 50-е годы Ламбер является одним из самых активных альпинистов высотников и едва не становится в 1952 году первым восходителем на Эверест. Далее следуют экспедиции с Коган. После неудачи в 1959 году на высоком каракорумском семитысячнике Дистагил Саре швейцарец уходит из экспедиционного альпинизма, женится и меняет профессию. Он становится летчиком, в 45 лет! Как тут не вспомнить Визбора «Уж поздно стать пилотом». В течение более чем 25 лет инвалид Ламбер профессионально летает над Альпами на легких самолетах, специализируясь на посадках в отдаленных и труднодоступных местах.. На пенсию он выходит в возрасте 73 года. Один из сыновей, Ив Ламбер поднялся на Эверест в 2002 году, в честь 50-летия экспедиции, в которой прославился его отец...

 

1 - Выход словенского маршрута
2 - "Свободный Тибет" Оскара Кадиака
3 - Маршрут Тихи - Пасанга 1954
4 - Польский гребень
5 - Выход маршрута Ямамонои

  

 
Немецкая, попытка 1964 года.

В 1964 году немецкая экспедиция запланировала подъем на Чо-Ойю частично по новому пути и на лыжах. Конкретно о маршруте сейчас не вспоминают, в истории акция осталась известна своей трагедией и неподтвержденным восхождением. Участники команды были достаточно амбициозными, не взяли с собой искусственного кислорода, количество высотных носильщиков было минимальным. 25 апреля команда из трех альпинистов и одного шерпа вышла на восхождение из лагеря на высоте 7200 метров. Где-то в районе «желтого пояса» Г. Хубер и врач А. Турмайер решили повернуть назад. А Фридрих (Фриц) Штамбергер с шерпом Пху Дорджи продолжили восхождение. Потом они утверждали, что достигли вершины. Однако им не поверили, так как в доказательство была предъявлена непонятная фотография с вершины. Лыжная палка была воткнута в склон крутизной градусов 20, чего не могло быть на плоской вершине. Непонятным осталось, с какой высоты начал спуск на лыжах Штамбергер, возможно это был первый спуск с восьмитысячника на лыжах. Хотя в любом случае, немец спускался не по всему маршруту.

Далее события разворачивались следующим, трагическим образом. Хубер и Турмайер приняли решение ждать погоды для второй попытки, а Штамбергер остался с ними в лагере 7200м. Однако условия становились всё хуже и через пару дней ситуация стала критической. Кончилось топливо и силы стали покидать альпинистов. Тогда Штамбергер уходит (уезжает на лыжах) вниз за помощью. Однако сил для проведения спасработ было недостаточно. 5 мая, когда спасателям удалось собрать достаточно сил Хубер был уже мертв, а Турмайер скончался в ходе транспортировки.

Фигура Штамбергера в русскоязычной литературе пока ограничена книгами Павла Рототаева. В начале 60-х годов молодой немецкий горнолыжник и альпинист переезжает в США, работать инструктором в Аспен. А в 1962 году едет в одиночку в экспедицию на высшую вершину Гиндукуша Тирич-Мир (7706 м), гору ставшую «горой его судьбы». Попытка пройти новый маршрут заканчивается попаданием в лавину, и удивительным спасением. Штамбергер чудом добирается до лагеря другой экспедиции, где ему оказывают помощь. Следующей экспедицией была Чо-Ойю, которая принесла ему совершенно незаслуженный отрицательный имидж. Достаточно сказать, что Гюнтер Диренфурт, в своей многотысячными тиражами вышедшей книге, назвал это «позором немецкого альпинизма». Что говорить уже об обычных журналах и газетах, в чем его только не обвиняли.

 


Между тем, для горнолыжного мира Колорадо Фриц Штамбергер до сих пор остается легендой, и его называют жизненным примером практически все экстремальные лыжники Аспена. Те, кто его знал и видел. Во второй половине 60-х и начале 70-х Фрица знали здесь все. Это был настоящий супермен: высокий, красивый, невероятно физически сильный и уверенный в себе. Он вел аскетический образ жизни и тренировался с удивлявшей всех твердостью. Зимой он ежедневно, в любой лютый мороз выходил с утра на ски-туре, никогда не одевая перчаток. Это был его фирменный знак, держать в голых руках снежные комья. Фриц готовился к гималайским вершинам, к реваншу. А в Колорадо тех лет, ему не было равных. Штамбергер вызывал настоящий шок своими невероятными спусками на лыжах с вершин, он проходил соло стены и затем съезжал с них.

В 1972 году Фриц возвращается в Гиндукуш, на Тирич-Мир. Восхождение на этот раз в двойке не удается. Непогода и лавинная опасность заставляют повернуть. Вскоре в жизни его совершается переворот, весной 1974 года Штамбергер женится на 32-летней бывшей модели Плэйбоя, а в то время популярной телеведущей Janice Pennington. Осенью же Фриц возглавляет международную экспедицию на южную стену Макалу. На тот момент это была едва ли не самая престижная цель в Гималаях. После неудач югославской команды и особенно сорвавшейся зимней попытки команды В.Найрица, в которой был Р.Месснер.

По-видимому, выдающимся организатором Штамбергер не был. Обеспечить слаженную работу экспедиции он не смог. К моменту решающего штурма, работать могут только двое – сам руководитель и югослав Матия Малежич. Их штурмовой выход срывается на высоте 8100 метров.

А летом 1975 года Фриц Штамбергер уезжает один на Тирич-Мир. И исчезает без всяких следов. Жена предпринимает какие-то усилия по розыску, но всё напрасно. Что с ним произошло, остается загадкой.

Между тем, в соавторстве со своим новым мужем, уже в 90-е годы Пеннингтон выпускает книгу о Штамбергере под названием «Husband, Lover, Spy: A True Story». В ней утверждается, что Фриц был профессиональным разведчиком, работавшим на ЦРУ и не только на них. Что авторы книги посетили СССР и получили в КГБ информацию о том, что Штамбергер выполнял секретную миссию, и что он был убит и похоронен в Афганистане. А вовсе не погиб на восхождении.


Прикрытая гора.

Географическое положение Чо-Ойю на границе Непала и Китая долгое время сдерживало освоение этого массива. В традиционном варианте маршрута Тихи подход осуществляется по долине Кхумбу (сейчас на джипах заезжают из Тибета), затем через перевал Нангпа-Ла альпинисты и сопровождающие проходили в базовый лагерь уже на территории Тибета. И весь маршрут фактически проходил по территории Китая. Несколько скандалов с нелегальным переходом границы альпинистами в 60-е годы (на Эвересте и в других местах), привел к закрытию района и горы для восхождений до начала 80-х годов. На другие маршруты также не выдавали разрешений, мотивируя возможными спусками в Китай, в случае острой необходимости.

 

 Снизу склон выглядит чрезмерно опасным

    


В 1978 году команда австрийских и немецких альпинистов из пяти человек решилась на нелегальный штурм Чо-Ойю с непальской стороны. Участники экспедиции тщательно продумали план своей авантюры. Были куплены пермиты на треккинг, в течение пары недель тайным образом производилсь заброска снаряжения и установка нижних лагерей. Дальше штурм проходил в альпийском стиле, не было ни шерпов, ни искусственного кислорода. Но было много снега, который остановил троих из пятерки. Лишь самые решительные и сильные австрийцы Эди Коблмюллер и Алоиз Фуртнер добрались до вершины, под вечер, в 17 часов. Спуск естественно был эпическим, сначала они почти случайно нашли в темноте спусковую веревку и палатку. Затем начался сильный снегопад, и вся группа пробивалась вниз среди потока лавин.

 Маршрут они прошли выдающийся, но вместо заслуженной славы получили многолетний запрет на въезд от непальских властей. Эди создал позже свою турфирму, одну из первых в коммерческом альпинизме, привозил туристов к нам на Эльбрус, и в другие регионы. Весной 2015 года он замерз на склонах Казбека, пытаясь спасти одну из своих клиенток.

 



Слева - направо: Польский зимний маршрут 1985 г; Маршрут Коблмюллера; Российский маршрут 1991 года...

 

 

1979 год принес новый скандал. Житель Германии иранского происхождения Миша Салеки объявил о соловосхождении на вершину (второе соло в истории восьмитысячников, после Месснера на Нанга-Парбат). Немецкая альпинистская общественность ему не поверила, но серьезных доказательных аргументов не оказалось у обеих сторон. Позже иранец пробовал пройти соло Западный гребень Эвереста, но там его тоже никто не видел.

 



Открытие новых путей.

В начале 80-х интерес альпинистов привлекла центральная часть Южной стены Чо-Ойю. Осенью 1982 года ее начала штурмовать австрийская экспедиция под руководством Вольфганга Найрица. Однако уже в самом начале, на высоте 6100 метров в промежуточном лагере под ледовым обвалом погиб известный  альпинист, первый из немцев на Эвересте и замечательный фотограф Райнхард Карл. 

 

 

А руководитель получил тяжелые травмы (перелом ноги) и был героическими усилиями спущен вниз.

 

Зимой 82/83 первую попытку чисто зимнего восхождения на восьмитысячник предпринял Райнхольд Месснер.  Вообще, первыми зимой были поляки на Эвересте. Но было два "но": они не вложились в сроки официально определенного для непальской зимы (до 15 февраля) и шли с кислородом. Затем японцы взошли в первых числах декабря на Дхаулагири, однако все промежуточные лагеря и перильные веревки они разместили еще в ноябре.

Месснер собрал небольшую, но очень сильную компанию, в которой был, например, Войтек Куртыка. Был приглашен также молодой тогда Ханс Каммерландер. На ближайшие три года, вплоть до завершения Месснером эпопеи 14 восьмитысячников, они стали постоянными партнерами (6 совместных восхождений). В 1983-м, преодолев технические сложности, альпинисты благоразумно решили отступить с высоты 7800 м из-за высокой лавинной опасности. Собственно поводом для поворота стал ледовый обвал, когда смертоносные глыбы пронеслись в сантиметрах, от стоявшего на самостраховке Месснера.

 


Весной Месснер и Каммерландер вернулись на Чо-Ойю вместе с немцем Михаэлем Дахером. Это была  сильная компания, совершившая очень быстрый подъем. На вершине они были 5 мая 1983 года, всего через три дня после установки лагеря под перевалом Нангпа-Ла...  Без всяких акклиматизационных выходов. И по частично новомц маршруту, который можно назвать "вариантом Месснера".

 

Зимой 1983/84 года на маршрут по центру Южной стены вышла сильная команда югославов (читай, словенцев). Были провешены перила, проставлены лагеря. Однако длительная непогода сорвала их выход.

Фото лагеря 1 на класической маршруте, справа - польский гребень, между ними маршруты Месснера и Хабелера

 

 

 

1984.

 Одной из самых напористых "феминисток" в Гималаях была американка чешского происхождения Вера Комаркова. Ее восточно-европейское происхождение было преимуществом, так лучшие альпинистки 70-80-х годов были родом из Польши или Чехословакии. Весной 1984 году она совершила первое женское восхождение на Чо-Ойю вместе с чешской альпинисткой Диной Штербовой и двумя шерпами, одним из которых был знаменитый впоследствии Анг Рита. Маршрут ими был обозначен как вариант  Месснера, то есть где-то правее классического.

 

Комаркова (слева) и Штербова



Польский этап.

В январе 1985 года усилия предыдущих восходителей завершила польская команда под руководством Анджея Завады. Южная стена была пройдена и первое зимнее восхождение на Чо-Ойю совершено. Первыми вершины достигла двойка Мачей Павликовский - Кшиштоф Бербека. А следом поднялась вторая связка Анджей Хайнрих - Ежи Кукучка, которые смогли уцелеть после двух холодных ночевок выше 7000 метров. В эти ночи температура в базовом лагере опускалась до минус 37 ! Для Кукучки это был второй восьмитысячник за зиму, ранее он сходил на Дхаулагири.

 

Ежи Кукучка - феноменальный гималаист

 

 

В начале 80-х польская федерация альпинизма наладила плодотворное сотрудничество с коллегами из Канады. В немалой степени это удалось благодаря наличию там мощной диаспоры, которую олицетворял главный партнер - Джек, он же Жак, Олек, он же Яцек Олех. Канадцы вносили валюту и обеспечивали высокотехнологичным снаряжением, поляки, располагавшими доходами от промышленного альпинизма, привозили на грузовиках продукты, стационарное снаряжение для базовых лагерей, а также хорошего качества пуховые комплекты, шитые на заказ.


После зимнего Эвереста, лидер польского альпинизма Анджей Завада был одержим идей зимнего К2. Однако после разведок отложил это мероприятие и решил для подготовки сходить "низкий" восьмитысячник. Итак, зимой 84-85 канадско-польская экспедиция отправилась к вершине Чо-Ойю. Однако не по простейшему маршруту, а по внушительной, высотой в три километра, южной стене.

Ежи Кукучка

Одним из лидеров команды был Ежи Кукучка, в быту его звали по имени Юрек или по "нику" Кукуч. 1948 года рождения, самого простого, рабочего происхождения, он начинал с увлечения спелеологией, но с первого тренировочного выезда на скалы решил перейти в альпинизм. В конце 60-х - начале 70-х Кукучка вошел в число лидеров польского альпинизма. Вместе с Войтеком Куртыкой и другими молодыми спортсменами они дерзко шагнули из скальных лабораторий на сложнейшие маршруты Татр, а затем и Альп. После повторения экстремальных маршрутов молодежь отметилась и новыми, и зимними первопроходами. В 1974 году Кукучка едет в составе первой польской экспедиции на Аляску участвует в восхождении на Мак-Кинли. Альпинисты проходят маршрут Вестерн Риб, на спуске теряют ориентировку в пурге. В результате Кукучка получает обморожения и ампутацию пальцев на ногах. Однако из альпинизма уходить и не думает. Вот только карьера его как высотника немного замедлилась.

На первый восьмитысячник, Лхоцзе Кукучка взошел весной 1979 года. А через год его имя уже стало широко известно, когда вместе с Анджеем Чоком Ежи завершил усилия партнеров по команде на новом маршруте на Эверест (Южный контрфорс).

Но по-настоящему заставил считаться с собой, как с взошедшей звездой высотного альпинизма, Кукучка в 1981 году. После командной неудачи на Западной стене Макалу, он в одиночку прошел очень сложный и опасный маршрут по одному из контрфорсов Северо-Западного гребня. Последующие три года ушли на "низкие" восьмитысячники Каракорума, где Кукучка в паре с Куртыкой совершил пару настоящих достижений: траверс всего массива Брод Пик и фактически траверс Гашербрум 1 - Гашербрум 2 по новым путям.

Словом, к зиме 1984-85 Кукучка мог претендовать на особую роль в экспедициях. Однако решение участвовать сразу в двух зимних экспедициях далось ему нелегко. По-существу, он устранялся от черновой, подготовительной работы и включался каждый раз только на заключительной части. Некоторые открыто выразили недовольство, но руководители экспедиций Завада и Билчевский Кукучку поддержали. Прибыв в Катманду вместе с экспедицией на Чо-Ойю, он оставляет товарищей и едет под Дхаулагири, где работает команда альпклуба Гливице.

Добираться под Дхаулагири не просто, это может быть, самый неприятный в этом плане базовый лагерь, к которому нужно идти через перевал. Тем более непросто это зимой. 31 декабря 1984 года Кукучка Дедом Морозом в одиночку приходит в базовый лагерь, прокладывая тропу в глубоком снегу. Экспедиция работает уже почти месяц, но никак не может пробиться выше лагеря 2 (5800м), мешает непогода.

Юрек сразу же занимает своё место «на передовой», вместе со своим партнером еще по южному гребню Эвереста Анджеем Чоком. 7 января они выходят на 6800 м. 14.01 – организуют лагерь 4 на высоте 7400 метров. Кукучка спешит, они пробуют сразу выйти на штурм вершины. Но на высоте 7900 метров отступают.

16.01 попытка Анджея Махника – Януша Скорека, приносит лишь отступление и обморожения. 19.01 тройка альпинистов Куккучка – Чок – Кураш проходит отрезок из второго в четвертый лагерь. 20.01 на лагерь 4 утром сходит небольшая лавина. Откопались все, но Мирослав Кураш получил обморожения и ушел вниз. 21 января Кукучка и Чок выходят на штурм, в 6 утра. Подъем представляет значительные технические сложности, погода портится и только в 15.30 альпинисты добираются до вершины.

Спуск сложный, быстро наступает темнота, восходители сбились с пути. Бивак они проводят без снаряжения на высоте 7800 м. Условия страшные, яма в снегу, ночь длинная и зимняя. Утром продолжили спуск и в 9 утра альпинисты уже забрались в палатку лагеря 4, где были спальники и горелка. В лагере отогрелись, в 15 часов решили идти вниз. Участок длинный, лагерь 3 был уничтожен лавиной, шли в лагерь 2 на 5800 м. В 22 часа Анджея Чока встретили товарищи недалеко от лагеря 2. Кукучка не рискнул идти в темноте и опять же ночевал где-то без палатки. Появился утром, когда некоторые уже начали терять надежду.

В экспедиции практически все были обморожены и больны, но только не переживший две холодные ночевки Кукучка. Сразу же по спуску, он собирает рюкзак и один тропит тропу на Французский перевал, это кратчайший путь вниз к дороге. Его ждут под Чо-Ойю !

 


Чо-Ойю, трехкилометровая Южная стена. Рекордный маршрут делался малыми силами. Обработку стены начали 4 января. Практически работать могли только лидеры польской команды, для канадской составляющей команды маршрут был слишком сложным. Когда Кукучка 8 февраля добрался до базового лагеря, был установлен лагерь 4 (7200м) у подножья главного препятствия - стены Игрек. 10 февраля вместе с Анджеем Хайнрихом, Кукучка был уже в лагере 2. Нужно было успеть взойти на вершину до 15 февраля, когда кончается календарная зима по-непальски.

11.02. Мачей Павликовский и Мачей Бербека сняли лагерь 4 и на высоте 7500 метров установили лагерь 5. На следующий день, 12.02 они выходят на штурм и преодолевая сильный ветер в 14.20 буквально выползают на вершину. 13.02 Кукучка-Хайнрих выходят из лагеря 3 и пытаются подняться сразу в 5-й лагерь. По пути, на ненадежном ледовом сераке Хайнрих срывается и зависает над пропастью. Время теряется и в результате альпинисты не успевают за короткий зимний день дойти до палаток. Ночуют примерно в 60 метрах ниже лагеря 5. Опять же в снежной яме. Следующий день - отходят, отлеживаются в палатке на 7500м. 15-го - последний день зимы, по мнению властей Непала. В 7:30 Кукучка и Хайнрих выходят на восхождение. Анджею явно не хватает акклиматизации, идет он медленно. В начале экспедиции камень повредил ему ногу, он лечился, и это был его первый высотный выход. В верхней части маршрута исчезает видимость, альпинисты идут по трассерам, оставленным Бербекой и Павликовским. Только в 17:30 добираются до финальной вешки с флажками. Вершина ! Сделать пару снимков и быстрее вниз !

 

Павликовский - Бербека и Кукучка



Темнота застает их очень быстро, но нужно идти, даже почти на ощупь. Идут в связке, пока внезапно склон не уходит из-под ног Кукучки. Падение, неизвестно куда и приземление неизвестно на что. Через некоторое время к товарищу съезжает и Хайнрих. Сил нет никаких, выход один - ждать утра здесь. Остается удивляться живучести этих людей. Утром спуск продолжили и совершенно обессиленные, с ночевками в каждом лагере, спустились вниз. Зима закончилась, она принесла Ежи Кукучке удивительные достижения. Два зимних первовосхождения на восьмитысячники!

 

Польский гребень

Команда польских проводников, Мачей Павликовский сидит справа

                     

 Один из самых заметных ориентиров на маршруте длинный Западный гребень. Его сейчас чаще называют Польским гребнем. Эту честь для своей страны заработала в 1986 году экспедиция горных проводников из Закопане, под руководством Рышарда Гаевского. Интересно то, что идти Западный гребень команда не планировала. Работать они начали на Юго-Западном склоне, на маршруте Месснера. Однако оттуда их согнали представители непальского министерства туризма по жалобе американской экспедиции, которая именовала себя "ковбойской".

Пришлось татранским гидам переключаться чисто на Западный Гребень. После установки лагерей и прохождением гребня, альпинисты ушли на классический маршрут в районе штурмового лагеря. Вершины первыми достигли руководитель Рышард Гаевский и Мачей Павликовский, для которого это стало открытием второго нового маршрута на Чо-Ойю. Через несколько дней, маршрут повторил в одиночку Петр Конопка, который прошел в верхней части собственным оригинальным вариантом. Затем на вершину поднялись также Марек Даниляк и Анджей Осика.


 

 

В 1993 году в верхней части маршрут был спрямлен следующей польско-международной экспедицией. Кшиштоф Велицкий и итальянец Марко Бианки в условиях ограниченной видимости прошли вдоль вершинного гребня до вершинного плато. И Марко, как выдающийся горных фотограф, сделал вершинное фото выдающегося польского восходителя - 5-го в списке восходителей на все восьмитысячники.

 

 


В 1986 году международная экспедиция (руководитель Штефан Вёрнер) прошла новый вариант классического маршрута, левее маршрута Месснера. В первой двойке восходителей был знаменитый австриец Петер Хабелер (вторым швейцарец Марсель Рюди). Так рядом оказались маршруты бывших партнеров по первому бескислородному восхождению на Эверест и по первому восьмитысячнику в альпийском стиле (Гашербрум-2) Хабелера и Месснера.  Но следует их всё-таки считать вариантами.

В отчете Вёрнер написал, что пройденный командой маршрут является более легким и безопасным, чем классический. Но по злой иронии именно по пути Тихи повёл швейцарец свою очередную экспедицию в 1988 году. На следующий день после восхождения он скончался ночью в штурмовом лагере. А осенью 1986 года Чо-Ойю лишила жизни другого известного швейцарского альпиниста Пьера-Алэна Штайнера. В компании с Эрхардом Лоретаном он штурмовал Юго-Западную стену (близко к словенскому маршруту 2006 года). Альпинисты вышли на Польский гребень на высоте 7300 метров, но дальнейший подъем был остановлен сильным ветром. А на спуске Штайнер сорвался и погиб.

В феврале 1988 года испанец Фернандо Гарридо прошел первое зимнее соло на восьмитысячник, маршрут или вариант маршрута Тихи - Пасанга. Самый знаменитый подвиг этого испанца - 66 дней жизни на вершине Аконкагуа (1985-1986гг).

Весной этого года рекорд скорости восхождения установил француз Марк Батар - 21 час на подъем «АВС – вершина» и 29 часов вместе со спуском. Это была проба сил перед основным вызовом - рекордным забегом на Эверест.

Этой же весной был зафиксирован первый спуск с вершины Чо-Ойю на лыжах. Отличились итальянцы Флавио Спаццадекки и Лино Дзанни.

По-словенски


 

 
Словенцы, редко оставляющие восьмитысячники Гималаев без собственных маршрутов, сумели найти оригинальный вариант выхода к вершине с севера. Они стали первыми, кто успешно штурмовал вершину из долины Палунг с Северо-Востока. Гора отсюда действительно смотрится страшно, но у словенцев был уже немалый опыт подобных восхождений, когда «глаза не верят, а ноги с руками делают». В действительности, опасно, но технически одолимо, особенно если ходить быстро. 2 ноября вершины достиг в одиночку доктор Изток Томазин, стартовавший из лагеря 7200м.

Доктор Изток Томазин, бродя в одиночке по вершине, побывал в Шамбале, о чем написал в своей книге

 


 
Остальные шли уже из лагеря IV на высоте 7500 м. 5 ноября: Виктор Грошель - Йозеф Розман. 8 ноября: независимые связки Марко Презель - Радо Надвешник и Блаж Йерей - Роман Робас (руководитель экспедиции). Все они спускались по классическому маршруту.



Сложные маршруты

В 1990 году технически сложный маршрут на Чо-Ойю по Юго-Западной стене прошла звездная команда, в состав которой входили два швейцарца Эрхард Лоретан и Жан Труайе, а также поляк Войцех Куртыка.

Юго-Западная стена, маршруты слева - направо: Козек-06, Яманои-94, Куртыка-90...

 

Альпинисты вышли на восхождение 19 сентября, подошли под склон и стали на отдых. Снаряжение, которое они взяли на маршрут состояло из следующего набора: 30 метров двойной 7-мм веревки, по паре крючьев и закладок, по 200-300 гр продуктов на человека, бивачные мешки, газовая горелка, ледовый инструмент. Вечером шел снег, но к ночи прекратился и альпинисты вышли на восхождение. В начале по легким склонам, потом через набор различных препятствий. Скальные взлеты (до IV категории) чередовались со снежно-ледовыми участками крутизной до 60 градусов. Всё это проходилось в достаточно быстром, если не сказать рекордном, темпе. К вечеру вышли на гребень, метрах в ста от вершины. Здесь наткнулись на удобное место для ночевки - каменный навес, под которым просидели до утра. В 8:30 21 сентября были на вершине, а к вечеру спустились в базовый лагерь классического маршрута, где их накормили и уложили отдыхать итальянские друзья.

Вообще-то у Куртыки была кличка "Зверь".  Но не из-за отношений с людьми, а за отношение к скалам, на которых он демонстрировал нечеловеческую ловкость.  
Эрхард Лоретан - третий, кто взошел на 14 восьмитысячников.

И неистовый Жан Труайе 

 

     

 

Шампанское в базовом лагере

 


Первыми россиянами на вершине Чо-Ойю в сентябре 1991 года стали Михаил Можаев, Вячеслав Скрипко и Евгений Прилепа, взошедшие по классическому маршруту.

Экспедиция команды РСФСР, организованная Союзом альпинистов России осенью 1991 года прошла новый маршрут по Восточному гребню с выходом с юга на вершину Нгожумба Ри. Её руководителем был Сергей Ефимов, старшим тренером – Валерий Путрин. Это была уже далеко не первая попытка (шестая или седьмая, по разным данным) прохождения маршрута, начиная с 1984 года, когда первыми были англичане. Самые сильные из них терпели неудачу при попытке прохождения так называемого "провала" - скального участка гребня с крутыми стенами. На высоте под 8 тысяч. Такая статистика, безусловно, свидетельствует о том, что этот маршрут, в действительности, является сложнейшим из пройденных на Чо-Ойю.

Команда у России была очень сильная, однако и ей пришлось очень и очень нелегко в условиях холодной осенней погоды. 20 октября высшей точки Чо-Ойю достигли В. Першин, С. Богомолов, Е. Виноградский, И. Плотников и А. Яковенко. Однако на следующий день после восхождения случилась трагедия. Врач экспедиции Ю. Гребенюк, который не дошел до вершины из-за плохого самочувствия на спуске, при преодолении "провала", был убит упавшим камнем.


