+7 495 642-88-66

100 лет спустя, или звонок с Южного Полюса

    Говорит Бобок, из прямо центра Антарктиды. Сегодня, 14 декабря мы с Игорем вдвоем, спустя два года, и спустя 100 лет с тех пор, как первый человек достиг Южного Полюса прибыли на него. Счастливы от происходящего, У нас большая ... читать больше

 

 

Говорит Бобок, из прямо центра Антарктиды. Сегодня, 14 декабря мы с Игорем вдвоем, спустя два года, и спустя 100 лет с тех пор, как первый человек достиг Южного Полюса прибыли на него. Счастливы от происходящего, У нас большая культурная программа, встреча с премьер-министром Норвегии, целая церемония по встрече. У нас всё отлично, всё хорошо. Жизнь удалась! Всем пламенный привет ! Пока !

 

 

Новый день наши герои Виктор Бобок и Игорь Гришков встречали раньше нас по новозеландскому времени. 14 декабря – дата официально признанная. Может ли кто объяснить, почему ?

 

 

Фирма ALE утверждает, что порядка 80-90 ее клиентов празднует сейчас 100-летие достижения Южного Полюса. 

 

 

Кроме того, это ученые с американской базы, ученые других стран (в частности, Казахстана), официальная делегация Норвегии, во главе с премьер-министром Йенсом Столтенбергом

 

Норвежский политик всей своей внешностью отвечает облику своей спортивной нации

 

Статья академика Визе на нашем сайте - читайте

 

Далее читайте отрывок из книги Амундсена

 

 

 

Полуденное наблюдение четырнадцатого дало - 89o38,5' южной широты. Вечером мы остановились, пройдя восемь миль и разбили лагерь на 86o45' южной широты по счислению. Утром погода была такая же хорошая. Вечером были небольшие снежные шквалы с юго-востока.

В этот вечер у нас в палатке было такое настроение, как накануне праздника; Заметно было, что у дверей стоит нечто великое. Наш флаг был вынут и привязан к тем же двум лыжным палкам, что и в прошлый раз. Потом мы его свернули и отложили в сторону уже готовым к поднятию. Ночью я просыпался несколько раз с тем же чувством, какое бывало у меня  в детстве накануне сочельника, в ночь перед сочельником: взволнованное ожидание того, что должно случиться. Впрочем, мне кажется, что эту ночь мы спали так же хорошо, как и все остальные.

 

 

Утром пятнадцатого погода была великолепнейшей, будто нарочно созданной для прибытия к полюсу. Не знаю точно, но мне кажется, что в этот день мы проглотили свой завтрак немного быстрее, чем в предыдущие дни, и вышли из палатки немного поспешнее, хотя я должен сказать, что это делалось нами всегда со всей возможной быстротой. Мы заняли свои обычные места в следующем порядке: бегун, Хансен, Вистинг, Бьолан и второй бегун. К полудню мы дошли до 89o53' южной широты по счислению и приготовились пройти оставшееся расстояние одним махом. В десять часов утра поднялся легкий ветер с юго-востока, небо покрылось облаками, и нам не удалось определить полуденной высоты. Но слой облаков был не толст, и солнце время от времени проглядывало. Наст в этот день был разный. Иногда лыжи скользили хорошо, но иногда дело оборачивалось плохо. В этот день. как и накануне, все шло совершенно механически. Разговаривали мы мало, но зато тем больше пользовались глазами. Шея Хансена в этот день была вдвое длиннее, чем в минувшие дни, - так он вращал ею и вытягивал ее, чтобы увидеть по возможности на несколько миллиметров дальше! Когда мы выходили, я п опросил его смотреть хорошенько во все глаза, и он выполнял это добросовестно. Но как он ни смотрел, ни высматривал, однако, он не видел там ничего, кроме бесконечной, плоской равнины. Собаки перестали нюхать и, по-видимому, больше не интересовались областями, лежащими вокруг земной оси!

В три часа дня все каюры одновременно закричали: "стоп!" Они тщательно следили за своими одометрами и теперь остановились на точно вымеренном расстоянии - на нашем полюсе по счислению!

Цель была достигнута.

Путешествие закончено.

 

 

 

Не могу сказать, - хотя знаю, что это произвело бы гораздо больший эффект, - что я стоял у цели своей жизни. Это было бы слишком уж откровенной и явной выдумкой. Лучше уж буду откровенен и прямо заявлю, что, пожалуй, никогда никто из людей не стоял, как я в данном случае, на месте...диаметрально противоположном цели своих желаний! Область вокруг северного полюса, - да чего уж там, нет, сам северный полюс! - с детства притягивал меня, а вот я теперь очутился на южном полюсе!

Можно ли представить себе что-нибудь более противоположное? !

