+7 495 642-88-66

Уникальные панорамные снимки Эвереста появились на картах Яндекса. Сделаны они были во время экспедиции Клуба 7 Вершин!

Роман Реутов: Ни для кого ни секрет, что мы вместе с «Клубом 7 Вершин», «РД студией», «RedFox» и «Yandex» этой весной организовали экспедицию на Эверест с северной стороны. Экспедиция ... читать больше

Роман Реутов: Ни для кого ни секрет, что мы вместе с «Клубом 7 Вершин», «РД студией», «RedFox» и «Yandex» этой весной организовали экспедицию на Эверест с северной стороны. Экспедиция прервалась на середине по причине землетрясения в ~8 баллов – нам повезло и никто из нашей экспедиции не пострадал. Мы были вынуждены эвакуироваться. Несмотря на это все, нам удалось отснять панорамы маршрута длинной в 19 км на пути из Base Camp (5100м) в Advanced Base Camp (6500м).

 

 

 

 

Впервые каждый может пройти этот живописный высокогорный маршрут вместе с нами не подвергая себя опасности.

Панорамы публикуются в преддверии фильма «Эверест», выходящего в прокат 24 сентября 2015 года.

 

Специальная страничка, посвященная панорамам, находится по адресу – http://yandex.ru/promo/everest

 

Сами панорамы вы можете легко найти по ссылке – http://maps.yandex.ru/-/CVgTfJ3G

 

Блог, посвященный экспедиции - http://blog.yandex.ru/post/98038/

 

 

 

 

 

Из официального сообщения: В сервисе «Яндекс.Карты» появились панорамные снимки подъема на Эверест. По словам представителей «Яндекс», таких кадров нет в распоряжении ни у одного из создающих карты сервисов. Команде специалистов удалось сфотографировать предгорья Эвереста, спускающийся с вершины ледник Ронгбук, ледяные пики и образования из сыпучей горной породы, характерные для этой местности.

В состав экспедиции вошли профессиональные альпинисты и фотографы. Их маршрут начался на высоте 5100 метров над уровнем моря, в базовом лагере для всех, кто готовится к восхождению на Эверест. Снимки зафиксировали подъем группы до высоты 6500 метров. Заснять саму вершину не удалось: началось землетрясение, и экспедиции пришлось вернуться назад…

 

 

 

 

РОМАН РЕУТОВ:

Моя любовь к горам началась в раннем детстве, в Пермском крае: с 4-х лет я встал на лыжи, а позже на сноуборд, спасибо родителям. После школы — университет в Москве, общага, со 2-го курса — постоянная работа. Но чего-то не хватало — я тосковал по лыжам, горам и природе. Однако когда одна половина суток занята гранитом науки, вторая зарабатыванием на пропитание, а третья половина — весёлыми студенческими тусовками, о лыжах можно только мечтать.

В сентябре 2014, на встрече клуба «7 Вершин» А. Абрамов рассказал о специальной экспедиции на Эверест весной 2015 года: во время восхождения планировалось снять документальный фильм для «Первого» канала компанией «РД Студия» совместно с Валдисом Пельшем, поэтому и состав должен стать особенным — А. Абрамов (6 восхождений на Эверест), С. Ларин (4 — Эверест), Н. Ханна (7 — Эверест), С. Богомолов (13 восьмитысячников из 14), И. Душарин (3 — Эверест), В. Мороз (2 первовосхождения, 6 первопроходов, много семитысячников, основатель компании «RedFox»), Д. Провалов (одно восхождение на Эверест). Мысль об Эвересте засела у меня в голове, и я каждый день засыпал и просыпался с ней. Если и пробовать, то нужно сейчас, с самыми большими профессионалами своего дела — с одной стороны это очень интересные люди, с другой — за их плечами огромный опыт, а это в свою очередь сокращает риск. Узнав о готовящемся проекте Яндекса, я предложил свою помощь. Мы решили попробовать снять панорамы Эвереста. После переговоров с «7 Вершин» и А. Абрамовым меня записали в состав экспедиции, и начались тренировки.