Из дневника Александра Яковенко


…Юра начал работать на перилах, и пролез порядка двух метров, сделал неловкое движение верёвкой. Рядом Плотников, я ниже несколько. Верёвкой сдёргивает с полочки камень – камень больше ладони раза в три – тупой удар по голове… - что же это… Юрка повисает на самостраховке (жумаре) и верхней страховке. Ваня пытается освободить его от жумара. Сильный ветер не даёт докричаться сразу до Богомолова, чтобы он ослабил верхнюю страховку. Судорожно пытаемся с Ваней опустить Юрку на полочку. Он говорит, что у него в клапане нож. Ваня достаёт его и перерезает самостраховку. Наконец, Серёга опускает верхнюю страховку и мы опускаем Юрку на полочку. Полочка маленькая. Юрка говорит, что тяжело дышать. Закатываются глаза и застывают широко раскрытыми. Подходит Виноградский. Сдвинута маска кислородная. Он проверяет всё – кислород идёт по-прежнему. Приставляет её, но по глазам он говорит, что очень плохо. Я держу маску – несколько больших глубоких вдохов и всё. Я что-то кричу Женьк: «Что ты замер ? Ты же врач, почему ничего не делаешь». Жека сдвигает Юркину шапочку, над левым глазом глубокая двухсантиметровая рана, в которую въелись волосы. «Он же только что говорил» - это опять мой крик, я тормошу Юрку, Женьку. «Юрка, Юрочка, почему молчишь?» Это я, как же так, твои застывшие глаза, почему они стоят, это же ты, Юрка ! Так не бывает !

 

 

------------------------------------------------------------------------ 18.10
Слава Богу, Першин настаивает взять 2 спальника и два одеяла. Нас шесть человек. Двое в спальниках с краю и четверо под двумя одеялами в середине. Ефимов спрашивает о дальнейшей работе доктора, Першин говорит, что он нужен для перетаскивания лагеря. По вопросу кислорода. Я для себя решил – я не пользуюсь. Да и вообще участники идут без кислорода. Он нужен только в медицинских целях. Юрка сказал, что в пятый лагерь, кислород тащить не надо. Ну, нам же лучше, он тяжёлый. Решаем его не брать. Не знаю, это роковое решение или нет, но мы его не берём. Честно сказать у меня была такая мысль, если со мной что-либо, есть медицина, которая меня чем-нибудь подколет. Нужно признать, что наш пятый лагерь это своеобразный «капкан». Т.е. обратной дороги нет, здесь нужно было уповать только на наше здоровье, которое должно было выдержать эту нагрузку, высотой, ветром, холодом. Высота под 8000. Это не наша высота. Ни с чем не сравнима эта высота, ни с какими семитысячниками Союза. Это нагрузка на порядок выше во многих измерениях. Все погрешности, которые могут пройти на наших высотах, они здесь становятся роковыми и непростительными.

19.10
Дохожу до конца верёвок, прохожу ещё порядка 80 метров и в склоне намечаю, где будем ставить палатку. Да, рюкзаки у нас тяжёлые. Иду по гребню, хочу посмотреть, что там дальше. Скальная часть гребня пройдена. Высота пошла вверх, сложный гребень, подхожу под острый гребень со скальной стенкой, выходящий под предвершинный взлёт. Скальная стенка, отсюда относительно не сложная. Возвращаюсь. Хорошо, что взяли с собой пилу снежную, начинаю с Жекой делать площадку под палатку, подходит Першин, он присоединяется к нам. Часа в три подходят Ваня с Серёгой. Они собираются и идут на обработку дальнейшего пути, навесить должны верёвки дальше. И, наконец, подходит Юрка, что-то слабо он идёт.

Какой сильный ветер, он выдувает последние силы и тепло. Что-то в снегу мы вырываем, пальцы на ногах уже полностью не чувствуются. Снег очень тяжело пилится, с трудом ставим палатку, и Валера первый вваливается в неё, даже в кошках. Я пытался что-либо возразить, что половина палатки свисает в пропасть, но Валера уже вылазить не желал. Да и я уже так замёрз, что особо не спорил. Площадка плохая. Залезли, примус, газ, согреться. Мужики возвратились, молодцы, проработали скальный участок, Ваня вылез на предвершинный гребень. «Путь открыт!» - как он говорит.
Юрка глотает какие-то таблетки. Располагаемся на ночь. Ложимся, но маленькая площадка особенно развернуться не даёт. Посредине ночи выясняем, что можем сейчас все съехать в пропасть. Ночь проходит в определённом бодрствовании. Да и особенно сон не идёт. Ветер не стихает. Высота, холодно, наконец, утро.

20.10

Выходим. Я, Ваня, Жека, мы вышли первыми, потом остальные мужики. Подходим к верёвкам, я за Ваней. Выходим по перилам на предвершинный гребень и дальше уже по одному, по широкому снежному гребню. Взлёт, маленький спуск и выход на купол вершины Чо-Ойю. Это всё заняло порядка 2,5-3 часов.

Высота уже за 8000 метров, идти тяжело, снег хороший, идём в кошках, фирн. Но высота, опять же очень сильный ветер. Как он дует. Выхожу на купол. Ваня далеко впереди. Вершина Чо-Ойю это огромный купол, я даже не знаю сколько километров. Но много. И вот этот купол снежный, с такими снежными сугробами и раструбами, опять же не знаешь, где находится высшая точка. Ваня ушёл её искать. Я, когда вылез на купол, стою отплёвываюсь, блюю почти что. Жека подошёл. И пошёл по раструбам снега за Ваней, потом я. Я заколебался, сил нет никаких. Вижу, на небольшом возвышении сидит Ваня и Жека. Там как раз три жёлтых кислородных баллона. Это вершина Чо-Ойю – так мы посчитали.

Сергей Богомолов на евршине Чо-Ойю

 

 


Мы обнялись, стали фотографироваться. Я сфотографировал их, потом они меня, по двое, по одному. Конечно же, на фоне Эвереста, потом на фоне Тибета. Все идём обратно. Вспомнил, мне Путрин дал вымпел ACTPOBAS- страхование, чтобы я сфотографировал его на вершине. Мужиков снимаю с этим вымпелом.

Идём обратно. Где-то через минут 40 встречаем Першина и Богомолова, пара слов. Они говорят, чтобы мы делали площадку, пока они здесь ходят. Идём дальше вниз. Я кашляю, сил нет, по-видимому, прошлые две ночи снова пробудили мой бронхит, снова заболел. Встречаем Юрку. Ужасно плохо выглядит. Советуем идти обратно. Когда он узнаёт, что ему таким темпом часа 2 идти, то он соглашается. Когда я обратил на него внимание пристальнее, понял, что он вообще уже отрубается. От холода и бессилия не смог после туалета надеть штаны до конца. Естественно, я на него наорал, штаны подтянул. Пальцы на руках «прихвачены», он уже их не чувствует. «Маши» - говорю ему, он уже плохо воспринимает. Жека уходит вперёд, мы с Ваней делаем из короткой верёвки усы и сопровождаем Юрку вниз, он, конечно, уже плохо ориентируется в пространстве. Гребень, перила, наконец, наша палатка, подхожу. Женьке говорю, чтобы он с Юркой залазил в палатку и начинал его откачивать, а мы с Ваней будем расширять площадку. Через время Жека вылазит из палатки, говорит, что дело плохо, Юрка плох. Пилим площадку. Подходят мужики, мы их поздравляем с горой. Говорят, была связь, передали о восхождении и о состоянии Юрки. Долго и занудно пилим снег, ветер не утихает, периодически отмахиваем ноги, руки. Наконец, площадка, вроде готова, Юрку вытаскиваем из палатки, перетаскиваем её, устанавливаем. Юрка не шевелится. Заходим все внутрь. Теперь, вроде, ничего. Юрка готовит себе уколы, конечно, он выглядит неважно. Ну, давай, коли себя, оживай. По рации обсуждаем здоровье Юрки. Ефимов, конечно, удивлён, почему у нас нет кислорода. Юрка говорит, что всё нормально. Это только начало пневмонии. Жека, конечно, говорит, что это горячка. Ставят ему уколы. Я ложусь рядом с Юркой, греть его, под одно одеяло. Ночь проходит беспокойно. Решаем. Утром Ваня раньше выходит налегке за кислородом, а мы потихонечку будем двигаться с Юркой. Система капкана – пятого лагеря – начала срабатывать. Обратной дороги нет. Ветер не утихает. Высота. Сил для обратной дороги мало.

Палатку мы оставили, примус тоже. Взяли только спальники. Мы должны дойти до третьего лагеря – это уже 21 октября.
В третьем лагере есть палатка, примус. В четвёртом, там только рваная палатка, которая сейчас использовалась под склад. Вот он начинает работать принцип – обратной дороги нет.

---------------------------------------- 21.10
Выходим утром. Сильный ветер. Да, он уже, наверное, будет дуть до самой зимы, потом пойдёт снег. Сейчас до противности постоянный сильный ветер из Тибета. Ваня вышел раньше, он должен принести кислород Юрке. Да, Юрка плох. Делаем ему усы из верёвки, чтобы подстраховать его. Иду впереди него. Рюкзак, конечно, тяжеловат, не для этой высоты. Вышли где-то в 9 часов, раньше не возможно, очень холодно. Ваня снял первые верёвки, чтобы продублировать верёвку на подъёме из «провала». Она перетирается через острые выступы. Юрка плохо идёт, почти ничего не может сам делать, надел большие ванины рукавицы, страшное дело. Еле движемся. Наконец, с большим трудом, преодолеваем более простые верёвки траверса, по крутому снежному склону. Движемся по несолнечной стороне, страшный холод, опять же этот ветер. Постоянно останавливаемся. Не знаю, я уже приобрёл такое состояние, что мне кажется, что я уже пальцы рук и ног никогда не почувствую, но ладно работать нужно. Подходим к сложным верёвкам траверса, здесь Юрка совсем остановился, очень медленно, или я, или Першин за него делаем все перестёжки. Движение почти остановилось. Подходим к стенке, которая выходит в «провал». Наверху Богомолов, я подлажу к нему, даю конец Юркиного «уса» - он лезет выше в провал. Я начинал 10 раз принимать, он пролазит метров 7-8 и движение останавливается полностью. Оказывается, о ужас, у Юрки с ноги сваливается ботинок. Это на этом морозе и ветру. К нему подходит по этим же перилам Першин и начинает надевать ботинок. Юрка сам не может. Уже 12 часов. Страшное дело. Холод собачий. (Першин здорово приморозил пальцы, неизвестно, отойдут ли они). Наконец, операция осуществлена, Юрка пошёл вперёд. Что значит пошёл ? Он еле движется. Подходит ко мне, начинает перестёгиваться, о ужас, уронил в пропасть рукавицу. До этого, я не знаю по чьей консультации, он ходил в каких-то шерстяных варежках, которые продувались насквозь, естественно, прихватил пальцы. Сейчас роняет рукавицу Вани. Большую овчинную рукавицу. Я матерюсь, обещаю всё Юрке внизу высказать. Его реакция уже минимальная. Стоим на соплях, плохое место перестёжки – с трудом снимаю рюкзак, достаю пуховые рукавицы. Юрка, когда подошёл ко мне, сказал, что слетел ботинок, и он прихватил морозом ступню. Соответственно, он сейчас уже не чувствует и нижние, конечности. Какой сильный и противный ветер! Сейчас стало ещё хуже – мы залезли в сам «провал», здесь уже свистит. Одеваю на него пуховые рукавицы. Тащим вверх Юрку. Сверху спускается Ваня, принёс кислород, надеваем на Юрку маску, ставим максимальное 4 л/мин., немного зашевелился, стало его трясти, по-видимому, отогревается. Ваня добежал до четвёртого лагеря и обратно уже одел кислород, в общем, пришёл достаточно быстро. Юрку протащили на верхней страховке, он сорвался с сопливых полочек, поэтому протащили его по скалам, в клочья разодраны пуховые штаны. Мама, он уже ничего не соображает ! Особой суеты мужики не позволяют, только бы двигался Юрка. Если начать полностью транспортировать Юрку, это полный конец нам всем. Наверное. Пока этих мыслей нет. Богомолов уже наверху, верхний «ус» у него. Висят двойные перила, у Юрки кислород. Движемся вверх. Юрка начинает движение по собственным перилам, Ваня рядом, я чуть ниже. Пошёл…

Юрка затих. Я что-то кричу, судорожно цепляю второй жумар, лезу наверх. Серёга спрашивает, что хочу делать. «Хочу поднимать его наверх и там откачивать» - отвечаю я. В это время связь. Два часа Путрин приказывает упаковать Юрку и оставить на полочке. Я дёргаю верёвку (нахожусь в 10 метрах выше полочки), она не идёт, смотрю вниз, Першин и Виноградский достали спальник и обвязывают Юрку – упаковывают. Торчат ноги Юрки в кошках, когда мы находились чуть ниже, она у него слетела, еле её нацепил. У него двойные фонарики, а сверху ещё бахилы. Я кричу, почему не идёт верёвка, чтобы вытаскивать Юрку. Валера говорит, что Путрин сказал оставить его здесь. Кто сказал, кричу я, после непродолжительного молчания Валера говорит, что «База». Я ору что-то ещё и осекаюсь, понимая, что это всё выглядит идиотски. Все тоже люди и изображать самого сострадальца не место. Тем более уже два часа, ещё осталось четыре часа светлого времени. И возможность остаться здесь нам огромная. Палатка оставлена, нужно идти до третьего лагеря. С нашими силами это уже проблема. И если ещё транспортировка, это полный конец. Сюда можно только прийти, но если ты хочешь уйти, то это можно сделать только своими ногами.

Всё это ерунда на фоне этого я не смог заставить спуститься вниз, снова взглянуть в лицо Юрке и, конечно, нужно было сфотографировать. Я не сделал это. Это не сделали и мужики. Конечно, большая ошибка. Они также не соизволили забрать рюкзак, по-видимому, там, у Юрки остался его дневник.


.....В 16 – 16:30, наконец, мы с Богомоловым в четвёртом лагере. Ваня уже здесь. Что-то берём из барахла и вниз с гребня. Опускаемся буквально на несколько метров – ветра нет, только завихрения от снега. Ветер вверху аж свистит. Перила, пешком, темнеет.
- Когда всё это кончится? – возникает у меня вопрос.
Туман вроде немного рассеивается. Выходит полная луна. Першин и Виноградский где-то сзади. Наконец, чуть ли не ползком подходим к палатке. Полнейшее опустение в организме. Истощен до конца. Сильный кашель, мои бронхи, конец – сильно кашляю, но такое безразличие, что ужас. Одно желание – брести, только бы никуда не свалится. Хочу увидеть свою Катьку, Машку. Только это, по-видимому, и движет мой организм. Такого высасывания из организма сил я не помню. Измождён. Желаний никаких. Ковыряемся в палатке. Делаем чай. Подходят, наконец, мужики. Даже кислород пытаемся использовать. По-видимому, травит где-то шланг, в общем, укладываемся спать.

 

 


Выдающихся результатов достигла осенью 1994 года небольшая по составу японская экспедиция.


Руководила ей женщина, Такео Нагао, ей было 38 лет. Ее подруге Юке Эндо было 28 и у каждой из них было по три успешных восхождения на восьмитысячники. С ними приехал, уже прославившийся смелыми соловосхождениями (в Йосемити, в Патагонии, Баффиновой Земле) 29-летний Ясуши Яманои.

Из стандартного АВС альпинисты вышли в лагерь под Юго-Западной стеной. 22 сентября первым стартовал Яманои, вечером в 8:30. Снежно-ледовыми склонами до 4 утра он поднялся на высоту 1200 метров. Здесь Ясуши отдохнул и дождался выхода солнца. Следующий участок был по-настоящему сложным и его прохождение заняло у японского соло-альпиниста целый день. Полноценную ночевку он устроил на высоте 7800 в мини-палатке без спальника, но с горелкой. На следующий день Яманои вышел на гребень, взошел на вершину и спустился в лагерь 2.

 

Яманои после восхождения



В это время женщины совершали не менее дерзкое восхождение: первое повторение маршрута Куртыки по правой части стены. Женская двойка, в альпийском стиле прошла этот очень сложный маршрут с тремя ночевками.

Это был четвертый восьмитысячник для каждой из подруг, и на этом они остановились. Такео вышла замуж за партнера по экспедиции и стала носить фамилию Яманои (Яма – по-японски гора). 
В 2000 году супруги  объединили свои усилия с Куртыкой в поиске варианта подъема на К2 с востока. Отчаявшись в этих поисках (все варианты  - опасны), Ясуши проходит почти соло (на заключительном участке он шел вместе с корейским альпинистом) баскский маршрут (называемый еще вариантом Чесена) за рекордное время – 28 часов из базового лагеря и 48 часов туда-обратно. Быстрее ходил только Бенуа Шаму, 23 часа, но по перилам классического маршрута.

 

Слева - Куртыка, правее - супруги Яманои (снимок сделан в Пакистане)

 

В 2002 году супруги Яманои получили тяжелые обморожения (ампутации пальцев на ногах и руках) на восхождении на почти-восьмитысячник Гьячунг Канг. Ясуши вернулся в альпинизм через три года, лазит сам и водит людей в горы до сих пор. Ему еще  предстояло пережить тяжелые повреждения от встречи с медведем. И опять вернуться в горы.

 

Находки на северном направлении


Знаменитый каталонский альпинист Оскар Кадиак прошел новый маршрут на Чо-Ойю, работая гидом. Его партнером (клиентом) был австриец Себастьян Рюкенштайнен. Маршрут был проложен по бастиону Северного отрога вершины с выходом в район штурмового лагеря классического маршрута. Пройден был в альпийском стиле и высоко оценен специалистами - его номинировали на "Золотой ледоруб". Может быть за смелое название: "Свободный Тибет". Путь проходил практически через вершину пика Палунг, который, впрочем, смотрится пиком только с одной стороны.

 

 

Интересно, что через год аналогично сработал в этом районе другой гид (английской фирмы ОТТ) - питерец Георгий Котов. Он вместе с американцем Биллом Пирсоном, номинально считавшимся клиентом, прошел абсолютно аналогичный маршрут, только левее "Свободного Тибета". Правда, большого внимания это достижение не получило, видно название многое значит.

 



В этом же месте, но правее по ходу, на опасном с виду леднике проложил свой путь сверхвыносливый и сверхбыстрый австрийский "Скайраннер" Христиан Штангль. Это было в 2001 году, в самом начале его удивительных свершений. На данный момент лучшее время на участке АВС - Вершина показал в 2004 году американец Джоуби Огвин - 8 часов.

 

 Еще не все дорешено

Еще один номинант "Золотого ледоруба" за Чо-Ойю был прошлом (2006) году. Словенец Павле Козек в смелом одиночном выходе прошел новый маршрут по левой части Юго-Западной стены с выходом на "польский гребень" на высоте около 7200 метров. Особой технической сложности маршрут не представляет, но смелость и быстрота автора впечатляет. В этот же день Павле спустился в стандартный лагерь 2, где заночевал в палатке, которую признал "брошенной". Через несколько дней маршрут повторили товарищи Павле по команде, подтвердив, что маршрут особо сложным не является. Их маршрут отмечен синим цветом.  парни стартовали по пути Куртыки, передумали и ушли большим траверсом на путь Козека.

 

Павел Козек - один из сильнейших альпинистов, погиб через несколько лет при восхождении на Музтаг Тауэр 

 

 

 


На Ю-З и Южной стенах еще возможно прохождение новых вариантов, кстати, не пройден и сам южный гребень разделяющий ледники. Чисто новый маршрут возможен только на крайнем востоке, с выходом на Восточный гребень с севера. 

 

Вариант Ляфая

 


Поднялся по классике и ушел на путь Велицкого - Бианки 

 

2009 год: Юго-Восточная стена



В 2009 году команда Казахстана: Денис Урубко и Борис Дедешко открыли новый маршрут по юго-восточной стене в альпийском стиле. Восхождение отмечено наградой Золотой ледоруб 2010 года.

В первых планах команды было прохождение горы с Китайской стороны, однако в тот год Китай закрыл гору для восхождений, и альпинисты вынуждены были перейти на южную сторону.
Выше отметки 8000 метров, маршрут Дениса и Бориса соединяется с польским маршрутом 1985 года.
Маршрут с местами ночевок на 6000, 6600, 7100, 7600. Вниз шли с ночевками на 7600, 7100, 6600.

Этим восхождением Денис Урубко завершил программу "14х8000" - восхождение на все восьмитысячники планеты, пройдя их за 8 лет 11 месяцев и 7 дней. Более того, Денис стал первым альпинистом в СНГ и первым в Казахстане, кто поднялся на вершины всех 14 главных восьмитысячников планеты!

 

 

 

 

Антарктические сани готовят заранее. Почему уже сейчас нужно определяться с сезоном 2020-2021

Антарктида - совершенно необычный, удивительный континент. Поездка туда приравнивается к полёту на другую планету. Это - мир льда, где практически нет ничего живого. Это территория с необычным статусом, без государственной ... читать больше

  Антарктида  - совершенно необычный, удивительный континент.   Поездка туда приравнивается к полёту на другую планету. Это - мир льда, где практически нет ничего живого. Это территория с необычным статусом, без государственной принадлежности, охраняемая специальным Антарктическим договором, подписанным заинтересованными странами.

 

 

Наши антарктические программы постоянны уже много лет. Клуб 7 Вершин регулярно работает  «на крайнем юге» с 2004 года.

 

 Наша первая большая группа

 

Это восхождение на высочайшую вершину Анатрктиды гору Винсон, в рамках программы «Семь вершин».

 

 

Это – поход на Южный полюс по программе «Последний градус».

 

 

Это  - восхождение на высочайший вулкан континента Маунт Сидлей, в рамках программы «Семь вулканов».

 

 

Есть еще возможность сделать комбинацию из этих программ.

 

У Вас есть возможность присоединиться к вышеуказанным группам. Уверяем, что будут совершенно уникальные и незабываемые путешествия, ярчайшие впечатления в жизни!

 

  Почему поездки в Антарктиду принято планировать заранее? Окончательное формирование групп здесь завершается за несколько месяцев до начала поездки. Чем раньше принято решение, тем лучше. Дело в том, что количество туристов, которых может принять единственная туристическая база континента Юнион Глетчер, ограничено. И компания Antarctic Logistics & Expeditions, которая занимается логистикой, раздаёт квоты своим проверенным агентам в зависимости от их заявок.  Число этих агентов невелико, и Клуб 7 Вершин вправе  гордиться тем, что является одним из самых уважаемых партнеров.

 

Лагерь Юнион Глетчер

 

Количество мест, которое нам будет предоставлено, зависит от нашей заявки, а заявка зависит  от Вас. Так что решайтесь!

 

 Долгое время туризм в Антарктиде вообще был под запретом. Однако со временем представители стран Антарктического договора поняли, что это несправедливо.  И туристов пустили.  Но организаторов  путешествий строго предупредили: необходимо организовать путешествие так, чтобы никаких следов пребывания туристов на континенте не оставалось.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если треккинг – то это в Непал!

Треккинг - слово очень популярное в Непале. И прежде всего в этой стране. Именно в Непале оно вошло и в словарь международных терминов, и в местные языки жителей горных регионов. Слово, которое ассоциируется с невероятной высоты и красоты ... читать больше

 Треккинг  - слово очень популярное в Непале. И прежде всего в этой стране. Именно в Непале оно вошло и в словарь международных терминов, и в местные языки жителей горных регионов. Слово, которое ассоциируется с невероятной высоты и красоты горами, с одной стороны. И с приветливыми, доброжелательными местными  жителями, с другой.

 

 

 Поговорим о самом термине, о самом слове. Он явно носит какой-то военный оттенок. Говорят, что сам термин появился в годы войны, которую Великобритания вела в Южной Африке. В любом случае ввёл его в обиход английский военный, родившийся в Индии и всю жизнь проживший у подножья Гималаев – Джимми Робертс. Сам  он участвовал во многих альпинистских мероприятиях  и руководил логистикой знаменитой американской экспедицией на Эверест 1963 года. Вскоре после этого Робертс организовал первую компанию по организации  пешеходных походов и обслужил первых путешественников.

 

 

Треккинг – это пешеходный поход, как правило,  проходящий в районах с интересными природными особенностями.  Характерная черта – это наличие определенного сервиса. Как правило, поход проводится  без самостоятельной переноски  основных грузов.  И под руководством трек-лидеров и проводников. И вообще, в условиях максимально возможного комфорта: с обустроенными ночевками, с организованным питанием и так далее…

 

 

Треккинговые маршруты появились благодаря альпинистским экспедициям к восьмитысячникам. Именно в период «борьбы за покорение гигантов» появилась практика устройства караванов носильщиков, появились «сирдары» - организаторы процесса от лица местного населения. Когда период больших экспедиций прошел, из числа альпинистов выдвинулись люди, одержимые идеей показать красоту Непала для большего числа людей. Всё было просто – та же альпинистская экспедиция, только без восхождения. Тот же караван носильщиков, повара, проводники и так далее. Постепенно маршруты «устоялись» и начали благоустраиваться.

 

 

Треккинговый маршрут № 1 в мире  ведет к подножью Эвереста.  Увидеть высочайшую гору мира и осознать, что в жизни произошло что-то важное.  Эверест сказочно красив, но и окружающие его горы не кажутся статистами в этом спектакле  поднебесного величия.  Южные стены Лхоцзе и Нупцзе , Пумори, Ама-Даблам  и другие гиганты образуют невероятную по красоте кулису,  лучшие панорамы , которые придумать невозможно.  Но и другие сказочные вершины ждут вас и приготовили для вас свои красоты:  Аннапурна, Манаслу, Канченджанга  и другие.

 

Смотрите наши программы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Владимир Котляр. Пересечь Пантанал и выжить

Это было незапланированное путешествие, чистой воды импровизация, истерия моего мозга, решившего найти приключений на область тела противоположную ему... Но обо всём по порядку. Конец зимы 2014 года, я закончил свой первый сезон на ... читать больше

Это было незапланированное путешествие, чистой воды импровизация, истерия моего мозга, решившего найти приключений на область тела противоположную ему... Но обо всём по порядку.

Конец зимы 2014 года, я закончил свой первый сезон на Аконкагуа — высшей точке Южной Америки. Я не знал, вернусь ли я снова на этот континент, поэтому хотелось продлить своё пребывание здесь и придумать путешествие. 

