+7 495 642-88-66

Владимир Котляр: короткий репортаж с Пласа Франция…

Привет всем! Говорит Владимир Котляр, восхождение на Аконкагуа. Вещаю я из Аргентины, далекой, далекой… Мы находимся на Пласа Франция, здесь мы с целью акклиматизации. И находимся мы здесь уже в курточках… кто-то даже без ... читать больше

Привет всем! Говорит Владимир Котляр, восхождение на Аконкагуа. Вещаю я из Аргентины, далекой, далекой… Мы находимся на Пласа Франция, здесь мы с целью акклиматизации. И находимся мы здесь уже в курточках… кто-то даже без курточек… Только что перекусили, попили чайку. Теперь активно акклиматизируемся, лежим отдыхаем. Смотрим на солнце и на Южную стену Аконкагуа. Всё. СК.

Прослушать аудиосообщение:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Депутаты Сидякин и Савченко рассказали о своей поездке в Антарктиду Русской службе новостей

Депутаты Сидякин и Савченко рассказали о своей поездке в Антарктиду В прямом эфире «Русской службы новостей» они ответили на все вопросы, интересующие слушателей. Д. НАДИНА: В студии заместитель председателя комитета Госдумы по ... читать больше

Депутаты Сидякин и Савченко рассказали о своей поездке в Антарктиду

В прямом эфире «Русской службы новостей» они ответили на все вопросы, интересующие слушателей.

Д. НАДИНА: В студии заместитель председателя комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Александр Сидякин.

А. СИДЯКИН: Жилищно-коммунального хозяйства в Антарктиде нет. Я в этом убедился.

Д. НАДИНА: Вы поразительно загорели.

А. СИДЯКИН: Это только лицо.

Д. НАДИНА: Такой загар как у дачников.

А. СИДЯКИН: У дачников ещё от майки след остаётся. А здесь у нас условия, при которых солнце не заходит, и лицо поэтому загорело.

 

 

Д. НАДИНА: Александр Сидякин вернулся из Антарктиды буквально два дня назад. Очень незаметно вернулся. Ваш пресс-секретарь, когда ему звонили журналисты, пытались узнать когда, мы хотим встретить в аэропорту, он сказал, что не хотим лишнюю шумиху, не хотим устраивать шоу из этого, позже дадим пресс-конференцию. Как вы добрались? Всё ли было хорошо? Не приставали ли к вам в самолёте люди с вопросами про пингвинов? Всё было нормально?

А. СИДЯКИН: Они же не знали, что мы летим из Антарктиды. Добрались хорошо, просто очень долгий путь. Это всё-таки 16 тысяч километров. И мне кажется, что дальше точки нет на планете, куда можно долетать. Перелётов несколько. Москва-Мадрид, потом Мадрид-Сантьяго, потом из Сантьяго нужно лететь на самую южную точку, это Пунта-Аренас, там, где Магелланов пролив разделяет материк с Огненной Землёй, и потом оттуда старый, добрый, проверенный «Илюшин» довёз нас до Антарктиды на ту льдину, на которую мы могли приземлиться, и оттуда маленький самолёт забросил нас на высоту 2000 метров. Дальше мы уже шли пешком. И потом этот путь обратно. Путь обратно оказался сложнее, потому что мы застряли из-за погодных условий на высоте 3100 метров, и путь к этой точке был связан с прохождением серьёзной верёвочной лестницы под углом почти 50 градусов. Это специальное альпинистское снаряжение. Когда мы туда поднялись, и уже забрались на гору, мы не могли долгое время спуститься обратно. В связи с этим мы не вышли на связь, потому что у нас солнечные батареи остались в более низком лагере. Те батареи, которые у нас были на спутниковом телефоне, разрядились. Мы не могли выйти на связь. Связи с нами не было. Мы не успели на тот самолёт, на котором планировали вернуться к заседанию Госдумы. Были вынуждены ждать следующего рейса. А потом наступила уже непогода в том лагере, куда прилетает самолёт «Илюшин», куда он может сесть. Поэтому так долго мы не могли вернуться. Самое главное было вернуться на материк, потому что дальше всё проще, там регулярные рейсы, всегда можно найти стыковки, можно добраться.

Д. НАДИНА: У слушателей к вам есть миллион вопросов. Они активно писали все эти дни, как только появилась информация о вашей пропаже.

А. СИДЯКИН: Вот ещё один полярник подошёл, пока вы задаёте вопрос.

Д. НАДИНА: Да, второй полярник, депутат Госдумы Олег Савченко, член комитета по промышленности тоже в нашей студии.

