+7 495 642-88-66

Приглашаем к общей работе в соцсетях. Вместе мы делаем хорошее дело...

Дорогие друзья, для вашего удобства, мы начали вести аккаунты в соц. сетях: * в Instagram -  * в FaceBook -  * в Vk -  * в Twitter -  * в YouTUB -   В них вы найдете самые свежие новости из наших экспедиций, первыми ... читать больше

Дорогие друзья, для вашего удобства, мы начали вести аккаунты в соц. сетях:

* в Instagram

* в FaceBook

* в Vk

* в Twitter

* в YouTUB -

 

В них вы найдете самые свежие новости из наших экспедиций, первыми узнаете о наших акциях и новых программах, предстоящих мероприятиях и многом другом!

 

Для самых любознательных пользователей Фейсбука:

 

Хочу на Килиманджаро

 

Хочу на Эльбрус -

 

 

 

Последняя неделя марта на сайте ГорнЯшка: новости семи вершин +

  Весенний сезон в Гималаях начался. Первый успех и первая трагедия. На Эвересте будут попытки совершения спортивных достижений, но тень прошлогодней трагедии висит над Горой. Японцы начали работу над съемками нового фильма на ... читать больше

 

Весенний сезон в Гималаях начался. Первый успех и первая трагедия. На Эвересте будут попытки совершения спортивных достижений, но тень прошлогодней трагедии висит над Горой. Японцы начали работу над съемками нового фильма на высочайшей горе мира. А наш друг словенец Грегор Кресал собирает деньги для завершения работы над уникальным фильмом, будущим шедевром горного кино. Новости Килиманджаро, видео с Барнео, фильм о Мак-Кинли и многое другое …

 

О Саймоне Мтуи или как пробег вокруг Килиманджаро стал коммерческой программой
Автор: 7 summits
30 марта

 

 

 

 

42-летний танзаниец Саймон Мтуи – один из авторитетных людей на Килиманджаро. В 2006 году он поднялся на вершину от ворот национального парка и спустился обратно за 9 часов 21 минуту. Это без посторонней помощи. Его результат с переобуванием и питанием на дистанции еще лучше – 8 часов 24 минуты. Эти результаты были в свое время признаны рекордами. С ...

 

  

ПОДРОБНЕЕ

 

------------------------------------------------------

 

Олек Островский: с Чо-Ойю на лыжах

 

Итальянский альпинист Лука Колли намерен установить скоростной рекорд на трех вершинах....
Автор: Дарья Цириндонтокова
30 марта

 

 

 

 

Итальянский альпинист Лука Колли намерен установить скоростной рекорд на трех вершинах, которые оспаривают звание самой высокой горы австралийского континента. Речь идет о пике Вильгельма (Новая Гвинея, 4509 м), Пирамиде Карстенз (Индонезия, 4884 м) и горе Кука (Новая Зеландия, 3753 м). Причина, по которой спортсмен хочет забежать на все три вершины банальна – в этом случае не будет ...

  

 

ПОДРОБНЕЕ

 

Килиан Жорнет планирует попытку скоростного восхождения на Эверест...
Автор: Чиж

30 марта


Килиан Жорнет опубликовал свой список планов на 2015 год. Ближайшая крупная цель каталонского ультрамарафонца – продолжение проекта Summits of My Life: попытка скоростного восхождения на Эверест. нер надеется установить новый рекорд при восхождении на высшую точку планеты с северной стороны. Такой маршрут поможет избежать очередей, которые неизбежно возникают на перилах с южной стороны. ...

ПОДРОБНЕЕ

 

Немецкий скалолаз Алекс Мегос пролез маршрут Flat Mountain 9a/+...
Автор: Лора Львовна

30 марта

 


Немецкий скалолаз Алекс Мегос пролез маршрут Flat Mountain 9a/+ в районе Футагояма (Япония) и стал первым не-японцем, который прошел эту трассу: до него ее осилили только Юджи Хирояма (на фото вместе с Алексом Мегосом) и Тору Накадзима. Скалолаз пролез 33-метровую линию, сделав всего 7 попыток за 2 дня. Сейчас Алекс отправляется в Австралию, и можно даже не сомневаться, что скоро мы услышим о ...

ПОДРОБНЕЕ

 

Петер Хамор и Хория Калибэшану отправились на Манаслу….
Автор: Пан Гималайский
30 марта

 

 

 

В прошлом году они вместе сходили на Шиша Пангму и видно остались довольны друг другом. В планах этого весеннего сезона стоит Манаслу, восьмая по высоте вершина мира. Для Хамора эта гора может стать 13-м восьмитысячником (еще есть долг перед Дхаулагири). У активного румына пока семь пройденных восьмитысячников. Но для него принципиально главное не количество, а чистота стиля. Друзья ...

ПОДРОБНЕЕ

 

Свежий рекорд мира по скорости спуска на велосипеде по снегу

 

Эверест-2015. Лакпа Рита не собирается больше подниматься на Эверест, по крайней мере, с юга..
Автор: Пан Гималайский
29 Марта

 

 

 

 

49-летний Лакпа Рита – один из самых знаменитых шерпов, ему точно найдется место в истории этого народа. А эта история в первую очередь альпинистская. Лакпа 17 раз поднимался на высшую вершину мира и рекордсменом в этом плане никак не является. Однако он стал первым из шерпов, кто стал руководителем экспедиции на Эверест в крупной западной компании. Он уже 15 лет является ...

ПОДРОБНЕЕ

 

 

Hiking in Alaska / Треккинг на Аляске . Lonely Plane

 

 

Восемь с половиной кругов ада для альпинистов. Есть возможность поучаствовать в создании шедевра горного кино…
Автор: Александр Ельков
29 Марта

 

 

 

 

Чем выше поднимаешься, тем глубже падаешь! На XV кинофестивале «Вертикаль» в 2012 году Гран При получил словенский фильм под названием «Сфинкс». Жанр фильма документально-игровой, посвящен он прохождению одного из сложнейших маршрутов массива Триглав «Лица Сфинкса». Главный креативщик и герой фильма Грегор Кресал лично приезжал в ...

ПОДРОБНЕЕ

 

 

Строительство лагеря Барнео
29 марта

 

Японцы снимут художественный фильм об Эвересте – экранизацию популярной манги
Автор: Фестиваль Вертикаль
28 Марта

 

 


Тот факт, что на склонах Эвереста в 1999 году было обнаружено тело Джорджа Мэллори, вызвало просто взрыв творческой энергии в разных концах нашей планеты. Появилось несколько книг, документальные фильмы, готовится к выпуску художественный. К сожалению, книги похожи друг на друга, фильм Wildest Dream вряд ли можно назвать удачей, да и будущий фильм вызывает сомнения. Поэтому ...

 

  

ПОДРОБНЕЕ

 

Фильм 18-го кинофестиваля Вертикаль. Малые дела. Трейлер (3:10)
28 марта

 

 

 

 

Фильм о первой афро-американской экспедиции на Мак-Кинли. Сегодня премьера в Нью-Йорке
Автор: Александр Ельков
27 Марта

 

 


Американская компания NOLS (National Outdoor Leadership School) является практически уникальным явлением. Знаменитый альпинист Пол Петцольдт создал в 60-е годы образовательную систему в области аутдор активности. Сейчас это всеамериканская система, которая разрослась вширь и вглубь. Альпинизм, конечно, остается в центре деятельности. В частности, НОЛС является уполномоченным агентством (одно из ...

ПОДРОБНЕЕ

 

Красивый таймлэпс из Южной Америки: Боливия и Чили…
27 марта

 

Первый объект проекта Objectif 770: автор сам признал «незачет»….
Автор: 7 summits

26 Марта

 

 

Сирил Фор бодро забежал на вершину Аконкагуа за пять с половиной часов в ски-туровских ботинках. Особого восторга не было, он прекрасно понимал, что его экспедиция не может быть названа удачной. Дело в том, что на вершине с ним не было лыж. А проект 23-летнего француза предполагает спуски на лыжах со всех семи вершин. Со всякими там условиями, типа без искусственного кислорода (актуально на ...

ПОДРОБНЕЕ

 

Кто-то поспешил поздравить с успешным началом сезона…
Автор: Александръ фон Мекк
25 Марта


Прочитал накануне чье-то поздравление с успешным началом весеннего сезона и сразу сердце ёкнуло – ведь не спустились же еще. И точно… раннее восхождение на Аннапурну закончилось трагедией. На спуске погибли двое из тех, кто достиг вершины: финский альпинист Samuli Mansikka (36 лет) и шерп Пемба (35 лет). Вероятно, просто произошел срыв на фоне огромной усталости ...

ПОДРОБНЕЕ

 

  

Нарезка фрагментов к фильму о Кавказе, который выйдет на экраны в этом году
26 марта

 

 

Раритетная запись о скалодроме Вертикаль
26 марта

 

 

Teaser Piolet d'Or 2015. Золотой Ледоруб: Гордимся нашим представительством
26 марта

 

 

Фильм фестиваля Вертикаль. Большая мечта. Solidream. Трейлер (1:56)
25 марта

 

 

Спасибо за продолжение проекта! 18 выпуск RideThePlanet: Krasnaya Polyana
24 марта

 

 

Мартовская Килиманджаро: все участники достигли вершины

  Все участники небольшой экспедиции Клуба 7 Вершин совершили успешное восхождение на высочайшую вершину массива Килиманджаро - пик Ухуру. 26 марта это сделали Василий Петров и Артемий Саввин , 27 марта - Андрей Струнилин. Все они ... читать больше

 

Все участники небольшой экспедиции Клуба 7 Вершин совершили успешное восхождение на высочайшую вершину массива Килиманджаро - пик Ухуру. 26 марта это сделали Василий Петров и Артемий Саввин , 27 марта - Андрей Струнилин. Все они поднялись по маршруту Мачаме. Всё прошло отлично, без накладок.

Василий и Артемий успели так же съездить на экскурсию в танзанитовые шахты и уже улетели в Россию. Андрей сегодня уезжает в тур по Аруше, после чего у него вечерний вылет в Россию.

 

 

 

 

 

Из описания экскурсии в шахту (Eugene Lata)

….. мы отправились в танзанитовую шахту, чтоб своими глазами увидеть сложный и опасный процесс добычи драгоценного камня.
Ценители драгоценных камней, наверняка, слышали о камне лазурно-голубого цвета - Танзаните. Особую популярность и известность он получил после фильма Титаник. Именно его Роуз надевала на шею во время сцены, где Джек рисует ее обнаженное тело.
Единственным местом, где добывают этот драгоценный камень, является Танзания.
Шахта достигает глубины 500 метров, мы приехали рано утром, поэтому спускаться нужно вместе со всеми рабочими. Спуск представляет собой наклонный ствол в 45 градусов, который через сто метров становится крутизной 55 градусов, а последние 200 метров вагонетка проходит по рельсам с углом в 70 градусов. В такие моменты ты смотришь вниз и лишь молишься, чтоб вагонетка не оборвалась. К слову, сама вагонетка совсем не предназначена для спуска людей. Ее задача поднимать на поверхность отработку. По сути, это большой ковш, в который залезает 15-20 шахтеров.
Те, кому не хватает места, свешиваются с вагонетки. Все стараются попасть в шахту как можно раньше. Дело в том, что в забое места не много и, если ты не подошел к стене вовремя, то шансы найти танзанит сильно сокращаются. Шахтеры не получают зарплату, они лишь получают еду и социальное страхование, а также рабочее место. Все найденные танзаниты принадлежат тому, кто нашел их. На поверхности он продает камни хозяину шахты, что и составляет заработок шахтеров. Можно месяцами работать в шахте, так и не найдя ни одного камня.
Когда мы приехали и спустились в шахту, то работа полностью прекратилась. Все побежали смотреть на редкое зрелище - белые в танзанитовой шахте. С непривычки мы почувствовали резкую нехватку кислорода и адскую жару. Шахтеры ходят полу голые, потому что температура под землей достигает 40 градусов. Единственное спасение - это насосы, которые нагнетают свежий воздух по шлангам в шахту.
Несколько часов, которые мы провели в шахте, привили мне восхищение перед этими маленькими драгоценными камушками. Ведь сколько нужно сил и адского труда, чтоб добыть танзаниты, которые девушки потом будут носить в прекрасных кольцах и кулонах!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Легенда о благородном рыцаре Мэллори и его юном друге Сэнди. Часть 1

Первая английская экспедиция на Эверест в 1921 году столкнулась просто с невероятными организационными трудностями. При этом им удалось выполнить огромный объем работы, изучить подходы к вершине. Ее итоги были скорее положительными: путь ... читать больше

Первая английская экспедиция на Эверест в 1921 году столкнулась просто с невероятными организационными трудностями. При этом им удалось выполнить огромный объем работы, изучить подходы к вершине. Ее итоги были скорее положительными: путь дальнейших попыток был определен, более-менее прояснилась картина о порядке организации следующей экспедиции.

В 1922 года провели детальную разведку и определили маршрут, стратегию и тактику восхождения. Были предприняты первые попытки штурма. Альпинисты шагнули за восьмитысячную отметку. В том числе и впервые с применением кислородной аппаратуры. Однако финал у экспедиции получился минорным: семеро носильщиков погибли в страшной лавине на склонах Северного Седла.

Экспедиция 1924 года стала самой важной в истории Эвереста, до 1953 года, по крайней мере. Она создала невиданную славу этой горе и создала мистерию, сюжет, в котором эта гора нуждалась. Если ее рассматривать, конечно, как медиапроект.

 

РОДИЛАСЬ ЛЕГЕНДА О РЫЦАРЕ ЭВЕРЕСТА ДЖОРДЖЕ МЭЛЛОРИ,

ОТДАВШЕМ СВОЮ ЖИЗНЬ ЗА ИДЕЮ ВОСХОЖДЕНИЯ

 

Джородж Мэллори и Сэнди Ирвин по дороге в Гималаи. 1924 год...

 

  

 

Были ли Хиллари и Мэллори на вершине Эвереста?

 

Сомнение в том, что в 1953 году Эдмунд Хиллари был на вершине Эвереста, было высказано публично, в присутствии 1600 человек. Да еще в таком официальном месте как мюнхенский Deutschen Theater. Редактор ведущей баварской газеты Süpddeutschen Zeitung (организатора мероприятия) Томас Беккер на большом вечере, посвященном юбилею Эвереста, сказал: «доказательства жидковатые». Собственно доказательство одно – вершинная фотография. Но на ней изображен только Тенцинг Норгей с флагами. Вполне можно было сделать автоспуском! Времени было достаточно, хотя говорят, что из-за недостатка кислорода в баллонах, на вершине первовосходители были всего минут 15. Но один раз Хиллари щелкнуть то было можно!

 

Фотография с вершины 1953 года. На ней Тенцинг, фотографии с Хиллари нет...

 

 

Внук Тенцинга, Таши Тенцинг (3 раза уже взошедший на Эверест) объяснил это чисто британской деликатностью героев. Хиллари, зная, что его партнер не умеет ни читать, ни писать, думал, что, может быть он не умеет и фотографировать, и постеснялся ставить шерпа в неудобное положение. Тенцинг же умел фотографировать, но думал, что Хиллари думает, что он не умеет, и поэтому постеснялся ставить новозеландца в неудобное положение. И вообще они и в палатку обычно долго не могли залезть, потому, что каждый уступал это право быть первым партнеру по связке. Так и замерзали в штурмовом лагере, пока не собравшись с силами втиснулись в узкое горло палатки одновременно… Вот такими были люди – избранники Эвереста.

 

ЭТО КОНЕЧНО БЫЛИ ШУТКИ!

 

Так что в Мюнхене доказали, что умеют веселиться, не только с пивной кружкой на Октоберфесте.

 

Вечер тогда получился интересным. Присутствовали легенды европейского альпинизма Петер Хабелер, Зиги Хупфауэр, Стивен Венейблс и другие… Организаторам подыграл тогдашний депутат Европарламента от «зеленых» Райнхольд Месснер, величайший альпинист всех времен и народов. Он убеждал публику, что верит в то, что первое восхождение на Эверест было совершено Мэллори и Ирвином в 1924 году. И что, скоро найдут фотоаппарат с пленкой Кодака внутри и эта всемогущая фирма проявит пленку 80-летней давности, затем и распечатает с них цветные открытки, с вершинным снимком. Вот только не окажется ли там фотография одного Мэллори или одного Ирвина? Что тогда ….

Есть еще одна идея, она пока не озвучена, но не исключено, что это будет скоро сделано. А что если клонировать, а лучше просто воскресить Мэллори ! Ткани сохранились, прогресс науки опять же. Это не намного фантастичнее, чем проявление пленки из фотоаппарата, 80 лет пролежавшего в снегах.

И тогда спросить воскрешенного Джорджа, был ли он на вершине ? Боюсь, что и это не прояснило бы вопроса. Ну ответил бы он – «нет», кто бы ему поверил ! Ну подумайте, любезный, вспомните, посмотрите на фотографию, может всё-таки были ! Ну если не Вы, может быть Ирвин сам сходил ?

Автор, наверное, уже хватит шутить!

 

 Но вспомните, как исследователи старательно убеждали почтенного старика Оделла. Ну, может быть всё-таки наверху Второй ступени ? Или Третьей ? А может они уже спускались ? Посмотрите внимательнее…. И ветеран альпинизма сквозь очки рассматривал совершенно незнакомые виды горы, которую видел десятки лет назад с другого ракурса. Те несколько минут, с одной стороны - они одни из самых ярких в жизни, с другой – все детали утеряны из памяти безвозвратно, где же …. И только одно невозможно было уже исправить – его первую эмоциональную реакцию, записанную во всех книгах (и никогда не упоминаемую современными исследователями): «почему так низко ?»

 Спекуляции могут быть на любую историческую тему, пока это не запрещено законом. Да и даже если запрещено. С этим приходится мириться. Истина ускользает – она нам не принадлежит. Всё что мы скажем, будет переврано и переписано нашими последователями. Историю еще неоднократно начнут писать с нуля.

 

У меня же есть другой вопрос:

В тот день Мэллори даже не планировал идти на вершину.

 Оделл этого не знал? Не догадывался?

 

 

1924 год. Приближение кульминации

Стоят: Ирвин, Мэллори, Нортон, Оделл… Остальные не так важны сейчас...