У меня в запасе было немного времени — полтора месяца, может чуть больше. В Мендосе мой товарищ Макс помог мне составить план путешествия. Макс не первый год колесил по Южной Америке, поэтому хорошо знал все особенности путешествий по этому континенту. Я скрупулезно записал все его советы в тетрадку, попивая кофе и заедая его вкусным мороженым. 

Общий план был таков: я стартую из Мендосы к водопадам Игуасу, посмотрев это чудо природы, я переезжаю к городку Хухуй (не смейтесь над названием, там рядом еще и городок Тупица), пересекаю границу с Боливией, перед этим прогулявшись на гору Семицветная. В Боливии, естественно Салар-де-Уюни – крупнейший в мире солончак, восхождение на Уайна-Потоси, озеро Титикака, спуск на велосипедах по дороге смерти и трекинг в местных горах, а потом здравствуй Перу. На Перу и Чили был вообще намечен грандиозный план по посещению красивых мест, пешком и не только... 

 

Но хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Трудность была только в том, чтобы уложиться в полтора месяца, ведь потом у меня самолёт в Россию из Мендосы. Маршрут должен был закончится там же, где начался, замкнув кольцо. Я не стал терять времени и рванул на автобусе к водопадам Игуасу.

Предварительно я созвонился со своей супругой и напарницей по всяким приключениям на пятую точку Ксюхой и предложил ей составить мне компанию в этой поездке. Мы договорились встретиться в Буэнос-Айресе, куда она должна была вот-вот прилететь, а я приехать, сделав небольшое отклонение от намеченного плана, после водопадов. На водопады по плану у меня должно было уйти один-два дня. 

 

В автобусе я познакомился с компанией израильтян, которые отправились в путешествие после армии. Веселые парни и девушки. Мы решили заселиться в один хостел. Вечером в хостеле устроили барбекю и купания в бассейне. И этим же вечером планы мои начинали меняться, и направлять меня в совсем другую сторону от намеченных...

У Ксюхи тогда не было  большого опыта в поездках и путешествиях, и она взяла билет через США, не имея транзитной визы. Естественно билет пришлось срочно менять, нужных дат до Буэнос-Айреса не было, а ждать не хотелось. Тогда я рассудил, что раз уже я нахожусь на границе с Бразилией, почему бы ей не полететь в Рио?

Ну не страшно, что я внесу в свой маршрут дополнительную страну. В общем мы договорились встретиться в Рио. Утром я проснулся и пошёл гулять на водопады, прошел по тропам, прокатился на лодке, покормил настырных коати. Водопады Игуасу конечно впечатляют и поражают своим величием и мощью. Но я так не люблю ходить по таким вот «цивильным» памятникам природы,  где ты их можешь только наблюдать со стороны и не имеешь возможности слиться с этой природой, хоть на короткое время стать ее частью... 

 

 

Тем же вечером я пересек границу с Бразилией и уже по другую сторону границы сел на автобус до Рио-де-Жанейро. По приезде в Рио я выяснил, что Ксюху мне здесь ждать три дня. Я снял хостел и занялся отдыхом и спортом. Ведь этот город очень даже располагает к спорту. 

Знаете, попав в Мендосу, я сделал неправильный вывод о всех южноамериканцах: я подумал, что это сильно неспортивные и ленивые люди. Здесь же выбежав к пляжам в 6 утра, я увидел сотни бегунов, турникменов, роллеров и велосипедистов. 

В общем три дня до прилета Ксюхи я бегал, занимался на турниках, а после тренировки заходил на рынок, брал себе рыбу и фрукты на завтрак. Днем купался или гулял по Рио. Мне здесь прям понравилось. Через три дня я поехал встречать Ксюху в аэропорт и когда она вышла мне навстречу, я понял, что план путешествия нужно срочно менять. Она почти не шла, очень сильно хромала. 

Дело было в том, что за несколько дней до вылета она сильно упала на лыжах на склоне Эльбруса и разбила колено. Но по телефону я не понимал, насколько это серьезно. Колено действительно было сильно распухшим. Я забрал у нее вещи, и мы поехали в хостел, где я снял нам отдельный номер. 

Еще пару дней мы провели здесь в Рио, я хотел показать ей город, и нужно было понять, что делать дальше. Еще по дороге с водопадов я прочитал о месте под названием Пантанал — обширной заболоченной тектонической впадине, одной из крупнейших заболоченных территорий в мире. И в голову закралась мысль, что неплохо было бы вернуться сюда и пересечь ее на каяке?

И вот судьба сама подкинула именно этот маршрут, ведь Ксюша не может ходить с рюкзаком и ехать на велосипеде из-за травмы колена, а вот грести-то она вполне может. 

Я рассказал ей о зарождающемся плане, на что Ксюха сказала мне:

— Вова, нельзя играть с дикой природой... ты ведь ни разу не путешествовал по джунглям, у тебя здесь нет достаточного опыта, чтобы гарантировать нашу безопасность. 

— Да брось, нормально все будет, это же настоящее приключение. К тому же мы давно хотели совершить путешествие на байдарочке, почему бы не совершить его здесь?

Ксюшины попытки отрезвить меня не увенчались успехом, но я все же решил, что нужно еще раз все взвесить. И взвешивать это все мы поехали в маленький городок Бонито, который находиться как раз на границе Пантанала и нормального мира. 

Несколько дней мы отдыхали в Бонито: я рассматривал карты в интернете, искал нить маршрута и составлял список необходимого снаряжения. Когда идея была оформлена, и примерный план действий составлен, мы отправились в Кампу Гранди, чтобы закупить все необходимое, то есть каяки, рыболовные снасти и еду. 

Найти каяки оказалось задачей непростой, но на удивление люди из магазинов помогали нам всем миром решить этот вопрос, и в итоге мы обзавелись двумя пластиковыми неспортивными каяками, которые мы ласково назвали «тазики». Также были куплены снасти и еда. Осталось доставить это все к месту старта, в маленький городок Кошим, который расположился на берегу реки Таквари, которая и должна была стать нашей магистралью через сердце Пантанала. 

 

 

 

Так как денег у нас оставалось немного, до Кошима мы решили добраться на автобусе. Но разместить каяки в багажном отделении общественного транспорта не решался ни один водитель. И наше путешествие бы провалилось прямо здесь, на автовокзале Кампу-Гранди, если бы нам не попалась англоговорящая девочка со стойки информации, которая с огнем в глазах, подобно амазонке, ринулась нам на помощь и за несколько часов переговоров со всеми подряд отправила-таки нас на встречу нашему приключению. 

К сожалению, я не помню как зовут эту девочку, и контакты давно затерялись, но отлично помню, как она нас обнимала и очень хотела узнать о завершении нашего путешествия. А ещё она хотела выучить русский... 

Ночью мы выгрузили наши «тазики» и рюкзаки со снаряжением из автобуса. Нашли маленький гест-хаус, хозяевами которого являлась пожилая семейная пара, остались на ночь у них. Мы договорились, что хозяин на своем пикапе поможет нам переместиться утром к реке. Утром мы выгрузили продукты, каяки и рюкзаки из пикапа, распрощались с хозяином геста и начали готовится к сплаву.

 

 

 
 
 

— Черт, какое быстрое течение Вова! — Воскликнула Ксюша. Течение действительно было мощнее чем я ожидал от равнинной реки. 

— Тем лучше, быстрее доплывем,— растянувшись в улыбке и подмигнув своей рыжей спутнице, заявил я, пряча глубоко внутрь признаки неуверенности. 

Я решил не тратить много времени на крепеж провизии и снаряжения к телу лодок, так как хотел поскорее отчалить. Да и в голове нарисовалась красивая картинка, что через несколько часов неспешной гребли мы причалим к дикому берегу с песочком, пальмами, каркающими Ару и там разобьем лагерь, где все уже сделаем по уму... вот фантазер...

Отплыв на два часа от городка и привыкнув к течению, я даже расслабился. Смотрел на птиц, слушал крики обезьян и получил веткой дерева по лбу, что повлекло к крушению моего каяка. Я перевернулся в своей скорлупке, течение подхватило меня, вся непривязанная провизия (а это была почти вся провизия) пошла ко дну. Вслед за ней утонул фотик и экшен-камера «Булит», а также моя крутая кожаная панама. Я начал ловить весло и каяк. Ксюша, испугавшись следила за моими попытками забраться на плаву в перевернутый каяк. Потеряв на мгновение контроль над своим каяком, она поставила его поперек струи, и ее также перевернуло. В быстрой реке мы барахтались уже вдвоем, без жилетов. Мы не стали их покупать, а зачем они для трусов и тех кто плавать не умеет?

Нас несло, и все бы ничего, но нас несло прямиком в повальные деревья, которые образовывали небольшой порог и ловушку. Течение грозило затянуть нас под эти гигантские стволы, окутанные паутиной веток. Я увидел испуг в Ксюхиных глазах, хорошо хоть в этот момент я свои не видел со стороны. Напрягая все силы, я перевернул свой каяк (сложность была в том, что к корме был привязан тяжеленный рюкзак с альпинистским снаряжением, мы же в горы собирались, а не в джунгли), залез в него, подгреб к Ксю, сказал ей хвататься за корму. Мы преодолели завал и уже за ним поймали Ксюхин зелёный каяк. Мокрые и перепуганные, мы продолжили путь, хотя нужно было возвращаться, ведь мы потеряли большую часть продуктов. Но я сказал, что-то из серии, что возвращаться плохая примета и что я рыбу ловить буду. В общем какой то бред по сути, но нас этот бред приободрил и мы погребли дальше.

Первую стоянку на ночлег мы сделали ещё в условно цивилизованном месте, на какой-то фазенде с гектарами, высаженными апельсинами. Добрые работники фазенды разрешили нам набрать апельсинов, сколько влезет в каяк, и всё время говорили про какой-то «мульти передоз» когда я показывал им на карте куда мы держим путь. Но так как по португальски я не в зуб ногой, да и на испанском тогда ещё не говорил, я даже не пытался понять, кто такой этот «мульти передоз» — это оказалось «муйту перигос», что значит очень опасно. 

Здесь же была наша первая рыбалка: улов был не богат, но пара рыбок, рис и апельсины стали нам прекрасным ужином. Всё это мы хорошенько залили качасой и улеглись спать. 

Если в горах ночи поражают своим звездным небом, то в джунглях какофонией звуков. Все время кто-то где-то кого-то ест, кто-то кричит, мяукает, убегает, догоняет — в общем жуть. На утро мы отчалили и потихоньку вошли в настоящие джунгли. Последний кусочек цивилизации остался за кормой наших цветных лодочек. У Ксюши снова созрела резонная мысль в её рыжей головке, она спросила:

— Вова, ты не боишься что мы заблудимся?

— Как мы можем заблудиться? Мы ведь идем по достаточно полноводной реке, которая через полтысячи километров впадает в огромную реку. Это коридор — магистраль, которая несет нас на встречу приключениям. — я расплылся в широкой улыбке Чеширского кота. Но Ксю этот довод не убедил, и она продолжила допрос:

— А если река кончится? 

—Что? — я даже грести перестал,— как река может кончится? Это ж не ручеек какой-то... 

Два дня мы сплавлялись по широкому руслу, которое на третий день разбилось на десятки рукавов и проток. Каждый рукав разделялся на всё новые и новые ответвления. Ближе к вечеру, плывя по узкой протоке, я увидел,  что она упирается дальше в затопленный лес и все... реки нет. Я повернулся к своей Рыжей Ведьме и сказал:

— Солнышко, река кончилась.

— Как кончилась? Ты же сказал что она не может кончится!

— Кажется, я ошибся,— выдавил я из себя улыбку. 

— И что нам теперь делать? Возвращаться против течения?

— Нет. Мы гребем дальше по затопленным джунглям на запад.

— Почему б*** на запад?!

— Ну тут же всё элементарно, нам нужно попасть в реку Парагвай, это огромная река, и она течёт на западе. Мимо неё мы точно не промахнемся. 

— Котляр, почему я всегда тебе верю?...

Мы закончили препираться и продолжили работать веслами, но уже без помощи течения, и не в русле реки, а просто в затопленных и заваленных буреломом джунглях. Иногда удавалось находить протоки, иногда приходилось тащить каяки находясь по грудь в воде, потому что водоросли росли так густо на поверхности воды, что было не погрести веслами. Я даже как-то наступил на каймана, залегшего на дне. Он с силой вывернулся у меня из-под ноги и уплыл, а я удивился что он даже и не подумал меня укусить. И вообще, как только мы покинули реку, мы попали в царство жизни! 

Такого количества диких животных и птиц, находящихся в непосредственном контакте, я ещё не видел. Сафари в Африке не в счёт, ведь ты там едешь в авто, отгороженный от диких обитателей стеклом и металлом. А здесь мы стали непосредственной частью их мира. Кайманов здесь было больше, чем лягушек на наших болотах. 

Ксюха сначала их дико боялась, особенно, когда они плашмя падали с ветки дерева. Да, эти крокодильчики лежат иногда на ветках деревьев, и шлепаются от туда точно зрелые яблоки в саду подмосковного дачника. После двадцатого или тридцатого такого плюхнувшегося в воду каймана, Ксюха перестала их боятся и думать, что они хотят нас съесть. Я тоже поначалу смотрел на них с опаской: кайманы конечно малыши в мире крокодилов, но мы видели там и достаточно крупных ребят, ростом как мне казалось с меня, хотя может это из серии “у страха глаза велики”. Но потом мы поняли, что они боятся нас не меньше. 

Помимо кайманов с нами регулярно соседствовали капибары. Пресимпатичные такие речные грызуны размером с хорошего поросенка. Этих ондатр-переростков было не счесть. Они паслись семьями, колониями, целыми бандами и иногда по одиночке. При виде опасности на двух пластиковых лодках они бросались не в глубь чащи, а в воду, прям на встречу этой самой опасности, то есть нам. Один раз капибара чуть не отправила на дно ручья Ксюхину лодку, прыгнув с обрывистого куска суши на встречу нам и войдя в воду в 30 сантиметрах от носа Ксюхиного каяка. Обе громко заверещали:  не знаю, кто был громче Ксю или капибара, я даже зажмурился. Но когда открыл глаза, то увидел, что все целы и никто не потоплен. 

А ещё нашими частыми соседями были выдры, что меня приводило в неописуемый восторг, так как я с детства тащусь от представителей семейства куньи, чуть ли не больше чем от морских млекопитающих. А тут не просто выдры, а гигантские выдры!

Эти ребятки несмотря на свои милые мордашки, на самом деле крутые хищники и в джунглях занимают второе место с верхушки пищевой пирамиды после ягуара. Мы встречали их в основном поодиночке. Но как-то увидели семью из двух взрослых особей и детенышей. А ещё был случай, когда огромная выдра плыла рядом с нами с полчаса точно. Она то ныряла под воду, то вновь появлялась перед носом каяка, переворачивалась на спину, складывала лапки на груди и улыбалась обнажая огромные клыки. Эта моська была и милой и холодящей кровь одновременно. Перечислять наши встречи с диким зверьем можно до бесконечности, и этот рассказ может превратиться в нечто напоминающее диалоги о животных или книги Даррела. Как-то меня чуть не потопило стадо каких-то хрюшек, мы спутали тапиров с носорогами и сидели, сжавшись в палатке, когда мимо ползлп анаконда. Не встретили, пожалуй, только ягуара.

Наше передвижение по маршруту значительно замедлилось от запланированного, ведь нам больше не помогало течение реки, да и грести получалось не всегда. С ночлегом тоже возникали трудности: джунгли были затоплены, и найти сухой участок суши под палатку было сложно. Гамак бы решил эту проблему, но гамака не было. 

Однажды пришлось выгнать из песка большого каймана. Он был достаточно немаленьким, чтобы не убегать подобно его собратьям, а даже пошипеть на меня и поогрызаться, когда я его начал пихать веслом. И хотя с куска суши я его выгнал, он не уплыл, а таращил на нас свои глаза. Пришлось скормить ему две рыбины, чтобы не обижался. 

С рыбалкой у меня правда шло не все так уж гладко, чтобы рыбой раскидываться. Ловил каждый день по несколько небольших сомиков, иногда попадались пираньи, но они чаще срывались перекусывая поводки. В один из вечеров, когда мы причалили к достаточно большому островку суши, я решил попробовать поохотиться, так как увидел, что здесь все истоптано маленькими копытцами. Я сделал импровизированное копье, используя нож как наконечник, я ж Рембо черт подери! Копытных не нашёл, зато нашёл коати, которая была так увлечена поиском и вырыванием чего-то из земли что подпустила меня метров на пять. Я долго смотрел на неё, но так и не решился применить своё оружие. Я ни разу не убивал дикого зверя, мне всегда их было жалко.

Здесь у меня своя философия: я вырос в деревни, и забить животное для меня не проблема, у нас было большое хозяйство. Но эти животные неотъемлемая часть нашего мира, созданного человеком. Дикий же зверь живет в своем мире, и человек из этого мира вышел добровольно отгородившись дорогами, высотками и прочими благами цивилизации. Поэтому человек, как мне видится, не имеет права приходить в лес и шмалять из ружья... если он не является частью этого леса. Охотники  добывают зверя в тайге не для развлечения, а потому-то их семьи живут в глуши позабытые государством, я понимаю…

В общем я не смог убить эту зверюшку, но смог показать ее Ксюше. Я вернулся в лагерь, позвал её и мы аккуратно подкрались к этому зверьку. Как же весело было наблюдать за его забавными играми и прыжками: казалось, что коати исполняет для нас какой-то танец... Мы продолжали пробираться сквозь джунгли на рыбно-рисовой диете. Апельсины были съедены. Один раз я попробовал наколоть большого ската (если честно сам был удивлён увидев эту рыбину в пресной воде, но потом вспомнил что они здесь водятся.), но это тоже не увенчалось успехом. Зато увенчалась успехом попытка поймать каймана. 

Я долго не понимал, как же мне охотиться на этих крокодильчиков, пока ночью с фонариком не пошёл ловить маленьких рыбешек для наживки. Я ходил по водоему, который в сухое время был большой поляной, окруженной деревьями. Глубина здесь была мне по колено, вода прозрачная. Я собирал мелких рыбешек-верхоплавок размером с кузнечика, ловил их руками и укладывал в карман. Вокруг меня светилось множество глаз и раздавались мяукающие серенады, это кайманы устроили вечернее «пати». Когда я подходил к глазам, они прятались под воду, я думал, что эти малыши уплывают, но оказалось, что они просто ложатся на дно. Когда я увидел, что очередной спрятавшийся от меня кайман лежит просто замерев на дне водоёма, я даже не подумал как его ловить и надо ли это делать. Тело само все сделало, как будто я всю жизнь занимался именно этим. 

Я осветил его фонарем, подошел со стороны хвоста, засунул руки под воду и уцепился в его хвост. В этот самый момент малыш кайман начал сопротивляться и пытаться меня укусить, я тянул его из воды и уворачивался от его попыток цапнуть меня. Челюсти у него конечно крохотные, но думаю приятного было бы мало. Я вытянул его на берег возле палатки и крикнул Ксюхе, чтобы несла веревку. Мы решили связать его до утра, потому что ночью не было желания что-то с ним делать. 

Утром наша добыча предприняла попытку к бегству, но попытка была неудачной. Я долго собирался с мыслями прежде чем прикончить его... Ксюха даже плакала, а у меня в горле стоял ком. Я внушил себе, что случай-то особенный, мы жрать хотим, а этот малый нас хорошо подкрепит. Черт его знает сколько нам ещё скитаться в этих джунглях. Я зарезал этого кроху, неумело снял шкуру, разделал на куски и мы его отварили, без соли, специй и лаврушек. Просто в воде, потом сварили рис. Это была прям пирушка. Оставили еще куски мяса на обед. Я правда боялся, что оно испортиться в такой жаре, но нам повезло, и в обед мы доели то, что в нас не влезло утром. А к вечеру нас ждал сюрприз... 

Сначала мы наткнулись на стальную  проволоку, тянущуюся забором через джунгли и старую, заброшенную фазенду. Потом увидели стадо коров, которые ломанулись от нас как от пожара или опасного хищника. Мы решили, что это одичавшие коровы которые когда-то принадлежали жителю этой фазенды. А ещё через час мы выплыли в протоку по которой на лодке, отталкиваясь шестом плыл мальчонка, на нем была шляпа, футболка бело-голубого цвета, пояс с висящим на нем ножом и кожаные гетры как у ковбоя. 

Следом за мальчонкой верхом на коне ехал прям какой-то книжный гаучо. Тоже в шляпе и гетрах, а на поясе помимо ножа висел пистолет. Они уставились на нас удивленными глазами, как и мы на них. Немой контакт продолжался с полминуты, потом я помахал рукой, и мы с ковбоем двинулись навстречу друг другу: я на каяке, а он верхом. Я протянул руку для рукопожатия, наездник свесился из седла и крепко поздоровался со мной, по доброму улыбнувшись. Потом что-то сказал мальчику, тот оттолкнулся шестом поворачивая в примыкающую протоку, а ковбой указал нам на него пальцем и дал понять, что нужно следовать за мальчиком. 

Мы погребли. Вскоре по протоке мы выплыли к сухому островку размером гектара два: он был огорожен забором. На нем стояла небольшая фазенда, несколько сараев, были разбиты сад и огород, высились свечками кокосовые пальмы, паслись коровы, куры, бегали поросята и три собаки. Собаки сначала облаяли нас, а потом завиляли хвостами. 

 

 

 
 

Мы причалили к берегу: я вытащил каяки на сушу, стоявший рядом огромный бык посмотрел на нас как то недобро и продолжил щипать траву. Я попытался начать говорить с ковбоем и мальчишкой по-английски, они переглянулись и жестами пригласили пройти за забор. Мы привязали каяки к столбу и пошли к дому. Нам навстречу вышла женщина и ещё двое ребятишек. Мы все познакомились назвав каждый своё имя. Нам налили мате и жестами объяснили, что скоро будет ужин. 

Хозяин дома показал нам свои владения, завёл в дом, а потом все также жестами объяснил, что места в доме мало. Я начал говорить, что у меня есть палатка и я могу её поставить там, где он разрешит, он же уверил, что в сарае на матрасах нам будет вполне комфортно. На том и порешили. За ужином мы постарались объяснить, что мы путешественники из России и что мы потеряли реку. На карте я показал откуда и куда мы держим путь, а глава семьи пообещал что они проводят нас к реке завтра, когда мы выспимся. Здесь не было связи и электричества, но зато были горячая вкусная еда с солью и сухое ложе были для нас прям уже нереальной цивилизацией. 

Утром мы проснулись под пение петухов в компании спящих с нами на одном матрасе собак и маленьких волосатых поросят, мирно похрюкивающих мне прямо в ухо. Кто-то из животных даже угнездил свою морду у меня на животе. Милая идеалистическая картина, по-настоящему доброе утро! Я вылез из сарая, начал делать зарядку. Тут Ксюша привлекла мое внимание.

— Вова, смотри! — я посмотрел в ту сторону, куда она показывала пальцем, и увидел рассмешившую меня картину. Двое ребятишек поймали каймана, который раза в полтора был больше добытого мной, привязали его веревкой и хохоча бегали с ним как с пластмассовыми камазиком. Кайман упирался, явно не желая быть игрушкой, но детвора не замечала этого. Я сразу же вспомнил своё чувство когда я вытащил своего крокодильчика. Я ощущал себя Тарзаном, альфа самцом, мне хотелось бить себя кулаками в грудь, танцевать боевой танец самоанцев и кричать я поймал КРОКОДИЛА. 

Но детишки своей игрой и смехом заставили меня улыбнуться внутри и посмеяться над самим собой. Приютившие нас фермеры напоили нас парным молоком и накормили завтраком. Я почувствовал прилив сил и то, что я снова готов сесть на весло. После завтрака старший паренек вывел из стойла двух лошадей, надел на них седла и поводья, на седлах закрепили наши рюкзаки и каяки, мы распрощались с хозяюшкой и двумя младшими детишками. Папа-ковбой сел на лошадь, вторая была привязана к его седлу длинной веревкой, и поехал по той же протоке по которой мы приплыли вчера. 

Мы с парнишкой ковбоем погрузились в его лодку и он, ловко орудуя шестом, повез нас вслед за отцом. Одна из собак не хотела с нами прощаться: поплыла вслед за лодкой. Мы петляли по протоке километра три, потом причалили к берегу у набитой тропы, выгрузились и пошли по тропе, лошади тащили наши каяки волоком. Шли долго, километров двадцать, я даже не знал, что здесь вообще есть такие обширные участки незатопленного леса. 

По дороге мы сделали несколько привалов: попить воды, покурить и съесть лепешку. Часов через шесть мы дошли до другой фазенды, она расположилась на берегу нашей реки. Папа ковбой что-то прокричали входя в калитку, эта фазенда казалась более обжитой, чем та, где мы провели прошлые сутки. Нас вышла встречать пожилая пара. 

Завязался разговор. В разговоре ковбой указывал на нас и часто повторял «гринго». Я поправил его, что мы не гринго, мы руссо. Он улыбнулся, кивнул и продолжил что-то объяснять хозяевам этого места. Потом они тоже расплылись в улыбках и пригласили проходить. Мы отвязали каяки от лошадей, сняли рюкзаки и тепло распрощались с нашими случайнми проводниками. Мальчишка и отец впрыгнули в седла, в этот момент двенадцатилетний паренек показался мне совсем взрослым, помахали нам, подарили прощальные улыбки и поехали обратно по тропе в джунгли.

Пожилая пара пригласила нас за стол. После еды мы пили мате, пытались о чем-то общаться, но у нас это выходило не особо из-за языкового барьера, и хозяин дома начал показывать фотографии племенных быков. Просидев с ними час, я подумал, что мы можем еще успеть уплыть километров на пять точно прежде, чем начнет темнеть. 

Просто мне было неудобно навязываться людям, таким вот нежданным гостем. Мы обсудили это с Ксюшей, она думала также, и я принялся это объяснять нашим новым друзьям. Они не хотели нас отпускать, показали комнату, где мы можем пожить, но мы всё же решили, что пора плыть. Пожилая пара нас провожали крепкими объятиями и какими-то словами, точный смысл которых я не знаю, но было понятно что они желают нам всего хорошего. 

На следующий день у Ксюши лопнул корпус каяка, и она начала тонуть, неудача которая уравновесила наш двухдневный фарт. Ксюха всё-таки успела выгрести на начавшем погружаться под воду каяке к берегу. Мы вытащили его, слили воду, нашли источник беды, и начали думать что с этим делать. 

