+7 495 642-88-66

Из дневников Ирены Харазовой. День четырнадцатый. "Назад в будущее". ВИДЕО

И дембельский аккорд по возвращению домой. День четырнадцатый. "Назад в будущее". Возвращение было молниеносным. Благодаря Василию Шахновскому,который организовал и подарил нам космическую логистику, мы менее чем за сутки после прибывания ... читать больше

И дембельский аккорд по возвращению домой.

День четырнадцатый. "Назад в будущее".

Возвращение было молниеносным. Благодаря Василию Шахновскому,который организовал и подарил нам космическую логистику, мы менее чем за сутки после прибывания на высоте 4884 метра оказались в цивилизации. В 5:30 утра нас забрал вертолёт, и не успев собрать все вещи, мы запрыгнули в него . Было как в американском боевике, только не когда высаживается десант, а когда ретируются с поражённой радиацией земли.

Жалко, что я не увидела больше своих корешей папуасов, чтобы передать им набитый рюкзак вещами, которые я обещала подарить. Уж не знаю отдаст ли им повар.

В Тимике ничего примечательного не произошло. Сходили на ужин. Я воплотила свои пищевые фантазии в реальность. Говорят, на том свете чревоугодников наказывают, тем, что они, издыхающее от голода, сидят напротив пиршеств и наблюдают за тем, как исчезают наиболее любимые ими при жизни яства :) видимо мне будет обеспечено сразу несколько кресел в самых козырных местах партера. Сходила ещё на местный базар, купила несколько шикарных сувениров. Торговалась не на жизнь, а насмерть. А он мне скинул 5 долларов, при том, что ни одного туриста и все товары затянуты от длительности лежания паутиной.

 

Купила эту птицу, в которой вы уже меня видели, купила огромную раковину, каких-то архи размеров и всяких ненужных никому сувениров.

Опять-таки благодаря Василию мы оказались на следующее утро в Денпасаре.

80% нашей группы поменяли билеты и уехали в ночь прилёта.

Я ещё побыла денёк на Бали, и полетела в Бангкок.

Старая я стала... когда это было в моей жизни, чтоб я в чужом городе, не в какой-то там Гааге или Эдинбурге, а в самом Бангкоке (!) пошла бы спать в 23:00. Должна была бы полностью облазить все злачные места, что наметила заранее и за сутки отжать максимум от города. А тут ... в 23:00 и уже в койке.

А ведь страшная штука эти годы.

Так быстро все закончилось в этот раз, что я даже не осознала как это было.

А теперь про завершение "7 вершин".

Сказать, что я жила все эти годы этой мечтой, никак нельзя. Я просто жила и знала, что раз в полгода меня ждёт одно из приключений.

А теперь, когда все закончилось кажется будто это был смысл 5 лет.

А чем же я жила до гор?:)

 

 

Лютая тоска.

Придумывать "снежного барса" или недосягаемую для меня программу длинною в жизнь "14 восьмитысячников", наверное, сравни бегству от себя. Потому, что "7 вершин" пришли просто так, как-то не сознательно, вот так случайно ворвались в мою жизнь. А сейчас искать сложный аналог, это как про Париж: "поехала за новой жизнью в Париж, но забыла, что взяла себя с собой".

У психологов как-то унизительно этот феномен звучит, типа "невозможность жить в реальности".

Но ,все-таки, если бежать, то в направлении Тянь-Шаньский регион или на Памира:)

Но это теперь только летом, есть время на изучение этого вопроса :)

Ладно, окунусь в свою обыденную жизнь, и придумаю может что-нибудь интересненькое.

Всем удачи, на любых поприщах!!!

 

Видео с восхождения. Ну, а это та самая пропасть....