 

 

 

  Погода не радовала альпинистов, они явно запаздывали по всем параметрам. Только 20 мая впервые поднялись на Северное седло. И тут опять пришел заряд непогоды, группа носильщиков под перевалом попала в тяжелое положение. Нужно было идти спасать их. Кому ? Да собственно выбора не было. Нортон, Мэллори и Сомервелл. При этом у двоих последних болело горло. Благоразумнее было бы хотя бы одному из них отказаться от выхода. Сомервелл, как врач не мог себе этого позволить. Но Мэллори пошел, не только (не столько) из-за благородства. На нем висела тень 1922 года, когда многие обвинили его в гибели носильщиков в лавине на склоне Седла. После этого тибетские власти были настроены вообще запретить экспедиции. Если сейчас произойдет что-то подобное, про Эверест на ближайшие годы можно будет забыть. Это было бы самым страшным для Мэллори.

 Главное для него было - не выпасть из команды, именно место в экспедиции сильнее всего волновало нашего героя. Судя по его запискам и письмам.

 

 С невероятными приключениями, с падениями в трещины, альпинистам удается спустить носильщиков. Мэллори чувствует себя полностью разбитым. Он не в силах идти вместе со всеми вниз, отстает от группы и ночует в лагере 2, когда все уходят вниз. После этого врач экспедиции должен был рекомендовать Мэллори отказаться от участия в решающем штурме. Нужно было бы спуститься ниже, в долину, для отдыха, лечения и восстановления. Но альпинисты отдыхали всего дня три в базовом лагере на высоте Эльбруса.

 Вообще-то, на такой высоте силы восстановить удается с трудом. Это когда быт налажен, питание полноценное, палатки теплые. Всего этого у англичан не было.

 Следующие дни пробуждают у альпинистов надежду. Погода установилась, начинается подготовка нового, на этот раз решающего (в смысле последнего в экспедиции этого года) штурма. Мэллори не в блестящей форме, но его авторитет и активность по-прежнему удерживает его в первом ряду претендентов. Именно он с капитаном Джоффреем Брюсом (единственным здоровым участником) составляет первую штурмовую двойку. Причем выбор остановился на Брюсе, как знатоке местного языка, он должен убедить носильщиков до конца выполнить свое задание и обеспечить лагерь VI (штурмовой) всем необходимым. 31 мая их караван поднимается на Северное седло, Оделл с Ирвином идут с ними. Морально поддерживают, Сэнди следит за кислородными аппаратами.

 

 

 

 

 1 июня 1924 года Мэллори и Брюс с носильщиками поднимаются выше для организации пятого лагеря. Идут тяжело. Сильный ветер затрудняет подъем. Часть носильщиков бросили свои вещи по пути. Установили палатку на 7770 метров. Нужно поднести брошенные вещи, но Мэллори не в силах это делать. При его то воле,  это удивительно. Скорее всего, он дошел до предела. Две ходки делает Брюс и один из шерпов. Вероятно, Джордж чувствовал себя не лучшим образом. На следующее утро носильщики оказались не в силах идти наверх, уставший Брюс также не может подниматься. Группа спускается на Седло. По дороге встречают поднимающуюся двойку Нортон – Сомервелл. Мэллори страшно раздражен, ведь именно он должен быть первым, а здесь инициатива переходит к его товарищам. Хотя злится он в первую очередь на себя, не нужно было идти на этот выход не восстановившись после болезни…

3 июня Нортон и Сомервелл поднимаются с носильщиками в лагерь 6, высота около 8350 метров. 4-го альпинисты предпринимают попытку штурма. Идут без кислорода. В общем, все в экспедиции признавали, что вряд ли с помощью такого оборудования можно улучшить свои результаты. Ну и конкретно не понятно, как организм будет вести себя на высотах свыше 8500 метров. Там еще никто не был.

 

Двойка траверсирует склон в направлении главного кулуара, носящего сейчас имя «кулуара Нортона». Всё еще больной Сомервелл (заболевшие в той экспедиции болели уже до ее завершения) вскоре признает свое поражение. Его душит кашель, он потерял голос. Нортон в одиночку продолжает движение, достигает края кулуара, но дальнейшее продвижение кажется безнадежным.

Достигнута высота 8581 метр, рекорд на долгие годы, хотя никто точно не знает, где закончили свой подъем Мэллори и Ирвин.

 

Если хочешь быть на вершине

 

  Если вы, скажем, современный альпинист, собирающийся в коммерческую экспедицию на Эверест, спросите совета опытных мастеров, как себя вести, то услышите правило № 1. Рассчитывайте, что у вас будет только одна решительная попытка штурма Горы. Вы должны оказаться в нужном месте, в оптимальной форме, обеспеченный всем необходимым и еще, чтобы повезло с погодой. Собственно смысл этого правила в следующем: не следует легкомысленно относиться к попытке штурма. Мол, сейчас не получится, схожу, отдохнув, позже. Как правило, так не получается. Хотя и предполагает неделю отдыха, даже спуск вниз, к зелени и комфорту. И не следует растрачивать свои силы в подготовительных работах, перенапрягаться в акклиматизационный период. Восстановление сил на таких высотах может быть и возможно, но скорее всего не произойдет полностью.

 Мэллори с самого начала экспедиции вел себя неправильно. Он пытался все время быть впереди, всё время быть самым активным, он проходил больше других, больше брал на себя. И Нортон не был лучшим из руководителей, наверное, просто не было подобного опыта. Необходимо было специально готовить одну, избранную двойку к решительному выходу. Хотя в 1924 году, даже если всё было бы сделано правильно, всё равно не привело бы к успеху.

  Ослабленный болезнью Мэллори после первой попытки восхождения только на одну ночь спускается в лагерь 3, место примерно соответствующее нынешнему АВС, на высоту 6500 метров. Мог ли он там восстановить силы – вряд ли, тем более что уже давно чувствует себя больным. Однако по пути вверх он забирает с собой Сэнди Ирвина, чтобы подготовиться к новому совместному выходу. На вершину ?

 

Решительный штурм или имитация ?

 

 Итак, Мэллори решается идти на новый штурм. Он уже успокоился. Окончательно после того, как вышли на Седло и стало известно, что Нортон и Сомервелл не достигли вершины. И теперь его очередь. Как быстро он понял, что шансов у него нет? Я предполагаю, что когда останавливал свой выбор на Ирвине это точно знал. Вряд ли юноша скрывал свое плохое состояние. И на восхождении с кислородом (в эти аппараты не верил, кажется, никто в экспедиции). Так что до выхода Мэллори уже практически сдался. Если бы он был в форме и бескомпромиссно настроен, он бы выбрал Оделла и бескислородное восхождение. Мэллори был не в форме. Вполне возможно, что он вообще сомневался в своих силах выйти выше 8000 метров без газа.

 

 

Но главное, о чем думал Мэллори в этот период, была уже следующая экспедиция.

 

Во-первых, интересно было на практике испытать кислородную аппаратуру, как с ней идется, каков расход, с какой скоростью можно и нужно идти. Что нужно исправить и переделать ее к следующей экспедиции.

…к следующей экспедиции…

Еще раз: Мэллори думал прежде всего о будущей экспедиции

Что свидетельствует о том, что Мэллори не собирался идти на решительный штурм:

Прямо:

1. Выбор партнера (шансы взойти значительно снижались с неопытным и больным партнером).

2. Выбор кислородного варианта (это был скорее эксперимент).

3. Оптимистические записки партнерам (спускайтесь, мы вас догоним).

4. Подсчет кислорода во время восхождения (ну нельзя было на это терять время!).

Косвенно:

1. Плохая форма участников восхождения.

2. Выбор неизвестного пути (его, кстати, не оказалось, правильнее было идти по пути Нортона).

3. Отсутствие конкуренции со стороны других участников экспедиции (больше никто уже не мог взойти).

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

 

Фотогалерея Гренландия 2014 от Людмилы Коробешко. Скоро год нашей первой экспедиции

На Земле есть еще чему удивляться! Вот, например, Гренландия. По названию, «зеленая земля» - в действительности «белая». Ледовое царство на сотни. На тысячи километров. Самый большой в мире остров, который мог бы и ... читать больше

На Земле есть еще чему удивляться! Вот, например, Гренландия. По названию, «зеленая земля» - в действительности «белая». Ледовое царство на сотни. На тысячи километров. Самый большой в мире остров, который мог бы и на отдельный континент потянуть. Ведь он не Америка и не Европа. Сам по себе. Только сейчас мы смогли опубликовать полностью фотогалерею от Людмилы Коробешко, любуйтесь – 182 снимка!

С 7 по 17 мая 2014 года состоялась первая уникальная экспедиция клуба 7 вершин в далекую и загадочную, холодную и снежную Гренландию. Хотя в 2011 году двое россиян уже побывали на высочайшей вершине Арктики Гунбьерн (3693м), к этой экспедиции можно много раз применить эпитет «первый». Первая в истории российского альпинизма группа восходителей в количестве аж 5 человек, первая российская женщина на высочайшей вершине Арктики, первый в истории одновременный подъем сразу трех россиянок на Гунбьерн, первое российское восхождение на вторую по высоте вершину – Dom (Купол) 3682 м… Перечень можно было бы продолжить, но перейдем сразу к рассказу об этой чудесной стране ледников – Гренландии…

 

Фотогалерея от Людмилы Коробешко (182 фотографии)

 

Отчет Наталии и Игоря Смирновых

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Книга-альбом Игоря Гришкова «ПРОЕКТ АНТАРКТИДА. Я себе уже всё доказал». Опыт от Александра Елькова

  Честно говоря, редко сейчас стал читать книги. Мне очень жаль, ведь еще недавно я их глотал. Но таков ритм жизни. Читаю и пишу всё на компьютере, из жизни практически ушли газеты, журналы еще с трудом держатся, а книги стали только ... читать больше

 

Честно говоря, редко сейчас стал читать книги. Мне очень жаль, ведь еще недавно я их глотал. Но таков ритм жизни. Читаю и пишу всё на компьютере, из жизни практически ушли газеты, журналы еще с трудом держатся, а книги стали только для редких справок. Поэтому мне понравилась идея поработать критиком. Пусть даже за очень скромные деньги, просто по работе. Первой в роли критика я прочитал книгу, альбом Игоря Гришкова «ПРОЕКТ АНТАРКТИДА. Я себе уже всё доказал».

 

 

 

 

 

Человек я очень доброжелательный, но как критик - достаточно строгий в отношении фактов. В этом плане книга абсолютно не дает повода для претензий в этом плане. Полнота и четкость фактов, адекватность оценок того, что произошло за 100 лет до этого похода.

 

Карто-схемы из книги

 

        

 

 

Не нравится мне пафос, махание флагами, даже благотворительность, присоединенная к восхождению. Но тут я снисходителен обычно. Обязательства перед спонсорами. У Игоря этого нет. Свободный человек, сам выбравший флаг в который завернуться! Можно только позавидовать. Но не всё упирается в деньги. С большим скепсисом отношусь к жанру дневниковых записей. Рутина есть рутина, трудно избежать повторений. Скажу честно, читая текст, совершенно потерял представление, что это дневник. Всё складно, интересно и стильно.

 

 

 

 

С юмором также нужно быть осторожным. Настоящих толерантных шуток, которые всем бы понравились, так мало. Тем не менее, по результатам чтения, у меня появилась пара новых постоянных шуточных идей. От Виктора Бобка. Как, например, выражение «Во-первых, это красиво!»

С какой скоростью нужно бежать от белого медведя? Нужно бежать чуть быстрее бегущего рядом!

Помню, когда-то учил английский, читая двуязычные книги. Здесь, я иногда обращался к английской версии, полностью доверяя компетенции автора. Просто было интересно, как тот или иной русский оборот переводился на английский. И всё равно удивился, увидев, что в оригинале, дневниковые записи велись на английском!

 

 

 

 

 

Мне вспоминаются книги XIX века о путешествиях по Кавказу. Фрешфильд, Дечи, Мерцбахер… Эти путешествия и альпинистские исследования проводили люди состоятельные, благородные по воспитанию и по своим стремлениям. Они могли оплатить большие экспедиции, могли и считали должным издать об этом очень красивые, совершенные книги. Могли и делали это. Эти книги – библиографическая редкость. Но кому нужно, найдет их и в библиотеке, и уже в электронном виде. А вот книгу-альбом Гришкова, где найти молодому читателю из российской глубинки?

Читая книгу, ощущаешь себя сидящим в пятизвездночной гостинице. Так в ней всё идеально подогнано, красиво и чисто. Всё правильно. Это здорово, когда книги пишутся вот так. Без того, чтобы их издатель менял тексты и дизайн ради большей, по его мнению, продаваемости. Когда автора не отстраняют от итоговой верстки, как человека, который может помешать сделать из книги коммерческий продукт. Когда автор не ограничен объемом, не должен влезть в придуманный кем-то формат. Таких книг всё больше, по номенклатуре. Но всё меньше по тиражам.

 

 Заказать книгу можно в частности на Амазоне

 

 

Совсем грустно, что нет библиотек, где бы можно было бы такие книги почитать. Может быть, стоит такую создать? Но тут же вспоминается печальный вид существующих библиотек. И они умирают не только у нас. Всё меньше желающих посещать чудную библиотеку Альпенферайна в Мюнхене, уникальное книгохранилище Альпийского Клуба в Лондоне и т.д...

Остается признать всем понятную истину, что они проигрывают в конкурентной борьбе главной мировой библиотеке – интернету. И у нас авторов нет другой альтернативы: книга должна быть выложена в общем доступе в сети в дружественном формате. А тот небольшой тираж, который печатается, раздается в виде подарков и продается по подписке. Купил бы я? Нет. Денег на дорогие книги у меня нет. Как у абсолютного большинства. Беды в этом не вижу.

Фотоальбом уже есть на нашем сайте (186 фотографий и иллюстраций к походу)

 

 

 

Тут самое время поподробнее рассказать о книге, авторе, походе. Но я уже порядком устал, поэтому даю слово более профессиональным людям...

 

Материал журнала Russianuk

 

«Я СЕБЕ УЖЕ ВСЁ ДОКAЗАЛ…»

- Каких-нибудь 10 лет назад попасть в Антарктиду для меня было все равно, что слетать на Луну, - признается Игорь Гришков.

Давным-давно, будучи студентом биолого-почвенного факультета Ленинградского университета, он всерьез обсуждал с друзьями единственную по тем временам возможность попасть на Южный континент. Для этого надо было, во-первых, податься в гляциологи (специалисты по ледникам), а во-вторых, избавиться от «слабого звена» в организме - вырвать от греха все зубы мудрости: врача-то не будет…

А еще намного раньше, в школе, на него произвел очень серьезное впечатление урок природоведения, на котором шла речь про норвежца Амундсена и англичанина Скотта, которые вошли в историю не только как первооткрыватели Южного полюса, но и как яростные соперники. То знаменитое соревнование, которое закончилось трагически для экспедиции Скотта, стало хрестоматийным. Сгусток всего, что движет человечеством: страсти, амбиции, героизм, трагедия, стремление доказать этому миру, на что ты способен…

И вот теперь в лондонской квартире успешного бизнесмена, инвест-банкира Игоря Гришкова, прямо в элегантной гостиной, стоят его лыжи. Одна была любовно разрисована женой, вторая – дочерью, но рисунки почти совсем выгорели от полярного солнца. А хозяин лыж пишет книгу о своем походе к Южному полюсу, потому что пережитое требует осмысления и обсуждения. Вместе с напарником он прошел более 250 км по 170-му градусу Западной долготы - меридиану Амундсена.

В походе было время подумать. Он готовился к предстоящему интервью на Полюсе, и мысленно обращался к детям – ведь «если что-то случится», они прочтут его дневник.

Некоторые из этих идей, которые потом попадут в книгу, мы обсудили в разговоре с Игорем и его женой Ириной, которая, как выяснилось, вовсе не ограничилась ожиданием супруга с победой, а провела 26 дней в Антарктиде. Хотя и ходила другими маршрутами: наблюдала за жизнью колонии императорских пигвинов среди антарктических айсбергов, совершала «лыжное сафари» с ночевками в палатке, проднималась на местные вершины и в итоге прилетела на Полюс встретить мужа.

 

 

 

ЗНАК СВЫШЕ

Как многим значительным событиям, этой истории предшествовало необычное стечение обстоятельств, напоминающее знак свыше.

К тому времени Игорь уже успел побывать на Северном полюсе и подняться на 4 вершины – он состоит в международном клубе «7 вершин», который организует походы к полюсам и восхождение на самые высокие точки континентов. Два года назад вместе с гидом клуба Виктором Бобком они выполняли программу под названием Last Degree (Последний градус) и пришли к Южному полюсу.

Игорь: - Произошло удивительное совпадение. Совершенно случайно, не планируя заранее и двигаясь по совсем иному маршруту, мы оказались на Южном полюсе именно в тот день, 14 декабря, когда Амундсен достиг его - ровно 98 лет назад. И тогда родилась идея: к 100-летию этого события организовать другую экспедицию, которая пройдет по маршруту Амундсена.

Организовать российскую экспедицию не получилось, и Игорь начал тренироваться вместе с группой норвежских полярников. В одном из таких тренировочных походов, в Гренландии, они были вместе с Ириной. И вот тут начались проблемы, которые невозможно было предвидеть – разница в менталитетах… Суровые норвежцы вообще-то любят путешествовать в одиночку, а если в группе, то иногда практикуют «ротацию» - через каждые два дня соседи по палатке меняются. Зачем?!.. Для нашего человека такое дело немыслимо. А поговорить?

Пошутить, поддержать, рассказать анекдот, обменяться впечатленьями – это в числе главных составляющих того удовольствия, за которым, собственно, и ходят в походы.

Игорь: - Я и раньше слышал, что у скандинавов особый менталитет, свой путь – Norwegian Way, и убедился на собственном опыте. Они не общаются друг с другом, не разговаривают, не смотрят по сторонам, не фотографируют – только бегут, как ужаленные. Непонятно, какой смысл в этой гонке?

  

Ирина: - Конечно, мы не пикнули и выполнили все их требования. Однако было не по себе: ведь в экспедиции будет то же самое. Вечером в палатке я сказала Игорю: «Ты один там с ними не выдержишь. Надо обязательно найти Бобка!»