Вариантов у нас особо не было. Мы заткнули дырку полиэтиленовыми  пакетами и раз в полчаса причаливали к берегу, чтобы сливать накопившуюся воду. Это значительно замедлило наш сплав, но мы уже были на реке и по моим прикидкам нам оставалась пара дней до Корумбы — городка на берегу реки Парагвай, в котором мы наметили финиш нашего путешествия. 

К вечеру следующего дня мы пришли к месту впадения нашей Таквари в великий Парагвай. На правом берегу нашей реки расположился крутой рыболовный клуб с отелем и рестораном. Мы попросились поставить свою палатку где нибудь на краю их территории. А вечером официанты из ресторана принесли нам абсолютно бесплатно огромное блюдо, какую-то рыбу. Вкуснее рыбы я в жизни не ел. Утром мы выплыли в Парагвай, это оказалась широченная мощная река. Плыть до Корумбы нам пришлось против течения. Беда в том, что я не знал, сколько точно нам так грести. У меня закончились силы, и я стал сильно отставать от Ксюши. Я даже не понимал, как она вообще гребёт без остановки. В какой-то момент у меня закружилась голова, и я нырнул в реку чтобы охладиться. Благо выскакивать и заскакивать в каяк на ходу мы уже наловчились. Я если честно не понимал, откуда у Ксюхи столько сил: она бодро гребла против течения. 

Через некоторое время я увидел военную часть на берегу и решил спросить у служивых, как далеко нам еще грести. Мы остановились возле причала с лодками и тут на нас подняли ружья! Я сам служил в армии и не помню, чтобы военные так реагировали на гражданских. Это произошло прям как сцена из боевика. Несколько снайперов на крыше, пять автоматчиков со всех ног бегут к нам держа нас на мушке и что то крича по-португальски. Когда пять стволов М-16 уже смотрели на нас в упор, с поднятыми вверх руками, я спросил не говорит ли кто-нибудь по-английски. Один автоматчик сказал “квартой минутас” и показал четыре пальца. Я повернулся к Ксюше и сказал улыбнувшись :

— Всё нормально, солнышко! Они говорят что через четыре минуты выйдет англоговорящий.

— А ты уверен, что нам четыре минуты дали на то, чтобы дождаться этого парня или они хотят чтобы мы убрались отсюда в течении этого срока?,— резонно спросила Ксю.

— А....вот это я у них уже уточнить не смогу... — я тупо смотрел то на ребят, тычущих в нас автоматами, то на Ксюху. По лбу катились крупные капли пота, в горле застрял ком, да и вообще было в безумно страшно. 

Через некоторое время подошёл мужчина, судя по всему офицер, достал пистолет, улыбнулся, представился и спросил по-английски, что нам здесь надо. Все это было предельно вежливо и добродушно, если бы ни оружие, направленное на нас. Я постарался собрать всю смелость и волю для того, чтобы связать хоть пару слов, и вкратце рассказал ему, что мы русские туристы и о нашем путешествии и, что мы просто хотим узнать, далеко ли до Корумбы. Офицер ответил, что нам осталось 20 километров примерно. Мы прыгнули в каяки и погребли. Но через несколько минут я услышал что заводятся моторы лодок. 

— Солнышко, кажется мы медленно гребем…

К нам уже подплыли две лодки, и всё тот же офицер, всё так же доброжелательно, только уже не направляя на нас ствол, предложил нас подбросить до лодочной станции, откуда уже есть дорога до города. Мы согласились. Закинули рюкзаки и себя в лодку, привязали каяки с левого борта и рыча мотором лодка поплыла. Ход пришлось сбавить, потому что каяки норовили нырнуть под воду. Через некоторое время нас выгрузили на лодочной станции, при которой был отель для рыбаков. Мы решили снять номер и заказать еды. Это встало нам в копеечку, но уже захотелось отдохнуть. Утром хозяин отеля погрузил нас и лодки в пикап и довез до отеля в городе. Мы заселились в отель, а каяки сгрузили у них в гараже.

Три дня мы жили здесь, так как в этот раз я практически не мог ходить, мои ноги покрылись огромными нагноениями, которые причиняли мне огромную боль. И ещё мы хотели попробовать продать каяки, хоть за какие-то деньги, так как кэша у нас осталось мало, а карточку мне неожиданно заблокировали... 

Каяки так и не удалось продать, и на четвертый день мы уехали в Рио. В Рио нам пришлось жить прямо в палатке на пляже Импанема, так как на пять дней жизни даже в очень дешевом хостеле денег у нас не было. Питались мы в основном кокосами из супер-маркета, потому что это и вода и еда одновременно, да и стоят они копейки. В первый же вечер Ксю спросила меня:

— Вова, как мы будем жить здесь в палатке, вдруг нас ограбят? 

— Солнце, кто будет грабить людей которые живут в палатке?! Хорошо если нам подавать не начнут!,— как обычно улыбаясь ответил я. 

Хотя думаю улыбка моя не была уже такой уж беззаботной и уверенной. Лицо было обгоревшим и уставшим, с опухшими глазами. Нагноения на ногах тоже не добавляли мне бравого вида, но несмотря на это, я был доволен и даже всерьез задумался о возвращении в Пантанал, но уже с другим подходом к этому делу. Как ни странно Ксюха тоже с энтузиазмом принялась мечтать со мной об этом новом приключении, сидя в на песке и поедая кокос. 

Через пять дней она улетела в Россию, а я уехал в Мендосу. В Пантанал мы так и не вернулись, но план нового приключения в Бразильских джунглях засел в моей голове шальной пулей со смещенным центром тяжести...

 

ИСТОЧНИК. СНОБ

Район Аннапурны – рай для любителей треккинга

Центральную часть Непала мы объединяем в одно общее образование, которое условно называем Район Аннапурны.  Это главная альтернатива району Эвереста для любителей треккинга. Во многом эти районы похожи. Но при всех достоинствах района ... читать больше

Центральную часть Непала мы объединяем в одно общее образование, которое условно называем Район Аннапурны.  Это главная альтернатива району Эвереста для любителей треккинга. Во многом эти районы похожи. Но при всех достоинствах района высочайшей горы мира, район Аннапурны по-своему интересен и привлекает туристов не меньше.

В одну группы мы объединяем схожие по характеру маршруты, расположенные у подножья величественных гор Аннапурны, Дхаулагири и Манаслу. Это хорошо обжитый район Непала, который живет преимущественно в традиционном стиле.  Это является весьма привлекательным моментом для туристов. Мягкий климат, обилие зелени, разнообразные панорамы, культовые религиозные сооружения, приветливое местное население и хорошо обученный персонал  - всё главные «козыри» района. 

 

Южная стена Аннапурны

 

Актуальные программы Клуба 7 Вершин

 

 

Классическим является Трек вокруг Аннапурны (Annapurna Circuit Trek) — многодневный пеший маршрут , соединяющий населённые пункты в окрестностях горного массива Аннапурна. Протяжённость пути, в зависимости от выбора начальной и конечной точек, составляет от 140 до 220 км, продолжительность похода — от 10 до 20 дней, наибольшая достигаемая высота — 5416 метров над уровнем моря (перевал Торонг-Ла).

 

 

 

 

Трек Вокруг Аннапурны  ежегодно проходит не менее  20 000 любителей треккинга из разных стран.  Маршрут можно преодолеть без ночёвок в палатках: туристы совершают дневные переходы от одного населённого пункта до другого, останавливаясь на ночлег в гостевых домах (лоджиях), которые содержит и обслуживает местное население.

 

Для прохождения Трека вокруг Аннапурны не требуются ни альпинистская подготовка, ни специальное снаряжение. Маршрут доступен любому человеку, физическая форма которого позволяет преодолевать пешие подъёмы высотой до 400 метров.

 

Туристический бизнес является одной из главных статей дохода местного населения, и практически в каждой деревне открыты гостевые дома, предоставляющие ночлег туристам. При гостевых домах работают рестораны, где подают различные блюда непальской и европейской кухни: дал-бат, мо-мо, пасту, пиццу, супы, омлеты, а также напитки и выпечку. В высокогорных деревнях меню может включать блюда из мяса яка (отбивные, бургеры) и ячий сыр.

 

У перевала Торонг-Ла, где населённые пункты отсутствуют, построены два туристических лагеря — Торонг-Педи (4525 м) и Верхний Лагерь (4900 м), предлагающие те же услуги, что и гостевые дома в деревнях. На пути к озеру Тиличо, в окрестностях которого также нет населённых пунктов, туристы останавливаются на ночлег в базовом лагере Тиличо (4150 м).

 

 

Главная опасность на маршруте — горная болезнь, которая может развиться на высотах более 3000 метров у туристов, не уделивших должного внимания акклиматизации к условиям высокогорья.

 

Набор одежды должен соответствовать широкому диапазону температур, так как климат у подножия гор и на высокогорье существенно различается — например, в осенний сезон можно ожидать температуры от +25 °C (в предгорьях) до −10 °C (ночью в горах).

 

 

Сезоны:

 лето — сезон дождей в Непале. Небо и горные вершины большую часть дня закрыты тучами, количество туристов на маршруте невелико;

 осень — к середине октября заканчивается сезон дождей, воздух чист и прозрачен. Днём преобладает тёплая погода, но при этом ночью на высокогорьях нередки заморозки. Осенью маршрут проходит наибольшее число туристов;

 зима — температура воздуха на высотных участках маршрута опускается до -25 °C. В случае снегопада некоторые тропы могут на несколько дней стать непроходимыми;

 весна — второй по популярности сезон после осени. Погода благоприятна для походов, но к поздней весне увеличивается вероятность дождей. Воздух менее прозрачен, чем осенью, из-за атмосферной дымки.

 

 Варианты треккинговых маршрутов, которые могут быть осуществлены "под заказ" как с местными гидами так и с гидами Клуба 7 Вершин.

 

Трек к базовому лагерю Аннапурны — поход на плато «Святилище Аннапурны» к южному базовому лагерю Аннапурны (4130 м). Главные достопримечательности маршрута: вершина Аннапурна I, южная стена Аннапурны, гора Мачапучаре (6998 м). Продолжительность похода — около недели. Трек к базовому лагерю пересекается с заключительным участком Трека вокруг Аннапурны, что позволяет объединить эти два маршрута в один продолжительный трек.

 

 

Трек вокруг Манаслу — двухнедельный поход вокруг горного массива Манаслу-Гимал, наивысшая точка маршрута — перевал Ларкья-Ла (5200 м). Заключительный этап Трека вокруг Манаслу и начальный этап Трека вокруг Аннапурны следуют по одной тропе, но в противоположных направлениях.

 

«Джомсомский трек» — поход по долине реки Кали-Гандаки от Муктинатха до Наяпула, либо в противоположном направлении. По сути является прохождением западной половины Трека вокруг Аннапурны.

 

 

«Пун-Хилл» — 4-х дневный кольцевой маршрут, главное событие которого — подъём к смотровой площадке на вершине горы Пун-Хилл. Маршрут популярен у проживающих в Покхаре туристов в силу транспортной доступности и малой продолжительности похода;

 

«Марди-Гимал» — маршрут, проходящий по гребню одного из южных отрогов Аннапурны. Наивысшая точка маршрута — базовый лагерь Марди-Гимал (4500 м), продолжительность похода — около недели.

 

«Верхний Мустанг» — поход по долине реки Кали-Гандаки до деревни Ло-Мантанг — столицы королевства Мустанг, граничащего с Тибетом. По состоянию на 2016 год для посещения Верхнего Мустанга требуется оформление особого разрешения.

 

 

 Дополнения к классическим маршрутам

 

Озеро Тиличо — горное озеро, расположенное на высоте 4919 метров. Размеры озера — 4×1 км, глубина — 75 м.  Над южным берегом озера белой снежно-ледяной стеной возвышается пик Тиличо (7134 м). Озеро Тиличо находится в стороне от главной тропы маршрута, посещение озера увеличивает на 2—3 дня общую продолжительность похода.

 

Долина Муктинатх — место, почитаемое у индуистов и буддистов. В долине возведено множество храмов и монастырей;

 

Гора Пун-Хилл (3193 м) — на вершине горы оборудована смотровая площадка, с которой открывается панорамный вид на восьмитысячники Аннапурна и Дхаулагири. К смотровой площадке из близлежащей деревни Горепани (2860 м) ведёт тропа с 300-метровым подъёмом. Как правило, туристы поднимаются на Пун-Хилл ранним утром, чтобы застать горы в свете восходящего солнца.

 

 

 

Треккинговый маршрут № 1 в мире  ведет к подножью Эвереста.  Почему столько людей стремится его пройти?

Увидеть Эверест и осознать, что в жизни произошло что-то важное.  Высочайшая гора мира – это самый важный природный монумент, самая главная достопримечательность, единственная и неповторимая вершина мира. Эверест сказочно красив, ... читать больше

Увидеть Эверест и осознать, что в жизни произошло что-то важное.  Высочайшая гора мира – это самый важный природный монумент, самая главная достопримечательность, единственная и неповторимая вершина мира. Эверест сказочно красив, но и окружающие его горы не кажутся статистами в этом спектакле  поднебесного величия.  Южные стены Лхоцзе и Нупцзе , Пумори, Ама-Даблам  и другие гиганты образуют невероятную по красоте кулису,  лучшие панорамы , которые придумать невозможно.  К этому мы прибавляем  высокий уровень безопасности, радушие и приветливость местного населения, неповторимые элементы местного колорита, то есть, особенности быта и традиций, высокий уровень организации трека и многое другое, что положительно сказывается на привлекательности этого треккингового маршрута.

 

 

Клуб 7 Вершин уже более 15 лет проводит в базовый лагерь Эвереста, как минимум, одну группу в сезоне.  Это бесценный опыт.  Принимающей стороной в Непале является наша дочерняя компания «Seven Summits Adventure», в которой работают грамотные организаторы и проверенные, надежные гиды. С группами идут наши российские супер-гиды, которые сделают Ваш тур  интереснее, познавательнее и веселее.

 

Смотрите наши программы

 

  Собственно как возник треккинг. И что такое треккинг?  Это тот же горно-пешеходный поход, только без  самостоятельной переноски грузов. И вообще, в условиях максимально возможного комфорта: с обустроенными ночевками, с организованным питанием, чаще всего с гидами, которые знают маршрут и ведут по нему. 

 

 

Треккинговые маршруты по Непалу появились благодаря альпинистским экспедициям к восьмитысячникам. Именно в период «борьбы за покорение гигантов» появилась практика устройства караванов носильщиков, появились «сирдары» - организаторы процесса от лица местного населения. Когда период больших экспедиций прошел, из числа альпинистов выдвинулись люди, одержимые идеей показать красоту Непала для большего числа людей. Всё было просто – та же альпинистская экспедиция, только без восхождения. Тот же караван носильщиков, повара, проводники и так далее. Постепенно маршруты «устоялись» и начали благоустраиваться. Важнейшую роль для долины Кхумбу сыграло открытие аэропорта в Лукле, которое состоялось благодаря усилиям Эдмунда Хиллари. Сейчас он носит имя легендарной связки первовосходителей на Эверест: Тенцинг – Хиллари.

 

 

Сейчас треккинг к подножью Эвереста представляет собой  отлично отработанный маршрут.

 Маршрут  «К базовому лагерю Эвереста» доступен любому физически здоровому человеку.  Однако нельзя к нему относиться совсем  беспечно. Физическая нагрузка  при этом может быть названа значительной.

 

 

Общая характеристика маршрута

Протяженность  классического маршрута в сумме составляет  примерно 130 километров (туда – обратно). Это расстояние проходят за 10 ходовых  дней.  Так что, в среднем на день приходится  примерно 12 километров.  Однако основная сложность заключается в коварном влиянии  высоты.  Как организм будет на нее реагировать,  это всегда вопрос.  Даже если  раньше Вы  успешно её переносили, нужно всегда быть внимательным и острожным. Набор высоты на маршруте составляет примерно 2500 метров,  в среднем  на день приходится до 500 метров подъема по вертикали.   Лукла - 2860 метров, гора Кала Патар - 5643 метра.

 Когда ехать

Традиционно в Непале выделяют два удобных для путешествий сезона весенний и осенний. С точки зрения наших выходных, практически всегда группы идут на майские и ноябрьские праздничные дни. Для трека через Гокио однозначно ехать лучше в осеннее время, так как весной в районе озера зима отступит не полностью.

 Ночевки

На треке в Базовый лагерь  туристы ночуют в лоджиях. Это небольшие гостевые дома, которые содержат местные шерпы. Дома сложены из камней, внутренние стена сделаны из фанеры.  Кровати в комнатах имеют набор тёплых войлочных одеял.  Из соображений гигиены можно взять с собой вкладыш от спальника или просто лёгкий спальный мешок.  На первом этаже в лоджии находится столовая с печью, место сбора туристов по вечерам.

 О еде

Стандартный набор продуктов: рис, лапша, картошка, капуста, курица. Большого разнообразия нет, на пути нет ресторанных излишеств, всё по-спартански. В лоджиях можно купить некоторые виды алкоголя. Специалисты советуют взять с собой небольшие перекусы, орешки там всякие, сухофрукты, которые будут кстати вовремя перекусов.

 Главное в питании

Не пить сырой воды. Вода – только в проверенных, надежных бутылках. Либо кипяченная. Иногда советуют брать с собой маленькую газовую горелку. Что не лишено смысла. Надо помнить, что местная инфекция в виду её необычности для наших организмов смертельно опасна!

  

Лучшие варианты

 По большому счету лучшим вариантом треккингового маршрута к подножью Эвереста является вариант  похода через селение Гокио и перевал Чо-Ла.  Однако при этом варианте всё путешествие планируется на три недели, что для большинства людей неудобно с точки зрения отпусков.

 

Программа Клуба 7 Вершин с посещением Гокио

 

Путь пролегает через высокогорные озера Гокио с кристальной и очень холодной водой.  Панорама в районе озера оригинальна и незабываема.

 

 

 

Одежда и снаряжение для треккинга «Базовый лагерь Эвереста»

Рюкзак с накидкой от дождя. Оптимальный объём 40-50 литров.

Треккинговые палки

Солнцезащитные очки

Налобный фонарик

Ёмкость для воды

Одежда

Отправляясь в Непал, нужно готовиться и к жаре, и к холоду. Средняя дневная температура внизу в начале трека +20…+30°С, а наверху может быть ниже нуля. При подборе одежды работает теория слоёв: термобельё — утепляющий слой — ветро- и влагозащита.

Головной убор. Для защиты от солнца — кепка или бафф, для защиты от холода — тёплая флисовая шапка.

Перчатки. Лёгкие флисовые перчатки согреют на высоте или вечером. Модели с использованием материала Windstopper дополнительно защищают от ветра, поэтому теплее флисовых.

Носки . Возьмите несколько пар специальных треккинговых носков разной толщины. Они уберегут ноги от натирания и обеспечат более высокий комфорт по сравнению с обычными хлопковыми носками.

Обувь. Лёгкие кроссовки и специальные треккинговые ботинки. От её качества и удобства зависит, насколько легко и комфортно вам будет на маршруте. Обувь, которую вы берёте в путешествие, обязательно нужно разносить до отъезда, чтобы убедиться, что ногам удобно и ничего не натирает. 

Важные мелочи:

солнцезащитный крем высокой степени защиты (SPF не меньше 30);

гигиеническая помада (можно найти с солнцезащитным фильтром);

средства гигиены (зубная щетка, паста, мыло, шампунь, влажные салфетки, туалетная бумага);

полотенце;

личная аптечка (необходимый минимум: антисептическое средство, пара стерильных бинтов, пластырь, ножницы, эластичный бинт, активированный уголь, обезболивающее);

гермоупаковка для денег, документов и гаджетов;

внешний аккумулятор (пауэрбанк) или солнечная батарея — напомню, не везде в Непале есть электричество.

 

Намче-Базар - столица "страны шерпов"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Непал для начинающих. Почему эту страну нельзя обойти стороной. Факты. Что делать в Непале нельзя

Раз побывавшие в Непале всегда будут стремиться вернуться в эту чудесную страну. Горы, природа, люди, цены, легенды и мифы – всё вместе работает на один общий образ «туристической Мекки», благоприятного для путешествий и ... читать больше

Раз побывавшие в Непале всегда будут стремиться вернуться в эту чудесную страну. Горы, природа, люди, цены, легенды и мифы – всё вместе работает на один общий образ «туристической Мекки», благоприятного для путешествий и неповторимого по красоте туристического пространства. Клуб 7 Вершин предлагает большой выбор треккинговых и альпинистских программ, дляорганизации которых в Непаде работает наif дочерняя фирма под названием "Seven Summits Adventures"...

 

Наша гордость - команда шерпов, собранная и воспитанная за более чем 15 лет экспедиций и походов по Гималаям

 

Если влюбляешься в страну, то нужно ли объяснять, почему это происходит. Если вместе с тобой влюбляются в эту же страну тысячи, то это уже тенденция, это – факт, который является каким-то объективным свидетельством. Существует, конечно, магия Непала, кто-то находит это сосредоточением «мест сил», «святых мест», кто-то до безумия влюблен в горы, в необычайной красоты панорамы. Кто-то видит своей целью увидеть высочайшую вершину Мира, величественный и грозный Эверест. У всех свои причины, свои подходы, свои интересы. Но всех поклонников Непала объединяет любовь к неповторимой атмосфере азиатской экзотики, которая существует в этой стране. Величие гор здесь соединено с теплотой человеческих взаимоотношений.

 

Один из туристических слоганов страны гласит: One Time Is Not Enough!

Проверяйте это на себе и возвращайтесь!

 

 

Программы Клуба 7 Вершин осенью 2019 года

 

 

Немного фактов...

 

Федеративная Демократическая Республика Непал — государство в Южной Азии. Граничит с Индией и Китаем. Столица — город Катманду. Расположено на склонах высочайших в мире гор – Гималаев.  Страна имеет вытянутую форму, примерно его размеры – 800 км в длину с Запада на Восток и 250 км в ширину с Севера – на Юг. По площади Непал занимает 94-е место в мире, чуть больше Греции и чуть меньше Таджикистана.

 

 

 

В природном отношении от южной границы, где самая низкая точка страны - 70 метров над уровнем моря, до северной - по хребту Гималайских гор (Эверест - 8848 м), мы проходим все природные зоны. От тропических джунглей до самой суровой высокогорной зоны. 

 

 

 Климатические условия отличаются так называемым высотным климатическим градиентом. То есть,  высота над уровнем моря  - главное, что определяет погодные условия.  Климат носит муссонный характер, с одним ярко выраженным  супер-влажным периодом. Это летний муссон, который наполняет всю страну избыточной порой влагой.  В остальные периоды погода больше определяется особенностями местной циркуляции.

 

 На территории Непальских Гималаев расположено около  90 вер­шин, пре­вы­шаю­щих 7000 м, и восемь (из 14-ти) восьмитысячников: Эверест (официальное имя Сагарматха) – 8848 м,  Кан­ченд­жан­га (8598 м), Лхоц­зе (8516 м), Ма­ка­лу (8463 м), Чо-Ойю (8201 м), Дхау­ла­ги­ри (8167 м), Ма­нас­лу (8163 м), Ан­на­пур­на (8091 м). 

 Непал гордится тем, что никогда не был колонией. Однако его зависимость от соседних стран в экономическом плане очень большая. Особенно от Индии, из которой поставляется в Непал по некоторым данным до 90% всех товаров. В последнее время значительно возрастатет влияние Китая.

По числу жителей Непал находится примерно на 50-м месте. Население страны растет большими темпами и приближается к 30 миллионам. В столице – городе Катманду живет порядка 1 миллиона. Большинство населения живет в селениях и небольших посёлках. Этнический состав довольно пёстрый, однако мы замечаем разделение на две группы: непальцев похожих на индийцев и непальцев (шерпов), похожих на тибетцев.

Абсолютное большинство населения исповедует индуизм, однако в горах больше распротранен буддизм.

Непал - страна с сохранившейся кастовой системой. Однако понять. что это такое на практике у иностранцев мало шансов, особенно за время коротких путешествий.

 

Национальный флаг Непала — единственный непрямоугольный национальный флаг в мире. Представляет собой упрощённую комбинацию вымпелов двух ветвей династии Рана — прошлых правителей страны. Флаг был принят 16 декабря 1962 года. К тому времени вымпелы использовались раздельно на протяжении двух столетий. Вместе их начали использовать с XX века. Синий цвет границы флага символизирует мир, а тёмно-красный — национальный цвет Непала.

                                            

 Местное время тоже особенное, оно отличается от Гринвича на 5 часов и 45 минут. А объясняется все очень просто: давным-давно эта небольшая страна пыталась показать свою независимость от большой соседки Индии и с этой целью перевела время на 10 минут вперед. Но в конце ХХ века монархи подумали и решили отдалиться ещё на 5 минут.

Непал — одна из беднейших и неразвитых стран мира. По ВВП на душу населения находится где-то на 160-м месте. Уровень безработицы по данным Википедии — 46 %!

 

Непальская рупия - местная валюта. 1 рупия - 50-60 копеек. 1000 рупий - около 9 долларов США.

Цены в Непале низкие, поэтому позаботьтесь о мелочи, заранее разменяйте крупные купюры перед выездом в горы.

 

 

Местная кухня отличается простотой, но с соблюдением традиций. Частыми гостями на столе являются чечевица, рис, бобы, иногда в блюда добавляют мясо или овощи. Если хотите попробовать интересные национальные блюда, закажите «момо» (что-то наподобие пельменей) или «дл-бат» (рис с чечевичной похлебкой и разными соусами).

Особенно распространено у непальцев использование большого количества специй — без них не обходится ни одно блюдо. Будьте готовы к тому, что непальская кухня окажется для вас чересчур острой.

Стоимость одной порции в ресторанах и кафе копеечная. Правда, в связи с тем, что в Непал с каждым годом ездит все больше туристов, открывается большое количество новых ресторанов, которые рассчитаны на состоятельного посетителя.

Традиционным алкогольным напитком считается рокси — непальская рисовая водка. Иногда ее крепость может превышать 40 градусов. Можно попробовать и рисовый самогон ракши в деревенской местности (но учтите, что он очень крепкий).

 

Группы Клуба 7 Вершин в Катманду живут в отличного качества гостиницах, с высоким уровнем санитарии. 

Что касается маленьких поселений и городков, то тут пользуются популярностью так называемые гестхаусы (гостевые домики). Количество кроватей в комнате может достигать шести, а удобства располагаются, как правило, во дворе (редко на этаже). Часто есть душ, но ввиду низких температур его не всегда можно использовать. В таких ночлежках может быть не предусмотрено постельное белье.

