+7 495 642-88-66

Восхождение на гору Кения и сафари по природным объектам страны Кения. Фотографии Натальи Дульской

Закончилось путешествие группы Клуба 7 Вершин в Кению.  Участники совершили восхождение на одну из вершин горы Кения – Пойнт Ленана (4895 метров). Затем они посетили знаменитый национальный парк Масаи-Мара, один из лучших в ... читать больше

Закончилось путешествие группы Клуба 7 Вершин в Кению.  Участники совершили восхождение на одну из вершин горы Кения – Пойнт Ленана (4895 метров). Затем они посетили знаменитый национальный парк Масаи-Мара, один из лучших в Африке. Завершили путешествие участники на берегу Индийского океана.

 

Полностью галерея фотографий здесь (63 фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ким и Щербаков на Красноярских столбах

  Сайт Красноярские столбы - бесценный источник культурной информации. Но это неожиданный материал...       И дополнение на ЖЖ Алексея Бабия. ОРИГИНАЛ   Ким и Щербаков Вот эту вчерашнюю фотографию повторю и - ... читать больше

 

Сайт Красноярские столбы - бесценный источник культурной информации. Но это неожиданный материал...

 

 

 

И дополнение на ЖЖ Алексея Бабия. ОРИГИНАЛ

 

Ким и Щербаков

Вот эту вчерашнюю фотографию повторю и - поподробней о ней. Вчера я её дал, потому что там был Хвостенко в подходящем году и подходящем виде. Но фотография заслуживает более подробного рассказа.
 
 

Как-то летом 1986 года я пришёл в гости к Валерию Ивановичу и застал его в большом волнении. Он устроил в квартире какую-то немыслимую уборку и вообще видно было,что ему не до меня. Оказывается, он ждал в гости какого-то очень почитаемого им человека из Москвы. Не помню, называл ли он фамилию, но мне она ничего не сказала бы, хотя песню про кита, которого ищут на далёком севере, я ещё в детстве распевал. Тем более мне ничего не говорила фамилия молодого человека, который приезжал тоже и которого Ким прочил в свои преемники - какой-то Миша Щербаков. И уж совсем ничего я не знал про "московские кухни" Юлия Кима, историю превращения его в Михайлова и т.п.
 

Более того, я ни сном ни духом не ведал о диссидентских делах Хвостенко (а о Сиротининых тогда даже и не слыхал). Смешно сказать, но я ни одной самиздатовской вещи не то что не видел, но даже не подозревал о существовании самиздата. В общем, тёмный был человек, хотя уже вполне несоветский - написал в том же 1986 году "Частный детектив" о поисках моих репрессированных деда и бабушки, и большую статью "Суета сует", в которой разбивал марксизм в пух и прах, исходя при этом из христианства, стоицизма и Генри Дэвида Торо. За этот труд, в принципе, меня могли бы и посадить, если бы о нём кто-то узнал. Но я его написал для себя, чтобы разобраться - и никому особо не показывал, поскольку не надеялся, что кто-нибудь это поймёт.
 
К чему я это. А к тому, что приезд Юлия Кима с Михаилом Щербаковым в Красноярск, их поход на Столбы и сплав по Мане прошли мимо меня. Так что я об этом ничего рассказать не смогу. Может расскажут непосредственные участники.
 

Не помню, чтобы Михаил Щербаков (которого я через сколько-то лет узнал и полюбил) написал что-то о Столбах. А Ким написал аж две песни, которые вам и предлагаются. А для тех, кто не знает, про какой туалет поёт Юлий Черсанович - фото избы Грифы, в которой песня и была написана. Изба находится высоко на скале и туалет тоже.
 
---------
 
Неоконченное
 
(Написано в Красноярске во время посещения "Столбов")
 
Эх, судьба, моя судьбина,
 
Погадавши на бобах,
 
Это лето застолбила
 
В этих каменных столбах.
 
Эти "Грифы" и "Развалы",
 
"Дед" носатый с бородой -
 
Допотопные болваны
 
В разливанном море хвой.
 
Крутолобые граниты
 
В теплом солнышке лучей,
 
Гробовые лабиринты
 
Для туземных лихачей.
 
Черта ль нам туда тащиться,
 
Ножки тоненькие гнуть?
 
Смехотворно даже тщиться,
 
Даже думать посягнуть!
 
Но ввиду гостеприимства,
 
Чей закон у всех один,
 
Мы старательно стремимся
 
Куда вовсе не хотим.
 
Зыбкой тропкой частым лесом
 
В царстве вечного клеща
 
Я тащусь со всем семейством
 
И поэтом Мишей Щ.
 
(Миша Щ. - поэт отменный.
 
Несомненный он поэт.
 
В том, что это несомненно,
 
Никаких сомнений нет.
 
Ни у кого. Кроме него)
 
А ведет нас лоцман здешний
 
Бородатый великан
 
Навсегда "остолбеневший"
 
Скалофил и грифоман,
 
Краевед, живой лекторий,
 
И поклонник Теплыха,
 
Того самого, который... -
 
Словом, он: Валерий X.
 
Это он расставил сети,
 
Обкормил и соблазнил,
 
В чем жена его и дети
 
Не жалели тоже сил.
 
От такого агитпропа,
 
Кабы, если да кабы
 
Вся Америка-Европа
 
Повалила б на Столбы.
 
...Частым лесом вслед Валере
 
В неизведанный гранит...
 
Все-тки жизнь, по крайней мере,
 
Он сказал, что сохранит.
 
Миша Щ. — Михаил Щербаков; Валерий X. — Валерий Хвостенко
 
Красноярск,
 
25 июля 1986
 
-------------------------------------------
 
И недели не прошло...(Написано в Красноярске во время посещения "Столбов")
 
...И недели не прошло,
 
вновь я к вам на гору, -
 
Ибо то, что хорошо,
 
Требует повтору.
 
Вновь не хуже здешних птиц
 
Круто по откосу
 
Я порхаю вверх и вниз
 
Вследствие поносу.
 
Ибо, чтобы высший свет
 
Не вводить в смущенье,
 
Здешний - дивный! - туалет
 
Помещен в ущелье.
 
У кого внутри свербит
 
Внутренняя клизма,
 
Тот здесь за день завершит
 
Курсы альпинизма.
 
В бурю, в дождь, по камню в ночь,
 
Ощупью без спичек...
 
Всё мы можем превозмочь,
 
Ежели приспичит!
 
Грифы, грифы! Дай вам Бог
 
Здесь гнездиться долго,
 
Подготавливая впрок
 
Верного потомка.
 
Для сохранности в глуши
 
Вашего гнездовья,
 
Для здоровия души
 
И вообще здоровья.
 
Здесь, на вилле столбовой
 
Вровень с летом птичьим
 
Проникаешься тайгой
 
И ее величьем.
 
И на все смотреть готов
 
С точки самой высшей...
 
Но не ешьте огурцов
 
На сметане скисшей!
 
Красноярск,
 
1986