  

Виктора, который 10 месяцев в году проводит в горах, поймать по телефону долгое время просто не представлялось возможным. Однако на этот раз Игорь дозвонился ему прямо из Гренландии! Еще один знак свыше.

 

 Норвежское руководство, хотя и заинтересованное в новом клиенте, согласилось не сразу: пусть этот человек приедет, мы должны на него посмотреть. «Что там смотреть! – недоумевал Игорь. – Виктор - гид с многолетним опытом. Только на Эвересте побывал три раза..» Однако у представителей маленькой нации свои принципы: только после личного знакомства («да, человек сильный, серьезный»), они дали добро.

  

РУССКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

 В  Пунта Аренас в Чили, откуда должна была стартовать экспедиция, им пришлось провести больше 2 недель – в Антарктиде, была нелетная погода. За это время назрело очередное несогласие.

 

Игорь: - Для нас было принципиально важно – прийти на Полюс именно 14 декабря, в день, когда пришел Амундсен, иначе вся затея теряла смысл. Поэтому, чтобы успеть вовремя, мы предложили пройти меньший маршрут, чем тот, который предполагался сначала.

 

Однако, несмотря на то, что экспедиция задумывалась как дань памяти первопроходцу, соотечественники Амундсена проявили полную незаинтересованность в юбилейном прибытии, ведь они уплатили деньги, а значит, должны пройти весь маршрут, какой положено (плюс еще по дороге «забежать» на одну гору). Иными словами, амбиции и с той, и с другой стороны – только совсем разные, с поправкой на национальный менталитет.

 

В итоге, к обоюдному облегчению, группа разделилась на две: Игорь и Виктор добились права идти автономно.

 

Игорь: - Мы спокойно обдумали все до мелочей, проговорили все наши действия, даже на случай самых неприятных ситуаций, например, если сгорит палатка, и будет невозможно приготовить еду. Виктор Бобок – замечательный человек, спокойный и уверенный, профессионал. Он сказал: «В этом случае просто роем  снежную  пещеру и в ней ночуем» Думаю, мы даже не сошли бы с маршрута…

 

У нас было с собой: две солнечные батареи, два спутниковых телефона и одна большая общая цель – пройти маршрутом Амундсена и прибыть на Полюс точно в нужный день. Все сложилось именно так, как мы и мечтали два года назад.

 

«Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ!»

 

Изначально маршрут планировали начать в пункте, который называется Бучерс-кемп («Бойня») – именно там люди Амундсена на пути к Полюсу забили две трети собак, чтобы выжить самим и накормить оставшихся собак, печальный исторический факт. Однако из-за погоды стартовать пришлось совсем в другом месте – в пункте Titan Dome, который находится намного выше - на высоте 3200 метров.

 

Несмотря на серьезную подготовку, Игорь почувствовал себя плохо: разреженная атмосфера, плюс… Заложенная в рацион копченая колбаса, которая по милости организаторов 2 недели хранилась в тепле, позеленела и протухла. К концу похода он потерял 15 килограммов веса и выглядел, по собственному описанию, «как Кощей Бессмертный».

 

 

 

 

 Игорь: - Первые пять дней я вообще не мог есть. Мне было так плохо, что за первый день мы прошли только 5 километров. Я сказал Виктору, что не уверен, что смогу дойти в срок. Но он заверил: «Вот увидишь, через неделю наступит полная акклизматизация» Еще он сказал такую фразу: «Я знаю, что ты МОЖЕШЬ. Я знаю, ЧТО ты можешь»

 

Опытный полярник оказался прав. Уже на третий день они прошли 25 километров, и придерживались этого темпа до конца маршрута. Но главное, он нашел нужные слова. Как ни банально это звучит, разве не для того человек устраивает себе испытания вроде «прогулки» по Антарктиде, чтобы узнать, на что он действительно годится? «Пусть даже внизу ты звезды хватал с небес…»

 

Поводов испытать себя на прочность у них было предостаточно. Чего стоит хотя бы прокладывать навигацию с помощью GPS, когда мороз за тридцать, метель, и ты идешь абсолютно вслепую. Или ситуация, когда вышли из строя обе горелки, и надо сотворить из них хотя бы одну, но исправную.

 

Игорь: - Наш день начинался в 6 утра с не очень приятной, но привычной процедуры: я брал миску и начинал отскребать со стенок палатки изморозь, которая наросла за ночь. В 9 выходили на маршрут и шли с тремя перерывами в несколько минут – попить кофе и «пообедать», то есть съесть кусочек норвежского «кристмас-кейка». Вечером, в 6 часов - поставить палатку, натопить воды, приготовить еду, поговорить, сделать запись в дневник.

 

…Игорь и Виктор пришли даже раньше, и двое суток «лежали под Полюсом, выжидая время».

 

Первоначальная грандиозная задумка организаторов - что все экспедиции соберутся вместе и, торжественно, во главе с норвежским премьер-министром, двинутся к Полюсу - не удалась. Все пришли в разное время, кого-то вообще сняли с маршрутов, да и премьер-министр почему-то предпочел отправиться прямиком на базу. Никто не бросился брать у героев интервью. Иными словами, апофеоза не произошло.

 Зато на полюсе их ждала Ирина, которая прилетела специально – с гитарой для Виктора и запасами «Драмбуйе» - любимого напитка полярников. Событие отметили в дружеско-семейном кругу.

 

Игорь: - Правда, вечером нас пригласили на Полярную станцию, на прием, организованный премьер-министром Норвегии, где мы были единственными из русских и единственными НЕ норвежцами. Это было приятно. Мы даже пели норвежский гимн.

 

МУЖСКИЕ ИГРЫ

 

НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

 

Слово «эго» на английском языке звучит более красиво и точно – «иго», тяжкий груз. У мужчин, мне кажется, это особенно серьезно. (Женщинам матушка-природа подкинула – не скажу «более легкий» - но гораздо более прямой и очевидный способ самоутвердиться) Мужчина же, даже самый успешный, к середине жизни начинает маяться от необходимости что-то еще доказать – как себе, так и этому миру в целом.

 

Пока Игорь рассказывал, меня не отпускало ощущение, что это самое иго присутствует на Антарктиде повсеместно. Его хранят образы непримиримых соперников - Амундсена и Скотта. И каждое новое поколение путешественников таскает с собой этот незримый груз.

 

Игорь: - Armchair полярники (люди, которые сами на Полюсе никогда не были, но все про это знают - сидя в креслах) любят порассуждать на тему, кто был круче – Амундсен или Скотт. Обычно Скотта ругают за амбициозность, недальновидность, просчеты в подготовке экспедиции. Во время нашего похода, я увидел эту ситуацию совсем в другом свете. Да, люди Амундсена решили задачу просто и эффективно – проехали по-быстрому на собаках (лучших друзьях), из которых, когда потребовалось, больше половины забили и съели - чтобы выжить и победить. Это вполне отражает характер маленькой нации. Зато Скотт впервые попробовал применить мотосани, за которыми оказалось будущее. Зато его экспедиция тащила на себе килограммы минералов – чтобы доказать свои научные идеи.

 

В общем, в битвах амбиций не все так очевидно. И все-таки для чего наши современники рвутся на давно открытый Полюс, рискуют жизнью и подвергают себя нерядовым испытаниям? Ведь, к слову сказать, альпинизм  - удовольствие не из дешевых.

 

Ирина: - Отчасти альпинизм стал модой. Вот недавно Виктор сообщил, что ведет группу на Аконкагуа: люди наняли вертолет и летят сразу… на высоту 4300 метров. Сразу понятно: это русские, и им некогда. В общем, «люди с яхтами» внедрились и сюда. Чтобы потом можно было похвастаться: и здесь я был, и там я был...

 

Игорь: - Или, допустим, слетать на Полюс, пофотографироваться и улететь обратно. А в чем смысл? Чего ты этим добился?

 

В семье Гришковых с самого начала было иначе. Несколько лет назад появилась традиция: вместо того, чтобы «тупо ехать на Мальдивы», они дарят друг другу на день рождения  какую-нибудь гору - Килиманджаро,  Мачу-Пикчу. Какая вершина будет следующей?

 

Игорь: - В этом походе я вдруг понял, что мне не нужны непременно все семь вершин. Когда я понял, что больше ничего не нужно доказывать,  мне стало очень легко. Теперь я буду ходить совсем в другом формате. Обязательно свожу дочь на Килиманджаро. Сходим на Арарат, в Новую Зеландию, на Камчатку… Туда, где интересно и с теми, с кем интересно.

  

Автор: Лариса Гродская

 Оригинал здесь

 

 

Группа "Вокруг Аннапурны" открывает наш гималайский сезон!

Сообщение непальского офиса: Итак, наш весенний сезон официально открыт!!! Ребята из Москвы - Надежда и Виктор - прибыли вчера в Катманду. Они первый раз в Непале и сегодня весь день мы знакомились со святынями Катманду: площадь Дурбар, ... читать больше

Сообщение непальского офиса: Итак, наш весенний сезон официально открыт!!!

Ребята из Москвы - Надежда и Виктор - прибыли вчера в Катманду.

Они первый раз в Непале и сегодня весь день мы знакомились со святынями Катманду: площадь Дурбар, Боуданатх и Сваямбунатх.День прошел отлично - и Кумари на Дурбаре была в хорошем расположении, и атмосфера Боуданатха порадовала, и только Сваямбунатх встретил нас ливнем с громом и молнией, но не смотря на это, ребята остались в полном позитиве от места! Завтра с нашим гидом Фуром Дава они выезжают на старт трека в Дарапани, откуда послезавтра начнут свой путь вокруг Аннапурны. Мы желаем им удачи и с нетерпением ждем новостей!

Они первый раз в Непале и сегодня весь день мы знакомились со святынями города: площадь Дурбар, Боуданатх и Сваямбунатх.

День прошел отлично - и Кумари на Дурбаре была в хорошем расположении, и атмосфера Боуданатха порадовала, и только Сваямбунатх встретил нас ливнем с громом и молнией, но не смотря на это, ребята остались в полном позитиве от места!

 

 

Завтра с нашим гидом Фур Дава они выезжают на старт трека в Дарапани, откуда послезавтра начнут свой путь вокруг Аннапурны.

Мы желаем им удачи и с нетерпением ждем новостей!

Новости и видеосюжеты из жизни мирового альпинизма в зеркале сайта ГорнЯшка

Каждый может опубликовать свою новость на сайте, для этого не обязательно регистрироваться. На прошлой неделе было много разных по характеру сообщений и видеоклипов.    Герой 7 вершин Джеффри Готтфурт прославился в интернете ... читать больше

Каждый может опубликовать свою новость на сайте, для этого не обязательно регистрироваться. На прошлой неделе было много разных по характеру сообщений и видеоклипов.

  

Герой 7 вершин Джеффри Готтфурт прославился в интернете своими бизнес советами

 23 марта

 

 

 

  Пять карьерных советов от того, кто покорил Эверест. Так называется материал, прошедший по интернету. Мы то знаем, что покорить Эверест невозможно. И что добравшийся до вершины и спустившийся вниз альпинист, может давать советы лишь следующим восходителям. Уж по крайней мере не офисным работникам. Так что отметим другое. Джеффри – настоящий герой по многим причинам. Прежде всего, ...

ПОДРОБНЕЕ 

 

 Фильм 18-го фестиваля Вертикаль: The Frozen Titans

В конкурсной программе кинофестиваля Вертикаль фильм Замерзшие Титаны.

Рекордный микстовый маршрут в Британской Колумбии в исполнении Уилла Гадда.
Фильм представлен студией Ред Булл

 

      

 

 

Red Bull: Иди в гору с Валерием Розовым

автор: Обозреватель

 

23 марта

Известный альпинист и бейсджампер о правилах первого восхождения.   Иди в гору с Валерием Розовым © Red Bull Content Pool Прежде чем браться за какое-либо дело, стоит уделить должное внимание подготовке. Особенно, когда речь идет о таком опасном занятии, как горные восхождения. У каждого желающего впервые подняться в горы возникает множество вопросов, ответы на которые стоит ...

 ПОДРОБНЕЕ

 

Эрве Бармассе. Зимний Маттерхорн. Неопубликованное

 

Эрве Бармассе (Hervе Barmasse) выложил в сеть ранее неопубликованные кадры из его "Прогулки по зимнему Маттерхорну".

 

 

          

Эверест 2015: Первый житель Крита, который решился покорить Эверест

Автор: 7 summits

22 Марта

 

 

Экспедиция Клуба 7 Вершин на Эверест упаковывает вещи. Самое время поинтересоваться, кто будет нашим соседом по Великой Горе. Много знакомых, много новых лиц. Что нас расскажет батюшка интернет. Стать первым восходителем своей страны на высочайшую вершину мира – это большая часть. Честь быть первым и от региона, и от города и т.д… Журналисты не обязаны всё правильно понимать, их дело ...

  ПОДРОБНЕЕ

 

Солнечное затмение на Шпицбергене

 

Замечательная природа архипелага Шпицберген, место где можно было наблюдать полное затмение

 

 

         

Первовосхождения на пик Победы

Автор: Анатолий Шепель

21 Марта

 

 

Владимир Кизель (Москва) Старейший из ныне живущих альпинистов России, участник первовосхождения на пик Победы в команде Виталия Абалакова (1956 год), член первой гималайской сборной 58 года, Мастер Спорта, профессор МФТИ. В прошлом году ему исполнилось 90 лет. Ну, словом - ветеран Куликовской битвы. Встречайте - Владимир Александрович Кизель - интервью для RUSSIANCLIMB. COM(в ...

 ПОДРОБНЕЕ

         

8 кг на вынос или на Эвересте слишком ...

Автор: Руслан Поляков

21 Марта

 

  Власти Непала заявили:   Альпинисты, которые пытаются покорить самую высокую в мире точку, Эверест, оставляют после себя слишком много испражнений. В Ассоциации альпинизма Непала заявили, что эта проблема не только приводит к загрязнению окружающей среды, но и может способствовать распространению болезней. Руководитель организации Анг Тцеринг добивается ...

 ПОДРОБНЕЕ

 

        

Туристам пришлось посторониться. На Барнео будут ученые, военные и политики...

Автор: Обозреватель

21 Марта

 

 

Экспедиция Арктика-2015. Начало экспедиционного сезона.   Стартует 15-й сезон дрейфующей платформы в Арктике у Северного полюса, которую разворачивает Экспедиционный центр Русского географического общества. Основной задачей строительства ледового лагеря все прошедшие годы являлось сохранение старых и разработка новых методик выживания на дрейфующем льду.   Из-за отсутствия ...

 ПОДРОБНЕЕ

 

Проснись: северное сияние на Аляске, есть и такие чудеса

 Electric Northern Lights Time Lapse

 

 

 

       

Первый опыт, нужно поддержать! Сбор средств для экспедиции на непокорную Тулаги

Автор: Обозреватель

19 Марта

 

 

Питерские альпинисты начали сбор средств на новую гималайскую экспедицию. Интересно, что из этого получится? Безусловно, их вдохновил польский опыт, о котором узнали в связи с подготовкой зимней К2.  А, Россия !  Покажи себя, не дай повода для насмешек!       Экспедиция на непокоренный семитысячник   На нашей планете осталось всего 11 непокоренных ...

 

 

 ПОДРОБНЕЕ

 

 Фильм: Latok III, 2011 "Русский путь - стены мира", команда Александра Одинцова

 

О третьей, успешной, экспедиции команды Александра Одинцова на вершину Латок III, Пакистан. И вообще о проекте и людях.

 


 

 

 

        

Новый французский фестиваль горных фильмов – опыт стартапа

Автор: Фестиваль Вертикаль

19 Марта

 

 

В пятый раз в этом году будет проводиться  фестиваль, с  названием «Montagne en Scene» (Горы на сцене), или  Le Festival du Film de Montagne. Это относительно неформатное мероприятие, непохожее на другие фестивали.  Это не конкурс, а только показ лучших по мнению организаторов фильмов. Удивительно, но это частный проект двух молодых людей, влюбленных в горы. Новый ...

 ПОДРОБНЕЕ

 

Кайле Демпстер в фильме Дорога из Каракола

 

Известный американский альпинист Кайле Демпстер в 2011 году шатался по Киргизии, пугая местных жителей, милицию и домашних животных.
Только он и камера, так что снимал сам себя. Через пару лет друзья сделали по его материалам 25-минутный фильм. Получилось удачно, даже призы заслужил какие-то

 

 

 

        

Эдвард Баккингхэм – первый семивершинник Корнуэлла

Автор: Рене Кикстра

18 Марта

 

 

Эд (Edward Buckingham) родился в 1972 году.  Ничто не предвещало в детстве, что он станет знаменитым по местным меркам альпинистом. А ведь сейчас Баккингхэм выступает по плимутскому телевидению и  даже выпустил книгу, на публичных выступлениях он рассказывает о своих подвигах и призывает сдавать деньги на  поддержку медицины.  Эд вырос в сельской местности, в патриархальной ...

 ПОДРОБНЕЕ

 

Польские Татры. Таймлэпс четыре сезона

 

 

 

Новые семивершинники: Сандра Ледюк – жизнь полная приключений

Автор: Семь Вершин

15 Марта

 

 

 

«Мне было всего три дня, когда состоялся мой первый международный перелет из Сингапура в Индонезию. Мне было четыре года, когда в аэропорту Лос-Анжлеса я впервые услышала повсюду английскую речь. В возрасте восьми лет я успела пожить на трех континентах». Так что путешественницей Сандра стала по вине родителей. Такова судьба. А профессию она решила себе выбрать серьезную – стала ...

ПОДРОБНЕЕ

 

        

НА ЭЛЬБРУС МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ЧЕРЕЗ WEB-КАМЕРЫ

Автор: Ирина Рубко

15 Марта, 09:13

 

 

 

    Кабардино-Балкарский филиал ОАО «Ростелеком» в рамках развития проекта системы видеотрансляции установил склонах горы Эльбрус три новые камеры:   1. станция «Кругозор» — вид на Эльбрус (2950 м.) 2. станция «Мир» (3500 м.) 3. станция «Мир» — вид на Эльбрус (3500 м.) Последняя является самым высокогорным ...