 

Хоть в Непале очень низкий уровень преступности, избегайте одиночных прогулок в вечернее время, храните в сейфах крупные суммы денег и драгоценные вещи.

 

 *******

 Традиционно путешествия по непалу начинаются в его столице. В атмосфере комфортабельной гостиницы, шумной суеты города и  экскурсий по всемирно знаменитым памятникам культуры.

 

 

 

 

Основные достопримечательности Катманду

 

Ступа Сваямбунатх — вы подниметесь к расположенной на холме ступе, которую также называют храмом Обезьян, и насладитесь потрясающим видом на город с высоты птичьего полета. Сваямбу переводится как «самообразовавшаяся». Я расскажу легенду, согласно которой хрустальная ступа возникла на вершине холма сама по себе. Именно с этой горы началась история древнего города, который раскинулся на дне огромного горного озера.

Площадь Дурбар — самая большая из трех дворцовых площадей в долине Катманду. Здесь происходили ключевые события страны, рождались и короновались наследники престола. Я расскажу о богине Кумари, которая живет в деревянном дворце, украшенном замысловатой резьбой, в образе маленькой неварской девочки. Вы узнаете о королях и династиях, пикантных исторических подробностях, интригах, прошлом и настоящем современного Непала. А еще попробуете в первом уличном городском кафе Катманду традиционный йогуртовый напиток Ласси.

Тамил — лабиринтом узких улочек, через местный городской рынок, вы переместитесь в туристический район, облюбованный хиппи с 60-х годов прошлого столетия. «Хипповая» атмосфера царит здесь до сих пор. Я расскажу о лучших барах и ресторанах, ценах на сувениры и особенностях торговли в Непале.

Ступа Боудханат — самая большая и старинная ступа Катманду, насчитывающая более 2500 лет. Она расположена в тибетском районе столицы — вы почувствуете, что атмосфера в нем очень отличается от центра города. Ступа находится на бывшем торговом пути из Тибета в Индию. Я расскажу, как путники останавливались здесь для молитвы до и после сложных гималайских перевалов. Многие экспаты говорят, что ступа как магнит притянула десятки людей из разных стран остаться в Катманду на многие годы.

Храмовый комплекс Пашупатинатх — главный храм индуистского бога Шивы в одной из его многочисленных форм — Пашупати, защитника животных. Рядом с удивительными памятниками архитектуры на берегах священной реки Багмати вы почувствуете близость и практическое слияние двух религий — индуизма и буддизма. Увидите, как на горе живут медитирующие йоги-отшельники. Я покажу вам так называемые «гхаты» на берегу реки, где на больших кострах происходит обряд кремации усопших. Вечером вы сможете посетить красочную службу с песнопениями, возжиганием огней и благовоний.

 

Религиозные запреты:

  • Религиозные буддистские сооружения нужно обходить слева по часовой стрелке.
  • На территорию храмов нельзя проносить изделия из кожи (кстати, обуви это тоже касается).
  • К верующим, как и к их подношениям для богов, ни в коем случае нельзя прикасаться.
  • Женщины не должны касаться монахов.
  • Запрещено умываться водой, которая течет в водяную молитвенную мельницу.
  • На экскурсии лучше надевать закрытую одежду, иначе вы рискуете быть резко осужденными местными жителями.

 

 

 

Что еще нельзя делать в Непале

Материал от Сергея Кофанова  mountainplanet.com

Никогда не ходите за яками и не давайте непальцам деньги левой рукой: эксперты Mountain Planet подготовили для вас список того, чего не стоит делать в Непале ни при каких обстоятельствах.

  1. Не пейте свежевыжатый сок на улице и некипяченую воду

Как пить дать, вы слышали о том, что в Непале не стоит пить некипяченую воду (добавим к ней свежевыжатый сок в уличных лавочках). Не только потому, что вы можете заработать банальное расстройство желудка: последствия могут быть куда более серьезными — например, лямблиоз (испугайтесь самостоятельно, разыскав информацию в интернете).

Как с этим бороться? Пить только бутилированную или кипяченую воду и пользоваться спецсредствами (в любом супермаркете Катманду продаются обеззараживающие гели для рук, которые стоит применять перед каждым приемом пищи).

Из горных рек и ручьев в Непале не стоит пить по другой причине: даже если вы знаете, что выше по течению не пасется скот, и вода чистая — она очень холодная, легко заболеть и простудиться. А это совсем не то, чего вы ждете от отпуска (тем более в условиях высокогорья).

Вода из горных ручьев хороша, если смотреть на нее по телевизору, а в живой природе этой красоты стоит избегать.

  1. Не допускайте гибели бактерий

Возможно, вы этого не знаете, но это так: из-за недостатка кислорода на высоте уже три тысячи метров бактерии, которые обитают в желудке жителя равнин, начинают погибать. Именно это часто становится причиной всевозможных расстройств (а не только и не столько национальная кухня).

Поэтому задумайтесь о сборе аптечки заранее: ваш организм привыкнет к высоте и акклиматизируется за 3-5 дней, но бактерии уже погибли! Микрофлору вы восстановите с помощью доступных пробиотиков, и имейте в виду, что на высоте выше 5 тысяч метров (например, в Базовом лагере Эвереста) их стоит принимать постоянно.

  1. Не отправляйтесь в путешествие без необходимых лекарств и прививок

Наш следующий совет плавно вытекает из предыдущего: обязательно возьмите с собой необходимые лекарства в аптечку путешественника. Непал — это Азия, и на месте знакомых препаратов вы можете не найти — и даже в столичной аптеке фармацевт может не владеть английским языком.

Что касается прививок: Непал исключен из списка стран с обязательной прививкой от желтой лихорадки, но, согласно рекомендациям ВОЗ, стоит подумать о том, прививались ли вы от краснухи, дифтерии (раз в 10 лет), гепатита А и В и брюшного тифа.

  1. Не ходите туда, куда вас просят не ходить

Как в любой развивающейся стране, в Катманду не стоит выходить ночью за пределы туристического квартала. Он называется Тамель и там есть вся необходимая инфраструктура: кафе, рестораны, магазины, турагентства: там живут 90% процентов гостей столицы.

Статус туриста от много защищает — но не стоит ходить в Катманду туда, куда вам настойчиво не рекомендуют ходить. В городе существует так называемый «рынок черной магии»: появляться иностранцу там не нужно, и, пожалуйста, последуйте этому совету, потому что за последствия никто отвечать не будет.

 Будет обидно, если вместо удовольствия от поездки вы влипните в историю. Все проблемы с мафией или какими-нибудь ритуалами держат в стороне от туристов, стараются их отвлечь от «ненужных мест». Но будьте благоразумны: если вас просят уйти — уходите. 

  1. Не покупайте поддельную одежду, если ставите перед собой серьезные спортивные задачи

В Тамеле уже давно работают магазины и представительства всех известных спортивных брендов: вы можете купить любую одежду с гарантией качества. А в соседних лавочках продаются куртки из Китая, которые выглядят точно так же, но стоят в 10 раз дешевле…

Утверждать, что эти вещи настолько же хуже — не будем. Но, покупая куртку известной марки за 10$ в переулке, стоит понимать, зачем вы это делаете. Да, она выполнит свою функцию на простых переходах, когда максимум, что вам грозит — попасть под дождь. Но если вы идете на серьезное восхождение, то отнеситесь серьезно и к снаряжению.

  1. Не ходите рядом с яком

В альпийской зоне вы не увидите толп людей, зато столкнетесь с караванами яков — основным транспортом Непала. Это самые настоящие «местные жители», родина яков — Тибет. Домашних яков еще называют «хрюкающими быками» — Bos Grunniens (недовольное животное издает хрюкающие звуки), но беспокоить вас должно не это.

При весе под 400 кг, яки обладают слабым зрением и слухом, и могут просто не заметить человека рядом, и поранить его грузом. Поэтому будьте аккуратны рядом с этими животными.

Также имейте в виду: в высокогорье караваны яков взбивают пыль на тропе, туда же падают их экскременты. Они высыхают, смешиваются с пылью и превращаются во взвесь, которой дышат путешественники, оказавшиеся поблизости.

Это чревато минимум расстройством желудка, поэтому, если прямо перед вами движется караван яков, — не стоит плестись у него в хвосте: лучше сделать небольшой привал и подождать, пока животные пройдут.

  1. Не покупайте ножи — их могут признать холодным оружием

Знаменитый изогнутый нож «кукри» до сих пор является частью вооружения непальской армии: при длине почти в 40 см он весит 600 граммов. Многие туристы рады приобрести такой сувенир, чтобы похвастать им перед друзьями и родными. Но есть одна загвоздка.

При вывозе ножа из Непала, скорее всего, вопросов вам не зададут: однако проблемы могут возникнуть по прибытии в вашу страну.

Известен инцидент с жителем европейской страны, который хотел привезти подобный подарок из Катманду: дело дошло до суда. На таможне нож отобрали и признали холодным оружием, пришлось в законодательном порядке доказывать, что этот сувенир предназначался для приготовления шашлыка, а не для нанесения тяжких телесных повреждений. 

  1. Не давайте непальцам деньги или подарки левой рукой

Расплачиваться и вручать подарки местным жителям лучше исключительно правой рукой, тогда это будет воспринято с радушием и благодарностью. Хотя иногда вы можете использовать и левую — но только в том случае, если заплатить нужно, но вы хотите недвусмысленно продемонстрировать, что недовольны услугами человека, который их вам оказал. 

  1. Не берите в прокат байк или машину

Мопед — практически основной транспорт в Катманду. Поток байков на улицах Непала по объему сопоставим, наверное, только с потоком велосипедистов на дорогах Пекина. Движение в Непале — левостороннее, что добавляет осложнений европейцам и американцам. А местные водители на улицах считают своим долгом руководствоваться не сигналами светофора, а общим состоянием кармы.

Поэтому вряд ли вы будете чувствовать себя в этом автомобильном хаосе как рыба в воде (если, конечно, не приехали туда из Индонезии). Для поездок берите такси: они прекрасно справляются с перевозкой пассажиров (оплата по счетчику).

  1. Не выходите из отеля без визитки с телефоном и адресом

В хаосе нового места и лабиринтах азиатского города вы легко можете заблудиться. Например, два отеля с похожими названиями «Travel Inn» и «Traveler Inn» могут находиться в разных концах города. Поэтому не забывайте брать с собой визитку с телефоном и адресом места, где вы остановились. В крайнем случае, вы покажете ее таксисту, который сможет найти, куда доставить потерявшихся путешественников. Туристы теряются на улицах Катманду каждый день — будьте внимательны, и не умножайте их число!

 

Архив путешествий Егора Ройко. Килиманджаро 2008

Гора Килиманджаро является самой высокой в мире отдельно стоящей горой, и, разумеется, самой высокой горой Африки. Гора расположена в 300 км к югу от экватора в Танзании, рядом с границей Кении. Килиманджаро имеет три отдельные горные ... читать больше

Гора Килиманджаро является самой высокой в мире отдельно стоящей горой, и, разумеется, самой высокой горой Африки. Гора расположена в 300 км к югу от экватора в Танзании, рядом с границей Кении. Килиманджаро имеет три отдельные горные вершины: на западе – Шира (3.962 м.), на востоке – Мавензи (5.149 м.), и, наконец, центральная самая высокая вершина – Кибо (5.895 м.). На самой вершине Кибо лежат ледники, а у подножья горы – тропические джунгли. Высшей точкой горы Кибо является пик Ухуру.

Геологическое происхождение массива Килиманджаро четко относится к плейстоценовой эпохе, около полутора миллионов лет назад. С того времени вулканическая активность была сконцентрирована в основном в трех кратерах Шира, Кибо и Мавензи. Все вершины развивались независимо, но несколько сотен тысяч лет назад все они были выше 5.000 метров. Медленно сначала Шира а затем и Мавензи потухли и только Кибо оставался активным. Извержения Кибо покрыли лавой части разрушившегося кратера Шира, дав таким образом начало Плато Шира и создав почти плоскую лавовую равнину, которая носит название Седло. Последнее извержение Кибо произошло около 100.000 лет назад, когда вулкан достиг высоты более чем 5.900 метров. Сегодня Кибо является спящим вулканом, что подтверждает сильный и резкий запах серы внутри кратера.

Происхождение имени Килиманджаро до сих пор скрыто завесой тайны. На языке суахили слово килима буквально означает «маленький холм», тогда как нджаро обозначает «величие». Последнее слово обозначает также «караван» на языке кичага, на котором разговаривают племена, живущие к югу от Килиманджаро. В древних мифах Нджаро это имя страшного демона, живущего на вершине.

Национальный парк Килиманджаро

Пик Ухуру (5.896 м.) является высочайшей точкой горы Килиманджаро, самой высокой горы Африки и одного из высочайших вулканом мира. Самой высокой точкой Мавензи является Пик Ганса Майера (5.149 м.), на который в отличие от Ухуру обычные туристы забраться не могут. На эту вершину вообще редко лазают, да и то только достаточно подготовленные альпинисты.

С 1973 года вся территория, находящаяся выше 2.700 метров (756 квадратных километров) объявлена Национальным Парком. А с 1921 года внешний лесной пояс (между 1.800 и 2.800 метров) является лесным заповедником и заказником.

Вне зависимости от выбранного маршрута восхождения, все туристы должны зарегистрироваться и получить разрешение на посещение Национального Парка (пермит) на одном из трех входов Марангу, Мачаме или Лондоросси. Администрация Парка (Park Headquarter) расположена у входа Марангу, в 6 километрах к северу от одноименной местной деревни. На обратном пути там и только там выдаются сертификаты, подтверждающие успешное восхождение на пик Ухуру или на пик Гилмана, в случае осуществления оного.

Климат Килиманджаро

Как и во всех северных районах Танзании, в районе Килиманджаро бывает два сезона дождей (короткий и основной сезоны дождей), которые проходят в периоды между двумя длинными сухими сезонами. И погодные условия на горе являются прямым результатом соответствующего сезона.

На Килиманджаро на расстоянии несколько десятков километров представлены все типы климата: от экваториального до арктического. В целом температура падает на один градус после каждых двухсот метров набора высоты. В лесном поясе, расположенном между 1.800 и 2.800 метров климат влажный тропический – характеризуется высоким средним количеством осадков. Далее вверх растительность существенно сокращается, пока не исчезает совсем. Происходит это не столько в связи с набором высоты как таковым, сколько результатом того, что на вершине просто холоднее и суше.

Январь февраль и март – наиболее теплые месяцы, практически чистые от облаков и с короткими ливнями. Далее следует главный сезон дождей, который продолжается с начала апреля до середины июня. Температура все еще относительно теплая, но огромные облака резко уменьшают видимость. Густая толща облаков, скопившись вокруг Килиманджаро, засыпает вершину снегом, а территорию вокруг вершины поливает обильными ливнями. В это время среднемесячный уровень осадков может легко  достичь 200 миллиметров менее чем за 20 дней. Вскоре после этого наступает наиболее длинный и сухой сезон. Начиная с конца июня и на протяжении всего июля и августа, по ночам может быть достаточно холодно, но зато небо выше 3.000 метров абсолютно чистое. Между сентябрем и концом октября постепенно становится все теплее и теплее. Днем все еще ясно, но моросящие облачка обычно опоясывают всю гору, выше лесной зоны, в результате чего вершина и некоторые пики вокруг оказываются закрытыми. Короткий сезон дождей длиться с середины ноября по декабрь. В это время грозовые дожди днем бывают достаточно сильными, но ближе к вечеру облака обычно, оставляя прекрасную видимость в течение ночи и утра.

Успешное восхождение на Килиманджаро можно совершить на протяжении всего года. Но все же, лучшими месяцами для восхождения являются январь, февраль и сентябрь. Довольно неплохо совершать восхождения в июле и августе (хотя и намного холоднее) и в ноябре и декабре (когда может быть несколько влажно).

Маршруты восхождения

Ни один из маршрутов не является технически сложным, т.е. требующим специального горного оборудования, но все являются достаточно трудными для большинства туристов в связи с большой высотой. Кроме маршрута Марангу («Кока-кола»), тропы имеют некоторые крутые участки, где необходимо лезть по камням. Все маршруты сводятся к трем основным, которые продолжают все пути на вершину и длятся от 3 до 8 дней.

А) Марангу и Ронгаи

Известный как «маршрут Кока-Кола» за свою большую популярность, маршрут Марангу является, наверное, наиболее легким путем на вершину. Широкая тропа быстро проводит через лес и далее через седло на пик Гилмана (это край кратера). Спят туристы на маршруте в больших горных хижинах. Дорога от начала (1.800 метров) до вершины (5.896 метров) обычно занимает от 3 до 5 дней. Маршрут не содержит каких-либо значительных сложностей кроме последнего подъема, считающегося несколько напряженным. Маршрут Ронгаи начинается на северной стороне горы и соединяется с маршрутом Марангу.

В) Мачаме, Лемошо, Шира, Умбве, Мвека

Маршрут Мачаме это собирательное название нескольких маршрутов. Все эти маршруты более трудные и напряженные, чем маршрут Марангу. Туристы на этих маршрутах спят в палатках, которые готовят местные экипировщики в специализированных местах.

Тропа Лемошо, самый дальний маршрут, петляет через лес вдоль западных холмов Ширы, и, в конечном счете, приводит на высокое плато, соединяясь с одноименным маршрутом Шира (маршрут для внедорожников). Продолжая двигаться далее на восток, тропа вскоре объединяется с маршрутом Мачаме. Отсюда тропы ведут к Лавовой башне, где путешественники могут выбрать или головокружительное карабканье по Западному разлому через Стреловидный ледник, или спуститься в Большую вулканическую впадину.

Маршрут Умбве начинается на крутом склоне Вулканической впадины и соединяется с маршрутом Мвека. Обычно путешественники проводят дополнительную ночь в Ущелье Каранга перед тем как достигнуть Лагеря Барафу (что означает «лед»), расположенного на изолированной горной гряде. Отсюда большинство путешественников в полночь начинают штурм вершины и, если повезет, достигают пика Ухуру сразу после рассвета.

С) Маршруты спуска

Маршрут Мвека это основной маршрут спуска для всех путешественников, кроме тех, кто выбрал маршрут Марангу (которые спускаются по самому маршруту Марангу). Маршруты Умбве и Шира также могут использоваться как маршруты спуска. Последний используется еще и лесничими для аварийных эвакуаций.

Для нашего восхождения мы выбрали маршрут Марангу. Ну а теперь обо всем по порядку.

День 1. 21 ноября 2008 года. Пятница.

Вылет из Москвы, аэропорт Домодедово, в 06:45. Регулярный рейс авиакомпании SWISS (Swiss International Air Lines) LX1325. Прибытие в Цюрих в 08:30. В Цюрихе делаем пересадку. Вылетаем в 09:35 Регулярный рейс авиакомпании SWISS LX292. Прибытие в Найроби в 19:10, аэропорт Джомо кениата. Трансфер в отель 3*. Ночь в отеле.

День 2. 22 ноября 2008 года. Воскресение.

Переезд на рейсовом шатл-басе в Моши (время в пути 7-8 часов). Прибытие в Моши размещение в отеле.

 

kili0

Здесь и далее рисунки взяты из New Map of the Kilimanjaro National Park (published and distributed by MACO EDITIONS LLC., copyrights © by GIOVANNI TOMBAZZI).

 

k1.jpg

Просто красота!

k2.jpg

Отель

k3.jpg

На улицах Моши

k4.jpg

Килиманджаро - первое появление

День 3. 23 ноября 2008 года. Воскресение.

Трансфер к Марангу Гейт – контрольному пункту начала маршрута восхождения на Килиманджаро. Треккинг по джунглям до хижины Мандара (2743 м., около 3 часов).

  kili1

Вход в национальный парк / администрация - Мандара (2700 м.)

k5.jpg

Этапы большого пути

k6.jpg

Вход в национальный парк Килиманджаро

k7.jpg

Zongoro

k8.jpg

На горизонте граница с Кенией

День 4. 24 ноября 2008 года. Понедельник.

Покидаем лес и пересекаем травянистые склоны горы по дороге к хижине Хоромбо (3760 м).

kili2

Мандара (2700 м.) - Хоромбо (3720 м.)

k9.jpg

Килиманджарские просторы

k10.jpg

Разговор под баобабом

k11.jpg

Великолепная пятерка и валун!

k12.jpg

Колючка африканская (kolyuchkus africanus)

k13.jpg

Местные одуванчики

k14.jpg

Хоромбо

k15.jpg

Добро пожаловать в Хоромбо!

День 5. 25 ноября 2008 года. Вторник.

День акклиматизации в хижине Хоромбо. Небольшая прогулка до Зебра Рокс (4100м) - скал с черно-белой раскраской, чем-то действительно напоминающих шкуру зебры.

k16.jpg

Черный ворон, что ж ты вьешься...

k17.jpg

В окрестностях Хоромбо

k18.jpg

И снова местные одуванчики

k19.jpg

Зебра Рокс (1)

k20.jpg

Зебра Рокс (2)

k21.jpg

Мавензи, 5149м.

k22.jpg

Две твердыни

k23.jpg

Приключения на черном континенте (1)

k24.jpg

Приключения на черном континенте (2)

k25.jpg

Приют Мавензи

День 6. 26 ноября 2008 года. Среда.

Переход до хижины Кибо по полям покрытым вулканическим пеплом, на 4730 м. Рано ложимся спать.

kili3

Хоромбо (3720 м.) - Кибо (4703 м.)

k26.jpg

Пальмовая роща (Senecio Kilimanjari)

k27.jpg

Килиманджаро! (классическая фотография с пальмой :)

k28.jpg

По полям, по горам...

k29.jpg

Ночлег перед восхождением

День 7. 27 ноября 2008 года. Четверг.

Подъем рано утром (в 1 ч ночи). Восхождение на вершину Кибо – 5895 м. Встреча рассвета на высшей точке Африки. Спуск в хижину Хоромбо. Ночь в хижине.

kili4

Кибо (4703 м.) - Ухуру (5896 м.) - Хоромбо (3720 м.)

k30.jpg

Встречая рассвет...

k31.jpg

На вершине Африки (1)!

k32.jpg

На вершине Африки (2)!

k33.jpg

Снега Килиманджаро

k34.jpg

Gilman's point

День 8. 28 ноября 2008 года. Пятница.

Спуск до Марангу Гейт. Трансфер до отеля. Ночь в отеле.

kili5

Хоромбо (3720 м.) - выход из национального парка

k35.jpg

Good bye, Africa!

День 9. 29 ноября 2008 года. Суббота.

Переезд на рейсовом шатл-басе до Найроби. Вылет в Москву в 00:20.

День 10. 30 ноября 2008 года. Воскресение.

Вылет из Найроби, аэропорт Джомо кениата, в 00:20. Регулярный рейс авиакомпании SWISS (Swiss International Air Lines) LX 293. Прибытие в Цюрих в 06:25. В Цюрихе делаем пересадку. Вылетаем в 12:25. Регулярный рейс авиакомпании SWISS LX 1326. Прибытие в Москву в 17:55.

Post Scriptum.

Время было далеко за полночь. Я сидел обрабатывал фотографии в фотошопе. Процесс близился к завершению, оставалось доделать только одну последнюю картинку, и я решил, что пока не закончу спать не лягу. Но время все-таки позднее, и вот случайно нажал какую-то не ту кнопку (до сих пор сам не могу разобраться какую именно). Результат так сильно меня порадовал, что я счел невозможным не сохранить получившееся изображение. "Че Гевары в Африке", экспорт революции будет продолжен!

k36ps.jpg

 

© Егор Ройко 2009. При использовании фотографий ссылка на www.roiko.ru обязательна.

Ольга Румянцева. Как сходить на Орисабу

Пик Ориса́ба (исп. Pico de Orizaba) или Ситлалте́петль — высочайшая точка Мексики, третья по высоте в Северной Америке и самый высокий вулкан Северной Америки. Его высота составляет 5636м. Последнее извержение произошло в ... читать больше

Пик Ориса́ба (исп. Pico de Orizaba) или Ситлалте́петль — высочайшая точка Мексики, третья по высоте в Северной Америке и самый высокий вулкан Северной Америки. Его высота составляет 5636м.

Последнее извержение произошло в 1687 году.

 

Для восхождения лучше подходит ясная погода при слабом ветре, когда на склоне снега ровно столько, что бы идти в кошках и при этом не по колено в сугробе. При таком раскладе тропа представляет собой несложный высокогорный треккинг с элементами альпинизма. 

Про плохую погоду говорить ничего не буду - не за чем ходить в горы в плохую погоду :)





С теорией закончили. Теперь можно перейти к практике. 
Под катом советы как организовать и совершить восхождение на Орисабу, подкрепленные рассказом о моем собственном восхождении. 
Да, сразу скажу, что советы - для людей имеющих опыт восхождения в горах. Для тех у кого данного опыта нет, совет один - обратитесь в компании, которые организуют подобные восхождения, наймите гида и ... попробуйте получить удовольствие :)))


Для того, чтобы совершить восхождение на Орисабу, надо добраться до городка под названием Тлачичука. Я бы даже назвала это деревней. 




Нормальные гостиницы там отсутствуют как класс. Поэтому я предпочла накануне приехать в город Пуэблу и уже на следующий день с утра отдохнув с дороги и придя в себя доехать до Тлачичуки. 
От Мехико дорога занимает где-то часа четыре (часа два до Пуэблы и часа два от Пуэблы до Тлачичуки). Доехать можно на рейсовых автобусах, их достаточно большое количество. Либо, как это сделала я (уж очень не хотелось по автовокзалам скакать с баулом), взяв в аренду машинку. 

Вариант с арендой машины более комфортный. Но и увы, более дорогой. 
Несмотря на предупреждения о сложностях дорожного движения в Мексике, мне водить там понравилось. Правда, Мехико я объехала стороной. Вот где говорят ужас-то. Хотя что может быть ужаснее Москвы. 

В целом же в Мексике очень много платных дорог. Они не пользуются большой популярностью, поэтому совсем не загружены. Едешь в свое удовольствие. А в маленьких городках водители достаточно осторожны и вежливы. Единственное, что мне не понравилось - это огромное количество лежачих полицейских. Какой-то нереальной высоты. Проехать напрямую их не задев днищем нереально. Но я быстро научилась у местных ездить через них наискосок. 

Итак, несколько часов от Мехико и вот уже Тлачичука, откуда можно рассмотреть заветную цель. 




Следующий этап путешествия: Тлачичука - Приют на 4200. 
До приюта идет дорога, но доезжают по ней только специальные джипы, ведомые опытными водителями. 