О. САВЧЕНКО: Как обещали.

Д. НАДИНА: Даже здесь вам погодные условия помешали вовремя приехать.

А. СИДЯКИН: Здесь погодные условия комфортные. Сейчас на улице не ниже минус 10.

Д. НАДИНА: Там минус 45.

А. СИДЯКИН: Не во всех точках. Понятно, что здесь наши доброжелатели говорят, что в Антарктиде сейчас лето. Это действительно так, но температура на разных высотах разная. Туда, куда прилетает «Илюшин», она действительно не опускается ниже минус 15. А чем выше ты поднимаешься, тем она становится ниже. И солнце не заходит, но есть время суток, когда тень от горы, на которую мы забирались – самая высокая гора Антарктиды – заслоняет солнце, и в этот момент температура опускается до минус 40 и ниже. И это, конечно, холодно.

 

 

Д. НАДИНА: Давайте вернёмся к тому, что эта история приобрела такой масштаб? Вы по этому поводу переживаете? Вы своего пресс-секретаря будете наказывать за то, что он устроил панику в Twitter о том, что вы не выходите на связь и пропали во льдах?

А. СИДЯКИН: Вы знаете, пресс-секретарь не хотел устроить панику. Он написал, что я не вышел на связь. Наказывать его не за что, потому что 14 числа, когда он это написал, мы уже должны были быть на подлёте к Москве. Мы уже должны были быть на большой земле, находиться в стыковках. Мы должны были попасть на заседания комитетов. Но не попали из-за тяжёлых погодных условий. Поэтому наказывать его не за что. То, что произошла паника, я бы не назвал это паникой, потому что это нездоровое внимание через нездоровую призму ко всей этой поездке. Кажется, что наше присутствие в студии и наша готовность ответить на вопросы, она будет способствовать.

О. САВЧЕНКО: И здоровое внимание. Потому что мы вместе благодарны тем людям, которые переживали за нас. Потому что действительно была такая ситуация критическая. И может быть, даже если бы нам не помогла природа и температура воздуха, и условия природные не помогли бы нам, может быть, ещё бы находились в очень критической ситуации не только для здоровья, но и для жизни. Поэтому я благодарен тем журналистам, которые правильно отнеслись к пониманию ситуации. Естественно, мы так же благодарны тем журналистам, которые попытались передёрнуть и из этого сделать шоу, негативный эффект для нас, в первую очередь. Я считаю, что таким образом мы закаляемся, и я считаю, что иногда полезно для того, чтобы быть сильнее.

Д. НАДИНА: В социальных сетях было много шуток на тему. Вы видели коллажи с пингвинами?

А. СИДЯКИН: Да, я видел. На самом деле, у нас не было возможности следить за тем, что происходит. Связь была односторонняя. Только мы могли звонить, нам нельзя.

Д. НАДИНА: Что за устройство для связи было?

А. СИДЯКИН: Спутниковый телефон, который в какой-то момент сел. Просто села батарея, отключилась. Потому что мы шли из одного лагеря, который находится на одной высоте, в более высокий лагерь, и там нас заблокировали погодные условия, сильный ветер. А солнечная батарея у нас осталась внизу, не от чего было подзаряжаться. И та батарея, которая была, у нас кончилась. Это спутниковый телефон «Иридиум». Я так понимаю, что было две стадии освещения в СМИ. Та стадия, которая сначала возмутило сообщество, а потом вторая информационная волна, когда мы объяснили, что у нас была совершенно конкретная цель – мы водружали флаг России. Мы не хотели из этого делать PR. Я вам хочу сказать, что это наше четвёртое водружение российского флага на самую высокую вершину каждой из частей света. Все они прошли незамеченными, потому что мы раньше всегда планово выходили на связь и планово возвращались. Но человек ещё не научился влиять на погодные условия.

О. САВЧЕНКО: Это единственное, на что депутаты сейчас не влияют – на природу, погоду.

Д. НАДИНА: Кто вас подбил? Кто был инициатором этого мероприятия?

А. СИДЯКИН: Кто нас мог подбить? Какие есть варианты?

Д. НАДИНА: Я думаю, вы, Александр Геннадьевич, подбили своего коллегу. Вы приходили к нам в студию, рассказывали про вершины, про горы. Он из-за вас прогулял заседание Госдумы, не явился на работу в комитете.