 ПОДРОБНЕЕ

        

История Эльбруса

Автор: Виталий Вариех

15 Марта

 

 

 

 

ИСТОРИЯ ЭЛЬБРУСА Развитие туризма в Кабардино-Балкарии тесно связано с покорением горы Эльбрус – наивысшей точки Главного Кавказского хребта, а также со всесторонним изучением района. Всю историю развития туризма региона можно разделить на 4 периода: 1) период Российской Империи — с 1829 года до 1917 года;2) довоенный — с 1918 года до 1942 года;3) послевоенный – ...

 ПОДРОБНЕЕ

        

Повесть о настоящем человеке по фамилии Херр

Автор: Александр Ельков

14 Марта

 

 

  Когда-то в период моей молодости в польском журнале Татерник я прочитал заметку об юном американском скалолазе Хью Херре, который после ампутации ног продолжил занятия своим любимым спортом на протезах. Помню, как я показывал журнал друзьями и мы с долей несерьезности обсуждали тот момент, что ему теперь стало легче лазить. Но кроме шуток, я помню что задумывался, как же сложится ...

 

ПОДРОБНЕЕ

Эверест или Джомолунгма… Немного истории

Гора Эверест, другие названия Джомолунгма (Чомолунгма) или Сагарматха, высочайшая вершина мира. Ее высота неоднократно перемеривалась в последнее время. Поэтому даже в официальных материалах встречаются три набора цифр: 8848 м, 8850 м, 8844 ... читать больше

Гора Эверест, другие названия Джомолунгма (Чомолунгма) или Сагарматха, высочайшая вершина мира. Ее высота неоднократно перемеривалась в последнее время. Поэтому даже в официальных материалах встречаются три набора цифр: 8848 м, 8850 м, 8844 м. Первая из них плотно засела в нашей памяти. Последнюю дали измерения с китайской стороны.

Вопрос этот непростой, ведь речь идет о высоте самой высокой горы Земли. И очень правильно, что заинтересованные лица договорились на ближайшее время условно считать высоту равной 8848 метров.

 

 

 

 

Откуда британское имя?

Гималаи – очень старое слово, так называли и называют высочайшие горы мира индоарийцы уже не одну тысячу лет. Может быть кто-то уже давал имя и высшей вершине этой горной страны ? Может это откроется со временем.

Геологи считают, что Эверест начал образовываться 60 миллионов лет назад, когда Индийская платформа начала наезжать на Евроазиатскую. Гималаи и другие горные районы Центральной Азии признаются молодыми горами.

В конце 40-х годов XIX века английские геодезисты проводили измерения высоты вершин, расположенных на границе Тибета и Непала. Это была часть большой работы по картированию окраин индийских владений Великобритании и часть «большой игры», направленной против соперника по экспансии в Азии, российской империи. Достаточно долго, несколько лет обрабатывали материалы, лишь в 1856 году появился отчет, в котором содержалась информация о том, что вершина под номером XV достигает высоты 29002 фута или 8840 метров. Надо сказать, что тогда ни Непал, ни Тибет не пускали тогда на свою территорию иностранцев. Поэтому измерения проводились с расстояния 170 –190 км, с вершин приграничных гор. Погрешность в этом случае определяется в пределах 300 метров. Так что точность была почти невероятной.

Однозначного местного названия, как у, скажем, Канченджанги, английские геодезисты не нашли. Искали плохо, просто им очень хотелось назвать вершину своим именем. Однако без долгих дискуссий этого не удалось сделать. Шли годы и только в 1865 году руководитель геодезической служб Эндрю Во сумел договориться с Королевским Географическим Обществом о том, чтобы присвоить вершине имя MountEverest. В честь заслуг одного из самых выдающихся исследователей в этого региона Джорджа Эвереста (1790 – 1866).

Джордж Эверест оказался в Индии в 1806 году. Сначала он был кадетом-артиллеристом, затем его направили в геодезическую службу. В 1818 году Эверест стал помощником руководителя, а в 1823 году руководителем GreatTrigonometricalSurvey. Именно под его руководством в последующие 20 лет проводилась беспримерная по тем временам акция по геодезической съемке Индостана от крайнего Юга до Памира. Это была выдающаяся работа, настоящий прорыв в развитии практической геодезии. Так что имя вершине было дано в честь достойного человека.

 

 

 

 

Забавно, что Сам Джон Эверест был уэльского происхождения и сам себя называл Ивристом. Но гору в английской транскрипции сразу стали называть Эверист. Для всего мира, плохо говорящего по-английски, она же стала называться Эверест.. , что с известной натяжкой можно назвать «всегда отдыхающий». Опять же интересно, что у самого Джорджа было прозвище «Нэверест» - «никогда не отдыхающий».

Отметим, что сам Эверест в 1857 году принимал участие в совещании по поводу названий и высказался против использования своего имени. По его мнению, название плохо соответствует местным языкам и не может быть усвоено туземцами.

 

Результаты картографических работ

 

   

 

И процесс 

 

А может все-таки Гауризанкар ?

 

 Братья Шлагинвейты - настоящие рыцари науки

 

 

 

В 1862 году немецкий географ-путешественник Херманн Шлагинвайт после возвращения из Тибета, объявил в Берлине, что эта вершина имеет местное название Гауризанкар. Надо сказать, что это сообщение было благосклонно принято мировым научным сообществом, которое не совсем соглашалось с тем, что высочайшей вершине мира так просто дали английское имя. Постепенно имя Гауризанкар стало общепринятым, с этим согласились почти все. Даже в Англии. Горячим сторонником утверждения в названии местного имени был Дуглас Фрешфильд, крупнейший авторитет в географии и альпинизме.

 

Фрешфильд был первым альпинистом на Кавказе (1868 год). В 1899 году провел первую гималайскую экспедицию "Вокруг Канченджанги". Вместе с Клинтоном Дентом  был первым, кто высказал вслух мысль о возможности и необходимости восхождения на Эверест. Но называл его долгое время Гауризанкаром...  

  

 

 

Однако специалисты Индийской Тригонометрической Службы не сдавались. Они стояли на своём и имели преимущество: игра происходила «на их поле и по их правилам». В начале XXвека были проведены специальные исследования, которые предоставили факты, что Гауризанкар – это совершенно другая вершина. Извечное противоборство англичан и немцев, обострившееся в начале века, привело к тому, что дело приобрело и политический характер. В канун мировой войны Англия полностью приняла имя «Эверест».

 

Фрэнсис Янгхазбенд, знаменитый разведчик-путешественник, в XX веке взял эверестовскую инициативу в свои надежные руки...  

   

 

 

 

А окончательная победа в мировом масштабе произошла в начале 20-х годов, когда британские экспедиции попали на первые полосы газет и название стало известно каждому культурному человеку. Хотя в это же время практически всем стало ясно, что имя у вершины есть, и было задолго до прихода англичан. Тибетцы и шерпы называли гору «Чомолунгма». Причем, это имя было известно и в Европе. На картах изготовленных французскими проповедниками в конце XVIII века стояло имя Чумуланкма. Об этом не могли не знать лондонские географы!

 

 

 

 

«Называйте меня Чомолунгма !»

Так что борьба продолжилась дальше и продолжается сейчас. Точку зрения противников английских имен в XX веке поддержали национально-освободительные силы Индии. На заседании своего Конгресса (парламента) они высмеяли англичан, не желая ни в чем пощады уходящему «старшему брату». И китайские коммунисты, вместе с их советскими соратниками отдали предпочтение тибетскому слову Джомолунгма (по нашему) или Чомолунгма (по ихнему, что правильнее). Так называли вершину мира наши учебники географии. Под таким именем узнал ее мальчишкой Тенцинг Норгей, так называют ее живущие в округе шерпы и тибетцы.

 Однако альпинистский мир в целом продолжает использовать название Эверест... Тем не менее, игра продолжается. "Называйте меня Чомолунгма !"  Appellez moi Chomolungma ! - такой лозунг был выдвинут в 2002 году во Франции.  Большого отклика он не имел и влился в общую канву общественной борьбы за сохранение самобытности Тибета. Носит она характер анти-китайском компании. Но для французов (интересно, читают  ли они это как "Шомолюнгма") и немного анти-английский. 

 

 

 

 

Чуть позже появилось и еще одно название: Сагарматха. Его ввели в обиход уже непальские власти. Они подобрали подходящее для такого случая слово индуистского звучания. Сагарматхой называют высшую вершину мира официальные непальские документы, так называется национальный парк, организованный у ее подножья.

Шерпский народ, населяющий подножье Горы, с философским спокойствием принял все три названия. В конце концов, человеческий язык это процесс. И любой объект называется так, как его называют люди. В данном случае Эверест процентов на 80 «Эверест» и лишь на оставшиеся 20 - Чомолунгма, и почти ноль - Сагарматха. Ведь его имя произносится, прежде всего, альпинистами. Или в контексте альпинизма....  И именно со словом Эверест связана вся драматическая история борьбы и побед, история Мэллори и Ирвина, Тенцинга и Хиллари, Месснера и Бонингтона, Мысловского и Балыбердина, многих и многих других ….

История, которая сделала гору живой.

Как сделать из будней праздник… Спросите у Клуба 7 Вершин!

По уже устоявшейся традиции Клуб 7 Вершин трижды в год проводит вечера встреч друзей. Очередной прошел 19 марта. Хотите узнать, как сделать такое мероприятие настоящим праздником, запоминающимся событием? Что самое важное? Интересные ... читать больше

По уже устоявшейся традиции Клуб 7 Вершин трижды в год проводит вечера встреч друзей. Очередной прошел 19 марта. Хотите узнать, как сделать такое мероприятие настоящим праздником, запоминающимся событием? Что самое важное? Интересные выступающие гости? Розыгрыши призов? Красивое видео? Угощение? Ответ после 10 фотографии….

Вся галерея (47 снимков). Ждем новых фотографий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нужно просто иметь огромное количество настоящих друзей! И всё решится само, будут и интересные выступающие и неповторимая атмосфера удовольствия от человеческого общения!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Записки Александра Грека. Килиманджаро: покорение вершины (Экспедиция Валерия Розова. Взгляд изнутри. Финал)

  Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о заключительных днях африканского путешествия. (Продолжение) Все еще 8 февраля Camp in ... читать больше

 

Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о заключительных днях африканского путешествия.

(Продолжение)

Все еще 8 февраля

Camp in Crater, 5700 метров

Еще карабкаясь по стенке Western Breach, я поймал себя на необычных ощущениях – довольно приятных, но ощутимых покалываниях в кончиках пальцев и коже головы. Тут же вспомнил лекцию про горную болезнь от нашего доктора Сергея Ларина: при отеке мозга передавливаются разные мозговые центры, и начинаются как раз необычные ощущения, галлюцинации например. Покалывания были как раз необычными ощущениями, но мысль об отеке мозга гналась прочь неимоверными усилиями просто выжить на этой стене и забраться наверх. А вот в лагере меня накрыла паника – меня же предупреждали, что эвакуировать отсюда уже не смогут. И доктор в это время был с Розовым наверху, помогал искать место старта. Тут же в голову начали лезть цитаты Розова: «Как только ты теряешь возможность двигаться на такой высоте, ты сразу получаешь большие проблемы». Именно поэтому в этом последнем лагере рядом с ним остались только многократно проверенные бойцы, которые, например, сходили с ним на Эверест.

Все, кроме меня. Несколько часов до возвращения с вершины доктора с остальной командой прошли для меня, скажем аккуратно, довольно нервно. Сам же Ларин, несмотря на то что ему стукнуло 55 лет, к вечеру выглядел самым бодрым. Я бы сказал, неприлично бодрым и единственным, сохранявшим способность шутить. Он тут же развеял мои страхи насчет покалываний – это оказался побочный эффект от приема Диакарба, таблеток, применяемых для профилактики горной болезни. Перед ужином традиционный замер пульса и уровня кислорода в крови. Очередь доходит до нашего немецкого фотографа Томаса Сенфа, и прибор, надеваемый на подушечку пальца, отказывается работать. После трех попыток доктор делает грустный вывод, что, наверное, батарейки сели. Я на всякий случай засовываю палец в прибор, и он оживает – мой кислород, слава богу, в норме. Опять прибор уходит к Томасу и опять он не работает. Только тут все обращают внимание на пальцы фотографа – на подушечках Томаса мозоли, как подошвы на наших горных ботинках, и светодиод прибора просто не может пробить их. Томас мягко улыбается и извиняющимся тоном объясняет, что это от интенсивного занятия скалолазанием. Все допивают чай и медленно расходятся по палаткам, стоящим на промерзлом каменистом плато. Заснуть не удается вторую ночь подряд. Или уже третью.

Все приняли решение завтра отдыхать, а прыгать послезавтра. Вернее, принял сам Валера, а все поддержали. Единственное, непонятно, что мне делать в этом лагере еще два дня. Все равно сам прыжок я не увижу. Во-первых, потому что к точке старта, экзиту, надо после подъема еще метров четыреста спускаться на веревках по вертикальной стене, что под силу только профессиональным альпинистам. А во-вторых, рядом с Валерой с трудом на микроскопической полочке могут уместиться оператор и фотограф, и то, повиснув над пропастью на веревках. Но для меня лишние пара дней на высоте 5700 чревато горной болезнью. А спуститься я могу только одним путем, который пролегает через самую высокую точку. Решаю завтра ранним утром в сопровождении своего гида Рамы забраться на пик Ухуру, высшую точку Килиманджаро (5895 метров) и дальше без остановки по туристической тропе сразу вниз.

Без остановки – так как никакой еды с собой взять не можем. Никто меня особо не отговаривает, хотя мало кто верит, что я смогу спуститься за один день – обычно этот путь занимает три, в лучшем случае два дня. В крайнем случае, думаю я, переночую на земле, благо с собой наверх беру теплую пуховую куртку.

 

9 февраля

Camp in Crater, 5700 метров

Kilimanjaro, 5895 метров

Жизнерадостный доктор Ларин с вечера настоятельно советовал мне выходить часа в 4 утра, чтобы встретить рассвет на Килиманджаро. «Это незабываемое зрелище!» – рекламировал мне ранний подъем неисправимый романтик. Какой там рассвет, мне бы живым вернуться домой, думаю я, судорожно глотая воздух, вылезая из спальника в шесть утра. Наполняю термос горячим чаем. Влезаю в теплую высотную пуховую куртку The North Face, любезно одолженную мне Денисом Клеро, после того, как он с удивлением увидел то, в чем я собрался наверх. И без долгих прощаний и особого энтузиазма поплелся наверх. Надо сказать, что последние 195 метров почти никак не запомнились, особенно после предыдущего кошмара на Western Breach. Снизу стена выглядит довольно вертикально, но никаких эмоций при подъеме она не оставила вообще. Может потому, что от нехватки кислорода эмоций просто не было. После двухчасового подъема я, наконец, вижу легендарный указатель на вершине, и десяток японцев, фотографирующихся с ним. Они с удивлением смотрят на меня, еле волочащему ноги со стороны обрыва, прямо с противоположной стороны той, откуда пришли все остальные туристы. Медленно дохожу до таблички, достаю мобильник, чтобы записать сыну обращение с вершины Килиманджаро. После пары слов ловлю себя на мысли, что сейчас заплачу. Вообще не герой. Ограничиваюсь парой кадров и вниз. Время пошло.

Спуск

Kilimanjaro, 5895 метров

Вниз ведет довольно цивилизованная тропинка. Местами довольно пологая, местами не очень, но действительно не требующая никаких навыков скалолазания. Обгоняю немногочисленных покорителей Килиманджаро. Большинство из них представляют собой невеселое зрелище – их ведут под руки гиды. Такое ощущение, что вот-вот они упадут в обморок. Резкий контраст составляет парочка англичан лет тридцати пяти, бодро спешащих вниз, настоящих потомков тех самых отчаянных британцев, которые однажды завоевали почти весь мир.

Дорога вниз кажется значительно легче, чем я ожидал, находясь по ту сторону вершины. С каждым шагом кислорода становится все больше, и такое ощущение, что ты законсервировался – лучше тебе не становится, но и больше ты не устаешь. Начинаешь анализировать свои ощущения. Ловишь себя на мысли, что пересечение климатических поясов можно сравнить с утолением жажды, так как наверху воздухом не дышишь, а жадно заглатываешь ртом. Там он похож на дистиллированную воду – никакого вкуса, чувствуешь только температуру. Ниже появляются небольшие силы не только смотреть по сторонам, но и замечать, что изменился вкус воздуха, который все больше напоминает родниковую воду, хотя вокруг все те же безжизненные лунные пейзажи. Возможно это оттого, что начинаешь частично дышать носом. С появлением первых растений в воздухе появляется еле уловимый аромат, он становится немного плотнее, и начинает напоминать охлажденный китайский горный зеленый чай. С падением высоты, несмотря на то что ты топаешь по горам без перерыва уже четыре часа, силы парадоксально не покидают, а возвращаются к тебе, на коротких остановках успеваешь сделать пару глотков чая из термоса да переодеться под нужный климатический пояс. Уже в первом лагере в рюкзак отправлены тяжелые горные ботинки, уступив место трекинговым adidas-ам. На безлюдном плато между первым и вторым лагерем периодически встречаются довольно жутковатые эвакуационные носилки с подрессоренным единственным колесом посредине и четырьмя ручками по бокам. К таким жестко привязывают схвативших «горняшку» для экстренной эвакуации вниз. Четыре тренированных портера справляются с этой задачей за несколько часов.