Если вы окажитесь в Тлачичуке с целью взойти на Орисабу, найдите сеньора Кончолло. Его знает буквально каждый, стоит произнести заветные слова "альпинизмо, Орисаба". 
Хоакин Кончолла - водитель, который вот уже почти 30 лет ежедневно завозит экспедиции на приют. А еще у него есть дочка Марибель прекрасно говорящая по-английски (большая редкость в Мексике), гостиница, можно разжиться газом, водой в десятилитровых бутылях. На приюте воды нет совсем, поэтому запас ее надо везти из Тлачичуки. 

У меня конечно был адрес Хоакина Кончолла, но навигатор сошел с ума, пытаясь разыскать нужную улицу. В конце концов я обратилась за помощью к местному населению. Они радостно подтвердили, что конечно же знают сеньора Кончоллу. Но вот как правильно добраться до его дома - тут у каждого свое мнение было. Хорошо у меня телефон был. Они тут же позвонили по указанному номеру и через десять минут за мной приехала Марибель. 

Продукты для восхождения я все купила заранее. Все необходимое снаряжение у меня тоже было (в принципе там можно взять в аренду все, включая ботинки). Я переоделась, перепаковала вещи, припарковала свою машинку, забрала газ и воду. Все. Подготовка закончилась. 
 




 
Пока Хоакин упаковывал какие-то свои вещи, я пила чай и любовалась птичками в клетках во дворе дома.




Ну все, поехали...



Сначала дорога хорошая - асфальтовая. Потом грунтовя. Потом дорога заканчивается. 



И вот так каждый день уже 30 лет






И вот уже впереди - Орисаба


 



 
Постепенно начинает пропадать сотовая связь. Пока наконец не исчезает совсем. Все. На всем маршруте начиная от приюта и до вершины никакой связи нет.


 



 
Два часа условной дороги. И вот он - приют на 4200. 




 
Для восхождения на Орисабу не требуется оформлять никаких разрешений, а жить в приюте можно совершенно бесплатно. 




 
Главное выполнять нехитрые правила. Костры не жечь, на машинах не ездить. Черепашек не трогать. Пункт про черепашек выполнить проще всего.




Ну и в домике просят поддерживать чистоту, весь мусор увозить вниз и по возможности не шуметь.



 
Из спортивных рекомендаций - никуда не бежать сразу же. Ибо когда только приезжаешь на 4200, сначала хочется каких-то подвигов и активностей. И тут главное не наломать дров, пока организм не сообразил, куда ж его занесло. Уже через часик он начинает соображать что к чему и подвигов как-то больше не хочется :)


 



 
Я немного погуляла, разреженным воздухом подышала :) Окрестности осмотрела. 
И начала обживаться. 
Вот местный туалет. Почему-то без дверей. Ну а что, правильно. Вокруг такие виды, зачем время даром терять. Сидишь, любуешься...




 
На приюте кроме меня сначала никого не было. Только один парень скучал в ожидании друзей, которые должны были спуститься свершины.
Мы познакомились и он сразу гордо сказал: я парамедик и горный гид. 
Я не менее гордо ответила, что я тоже представь себе, парамедик и горный гид. Но видимо это было не очень убедительно, потому что он еще раза три переспросил, точно ли я пойду на вершину, точно ли я пойду туда одна и точно ли я осознаю, что я делаю.

Только я обрадовалась, что буду жить на приюте одна, но тут начали съезжаться другие восходители.




 
Всего народу было немного: двое калифорнийцев с гидом и поваром, да мужчина из Алабамы с сыном. Но как показывает практика, когда в одном помещении находятся несколько людей, спать практически невозможно. Один храпит, другой кашляет, третий ходит туда-сюда... 

У меня на этот случай была припасена палаточка, которую я поставила по соседству. И пошла дальше гулять по окрестностям. 












К вечеру облака разошлись и показалась вершина Орисабы



Мы каждый сам себе готовил еду в приюте и болтали на околоальпинистские темы. И если с парнями из Калифорнии все было понятно, то папа с сыном вызывали чувство глубокого недоумения...
Дело в том, что сынишке было всего пять лет. И упорный папа собирался дотащить его до вершины. 
Я вообще против детского альпинизма. Высота, гипоксия - все такое. Что уж говорить об альпинизме младенческом... Я пыталась представить Глашу на месте этого мальчика и не могла. 
Правда малыш был бодр и весел, скакал по приюту опутывая все подряд веревкой. 



- А что думает его мама по поводу его восхождений? - спросила я его папу
- А мама его китаянка. Она буддистка, - сказал он в ответ. 

 
Как может быть стало понятно из первой части рассказа о восхождении на самый высокий вулкан Северной Америки Орисабу, восхождение занимает три дня. 
Можно конечно и за два обернуться. Но это для людей либо очень здоровых физически, либо не очень психически. 

Я же решила не совершать ошибки, которые уже совершила по дороге на другие самые высокие вулканы континентов. Не бежать за два дня, как я это делала на самом высоком вулкане Азии - Демавенте. Или не тратить силы, идя пешком, там где можно заехать, как на самом выском вулкане Европы - Эльбрусе. Или идя невыспавшись, как это вышло на самом высоком вулкане Австралии и Океании - Гилуве... Или бегая слишком быстро, как я делала это на самом высоком вулкане Африки - Килиманджаро...

Вобщем, как несложно заметить, весь мой путь на самые высокие вулканы континентов был усеян ошибкам и лишь благодаря счастливой слуайности и неуемной энергии я каждый раз оказывалась на вершине. 

Так вот. С Орисабой я изначально решила, что все будет по-другому. Я не повторю ни одной ошибки. Схожу легко и красиво, как и было задумано, когда я начала осуществлять свой проект. 



Я за основу взяла нормальный график восхождения. То есть в день 1 - подъем на машине до 4200, легкие прогулки по окрестностям. В день 2 - акклиматизационный выход до снега (где-то 4900) и спуск на ночевку. День 3 - выход в 2 часа ночи, восхождение на вершину, спуск к приюту и далее на машине в Тлачичуку. И отдых, заслуженный отдых. Конечно же у меня был запасной день на случай тотальной непогоды. Хотя внимательное изучение прогноза погоды подсказывало, что день можно не запасать. 

Для того, чтобы высыпаться, я в стороне от приюта и людей там обитающих решила поставить палатку, коею притащила аж из Москвы. 
Для хорошего питания я купила два мешка еды, запаслась газом и водой. При чем запаслась так, что могла безболезненно кормить и поить еще человека три. 
И решила, что пойду медленно-медленно, чтоб к вершине подойти бодрой и отдохнувшей. 

Я предусматрела все. Кроме одного. То ли из Москвы прилетела уже заболевающей. То ли долгая дорога и смена климата подкосили меня. То ли организм, набегавшись за год по горам и контенентам, перестал переваривать нагрузки. 
Вобщем, к концу первого дня, после легких прогулок я почувствовала, что заболеваю. 
Все еще надеясь на лучшее, забралась в палатку, думая что за ночь высплюсь и приду в себя. 
Как бы ни так.
 
 


Организм никак не хотел перестраиваться на мексиканское время. Горло першило и приходилось сперва пить чай, а потом вылезать из палатки, дабы избавиться от последствий неумеренного употребления чая. 
Последней каплей стало чтение Достоевского на ночь. Я решила перед сном почитать, чтоб лучше спать. И долго еще ворочалась отмахиваясь от героев книги, явившихся ко мне со своими неразрешимыми проблемами ночным кошмаром. 
Я вот что скажу, основываясь на своем теперь более богатом опыте. Хотите быстро заснуть и крепко спать - читайте Толстого. Душевные терзания Анны Карениной как нельзя лучше навевали мне сны в джунглях Папуасии. И ни в коем случае не читайте Достоевского.

 

Вобщем, проворочавшись всю ночь, к рассвету я вылезла из палатки окончательно. Так правда и не поняв, заболела я уже или нет.

 

Поэтому планы решила не менять и после попытки позавтракать (эээ... я видимо еще что-то не то в Пуэбле съела, поэтому есть кроме таблеток уже ничего не хотелось), посидела, пофотографировалась на фоне палатки и вершины Орисабы, призывно выглядвающей в дали, собрала рюкзак и пошла гулять до снега. 





Шлось хорошо. Тропа была настолько очевидна, что найти ее труда не представляло даже в лабиринте - единственном месте, где можно немного поплутать. 





Там же в лабиринте, где тропы не было, чувство здравой логики безошибочно выводило на верный путь. Так что через два с половиной часа я дошла до снега.

 





Сначала хотела походить по снегу. Но так и не найдя аргументов в пользу этого странного занятия (по снегу в день акклиматизации обычно водят клиентов, которым надо потренироваться ходить в кошках, мне же это явно не требовалось) делать это не стала. 
К тому же стрелка самочувствия все больше склоялась к диагнозу "болен", и я решила идти скорее вниз, лечиться перед восхождением. 

На спуске встретила Фреда с Чарли. Малыш бодро скакал по тропе выше 4500, вселяя мысль, что может его папаша не такой уж и идиот, тащащий пятилетнего ребенка на высоту. Хотя нет. Все равно идиот конечно. 



Доползла до палатки, забралась во внутрь и не раздеваясь тут же уснула. Тем более что в России наступали как раз подходящие одиннадать часов вечера. 
За три часа я проснулась пару раз. От собственных стонов и от шагов, вокруг палатки. Видимо мои коллеги- американцы пытались выяснить, жива ли я. 

Зато крепкий сон и горсть таблеток имели просто таки волшебное действие. Проснувшись, я наварила себе целую кастрюлю еды и все подчистую съела. Что в прочем неудивительно. Я не ела почти сутки. Ну и вобщем, вышло очень предусмотрительно, потому что потом я еще больше суток не ела. 

Калифорнийцы со своим гидом тоже вернулись с аклиматизации и обсуждали план восхождения. 

- Ты во сколько пойдешь на вершину? - озабоченно спросили они меня.
- А вы во сколко? В два? Но тогда я ближе к трем выйду. Я поспать люблю.

Не то чтоб я так прям спать любила, но не хотелось никаким боком мешаться ребятам на их пути к вершине и смущать их своим одиноким присутствием. 
Рассчет оказался верным, услышав мои планы держаться от них в стороне, ребята сразу как-то расслабились и повеселели. 

Я правда сказала им на прощанье: встретимся на вершине. Но они как-то не восприняли это серьезно.

Еще одна полуночь кошмаров в попытках заснуть, напиться, наесться таблеток, осознать трагедию князя Мышкина и Настасьи Филлиповны...
К двум часам я понимала, что надо уже что-то делать ибо делать вид что я сплю больше было невозможно. 

Я оделась, заварила очередную порцию чая, пожелала удачи, проходящим мимо коллегам. Они тоже помахали мне руками. То ли говоря "спи уже", то ли отмахиваясь " чур меня, чур".

Около трех часов как и планировала вышла. 
Несмотря на то, что я уже два раза прошла по тропе и благодаря неискоренимому топографическому критинизму, тропу я пару раз умудрилсь потерять. При чем хорошо так. Капитально. Каждый раз миут по 15 приходилось лазать в темноте пытаясь понять, куда же дальше.

 

И все-таки у начала снега я догнала американцев. У меня дико болело горло. Так что говорить с ними я больше не могла. Хотя они очень пытались выяснить, куда это я так спешу. 



Сначала больному горлу как-то помогал чай. Потом чай тоже стало невыносимо больно глотать. И я уже просто шла к вершине не отвлекаясь на мелочи.

 





Долгий подъем вверх по снехному конусу. И вот, наконец-то кратер. Это было красиво и хорошо. Плохо было то, что без защиты склона там дул такой ветер, что казалось сейчас сдует с этого самого кратера. А от ветра было еще и дико холодно.



 



Я сидя на вершине в ожидании моих америкосских друзей чуть не околела. А чего спрашивается я их ждала? А того, что самой себя с флагом при таком ветре и на снежной вершине не было никакой возможности. А обязательства как известно, превыше всего.

 

Собственно вот это околевание на вершине доканало меня совсем. То что я заболела, сомнений не осталось. Вниз я спускалась в состоянии полубреда. Силы покинули меня вместе с остатками здоровья. 



Видимо находясь в глубоком бреду, спускаясь я позвонила Игорю и попросила забронировать мне на вечер номер в каком-нибудь отеле в городке Орисаба, что он и сделал. То что мне надо спуститься до приюта, доехать до Тлачичуки и потом еще сотню километров рулить самой до этой самой Орисабы, я как-то решила во внимание не брать. Ну а правильно. В Тлачичуке делать-то нечего. Логично сходив на гору под названием Орисаба, поехать в городок с таким же названием.

Я спустилась до приюта, быстро собрала вещи, меня довезли до Тлачичуки, где я пересела на свою машинку. 
И следующие два дня стали днями безумного автопробега по Мексике. Болезненное состояние, температура, отсутствие нормальное сна и еды... Все это дало такой странный эффект, что автопробег напоминал какой-то бред. Периодически я приходила в себя и обнаруживала, то гуляющей по какому-то городку, то купающейся в море, то наконец опаздывающей на самолет. 
Но это уже совсем другая история :)))

Макалу. Представление вершины

Макалу – одна из самых знаменитых гор мира, со своим неповторимым  видом и характером, со своей замечательной и драматической историей.  В советское время  ей повезло тем, что на прилавках наших магазинов можно было ... читать больше

Макалу – одна из самых знаменитых гор мира, со своим неповторимым  видом и характером, со своей замечательной и драматической историей.  В советское время  ей повезло тем, что на прилавках наших магазинов можно было купить захватывающие книги о восхождениях на нее французов и чехословаков.

Клуб 7 Вершин организует экспедицию на Макалу этой осенью, уже скоро!

 

 Гора расположена на границе между Непалом и Тибетом, довольно близко от Эвереста, к юго-востоку от него. По прямой между вершинами не более 25 километров. Однако путь подхода под Макалу лежит по не слишком обжитому ущелью, с крутыми стенами и дикими тропами.  Только в последние годы для достижения базового лагеря стали использовать вертолёты, что значительно увеличило доступность горы.

 

В Википедии название, само слово Макалу  относят к китайскому языку.  «Черный гигант» - действительно таким смотрится, но только со склонов Эвереста. Вид, который этнические китайцы могли увидеть только в 1975 году.  Другие источники производят это же словосочетание  от санскрита (Maha-Kala).  Для многих более убедительной является версия о том, что название горы пошло от тибетского наречия.   И происходит от слова Kamalung, то есть «долина реки Кама», которая стекает с массива на север.

 

Высота Макалу, официально  утвержденная для пользования в середине 80-х годов составляет 8481 метр. До этого употреблялись цифры 8470 и 8475.  Разница небольшая и не принципиальная. В плане географии массив Макалу вместе с Эверестом и Лхоцзе  относят к  группе Mahalanger Himalaya. Но вряд ли это существенно.  Гораздо важнее геологическая особенность  Макалу. Эта вершина сложена в основном кристаллическими породами. То есть, гранитами и гнейсами, в отличие от Эвереста, где преобладают осадочные породы  - известняки и сланцы. На классическом и японском маршруте эта геология  не  так важна, они почти полностью снежно-ледовые. А вот западное ребро и стены требуют  учета специфики при подборе снаряжения.

 

Орографически (вид сверху)  массив Макалу напоминает большую птицу.  Огромные крылья – это  длинные Северо-Западный и Северо-Восточный гребни. К северу ледники и несколько малых гребней – как тело и хвост. На юг смотрит как хищный клюв знаменитое Западное ребро – «прямое как струна», говорили французские первопроходцы.

 

 

 Еще в Википедии делается еще одно  заявление, о том, что Макалу является «одним из самых трудных восьмитысячников для восхождения». Аргумент: «так как успеха добиваются менее 30 % экспедиций».  Тут можно и поспорить.

 

Итак, естественным образом все восьмитысячники делятся на две  группы: высокие и низкие.  Высоких всего пять: Эверест, К2,  Канченджанга, Лхоцзе и Макалу, пятая по высоте. И признаем, что первые три значительно  превышают остальных  двух по сложности восхождения по классическим маршрутам.  Лхоцзе гораздо удобнее с точки зрения организации, но только в весеннее время,   когда ледопад Кхумбу обрабатывается под нужды коммерческих экспедиций на Эверест. Осенью же,  этот ледопад становится настоящей проблемой, если, конечно, не нанимать шерпских «докторов».  На Макалу таких проблем нет. Французский маршрут является одним из самых объективно безопасных и технически простых на все восьмитысячники. Сравнить его можно по этим двум параметрам только с Чо-Ойю. Другое дело, что высота требует для обычного, среднего альпиниста практически обязательного использования искусственного кислорода. 

 

То есть, по нашему мнению, следует написать «Макалу является одним из самых доступных восьмитысячников, с точки зрения сложности и опасности  классического маршрута». При этом стоит помнить, что идёт всего лишь сравнение между восьмитысячниками.  А восхождения на них – это особый вид альпинизма. Легко там не бывает никому и никогда. Также как и не может быть абсолютно безопасно.

 

 

 

Национальный парк (текст Википедия)

 

Макалу-Барун (непальск. मकालु-बरूण राष्ट्रिय निकुञ्ज) — национальный парк в Непале, в Гималаях.

 

Был основан в 1992 году как восточное продолжение парка Сагарматха. Площадь парка составляет 1500 км²; площадь буферной зоны, примыкающей к южной и юго-восточной границам парка — 830 км². В административном отношении расположен в районах Солукхумбу и Санкхувасабха.

 

Парк простирается примерно на 66 км с запада на восток и на 44 км с севера на юг. В пределах парка находятся такие горные вершины, как Макалу (8463 м), Чамланг (7319 м), Барунце (7129 м) и Мера (6654 м). Территория парка поднимается от долины реки Арун на юго-востоке, расположенной на отметках 344—377 м над уровнем моря, до более чем 8000 м — в районе вершины Макалу. По китайскую сторону границы находится заповедник Джомолунгма, примыкающий к парку Макалу-Барун. Парк является частью природоохранной зоны «Священный гималайский пейзаж» (англ. Sacred Himalayan Landscape).

 

Парк Макалу-Барун характеризуется различными типами леса, которые изменяются от диптерокарповых лесов на высоте 400 м до субальпийских хвойных лесов на высоте 4000 м. Характер лесной растительности зависит от влажности, температуры и толщины снежного покрова на данной высоте или конкретном склоне. Выше отметки 4000 м распространены альпийские луга, а на высоте более 5000 м преобладает каменистый и ледниковый пейзаж с небольшим количеством растительности.

 

На территории парка обитают 315 видов бабочек, 43 вида пресмыкающихся, 16 видов земноводных и 78 видов рыб. Также, здесь встречаются 440 видов птиц и 88 видов млекопитающих, включая ирбиса, леопарда, дымчатого леопарда, камышового кота, бенгальскую кошку, обыкновенную лисицу, малую панду, гималайского медведя, гульмана, горного резуса, гималайского тара, горала, мунтжака, белку-летягу, пятнистого линзанга, солонгоя и др. В мае 2009 года зоологам впервые удалось заснять кошку Темминка на камеру, установленную в парке на высоте 2517 м (последнее описание этого вида на территории Непала относится к 1831 году)

 

Представляем вершину Чо-Ойю. Часть 1. Общие сведения

Осенью 2018 года Клуб 7 Вершин проводит очередную экспедицию для восхождения на шестую по высоте вершину мира - Чо-Ойю (8201 метр). Присоединяйтесь! Это хорошо отработанная программа…   Чо-Ойю – это горная ... читать больше

Осенью 2018 года Клуб 7 Вершин проводит очередную экспедицию для восхождения на шестую по высоте вершину мира - Чо-Ойю (8201 метр). Присоединяйтесь! Это хорошо отработанная программа…

  Чо-Ойю – это горная  вершина в Гималаях.  Она поднимается на высоту выше 8000 метров, 8201 метров по официальной версии.  Чо-Ойю расположена в непосредственной близости (около 30 км) от Эвереста, в хребте, который играет роль государственной границы Китая и Непала.

 

 Координаты Чо-Ойю: 28°06′ с. ш. 86°39′ в. д…

 

 

 

В настоящее время признается шестой по высоте вершиной мира. Во времена  первовосхождений  на восьмитысячники высота Чо-Ойю определялась в 8153 метра и она была только на восьмом месте. Новая высота была принята в конце 80-х годов.

 

 

  Чо-Ойю имеет  репутацию  одного из двух самых доступных восьмитысячников, наряду с Манаслу. В благоприятный  сезон количество восходителей достигает сотни  человек. При этом Чо-Ойю отличается от Манаслу намного меньшей  объективной лавинной опасностью.  Важным преимуществом  является наличие автомобильной дороги вплоть до базового лагеря. Но есть и серьезный недостаток. Классический маршрут восхождения на Чо-Ойю идёт с территории Тибета, который рассматривается китайскими властями как зона политического противостояния. Поэтому достаточно небольшого повода, чтобы весь район объявлялся закрытым для туристов и альпинистов. Такое в последние годы бывало не раз. А самое плохое, что это сложно предсказать.

 

Следует заметить,  что говорить о лёгкости, когда речь идёт о высочайших вершинах опасно.  Точнее, опасно так считать. Каждый восходитель должен помнить, что гора не простит ему легкого отношения. Что в любой момент, в таких высоких горах, ситуация из благоприятной может превратиться в критическую.

 

 Чо-Ойю  многие изначально рассматривают, как тренировочный и учебный выход перед восхождением на Эверест.  Однако практика коммерческих восхождений на  высочайшую вершину мира показывает, что обретение подобного опыта не является необходимым условием. Для успеха на Эвересте нужны деньги, физическое здоровье и удача. А Чо-Ойю  - это самодостаточная вершина, которая дарит альпинистам невероятно красивые виды,  разнообразные впечатления и эмоции, характерные для экспедиционной жизни. И радость победы – если всё пойдет нормально. 

 

 

Это идеальный объект как первый восьмитысячник для тех, кто не ограничивает свой альпинизм исполнением мечты забраться на Эверест.

 

Морфологически можно представить себе Чо-Ойю как  пирамиду с тремя главными гранями и многочисленными ребрами, от них отходящими. Грани направлены на восток, северо-запад и юго-запад. Соответственно, с трех направлений имеются большие стены, которые значительно отличаются по многим параметрам. Классический  маршрут проходит по Западной стороне вершины, самой пологой. Южная стена – массивная и компактная смотрит в сторону Непала. Северная стена наименее изучена и освоена, имеет крутые и более пологие участки, но относительно легко проходима только по нескольким ребрам.

 

 

 

Источник 4sport.ua

 

 В районе вершины находится перевал Нангпа-Ла, достаточно высокий – 5716 метров, но технически не сложный. Через него исторически проходит караванный путь, соединяющий Тибет и долину Кхумбу, где живет народность шерпы. Собственно через него шерпы, которые являются фактически тибетцами, заселили эту долину. Однако сейчас перевал достаточно строго охраняется китайскими пограничниками.

 

 Вершина Чо-Ойю была идентифицирована еще английскими топографами XIX века, однако впервые обследована и описана во время первой английской экспедиции на Эверест в 1921 году. В начале 50-х, когда Непал открыл границы,  первую попытку восхождения предприняли англичане в 1952 году. В 1954-м первовосходителями стали австрийцы Херберт Тихи и Йозеф Йохлер вместе с шерпом Пасанг Дава Ламой. Впрочем, об истории восхождений у нас будет отдельная статья.

 

В западной варианте название пишется без дефисов - Cho Oyu, однако у нас переводчики, почему-то этот дефис применили, так что в русском языке практически все и всегда пишут Чо-Ойю.

 

Книга первого восходителя на вершину Херберта Тихи называется «Чо Ойю – милость богов». Многие считают, что так действительно расшифровывается это название. Но это не совсем так. Хотя, похоже, что, как и в случае с Чомолунгмой, речь идет действительно о богах. Об этом свидетельствует корень «чо». Однако однозначного продолжения перевода нет, существуют несколько вариантов. И каждый может придумать еще и свой. мне кажется, что это начало молитвы англичанина, принявшего буддизм «Боже, О ты …. Или .. О Вы ! – YOU…

 

Существует несколько версий происхождения названия вершины. Самая распространенная не кажется очень убедительной.

 

Wiki.risk.ru:

Чо-Ойю — происхождение названия до сих пор является довольно таки спорным вопросом. По одним данным это тибетское сокращение от «Чомо-Иу», что означает «Чомо» – богиня, «Иу» – бирюза (Г. О. Диренфурт), по другим «Чо-и-у» означает «голова бога», или божья голова. «Чо» – бог, «у» – голова, «и» указывает на родительный падеж (Генрих Харрер). Чо-Ойю — Милость богов. На топографических картах Индии эта вершина обозначалась то отметкой Т45, то отметкой М1.

 

Другая версия.

 

               

 

На Чо-Ойю едут практически равномерно весной и осенью. В предмуссонный сезон (апрель – май) благоприятными факторами являются длинный день и постоянное повышение температуры. Однако сроки возможного восхождения ограничены приходом муссона, и в целом погода менее стабильна, с резкими колебаниями по дням и даже в течение суток. Осенью погода более стабильна, однако с каждым днем становится холоднее и темнее. Зато можно спокойно относиться к периодам непогоды, ждать можно долго – до следующего муссона еще много времени.

 

В настоящее время заезд на классический маршрут осуществляется через Тибет. Первые экспедиции следовали с юга, по долине Кхумбу и через перевал. Практически все начинают свое путешествие из Катманду, хотя бы потому, что обслуживание осуществляется непальскими фирмами. Для участников экспедиции, предпочтительный вариант - перелет в Лхасу, где их ждут интересные экскурсии и пара ночей в гостинице. А затем длительное путешествие на джипах по долинам и перевалам Тибета. Караван с грузом и, как правило, с руководителем и частью группы, следует в Тибет из Непала по стандартной дороге через "мост дружбы" и городок Джангму (2400м) на китайской территории.

 

 

 

 

7 СуперГор: Маршрут Нос на Эль-Капитан – рекордсмен мира по представительству в IT

В прошлом году в прессе появились сообщения под названием «Google Maps теперь можно залезть на гору Эль-Капитан».  В сервисе Google Street View появились панорамные снимки восхождения на гору Эль-Капитан, расположенную в ... читать больше

В прошлом году в прессе появились сообщения под названием «Google Maps теперь можно залезть на гору Эль-Капитан».

 В сервисе Google Street View появились панорамные снимки восхождения на гору Эль-Капитан, расположенную в национальном парке Йосемити. Это первая вертикальная панорама, добавленная на карты Google.

 

Смотрите по этой ссылке. И наслаждайтесь!