А. СИДЯКИН: Мы вместе с Олегом ходили и в Африку на гору Килиманджаро, там водружали российский флаг. И в Аргентине на самую точку южноамериканского континента – это Аконкагуа. И там вместе с ним были. И Эльбрус – самая высокая точка Европы – мы тоже прошли вместе. Поэтому говорить о том, что кто-то кого-то подбил, наверное, мы друг друга подбиваем, потому что мы встречаемся на заседаниях, это наше здоровое, абсолютно мужское, брутальное увлечение. Мы говорим: «Ну что, когда следующий раз? Когда поедем? Давайте сверим свои графики с каникулами».

Д. НАДИНА: Кто-то ещё с вами ездит из Госдумы или вы вдвоём?

А. СИДЯКИН: Раз мы попали вдвоём, как вы думаете, мы остались вдвоём, а кто-то успел спуститься?

Д. НАДИНА: С вами Мария Кожевникова раньше ходила, в этот раз просто не пошла. Вдруг у вас есть коллеги, которые с вами путешествуют?

А. СИДЯКИН: Уступили место оппозиции, отправили их раньше на материк, а сами остались в тяжёлых условиях. Я знаю, что Сергей Иванович Неверов, который является генеральным секретарём партии «Единая Россия», он тоже занимается и увлекается альпинизмом. Я знаю, что он был на Аконкагуа, на некоторых высочайших вершинах. Это его увлечение. Больше мне неизвестно.

Д. НАДИНА: Слушатели интересовались не взяли ли вы с собой в путешествие женщин? Мужчинам одним скучно путешествовать.

 

 

О. САВЧЕНКО: Да, стилиста, визажиста, массажиста взяли. По той стоимости, которая обсуждалась, кажется, мы должны были целым лагерем уезжать, и нас должны были обслуживать и spa-процедуры делать в перерывах между тем, как мы выходили на улицу немножко помёрзнуть. Это довели до абсурда. Не было бы смешно, если бы не было так грустно. Но всё равно, мы были вдвоём, помогали друг другу. Честно скажу, я благодарен Александру, потому что у меня там была достаточно критическая ситуация. Более того, могло всё сорваться. Он спокойно поставил вопрос: «Может, ты не пойдёшь дальше?» Но «благодаря» этому мы задержались на один день, у нас пошли нестыковки. Я поранил ногу ледорубом, не мог идти в том темпе, который положен. А это важно. Кто увлекается горами, путешествиями, понимает насколько важен ритм, темп, график. Поэтому такой сбой у нас произошёл. Саша дождался меня.

Д. НАДИНА: Вы оба опытные путешественники. Олег Владимирович возглавлял федерацию скейтбординга, экстремальных видов спорта, занимался гандболом.

О. САВЧЕНКО: Поэтому не могу сдаваться. Я не могу проигрывать, какая бы погода ни была, какая бы вершина ни была.

Д. НАДИНА: Александр Геннадьевич совершил несколько восхождений на Эльбрус, Казбек, Килиманджаро. Слушатели спрашивают, почему вы поехали за границу, почему в России горы не нашли? У нас есть Крым, Алтай, есть куда залезть.

О. САВЧЕНКО: Буквально этим летом мы проходили очень серьёзные пороги в Карелии. Сейчас запланирована поездка на Алтай. Мы будем сплавляться. Причём не просто сплавляться и наблюдать, фотографировать, а будем преодолевать какие-то трудности, связанные с горной местностью. Поэтому это интересно, полезно, более того, будем с детьми. Мы брали с собой несколько детей из детских домов. Думаю, эту практику продолжим, потому что это важно, в первую очередь, нашим детям и нашей стране. Потому что нельзя ограничивать себя нашей державой. Мир огромный. Тогда бы Беллинсгаузен никогда бы Антарктиду не открыл. Тогда бы много чего не открыли.

А. СИДЯКИН: Когда есть соответствующий сезон, я в этом году очень активно лазил по скалам в районе Никиты под Ялтой в Крыму. Но сейчас там не сезон, сейчас это опасно для жизни, потому что в такое время года никто по скалам в Крыму не лазит. Что касается восхождений, вы уже упомянули Казбек, Эльбрус – это горы, которые я исходил. Я регулярно в летний сезон провожу часть своего отпуска в горах.

О. САВЧЕНКО: На Камчатке Александр был.

Д. НАДИНА: То есть, в России не сезон сейчас.