12 апреля 2015 я прилетел в столицу Непала Катманду. Прекрасный город у подножья самой высокой горной системы Земли. У России с Непалом старые дружеские отношения, нам здесь рады, нас любят, и это приятно. На самом деле и без восхождения съездить сюда будет отличным приключением. Но у нас была своя цель. Мы двинулись в город Лхаса — столицу Тибетского автономного района КНР, потом был долгий путь к Северному базовому лагерю Эвереста (5100). Около недели мы жили в базовом лагере и делали акклиматизационные вылазки. Сначала до 5900, потом до 6500. Готовили фото и видео материалы. Мне удалось отснять 122 панорамы на маршруте длиной 19 км. 25 Апреля мы были на пути к лагерю 5900. Именно тогда нас сильно тряхнуло — случилось мощное землетрясение магнитудой почти 8 баллов.

 


Наша команда в пути сильно растянулась по горному маршруту. Где-то сошли лавины, где-то были камнепады. Все сильно переживали друг за друга и продолжили восхождение до 5900, поскольку не было связи с другими членами экспедиции и, в случае происшествия, помощь была бы своевременной. Все добрались до лагеря 5900 и узнали, что по счастливой случайности, никто из нашей экспедиции не пострадал, после чего мы связались с родственниками. Долго не могли заснуть — бурно обсуждали план на следующий день. Ночью были повторные толчки, и на следующий день тоже. В результате мы вернулись в базовый лагерь. Позже власти КНР для сокращения риска распорядились закрыть альпинистский сезон на 2015 год из-за высокой вероятности повторных толчков.

 

 

 


В этот раз нам удалось достичь только высоты в 6500. Но главное — то, что все вернулись целыми, невредимыми и полными решимости. И хотя главная цель не была достигнута, но мы собрали большое количество ценного материала, а самое главное, с оптимизмом смотрим в будущее и верим в себя.

 

МАКСИМ ШАКИРОВ:

 

Одиночное восхождение

Я занимаюсь спортом с самого детства. Во втором классе папа поставил меня на лыжи. В девятом — впервые съездили с мамой в поход. И понеслось. Спорт всегда был для меня на первом месте, но вскоре любовь к горам соединилась с увлечением журналистикой. Я стал придумывать и реализовывать разные проекты, в результате каждое восхождение становилось информационным поводом.
читать далее
В 2014 году интерес к Эвересту свёл меня с Яндексом — идея снять панораму витала в воздухе, но до сих пор никому не удавалось сделать это. Во-первых, очень немногие поднимаются на Эверест больше одного раза. Во-вторых, в горах невероятно сложно поймать хорошую погоду. Но мы рискнули. План был такой: Рома поднимается на вершину, я прохожу неполный маршрут и страхую. Вместе мы должны были справиться с задачей.
23 апреля я прилетел в Катманду немного заранее, чтобы опробовать камеру и сделать несколько панорамных снимков города. Рома к этому моменту уже отправился с экспедицией в путь. Я успел снять городскую площадь для панорам. 25 апреля, за день до выхода в базовый лагерь, случился первый толчок. Это были какие-то секунды, но я никогда их не забуду. Я чудом смог выбежать из гостиницы и найти относительно безопасное место. После первого толчка я ждал. С южной стороны Эвереста сошла огромная лавина, дорога была разрушена, и базовый лагерь закрыли. Дня через три стало понятно, что китайцы закрыли дорогу, и Ромина экспедиция сворачивается. Однако ещё была возможность пробраться со стороны Непала. 11 мая я прилетел в Намче-Базар с планом через пару дней добраться до Южного базового лагеря, подняться на Калапатар и снять вид на Эверест. Но за день до выхода толчки повторились. Мне снова повезло. Но рисковать в третий раз уже не было ни сил, ни возможности. Идти было некуда: дороги разрушены, найти проводников невозможно — местные жители перепуганы, а вещей для автономного путешествия нет. Я связался с Москвой, и было принято решение возвращаться. За 48 часов, которые мы пережидали до отлёта и ночевали на улице, мне удалось подняться и снять вид на Эверест. Этим и закончилось третье восхождение. Хотя, нет. Не закончилось…

ПРОДЛОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ !!!!