Мы считали теперь, что находимся уже на полюсе. Конечно, каждый из нас знал, что мы не стоим на самой точке, где находится полюс: определить это путем наблюдений было невозможно в такое время и с такими инструментами, какие были в нашем распоряжении. Но мы были так близко от него, что те несколько километров, которые нас, может быть, и отделяли от полюса не имели ровно никакого значения. Мы намеревались описать круг с радиусом в 18,5 километра вокруг места нашего лагеря и удовлетвориться этой работой, когда она будет выполнена. Остановившись, мы собрались и поздравили друг друга. У нас были все основания питать друг к другу взаимное уважение за все то, что мы совершили, и я думаю, что именно это мы и чувствовали и выражали, когда обменивались крепкими и решительными рукопожатиями.

После этого мы перешли к следующему действию, самому важному и торжественному из всего нашего путешествия, - к водружению нашего флага.

Пять пар глаз сияли любовью и гордостью, взирая на флаг, когда он с треском развернулся на свежем ветерке и взвился на полюсе. Я решил, что в этом акте - водружении флага, событии историческом - должны принять участие все мы. Делать это подобало не одному человеку, а всем тем, которые борьбе рисковали своей жизнью и делили вместе и горе, и радости. Это был единственный способ, каким я мог здесь, на этом пустынном и  заброшенном месте, выразить своим товарищам благодарность. Я видел, что они приняли ее, и приняли с теми же чувствами, с какими она им выражалась. Пять мозолистых помороженных рук схватили шест, подняли развевающийся флаг и водрузили его - в первый раз и первым на географическом южном полюсе.

- Итак, мы водружаем тебя, любимый наш флаг, на южном полюсе и даем равнине, на которой он находится, имя: Равнина короля Гокона VII.

Эти короткие минуты, конечно, запомнятся всеми нами, стоявшими там тогда. От длинных церемоний в этих областях отвыкаешь - чем короче, тем лучше!

 

Сейчас же снова началась повседневная жизнь. Как только мы поставили палатку, Хансен убил "Хельге". Тяжело ему было расставаться со своим лучшим другом. "Хельге" был необыкновенно старательной и доброй собакой. Безропотно тащил он сани с утра до вечера и служил блестящим примером для всей упряжки.

Но за последнюю неделю он сильно сдал, и, когда мы подходили к полюсу, от прежнего "Хельге" оставалась одна тень. Он просто тащился в упряжи и не приносил абсолютно никакой пользы. Удар по черепу, и "Хельге" перестал существовать. "Смерть одних - хлеб для других", - эта пословица лучше всего применима к собачьим обедам. "Хельге" был сейчас же освежеван, и через несколько часов от него оставались только клочок хвоста да зубы. Это была вторая из наших восемнадцати собак, которую мы потеряли. "Майор", одна из славных собак Вистинга, покинула нас на 88o25' южной широты и больше уж не возвращалась. Она была очень измучена и, очевидно, ушла, чтобы умереть.

Теперь у нас оставалось шестнадцать собак, и их мы думали разделить на две упряжки - Хансена и Вистинга, так как решили оставить здесь сани Бьолана. Конечно, в этот вечер у нас в палатке было праздничное пиршество - правда, пробки из бутылок с шампанским не вылетали, и вино не лилось рекой!

Мы удовольствовались кусочком тюленьего мяса на каждого, и это было и вкусно и приятно. Никаких иных признаков праздника внутри палатки заметно не было. Зато снаружи бился и щелкал наш .флаг. В палатке шел оживленный разговор и говорилось о многом. Быть может, не один из нас уносился мыслью домой, как бы желая сообщить о том, что мы сделали. На всем, что у .нас было с собой, мы хотели поставить метку "южный полюс" с числом и годом, чтобы потом это служило нам воспоминанием, Вистинг оказался первоклассным гравером, и ему пришлось переметить не мало вещей....

Звёзды над Килиманджаро

28-ого ноября команда Плюс Банка стояла на высочайшей вершине африканского континента – Горе Килиманджаро. Этот небольшой рассказ о том, что мы пережили и что мы обрели на этом восхождении Звёзды над Килиманджаро Гид: «Вам здесь ... читать больше

28-ого ноября команда Плюс Банка стояла на высочайшей вершине африканского континента – Горе Килиманджаро.

Этот небольшой рассказ о том, что мы пережили и что мы обрели на этом восхождении

Звёзды над Килиманджаро

Гид: «Вам здесь спуска на четыре часа. Не меньше!»

Даурен – руководитель экспедиции: «Спустимся за два!»

Гид: «Невозможно!»

Даурен: «Вы до сих пор в нас не верите?!»

Гид: «Хотя, пожалуй, если кто-то и сможет, то только Ваша группа!»

Вся экспедиция проводилась в рамках проекта «Плюс Банк на высоте!», организованного банком в качестве примера: взятие новой высоты -это как качественно новое достижение в бизнесе, это самодисциплина и вера в свои силы, это умение взять себя в руки, когда трудно идти к вершине успеха.