А. СИДЯКИН: Да. На Белуху сейчас никто не пойдёт. Там очень глубокий снег, можно просто провалиться. Для каждой горы есть свой сезон. Что касается Антарктиды. Во-первых, это нейтральная территория. Любая коммерческая деятельность ниже 60 широты запрещена. Что касается обязанностей депутата, то я считаю, что обязанность каждого депутата – популяризация своей страны. И флаг на вершине самой высокой горы в Антарктиде – это популяризация нашей страны. Там есть наша база «Восток». Там есть много метеостанций по всему побережью Антарктиды. Там есть активная деятельность. Что, нам не хватает метеостанций на Северном полюсе? Хватает. Но это престиж страны, популяризация страны. Это возможность страны делать что-то. И там есть американцы. На часть Антарктиды претендует Чили, на часть – Аргентина, на часть – Великобритания. Но там есть и наши метеостанции. Я считаю очень правильным застолбить кусочек. Мы сделали это не просто в 2015. Это 60 лет с момента первой научно-исследовательской советской экспедиции в Антарктиду. Если руководствоваться логикой радиослушателей, что вообще мы не должны ничего делать, то тогда кто будет в Антарктиде?

СЛУШАТЕЛЬ: В СМИ говорили, что вы поехали через американскую турфирму? Какой был состав делегации, сколько было американцев? Как относились к вам, какие разговоры вели? Были бы вербовки?

Д. НАДИНА: Всё-таки у вас есть доступ к гостайне.

А. СИДЯКИН: Пингвинам если только её разглашать. Коренные жители Антарктиды – это пингвины. Других там нет. Интересно им это будет?

О. САВЧЕНКО: И немножко тюленей.

Д. НАДИНА: Американцы были?

А. СИДЯКИН: Чтобы не было никаких разнотолков, есть такая российская компания «Семь вершин». Она не туристическая в полном смысле слова, она занимается специальным сервисом, помогает организовывать такие сложные восхождения. Они дают много информации о том, с какими трудностями тебе придётся столкнуться на пути, что нужно с собой иметь в эту поездку. Они организовывают для тех, кто живёт в России, подобного рода сервис. И никаких американцев. Но они могут с американцами, в том числе, и с кем угодно. Бог им судья, я не обязан со всеми, с кем я заключаю договор, интересоваться что там дальше, как они всё это делают. Они, наверняка, пользуются Microsoft, так же, как и редакция РСН. Это же американская компания.

Д. НАДИНА: Они сотрудничают с американской компанией для того, чтобы вас перебросить туда.

А. СИДЯКИН: Насколько я знаю, это австралийская компания. Во-вторых, у этой австралийской компании можно купить весь сервис, когда тебя ведут гиды, когда тебе дают ночлег, когда за тебя несут твой рюкзак. Мы с Олегом делаем всё это сами.

О. САВЧЕНКО: Так неинтересно.

А. СИДЯКИН: У нас есть свои спальные мешки, свои палатки.

О. САВЧЕНКО: Российского производства, кстати.

А. СИДЯКИН: Своя посуда. Более того, мы привезли из России любимую мной гречневую кашу, которую в Чили было невозможно купить.

Д. НАДИНА: У нас тоже особо не купишь, так цены взлетают!

О. САВЧЕНКО: Мы заранее покупали.

А. СИДЯКИН: Это существенно облегчает нам подготовку к этой части маршрута. У нас свои верёвки, своё снаряжение, жумары, подвесная система – всё своё.

Д. НАДИНА: А в делегации кто с вами был?

А. СИДЯКИН: В какой делегации? Делегация – это когда официально ты куда-то едешь.

Д. НАДИНА: Кто был вместе с вами в этом походе?

А. СИДЯКИН: Я, Олег и пингвины. Какие-то люди были. Я встречал там интересных людей. Один был мексиканец, два японца, китаец был, который потерял на вершине при фотографировании свой iPhone, на котором были все фотографии. Нам было по человечески жалко, потому что всё, что он наснимал.

Д. НАДИНА: Они не вместе с вами занимались восхождением?

А. СИДЯКИН: Мы шли параллельно. В связке с нами был ещё один наш российский парень Алексей. Мы шли втроём в связке.

О. САВЧЕНКО: Если вы думаете, что если мы должны взять монополию и заранее позвонить, сказать: «В течение сезона никого не пускайте, потому что идут два русских депутата, больше никого не пускайте не вершину, это будет смешно просто». Посчитают, что мы должны будем залезть в бюджет РФ, чтобы это обеспечить. Если вы посмотрите статистику, много людей покоряют данную вершину, и много покорило. Но сомневаюсь, что много сенаторов из Америки или из Европы побывали на вершине с такой миссией. Поэтому считаю, что абсолютно правильной, выверенной была наша цель. К сожалению, мы не рассчитывали на такое внимание СМИ, за что очень благодарны разным СМИ и разным комментариям.

