+7 495 642-88-66

Команда Андрея Березина достигла на Эльбрусе максимума и получила сертификаты

Здравствуйте!  Это говорит Андрей Березин из Терскола. Сегодня день был богат на эмоции, впечатления и приключения. Сегодня было у нас всё: новые трещины на леднике и свистящие с Восточной вершины камни над головой. И снег – в ... читать больше

Здравствуйте!  Это говорит Андрей Березин из Терскола. Сегодня день был богат на эмоции, впечатления и приключения. Сегодня было у нас всё: новые трещины на леднике и свистящие с Восточной вершины камни над головой. И снег – в лицо и облака были под ногами. Команда боролась до конца и ребята достигли максимальной высоты, до которой они стремились сегодня. Максимум был у нас – 5300 метров, это высота Седловины Эльбруса. Сейчас, все живые и здоровые, а главное – и довольные, сидят в гостинице «Поворот», после торжественного вручения сертификатов. И делятся впечатления между собой. Также отмечается торжественное вручение сертификатов. Всем спасибо! Андрей Березин.

 

Прослушать аудиосообщение:

 

Фото Д. Романова

 

Команда Клуба 7 Вершин спустилась для полного отдыха на километр ниже базового лагеря

Людмила Коробешко:  Наша группа в полном составе совершила второй акклиматизационный выход с одной ночёвкой в миддл кемпе и двумя ночевками в АВС на 6400. Самыми сложными оказались два фактора: сильный ветер, который гнул стойки почти ... читать больше

Людмила Коробешко:  Наша группа в полном составе совершила второй акклиматизационный выход с одной ночёвкой в миддл кемпе и двумя ночевками в АВС на 6400.

Самыми сложными оказались два фактора: сильный ветер, который гнул стойки почти до земли, и наличие мышей на 6400, что вызвало невероятно бурную реакцию армянской части женской группы.

Ледовые занятия прошли по плану. Особо хотелось бы отметить дебют Кристины Козловой. Она впервые в жизни взяла в руки жумар, восьмерку, самостраховку и карабины. И смогла достаточно уверенно все это использовать впервые на высоте 6400 (там где привычные-то вещи с трудом повторяешь). Так как Кристина - главный режиссёр РД студии, то теоретически вообще могла просто гулять по БЛ и раздавать распоряжения:)))

 

После двух ночей на 6400 все неслись вниз с невероятной скоростью к бане, бильярду и кинотеатру.

В ближайшие три дня у нас отдых по плану.

 

Сегодня у нас день полного отдыха: спустились на 1000м, пьём густой О2 на 4200, едим помидоры с сахаром, ловим рыбу, гоняем по речкам на машинах, танцуем на развалинах тибетских замков…

 

И тут подъезжает Олег Пименов на Тойоте и говорит: "А поехали на Эверест!"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ирена Харазова: день 17-й, возвращение в базовый лагерь

День 17. Спуск в базовый лагерь. Ночь на 6400 метрах далась мне отвратительно. Просыпалась каждый час в надежде, что уже пора сматывать удочки до низу. От сухости воздуха потрескались губы и разболелось горло, благо в этот раз я не забыла ... читать больше

День 17. Спуск в базовый лагерь.
Ночь на 6400 метрах далась мне отвратительно. Просыпалась каждый час в надежде, что уже пора сматывать удочки до низу.
От сухости воздуха потрескались губы и разболелось горло, благо в этот раз я не забыла свой термос в столовой, и всю ночь пила горячую воду. Было менее ветрено, но без кислорода было очень холодно. В 7:30 подали кофе в постель, которым я запила очередную обезболивающую таблетку от расплющенной головы, и стала собирать с радостью свои манатки, наконец-то мы спускаемся.


Вид из палатки умопомрачительный, справа еще не ушла луна, а слева во всю освещает и пытается прогреть нас солнце, а между ними возвышается Эверест. Выход из лагеря по готовности. С 6400 спуск до 5100, в дистанции практически 25 км. Удивительная вещь, сюда я шла 7,5 часов, а обратно до middle camp я прибежала за 2 часа, перекусила, выпила чаю и пошли дальше до базового лагеря уже втроем. По дороге, встретили оленей, куропаток ну и постоянных героев моих рассказов - яков. На тропе кроме нас практически не было никого из людей , лишь музыка гор прерывала, оглушающую тишину. "Музыка гор" - это оркестр из высокогорного кашля и хрипов альпинистов (который был у нас троих не прекращающийся); это треск ледника, по звуку напоминающего сперва наглый стук в старую высокую сталинскую дверь, а затем быстрый скрип при ее открытии; и конечно звук песочных часов - так сыпятся камни с горы.