Во втором лагере в рюкзак уходят горнолыжные штаны и верхняя куртка. Я бодро шагаю в легких трекинговых штанах, термофутболке и флиске, вязаная шапочка сменилась на панаму, а горнолыжные очки – на любимые титановые Oakley. И вокруг уже кусты, и воздух теперь напоминает холодный, не сильно заваренный, хороший черный чай. Никогда воздух не был так вкусен. Никогда жизнь не казалась столь прекрасна. Иногда останавливаешься не от усталости, а чтобы посмотреть по сторонам и глубоким вдохом продегустировать воздух. Боже, до чего он прекрасен, как я раньше этого не замечал. Лагерь Миллениум – примерно половина пути по дороге домой, тут обычно все ночуют. Находится он в каком-то высокогорном оазисе – именно здесь начинаются деревья. Повсюду палатки, усталые туристы, веселые портеры, с удивлением видишь стационарный каменный сортир с умывальником на входе – первые признаки цивилизации. На газовых горелках чернокожие повара-кукеры готовят обед. Смесь еды, лагеря и запаха деревьев дает не очень приятный букет, напоминающий запах ладана в наших храмах и ассоциацию с похоронами. Силы даже не думают покидать меня, есть вообще не хочется. Честно признаюсь, даже боюсь остановиться, думаю, что если силы вдруг оставят меня, то не смогу подняться. Решаю идти на адреналине до конца. Обновляю запас чая в термосе - и вниз. Деревья становятся все гуще, закрывая от солнца и сохраняя приятную прохладу, а тропинка приобретает цивилизованный вид – утрамбованная земляная дорожка, укрепленная по краям деревянной опалубкой. Ближе к последнему лагерю тропинка все больше начинает напоминать ботанический парк – на некоторых деревьях прикручены даже таблички с латинскими и английскими названиями. И воздух приобретает слегка пряный оттенок южноафриканского чая ройбуш. Еще ниже, в уже довольно высоких кронах, замечаю первую обезьяну – черно-белого колобуса. Хочется закричать: «Ура, привет, родственничек!» Останавливаюсь, вдыхаю, что-то неуловимо знакомое. Конечно, запах иван-чая! И по бокам удивительно знакомые колючие кустарники. Гид объясняет, что это местный вид дикой raspberry, из которой делают десерт. У нас, говорю, ее называют малиной, и делают фантастическое варенье. Не останавливаясь, проскакиваем странный последний лагерь со странными туристами – кто-же останавливается на ночевку всего в двух часах от финиша? Тропинка становится все более пологой, а потом и вовсе переходит в накатанную колею – сразу за последним лагерем встречается эвакуационная площадка, где поймавших «горняшку» туристов перекладывают с носилок на автомобиль. «В принципе, если есть кеш, то можно вызвать rescue-car и тебе», - предлагает мой гид. Нет, спасибо, сломаться на последних километрах смешно. Тем временем входим в настоящие тропики. Воздух становится влажным и слегка вязким – очень похоже на Сочи ранним летом. Еще немного, и финиш. Смотрю на часы – 19:00. Неплохой результат. 13 часов на ногах без еды и остановок. Немедленно в ближайший отель, где есть горячая вода. Только тут начинаю замечать, что воняю, и сильно. Еще минут на десять меня задерживают, чтобы поставить росписи в журналах прибытия-выбытия и дают официальный сертификат, что я покорил высшую точку Африки. Говорят при этом, что это хороший старт программы «7 вершин». Нервно смеюсь. Срочно в отель. Душ. Еще раз душ. Спать.

 

10 февраля

Отель в Моши

Ночь прошла в маленьком трехзвездочном отеле в танзанийском городке Моши, самом ближайшем к Килиманджаро. Удобств минимум, но главное - там был душ с горячей водой и кровать. Проснулся я по привычке рано и еле смог пошевелиться – было такое ощущение, что меня очень долго били ногами, болело все тело. Тем не менее, я собрался с силами и пошел в местное тревел-агентство, поддерживающее радиосвязь с группой Розова. Это метров 500 пути по обочине африканской дороги, по которой лихо, без всяких правил, проскакивают видавшие виды автомобили, и горе тому, кто не успел увернуться. Вся жизнь городка протекает в пыли как раз на этих обочинах: портные шьют штаны, сапожники – башмаки, кто-то продает бананы, кто-то – цемент на развес. В агентстве почти цивилизация – работает первый (и последний) увиденный мной в Танзании кондиционер. И радостная новость – Валера удачно прыгнул утром, но вниз команда прийдет завтра, повторять мой однодневный марш-бросок вниз никто не станет.

Еще через день мы сидим с Валерой на какой-то райской лужайке фантастического лоджа, и он рассказывает мне то, что я не увидел в последние два дня перед прыжком.

«Основная проблема прыжка на Килиманджаро – вписаться в очень короткое окно хорошей погоды, которая тут бывает по утрам с 6 до 9 часов, да и то, не каждый день. В это время ясно, приемлемый, не очень сильный, без турбулентности ветер. Но с учетом того, что на поиск места для прыжка надо потратить какое-то время и на подготовку к прыжку тоже, я опасался, что в первый день мы все сделать не успеем. Поэтому, когда мы вышли из лагеря 4900 Arrow Glacier в лагерь в кратере, я принял решение в тот же день отправиться на разведку. И не то, что не рассчитал, а просто все это сильно нас вымотало физически. Мы набрали километр с лишним до вершины, потом спустились на 400 с лишним метров в сторону экзита, а потом я часа три-четыре вешал веревки в разные направления. Представь – две веревки вниз повесить, сходить, понять, что не туда попал, подняться, бросить в другое место, сходить, подняться. При этом я на взводе, на адреналине, почувствовал «запах» экзита. Когда ты смотришь на стену в лоб, она всегда кажется круче, чем есть на самом деле. И когда я спустился к этой стене сверху, то понял, что она не вертикальная. Она чуть-чуть лежит и перемежается кучей полочек. У меня не было времени тщательно все разведать, пришел туман и как назло у меня сломались все приборы – высотомер в часах заглючил, села батарейка в лазерном дальномере. Остался только старинный способ кидания камней и счет секунд. Причем, кидал я их в туман. Я, правда, делал это уже много раз, поэтому процентов на 90 был уверен, что все будет хорошо. Но все равно, дна долины я не видел и немножко волновался на тему, все ли там нормально. И когда я через 4 часа выбрался обратно к ребятам, я понял, что я просто никакой. НИ-КА-КОЙ. Я на нервном заводе оставил все свои силы на скале. И еще обратно лезть 400 метров. И все это на высотах под шесть километров. Плюс – у нас была, видимо, недостаточная акклиматизация для такой активной работы. Просто кончилась батарейка, и я еле вылез назад. Поэтому во второй день и погода была не очень, и мы отдохнули, и поснимали сюжеты в кратере. И через день, 10 февраля мы уже спокойно, по известному маршруту поднялись и спустились к точке старта. Не то, что большая площадка, что можно было ходить. В больших горах редко бывает, когда ты находишь идеальное место для экзита, с достаточным пространством для переодевания. Мне вполне достаточно полочки сантиметров тридцать, чтобы встать, одеться и комфортно оттолкнуться.

Погода стояла идеальная, за два дня в кратере мы акклиматизировались, и я чувствовал себя идеально. Прыжок также был близок к идеальному – по самочувствию, по погоде, по состоянию воздуха. Единственно, что меня немного напрягало, что по ходу всей линии полета в этой долине не было в принципе никаких площадок приземления. Кругом довольно крупная и очень неприятная сыпуха. Была только небольшая заболоченная площадка 15 на 30 метров, которую мы нашли недалеко от лагеря Barranco, и я должен был быть уверен, что я долечу до нее. И сверху мне показалось. Поэтому я выбрал не самую экстремальную линию полета, чуть-чуть прижался к скалам, чтобы съемка была покрасивее, но излишне не рисковал.

Спрашиваешь, какие ощущения? Когда делаешь такие прыжки, ты не можешь сам по себе кайфовать, ты помнишь, где стоят камеры, и ты не можешь лететь на них, а должен боком, и что открыться ты должен между горой и камерой. И еще куча нюансов, связанных со съемкой, не дает тебе полностью расслабиться, зажечь по полной программе. Вообще, с первого раза, пока ты не знаешь место и рельеф, хорошо пролететь довольно сложно. Лишние риски в такой поездке и в таком месте никому не нужны».

Валера говорит тихо, почти без эмоций, но я ловлю каждое его слово. И мне очень хочется передать вам хоть часть того, что я испытал благодаря ему. За неделю я пережил самое сильное, пускай и самое тяжелое приключение в моей жизни. И я никогда уже не буду таким как прежде. Благодаря Розову я понял, что способен гораздо на большее, чем думал о себе раньше. Именно для этого и нужны простым людям герои.

И один маленький совет напоследок. Если вам представится возможность хотя бы день провести рядом с героем, не упускайте ее. Иначе вы проживете не ту жизнь, которую хотели.

Килиманджаро-Москва

 

До высшей точки Килиманджаро остаются метры.

 

 

А теперь метров на двести вниз - искать точку старта.

 

 

Вид с вершины Килиманджаро на наш лагерь в кратере.

 

 

Человек-самолет.

 

 

 

Специально ради этой фотографии Валера сделал километровый крюк в сторону. По лицу видно, что этот километр дался ему не просто.

 

 

Самая высокая точка всей Африки. Ни больше, ни меньше.

 

 

А вот сюда я уже не пошел. Даже смотреть на фотографии страшно. Высота почти шесть километров.

 

 

На вот этих крошечных каменных бородавках надо не просто стоять, но и переодеться в костюм-крыло. А это непросто сделать даже стоя на ровном полу.

 

Точка невозврата.

 

 

 

Ну вот как, как это можно сделать?!!!

 

 

 

Те, кто остался в лагере Barranco Camp 3950, видели этот прыжок так.

 

 

 

Или так.

 

 

 

Одна из сложностей этого прыжка состояла в том, что была найдена всего одна небольшая площадка для приземления. И никаких «запасных аэродромов».

 

 

Он сделал это! И все облегченно выдохнули – фу, обошлись без потерь.

 

 

На следующий день после прыжка Валера поехал перенять опыт левитации у масаев.

 

 

 

 

 

 

Источник www.nat-geo.ru >>>>>>> 

Николай Носов: Людмила Коробешко и Александр Абрамов награждены орденом Эдельвейс

Вчера,19 марта, в Москве на вечере клуба “7 вершин” состоялось знаменательное событие. Людмила Коробешко и Александр Абрамов были награждены орденами Эдельвейс. Вполне заслуженная награда. Мало кто из россиян сделал так много ... читать больше

Вчера,19 марта, в Москве на вечере клуба “7 вершин” состоялось знаменательное событие. Людмила Коробешко и Александр Абрамов были награждены орденами Эдельвейс.

Вполне заслуженная награда. Мало кто из россиян сделал так много для пропаганды альпинизма в далеких от этого замечательного вида спорта массах.

 

 

Людмила – первая россиянка выполнившая программу “Семь вершин”, поднявшаяся нам все высшие точки континентов. Александр, тоже человек известный. Как он тактично напомнил всем присутствующим на вечере — он третий россиянин, выполнивший программу “Семь Вулканов”, программу восхождений на все высшие вулканы континентов.

 

Людмиле Коробешко вручается орден Эдельвейс

 

На вечере выступила и Ольга Румянцева – первая россиянка выполнившая программу “Семь вулканов”. Она презентовала свою книгу “Семь вулканов Лаборатории Касперского”. Очень хотелось приобрести эту книгу с подписью автора, но в зале было так много людей, желающих лично присутствовать на церемонии награждения, что найти в толпе я ее не смог.

Александр Абрамов – действительно очень много сделал для альпинизма в медийном пространстве. При слове Абрамов даже у самого далекого от альпинизма россиянина всплывают в памяти поднятый на вершину Эльбруса джип и на какую-то вершину в Гималаях Марат Сафин. А сколько далеких от альпинизма людей он заразил этим увлечением в экспедициях клуба “Семь вершин” — самом успешном коммерческом проекте в альпинизме нашей страны. Его компания “Семь вершин” по праву считается лучшей в российском коммерческом альпинизме.

В зале не было свободных мест

 

Об этом помнит и наше телевидение. Влад Пельш, тоже выступивший на вечере, рассказал, что на днях отправляется с Александром в Гималаи, чтобы снять фильм об его очередном восхождении на Эверест.

Я тоже немного прикоснулся к славе Александра Абрамова. Мои книги “Остров Невозвращения” и “Затерянные миры” вышли в той же серии “Наука Путешествовать”, что и книга Александра “Семь вершин мира”. Приятно чувствовать себя не чужим на этом празднике жизни.

Заодно, на вечере удалось сфотографироваться с человеком-птицей, Валерием Розовым, который установил очередной рекорд – первым в мире прыгнув с Килиманджаро. Жаль лицо российского бэтмена фото получилось размытым. Фотографу было трудно поймать в кадр человека, все время находящегося в движении, но у меня есть свидетели, которые подтвердят, что это был именно он.

Присутствующих на вечере мучил вопрос, где Валерий сумел найти на Килиманджаро скалу, годную для прыжка. Для них Валерий показал фильм. Видел много фильмов про прыжки Валерия. Обычно это короткий ролик под агрессивную музыку – герой прыгает с очередной высокой точки и пару минут летит. Этот фильм не такой. Подробный рассказ о подготовке к прыжку и самом прыжке. Фильм понравился, посмотрел с удовольствием.

Валерий Розов и Николай Носов

 

Как c удовольствием посмотрел и небольшой любительский фильм о прошлогодней экспедиции Александра Абрамова на Эверест. Основное достоинство таких фильмов – эффект присутствия. Сильно затянутая сцена, но ты действительно чувствуешь себя на стене. Это ты жумаришь по перилам и выходишь к заветной цели – лагерю на Северном седле.

Думаю, главное достижение Александра Абрамова и Людмилы Коробешко – эти вчера клуба “Семь вершин”, где самые обычные люди могут прикоснуться к живым нашим легендам, послушать их рассказы и тоже задуматься, не пойти ли им в горы. И эта деятельность точно заслуживает орденов. С вручением которых мы, Александра и Людмилу, от всей души поздравляем!

Николай Носов

Фото автора

Оригинал 

Татьяна Семенова: Высокие энергии или вечер в клубе 7 вершин.

    Спасибо за этот вечер: 1. Валерий Розов. Мой чертовский восторг от божественного Розова я не скрываю. Помимо участия в немыслимых проектах - Валерий прыгает с бейсерским парашютом с горных вершин - это такой же высокий ... читать больше

 

 

Спасибо за этот вечер:

1. Валерий Розов. Мой чертовский восторг от божественного Розова я не скрываю. Помимо участия в немыслимых проектах - Валерий прыгает с бейсерским парашютом с горных вершин - это такой же высокий человек, как и достигнутые и вскоре покинутые им вершины, человек высокого такта с внутренней интеллигентностью. Приятно слушать! Спокойный, дельный, умеет сокращать дистанцию между собой и аудиторией, рассказать детально, но подчеркнув, что, наверное, не открывает ни для кого Америку, при этом избегая сложных терминов или как-то между делом "напоминая" их. В общем, не знаю какими практиками можно так усмирить свое Эго! Видимо, бейсерскими прыжками)))

Валерий также показывал съемки его восхождения и прыжка с Килиманджаро, ах как же снимает команда Ред Бул!!! Сказка, сразу захотелось на Кили!!!

 

Для йожек - Розов поднимался на гору Шивалинг и приземлялся в долину Тапован, куда мы ходили (рядом Гомукх, это Гималаи, Индия).

2. Золотой ледоруб России. Простой молодой мальчик из Спб в двойке с другом 7 дней ползли по вертикальной стене в Непале, вырубая себе во льду сиденья для ночевки! Стену выбрали в интернете и собрались за две недели. Номинирован на мировой золотой ледоруб в Шамони. Видимо, есть там на нехоженных вершинах такие энергии, за которыми можно пролезть много веревок)) в рассказе были термины, которые я поняла, но не могу повторить, видно, что парень обычно общается среди своих, в общем профессионал!

3. Александр Абрамов. Легендарный вообще человек. Мастер спорта по альпинизму и еще тысяча регалий, где только не бывал, включая Эверест! Вообще Абрамов постоянный руководитель русских экспедиций на Эверест, (в мае прошлого года в Тибете он был в базовом лагере, и я была там же близко), основатель клуба 7 вершин. Какая гордость охватывает, когда гуляя по Катманду, ты видишь вывеску на русском "7 вершин"!!! В общем, после развала союза, когда альпинизм перестал финансироваться и развиваться с поддержкой, А.Абрамов много сделал не столько для бизнеса, сколько для альпинизма вообще и российского альпинизма в частности.

И тут у меня была возможность наконец его увидеть и потрогать))) от человека веет мощнейшим спокойствием, светом и просвещением.

Вечер он отлично организовал и так же вел. Отзывы о клубе также все положительные. В общем, вполне можно задуматься пойти куда-то с ними.

4. Валдис Пельш. В. Пельш организовывает съемки экспедиции Эверест 2015, может получиться фильм, который пойдет в российский и мировой прокат. До этого как-то видела Валдиса а белом комбезе в аэрограде Коломна.

5. Касперский. Касперский спонсировал проект 7 вулканов, которые за год достигла сотрудница 7 вершин. Меня тронуло.

В общем, из клуба я вышла разгоряченная рассказами и своими фантазиями, пальто на распашку, сумка не застегнута, бежала по тротуару, куда глаза глядят, не в состоянии сосредоточиться, я была высоко-высоко)))

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Килиманджаро ждет! 20 марта отлет очередной группы в Танзанию.

20 марта в Танзанию вылетает очередная группа Клуба 7 Вершин. Она планирует подняться на высочайшую вершину Африки по маршруту Мачаме, известному еще под названием "виски рут". Пожелаем ребятам хорошей погоды и успешного восхождения! Ждем ... читать больше

20 марта в Танзанию вылетает очередная группа Клуба 7 Вершин. Она планирует подняться на высочайшую вершину Африки по маршруту Мачаме, известному еще под названием "виски рут".

Пожелаем ребятам хорошей погоды и успешного восхождения! Ждем новостей и фотографий.

 

 

 

 

 

Также хотим напомнить, что открыт набор в группу на Килиманджаро на майские праздники (1390 дол.). Программа здесь >>>>>>>

 

Из Марокко с победой и хорошим настроением!

Вернулась группа из Марокко. Клуб 7 Вершин поздравляет Ольгу и Виктора с успешным восхождением на вершину Джебель Тубкаль! Ребята остались очень довольны поездкой, там очень тепло во всех смыслах: дружественные берберы, весенний воздух, ... читать больше

Вернулась группа из Марокко. Клуб 7 Вершин поздравляет Ольгу и Виктора с успешным восхождением на вершину Джебель Тубкаль!

Ребята остались очень довольны поездкой, там очень тепло во всех смыслах: дружественные берберы, весенний воздух, теплое солнце, безоблачное небо.

После горы ребята поехали в пустыню, а затем на океан.

