+7 495 642-88-66

«… там каждый сам за себя» - с этой брошенной фразы нашего товарища, на днях во время встречи людей, навсегда занявших место в моем сердце, во мне запустились переживания связанные с опытом восхождения на Эверест… Что-то вновь щелкнуло, как переключатель в моем сознании и в груди я ощутила шквал эмоций, вдруг стали происходить перемещения из настоящей реальности к картинам из памяти. Застолье бурлило, тосты почти не произносились, но возбуждение от встречи и голод от долгой разлуки членов команды кружил голову. Не все из них были на Эвересте, нас только четверо, но вся эта большая команда 13 человек с кого и с чего все началось. Не хватало за столом Учителя и Аленки...

Далее

 

 «… там каждый сам за себя» - с этой брошенной фразы нашего товарища, на днях во время встречи людей, навсегда занявших место в моем сердце, во мне запустились переживания связанные с опытом восхождения на Эверест… Что-то вновь щелкнуло, как переключатель в моем сознании и в груди я ощутила шквал эмоций, вдруг стали происходить перемещения из настоящей реальности к картинам из памяти.

 

 

  Застолье бурлило, тосты почти не произносились, но возбуждение от встречи и голод от долгой разлуки членов команды кружил голову. Не все из них были на Эвересте, нас только четверо, но вся эта большая команда 13 человек с кого и с чего все началось. Не хватало за столом Учителя и Аленки. Высказывания каждого звучали тихо, выкатываясь на стол на всеобщее обозрение, как разноцветные, драгоценные жемчужины восприятия личной реальности наших восхождений, иногда звучали «перлы» разрывая хохотом и одобрением ценный воздух происходящего. Словно незримыми серебряными нитями отношений все в этой комнате были соединены между собой в этом временном кармане.  Вино и пузырьки шампанского заполняли паузы, внося свою лепту в торжественность восприятия и призму происходящего…

 

     Я дома. Который день картины прошлого замещают реальность, не давая уснуть по ночам. Время, конечно же, заглаживает чувства, облизывая острые уступы эмоций.

   Сейчас, когда прошло уже более двух лет, я понимаю, что гора меня все еще не отпускает. У восходителей есть такая фраза почти «молитва»: «впусти меня великая гора и отпусти». Я вернулась, мы вернулись, но часть души осталась там. Аккуратнее сказать чувства во мне не отпускают. Что-то не сделано или не пережито или остановлено?

 События, что разворачивались на горе, имели свои истоки и последствия. Один эпизод из калейдоскопа событий красной нитью прошил эту маленькую и большую жизнь в экспедиции.

   Среди нас были успешные и амбициозные, кто-то был профессиональным спортсменом кто-то не очень, но уже за плечами своя история, связанная с горами. Конечно, каждый пришел со своим багажом: со своей истинной целью, жизненным опытом, опытом восхождений, амбициями, способом самоутверждения в новой команде и с новыми людьми в новых условиях. Чем более раскрученная гора, тем более амбициозные восходители, которые собираются восходить на нее. К их числу, принадлежала и я. Как говорил когда-то нам Учитель - Трофимыч перед тем, как пойти на серьезную гору необходимо найти свою команду, людей с которыми ты восходил и не один, не два раза, да и трех недостаточно! Чем больше, тем лучше. Восходил, а не пил и ел за красивым столом провозглашая тосты. 

   Мы прибыли в базовый лагерь Эвереста своей маленькой командой 4 человека в числе восходителей Клуба «7 Вершин», так же в экспедиции участвовала еще одна участница, дорогая моему сердцу, бесстрашная и очень обаятельная - профессиональный доктор и ученый с ослепительной улыбкой. Кстати, именно информация, о том, что она планирует участвовать в восхождении в этом сезоне была последней каплей для принятия мной, а впоследствии и нами:-Я благодарю Вас, за доверие, которое вы оказали мне, друзья!; решения «я иду в сезоне 2018 года на Эверест».

 В базовом лагере время проходило дружно и весело, неудобства походной жизни были с успехом нивелированы командой организатора, таких условий никто из нас не ожидал. Организация выше всяческих похвал! По праву, базовый лагерь Эвереста «Клуба 7 Вершин», давно среди альпинистов мира, считается лучшим.

   Тренировочные выходы хорошо продуманы, выверены и написаны, что называется-«кровью». Руководитель экспедиции Саша Абрамов озвучил этапы, которые мы должны пройти и объявил основные принципы и главное условие: - восходитель, который не взойдет на «Седло» с первой попытки без кислорода, вершина 7090 м. или плохо перенесет ночевку на Седле, к дальнейшему восхождению на вершину не допускается. Надо сказать, что каждый этап тренировочных выходов был проверкой для участников на готовность к восхождению, и четкое отсечение 7090 добавило напряжение. Но, эта тема отдельного повествования, вплетающая жесткие правила в общую канву событий.