А. СИДЯКИН: Есть программа «Семь вершин», почему называется российская туристическая компания. Семь вершин семи частей света. Эта программа включает в себя семь гор. Мы продолжим восхождение и будем водружать наш российский флаг на другие вершины. Я убеждён в своей правоте, считаю, что это большой пример и для моих детей, и для детей в школах, детских домах, куда я буду приходить, рассказывать об этом. Я считаю, что этим можно гордиться.

Д. НАДИНА: Слушатель пишет: «Молодцы! Я за вас. Когда на Эверест?»

А. СИДЯКИН: Если мы пойдём на Эверест, тогда, я чувствую, внимание СМИ ещё больше будет. Там надо уделить пять недель времени.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень много разных источников читала. Называют по поводу стоимости.

А. СИДЯКИН: Для целей интереса к публичным политикам важно из бюджета это было или нет. Это было не из бюджета, из личного кармана.

Д. НАДИНА: Говорят, что вы копили.

А. СИДЯКИН: Копили.

Д. НАДИНА: Как долго?

А. СИДЯКИН: Откладывали. Понятно, что это непростое решение. У нас будет пресс-конференция через 1,5 часа.

О. САВЧЕНКО: Мы оплатили за 8 месяцев. Нужно обязательно за 8 месяцев оплачивать, регистрироваться. Поэтому там был совсем другой курс. Порядок цифр, который назывался, в разы.

 

А. СИДЯКИН: К реальности никакого отношения не имеет. В разы меньшая сумма. Всё это было из личного кармана. Поэтому ни одной копейки бюджетных средств здесь израсходовано не было. Хотя для того, чтобы отметить 60 лет с момента появления первой советской экспедиции в Антарктиде, можно было организовать что-то памятное. Но через 5 лет, в 2020 году будет 200 лет с момента, когда Лазарев и Беллинсгаузен открыли, что Антарктида – это самостоятельный материк. Ведь до этого считали, что это либо продолжение Австралии, и Магеллан считал, что это часть южного континента, и потом Дрейк, корабль которого занесло южнее Магелланова пролива, и который пошёл против течения, и смог пройти, обнаружив новый пролив Дрейка, они все думали, что там дальше начинается другой континент. Но наши соотечественники, россияне обнаружили, что это самостоятельный континент. Там очень много крайне увлекательных историй, связанных с Антарктидой.

Д. НАДИНА: Я так понимаю, 16 января 2020 года снова будете там как Лазарев и Беллинсгаузен?

А. СИДЯКИН: Это вполне возможно. Это будет в другом формате и с другими участниками. Там есть что делать. Я, пользуясь эфиром, хочу рассказать одну историю. В декабре 1911 года туда пришёл на южный полюс Амундсен. Трагическая была история. Амундсен норвежец. Он планировал идти на Северный полюс. И только на острове Мадейра объявил своей команде, обманул своего соперника из Англии Скотта. Скотт планировал попасть на южный полюс раньше всех. Скотт планировал сделать это на моторизированных санях, взял с собой пони, которые, как он думал, будут везти груз. Амундсен на приколе с пятью соратниками взял собак, которых они ели всю дорогу. Из 52 собак они 49 съели. Остались у них самые любимые личные собаки, которых они в конце убеждали есть шоколад, потому что больше нечего было есть. Амундсен достиг южного полюса раньше, чем Скотт, и установил там тентовую палатку. И написал письмо потомкам, что я здесь был. Через месяц пришёл Скотт, который обнаружил, что здесь до него Амундсен был, который был его соперником по этому исследованию, он развернулся, пошёл назад. Но, как вы знаете, все участники экспедиции Скотта погибли, не доходя буквально 11 миль до продовольственного пайка, где у них была начка. Но этот тент Амундсена остался там и до сих пор не найден. Понятно, что и наши российские исследования говорят, что лёд движется в Антарктиде, что нарастает определённая толща льда, что он движется со скоростью примерно 9 метров в год. То есть, этот тент где-то зарыт во льду. Его можно найти. Его никто не нашёл, это раритет. Я думаю, что одна из причин, почему это стоит сделать. Я привёз воду, которой 10 миллионов лет. Чистая, арктическая вода. Мы рассказали эту историю бразильцам про то, что найти тент Амундсена. Это дружественная нам страна, член БРИКС.

Д. НАДИНА: Это важно уточнение.

А. СИДЯКИН: Потому что сейчас начнётся. Когда говорят, что вы поехали в Антарктиду. Это нейтральная территория, даже спрашивать никого не надо. Там не нужны никакие визы.