 

 

 

 

Панорамы Эль-Капитан состоят из двух частей. В одной пользователь может пошагово «подняться» по маршруту «Нос», в процессе оглядываясь по сторонам.

 

В другой — панорамы с избранных точек горы Эль-Капитан, сделанные известными скалолазами Алексом Хоннольдом, Линн Хилл и Томми Колдвеллом. На этих снимках экстремалы не только лезут вверх, но и отдыхают.

 

 

 

 

 

 

Описание маршрута на Эль-Капитан,  в идеальной форме представлен на сайте alp.org.ua.

 

 

 

 

Часть 1

 

 

Часть 2

 

 

 

Часть 3

 

 

Олег Пименов: Впечатления восходителя на пик Маргарет, словами и на фотографиях

Совсем недавно наш друг Олег Пименов совершил восхождение на третью по высоте вершину Африки пик Маргарет.  Это Лунные Горы в Уганде.  Ниже его впечатления. Описание штурма вершины.  Олег Пименов:   Подъем в 02:50, ... читать больше

Совсем недавно наш друг Олег Пименов совершил восхождение на третью по высоте вершину Африки пик Маргарет.  Это Лунные Горы в Уганде.

 Ниже его впечатления. Описание штурма вершины.

 Олег Пименов:

  Подъем в 02:50, завтрак 03:00, но вышли все равно в 4 утра. Идти было тепло, ветра почти не было, единственное, неудобно лазить большим валунам.  Часа через два вышли на первый ледник. Он не сложный, просто как холмик. Потом опять валуны, и по верёвкам в конце спуска метров на 200 вниз. Ледник нависает  над тобой вертикальный громадой. Уклон где-то 35 45. Снега нет сплошной жёсткий лёд. Альфред полез вбивать станции. На первой же верёвки второй гид потерял рукавицу и у него отвалились кошки, у меня тоже. Пришлось отдать ему свои запасные варежки. Кошки кое-как веревками привязали.  В результате на следующей верёвке  у моей кошки сломалась заклепка окончательно. Мы их попытались скрутить скотчем.

 

   Через час  ледник немного выровнялся. Стало легче идти. Правда, кругом одни трещины. Погода хорошая солнце. Гиды меня торопили, что надо спешить. Скоро придут облака. Перед вершиной опять снимаешь кошки, и лезешь по верёвкам. Успели на вершину за полчаса до облаков. Красота. Под вершиной сели пообедали. Вспомнили что у меня в рюкзаке шлем. Спускались ещё медленнее. Постоянно ломались кошки. В результате я надел, единственно нормальные кошки, правда им где-то 50 лет и процесс их одевания занимает 30 мин, с участием камней и ледоруба. После того как спустились со льда обратный путь прошел без приключений.  Правда на второй ледник кошки уже не надевали, плюнули и пошли так. В результате вернулись к 2 часам. То есть туда пять и назад пять. Ночевать снова на Елене никому не хотелось. За 03:00 спустились к лагерю Китондара 4023. Расположенному среди двух красивых озёр, с другой стороны уже Конго. Отмок в озере, наелся...

  

Вся фотогалерея

 

Некоторые из фотографий: 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алексей Лончинский. Восхождение на Пик Кука. Как это было

Осенью от Клуба 7 Вершин поступило предложение посетить далёкую (для россиян), но знаменитую (в узких кругах) вершину – высшую точку  Новой Зеландии, пик Кука. Конечно, не смог устоять и согласился, хотя это и нарушало традицию ... читать больше

Осенью от Клуба 7 Вершин поступило предложение посетить далёкую (для россиян), но знаменитую (в узких кругах) вершину – высшую точку  Новой Зеландии, пик Кука. Конечно, не смог устоять и согласился, хотя это и нарушало традицию – встретить Новый Год у домашнего очага. Стартовать из Санкт –Петербурга (Пулково) пришлось 30 декабря в 18:00. Ещё выходя из  дома, знал, что перелёт будет долгий, но чтоб не расстраиваться – старался об этом не думать, лететь то надо. Довольно быстро я оказался в Москве, где мне выдали мой багаж, т.к. сказали что надёжней перед пересечением границы его сдать заново. Радовало только, что его не много 1 баул-20 кг. 

Итак – Чайна Сауз Эйрлайнз – по плану 9 часов лёта и пересадка в Ланджоу, но на самом деле, как только самолёт пересекает границу в районе Урумчи, сразу садится. Конечно  же, мне выдают багаж и отправляют проходить таможню. У наших соотечественников узнаю, что кто-то с визой, кто то нет. Говорят, правила всё время меняются и чтобы добраться до моря (Тайланд и т.д.), транзитом через Китай берут ТРАНЗИТНЫЕ визы. К счастью меня пропускают без визы, но ставят штамп на одну из страниц паспорта  (штамп чуть меньше самой страницы). Посему выбирая этот не близкий путь – надо иметь в виду, что вам понадобится 1 страница для Новозеландской визы, + 1 для штампа о въезде и 2 страницы для пересечения границ  Китая.  Багаж с альпснаряжением и шмотками подозрения не вызывает,  по тому после досмотра  бегу на тот же самолёт на котором прилетел. К счастью успеваю , вошёл одним из последних.

 Далее долетев всё таки до Ланджоу (4 часа) выхожу и конечно же получаю багаж,  чисто интуитивно,  подумал вдруг опять его сдавать-получать надо.  Всего час и я на местных авиалиниях лечу в Гуанжоу. Время перелёта  4-30 , но чуть ранее остановка, по-английски не говорят, однако чувствую, что надо от экзита далеко не отходить, т.к. через 25-30 минут посадка в тот же самолёт и далее ГУАНДЖОУ. За время, проведённое в полётах и пересадках, чувствую себя потерянным в пространстве. Вижу как мой багаж опять едет по ленте, но говорят что всё нормально – пересдавать не надо, 3 раза переспросив – ухожу скрепя сердцем – не верю, что багаж может из самолёта в самолёт перемещаться без моей помощи))). Всего 11-20 часов-минут и я в Новой Зеландии. Сказать, что счастлив - ничего не сказать. Это самый длинный перелёт в жизни) 

 Иду на таможню – спасибо Ольге Румянцевой которая там была и предупредила  – правила строгие, досмотр полный – посему заранее чистые и блестящие альпинистские ботинки (не должно быть земли в подошве), никакой еды и конечно сушёных насекомых в вещах, отсутствие шерсти. Иначе неделя обработки- карантина для вещей вызывающих недоверие или уничтожение. Если не планируете ждать своё снаряжение неделю или покупать новое на месте, будьте внимательны.  В декларации честно написал, что везу аутдоровскую снарягу , посмотрели только ботинки – сказали ОК, и «Добро  пожаловать в Новую Зеландию», а конкретно  в Christchurch - Крайсчёрч , он же Церковь Христа .

До своего места жительства добрался быстро, аэропорт близко. Сразу связался с компаньонами  по восхождению - Алексеем и Евгением (они прибыли до Нового Года), увиделся, поужинали вместе и договорились на следующий  день о встрече. Наконец-то в гостинице, впервые  за 2 суток принял горизонтальное положение.  Утром в 9 утра мы увиделись и на авто проделали 70 % пути до предгорий г. Кука (3 часа). Нашей остановкой стало чудесное озеро Текапо. До предгорий ещё 1 час езды, но там было не разместиться т.к. все гостиницы были заняты.

3 января в 8-30 мы были на отправной точки к горе, т.е . в офисе Альпайн Гайдов (нашей принимающей стороны). Здесь мы познакомились с отличными ребятами, которые должны сопровождать нас в путешествии, это  - Pablo Borjas, Tai Naka, Cosmin Andron. Посмотрели снарягу, и выложили часть тёплых вещей, ребята заверили что там «Очень тепло».  Далее, каждый свой скарб упаковал в один баул и до 15 часов мы были свободны.

Потом был вертолёт, всего 10 минут погрузки (борт берёт 5 человек и разумный груз) и 15 минут лёта.  Нас 6 человек + груз, объединили с другой группой  и без доплат 2 бортами  закинули на Хижину. Мы планировали, для экономии сил и времени в одну сторону заброситься вертушкой, но оказалось это единственный возможный способ в это время года.  По словам местных переход с ледника на морену сильно простреливается камнями, поэтому летом (у них там счас лето), ВСЕ летят вертолётом.  В общем-то это оправдано, сообщение налажено, стоит относительно недорого и можно взять нормальные продукты, не экономя на весе еды. Вот это Альпинизм!!!

Так как  3-го мы прибыли во второй половине дня (высота хижины 2200м), только и успели что устроиться и поужинать.  Хижина – с большой столовой-кухней, где готовят на газу. Несколько плит, столы, в наличии посуда и столовые приборы. Осадки выпадающие на крышу хижины собираются в три сообщающиеся ёмкости по 1000 литров, таким образом чистая вода есть и не надо топить снег (но это, конечно, летом). Температура ночью близка к 0, бочки с водой и канализация не промерзают. Провизия была у нас с собой замечательная – настоящее молоко, живые овощи и фрукты, сыр, мясо. Никаких сублиматов. Ребята отлично готовят, все условия для этого есть. Так же есть узел радиосвязи, по нему группы предупреждают о своих планах и получают прогнозы. Работает всё это от солнечной батареи, которая заряжает аккумулятор, есть одна розетка  для подзарядки мобильников-планшетов. Есть свет.

4-го января мы решили разделиться. Я с Tai Naka пошёл по планируемую  маршруту  разведывать дорогу по леднику.  Он конечно всё время меняется: открываются новые трещины, рушатся мосты и т.д..  А ребята пошли на соседний склон, отработать передвижение связок и получить акклиматизацию. Надо сказать, что так как высота Кука 3700, проблем с  аклёмом не было (отсутствовала головная боль , отдышка, ходилось легко).   В 14 00 уже были на Хижине. Пока готовился ужин, слегка перекусили,  пообщались, поужинали и скорее отдыхать.

5 –го  погода была пасмурная (как и обещали по местной связи, установленной на хижине) –ничего не видно, туман, облака, идёт мелкий дождь. По сему - спим до 8-00 , завтрак и потом под навесом комфортной хижины проводим занятия по спасению из трещин.  В 16 ужинаем и составляем план на завтра.

6-го погода с раннего утра переменчива, но не такая как вчера, больше просветов и нет дождя. Решаем прогуляться на пик правее перевала от Кука, что и делаем за 5 часов. В 13 часов на хижине обедаем и ложимся спать, т.к. на следующий день обещают отличную погоду. Пора попробовать сделать восхождение на Кука.

7-е число наступило 00-00 (полночь), мы в это время выходим с хижины. Погода отличная – на небе много звёзд, снег прихватило, он наконец-то не кислый. Чтоб обойти большие трещины идём вниз и теряем 200 м высоты, потом начинается плавный подъем, идём одновременно – тремя связками – до 2800 м, затем на более крутом снегу (под ним фирн, лёд) попеременно, используя для страховки фирновые якоря и буры.  Около 3200 доходим до скалы,  удобно рядом лезть по снегу-фирну, страхуясь за скалу. Через 150 м начинается скальная часть – рельеф расчленённый, проблем  со страховкой нет, быстро проходим 5 верёвок  скал, средней сложности.  Потом не очень сложный выход на гребень, 200 метров и вершина.  Нам повезло, погода отличная, видимость – супер. Видно Тасманское море и горы вокруг. 30 минут проводим на вершине и в 9-00 начинаем  осторожный спуск.  Идём вниз, не теряя друг друга из виду, ледник раскис и опасен, возможно падение в трещину.  В  итоге в 15:30 мы на хижине, а т.к. на следующие 3 дня ухудшение погоды (и вниз вертолёт не спустит), решаем улететь сегодня. На вершине и 300-500 м ниже  уже висят свинцовые облака. К счастью – успеваем упаковаться и слетаем вниз. 

Экспедиция  закончена !!! Мы справились за 5 дней, хотя закладывали 6 и + 2 запасных, но лучше раньше,  чем Никогда)))

P.S. Поздравляем  Алексея и Евгения с очень красивой и технически интересной горой. Такие восхождения остаются в памяти надолго !!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

Восхождение на Пик Батиан в массиве Кения Андрея Ерохина и Анна Рыбаковой

Андрей Ерохин, профессиональный горный гид из Киргизии и один из лучших друзей Клуба 7 Вершин Анна Рыбакова совершили восхождение на один из объектов программы Клуба 7 Вершин, который мы назвали «Семь супергор». Высочайший из ... читать больше

Андрей Ерохин, профессиональный горный гид из Киргизии и один из лучших друзей Клуба 7 Вершин Анна Рыбакова совершили восхождение на один из объектов программы Клуба 7 Вершин, который мы назвали «Семь супергор». Высочайший из пиков горы Кения носит название Батиан и к нему нет простых и безопасных путей. Это техническое восхождение не просто далось нашим друзьям, о чем повествует Андрей Ерохин.

 

О программе «Семь супергор»

  

«В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие, злые крокодилы. Будут вас кусать, бить и обижать, - не ходите, дети, в Африку гулять!» Это как вызов, брошенный еще в детстве, но ты был слишком мал в то время, чтобы его принять…

 

 

Я всегда хотел побывать в Африке, причем совершенно не важно, где, в какой стране, главное -- прикоснуться к этому континенту, почувствовать его. А потому, когда поступило предложение поехать в Кению, да еще и залезть на вторую по высоте вершину Африки – я без малейших колебаний согласился. И вот я на борту самолета Кенийских авиалиний – ощущение полета в прямом и переносном смысле… 5 часов перелета из Дубаев – и мы приземляемся в аэропорту «Jomo Kenyatta» (имя первого президента Кении). Быстренько прохожу паспортный контроль, темнокожая женщина удивленно вертит в руках мой кыргызский паспорт: «А вы, собственно, откуда, где находится ваша страна?» Короткий экскурс в географию – и офицер с улыбкой и словами «welcome to Kenya» пропускает меня. Отличное начало, -- подумал я и проследовал к выходу из терминала.

 

В Кении приятная зима: +22 днем, +14 ночью, невысокая влажность, одним словом – климат субэкваториальный. Столица Найроби производит впечатление достаточно чистого и цивилизованного города, несмотря на огромные трущобы, в которых выросло не одно поколение людей. В благополучных районах предпочитают не замечать этой проблемы, возводят заборы вокруг luxury микрорайонов и ставят охрану у ворот. Дороги в хорошем состоянии, движение левостороннее, колесят по просторам Кении в основном японские машины (made in Japan). К хаосу, царящему на дорогах, быстро привыкаешь, а так как я из центральной Азии, то родное броуновское движение даже радует глаз.

 

Дорога до ворот национального парка заняла 5 часов, пейзажи и колорит за окном не давали скучать ни на минуту. Сам парк очень цивилен… ну или мне так показалось: джунгли, флора и фауна – все, как у людей😊

 От ворот парка начинается треккинг по…автомобильной дороге! Поначалу я не понял, зачем тратить 2 часа на подъем до первого лагеря, когда можно на машине добраться туда за каких-то 15 минут. Но гид объяснил, что, мол, это нужно для акклиматизации, ну окай. К вечеру подошли к метеостанции, где нас ждал ужин и ночлег. Следующим утром широкая дорога сменилась узкой тропой. Постепенно мы покидали зону леса, с интересом наблюдая, как меняется растительность с набором высоты… 8 природных зон – это вам не шутка! Вскоре стали попадаться высокогорные эндемики: гигантская лобелия, крестовник и прочая трава с замысловатыми латинскими названиями. Через 4 часа мы добрались до лагеря 2, Mackiders Camp, на высоте 4300м. Солнце то и дело скрывалось в облаках, африканские Альпы, затянутые туманом, создавали ощущение какой-то первобытной древности и таинственности. Именно в тот вечер мы впервые увидели нашу цель.

 

 

 

Гора Кения является стратовулканом, который возник приблизительно спустя 3 млн. лет после образования Восточно-Африканского рифта. На протяжении многих тысяч лет она была покрыта ледовой шапкой, в результате чего её вершины подверглись большой эрозии и имеют множество долин, расходящихся от центра.

 

Ну, это все Википедия, а для альпиниста характеристика ограничивается словами «знатная развальня», что подразумевает под собой не очень надежную страховку и риск камнепада. На следующий день мы поднялись в 3-й штурмовой лагерь – Austrian top hut на высоте 4720м.

 

Погода нас не особо баловала – туман, холод, температура опустилась до -2… нормальная такая Африка. Ночью не спалось: в голове беспрестанно вертелся список необходимого снаряжения и сам маршрут, что мешало полноценному отдыху. Моя напарница и вовсе не спала: побравировав накануне своими прежними высотными достижениями и беспечным пренебрежением к высоте, она всю ночь промучилась головными болями, горняшка долбила ее, а надежды на успешное восхождение таяли с каждой минутой…

 

И вот неутешительный итог: 4 утра, почти полная деморализация, настроение ленивое, в голове и на улице туман…  Но собрав последнюю волю в кулак, делаем над собой усилие и выходим на маршрут. Причем Аня делает усилие в кубе. Пересекаем ледник, по осыпи, подходим к началу скального маршрута. Выглянуло солнышко – и сразу плюс и к карме, и к настроению😊

 

Начало маршрута представляет собой пешеходные скалы, веревки 3 просто идешь и кайфуешь, затем начинается несложное лазание до гребня, опять пешкарус и ключ 20м относительно крутых скал. Заплутать легко, поэтому внимательно читайте описание. Скорость подъема поначалу была хорошей, и я рассчитывал за один день подняться на обе вершины – пики Нелион 5188м и Батиан 5199м, затем заночевать в хижине на пике Нелион и на следующий день спуститься вниз.

 

 

Но моим планам не суждено было сбыться – Аня резко сбавила скорость на сложных участках и тратила много времени на то, чтобы вынуть закладные элементы… В итоге почти спустя 11 часов восхождения мы наконец-то втащились на Нелион 5188м – второй по высоте пик горы Кения. На предвершинном участке я услышал голоса со стороны наивысшего пика Батиан и подумал, что нам нужно поторопиться, дабы занять места в крошечном бивуаке Ian Howell hut, который словно гнездо орла ютится прямо на вершине Нелион и в котором с большим трудом размещается 4ро человек.

 

На момент подхода нас уже было 4ро – я, Аня и 2ое австрийцев, которые лезли следом за нами. Ночь провели в холоде, тесноте и опять без нормального отдыха. В 7 утра погода окончательно изговнялась. Подул холодный ветер, температура упала до -10, все покрылось инеем, и на минуту я подумал, что опять вернулся в Ала-Арчу. Австрийцы, оценив зорким глазом представший перед ними whiteout, как-то сразу, без сомнений, пошли вниз, объяснив свое решение тем фактом, что оставили кошки у подножия горы, а без них дальнейшее восхождение никак не представляется возможным. Мы же решили не ждать, пока погода прояснится, и сразу начать работать до Батиана – благо кошки мы взяли, да и снаряги набрали на 5ку с хвостиком.

 

Каково же было мое удивление, когда в 20 метрах от бивуака за скальным жандармом я увидел ребятишек, которые накануне задубасили более сложный direct North огород, но увы, а может и к счастью… нашему, по крайней мере, не нашли вечером хижины. Кениец, француз и американец с понурыми и пасмурными лицами после холодной ночевки лениво мотали веревки и досадовали, что так и не поднялись на Батиан. С большой охотой они «консультировали» нас и в один голос нагоняли жути, что там страх, сложное лазание, вертикальный лед и вообще все не так, и нам лучше повернуть вниз…

 

Но ведь русские как только услышат – «да вы что, там смерть!», они всегда реагируют: «да ну нах!»… И вот мы лезем… замерзшие скалы, кошки на ногах, холодно и грустно – то есть все, как мы любим. Через 2 часа напряженного местами лазания, мы наконец-то стояли на 2ой по высоте вершине Африки Батиан 5199м. В награду нам открылись поистине великолепные виды -- на мои ботинки, покрытую изморозью веревку, ну и все остальное… в кромешной мгле.

 

Спуск с горы отнял 4 часа времени, кучу нервов, да и в целом напоминал Тарантиновский боевик, так как приходилось искать спусковые станции, пробитые шлямбурами, расположение которых знали только те, кто их организовывал, и они явно не хотели делиться этим знанием ни с кем другим. Говорят, восхождение дарит радость дважды – когда стоишь на вершине и когда спускаешься к подножью. Так оно и есть, друзья. Усталость улетучилась, как только мы вернулись в хижину и все начали нас поздравлять и обнимать. Нам также рассказали, что за последнюю неделю мы были единственными, кто совершил восхождение с выходом на Батиан, и этот факт сделал наш маленький триумф еще более значимым. На следующий день на радостях мы сбегали на пик Ленана 4985м, а затем начали спуск в долину, с чувством выполненного долга, в тепло и уют мамы Африки, оставляя позади суровые горы и ледники. Ну а дальше… дальше была уже совсем другая история…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ольга Румянцева. Аконкагуа. Когда заканчиваются восхождения.

  Что происходит, когда восхождения заканчиваются?Когда восхождения заканчиваются, то все восходители спускаются вниз. Невосходители тоже спускаются, но у нас таких не было. Наш спуск вниз был стремителен (насколько возможно ... читать больше

 

Что происходит, когда восхождения заканчиваются?
Когда восхождения заканчиваются, то все восходители спускаются вниз. Невосходители тоже спускаются, но у нас таких не было.

Наш спуск вниз был стремителен (насколько возможно стремительно спускаться с 6000 до 4000) и прекрасен.



Особенно прекрасен тем, что вместо того, чтобы от Пласа де Мулас до машины топать 30 километров пешком, мы проделали этот путь меньше чем за 10 минут на вертолёте.
Тут и рассказу конец, а кто слушал - молодец.

Ну а для ценителей подробностей - под катом эти самые подробности, фотографии на тему "как заканчиваются экспедиции" и сравнительный анализ групповых фотографий в качестве бонус трэка.

Утром мы постарались встать пораньше и собраться побыстрее. Ну... По крайней мере мы старались.
Хотя для иллюстрации жизни в лагере на 6000 утром после восхождения, которое закончилось ближе к ночи больше всего подходит фраза "

Со вздохом витязь вкруг себя
Взирает грустными очами.
«О поле, поле, кто тебя
Усеял мертвыми костями?

Хотя нет. Мёртвые кости - это конечно тоже перебор. Лучше написать: "Кто тебя усеял вялыми телами?"

Collapse )
В то утро я принимала активное участие в сворачивании лагеря, поэтому было совсем не до фотоаппарата. Так что сегодня в качестве иллюстраций будут использованы фотографии нашего талисмана-фотографа Ивана Трофимовича.

И начну я, пожалуй, с парочки вершинных фотографий. Так сказать, чтобы освежить в памяти наши подвиги совершённые накануне.

Эта фотография мне нравится тем, что с такого ракурса я как бы вращаю Землю. Может это и правда я её?


Фото И.Т.

На вершине, как я уже писала, все фотографировались с разными флагами. Но пусть в качестве групповой и с флагом сегодня будет эта.
Почему?
Потому что Волгобас. А для тех кто в теме, Волгобас - это Эльтон ультра трэйл. А Эльтон ультра трэйл - это очень здорово и круто. Одно из самых сильных приключений 2016 года. По крайней мере по степени издевательства над своим организмом.
Так что я охотно к этому флагу присоседилась.



Как видите, день накануне выдался непростой.
С другой стороны, все очень хотели как можно скорее оказаться внизу - в тепле, в почти цивилизации. Поэтому очень старались поскорее покинуть это милое место.


Фото И.Т.


Фото И.Т.

Мы смогли. Мы это сделали. Собрали рюкзаки, палатки. И пошли вниз. Сначала медленно-медленно, но постепенно с каждой скинутой сотней метров набирая скорость.


Фото И.Т.



Прощайте, милые кальгаспоры! В следующий раз, когда мы увидимся, вас уже не будет. Да и вряд ли будет следующий раз.
Впрочем, в мире есть и другие места, где можно посмотреть на эти чудесные снежные образования.



Вова убежал в лагерь на 5000 метров, куда сегодня должна была подняться его группа для акклиматизации. Мы видели, как они с главным гидом этой группы Сергеем бодро прошагали наверх.
К счастью, Сергей был настолько добр, что глядя на бледный Вовин вид на два дня акклиматизации отпустил его отдыхать на Пласа де Мулас.
Так что мы не успели ещё спуститься в лагерь, а счастливый Вова, поставивший палатки для своей группы, уже догнал нас.

Вскоре показался заброшенный отель.


Фото И.Т.

А за ним и весь городок на площади Мулов.


Фото И.Т.

И наша палатка под стеной Аконкагуа. Даже не верится, что ещё вчера мы были там.


Фото И.Т.

Все побежали скорее в душ и заняли все душеместа.
В ожидании очереди мы с Вовкой пошли к Мигелю в галерею. Как же классно никуда не бежать, лежать в гамаке, качаться, пить мате и слушать разговоры разных разговорщиков.

И вот уже - все умытые, переодетые. Железная птица уже фырчит моторами и вот-вот прилетит. Можно торжественно отметить завершение мероприятия.


Фото И.Т.



Птичка наша была совсем маленькая, поэтому улетать пришлось в три захода. А вещи оставались до утра ждать караван мулов, чтобы потом уже догнать нас в Мендосе.



Пришлось немного подождать. Вертолёт опаздывал. Если учесть, что лететь меньше 10 минут, а вертолёт запаздывал на полчаса, то можно предположить, что пилоты внепланово решили перекусить.

Но всё-таки он прилетел, и вот уже первая группа покинула нас.



А за ними пришла и наша очередь.


Фото И.Т.




Что сказать? Лететь оно конечно гораздо приятнее, чем идти пешком. Но остаётся небольшое сожаление, что всё вот так вдруг раз и заканчивается.



И остаются воспоминания и фотографии.
С первого дня, в начале маршрута. Когда ещё непонятно, что и как сложится.



И с последнего. На вершине. Когда цель достигнута. И всё уже известно.

 
 

 

Ольга Румянцева. Аконкагуа. Перед восхождением

Как бы долго мы не ходили туда-сюда, какой бы высоты гора не была, в итоге всегда наступает тот момент, когда остаётся всего ничего - дойти до штурмового лагеря и сходить на вершину. Нам осталось подняться в лагерь с романтичным названием ... читать больше

Как бы долго мы не ходили туда-сюда, какой бы высоты гора не была, в итоге всегда наступает тот момент, когда остаётся всего ничего - дойти до штурмового лагеря и сходить на вершину.

Нам осталось подняться в лагерь с романтичным названием Холера на 6000 метров. А на следующий день подняться ещё немного - на 962 метра. Ну и спуститься конечно.