 

 

Присоединяйтесь в нашу группу на майские праздники, лучшее время для этой чудесной страны

 

 

 

 

 

 

Мон Бюэ – страничка в истории альпинизма, одна из первых…

  Традиционная история альпинизма, даже в ее подробном виде, выделяет в середине XVIII века следующие опорные даты: (1) 1741 год – первый визит англичан (2) 1760 – первое посещение Шамони Горацием Бенедиктом де Соссюром. ... читать больше

 

Традиционная история альпинизма, даже в ее подробном виде, выделяет в середине XVIII века следующие опорные даты: (1) 1741 год – первый визит англичан (2) 1760 – первое посещение Шамони Горацием Бенедиктом де Соссюром. Потом (3) переходят сразу к восхождению Бальма и Паккара 1786 года, слегка упомянув предшествовавшие ему попытки. Обо всем, конечно, не скажешь, особенно в кратком курсе. Но всё же, для понимания логики происходивших событий, считаю важным включить еще хотя бы пару страниц. Одна из них касается неприметной сейчас вершины - горы Бюэ, расположенной к северо-западу от Монблана.

 

Вид на Монблан из окрестностей Женевы. Он вдохновлял Делюков, Соссюра, Бурри и других

 

В 50-е годы XVIII века уже никто не удивляется туристам, приезжающим в Шамони. Так в 1753 году Долину посещают два молодых человека, женевцы, братья Делюк. Старшему Жану-Андрэ (Jean Andre Deluc) было тогда 25 лет, младшему Гийому-Антуану – 23. Они поднимаются, как почти все, на Монтанвер и, вроде бы, на Бреван. Любуются горами и собирают небольшую ботаническую коллекцию. Ничего особенного, эпохального. Наверное, так и есть. Никакого не было резонанса, статей, книг по этому поводу. Здесь важно другое, о чем собственно эта статья: вся деятельность братьев, в первую очередь, Жан-Андрэ Делюка, была примером, ориентиром для Горация Бенедикта де Соссюра, в котором принято видеть «отца альпинизма». По существу, он повторял, до поры до времени то, что делал его старший коллега.

 

На полотне, изобразившем три десятка женевских ученых Гораций Бенедикт де Соссюр и Жан-Андрэ Дюлак расположены рядом. Соссюр держит макет Монблана, а Делюк что-то делает с камнем

 

 

 

Гораций Бенедикт де Соссюр (на 13 лет моложе Жана-Андрэ) основными своими занятиями в науке избрал геологию, физику атмосферы и ботанику. Это именно те разделы, которыми занимался Делюк. На каждом из этих направлений Соссюр делал новый шаг, но всегда непосредственно отталкиваясь от уровня достигнутого предшественником, который в свою очередь вносил в них своё новое слово. В чем Делюк был настоящим пионером – это в горных походах. Логика его научных исследований вела его в горы, и он совершил несколько настоящих восхождений. Что до него ученые его века не делали. И Соссюр последовал буквально по его стопам – в 20 лет (1760 год) он предпринимает аналогичную поездку в Шамони и проходит тем же маршрутом. Только в отличие от Делюков, определенно ставит своей целью восхождение на Монблан и объявляет для местных жителей премию за нахождение пути.

Жан-Андрэ Делюк родился в 1727 году. Как и Соссюры, Делюки принадлежали к высшим слоям женевской аристократии, еще раньше обосновавшимися в этом городе-государстве. Отец братьев, Франсуа Делюк был не только знатного рода, но и владел довольно крупным часовым производством. Этим выгодным делом занималась в то время примерно треть жителей города. Будучи одним из самых богатых людей Женевы, Делюк-старший постарался сделать всё, чтобы его сыновья получили достойное образование. Кроме того, он сам отличался высокой культурой, либеральными философскими взглядами, написал пару книг, что способствовало его дружбе с Жан-Жаком Руссо. Правда, тот в своих воспоминаниях назвал его ужасно скучным автором и собеседником.

 

Многие считают Жан-Жака Руссо чуть ли не основоположником альпинизма. Личность противоречивая, но пройти мимо него  в истории никак нельзя

 

 

 

В популярной истории, правда, самым значительным «подвигом» братьев Делюк, считается их совместная с Руссо экскурсия на лодках по Женевскому озеру (1754 год). Жан-Жака Руссо (1712 - 1778) часто упоминают в исторических трудах по альпинизму. Подчеркивается, что его идеи о необходимости «изучать природу и следовать за ней», его идеализация горной жизни и «новое отношение к природе», сыграли большую роль в общественном сознании, были предвестниками альпинизма. По крайней мере, способствовали росту числа туристов в горах в 60-е годы. Руссо, конечно, своим творческим взлетом в 60-х годах, изменил мир. Те, кому прежний мир нравился, были против этого. И из Женевы Руссо изгнали.

В целом, следует признать, что братья Делюки, Соссюр или другие участники эпопеи «рождения альпинизма» шли в горы, прежде всего, за научными открытиями, и их отношение к гуманитарным идеям Руссо мало на это влияло. Делюк, в то время, был другом и поклонником Руссо, а Соссюр всю жизнь был скорее оппонентом, отстаивающим существовавший в Женеве олигархический порядок в сочетании с широким просвещением масс.

Портреты старшего из братьев Делюк. Так было заведено, что художники писали людей в солидном возрасте. Молодых лиц мы редко видим среди портретов ученых. Хотя их самые интересные открытия делались в возрасте до 30 лет...

 

 

 

 

  

 

В 50-60-е годы братья Делюки в рамках своих научных исследований совершают несколько геолого-ботанических походов и восхождений в ближайших к Женеве горных массивах. Их внимание привлекает вершина, хорошо видная с массива Салев. Это скромная по нынешним меркам и малозаметная гора, называющаяся сейчас Moн (гора) Бюэ (Mont Buet). Высотой 3096 метров. Она стояла на фоне высочайшего горного массива Белой горы и ей выпала честь стать важной вехой в истории первого восхождения на Монблан и собственно рождения альпинизма. Хотя причиной восхождения было всего лишь желание проверить в работе придуманные и запатентованные братьями приборы: термометры, барометр и гигрометр… Прежде всего, речь шла об определении абсолютной высоты по данным барометра.

 

 Мон Бюэ - гора немного спрятанная, стоящая в стороне от дорог

 

 

Первый раз Делюки попытались взойти на Бюэ в августе 1765 года. От их дома до деревни Сикс, каких-то 60 километров, но тогда это был другой мир. Протестантская Женева сильно отличалась от соседней Савойи, где в сельской местности люди жили своим патриархальным образом жизни. Делюков там никто не ждал, не нашлось места для ночлега, никто не предложил еды, местные жители ничего не могли сказать о горе. Названия ее не было выяснено, что-то вроде «замерзшей горы, где снег лежит».

Ученым порекомендовали подняться в горную хижину, где располагалась группа охотников. Кое-как переночевав у священника, братья и их слуги поднялись на указанную хижину (где-то в районе современной Шале де Фонд). К их радости, один из охотников легко согласился на то, чтобы показать путь к вершине. Но радость была недолгой, они долго карабкались на гребень Гренье, где оказались в окружении вертикальных стен и проводник признался, что не знает куда идти. Но хуже оказалось другое – в результате переходов и перегрузок оказался сломанным главный термометр. Без чего смысл восхождения терялся.

 

 

 

 

В последующие несколько лет для Жан-Андрэ Делюка (брат его путешествует, в частности по Италии) на первый план выходит политическая деятельность. Он выполняет важнейшие государственные задания, будучи посланником в Париже, Берне, еще где-то… потом становится членом правящего Совета Женевы (Совет 200). Так что только спустя 5 лет братья нашли время для выезда в горы, вернувшись к оставленному проекту.

В августе 1770 года они возвращаются в Сикс. На этот раз им удается получить имя для своей вершины: оно было записано, как Бюэ. Позже выяснилось, что как обычно в горах, местные жители не давали имен горам, и этим именем (точнее, Бовэ) назвалось высокогорное пастбище. Но имя за горой осталось, несмотря на наличие других вариантов. Это, в общем, обычно для названий вершин, часто они получали случайные имена.

Попытка восхождения в августе сорвалась курьезным образом. Во время отдыха местный проводник, готовивший чай, нелепым образом сел на ногу Жана-Андрэ. Да, так, что тот с трудом смог идти, даже вниз... А буквально через несколько минут этот же проводник вспомнил про коров, которых пас и срочно убежал вниз. Так что пришлось путешественникам устраиваться на холодную ночевку на склоне. Утром нога подмерзла и позволила спуститься вниз. На следующий день в селе начиналась ярмарка, так что найти нового проводника не было шансов. Да и нога болела. Пришлось ехать домой.

Братья вернулись к своему проекту примерно через месяц. На этот раз всё получилось. Хотя пришлось пережидать день непогоды. Главным препятствием был замерзший снежный склон. И здесь Делюки начудили с обувью, надев поверх ботинок сначала местные кошки, потом шерстяные носки. Сами идти вверх они не могли. К счастью, проводник по имени Бернар оказался готовым к испытаниям. У него были широкие окованные ботинки, которыми он выбивал большие ступени для всех. И, наконец, был роскошный финал, когда отличная погода на вершине позволила не только выполнить все научные измерения, не только выпить и вздремнуть, но и успеть пофилософствовать, вглядываясь в невиданную по мощи панораму, в самое синее в жизни небо…

 

Маршруты Делюков на Бюэ - красным

 

 

Итак, с третьей попытки, 22 сентября 1770 году братья Делюк, в сопровождении местного охотника Бернара Помэ достигли вершины Мон Бюэ. Через 2 года они повторили своё восхождение вместе с молодым женевским пастором Жаном Дентаном. На этот раз был выбран другой путь подъема, впервые в истории альпинизма на гору появилось два разных маршрута. Восхождение не прошло без происшествий. На приюте опять же по вине местного жителя был сломан термометр. И все поразились отчаянному крику старшего Делюка, когда он это увидел. Какая же это была трагедия!

Вскоре в жизни Делюков наступили большие перемены. В Женеве наступает кризис, политический и финансовый, который больно бьет по всему их семейству. Торговля стагнирует. Кризис начинается в часовой отрасли. Затем он проявляет себя в текстильной отрасли, за которую в семье нес ответственность Жан-Андрэ. При этом консерваторы, стоящие у власти, усиливают политические репрессии. Бороться с обстоятельствами? Но это значит отказаться от научной деятельности. Но можно ведь и просто уехать!

 

Гигрометр Делюка, книга и экспонат

            

И Жан-Андрэ Делюк решает покинуть родной город. Он отправляется сначала в Париж, а потом, откликнувшись на выгодное предложение, в 1773 году (в возрасте 46 лет) ученый перебирается в Англию. Там Делюк становится придворным ученым, преподавателем и советником королевской семьи. И на туманном Альбионе проживет еще 43 года, переживая периоды приближения и удаления, в целом в благополучии и уважении. Постепенно меняются и направления и направления научной деятельности. Он уходит в ее высшие сферы, в так называемую космогонию. Понять и объяснить строение Вселенной, примирить науку и религию, результаты опытов и библейские тексты – задача глобальная и неподъемная, но логичная для умудренного опытом ученого мужа. Может быть, по этому пути пошел бы и Соссюр, но Женева попала под каток революций, а сам он прожил намного меньше Дюлака. Хотя, в научном плане философские взгляды двух ученых разошлись очень резко. Для Соссюра религия и наука – совершенно разные сферы, и библейские мифы не требуют научных подтверждений. Вопрос не в том, был ли Всемирный потоп, а в том, что не обязательно искать его следы во всех геологических пластах.

Жан-Андрэ Делюк, рассматривая с вершины Бюэ склоны Монблана, пытался проложить логичный путь к его вершине. Мечта, может быть, и была, но ничего конкретного по ее реализации сделано не было. Не судьба. Всё оставлено для следующего поколения, которое уже было видно в лице Соссюра и Бурри.

Марк-Теодор Бурри (1739 - 1819) был тем, кто совершил третье восхождение на Мон Бюэ. Причем, сделал это по новому маршруту, из долины Шамони. Этот выдающийся человек вполне заслуживает звание «первого альпиниста в истории». Ходил в горы и совершал восхождения он не с научными целями, а прежде всего, из-за любви к горам. В его активе 50 сезонов альпийских походов, выпущенные сотнями экземпляров книги и статьи, уникальные картины и рисунки, вполне заслуженное звание «летописца Альп», подтвержденное тремя или четырьмя монархами.

 

Слева - едиственный сохранившийся портрет Бурри, это автопортрет. Похоже он рисовал свой идеал. Есть многочисленные словесные описания, которые не сходятся с такой картинкой. Справа - прямой потомок Марка-Теодора, доктор, авторитеный специалист в своей области, Блэз Бурри. Он здесь очень похож на описания внешности своего пращура.

 

       

 

 

Бурри не принадлежал к число привилегированных «граждан», женевских патрициев. Но будучи очень активным человеком, не мог не быть вовлеченным в политическую жизнь. На стороне либералов, разумеется. После изгнания из города Руссо и запрета его книг, он вполне мог попасть под жестокие репрессии, лишиться работы, а то и попасть в заключение. Но почему-то вышло наоборот, в 1768 году Бурри получает престижную должность – певчего (кантора) в главном соборе Женевы (Св. Петра). На этой должности он остается почти до самой смерти, пережив каким-то чудом все катаклизмы политической жизни. Денег эта должность много не давала, но зато Марк-Теодора знали буквально все в городе и окрестностях. Что способствовало его заработкам как художника и журналиста. Хотя зажиточным гражданином Бурри так никогда и не стал.

К тому времени Бурри уже много путешествовал по Альпам, первый раз решился на это в 1861 году. В начале лета 1775 года он вместе с командой Соссюра поднялся на приют Ле Фонд, с которого стартовали Делюки. Восхождение не было в планах академика, изучавшего геологию района. А у Бурри появилась мысль, он захотел подобраться к этой горе с другой стороны. Для этой цели он в конце августа приехал в долину Шамони, поднялся в Валорсин, расспросил местных жителей, походил по окрестностям. Никто имени Бюэ не знал, а похожая гора в верховьях долины Берар называлась местными «Мортин». Проводников Бурри не нашел и принял уже решение ехать в Сикс, подниматься по пути Делюков и спуститься потом в долину Шамони. По дороге вниз, в Лез Уше он встретил местного пастора, который ранее служил в Валорсине. Тот убедил Марка-Теодора вернуться и порекомендовал ему в качестве проводника Пьера Бозона.

 

Mont Buet и La Table du Chantre. Путь Бурри

 

 

 

На следующий день они поднялись по ущелью Берар и оттуда на плато, которое в честь Бурри сейчас носит название La Table du Chantre «стол кантора». С маршрутом восхождения вроде бы разобрались, но погода испортилась, туман закрыл от них гору, от дальнейшего подъема пришлось отказаться. Бурри решил вернуться в Женеву, и добрался до гостиницы в Саланше. На утро он обнаружил совершенно ясное небо и решил срочно вернуться. Восхождение было успешно совершено на следующий день. Таким образом Бюэ стал первой вершиной, восхождение на которую было совершено с двух сторон и по трем маршрутам.

Монблан с пика Бюэ, при таком прямом взгляде, маршрут кажется более крутым, чем есть на самом деле…

  

 

 

После 1760 года Соссюр делает научную карьеру, становится академиком, авторитетным ученым, женится, растит детей, путешествует по миру. И только начиная с 1774 года, он начинает планировать и осуществлять ежегодные летние экспедиции в Альпы.

И в 1776 году Соссюр вместе с гидами Пьером Симоном и Пьером Бозоном поднимается на Пик Бюэ, по пути братьев Делюк. На восхождении проводится ряд научных опытов, делаются измерения и зарисовки. Гора поражает ученого – это самая наглядная иллюстрация для его геологической теории пластов. Но и как панорамный пункт. Спустившись, он делает заказ Бурри на панораму для своей книги. И в тот же год певчий-художник поднимается на вершину и зарисовывает вид на 360 градусов. Это одна из ключевых панорам в книге де Соссюра. В письме Бурри рассказывает о нечеловеческих условиях, в которых это делалось. Холод и ветер заставляли художника несколько раз спускаться к скалам, чтобы согреваться и возвращаться обратно. Так или иначе, панорама получилась удачной, хотя подписи к ней не всегда были правильными.

 

 

 

 

 

Этими восхождениями завершается определенный этап в истории альпинизма. Этап предшествовавший первому восхождению на Монблан, рождению альпинизма.

А Мон Бюэ получил прозвище «Монблан для дам» и был популярен еще достаточно долго. Особенно, когда в окрестностях Сикса находилось имение Сэра Альфреда Уиллса, одной из самых фигур «Золотого века» альпинизма. Но постепенно эта гора ушла в тень, как бы говоря, я своё дело сделала, дайте спокойно отдохнуть!

 

 

 

Автор в районе вершины

 

Мон Бюэ с северо-востока

 

 

   С уважением, Александр Ельков

Килиманджаро: точка невозврата. (Экспедиция Валерия Розова. Взгляд изнутри, Часть 3)

Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о четвертом и пятом днях африканского путешествия.   7 февраля Barranco Camp, 3950 метров ... читать больше

Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о четвертом и пятом днях африканского путешествия.

 

7 февраля

Barranco Camp, 3950 метров

Arrow Glacier Camp, 4800 метров

 Спать уже невозможно – почти у всех высотная бессонница. Выйти погулять из палатки тоже не очень хорошая идея – холодно и ничего не видно, лагерь на ночь накрывает облаками. Утро тоже не сулит ничего хорошего. А оно уже настало. Потихоньку все выбираются из палаток, нехотя завтракают – аппетит на такой высоте ушел вместе со сном. К семи утра выглядывает солнышко, и Денис готовится сделать эпохальный кадр – длинная вереница спортсменов и портеров на фоне гор – под полсотни человек, говорящих на разных языках. Кадр строится около получаса, но в итоге получится, а к Денису на оставшееся время прилипает прозвище «Бондарчук», в честь Бондарчука-старшего с его батальными сценами из «Войны и мира».