Д. НАДИНА: Разрешение на посещение континента?

А. СИДЯКИН: Никакого разрешения нет. Это абсолютная ерунда.

О. САВЧЕНКО: Мы летели обратно, ехали 12 российских туристов, которые ездили в Антарктиду на круизном пароходе, в отличие от нас, ездили, фотографировали.

Д. НАДИНА: Начальник российской антарктической экспедиции Валерий Лукин заявил, что нужно было разрешение на посещение континента, потому что просто так туда нельзя отправляться.

А. СИДЯКИН: Хорошо, что Лукин просто полярник, а не юрист. Мы почитали закон. Предпринимательская деятельность в Антарктиде запрещена. Мы туда поехали извлекать какую-то руду или исследовать шельф для того, чтобы потом добывать нефть, погоду изучать? Есть соглашение, участником которой является Россия. Есть международные документы, которые мы ратифицировали у себя. Они действительно запрещают, во-первых, ниже 60 широты появление любых военных судов, ледоколов, а ниже 70 широты запрещена любая предпринимательская деятельность, не согласованная. Поэтому всё, что связано с предпринимательской деятельностью на территории Антарктики, действительно, должно получать разрешение. А что касается моей поездки туда, Конституция России говорит, что я свободный человек, вправе перемещаться где захочу. И ограничить меня можно по 55 статье конституции только для безопасности других граждан. Здесь о безопасности других граждан речь не идёт. Поэтому этот человек заблуждается. Очень неприятно, что журналисты вашего холдинга как раз эту информацию, не проверив, дали в СМИ, что мы должны были получить какое-то разрешение. Никакого разрешения мы не должны были получать, и мы ни одного закона, никакого нормативного акта России не нарушили. 200 лет покорения Лазаревым и Беллинсгаузеном будет через 5 лет. И нам важно зафиксировать каким-то образом это событие и в сознании людей, и своим присутствием в Антарктике, и своими исследованиями. Россия много исследований делает там. Я думаю, что они все конкурентоспособны.

Д. НАДИНА: Это та самая подлёдная вода?

А. СИДЯКИН: Это лёд, который был извлечён из такой глубины, которая позволяет сказать, что ей достаточно много. Экология очень хорошая в Антарктиде.

СЛУШАТЕЛЬ: Олег и Александр, вы молодцы! Я горд!

А. СИДЯКИН: Спасибо большое за слова поддержки.

Д. НАДИНА: Была информация о том, что у вас есть доступ к гостайне и вы должны получать разрешение, чтобы покидать страну. Это так?

А. СИДЯКИН: Это не так. У нас есть допуск к гостайне, но степень этого допуска позволяет нам выезжать за пределы страны без согласований. Кому разглашать гостайну в Антарктиде? Мне просто интересно до чего может дойти воспалённое сознание человека.

Д. НАДИНА: Возможно, членам команды, которая вместе с вами. Время-то тяжёлое.

А. СИДЯКИН: Вербовали прямо на подъёме, да? Либо ты сейчас сорвёшься в пропасть, либо расскажешь.

О. САВЧЕНКО: Чтобы зайти в гостиницу «Интурист», раньше нужно было получать согласование у ребят в чёрных костюмах, белых рубашках, чёрных галстуках.

Д. НАДИНА: Нечего к иностранцам таскаться. Чего с ними разговаривать?!

А. СИДЯКИН: А мы не к иностранцам, мы в Антарктиду поехали, это нейтральная территория.

СЛУШАТЕЛЬ: Я уверена, 99% россиян в шоке. Какая Антарктида, вы о чём?! Людям жить не на что. Вы не могли бы не афишировать свою поездку хотя бы?!

Д. НАДИНА: Многие люди высказывали претензии, что вынуждены были отказаться от отпуска в связи со сложной экономической ситуацией, а депутаты поехали. Об этом чаще всего писали блогеры.

А. СИДЯКИН: Мы же не взяли эти деньги у тех людей, которые звонят в редакцию. Это наши деньги. В чём проблема?! Почему мы должны этого стесняться и стыдиться?! Это мне непонятная ментальность.

О. САВЧЕНКО: По версии слушательницы, что мы должны были делать 2 января? Идеальный депутат с её точки зрения должен надеть костюм и смотреть повторение «Голубого огонька», пить пивасик на диване – это один вариант. Учитывая эмоциональный звонок, никак не хочу оскорбить человека, но в её понимании, что должен делать депутат 2-3 января, когда мы взяли с собой рюкзаки, котелки, подготовились и поехали с российским флагом.