 У нас в «малой команде» и в нашей паре (у меня и у мужа) были планы в тренировочный выход не только взойти на седло, но и по возможности попытаться продлить свое пребывание на высоте и следующим днем подняться на 7900  и уже только после этого спуститься, однако поднявшись на седло стало понятно, что это было слишком оптимистично. Высота переносилась не просто и не было сил, хотелось спуститься и отдохнуть. В дальнейшем при восхождении, участок от седла до лагеря 7900 был, пожалуй,  самым изнуряющим и именно там, на этих казалось бескрайних снежных склонах, а затем нескончаемых скалистых веревках, когда за каждым уступом мне представлялась плато с палатками, но его все не было и не было, перед нами развернулась драматическая сцена.

 

Итак, моя мысль взметнулась к событиям, происходившим на заоблачной высоте -7900 м над уровнем моря, уже когда волнения по допуску были позади.

 

 

   В этот раз, бодро преодолев «Седло», мы переночевали и утром вышли теперь уже на незнакомый для нас участок.  Эта часть маршрута, которая представляет собой длинное, раскидистое плечо седла, покрытое снегом и наледью, с двух сторон от которого вниз уходят ледовые ущелья. Больше всего здесь я опасалась сильного ветра, так как мой «вес маловат», как сказал Трофимыч «даже со всей экипировкой и рюкзаком» из-за чего сцепление кошек с ледовой поверхностью может быть недостаточно для устойчивости. Учитель меня наставлял: «Земфира, если поднимется ветер, будь готова зарубиться ледорубом, чтобы не унесло. Порыв стихнет, и ты сможешь выбраться. Но в этот раз нам очень повезло, погода выдала нам прекрасное окно, именно для нашей группы все было просто идеально! Пользуясь тихой, почти безветренной погодой достигнув взлета горы, мы как муравьи встроились своей группой в цепочку восходителей,  пристегнувшись за веревку вверх, упавшую с неба.  Пришлось встроиться в темп, который диктовал кто-то вверху цепи.  Это было изнуряюще долго. Склон виделся широким и устойчивым, время от времени следуя за своим инструктором, мы стали обгонять казалось почти замерших муравьев в цепи.

 

  Солнце стояло в зените, когда на встречу к нам сверху бежал первый гонец. Свой или другой можно было определить по следующему за «инопланетным существом» такому же инопланетному сопроводителю шерпу.  Все шерпы Клуба 7 Вершин были экипированы одинаково в желтые пуховики с логотипом клуба, чем напоминали «миньонов», как шутил впоследствии наш остроумный товарищ! Приблизившись ко мне на встречу по веревке, в этот момент мне нужно было отстегнуться карабином и пропустить его, голос сказал:

 - Привет, Земфира!

 Я с трудом узнала Сашу Попова.

- Саша ты? - спросила я его.

- Да! Я.- ответил изможденный, как-то сильно высохший, но довольный Сашка.

 - Как вы, все в порядке?

 - Хорошо! Вроде, да! Пить хочется.

- Возьми, у меня много! - предложила я.

- Не надо, тебе пригодится. Я пошел. - Сказал мне Саша.

 

И радость от товарища заполнила меня: «Получилось! Возвращаются!» Ликовало в груди!

То, что они взошли, мы уже знали, наши лидеры держали связь по рации и сообщали всем по цепочке, мы следили за новостями. За ним, позже и все остальные, как бусины слетали к нам по веревке и когда похлопыванием, когда приветственным взмахом руки, а кто и снимал маску, чтобы улыбнуться и мы наполнялись зарядом радости, светлой завистью и уверенностью, что это возможно - «значит и мы сможем!». Нам еще предстояли испытания и это было страшновато. Ну, совсем чуть-чуть!

 

   Наконец мы, 3-я группа, уже добрались до небольшого участка на высоте 7900, где располагались наши палатки и рассредоточились к предполагаемым жилищам. Прислонившись и приткнувшись к какому-либо, более-менее плоскому камню стали свидетелями почти немой сцены, но мощной по содержанию. Наполненной шумом ветра, звуков скрежещущего металла кошек по камням, пульса в висках, тревоги.

 

   Подавая знаки отползти с тропы, откуда-то сверху большие фигуры «инопланетян»-восходителей в кислородных масках, сначала преграждая солнце от взоров своими мощными телами в огромных пуховых комбинезонах, в огромных сапогах и в кошках, а затем сравнявшись с нами четко-различимыми движениями, с какой-то неистовой волей, с силой тащили своего такого же громадного товарища вниз. Его голова, висевшая в воздухе, то вскользь касалась камней, то взмывала. 8 восходителей рискуя своей жизнью и превозмогая себя, очевидно поставив точку в собственном восхождении на Эверест сейчас в этом сезоне, так и не достигнув заветной цели, спасали своего товарища.

 

 

   Для большей ясности: высота выше 7900 м над уровнем моря, считается зоной смерти для любого живого существа. Организм фактически расходует жизненные силы и не восстанавливается после усиленной работы, а любая деятельность на этой высоте и есть усиленная работа.      Альпинисты, тащившие товарища, выкладывали все свои силы без шанса на восстановление на этой высоте. Единственный путь к жизни теперь уже и у них, был спуск вниз. Своей собственной волей они соединили свои судьбы с судьбой менее удачливого восходителя. А может быть и наоборот…- удачливого!

 

   Впечатление, произведенное на нас от увиденного, как мне показалось тогда, сделало нас более внимательными ко всем членам группы, друг к другу, заставило мобилизоваться.  Но, кроме того, что картина выглядела предупреждением, было и еще одно - я увидела, что это возможно… Возможно объединиться! Возможно спасать! Возможно спасти! Возможно быть спасенным! Надежда внутри, непреклонным цветком пробила панцирь «безжалостия», сознательно надетый на мою душу «договором со страхом».

 

 

  Да, тяжело! Да, неимоверные усилия!  Но Настоящие люди больше, чем их цели и даже могут быть больше обстоятельств. Я поняла, мое открытие за № не считала;), что все эти рассказы, так растиражированные истории о восхождениях на Эверест увенчанные фразой- «там каждый сам за себя» имеют обыкновенную природу:

   Это может быть и погоня за «жареными фактами», и вполне оправданный призыв «владык-руководителей экспедиций» к ответственности альпинистов, и местами истории, заржавевшие оправданиями - такая эксплуатируемая идиома для того, чтобы прикрыть свою слабость или неудачу.

   Человек, если он еще живой, имеет право на слабость. Несоответствие внутренних ресурсов и запроса внешней среды рождает чувство слабости. И еще одно открытие: человеческие внутренние ресурсы почти безграничны, но одновременно могут быть ограничены Внешними и наоборот. Часто само признание своей слабости и обнаруживает силу внутреннюю или внешнюю, дает ясность. Оговорю сразу, что под «признанием своей слабости» я понимаю: процесс признания = честность, честность с собой и с товарищами. Ясность и честность помогают принимать стратегические решения для устранения проблемы, выстроить последующую тактику.

 

   Нет, не так интересно по сравнению с «жаренными фактами» рассказывать про то сколько обыкновенных чудес, а именно обычной взаимовыручки, которая на каждом шагу происходит там в горах, на Эвересте!

   Кто-то отдает свой пуховик. Кто-то запасы питательных энергетиков. Кто-то отдает все свои баллоны с кислородом и шерпами, или последний свой наполненный баллон меняет на почти пустой своего товарища.  А кто-то отдает свою мечту и соединяет свою судьбу с судьбой менее удачливого восходителя.

 

   Зачем спросите Вы? Для чего люди по собственной воле отказываются от заветной цели, рискуют ради другого?? Просто они Настоящие! Они осознают, что ценнее нет на свете, чем человеческая жизнь, а гора стояла, стоит и еще долго будет стоять после нас. Давая помощь другому, Человек делает себя могучее, неуязвимее, (сравнимым с богами) проявление бога если хотите. Это не гордыня, нет. Это поцелуй небес в этот момент!

 

   Ах сколько же я еще переживала, что мы так и не встретились! Да мы были рядом за одним столом, мы звучали переливами интонаций и голосов, слегка соприкоснулись звуком бокалов, но так и не нашли в себе решимости посмотреть друг другу глубоко в глаза, открыть сердца прощая и отпуская. Как будто боясь довериться страховкам и «френдам*», или бережно оберегая, серебряные нити идущие сквозь 13 смелых сердец закрепленных к станции скалистого маршрута жизни? Что не решились произнести слова благодарности друг к другу, что были там и есть сейчас здесь, мы есть друг у друга! Что разделили вместе этот бесценный воздух приключений, наполненный риском и отвагой Каждого!

    Восхождения и спуски по тропе своей судьбы.

  В обычной жизни, здесь на земле испытаний ничуть не меньше, чем в горах. Для меня ведение бизнеса, большая часть моего жизненного пути, которая очень похожа на восхождение.  Предпринимательство — это призвание всей жизни, бизнесом занимаются люди Могучие от словосочетания «я Могу», действительно свершающие большие и маленькие прорывы, люди рискованные, идейные, берущие на себя всю ответственность, наполненные верой в себя и в свою команду. Команда. Нужна ли команда или ты в одиночку совершаешь свои восхождения? И если в одиночку, то какие вершины тебе по плечу? Как, определяешь, кто в твоей команде, а кто нет? Кто эти люди, которые тебя окружают - когда идет набор высоты, как проявляют их трудности? Кто останется с тобой в кризис? Кто соединит свою судьбу с судьбой подвернувшего ногу во время штурма товарища, отодвинет свои заветные цели? Как ты ощущаешь ответственность за них? Где граница твоей ответственности и ответственности этих людей кто рядом? Есть ли чувство плеча в команде? Есть ли место честности или все покрыто, как плесенью, ложью? Верно ли для тебя и твоего дела утверждение «там каждый сам за себя!» и движение к заветной вершине во что бы то ни стало или есть место для проявления высшей цели (момента поцелуя небес)?

   Эти и многие другие вопросы остро встают перед предпринимателем во время кризиса, здесь на земле. Конечно, в периоды экономического благоденствия и роста компании дорога вверх выглядит как широкая и ясная и можно обойти острые уступы, но в периоды кризиса тропинка сужается, а то и вовсе теряет направление.

Если есть честность, то есть ясность, тогда появляется план действий, появляется надежда!

 

 

Источник