 

Все, потянулись вверх. Первый час пути нас еще сопровождают древообразные дендрокрестовники килиманджарские – то ли деревья, то ли трава, но точно – самые большие цветковые на Земле. Почти все сделали по селфи на их фоне. Еще минут десять, и мы вошли в тоскливую зону чахлых вересковых лугов. Небо заволокло противным туманом, вернее, мы вошли в облако. Все шутки и разговоры уже давно позади. Медленно передвигая ноги, идем вверх, периодически останавливаясь, чтобы успокоить дыхание. Никаких мыслей. И так час. Потом еще час. Потом еще. Потом просто сбиваешься со счета. И вдруг в просвете облаков вижу желтые палатки лагеря. Ура!!! Из последних сил делаю рывок вперед и вдруг вижу вдали яркие пятна курток Розова с командой – они ушли выше и левее оазиса. О, нет! Это оказался лагерь Lava Tower, находящийся на высоте 4642 метра. Мы же идем в лагерь Arrow Glacier, который на 152 метра выше по вертикали, и, наверное, километра на два дальше по горизонтали. И главное, он стоит на небольшой площадке у подножия почти вертикальной километровой стены Western Breach, с которой и собирается прыгать Валера.

 

Лагерь на меня производит жутковатое впечатление – с одной стороны стена, с другой – обрыв. Остаток светового дня с ужасом наблюдаю за сбором штурмовой группы, которая в 3 часа утра должна уйти наверх. В баулы и рюкзаки укладываются веревки, карабины, закладки, ледорубы, кошки и еще куча неизвестного мне альпинистского снаряжения. Ко мне подходит док и объясняет, что наверх уже идем по-серьезному, в высотных горных ботинках и альпинистских шлемах, тут часты камнепады. Опять же выходим ночью, потому что риск камнепада меньше – камни прихвачены льдом. А вот с восходом солнца все будет похуже. Лихорадочно пытаюсь найти доводы, чтобы с большей частью группы спуститься в нижний лагерь, куда будет приземляться Валера. Никто их особо не слушает, так как все заняты главной целью – подготовкой к прыжку. Для меня они все уже давно не люди и даже не герои, а супергерои. Все они уже бывали на Эвересте, некоторые – не по разу. Все их мысли сосредоточены на небольшой точке примерно на километр выше нас, откуда можно будет стартовать Валере. Я же сосредоточиться на ней не могу, мне страшно как никогда в жизни. Я никогда не ползал по таким скалам. Я никогда не был на такой высоте. Сутки я уже ничего не ел, пью только сладкий чай. Даже от мысли о еде сильно тошнит. На плохо слушающихся ногах медленно иду в палатку, к Денису, который откровенно радуется, что снимает приземление Валеры с нижнего лагеря и ему не надо лезть на самую верхушку Килиманджаро. Почти физически пытаюсь замедлить время до выхода, оттянуть это испытание.

 

8 февраля

Arrow Glacier Camp, 4800 метров

Camp in Crater, 5700 метров

 

Вряд ли у меня когда-либо был более беспокойный сон, если он действительно был. В три часа ночи в лагере начинается движуха, все встают, кто может – завтракает, термосы наполняются горячим чаем. Просто влезть в штурмовую одежду и горные ботинки представляет проблему – такое ощущение, что пробежал километров пять, воздуха катастрофически не хватает, сердце выскакивает из груди. Доктор перед выходом измеряет компактным прибором у всех пульс и содержание кислорода в крови. Дело в том, что мы находимся в точке невозврата – если на стене или выше кого-то прихватит горная болезнь с отеком мозга, никто уже не поможет. Вертолетов нет, и на руках спустить не успеют. Этот экспресс-анализ - моя последняя надежда, вдруг что-то сбойнуло, и меня оставят здесь. «Почти как у космонавта» – говорит Ларин и впервые для меня эта фраза звучит как приговор. Через минуту начинается суета – не хватает одного члена штурмовой группы, нашего украинского горного гида Жени. Но вот доктор выдергивает его из палатки. Женя стоит весь мокрый, с безумным взглядом, не в состоянии связать и пары слов. Я первый раз в жизни вижу «горняшку», причем в ее худшем варианте, с началом отека мозга. Доктор заставляет Женю проглотить какое-то лекарство, на него напяливают куртку и спешно с парой портеров отправляют вниз. Это приключение отнимает у нас почти два часа времени. Я нахожу минутку и подхожу к Розову.

 

«Валера, у нас в группе уже потери. Может, чтобы не создавать проблемы и не быть обузой, я буду ждать вас в точке приземления? Для статьи я впечатлений уже поднабрался». Розов смотрит на меня слегка отсутствующим взглядом: «Настя Заславская из Red Bull сказала, что ты должен подняться на самую вершину. Значит идешь. Мы тебе дадим персонального гида». Это конец.

 

Я выхожу чуть позже штурмовой группы. Рассвет застает меня метрах в ста от лагеря. В смысле, лагерь находится в ста метрах ниже. А я на той самой стене Western Breach, которая прямо сейчас начнет подтаивать. А я преодолел всего 10% пути, причем самого легкого. В памяти всплывают факты об этом месте. Например, что Western Breach пережило несколько больших камнепадов, один из которых разрушил хижину Arrow Glacier Camp, а последний в 2006 году убил трех человек. Вернее, обо всем этом я вспомню позже. А на самой стене после взгляда вниз у меня началась паника. На высоте 5 километров и так каждый шаг дается с трудом. Я делаю четыре шага траверсом или один вверх и потом минуту восстанавливаю дыхание. А при панике дыхание не восстанавливается, и кислорода начинает катастрофически не хватать. Начинаешь дышать чаще, и задыхаешься еще больше. Единственный выход – вообще ни о чем не думать и не смотреть вниз. Вверх – тем более. Я показываю своему гиду, все, я – не герой, я – сдался, спускаемся вниз. Гид говорит одно из немногих слов, которые он знает по-английски – «импосибл». У нас нет веревок, и вниз спуститься невозможно. Уже невозможно. Мне рассказывали о похожих восходителях, которые со стенок звонили в панике в Москву с просьбой снять их со стены за любые деньги. Сейчас история мне не кажется смешной, я и сам уже давно бы позвонил. И заказал бы спасательный вертолет за любые деньги, взял бы кредит. Только здесь телефон не ловит. И спасательные вертолеты не летают. В памяти всплыла фраза жены, которая, узнав куда я собираюсь, сказала: «Саша, ты не герой, ты – дурак!».

 

Мой гид советует единственный выход, наверх. Главная фраза на суахили в ближайшие часы: «Поли-поли», что по-нашему: «Медленно-медленно». Шаг наверх, минуту восстанавливаешь дыхание. Левой рукой за один выступ, правой еще за одну зацепочку, и рывком еще на полметра. И вниз ни за что не смотреть. И так час за часом. Главное – никаких мыслей в голове, а то сразу накатывает паника. Потому что здравая логика подсказывает – ты не дойдешь. Тем не менее, когда каким-то чудом пройдены две трети пути, она накатывает. Потому что мы зависаем на гладкой вертикальной стене, и я не могу зацепиться ни за что. «Все, – показываю своему гиду, – дальше не могу. Точно не могу». Медленно-медленно сползаю вниз на микроскопическую полочку и замираю там. Гид думает некоторое время, и ловко, как геккон, по почти вертикальной стенке исчезает где-то наверху. Сил нет ни на что, и я просто стою, прижавшись к стене. Пять минут, десять, пятнадцать. Но вот сбоку появляется мой спаситель и показывает, что если спуститься метров на десять вниз, то там есть альтернативный проход. О, я все еще живой.

 

Я залез наверх, на высоту 5700 метров через восемь часов после начала. Пройдя еще за час около километра по дну кратера до лагеря я упал в палатку, выставив ноги наружу, и два часа собирался с силами снять ботинки. После того, как снял, еще час восстанавливал дыхание. Потом выглянул из палатки. От нашего лагеря до собственно вершины еще 195 метров почти вертикально вверх. Когда сил нет совсем, это кажется бесконечно далеко. И вот по этой заснеженной стенке медленно спускаются маленькие фигурки. Это и есть наша штурмовая группа. Я понимаю, что пока я приходил в себя, лежа три часа в палатке, Валера с тремя товарищами поднялся на эти двести метров, потом по отвесной стенке спустился на веревках еще на двести-триста метров, потом опять поднялся и сейчас опять спускается. То есть я это знаю. Но понять, как это можно сделать, я даже не представляю. Это не люди. Это сверхлюди. Сверхчеловеки.

 

Текст: Александр Грек

 

Первоисточник: http://www.nat-geo.ru

  

Промозглое утро в Barranco Camp 3950. Никто не хочет покидать палатки.

 

 

Массовая туристическая тропинка на Килиманджаро. По нашему же пути в ближайшие месяцы не ходил никто.

 

 

 

На подходе к лагерю Arrow Glacier Camp 4800 пейзажи уже больше напоминают безжизненную каменистую пустыню.

 

 

 Одна из немногих форм жизни на высоте 5 км – разнообразные лишайники.

 

 

Непременный утренний ритуал – измерение содержания кислорода в крови. На заднем плане наш фотограф Томас, чьи мозолистые пальцы прибор отказывался пробивать.

 

 

За этот эпический снимок наш фотограф Денис Клеро заработал себе прозвище «Бондарчук».

 

 

По пути на Arrow Glacier Camp 4800.

 

 

 На первый взгляд – не очень бодрые старикашки. На самом деле – люди из стали. Слева направо: Сергей Ларин, наш высотный доктор, был на Эвересте 4 раза. Александр Ручкин, заслуженный мастер спорта по альпинизму. Сергей Краско, горный гид. Всем уже давно за 50.

 

 

Arrow Glacier Camp 4800. Мы уже выше облаков.

 

 

Квадрокоптер с видеокамерой производил на наивных танзанийцев завораживающее действие.

 

 

Спальный мешок – самое комфортное место на Килиманджаро.

 

 

Тревожное утро перед штурмом Western Breach.

 

 

3 часа утра. Уточняем маршрут.

 

 

Arrow Glacier Camp 4800.

 

 

Arrow Glacier Camp 4800.

 

 

Альпинистское оборудование производило на меня угнетающее впечатление.

 

 

На Western Breach выдвинулись ночью, пока лед крепко держал камни.

 

 

 Килиманджаро. Вот именно эту стенку Килиманджаро нам и предстояло штурмовать. А Валере еще с нее и прыгать.

 

 

 

 

 

Автор фотографий: Денис Клеро

Из дневника тувинских альпинистов "Эверест- 2014"

  “5 ВЫСОЧАЙШИХ ВЕРШИН - 5 МАТЕРИКОВ” - заметки о восхождениях команды тувинских альпинистов ветеранов Маадыр-оола Ховалыга и Марианны Кыргыс на высочайшие вершины Европы, Африки, Южной и Северной Америк, Австралии. ... читать больше

 

“5 ВЫСОЧАЙШИХ ВЕРШИН - 5 МАТЕРИКОВ” - заметки о восхождениях команды тувинских альпинистов ветеранов Маадыр-оола Ховалыга и Марианны Кыргыс на высочайшие вершины Европы, Африки, Южной и Северной Америк, Австралии. Презентация книги состоялась месяц назад. Представляем отрывок, посвященный Эвересту, священной для тибетцев Джомолунгме - Божественной (qomo) Матери (ma) жизни lung ветер или жизненная сила, названной так в честь богини Шераб Чжаммы.

 

 

 

18 апреля 2014 года рано утром над Базовым лагерем (5300 м) Эвереста со стороны Непала прогремел раскатистый гром. Весь лагерь был разбужен, альпинисты повыскакивали из палаток и устремляли свой взгляд на ледник Кхумбу. Они, повидавшие на своем веку немало трагедий, нутром чувствовали, что произошло нечто ужасное. Действительно, в то раннее утро, в 06.30 ч. между ледопадом Кхумбу и первым лагерем на 5800 м сошла ледовая лавина, которая накрыла 18 шерпов. Они натягивали перила, устанавливали лестницы. В том Базовом лагере, расположенном на холмах ледниковой морены находились Марианна Кыргыс и Лейла Албогачиева. Обе были педагогами — преподавателями русского языка...

 

Марианна на этот раз одна представляла свою команду. В этом году Тува отмечала — 100-летие единения Тувы и России, надо было поднять государственный флаг Республики Тыва над высочайшей вершиной мира – Эверестом. И она совершила отчаянный шаг — взяла кредит в банке и через непальскую фирму Мингмы Шерпа «7 summits Adventure» получила разрешение на восхождение на Эверест с юга.

После 8-дневного треккинга из Луклы они с шерпом прибыли в Базовый лагерь Эвереста, представлявший собой хаотичное нагромождение ледовых морен. С четырех сторон его окружали незнакомые горы, отдававшие холодом. По сравнению с ним Базовый лагерь со стороны Тибета казался Марианне рукотворным, цивилизованным. Она занесла свой большой и маленький, штурмовой рюкзаки в двухместную палатку с надписью «Kailash», предназначенную для одного восходителя. Шерп звал ее на обед, но Марианна не спешила. Достала связку дощечек для обряда «Сан салыр». Их заготовил Маадыр еще в Кызыле, и в Шереметьево в спешке передал ей вместе с артышом – можжевельником. Она нашла плоский камень и заложила костерок. Подошел ее шерп и начал с интересом наблюдать обряд поклонения Горе.

Марианна Кыргыс – первая тувинка, поднимавшаяся на 5 вершин мира, член тувинской команды “7 вершин мира”

 

 

 

Когда небольшой костер разгорелся, Марианна положила на него артыш, топленное масло и ячменную муку – далган. Часть молока налила в кружку и ложкой стала разбрызгивать его: сперва в сторону Эвереста, потом во все стороны света. Она приговаривала:

«Могучая Гора Эверест, Богиня-Мать мира, прими белое, как твои снега и ледники молоко. Мы знаем, что твой нрав бывает добрым, бывает и крутым. Будь добр, будь снисходителен к нам – альпинистам, которые хотят посмотреть мир с твоей высоты! Дари нам ясную, безветреную погоду во время штурма. Могучая Богиня-Мать Мира, дай нам удачу, возможность возвращения домой, к детям своим в полном здравии! Мы до скончания века своего будем поклоняться тебе, великая Богиня-Мать!»

Будущие эверестовцы, совершив за 7-8 суток треккинг из Луклы в Базовый лагерь , в первую же очередь в лагере стали знакомились друг с другом. Марианна ахнула: она оказалась в команде, в состав которой вошли альпинисты чуть ли не с половины света: японка Сузуки (Yachigo Suzuki), австралиец Вильям (William Sayer), пакистанец Мирза (Mirza Ali), румын Алекс (Alex Gavan), иранец Мехди (Mehdi Gholipour) , американец Чейз (Chase Lochwiller), перуанец Виктор (Viktor Rimuc), англичанка Мелани (Melanie Southwonth) и китаец Чжан. Кроме них, двое русских с Казахстана. Один из них — бывший военный Юра, а другой — молодой парень Гена, по его словам, «золотой ледорубец».

Марианна сперва очень обрадовалась, что есть свои люди, можно с ними на русском поговорить обо всем. Оказалось, она глубоко ошиблась: гид с Хан-Тенгри Гена с первых дней начал зло подшучивать над ней. Старший по возрасту Юра то и дело удерживал его от неэтичного поведения. Но Марианна не расстроилась. К ее радости, гидом оказался Майла Шерп (Maila Sherpa) – прошлогодний проводник Лейлы, имевший очень большой опыт восхождений на Сагарматху-Эверест.

За 50 лет на Эвересте побывали более 2500 альпинистов во всего мира. Более 200 человек погибли от недостатка кислорода при восхождениях и спусках, в лавинах, от обморожений и сердечной недостаточности. К сожалению, даже самое дорогое и современное снаряжение не может гарантировать полной безопасности, ну и, конечно же, не может исключить внезапные снежные ураганы, сметающие всё на своём пути. Фото lifeglobe.net

Во время ужина в кают-компании члены команды стали интересоваться друг у друга о восхождениях. Все они были отличными скалолазами: многие стенные маршруты Альп, Памира, Хан-Тенгри, Анд, Гималаев-шеститысячников были ими пройдены. Сузуки Яруо в прошлом году дошла до 8500 метров Эвереста. Иранец Мехди Колипойя побывал на памирских вершинах: пик Коммунизма, пик Победы.

Молодой перуанец Виктор Римук из-за нехватки денег не смог нанять ни шерпа, ни приобрести 4 кислородных баллона, необходимых для штурма. «Я не претендую на бескислородный рекорд, обстоятельства так сложились», — как бы, оправдываясь, говорил он. Но у него на счету были латиноамериканские вулканы: Орисабо (5636 м), Котопаки (5900 м), Охось дель Саладо (6882 м).

Англичанка Мелани называла стены Маттерхорна, Пти-Дрю на Альпах и еще какие-то семитысячники. Казахстанцы, понятно, Памир, Тянь-Шань, Хан-Тенгри (7010 м) – это их родные горы. Пакистанец Мирза Али и в прошлом году здесь был, помог взойти первой в истории пакистанке взойти на Эверест. Он, оказывается, знал Лейлу Албогачиеву. Румын Алекс Галан побывал на пяти восьмитысячниках, притом без кислорода. И сейчас он шел на вершину без кислорода. До поры, до времени он этим гордился, выставлял себя. Только по приходу австралийца Эндрю Лока он умолк и притих.

Когда команда поинтересовалась у Марианны взятыми ею вершинами, то при слове «Мак-Кинли», в кают-компании пронесся гул удивления и восторга – никто пока не был на нем. Только Гена вставил без эмоций.

— Был я на Мак-Кинли.

— А почему не взошел? – спросил Юра.

— Силы не рассчитали, — вздохнул он. И продолжил, – На «7 вершинах», кроме Эвереста, все вершины легкие.

«Ничего себе! – подумала Марианна. — На Мак-Кинли еще не взошел и такое говорит. Неизвестно, ведь, он может еще не взойти на него. Конечно, он молод, сил да и техники ему не занимать, но как говорится: «Не говори «гоп!», пока не перепрыгнешь».

Маадыр-оол Ховалыг, Член Союза писателей России, член Союза журналистов России, руководитель команды тувинсикх альпинистов “7 вершин мира”

 

 

 

Иранец Мехди и пакистанец Мирза, оказалось, знали многих российских альпинистов. Называли их имена, фамилии, среди них и Владимира Шатаева. Марианна обрадовалась таким обстоятельствам и рассказала им о ее встречах с живой легендой российского альпинизма, с Шатаевым. Они, в свою очередь, очень сожалели, что погиб их знакомый Алексей Болотов.