Д. НАДИНА: Можно было поехать в Крым.

О. САВЧЕНКО: Мы ездили на Алтай, в Крым. Мы будем ездить на Алтай и в Крым. Можно так совсем закрыться. Дальше спросят меня почему я уехал из Волгоградского региона, я депутат из Волгограда. Мне избиратели скажут: «На Хопёр езжайте!» А дальше у меня спросят жители моего округа: «Почему ты на Хопёр попёрся?! Давай на Дон езжай. Здесь у нас район, ходи, ползай!» На меня в прокуратуру написали, почему я в свой отпуск не хожу по округу. Во-первых, неудобно перед людьми будет, я буду их беспокоить, у них же тоже отпуск. На самом деле, вся страна отдыхает. Написали жалобу, что я к ветеранам в это время не пошёл, тоже смешно. Знаете, уже до абсурда.

Д. НАДИНА: Перед кем будете отвечать по этим жалобам?

О. САВЧЕНКО: Только перед собой. Потому что наше решение, наши деньги.

А. СИДЯКИН: Это было осознанно. Мы несли флаг России, флаги своих регионов. Олег нёс волгоградский флаг, я республики Татарстан. Это патриотическая акция. Мы привыкли думать, что патриотизм должен финансирования обязательно государством. А здесь патриотическая акция, которая осуществлена из нашего кармана. Не в чей карман не залез. Самое дорогое было добраться из Чили туда, в Антарктиду перелететь. Но это делает наш «Илюшин», российская команда лётчиков.

О. САВЧЕНКО: Русские лётчики, русский самолёт.

Д. НАДИНА: А почему вы через Майами полетели?

О. САВЧЕНКО: Через Майами никто не летал.

А. СИДЯКИН: Мы полетели через Мадрид и Сантьяго.

О. САВЧЕНКО: Это ровно 1,5 часа пересадки в нейтральной зоне. Если вы про гостайну опять, то это нейтральная зона. Только в магазинах дьюти-фри могли что-то рассказать.

Д. НАДИНА: Слушатель пишет: «Сидякин написал в Twitter, что если пост наберёт 11 тысяч твиттов, уеду в Антарктиду. Твит набрал всего 1,5 тысячи ретвитов. Зачем поехал?»

А. СИДЯКИН: Я планировал ехать в Антарктиду задолго до того, как написал этот твит. И я хотел обратить внимание на патриотический характер этой акции. Там было указано, что я собираюсь водрузить туда флаг.

СЛУШАТЕЛЬ: Хочу сказать большое спасибо депутатам. По поводу злых разговоров. Люди так говорят, что не могут себя реализовать, и может быть, от зависти говорят некоторые нехорошие вещи в вашу сторону. Не нужно на это обращать внимания. Продолжайте свою деятельность. Я хочу сказать вам спасибо от себя и от той части населения, которая вас одобряет.

О. САВЧЕНКО: Спасибо, важные слова.

Д. НАДИНА: Предлагаю запустить голосование. Вы поддерживаете акцию депутатов, патриотический жест – 280-12-33. Нет – 280-12-33.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу просто восхищаться этими ребятами. Той женщине, которая говорила, что вся Россия живёт плохо, я тоже объездил полмира, и даже на байдарках по Северному Ледовитому океану в прошлом году ходил.

О. САВЧЕНКО: Молодец. Кстати, идея хорошая, Саша. Спасибо за идею! Мы попробуем это проработать.

А. СИДЯКИН: На байдарках вдоль берега.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не понимаю, почему у большинства наших слушателей отрицательная реакция. Люди зарабатывают нормальные деньги, поехали отдохнуть, водрузить флаг. Если бы у меня были деньги, я бы тоже съездил бы на Кубу, например, поставил бы флаг. Тимати водрузил флаг в Голливуде. Не каждый может себе позволить такое мероприятие, и даже крымский отдых.

Д. НАДИНА: Слушатели вас поддерживают и спрашивают какая у вас зарплата, если вы смогли накопить на путешествие. Информация раньше публиковалась. Там что-то в районе 300 тысяч?