Команда Плюс Банка и его друзей, в количестве 11 человек под руководством двух гидов компании «7 вершин», Людмилы Коробешко и Дениса Савельева, стартовала от ворот Марангу Национального парка Килиманджаро с высоты 1800 метров над уровнем моря 24-ого ноября. Пройдя зону джунглей, преодолев 10 километров и набрав 850 метров по высоте, команда достигла первого лагеря Мандара Хат. Проведя ночь в горных шале, экспедиция выдвинулась на высоту 3800 в лагерь Хоромбо. Под проливным экваториальным дождём было пройдено ещё 12 километров и совершён подъём на 1000 метров. Команду сопровождали кроме двух российских гидов ещё 50 человек - местные гиды, носильщики, повара и их помощники. Это необходимая поддержка любой экспедиции, предоставляемая Национальными Парками Танзании – такой здесь закон. В лагере Хоромбо, кроме ливня прибавилась ещё одна трудность – холод. Дождь непрерывно сменялся снегом, и наоборот. Вся экипировка потихонечку пропитывалась влагой. Дала о себе знать и гипоксия – кислородная недостаточность – главный соперник альпинистов на высотном восхождении. Ещё один день был посвящён акклиматизации. Нужно было дать возможность организму попытаться адаптироваться к такой высоте и холоду.

27-ого ноября экспедиция, преодолев 12 километров, достигла высоты 4800 метров над уровнем моря! Мы прибыли в лагерь Кибо. Это название главного кратера массива Килиманджаро. У его подножья и расположен небольшой, сложенный из камней скандинавскими умельцами дом – горная хижина, рассчитанная на несколько десятков восходителей.

Наша команда работала как часы. Каждый переход, пройденный нами, был пройден намного быстрее, чем планировали наши гиды. Было видно, что все, без исключения члены команды готовы к восхождению. Запас здоровья и физической формы позволял надеяться на самое лучшее! Но всё, самое сложное было ещё впереди!

После того, как в одиннадцать вечера прозвенели наши будильники, у нас был целый час на сборы. Хотя собрались мы, честно говоря, ещё с вечера. Всё, что нужно было нам для восхождения – налобные фонари, телескопические палочки, штормовая одежда, пуховки и горячий чай было подготовлено. Термобельё мы не снимали. Только вперёд и вверх! Обледеневшая, фирновая тропа повела нас, забирая всё круче и круче, к кромке кратера. Каждый метр подъёма уже давался со значительным трудом. Высота забирала силы у каждого, несмотря на уровень его подготовки. Все признались потом, что если бы не командный дух, то могли бы повернуть назад – не дойти. Всем было тяжело. Килиманджаро встретило нас на этом, штурмовом выходе самой низкой, предполагаемой температурой воздуха – было минус 15 градусов, а может и ниже. Часа в три утра ещё и подул ветер. Он попытался выдуть из членов команды желание взойти на самый верх. Но разве можно остановить людей, сплочённых одной идеей? Хотя даже яркие звёзды, так вдохновлявшие нас в течении всего подъёма до кромки кратера, стало затягивать наползавшими с африканского нагорья облаками.

В шесть утра, прорвавшись сквозь завесу облаков навстречу первому лучу солнца с востока, на вершину вышли: Даурен Жаксыбек - Председатель Правления АО "Цеснабанк", Александр Конапасевич - Председатель Совета Директоров ОАО "Плюс Банк", Алексей Парфёнов - Член Совета Директоров ОАО "Плюс Банк", друзья и партнеры, профессиональный скайраннер Андрей Пучинин. Это только первый этап реализации проекта «Плюс Банк на высоте!», впереди еще 6 величайших вершин мира.

Настало время уходить вниз. Возвращаться в привычный нам Мир. Мир, где можно спрятаться от космического холода, скользких скал и твёрдого фирна в уютном офисе, или салоне автомобиля. И поэтому, каждый из нас, стоящих на краю Величайшего Кратера пытался в тот момент запомнить чувство, которое родилось в душе. Возможно впервые. Чувства, которое невозможно купить, или продать – которое останется на всю жизнь. Под угасающими южными звёздами стояли другие звёзды – люди, достигшие своих личных высот в этом Мире. И эта минута на всю жизнь сохранится в памяти каждого из нас. В памяти каждого участника этого высотного приключения!

А потом был спуск. Каждая, взошедшая на Кили группа, спускается в тот же день после восхождения не ниже лагеря Хоромбо. Наша же команда решила уйти со склонов Горы за один день. Как нам это удалось? Только благодаря друг другу. Мы верили в себя и в своих напарников и сделали это! Будь в ПЛЮСЕ!

Алматы – Астана – Москва – Килиманджаро!

Фотографии из экспедиции на сайте Плюс Банк