От 6400 до 5100 мы дошли примерно за 6 часов, шли очень быстро, практически бегом, так хотелось придти в наш комфортный микрорайон. Всю дорогу я рассуждала о еде и о ресторанах, которые я посещу по приезду. В лагере, сразу нас приветствовали картошкой фри, супом и свежевыжатым мандариновым соком и арбузом(!). А на ужин нас ждали мясные зразы с яйцом внутри, салат, цветная капуста в кляре и суп, и компот из личи. Все были очень уставшие, даже ужин прошел в тишине. Как-никак, пройти полумарафон не каждый день получается:)


Удивительное свойство организма забывать все плохое. Вот если бы я дневник за "день 15" писала сегодня, а не сразу после прожитого, то он был намного проще, без тех кошмаров, которые я еще чувствовала позавчера, но никак не сегодня.


Перед сном нас развлекал культурно-образовательной программой Роман Реутов, поставив документальный фильм о жизни в деревне на Крайнем Севере, где-то на берегу реки Енисей.


Завтра у нас баня, и дальше поездка в деревню с ночевкой, потом еще одна ночь в палатке на 5100 и дальше уходим вверх на 5 ночей до 7000 метров.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Группа Ольги Румянцевой - на пути к Мера пику

Ольга Румянцева:  "Сегодня вышли из Луклы, среди невероятных родедендроновых садов до деревни. Завтра будем штурмовать невероятный перевал"   читать больше

Ольга Румянцева:  "Сегодня вышли из Луклы, среди невероятных родедендроновых садов до деревни. Завтра будем штурмовать невероятный перевал"
 

Ирена Харазова. 16-й день экспедиции, занятия в лагере АВС

День 16. На высоте 6400 метров. Всю ночь боялась травмировать кислородный баллон, как-то не так перекрутить трубку, испортить редуктор, передышать, так, что не хватит на Северное седло. Просыпалась сто раз посмотреть на расход кислорода, ... читать больше

День 16. На высоте 6400 метров.
Всю ночь боялась травмировать кислородный баллон, как-то не так перекрутить трубку, испортить редуктор, передышать, так, что не хватит на Северное седло. Просыпалась сто раз посмотреть на расход кислорода, ощущение как будто младенчика уложила рядом с собой и боишься за него, потом решила вообще выключить.
Ветер был такой сильный, что каждый раз казалось вот-вот разорвет палатку, и останусь под открытым небом. В 4:30 разболелась голова- это из-за оттека мозга, который увеличиваясь давит на череп в следствии чего болит голова. Опять одела кислородную маску и улетела к Морфею, пока в 7:00 не стал ломиться разносчик чая, который помимо своей основной функции требовал вернуть баллон на базу.


Кушать не хотелось, не смогла заставить себя поесть, только чай, даже кофе неприятно. Сил вообще не было, как будто не восстановилась за ночь. В 10:00 нас ждали ледовые учения, Котляр и Провалов развесили веревки на 6 метровом леднике, ну и загнали нас в полной штурмовой экипировке отрабатывать хождение по перилам. Чуть коней не двинули, карабкаться вверх. И это только 6400. Я не знаю как будет дальше. Перед обедом стали приходить ребята из второй группы под командованием Ноэла. Первым из второй группы поднялся Януш -поляк из Кракова, дошел в первый раз на эту высоту за 4 часа. Слов нет.( напоминаю что мы пришли за 7,5)

 


Потом уже стали подходить остальные. Так что сегодня был шумный ужин, не хватало только пятерых: китайца, которого отправили вниз, для того чтоб пришел в себя, поляка-оператора, который отходит после операции фурункула, Малька, которая сидит в миддл кемпе и еще Володи -оператора, который работает в базовом лагере.


Днем я была как половая тряпка: жалкая, безынициативная и безвольная. После этих ледовых занятий еле доползла до обеда, поела и отправилась спать, заснула на три часа, во время, которых переодически слышала недавно освоенныю английскую речь нашего доктора Ларина, очень активно организующего медицинский центр у меня под боком:)
Еду уже и описывать не хочу. Ничего не лезет, уже так похудела, что гортексы висят надетые на две пары термобелья. Был очень веселый ужин с играми и анекдотами.


Страх выхода из общей палатки в штормовой ветер заставил большинство засидеться до 22:00.
Сегодня будет моя самая высотная ночь без кислорода, посмотрим как пройдет.