 

С первых минут встречи Марианна поняла, что с глубоким уважением относится к японке Сузуки Ячико. Японок— альпинисток она встречала и на Памире, и на Аляске, но вот только видела с расстояния. А сейчас с представителем островной Японии придется жить бок о бок почти два месяца. Вечером, при свете налобного фонаря, делая записи прошедшего дня, она невольно ойкнула, поняв причины своего душевного расположения к Сузуки.

Так ведь, первой из женщин в мире на Эверест взошла японка Юнко Табей! Это произошло в мае 1975 года. А второй оказалась буддистка из Тибета Пхантог, она опоздала всего лишь на 11 дней. Юнко Табей и ныне в добром здравии проживает в Токио. И самая старшая по возрасту среди женщин тоже японка — Тамае Ватанабе. В 2012 году Марианна встретила ее, 73-летнюю будущую рекордсменку мира на тропе лагеря со стороны Тибета.

«Почему японки самые лучшие альпинистки в мире»? Япония – морская страна. Понятно, цунами, штормы – их стихия. Там и гор-то высоких нет, кроме конической формы Фудзиямы, что ниже тувинской Монгун-Тайги на 200 метров. И климат там теплый, а если выпадет снег, то только в виде экзотики природы, можно сказать.

Японки – маленькие, с хрупким станом и очень женственные. Такие никак «не остановят коня на скаку». Но в горах они преобразуются — с их внутренней силой, выносливостью никакая женщина не может поспорить. В конце концов Марианна пришла к выводу, что часть тайн альпинисток-японок можно узнать, если с Сузуки идти на вершину, на Эверест. В Базовом лагере внутренний мир человека очень сложно узнать. Вот Сузуки, хоть и маленькая ростом, пухленькая, да и ходит маленькими шажками, как, наверное, О Ын из Южной Кореи, которая первой в мире из женщин взошла на все 14 восьмитысячников. Сузуки, полная решимости взойти на Эверест, путь от Луклы до Базового лагеря прошла за 10 дней. Про ее шажки Майла смеясь, показывает на двух пальцах: «Пити-пити».

Юнко Табей – род. 22 сентября 1939г. Первая женщина, достигнувшая Эвереста и первая из женщин, завершившая проект “Семь вершин”

 

 

 

 

А в одно утро Сузуки действительно удивила Марианну своей японской ментальностью. Она пришла на завтрак в кают-компанию с дамской сумкой на плече. Ну, как будто гуляла по улицам Токио, а она действительно была токийкой. Сузуки чего только не вынимала из яркой сумки: туалетные принадлежности, фотокамеру, планшет, MР3, спутниковый телефон, зарядные устройства, фотоальбом с прошлогодними фотографиями. Сперва намазала на свое пухленькое лицо и губы солнцезащитным кремом + 90, потом связалась с родиной по спутниковому на японском, через скайп показала членов команды в кают-компании и затем предложила посмотреть фотографии прошлогодней неудачной экспедиции.

А днем Сузуки, сидя на складном матерчатом стуле, не спеша что-то штопала. Эта была какая-то идиллия. Вокруг дышащие холодом ледниковая морена, островерхие пяти-шеститысячники и хрупкая женщина среди них, которая чувствовала себя как в родном бамбуковом жилище.

Марианна только здесь увидела и поняла, как люди основательно готовятся к Эвересту. Брали они с собой не только альпинистскую, но и обычную одежду, свои традиционные продукты питания. У всех были спутниковые телефоны, компьютеры последних марок, планшеты, фотоальбомы, электронные книги. Долгими вечерами в кают-компании они показывали слайды и видео прошлых своих восхождений. Слушали классическую музыку на МР3, читали электронные книги.

А вечерами кают-компания превращалась в пресс-центр какого-нибудь мирового форума. Иностранцы включали компьютеры, планшеты, монтировали презентации и видео прошедшего дня. Передавали свежую информацию своим родным на родине. А молодой иранец Мехди утрами и вечерами звонил матери: «Хеллоу, мами!»

 

 

 

 

Одним словом, они старались создавать здесь свои родные, домашние условия. Из всего этого было видно, что они не жалели денег на Эверест. Марианна временами глубоко вздыхала. У нее из всего того только альпинистская одежда да снаряжение. Хорошо, что хоть взяла блокнотик, можно было длинными вечерами при свете фонаря писать о прошедшем дне.

Продолжение следует

Источник: http://asiarussia.ru/news/6475/

 

 

 

Килиманджаро: приключения продолжаются (Экспедиция Валерия Розова. Взгляд изнутри. Часть 2)

 Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о втором и третьем днях африканского путешествия. 5 февраля Старт: 8:00, Umbwe Cave Camp ... читать больше

 Главный редактор российского National Geographic Александр Грек недавно совершил восхождение на Килиманджаро. Публикуем впечатления Александра о втором и третьем днях африканского путешествия.

5 февраля

Старт: 8:00, Umbwe Cave Camp 2900

Финиш: 13:00 (я в 13:20), Barranco Camp 3950

Шли 5 часов, при норме 10 часов

Клятв, что больше никогда не пойду в горы – одна.

 

Спал плохо, поскольку палатка стояла не на ровной плоскости, а под небольшим наклоном, и спальный мешок постоянно скатывался вбок. Вспомнил, как в детстве мама, чтобы я не падал с кровати, подкладывала мне валик под матрас. Скрутил что-то похожее в середине ночи из флиски, и только с комфортом уснул, как подъем. Съедаю без аппетита омлет, собираю рюкзак. Сегодня мы должны преодолеть 17 км по горизонтали и чуть больше километра по вертикали. Стандартно этот переход занимает 10 часов. Ощупываю колени - и вперед.

Надо признаться, что в горы я полез не слишком здоровым. Ровно через неделю, как я подтвердил свое участие в проекте и мне прислали авиабилеты, у меня опухли колени. Врач в поликлинике меня не обрадовал: возрастной артроз коленных суставов. Предложили откачать жидкость и вколоть дьюралан. Помня любимое изречение моей мамы, врача по профессии, «там где начинается хирургия, заканчивается медицина», отказался. Решил попробовать альтернативное лечение, пропагандируемое моим отцом, бывшим спортсменом-легкоатлетом – увеличение нагрузки на суставы. И весь январь учил дочку кататься на горных лыжах. Опухоль помаленьку спала, ушла и боль. Отказываться от восхождения из-за колен не стал, это как признаться в своей недееспособности. Суждено остаться без колен, значит останусь без них. Первый день экстремальных для меня нагрузок колени пережили прекрасно. Надеюсь, что и дальше будет все в порядке.

Довольно быстро тропики уступают, если я правильно разбираюсь в географии, субальпийским лугам. Некоторое время мы еще двигаемся в причудливом редколесье – изогнутых невысоких деревьев, на которые будто набросали новогоднюю мишуру. Подошел наш экспедиционный доктор Сергей Ларин и дал ценный совет – не бежать за всеми, а медленно-медленно (по-танзанийски «поли-поли») идти вверх, следя за дыханием. «Если ты придешь в лагерь на час-два позже всех, этого никто не заметит, – заметил док, – а вот если ты не взойдешь на вершину...».

Через пару часов пути дошли до почти вертикального участка. Лет в четырнадцать я сорвался как раз с похожего участка, чудом оставшись жив. Я поклялся больше никогда не заниматься скалолазанием, и к тому же приобрел боязнь высоты. Второй раз я клялся больше ни разу не лезть на скалы лет пять назад, стоя на одном из красноярских столбов на подкашивающихся ногах. Третий раз я дал клятву как раз на вот этом участке. Правда, в отличие от моих красноярских приключений, я был экипирован получше, и мои трекинговые кроссовки adidas Terrex плотно держались почти на вертикальных камнях.

Стал помаленьку проясняться и состав нашей команды. Например, внизу мне не совсем было понятно, зачем брать в горы такую интернациональную команду операторов и фотографов: у нас они были из России, Германии, Турции и Грузии. На высоте под 4 километра многие вопросы стали отпадать. Каждый шаг дается с трудом, да и думаешь ты только о следующем шаге. Смотреть вниз страшновато, а наверх просто жутко, даже мысль о том, что ты идешь туда, вызывает тошноту. Пот льет ручьем, а сердце стремится выскочить из груди. И в этот момент мимо тебя как лошади проносятся наш немецкий фотограф Томас Сенф и грузинский оператор Ника Лебанидзе, чтобы метров за двести впереди выставить кадр и снять наш усталый героический караван, и снова умчаться вверх по склону. Ника и Томас - настоящие горцы, большую часть жизни проводящие в горах, и к тому же прекрасные профессионалы. Когда мы поднимаемся в очередной лагерь, на их наручных часах-компьютерах Suunto пройденный путь всегда оказывается на несколько километров больше, чем у остальных участников экспедиции.

Чахлые деревца постепенно сходят на нет, уступая место гигантским лобелиям – шишкообразным растениям под два метра из трогательного семейства колокольчиковых, и невероятным дендрокрестовникам килиманджарским – непонятным растениям от 2 до 5 метров, напоминающих колючих змеев горынычей со многими головами. Если верить справочникам, мы вступили в область вересковых пустошей. Птичьи голоса давно остались внизу, и нас навещают разве что грифовые вороны – мрачные огромные птицы с размахом крыльев более метра в диаметре. Кому как, а мне при взгляде на них в голову сразу приходится статистика, что каждый год при восхождении на Килиманджаро гибнет более десятка туристов. И это по простым трекинговым маршрутам. А мы идем непростым. Кстати, зачем?

Мысль надолго не задерживается в голове. Мы идем по самой нижней границе облаков – еще, кажется, поднимемся метров на сто, и будем уже идти в них. Вдруг тропинка становится горизонтальной и перед нами открывается ровная площадка, заставленная палатками – Barranco Camp. Мы дошли до него за пять часов, ровно в два раза быстрее нормы. Жизнерадостный док сообщает две новости, радостную и не очень. Первая – что мы проведем в лагере целые сутки, будем акклиматизироваться. Вторая – завтра мы все равно сходим наверх, а потом спустимся обратно в лагерь, это такая тактика быстрой акклиматизации. В лагере, кстати, довольно неуютно. Температура уже падает ниже +10 градусов, так, что ходить комфортнее в пуховых куртках. Главное сооружение лагеря, стоящее на возвышенности, – туалет. Самое большое путешествие – дойти до него. На большее сил не хватает, все сидят в палатках. И у нас первая потеря – наш турецкий оператор Чингиз сильно подвернул ногу. Вердикт доктора – наверх не идет. Ловлю себя на подловатой мысли – почему не я? Был бы приличный повод не идти наверх. Тем более, что именно сюда и должен через несколько дней прилететь Розов. И я увижу все снизу в полной красе.

Из лагеря уже хорошо видна вершина Килиманджаро и стенка, с которой Валера собирается прыгать. Он подолгу сидит на складном стуле, вооружившись лазерным дальномером, тщательно продумывая свой прыжок, иногда обсуждая разные маршруты выхода к точке старта – экзита – с петербуржцем Александром Ручкиным, заслуженным мастером спорта по альпинизму и белорусским альпинистом Сергеем Краско, с которыми ходил по этому маршруту пару лет назад. Мне же на эту стенку даже смотреть страшно, до тошноты.

Розов не похож ни на одного моего знакомого экстремального спортсмена. Он вообще ни на кого не похож, только на самого себя. Ни разу не видел, чтобы он повысил голос. Очень спокойная негромкая речь, но все ловят каждое его слово, и каждый хочет быть максимально полезен ему. Оно и понятно – мы все здесь только благодаря ему, и являемся частью его мечты. «Я не представляю, чем бы я мог еще заниматься, – говорит он мне. – Представляешь, тут я сам придумываю невероятную историю, какой еще не было в мире, а потом сам ее и воплощаю в жизнь!» Собственно, и нас в этой истории придумал он, и каждый участник этой экспедиции хочет только одного – не подвести Розова. Валера смотрит на вершину и оживает. «Ну представь, я впервые подумал о том, что можно прыгнуть с Килиманджаро 20 лет назад! Когда мы ходили здесь с Сергеем Лариным и моим братом, который был еще жив. Это, кстати, была наша последняя совместная поездка, через два месяца после возвращения он разбился. И все восхождение я его невольно вспоминаю. Это последнее место, где мы вместе были и зажигали вместе. Это очень значимое для меня место». Я люблю слушать Розова, мало кто может так рассказывать про свою страсть. «И тогда я подумал, кто-то, наверное, может здесь прыгнуть с парашютом. Тогда, 20 лет назад, мне и в голову не могло прийти, что это могу быть я. Тем не менее, идея эта постоянно крутилась в моей голове и лет пять назад я конкретно над ней стал думать. Смотрел фотографии, потом нашел возможность приехать на локейшн-чек, проверить все на месте, сходил нашим маршрутом, посмотрел вниз, как глубоко спускаться, как выглядит стена».

Розов ни на йоту не напоминает классический образ безбашенного экстремала, для которого жизнь – игра в русскую рулетку. Начнем с того, что он отличник – окончил школу с золотой медалью. И этот опыт перенес на всю жизнь – чем бы ни занимался, везде надо получить свою золотую медаль. Мастер спорта международного класса по парашютному спорту, двукратный чемпион мира по скайсерфингу, чемпион России по альпинизму, чемпион X-Games и т. д. Все свои акции в области экстремального спорта он тщательно, я бы сказал, педантично, планирует и готовит. «В экстремальной активности человеческий фактор в несчастных случаях является определяющим на 99%, – говорит Розов. – И чем тщательнее относишься к себе, к своим ощущениям, тем меньше оставляешь на случайность, и если ты выполняешь самые элементарные требования к себе и к своему снаряжению, то будешь в безопасности». В общем, если идти в атаку, так именно с таким лидером. Или на Килиманджаро.

 

 

6 февраля

Barranco Camp, 3950 метров

Утро уже не доброе – при попытке сесть в палатке на голову посыпался иней. Немного поели, и в горы. Задача – подняться почти до третьего лагеря и спуститься вниз. Ужас. Мыслей в голове вообще ни одной. Воспоминаний – тоже. Перед глазами только уходящая вверх тропинка. Знаете, почему со всех восхождений почти все кадры сделаны внизу? Сил нет держать даже фотоаппарат. Я свой облегченный Fuji тоже оставил в лагере, взяв с собой только флягу с холодным чаем и iPhone в качестве фотоаппарата. Никогда еще телефон не казался мне таким тяжелым. Наш фотограф Денис Клеро в палатке рассказывал мне, как при экспедиции на Эверест в верхних лагерях выкидывали из рюкзаков почти все, включая зубные щетки. Мысль выкинуть зубную щетку кажется мне разумной. Потом и эта мысль исчезает. Через несколько часов вернулись в лагерь. В моем дневнике в этот день появилась самая короткая запись: «Акклиматизация в Barranco Camp сходили на полпути к третьему лагерю и вернулись». Видно, даже знаки препинания дались не все. Завтра все будет еще серьезнее. Уйдем почти на 5 км.

 

Моя цель – вон там, наверху.

 

  

Первые часы после выхода из Umbwe Cave Camp пролегал через вот такие чахлые рощицы.

 

  

Пока еще все бодро.

 

 

Я где-то десятью минутами ниже.

 

 

Barranco Camp, 3950 метров. Десятью метрами ниже облаков. В ближайшей палатке я лежу без задних ног.

 

  

Главное здание лагеря, похожее на пирамиду, – общественный туалет.

 

 

 Вот эта шишка на фоне Килиманджаро – лигантская лобелия, от 3 до 4 км высоты одно из самых распространенных растений.

 

  

А это дендрокрестовники килиманджарские.

 

 

 

 

Источник : http://www.nat-geo.ru/

 

Шпицберген - Новое направление поездок Клуба 7 Вершин

Помните, как в сказке у Андерсена:"Да, там вечный снег и лед, чудо как хорошо! - сказал северный олень. Тампрыгаешь себе на воле по бескрайним северным ледяным равнинам! Там раскинут шатер Снежной королевы, а постоянные ее чертоги у ... читать больше

Помните, как в сказке у Андерсена:
"Да, там вечный снег и лед, чудо как хорошо! - сказал северный олень. Там
прыгаешь себе на воле по бескрайним северным ледяным равнинам! Там раскинут шатер Снежной королевы, а постоянные ее чертоги у Северного полюса, на острове Шпицберген!"

Вы готовы отправиться в сказку? Тогда вас ждут незабываемые ощущения!

Голландский мореплаватель Виллем Баренц открыл и нанес на карту архипелаг Шпицберген или "Остроконечные горы"



Русские поморы называли его Грумантом, думая, что это Гренландия, а норвежцы называют его Свальбард или "Холодный край".
Лонгиир - норвежская столица архипелага.

Побывать в Арктике на 78 - 79 градусе северной широты и познакомиться с людьми, влюбленными в это удивительное место, которые считают его самым прекрасным на земле, а также прикоснуться к разноцветным ледникам, увидеть северное сияние, выпить живого пива из самой северной пивоварни и сделать еще много всего интересного. Сегодня это стало реальностью!



Это край вечных снегов, ледников, чистейшей воды, чудесного воздуха и нетронутой природы.

 

Каждая бухта, мыс, зимовье, избушка может рассказать длинную историю существования и освоения Арктики. Очень много неизученного и неразгаданного остается на этой земле, и вы сможете сами прикоснуться к этим тайнам.
Здесь переплелись государства и национальности. Викинги, поморы, голландцы, китобои, русские, норвежцы....

В настоящее время на архипелаге действует угольный рудник в Баренцбурге.

В Пирамиде и Груманте рудники законсервированы. Пирамиду считают одним из самых красивых и живописных мест на Шпицбергене. Поселок так назван из-за окружающих его гор пирамидальной формы.

Здесь живет медведей больше, чем людей. У нас была великая мечта встретить белого медведя, но мы увидели лишь его след.

Более 300 км было пройдено нашей дружной командой на снегоходах, самым здесь востребованным транспортным средством.
А временами кромешная тьма и снежная метель еще больше навевали сказку в наше путешествие по бескрайним замерзшим фьордам и озерам, на пути к вечным разноцветным ледникам. 

Арктика! Об этом можно продолжать мечтать! А можно мечту приблизить к реальности!
Присоединяйтесь в наши туры на Шпицбергене! В ближайшее время программы появятся на сайте.