 

 

Горы книг. Лауреат и номинанты Бордмен-Таскер. Плюс две наши книги и одна новая польская, и ещё одна к печальной новости…

По традиции перед началом кинофестиваля в Кендале был определен победитель ежегодного конкурса книг имени Питера Бордмена и Джа Таскера - Boardman Tasker Award for Mountain Literature 2016.  Победителем стал Саймон Маккартни и его ... читать больше

По традиции перед началом кинофестиваля в Кендале был определен победитель ежегодного конкурса книг имени Питера Бордмена и Джа Таскера - Boardman Tasker Award for Mountain Literature 2016.  Победителем стал Саймон Маккартни и его книга The Bond (связка).

 

Номинанты:

 

 

Речь идет о событиях конца 70-х годов. Молодой Саймон был исполнен альпинистского энтузиазма. После успешного прохождения Северной стены Эйгера, он обретает уверенность в себе и стремится к рекордным маршрутам в отдаленных уголках мира.  Тренируясь на гранитах Шамони, он встречает партнера, который кажется идеальным. Это американец Джек Робертс, специалист, скальный мастер, прошедший школу Йосемити. И они вместе определяют цели – Аляска. По книжке находят Северную стену Хантингтона. Стена высотой более полутора километров. Совершенно невероятный маршрут, сложный и опасный, с которым парни справились. До сих пор второго его прохождения не было!

 

 

После этого они  сразу же решились на новый подвиг: новый маршрут по Юго-Западной стене Мак-Кинли в альпийском стиле. Это восхождение привело альпинистов на грань гибели и навсегда разрушило их союз. Как так получилось и рассказано в книге. Чудом выжившие Саймон и Джек, больше в жизни не встречались и не общались. Лишь недавно Маккартни узнал, что Робертс пытался с ним связаться по соцсетям. И  почти сразу же узнал о трагической смерти своего бывшего друга и товарища по связке. Сам Саймон после Мак-Кинли охладел к рекордным восхождениям. А Робертс всю жизнь работал гидом, открывал новые маршруты, но в лидеры альпинизма больше не рвался. Книга, которая писалась не один год, говорят, получилась увлекательной.

 

 

 

Автор о своей книге

 

 

 

Саймон Маккартни в Банффе подписывает собственную книгу:

 

 

 

*******

 

18 октября в Канаде на 80-м  году жизни скончался знаменитый польский альпинист Рышард Шафирский.

 

 

 

Два года назад в Польше вышла его книга «Пережил, значит знаю». Она содержит много редких фактов о «Золотом веке» польского альпинизма с начала 60-х до 1981 года. Пан Рышард  всё это время был среди его лидеров. В экспедициях Анджея Завады  он считался «правой рукой» руководителя.  О своих товарищах в книге написан отдельный раздел, поименно о самых близких друзьях-соратниках.

 

 

 

Большую часть описываемого времени Шафирский (инженер по образованию)  был практически профессионалом, работая инструктором, спасателем, потом фотографом. Приезжий в Закопане, он конкретными делами доказал свой право войти  в круг избранных «горалей». До такой степени, что стал руководителем спаслужбы, а затем возглавлял две экспедиции «закопанчиков» в Гималаи. Во второй из них  альпинисты из польской горной столицы сотворили настоящую сенсацию – они прошли новый маршрут по центру Южной стены Аннапурны!

 

 

Историческое первовосхождение на Куньянг-Чиш. Три восходителя и руководитель: Зигумнт Хайнрих, Анджей Завада, Ян Стрычинский, Рышард Шафирский

 

 

 

4. Польский маршрут 1981 года. Руководитель Шафирский

 

 

 В 1982-м Шафирский  отправился в экспедицию на Аляску и на родину не вернулся, устроив свою последующую жизнь в гостеприимной Канаде. У него были основания опасаться за свою жизнь, так как он участвовал в подготовке документов, обличающих действия коммунистических властей, а именно их милиции. Работая с горным подразделением милиции в качестве инструкторов альпинистской подготовки,  тройка татерников узнала много нелицеприятных фактов о деятельности своих подопечных по подавлению движения сопротивления (Солидарности). И решили их обнародовать, послав отчет руководству этой самой Солидарности. У Шафирского были основания думать, что эти документы попали в руки службы безопасности.

 

*******

 

Моника Рогозиньская

 

 

 

„Lot kolo nagiej damy” – Полет вокруг голой дамы (имеется ввиду Нанга –Парбат)

 

 

 

Моника длительное время была ведущим в Польше журналистом, пишущим об альпинизме для масс-медиа. Достаточно сказать, что она была полноправным участником  исторических экспедиций на Эверест (зимней и весенней 1980 года).  И далеко не только в них. Зимой  199798 Моника принимала участие в экспедиции на Нанга-Парбат, последнем большом руководстве Анджея Завады, «Лидера», как его звали. 

 

 

На склонах этой гималайской вершины развернулась привычная баталия, с надеждами и разочарования, спасработами и негромким героизмом участников. Писать было о чем. Но тема книги постепенно переходи на другого героя, о котором Рогозиньская узнала в Пакистане. Это польский летчик Хенрик Франчак, храбро воевавший на защите Англии от массированных гитлеровских воздушных атак. А затем работавшим в тогда принадлежавшем Британии Пакистане. Франчак оказался одним из пионеров полётов в Гималаях, в частности, облетал вокруг Нанга-Парбат...

 

 

 

 

*******

 

Памяти кузбасских альпинистов

 

Нынешний год особенный для кузбасского альпинизма: 20 лет назад Владимиром Савковым была организована первая Кузбасская экспедиция в Гималаи на гору Макалу, а десять лет назад на подступах к вершине К2 (Чогори, Пакистан) трагически погибли выдающиеся альпинисты Александр Фойгт (Новокузнецк), Юрий Утешев (Междуреченск), Аркадий Кувакин (Кемерово), Пётр Кузнецов (Красноярск).

 

Студия “Хорошее кино” в рамках проекта “Вершина” (“Памяти высотных альпинистов Кузбасса, 1996 - 2006 годы”) создали документальный фильм “Цена вершины”, книгу “Путь к вершине” и фотовыставку “Вершина”.

 

Подробности читайте в следующий четверг. А пока скажем, что режиссером документального фильма, основанного на материалах кузбасских экспедиций в Гималаи 1996, 1997, 2001 и 2006 годов, стал высотный оператор Сергей Шакуро. В фотовыставке примут участие работы Александра Фойгта, Глеба Соколова, Петра Кузнецова, Евгения Виноградского и других альпинистов. А книгу составили дневниковые записи Александра Фойгта (фото).

 

 

Савва Михайлов.

Источник

http://www.kuzrab.ru/rubriki/sport/pamyati-kuzbasskikh-alpinistov/

 

 

 *******

Высотное напряжение. Почему опытные альпинисты гордятся

незавершенными восхождениями

Источник: Форбс

Высотное напряжение. Почему опытные альпинисты гордятся незавершенными восхождениями
 
 
Хан-Тенгри — пирамидальный пик на Тянь-Шане на границе Казахстана, Киргизии и Китая. Фото DR
 
 
Основатель MONT Дмитрий Москалев совершил три успешных восхождения на гималайские восьмитысячники, включая Эверест, и восемь раз поднимался на семитысячники

Первый человек из России, поднявшийся на высочайшие вершины семи континентов, — путешественник Федор Конюхов. Второй — Дмитрий Москалев, основатель и президент группы компаний MONT (крупнейший дистрибьютор программного обеспечения ведущих мировых производителей). Рассказ Москалева о своем рискованном увлечении — сокращенная глава из книги Дмитрия Соколова-Митрича «Мы здесь, чтобы победить», сборника предпринимательских историй о выносливости в бизнесе и спорте. Книга выходит в сентябре 2016 года в издательстве «Эксмо».

 

 

Однажды на Эвересте я разговаривал с собственными ботинками. Ботинки на меня смотрели и поторапливали: «Шеф, цигель-цигель, пора идти!» Я им отвечал: «Да, да, конечно. Я вот только чаю попью, хорошо?» Это было в штурмовом лагере на высоте 8300 м — галлюцинация наяву, очень опасное состояние, которое на таких высотах случается часто. Иногда эти «сны наяву» приводят к трагическим последствиям. Человек может запросто шагнуть в пропасть — ему будет казаться, что там ровная дорога. Мне не раз приходилось выводить людей из этой «горной комы». Хотел бы я продолжить тот разговор с ботинками? Нет, пожалуй. Хотя... С тех пор я иногда смотрю на них и думаю: «Что-то вы, братцы, недоговариваете...»