На самом деле, штурмовой лагерь называется Colera. Но русские люди адаптировали это название, подобрав слово более привычное уху.
В принципе по смыслу - вот прям оно. Не для жизни место.



Погода по-прежнему продолжала нереально баловать всем своим видом как бы говоря:
- Что бы у вас там не случилось, но на меня вы свои неудачи свалить не сможете точно.

Ну и чтобы сваливать ничего ни на кого не пришлось, утром мы выдвинулись из гнезда кондора к этой самой холере.

Collapse )





Не скажу, что все прям так легко порхали, как бабочки, но в целом самочувствие всех участников мероприятия внушало оптимизм и надежды.



Часа за четыре мы выбрались к лагерю Берлин. Он находится почти на той же высоте, что и Колера, но слегка в стороне от начала подъёма на вершину.
Зато там есть самый настоящий домик. Правда, очень маленький. Да и мест под палатки там совсем немного.



В принципе подниматься на Колеру можно минуя Берлин. Но тогда наверх придётся идти по достаточно крутым и сыпучим тропам. Чем портеры и занимаются.
Ну они - пришли, ушли. А нам силы беречь надо.

Поэтому по хорошей тропе поднимаемся к домику. Отдыхаем. Фотозапечатлеваем красивости.



А затем траверсом с небольшим набором высоты идём к нашему дому.
Не успеваем заметить, а Берлин уже далеко. Почти как одноимённый город.



К нашему приходу убежавший вперёд Валера почти уже сварил воду. Нам же осталось только поставить палатки и то не все, а всего-то парочку, разобрать вещи и заняться обедом.



Казалось бы, простые дела, не требующие особых усилий. Но на шести тысячах чтобы устать никаких усилий не надо.

Меня порой спрашивают:
- А как вы там дышите на шести тысячах? Кислородные баллоны используете?

Нет. Не используем. На самом деле, в это может быть сложно поверить, но человеческий организм - понятие весьма растяжимое в своих возможностях. Поэтому даже люди без каких-либо выдающихся способностей после акклиматизации способны вполне себе нормально жить какое-то время на такой высоте.



Конечно не все чувствовали себя одинаково хорошо. Некоторых пришлось уговаривать хоть чего-нибудь поесть. Но это уже мелочи.
Зато после обеда все собрались на улице любоваться и планировать.

Вниз посмотрим - вот он наш длинный путь.
Где-то там уже пройденный лагеря: Пласа де Мулас, Канада, Нидо де Кондорес.



Вверх посмотрим - до вершины всего ничего.



И самое любимое занятие перед восхождением у всех - стоять, смотреть, да руками водить пытаясь нарисовать нить маршрута и хотя бы руками пройти весь этот путь.

На этом, собственно, все занятия заканчиваются. Постояли, посмотрели, руками поводили, очередной раз вещи для восхождения перебрали, подготовили.
На улице холодно стоять. А гулять - особо не разгуляешься.






Да и спать надо ложиться пораньше. На восхождение вставать в два часа ночи.
Поэтому после раннего ужина все довольно быстро разошлись по палаткам. В спальном мешке - оно всегда теплее.






Впрочем разошлись не все. У некоторых здоровья столько - фиг угомонишь.
Шутка.

Хотела написать, что лишь гиды не спали тревожно обходя лагерь перед штурмом, прям как кутузовы перед решающей битвой...
Но не буду.
Лично я бы с удовольствием легла спать. Но нам надо было дождаться Вову и провести свой совет в Филях.

Вова в это время должен был работать вторым гидом с другой группой. И в работе его настал тот приятный момент, когда группа пришла на Пласа де Мулас и отдыхала, вкушая блага цивилизации.
Но увы, жестокой рукой начальника он был послан нам для укрепления рядов. Чтоб точно никто не сбежал.

Поэтому вместо дня отдыха ему предстояло прибежать к нам на 6000, а на следующий день сходить на вершину.

Акклиматизации у Вовы не было, поэтому шёл он долго и мучительно.
Я в это время от нечего делать прогуливалась по окрестностям и фотографировала всё, что видела , периодически выходя глянуть, не идёт ли наш гонец.






В девятом часу Вова приполз к нам. Снял рюкзак и сказал, что теперь понимает, что чувствуют клиенты.

Вова раз по двадцать, если не больше, в сезон бегает на Эльбрус, как на прогулку. Здоровый как лось. И слово "горняшка" ему было знакомо только в качестве грустных клиентов, столкнувшихся с этой штукой. Сам же он ведать не ведал, что это за зверь.
А тут раз - и вот оно. И так неудачно - прямо накануне восхождения.

Мы его накормили, напоили и стали обсуждать, как жить будем.
Собственно, всё было решено ещё накануне.

У нас было шесть участников восхождения разного опыта и разной физической кондиции.
Теперь три гида. И один талисман.
Да, такая штатная единица тоже имелась.

Ещё в самом начале, в Москве, будущие участники восхождения при обсуждении экспедиции одним из условий назвали наличие в команде их талисмана.

Ну мы собственно и не возражали. Ибо талисманом у них был не какой-нибудь плюшевый мишка (а ведь могло и такое случиться, я уже ничему не удивляюсь), а очень уважаемый всеми нами человек.



Иван Трофимович Душарин - человек-легенда. Я честно говоря и не знала бы всех его регалий, если бы в Википедии не подсмотрела.

Мастер спорта СССР, Мастер спорта России международного класса, «Снежный барс», инструктор-методист 1-й категории. Вице-президент Федерации альпинизма России, председатель Комитета по альпинизму. Руководитель первой Российской экспедиции на Эверест. Восходитель на 4 восьмитысячника - трижды на Эверест и другие восьмитысячники.

Для нас же - человек невероятной энергии и оптимизма, кладезь интересной информации. Ну и просто человек, чей авторитет не вызывает никакого сомнения.

Это была уже не первая моя экспедиция с Иваном Трофимовичем, и было очень приятно снова оказаться с ним в команде.

Несмотря на свои почти 70 лет, сил Ивану Трофимовичу не занимать. Но три года назад он перенёс операцию на сердце. С тех пор совершил уже несколько восхождений, но на такую высоту пока не поднимался.
Так что для него это тоже было своего рода испытанием.

Обсуждение будущего восхождения всегда немного похоже на шахматную партию.
Все фигуры известны. Разыгрывается некая комбинация. Но никогда нельзя быть уверенным на сто процентов, что всё пойдёт по нашему плану.

В целом план у нас был один и очень хитрый - сделать так, чтобы на вершине оказались все шесть участников. Ну и гиды конечно тоже.

Для этого решили, что я возглавлю шествие задавая ритм и темп, Вова пойдёт в середине, попутно присматривая за нашей самой юной участницей мероприятия, Иван Трофимович будет талисманить, замыкая шествие основной группы. А Валера пойдёт с тем, кто отстанет от основной команды, не давая сбежать домой.

На том и разошлись.

 
 ИСТОЧНИК: Жизнь как приключение

Вячеслав Адров. В сердце Африки

Много интересного об Уганда и Африке вообще, вы можете найти в статьях Вячеслава Адрова, которые были помещены на страницах журнала «Радиус города».  Поездки проходили при организационной помощи Клуба 7 Вершин...   ... читать больше

Много интересного об Уганда и Африке вообще, вы можете найти в статьях Вячеслава Адрова, которые были помещены на страницах журнала «Радиус города».

 Поездки проходили при организационной помощи Клуба 7 Вершин...

 

 

Вячеслав Адров — путешественник и альпинист, многократный рекордсмен Книги рекордов России. О своих путешествиях периодически докладывает на заседаниях Русского Географического общества

 

 

 

 

 

 

 

В формате PDF

 

 В сердце Африки 1. Радиус города № 1 - 2014

 

 В сердце Африки 2. Радиус города № 3 - 2014

 

  

 

 

 

От наших партнеров: Камчатка - удивительный край

Камчатка - это удивительный полуостров на самом дальнем востоке России. Похожий из космоса на гигантскую рыбу, он состоит из пары горных хребтов, один из которых разделяет его примерно поровну - Срединный и цепочка вершин Восточного ... читать больше

Камчатка - это удивительный полуостров на самом дальнем востоке России. Похожий из космоса на гигантскую рыбу, он состоит из пары горных хребтов, один из которых разделяет его примерно поровну - Срединный и цепочка вершин Восточного хребта. Между ними простирается Центральная Камчатская Депрессия.

 

 

Ключевская группа вулканов, самая высокая на полуострове, стоит особняком почти по центру (55–56° с.ш., 160° в.д.) и состоит из скопления отдельных вулканов и вулканических массивов на общем пьедестале, который представляет собой пологое щитообразное вулканическое плато высотой 800–1000 м, достигающее 100 км в поперечнике.

 


Ключевская группа вулканов
 

Для Ключевской группы характерно господство молодых вулканитов и вулканогенно-осадочных толщ четвертичного возраста. 

 


Вулкан Камень из-за вулкана Безымянный
 

Район Ключевской группы вулканов является крупнейшим центром оледенения на Камчатке. Площадь оледенения составляет 240 км2. Здесь находятся самые длинные ледники России - пульсирующий ледник Бильченок в лучшие годы достигал почти 20 км.

 


Вулканы Ключевская Сопка, Камень, Безымянный
 

Путешествие к вулканам Ключевской группы начинается от реки Камчатка. Многолетнемерзлых пород здесь нет, а глубина сезонного промерзания составляет 0,5–2,0 м, увеличиваясь до 2,0–2,5 м на склонах вулканов на отметках 800–1000 м.

 


Река Камчатка
 

Среднегодовая температура грунтов в долине р. Камчатка составляет 3–5 °С (по данным метеостанции Ключи).

 


Ледник Богдановича
 

С увеличением высоты местности среднегодовая температура грунтов постепенно понижается до 0 °С у нижней границы мерзлоты (500–1000 м над уровнем моря). Выше идут зоны островного, прерывистого и сплошного распространения многолетнемерзлых пород.

 


Вечная мерзлота
 

Для наблюдения за изменениями состояния криосферы здесь оборудованы специальные площадки и скважины, в которых производится автоматический мониторинг температурного поля. За 15 лет значительных изменений не произошло, хотя большая часть скважин оказалась под лавовыми полями извержения 2012 года.

 


Южный конус Толбачика
 

Для знакомства с самыми высокими вулканами необходимо совершить небольшое путешествие. В нормальном ритме на это уходит 5-10 дней, в зависимости от целей и погодных условий. На параплане с мотором можно спокойно облететь район за пару дней, а на вертолете - за пару часов.

 

 

Кроме восхождений на заснеженные вершины здесь много интересных природных образований и в долинах. Лавовые поля, шлаковые конуса, экструзивные купола, лавоводы - вулканические процессы постарались на славу.

 


Старые лавовые поля
 

А еще здесь много ягод, часто раздается писк евражек, а на камнях любят греться пушистые сурки. Встречаются и медведи, так что нужно внимательно смотреть вокруг и не приставать к ним с расспросами и предложением сделать фотографию на память. 

 


Горная тундра Камчатки
 

Ночевать можно в домиках вулканологов, но лучше взять с собой палатки и спальники - тогда можно не беспокоиться, что кто-то занял свободные места, и каждый вечер выбирать место по вкусу.

 


На рассвете вблизи Лазо
 

Главное помнить, что вода встречается далеко не везде, кроме как в ручьях ее можно поискать рядом со снежниками. Небольшие озерца могут формироваться в маленьких котловинках, где мерзлота подходит ближе к поверхности и не дает дождевой воде уйти в пористые шлаки.

 


Ледниковые озера
 

Лучшее время для исследований - осень, уже не так много людей, внизу нет комаров, поспели ягоды. Снег на высоте 1500 метров обычно ложится до зимы в начале октября. Летом теплее, можно смотреть на падающие звезды без пуховки, но и осадков, как правило, тоже больше.

 


Конус Юпитер
 

Территория относится к природному парку, необходимо обратиться в дирекцию (рядом с аэропортом) и оформить разрешение на посещение. Там же можно получить консультацию по текущим условиям, карты парка и ценные советы. Заход со стороны поселка Ключи к леднику Эрмана осложнен военным аэродромом, лучше узнать у местных где расположена тайная обходная дорожка.

 


Вулканы Ушковский, Ключевская Сопка, Камень, Безымянный
 

На машине из Ключей можно доехать до сейсмостанций на склонах Ключевского до высоты 1000-1400 метров. Из Козыревска и Лазо есть дороги для проходимых автомобилей к вулкану Толбачик до высоты 1000-1300 метров. На квадроцикле или эндуро можно подняться и выше. Зимой и весной охотники накатывают снегоходные тропы.

 


Вулкан Толбачик
 

Пока еще можно приобрести недорогие авиабилеты на Камчатку на следующий год - возможно уже скоро вы сами увидите извергающиеся вулканы и мерзлоту на их склонах!

Автор: 

Андрей Абрамов

Гора номер один: Килиманджаро. С нее начиналось человечество. С него начинаем и мы!

Неподалеку от горы Килиманджаро расположено ущелье, урочище Олдувай, где почти ежегодно археологи и палеонтологи делают новые открытия. Они находят останки всё более древних версий человека, отодвигая наш видовой возраст всё дальше вглубь ... читать больше

Неподалеку от горы Килиманджаро расположено ущелье, урочище Олдувай, где почти ежегодно археологи и палеонтологи делают новые открытия. Они находят останки всё более древних версий человека, отодвигая наш видовой возраст всё дальше вглубь тысячелетий. Африка – колыбель человечества. И, вероятно, что Килиманджаро первая гора, которую увидел homo sapiens.

 

 

Клуб 7 Вершин рекомендует Килиманджаро как первую гору для начинающих альпинистов, для подростков, домохозяек,  больших начальников, для желающих изменить образ жизни людей старшего возраста, короче, для всех. Потому что это уникальная гора, поймете сами почему…

 

Килиманджаро:  Увидеть Африку. Вспомнить детские стишки, вспомнить  телевизионные картинки… 

 

Килиманджаро: Полюбить Африку. Этот континент нужно защищать всем миром. Защищать не только диких животных, но и людей.  Они добрые в душе, простые и открытые. Однако социальные условия не отвечают современным требованиям.

 

Килиманджаро: Поверить в себя. Это – испытание, проверка силы воли. Отступить и сдаться нельзя.

 

Альпинизма здесь минимум. Для начинающих - он весь впереди. Первый шаг часто становится лучшим стимулом для тренировок, для изучения альпинизма, для изучения гор, истории с географией.

 

Килиманджаро:  Это традиционный старт Семи вершин…. Вопрос: что дальше? Он обычно возникает у каждого восходителя. Многие из них,  потея и тяжело дыша на маршруте, думают – никогда больше! Но эйфорическая остановка на вершине, а потом празднование победы внизу – и всё!  Человек выбирает себе следующую гору!

 

Гора нашего беспокойства. Килиманджаро - показатель нашей экологической тревоги. Стремительно тающие ледники его вершины стали горьким символом последствий глобального потепления.

 

 

Килиманджаро – это такая гора, на которую можно подняться сотнями разных путей.. Потому что у двух третей окружности главного кратера

Это в теории. На практике – это Национальный парк, важный источник дохода для государства. Здесь стараются четко выполнять все требования администрации. Поэтому для восхождений открыто всего несколько маршрутов.

Их можно разделить на две группы: Западную и Восточную.

 

Мы представим всего два маршрута, по которым обычно поднимаются альпинисты Клуба 7 Вершин. И немного поговорим о вариантах подъема.

 

 

Маршрут Марангу

 

Маршрут известный еще как «Кока-кола рут» ("Coca-cola" route), в чем звучит некоторое унижение для маршрута.  Многие считают его самым  неудачным вариантом подъема  к вершине. Главной причиной этого является его многолюдность, на этот маршрут  выходит большое количество плохо подготовленных восходителей, хижины переполнены, жесткий график переходов приводит к чрезмерной нагрузке на плохо подготовленных туристов.  

 

Отмечают также, что на нем находится наименьшее разнообразие панорамных видов по сравнению с другими маршрутами.

 

Впрочем, значение всех этих недостатков обычно преувеличивается и большого различия между маршрутами нет. Преимущества Марангу Рут очевидны – это обеспеченные достаточным количеством мест комплексы хижин, туалеты, вода, очень удобная для подъема тропа. Также отметим, что спасательная служба лучше всего работает на этом маршруте.

 

 

Маршрут идет с востока и начинается у ворот национального парка Марангу (1840м).

 

В первый день после регистрации и оплаты всех взносов по Парку, переходят до хижин  Мандара  Хат (2720 м).  Дистанция – 7 км, набор высоты 835 метров. Подъём идёт по широкой, ухоженной  тропе по экваториальному лесу.  Хотя здесь уже сказывается высотная поясность. Переход занимает в среднем  3-4 часа, с небольшой остановкой для перекуса. Часто на этом участке удается увидеть стайки голубых обезьян.

 

Приют Мандара – обширная территория, занятая  домиками, преимущественно  с двумя комнатами на 4 человека каждая. Всего 60 мест. Имеется большая столовая, туалеты, вода, стандартная охрана лагеря от диких животных. На следующий день осуществляется переход  к приюту Хоромбо (3720 м). Примерно через 30 минут  после выхода лес заканчиваются и  начинаются кустарниковые заросли. Здесь общее внимание привлекают гигантские, достигающие 7 метров в высоту, древовидные растения – сенеции.  Справа открывается вид на вулкан  Мавензи. До приюта – примерно 5- 6 часов или порядка 11-12 км.

 

Хижины Хоромбо построены в 70-е годы норвежцами, выглядят со стороны лучше, чем изнутри. Однако в целом условия неплохие, хотя общее настроение  зависит еще и  от погоды.   На Хоромбо мест чуть побольше, чем на Мандаре и людей здесь больше. Это связано с тем, что часто здесь остаются на лишний день для акклиматизации. Для этой цели выходят на Зебра Рок или к подножью вулкана Мавензи. Также здесь часто ночуют после восхождения. На обратном пути.

 

 

На следующий день - переход к приюту Кибо Хат (4700 м), расположенному у самого подножия вулкана. Здесь основные помещения представляют собой большие каменные бараки, всего на 60 мест. Есть отдельный туалет, а вот принятие пищи происходит обычно в жилых комнатах. Расстояние – 12 км, набор высоты 980 метров.

 

 

Выход на восхождение планируется примерно на полуночь. Утомительный и однообразный подъем при свете фонарей многих из начинающих альпинистов заставляет поворачивать назад, сильно сказывается влияние высоты. Вообще учитывая  тип туристов, приезжающих на Килиманджаро, не приходится удивляться, что очень для многих  день восхождения становится «самым тяжелым физическим испытанием в жизни». К рассвету группы достигают края кратера, который обозначается как Гиллманс Пойнт (5685 м). Последние метры проходит по скальному выходу и даются особенно тяжело. При хорошей погоде открывается вид на весь внутренний кратер Кибо. К главной вершине путь лежит по тропе, идущей вдоль гребня, образованного восточным краем большого кратера Кибо. В районе к западу от так называемого Стелла Пойнт (5700м) соединяются два основных потока восходителей. К восходителям по «Кока-кола рут» присоединяется единая команда с маршрутов Мачаме, Мвека и других обходящих главную вершину  с юга.

 

Отсюда, от Стелла Пойнт до главной вершины Ухуру Пойнт (5895 м) – условно говоря, час ходьбы. Самый тяжелый момент восхождения.  Обычно на подъем уходит меньше 60 минут, то есть, целого часа. Но всегда в больших группах есть отстающие.  Верхняя часть маршрута чаще всего покрыта снегом, не полностью, а участками. Но и нередко бывает так, что снега почти нет, он встречается только в тени.

 

 

Спускаются обычные группы до хижины Хоромбо, так чтобы на следующий день оказаться в гостинице. В итоге день получается очень тяжелым и длинным (12-14 часов). Это примерно 21 км марша вверх – 1192 м, вниз – 2175 м….

 

 

Маршрут Мачаме

 

Очень популярным является сейчас маршрут «Южный Сиркюит», который предполагает подъем по западным склонам, траверс массива по южным склонам, под великолепной скально-ледовой стеной Брич-Уолл и затем подъем на вершину с востока через Стелла пойнт.

 

Все маршруты, идущие с запада (Шира, Лемошо  и, собственно, Мачаме)  соединяются в один в верхней части от места называемого «Шира плато» у приюта Шира Хат (3840м).

 

 

Как правило, восхождение занимает пять дней.  Маршрут этот очень популярен и по количеству восходителей по некоторым данным  даже иногда опережает знаменитый маршрут Марангу. Места ночевок часто бывают переполнены, собираются до 300 восходителей. В таких условиях редко удается избежать неудобств для туристов.

 

В верхней части маршрут проходит по пути называемому Барафу. Это один из самых красивых маршрутов Килиманджаро, по пути преодолеваются несколько разнообразных по характеру участков. Физически это один из самых сложных маршрутов, требующий также хорошей координации и уверенности в себе. То есть для абсолютных новичков маршрут не рекомендуется.

 

Путь Мачаме начинается от входа в национальный парк Мачаме Гейт, высота 1830 м. В первый день 5-6 часовый переход через лес выводит  к так называемому «мурлэнду», влажным  равнинам, заросшим  кустарником. Здесь расположен лагерь Мачаме (3100м).

От него крутой склон выводит к пустынной местности с редкой растительностью альпийского типа, это уже плато Шира, на котором находится хижина Шира Хат. Здесь на высоте 3840 метров сходятся несколько путей восхождения. Размещение обычно в палатках, что позволяет как-то устроить неплохой сервис.

 

 

На следующий день предстоит подъем на вершину Лава Тауэр (4630 м ) и спуск к лагерю Барранко (3860 м). Высота примерно та же, что Шира Хат, но растительность чуть разнообразнее – много сенеций вокруг. На следующий день предстоит преодолеть крутой взлет так называемой Барранко Уолл, путь ведет к лагерю Каранга Камп (4200м). После отдыха, группа следует дальнейшим траверсом через две долины и завершающий подъем выводит к лагерю Барафу Камп (4600м). Это штурмовой лагерь, из которого выходят ночью для подъема на вершину. Вначале путь простой, затем приходится идти серпантином по скальным выходам. Край кратера находится на высоте 5685 метров, это так называемый Стелла Пойнт. От него до вершины Ухуру примерно один час. Спуск проходит мимо Барафу Камп к границе леса, к лагерю Мвека Камп на высоте 3100 метров. В день восхождения переходы занимают 10-12 часов, иногда больше. В заключительный день выхода спускаются с Мвека Камп до Мвека Гейт (1830 м), куда подъезжает автобус.

 

 

 Маршруты Шира  и Лемошо можно рассматривать как удлиненные  варианты  маршрута Мачаме.  Там меньше людей в начале пути, на первых двух участках. Дополнительный день можно рассматривать как преимущество в плане акклиматизации….

 

  

 Ронгай.

Это единственный популярный маршрут, ведущий с севера, точнее с северо-северо-востока. Он не так красив, как западные варианты,  единственное украшение – крутые стены соседнего вулкана Мавензи.  Но зато Ронгай и не так посещаем. Поэтому  он для тех, кого раздражает  толпа «ему подобных» любителей гор, здесь создается иллюзия  более прямого общения с природой. На Ронгай ходят примерно в десять раз меньше восходителей, чем на популярную «Марангу рут».

 

Мвека Рут. Один из двух самых прямых и круто поднимающихся маршрутов. Наверное,  они слишком прямые, чтобы быть популярным. Туристы просто не успевают ощутить так необходимое им общение с природой. В настоящее время Мвека используется почти исключительно для спуска, в основном с западных вариантов и, прежде всего, с длинного варианта Мачаме, по которому идти обратно никто не хочет.

 

 

Путешествия и восхождения на Килиманджаро с Клубом 7 Вершин

 

Мы предлагаем собственно два варианта программ.  Экономичный – это восхождение под руководством местного гида. Группу ведет  опытный товарищ, хорошо говорящий по-английски. С точки зрения качества обслуживания, всё может пройти прекрасно. Хотя, честно говоря, расслабляться и доверять местному обслуживающему персоналу полностью нельзя. Менталитет у них немного не тот, отношение к делу легче, чем у нас. Поэтому надо постоянно отслеживать распорядок дня и качество предоставляемых услуг…

 

С этим делом лучше всего справляться русскоговорящему гиду от Клуба 7 Вершин.  Он обеспечивает правильную организацию взаимодействия с местным персоналом. На его плечи также ложится  обязанность экскурсовода, медика, переводчика, связиста, массовика-затейника, психолога, преподавателя и так далее…

 

Так что мы рекомендуем выбрать более дорогой, но комфортный вариант поездки. И взять от программы ВСЁ!

 

Килиманджаро – яркая страница в жизни любого человека, побывавшего на её склонах. Вы никогда не пожалеете о потраченных на это деньгах!

 

Вот наши программы. ПОДРОБНОСТИ ЗДЕСЬ

 

               

 

Восхождение на Килиманджаро по ЛЕМОШО с высотной заброской за 6 дней (с местными гидами). Тур в Танзанию.

 Цена: 1 890 USD ( 122 454 руб ); Дней 8 / Ночей 7

 

 

Восхождение на Килиманджаро по МАРАНГУ за 5 дней (с местными гидами).

 Цена: 1 620 USD ( 105 025 руб ); Дней 7 / Ночей 6

               

 Восхождение на Килиманджаро по МАЧАМЕ за 6 дней (с местными гидами).

 Цена: 1 810 USD ( 117 076 руб ); Дней 8 / Ночей 7

           

Восхождение на Килиманджаро по Лемошо за 7 дней. Тур в Танзанию.

 Цена: 2 060 USD ( 133 469 руб ); Дней 9 / Ночей 8

 

            

Новогоднее восхождение, тур на Килиманджаро с русским гидом. Танзания, Африка.

 Цена: 2 770 USD ( 179 470 руб ); Дней 8 / Ночей 7

 

               

Восхождение на Килиманджаро по Мачаме за 7 дней (с дополнительным днем акклиматизации). ОПТИМУМ

 Цена: 2 030 USD ( 131 395 руб ); Дней 9 / Ночей 8

 

 Восхождение на Килиманджаро по Мачаме с Артемом Ростовцевым и марафон KILIMANJARO MARATHON 2017 NEW !!!

 Цена: 3 180 USD ( 206 099 руб ); Дней 9 / Ночей 8

 

Восхождение на Килиманджаро по МАРАНГУ за 5 дней и 2 дня сафари по нац паркам Тарангире и кратер Нгоронгоро (с местными гидами).

 Цена: 2 510 USD ( 162 754 руб ); Дней 9 / Ночей 8

Ноябрь 04 - 12;