Сейчас же я лежу еще не с согретыми чреслами и мечтаю о свеже выловленной рыбке, тут же брошенной на гриль, о салате с ароматными узбекским помидорами с сочной бурратой и придающем свежести базилике, и мягким белым итальянским хлебом, только что вынутом из духовки, еще пышущем жизнью, который я макнув в пахучее оливковое масло надкусываю запивая ледяным белым вином, где-нибудь на берегу Ибицы в предвкушении зажигательного вечера.


Завтра утром спускаемся вниз, до базового лагеря, около 7 часов, дистанция около 25 км.


Утром подъем в раннюю рань, и бежать, бежать вниз!!!!!!!!!!!
Нас ждет три ночи внизу, включая одну ночь в гостинице в деревне на 4000 метрах, мне эта ночь представляется ночью в Вегасе со всеми вытекающими последствиями!!!
А после этих райских деньков идем до Северного Седла. Выход на 5 высотных ночей.


И это будет крайний акклиматизационный поход перед ожиданием погодного окна для штурма вершины.
Все время вертится на языке песня Пугачевой "Как прекрасен этот путь" ...
Пойду, попытаю счастье с обогревом своего тела в мешке!

 

 

 

 

 

 

 

 

Ирена Харазова. 15-день. Адский - первый подъем в лагерь АВС

День 15. Адский день. Лагерь ABC. Высота 6400 м.Нечеловеческая нагрузка, нечеловеческие мучение, нечеловеческий пейзаж, и не люди, а психопаты могут это делать из раза в раз. Мы шли 7,5 часов. Шли просто бесконечно, за каждым отростком ... читать больше

День 15. Адский день. Лагерь ABC. Высота 6400 м.
Нечеловеческая нагрузка, нечеловеческие мучение, нечеловеческий пейзаж, и не люди, а психопаты могут это делать из раза в раз.


Мы шли 7,5 часов. Шли просто бесконечно, за каждым отростком горы, была надежда, что вот-вот появиться лагерь, час за часом не было ничего.
Под конец, мы отдыхали каждые двадцать минут. Когда наконец увидели первые палатки, затеплилась надежда, что скоро наш лагерь, но, блин, Абрамовский лагерь стоит за час ходьбы от остальных. Ты видишь палатки, ты видишь людей, но туда еще идти и идти.
Ради чего все это надо, в чем чертов смысл этих мучений? Ну почему когда я тут, очевидно, что мне ненавистны все эти страдания, но стоит оказаться дома в комфорте, как я стремлюсь опять на лезвие ножа. Блин, ну зачем все это?

 


Я иду истерзанная, шатаюсь и ничего не приносит удовольствие, и все равно я опять рвусь сюда. Пришла в лагерь, поела супа. Настроение просто отвратительное.
Штормовой ветер, холод собачий, куда-то потерялись мои одеяла, палатка досталась на пригорке, до которой пока дойдешь 10 раз остановишься подышать. Все омерзительно.
Наконец-то, нашлись мои одеяла, кто-то поменял их мешок и я не могла их
идентифицировать. Пошла обустраивать палатку. Пока вскрывала мешки, обледенели руки. В общем кое-как навела уют, залегла обмерзшая в мешок, укрылась одеялом, только через полтора часа стала согреваться, прикорнула и опять гонг, пора на ужин. Никуда не хотела идти, там такой ветер, такой холод, я вообще не голодная, решила что могут не заметить мое отсутствие и продолжила спать. Но за мной послали Провалова, который не уходил, пока я не выползла из своего домика. Ужин был средний, ничего особо не
поела.

 

 


Нам сегодня дали кислородный баллон на первую ночь на 6400, как я уже говорила это эксперимент Абрамова, на каждой новой высоте давать подышать 0,5 л в час кислородом.
Сейчас лежу в кислородной маске, ветер такой силы, что пришлось двинуться на середину, чтобы стенки холодной развивающейся на ветру палатки не дотрагивались до тела.

До 29.04 только штормовой прогноз, к сожалению, Марина Геворкян и Провалов Денис не смогли сходить сегодня на Северное седло, но хотя бы попытались. Марине надо уезжать, так что завтра она с нами прощается.

Когда собираешься в горы, всегда думаешь, что будет столько времени, на то, чтобы подумать и принять решение по каким-то глобальным жизненным делам. Но когда оказываешься тут, то все мысли заняты только физиологией: как дойти, как не замерзнуть, как поесть, как бы поспать без головной боли и тд. Никогда еще дело не доходило до того, чтобы я могла подумать
о жизни, а не о теле.

 

 

 


Завтра ледовые учения. И ночь на 6400 без кислорода. А послезавтра спуск в базовый лагерь и по желанию есть предложение поехать ночевать в деревню на 4000 метров для смены декораций. Постараюсь уснуть.