 

 

Призидент группы MONT Дмитрий Москалев — бизнесмен и альпинист

 

Президент группы MONT Дмитрий Москалев — бизнесмен и альпинист

Фото DR

 

В моей жизни горы появились раньше бизнеса. Однажды я увидел в институте объявление о собрании центральной секции альпинизма МАИ. Пришел, понравилось. Тренировочных центров в Москве тогда не было, мы лазали по вековым дубам. Затем начались поездки в Крым, на Кавказ. Сначала, как и положено, я пережил период эйфории. Пару лет был уверен, что мужчина, который не ходит в горы, — вообще не мужчина. Но это быстро прошло. Высоцкий ввел в оборот очень неправильный романтический штамп — «покорить гору». Настоящие горы завоевательского отношения не прощают. Когда человек идет на вершину, он покоряет прежде всего себя самого. «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем» — это тоже романтика для новичков. Вершина — лишь поворотная точка, после которой начинается новая работа — спуск. Работа гораздо более тяжелая, чем подъем. Большинство травм и трагедий происходит именно на обратном пути. Знаменитый итальянец Райнхольд Месснер ставит себе в заслугу не то, что сходил на все восьмитысячники мира, а то, что 11 раз возвращался вниз, не дойдя до вершины. Лично у меня накопился уже десяток возвратов. Потому что хороший альпинист — живой альпинист. 

 

Выдающийся восходитель Владимир Шатаев назвал альпинизм «искусством человеческого поведения». Альпинизм — это полигон для испытаний оптимальных форм взаимоотношений. Горы отвечают на все вопросы гораздо быстрее и убедительнее. Вообще это очень интересная тема — что происходит с человеком в горах, как развивается его личность. По статистике, две трети людей, сходивших в горы в первый раз, больше туда не возвращаются. Половина последней трети отсеивается после второго раза. Следующий порог отсева — тридцатилетний рубеж. В этом возрасте с горами завязывают 90% оставшихся. Зато те, кто преодолевает этот барьер, ходят до конца жизни. Меня этот кризис тоже не миновал. Когда мне было двадцать восемь, нас с друзьями, что называется, перло. Мы в месяц делали по 10 восхождений. А в 29 лет я в первый раз по-настоящему разбился. Это случилось на Памире. Потом в 1993 году на Кавказе я опять улетел, порвал голеностоп. Тогда же погиб один наш знакомый. Да еще и страна вступила в эпоху перемен. В общем, в тот сезон все мои друзья с горами завязали. Пришлось осваивать соло-технику. 

 

С 1993 по 1998 год я ходил в горы в полном одиночестве. Взошел на Монблан, поднялся на Маттерхорн, сходил на Пик МНР. Один раз сорвался, но сам себя поймал и удержал. Во время соло-восхождений риски вырастают многократно. И приходится делать в три раза больше работы. Проходишь вверх участок длиной 40-50 м, закрепляешь веревку, спускаешься, развязываешь нижнюю часть и снова поднимаешься по маршруту. И так все время: вверх-вниз-вверх. Но самое тяжелое — возвращение в лагерь. Приходишь в базовую палатку, а там тебя никто не ждет. Не с кем поделиться радостью, новыми ощущениями, мыслями. Я даже подумать не мог, что человек настолько остро в этом нуждается. 

 

 

 «Мы здесь, чтобы победить» Дмитрий Соколов-Митрич «Эксмо», 2016

 

«Мы здесь, чтобы победить» Дмитрий Соколов-Митрич «Эксмо», 2016За те же самые годы компания ТОПС, которую я создал вместе с Феликсом Гликманом, из 13-го по счету дистрибьютора Microsoft в России превратилась в крупнейшего. Пригодились ли в бизнесе навыки, которые я получил благодаря альпинизму? Безусловно, да. Одно из качеств, без которых нечего делать ни в бизнесе, ни в альпинизме, — это умение терпеть. Умение добиваться цели, воздерживаясь от слишком простых решений. А такие искушения возникают постоянно. Еще в горах есть правило: если не знаешь, что делать, — делай хоть что-нибудь. Плохой план лучше, чем никакой. На скалах мне приходилось бывать в положении, когда можно принять только ошибочное решение, других нет. Я его принимал — срывался, получал травмы, но поступал правильно. Действие рождает новую реальность, ситуация меняется, ошибки можно будет исправить. Бездействие ничего не рождает. 

 

На Эверест я поднялся в 2005 году с третьей попытки (к тому времени мы с Феликсом мирно разошлись — он занялся системной интеграцией, а я сконцентрировался на дистрибуции). Первые два раза гора меня не пустила. Причем не из-за погодных условий. Мы с друзьями строили свою модель поведения так же, как на Кавказе, — надо перетерпеть, и все получится. Но то, что на 5000 м просто тяжело, на 7000-8000 м представляет реальную угрозу для жизни. Во время первой попытки взойти на Эверест мой друг похудел на 10 кг и получил инфаркт. Мое сердце оказалось крепче, но я потерял 12 кило. Я стал экспериментировать в области горной физиологии, потому что только так я мог добиться своей цели. И когда я все-таки дошел до вершины Эверест, потерял всего лишь 5 кг, хотя поднялся в тот раз на 1,5 км выше, чем во время первой неудачной попытки. Друзья потом внизу смотрели и не верили — загорел, постройнел, как будто на курорте побывал.

 
 

Я большой противник соревнований в альпинизме. Я вообще не люблю так называемый спортивный дух, когда людей сталкивают лбами: кто быстрее, кто выше, кто сильнее. Предпочитаю соревноваться с самим собой. Даже в бизнесе твое положение на рынке определяют не конкуренты, его определяешь ты сам — своим умением правильно думать и работать. Когда ты бежишь марафон, твоя задача — бежать быстрее. Когда идешь в гору, скорость — последнее, о чем нужно думать. Важно сэкономить силы, сохранить ресурс. Тащить в горы спортивные страсти — это по-настоящему аморально. Тут на кону не победа, тут ставка — это жизнь.

 

Самая красивая вершина Тянь-Шаня называется Хан-Тенгри — «Повелитель небес», 7009 м. На этой горе погиб мой сын. Говорят, время лечит. Это неправда. Прошло уже 15 лет, но болит по-прежнему. Иван получил третий спортивный разряд, гора была сложнее его квалификации, в какой-то момент стало понятно, что ему и еще одному парню слишком тяжело. Я велел им идти вниз, а сам пошел на вершину. Тот парень развернулся, а мой сын — нет. Я не сразу это заметил. Он, конечно, меня ослушался, но я все равно порадовался: молодец, дотерпел. Оставалось пройти купол, это 15 м высоты. Иван помахал мне рукой, начал движение, но тут же потерял сознание и ушел вниз по склону. После его смерти передо мной встал вопрос: зачем жить, зачем делать бизнес, зачем ходить в горы? Этот вопрос я и сегодня себе регулярно задаю. Каждый раз нахожу ответ и каждый раз начинаю искать его заново. В горах погибло очень много людей. Я знаю других альпинистов, у которых погибли дети, жены, братья, лучшие друзья. Но если я больше не буду ходить в горы, значит, все они погибли зря. Значит, они просто были глупы, а я вот поумнел и ерундой больше не занимаюсь. Это сродни предательству. Я в горы пошел не из-за сына, это мой выбор и мой способ жизни. И он пошел в горы не из-за отца — это его выбор и его способ жизни. Наверное, после той трагедии для меня все стало еще серьезнее — и жизнь, и бизнес, и горы. Да, наверное, именно так.