+7 495 642-88-66

Марина Геворкян. О силе дружбы, или Кто делал экспедицию

Мы продолжаем следить за экспедицией на Эверест, которую предпринимают команды «Сноба», «Яндекса», РД Студии Валдиса Пельша, клуба «7 вершин» и Toyota. Сегодня Марина Геворкян рассказывает о водителях ... читать больше

Мы продолжаем следить за экспедицией на Эверест, которую предпринимают команды «Сноба», «Яндекса», РД Студии Валдиса Пельша, клуба «7 вершин» и Toyota. Сегодня Марина Геворкян рассказывает о водителях команды, доставивших ее к подножию Эвереста

 

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов
 

У подножия Эвереста мы попрощались с командой водителей, с которой шли на Toyota Prado и Toyota LC 200 через весь Китай. За эти десять дней мы невероятно сдружились, а потому расставались очень тепло. Команда подобралась отличная: меня окружали профессионалы своего дела, которые хорошо разбираются в автомобилях. И хотя я была единственной женщиной, мне без вопросов уступили водительское место, и я рулила всю дорогу.

О каждом из водителей я хотела рассказать отдельно, а потому попросила своего напарника, альпиниста и фотографа Дениса Провалова сделать их портреты.

Максим Шишкин — технический директор нашей экспедиции. В прошлом он выступал как профессиональный автогонщик, а также участвовал в велогонках «Тур де Франс». Он разбирается в машинах лучше всех нас, поэтому можно было вообще ни о чем не беспокоиться. Справедливости ради стоит сказать, что и сами автомобили понятнее некуда: все интуитивно, просто и очень удобно.

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

Андрей Цыганов — штурман, который следил по карте за маршрутом и отмечал, куда нам ехать. Он знает себе цену, молчалив, но при этом отличный командный игрок. С ним мы чувствовали себя в абсолютной безопасности, потому что в прошлом он неоднократно ездил в путешествия на автомобилях, в том числе в Китай, и из него вышел великолепный проводник.

 

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

А это наш Ваня. Мы его прозвали «мечта китаянок». Рост у Вани 1 метр 92 сантиметра, поэтому он очень выделяется среди местных. Женщины головы сворачивали, когда он входил в ресторан или бар. Однажды на озере, когда мы остановились перекусить, Ване за стол принесли записку, где на ломаном английском было написано: «Поставь себе WeChat, будем вместе учить английский» — и номер телефона. (WeChat — это китайский аналог WhatsApp). За время путешествия он получил таких записок несколько штук.

 

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

 

Про Ваню еще надо рассказать следующее: он хороший инструктор. Когда мы ездили среди песчаных дюн, мне в какой-то момент показалось, что мы не проедем бархан, но он легко успокоил меня, сказав: «Дави на газ» — и мы проехали. Ваня говорит спокойно, уравновешенно и всегда только по делу.

А вот дядя Саша. Он бывший дальнобойщик с высшим образованием — иногда кажется, что только в нашей стране можно встретить такие парадоксальные сочетания. Дядя Саша, как и Денис Провалов, имеет историческое образование, а поэтому у нас каждый день случались дебаты на философские или исторические темы. До хрипоты они спорили, можно ли считать историю наукой, как монголы повлияли на Россию, в чем заключается экономическое величие Китая и как это отразится на России. Это были серьезные беседы людей, знающих материал, с упоминанием разных авторов, с отсылками, цитатами и умозаключениями. Все это напоминало мне дискуссии на «Снобе», а потому было тепло и очень уютно.

 

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

Узнайте больше об экспедиции на специальном сайте проекта #toyotaevertest

 

 

Читайте также:

На пределе возможностей. Экстремальное путешествие людей и автомобилей к высочайшей точке Земли

Восхождение на Эверест. День первый

Восхождение на Эверест. День второй. Туман над Янцзы

Восхождение на Эверест. День третий. Как взвесить «инь» и «ян»

Восхождение на Эверест. День четвертый. Яичница с помидорами как символ дома

Восхождение на Эверест. День шестой. На границе Тибета

Восхождение на Эверест. День седьмой. Голмуд как первый акклиматизационный пункт

Восхождение на Эверест. Восьмой и девятый дни. На пути в Лхасу

Восхождение на Эверест. Десятый день. А у нас Новый год

Восхождение на Эверест. Одиннадцатый день. На старт

Мужской разговор о машинах

Базовый лагерь Эвереста. Начало восхождения

Книги, горы и люди. Кем был Михал Ягелло?

 Самым высокопоставленным из  польских альпинистов был без сомнения Кароль Войтыла.  Хотя он, Папа Иоанн-Павел Второй, больше был туристом-водником, чем горником.  Ну и некоторым другим удалось сделать карьеру, ... читать больше

 Самым высокопоставленным из  польских альпинистов был без сомнения Кароль Войтыла.  Хотя он, Папа Иоанн-Павел Второй, больше был туристом-водником, чем горником.  Ну и некоторым другим удалось сделать карьеру, особенно на фоне слома времен, смены одного строя другим, и связанной с этим сменой элит. Так Януш Онышкевич, не особо военный человек, побыл какое-то  время министром обороны, Лешек Чихи стал банкиром первого ряда, а наш герой - Михал Ягелло, побывал в роли заместителя министра культуры. В последнем случае это было самым логичным из вышеуказанного (включая Папу). Михал не просто долгое время работал в разных организациях, связанных с развитием культуры (печать, радио, телевидение), но и везде был новатором, везде продвигал собственные идеи, был принципиален и  последователен.  Что, впрочем,  не всегда  способствует карьере.  Известно ведь, что замминистра, да и сам министр – это люди, которые выполняют то, что им указывают сверху. Поэтому для по-настоящему инициативных людей – это не лучшие должности. Но так получилось, что Михал, благодаря своим знаниям и работоспособности, играл роль стержня министерства, пытаясь сохранить какую-нибудь преемственность.  Он выдержал 9 смен кабинетов  и  с почетом ушел из министров на  весьма почетную должность директора Национальной библиотеки.

 

 

  Этому человеку я как-то позавидовал. Пусть даже это было минутное чувство, простая реакция, но я это отчетливо помню.  Это был  один из первых визитов во Всесоюзную библиотеку иностранной литературы. Наверное, 1983 год. Там я обнаружил книгу  под названием "Wołania w górach", посмотрел краткую биографию автора.   И позавидовал,  вот он молодой смотрит с суперобложки,  и уже автор книги.   Михал  поработал в горах и ушел в литературу.  Наверное, я хотел такой же судьбы. Тогда.

 

 

 

 

  Смерть Михала была неожиданностью для его друзей, для всех, кто его знал.  Он не болел, был подтянут и бодр, ходил в горы и был востребован как работник. Все были уверены, что пан Ягелло еще себя проявит и удивит, обычно. И вдруг он умер, ночью, во сне.  В доме друзей, у которых  подолгу жил, бывая в Закопане. Это случилось 1 февраля 2016 года.  Ему было 74.

 

 

Michał Jagiełło родился 23 августа 1942 года вблизи Кракова. В сельской усадьбе, в крестьянской семье. Книжный мальчик,  еще с первых детских семейных походов он влюбился в горную природу,  решив навсегда себя связать с этим удивительным миром.   Высшее образование Михал  получил в Ягеллонском университете, по специальности полонистика, то есть филология. Там же начал заниматься альпинизмом, и как говорится «с места  в карьер»  -  с полной отдачей, за год пройдя путь от новичка до серьезного восходителя.

 

По окончании в 1964 году университета, Михал поступает на работу в спасательную службу в Татрах. По должности он занимается профилактической работой и пропагандой.  Но и участвуют в спасработах по полной программе, всегда  добровольно и в первых рядах.  В 1965 году дебютирует со статьями в "Wierchy"  и "Taterniczek".  И с тех пор из литературы не уходит. Однако в это время Ягелло столкнулся с некоторыми сложностями на работе, или ему так казалось.  И он уходит, в 1969 -70 гг Ягелло  - учитель в лицее в Закопане. Там Михал вступает в партию, в Польскую объединённую рабочую партию,  аналог нашей КПСС.  Хороший ход, как показала практика. Потом устраивается работать в Татраньском музее.

 

60-е годы

 

 Руководство спасслужбой, как и система управления нацпарком все время меняется. В очередную волну изменения Михалу предлагают возглавить  горноспасательную систему Татр. Так в возрасте 30 лет Ягелло становится большим начальником. Причем инициатива его назначения исходила от ветеранов спасательного цеха, местных альпинистских авторитетов. Дело было не только в уважении к его деловым качествам,  его знаниям, и его принципиальности. Ветераны считали, что можно использовать его партийный статус для налаживания более плодотворного сотрудничества с властями. Вряд ли Михал вполне оправдал их ожидания,  ведь он продержался всего два года.

 

"Wołanie w górach" – это книга прощания со спасательной службой.  Одной из причин ухода было чрезмерное нервное напряжение. Начальник несет ответственность за все и Михал просто перестал спать ночами. Он боялся совершить результативную ошибку. Спаслужба работала со всеми туристами района, они получали массу ложных вызовов.  На них можно было не реагировать, но вдруг это серьезно! С другой стороны посылать своих друзей в ночной выход в непогоду. А вдруг что случится с ними!

 

 

 Как написал Юзеф Ныка, эта книга сказала о спасслужбе больше, чем все методички, рекламные проспекты, учебные пособия и фильмы вместе взятые. Писать ее Михал начал еще по работе, будучи ответственным за пропаганду. В 1975  он издает небольшую брошюру о спасателях "Czekać spokojnie! Idziemy!",  а в 1979 году выходит первое издание  "Wołania".

 

 Всего книга выдержала уже восемь изданий, общий их тираж намного превысил 100 тысяч экземпляров, что для Польши является рекордом в разделе альпинистской литературы. И Михал готовил новое – девятое издание, а также готовил новую монографию по истории татраньской литературы.

 

Ягелло возглавляет спасслужбу Польских Татр в период с 1972 по 1974. Потом резко меняет образ жизни, уезжает в Варшаву и начинает работу литературном институте.  И дальше, он стремительно продвигается по служебной лестнице. Работал на телевидении, потом его подняли до уровня ЦК – он заканчивал этот этап своей жизни на должности  заместителя начальника отдела, был главным распорядителем по вопросам кино и театра.  Это, пожалуй, самый высокий пост, на который мог претендовать поляк, если он не был кадровым партийцем.

 

13 декабря 1981 года, вскоре по введении военного положения в стране, Михал положил партбилет на стол и стал безработным. Опять мудрый поступок!  Хотя без трезвого расчета.  Его убеждали, что надо остаться, нужно помогать преследуемым друзьям, пользуясь высоким положением. Но Ягелло был принципиален, он протестовал против арестов  и преследований близких друзей. Какое-то время Михал мог работать только в промальпе. Только через  пару лет ему разрешили работать в литературных редакциях. Все годы Ягелло сотрудничал с оппозицией, хотя на первые позиции не рвался. Тем не менее, в первом же правительстве новой Польши он получил пост замминистра культуры и оставался на нем 11 лет.

 

 В 60-е годы Ягелло был одним из ведущих альпинистов страны. Хотя работа в спасслужбе противоречила участию в спортивных восхождениях. Михал был автором десятка новых маршрутов Татрах, также как и первых зимних прохожденй. А также  автором трех новых маршрутов в Валисских Альпах и двух в Юлийских. Его партнерами по восхождениям были как ветераны, такие как Ежи Гайдукевич и Ян Гонсеница Рой, так и молодые, будущие звезды Тадеуш Пиотровский, Петр Малиновский и другие.

 

Ягелло принял участие всего в одной  экспедиции в горы Азии,  он поднялся на пик Ленина в 1975 году и тогда же на XIX партсъезд по новому маршруту.  В этой экспедиции было полно молодых честолюбивых спортсменов, таких как Ванда Руткевич или Анджей Чок. Все они грезили Гималаями и были полны разнообразных планов. Польский альпинизм только начинал разворачиваться в высоких горах. Тем неожиданнее для них всех было услышать слова 33-летнего Михала о том, что он покидает спортивный альпинизм. С одной стороны, спортивные достижения ему стали не очень интересны, что-то сломалось.  С другой, он опасался, что так серьезно уйдет в альпинизм, что  не сможет  дальше рости как литератор и как чиновник. Хотя в горы он продолжал ходить, постепенно снижая сложность и продолжительность маршрутов.

 

 

Список литературы.

 

Проза:

Obsesja. Wydawnictwo Literackie, Kraków 1978

Obsesja i inne góry.  Wydawnictwo Bellona, Warszawa 1994.

Trójkątna turnia Iskry, Warszawa 1996.

Za granią grań. Iskry, Warszawa 1998.

Jawnie i skrycie. Iskry, Warszawa 2000.

 

Проза документальная:

Czekać spokojnie! Idziemy! Х)  Sport i Turystyka, Warszawa 1975.

Wołanie w górach. Sport i Turystyka, Warszawa 1979. 8 изданий.

Gałązka kosodrzewiny. Biblioteka Narodowa, Warszawa 2001.

 

5 сборников поэзии

 

Научная монография:

Tatry w poezji i sztuce polskiej (соавтор Jacek Woźniakowski), Wydawnictwo Literackie, Kraków 1979.