О. САВЧЕНКО: Я, если честно, могу себе позволить. Большую часть зарплаты отправляю на благотворительную деятельность больным детям. Не хочу об этом говорить. Я тоже был студентом, у меня в 18 лет родился сын. Я жил в общежитии на площади 8 квадратных метров и работал на трёх работах. Саша то же самое, поверьте, не родился в семье мидовского работника или каких-то партбоссов. Всего достигали сами, поэтому не стыдно, мы сейчас спокойно стоим здесь и спокойно говорим о том, что те деньги, которые заработали, тем более я, до того, как стал депутатом Госдумы, достаточно успешным промышленником был, поэтому работаю в комитете по промышленности, потому что есть результат. Исходя из этого, не хочется вообще даже оправдываться по поводу средств, которые заработали. Самое главное, ни в коем случае чужие деньги, не государственные, ни соседа, ни кого-либо мы не использовали. Мы решили наши деньги именно так потратить. Альтернативы, поверьте, очень много. Мир большой. Есть тёплые края, можно как некоторые руководители партий загружают целые самолёты девушек, везут куда-то. Фантазий более чем достаточно.

А. СИДЯКИН: Куршевель помните? Руководитель партии одной демократической целый самолёт с девушками.

О. САВЧЕНКО: Мы решили потратить деньги так для того, чтобы поднять престиж России, чтобы заявить о том, что депутаты тоже люди, тоже на что-то способны, потому что надоело: за последнее время уровень освещения как выглядит депутат, конечно, зашкаливает негативно.

А. СИДЯКИН: Мы 1 апреля каждого года обязаны в соответствии с законом «О статусе депутата» опубликовать данные своих доходов и расходов, которые превышают доходы за три года. Более того, о доходах жён, детей. Мы это делаем. Все эти доходы вывешены на сайте Госдумы. У нас очень жёсткие требования к этому.

Д. НАДИНА: Когда в Госдуму на пленарное заседание?

А. СИДЯКИН: Завтра. Мы за свой счёт взяли ту неделю, которую мы прогуляли. Нам не будет за неё начислена за неё зарплата.

О. САВЧЕНКО: В бюджете Российской Федерации на неделю больше останется зарплата депутатов, которые потратятся, в том числе, на женщину.

Д. НАДИНА: Сейчас в ПАСЕ идут переговоры. Вы туда поедете? Вы член делегации в ПАСЕ.

А. СИДЯКИН: В этот раз изменён состав делегации, поехало только руководство Думы, потому что решается принципиальный вопрос о продолжении членства России в ПАСЕ. Поэтому там Нарышкин, вице-спикеры.

Д. НАДИНА: 46% слушателей вас поддерживают, 54% вы не убедили. Большое спасибо, что вы к нам пришли. Мы в своё время по просьбе слушателей отправляли запрос в Госдуму, в комитет по этике. Любопытствовали – мы были вынуждены это сделать по рекомендации слушателей. Запрос мы отзываем, потому что вопросов никаких не осталось. Да и слушатели категорически вас поддерживают.

А. СИДЯКИН: Спасибо.

Эксклюзивная фотография восходителей на Аконкагуа…

Нам наконец-то экстренной почтой доставили эксклюзивную фотографию с вершины Аконкагуа. Поэтому мы теперь можем поздравить всех восходителей поименно! TODOS JUNTOS: Нижанковский Роман, Гаджимирзаев Зиябутин, Бумагин Василий, Григорьев ... читать больше

Нам наконец-то экстренной почтой доставили эксклюзивную фотографию с вершины Аконкагуа.

Поэтому мы теперь можем поздравить всех восходителей поименно!

TODOS JUNTOS:

Нижанковский Роман,

Гаджимирзаев Зиябутин,

Бумагин Василий,

Григорьев Владимир,

Логачев Александр,

Носов Михаил…

 

Владимир Котляр поднялся с группой в лагерь Конфлюэнция и готов раскуривать трубку…

Буэнас ночес! Говорит Владимир Котляр, восхождение на Аконкагуа. Мы сейчас находимся в лагере Пласа Конфлюэнция, высота 3400 над уровнем моря. Сейчас у нас вечер, даже наверное дело движется ко сну. В группе есть уже первые травмы. Это ... читать больше

Буэнас ночес! Говорит Владимир Котляр, восхождение на Аконкагуа. Мы сейчас находимся в лагере Пласа Конфлюэнция, высота 3400 над уровнем моря. Сейчас у нас вечер, даже наверное дело движется ко сну. В группе есть уже первые травмы. Это растяжения челюсти. Дело в том, что куски мяса здесь подают большие и при этом очень вкусные. И участники экспедиции забывают пользоваться ножами и вилками. А иногда забывают пережевывать. Ну, как бы это всё шуточный.. вариант развития событий. На самом деле, всё у нас хорошо. Всё без травм. Настроение хорошее и погода хорошая..

Полностью слушать аудиосообщение: