Внутренний курс компании: 1 $ = 62.92 ₽
+7 495 642-88-66
11 Августа, 21:35

Клуб 7 Вершин продолжает формировать группы на программы восхождения на высочайшую вершину Южной Америки гору Аконкагуа. Это составная часть проекта "Семь вершин" и  хорошая проверка физических и моральных кондиций перед восхождениями на восьмитысячники, на Эверест. 

 

 

Зима в Аргентине. Восхождение на Аконкагуа (6962 м) - высочайшую вершину Южной Америки

12-29 Декабря, 6 010$, Андрей Березин, Виктор Володин

🎄НГ 20 Декабря-6 Января, 6 610$, Сергей Автомонов, Дмитрий Семенов

3-20 Января, 6 610$, Андрей Березин, Виктор Володин

10-27 Января, 6 010$$, Сергей Автомонов, Дмитрий Семенов

24 Января - 10 Февраля, 6 010$, Андрей Березин, Виктор Володин

31 Января - 17 Февраля, 6 010$, Сергей Автомонов, Дмитрий Семенов

 

 Высочайшая гора Южной Америки (6962 метра) вполне может считаться семитысячником. Это самое серьезное испытание высотой, которое следует пройти перед Эверестом. Технические сложности невелики, гиды помогут Вам к ним серьезно отнести. Погода в этом районе Анд может преподнести неприятные сюрпризы и восхождение будет с элементами выживания. Ветра здесь знатные.

До и после восхождения у Вас будет возможность насладиться простой, но убедительной аргентинской кухней. Красное вино и фантастические стейки – это одно из незабываемых впечатлений от визита в Аргентину.

Не каждый день Вы летаете в Южную Америку. И, наверное, даже не каждый год. Закажите в дополнение к программе экскурсию по Буэнос-Айресу или посещение водопадов Игуасу. Не пожалеете!

 

 

Видео

 

  

 

 

 

Статья из книги «Семь вершин мира».  Александр Абрамов. Махина Аконкагуа. 1996 год

Первые восхождения россиян на высшую точку Южной Америки

  В крайнем штурмовом лагере, в дополнение к тяжести высоты, а Аконкагуа реально высокая гора! – ухудшилась погода. Марат утром чувствовал себя «не очень», он поглядел на сгущающийся туман, и решил на вершину не идти. Но мы вдвоём (с Николаем Черным) собрались и сквозь начавшийся снег, в полном тумане, ничего не видящие, двинулись вверх. Шли по чьим-то следам, сверху спускаются группами люди и сбивчиво восклицают, что «наверху ещё хуже, подняться совсем невозможно! погода очень плохая!». Эти группы выходили пораньше нас и хватили ещё утреннего мороза – нам было, в этом смысле, полегче. В результате, вышли мы на какую-то вершину, дальше высоты нет. Рядом какой-то странный крест стоит – должен ли он тут быть? Но туман, жуткий туман – как определиться? Запросто можно выйти на какую-то параллельную горку и посчитать её «главной точкой всех Америк». Но мы не тратим времени даром, фотографируемся с флагами спонсоров, радуемся, – полный туман вокруг! И только внизу начали сомневаться – а там ли мы были? Поговорили с другими альпинистами, кто был на самой вершине – вроде бы всё нормально. Да только засело в душу сомнение – не ошиблись ли мы тогда? Пришлось готовить проверочную для себя же экспедицию.

  И следующая на Аконкагуа экспедиция состоялась аж в 2005 году, так целых 9 лет я не мог спать спокойно из-за того тумана. Восхождение 2005 года стало просто мировой сенсацией в альпинизме – тогда сразу 20 наших человек взошли на заветную точку, а это 90% «продуктивности»! Не было пока групп, которые бы так дружно взяли бы искомую высоту в 6962 метра. И во второй раз там, на самом верху, я увидел тот же самый странный крест, и можно было сравнить свежие снимки с прошлыми, 9-летней давности – сошлось! С тех пор я стал спать спокойно!

 

 Ольга Румянцева. ЖЖ Жизнь как приключение -

                                серия статьей о восхождении на Аконкагуа

 

Самая мучительная часть восхождения для меня - это не подъём к вершине. Это подъём в два часа ночи. Когда противно пищит будильник, на улице темно, холодно, но надо вставать, надевать на себя кучу тёплой одежды, тяжёлые ботинки.
А если ты гид, то всё это надо делать на час раньше и быстро.

Хорошо, когда гидов много. Кто-то кипятит воду, кто-то собирает термоса и наполняет их. Кто-то подобие завтрака организовывает.
Так что собраться удалось наудивление быстро для такой большой команды.

В свете фонариков ещё раз проверили чтобы никто ничего не забыл - очки, перчатки, кошки, воду и прочие жизненные важности.
И всего лишь с опозданием в пол часа, полчетвёртого, стартовали.

Множество одинаковых троп разбегалось в разные стороны. Поэтому время от времени я поворачивалась назад и кивала Вове, мол, так идём. А он кивал мне.

В целом в восхождении нет ничего захватывающего и увлекательного, когда не надо лезть на стены. Иди себе да иди. Ноги переставляй. Кругом темно, ничего не видно. Поэтому с первой части маршрута и фотографий нет.

После пяти начало светать. На горизонте появилась оранжевая полоска, вселяя надежду если не на тёплое, то по крайней мере на светлое будущее.

Где-то в районе белой скалы вдруг задул ветер. Ветра на Аконкагуа - частые спутники восходителей. Собственно они чаще всего и делают восхождение невозможным.
Но нам всю дорогу капитально везло.
Однажды ночью только были какие-то порывы. Но помня, что такое настоящие ветра, я только перевернулась на другой бок и опять заснула.
Утром, правда, участники спрашивали "А что это было?" А кто-то даже рассказывал, что его чуть не сбило с ног таким порывом, когда он вышел на звёзды посмотреть. Но думаю, что это было всё-таки преувеличение.
Настоящие же аконкагуинские ветра обошли нас стороной.

А тут вдруг так не вовремя началось. Сильные холодные порывы ветра начали бить в лицо.
Я было вспомнила, что на такой высоте при сильном ветре в лицо не могу дышать и задыхаюсь. И вроде как даже начала задыхаться.
Но тут же вспомнила, что я на работе и сразу дыхание нормализовалось, жизнь наладилась. А там и ветер прекратился...

 

 

 

Камни  Аконкагуа. Попытка исторической беллетристики с элементами путеводителя

Южная стена

  О своем восхождении 1954 года Берардини рассказал людям тысячу,  или две тысячи, или больше раз. Так что в голове уже был  четко сформулирован краткий конспект. Сначала - как радужно всё начиналось. Пара почти анекдотов. Потом - как поняли, что обратной дороги нет, спуститься по таким скалам у них не хватит снаряжения. Как начинало доходить, что они в смертельной опасности. И как ему пришлось выйти на ключевое место с уже помороженными руками.  Он помнил свои чувства, о которых предпочитал не говорить никому: отчаяние, ярость, злость на всех, и больше всего на гору.  Слезы на глазах,  ругань на устах, но он пролез! Все признали его главным героем восхождения, мол, он всех спас. Ценой черных пальцев!

 

  Какой была бы его жизнь без этого.  Лучше? Что об этом думать? Грохнулся где-нибудь, как Лионель или как Кузи…   Сколько друзей и знакомых погибли в горах! А он умирает в постели. Это судьба…

  На вершине тогда не задержались, да толком и не были на ней. Нужно было спасаться. В начинающейся темноте четверка измученных  альпинистов добралась до приюта Перона (сейчас Индепенденция). Какая радость – нашли бутылку с керосином. Как делили натопленную водичку! И всё время выглядывали в темноту,  где же еще двое. Как они выжили, сидя на скалах!   Утром на спуске встретили  спасателей из горной военной школы.  Странным сейчас кажется, что первым делом они стали курить.  Потом их вели под руки,  несли, везли на мулах, на машинах в госпиталь в Мендосу. Всех потом обрезали, кроме Параго.  Удивительно, что Робер уберегся – нельзя сказать, что он себя жалел.

 

 Сейчас на Южной стене несколько маршрутов, половина из них впервые пройдено сумасшедшими словенцами. Но все кроме одного  не повторяются. Ходят лишь их маршрут, точнее вариант их маршрута, с выходом на вершину найденным Месснером.  В 54-м у их команды не было такого ледового опыта, тогда вообще не ходили по такому льду. Хотя можно было и рискнуть. Но они выбрали выход по скалам и дорого за это заплатили.