 

 

 

 

Клип РД Студии на нашем канале и рассказ Валдиса Пельша на нашем сайте

В экспедиции Клуба 7 Вершин на Эверест 2015 года принимала участие съемочная группа РД Студии под руководством Валдиса Пельша. "Как многим уже известно, из-за землетрясений в Непале Эверест в этом сезоне был закрыт. Нашей экспедиции ... читать больше

В экспедиции Клуба 7 Вершин на Эверест 2015 года принимала участие съемочная группа РД Студии под руководством Валдиса Пельша.

"Как многим уже известно, из-за землетрясений в Непале Эверест в этом сезоне был закрыт. Нашей экспедиции пришлось отказаться от восхождения, а съемочной группе прервать работу над фильмом. У альпинистов есть поверье на этот счёт: Эверест никогда не пускает с первого раза...
Но мы рады сообщить вам, что, несмотря на все сложности, мы вернёмся на Эверест следующей весной. И уже осенью 2016-го наш фильм о покорении высочайшей горы мира выйдет в эфир на Первом канале!
А пока трейлер из уже отснятого"

 

 

 

 

 

 

Эхо Москвы. Рассказ Валдиса Пельша

 

Оригинал на сайте Радио Эхо Москвы

А.Плющев
В программе «Своими глазами» сегодня у нас телеведущий Валдис Пельш. Добрый вечер!

 

 

 

 

В.Пельш
Добрый!

А.Плющев
Но сегодня не будем не будем угадывать мелодию или что-нибудь еще в этом духе…

В.Пельш
Не-не, можно еще так сказать: «Сегодня у нас в гостях Валдис Пельш и это не розыгрыш».

А.Плющев
Или так, да, что-нибудь в этом духе. Нет, на самом деле все серьезно, более чем серьезно, поскольку речь пойдет о землетрясении в Непале. Я так понимаю, что вы встретили его там, я видел отчет оттуда.

В.Пельш
Почти там. Мы были по ту сторону Гималаев, мы были в Тибете, и трясло нас слабее, где-то балла на 2,5 нежели Непал, но каждый толчок мы ощущали своими ногами.

А.Плющев
Давайте начнем по порядку. Вы там оказались, каким образом?

В.Пельш
Мы поехали снимать наше очередное документальное кино, которое называется «Ген высоты или как пройти на Эверест», посвященное восхождению на Эверест. Мы должны были снимать и снимали мои материалы и параллельно мы вели съемки российской группы, которая в этом году должна была взойти на Эверест, надеюсь, в полном составе, но, к сожалению, в результате всех этих событий китайская сторона закрыла северный склон, потому что восхождение через Тибет – это северный склон. Южный склон был, естественно, закрыт после схода лавин на базовый лагерь в Непале. И вообще в этом году никто не сможет подняться на эту гору, она официально закрыта до следующего года, во всяком случае, до осени, до сезона август-сентябрь, когда осуществляется восхождение, но осуществляется, как правило, профессионалами, потому что это не самый благоприятный климатический сезон: там сильные ветра и уже другая температура, более холодная.

Мы поехали туда снимать. Снимали-снимали…

ПЕЛЬШ: В этом году никто не сможет подняться на эту гору, она официально закрыта до следующего года

А.Плющев? Я уточню просто. Вас там была целая группа съемочная. Это сколько народу?

В.Пельш
5 человек, это: я, режиссер Кристина Козлова, три оператора, из которых два высотных оператора – это профессиональные альпинисты, и имена эти людей, надо сказать, очень много значат в альпинистском мире. Это Денис Провалов и Иван Душарин. Кстати, Иван Душарин – это участник первой российской экспедиции на Эверест в 92-м году, и, кстати, покоритель первый российский вершины К-2, которая считается гораздо более злой, нежели Эверест. На них были возложены обязанности вести высотные съемки на высотах выше 7 тысяч, куда съемочная группа наша — режиссера-оператора Саши Кубасова и меня – не планировала подниматься. Мы должны были дойти до высоты 7100 – это так называемый Норд кол – лагерь на Северном седле, где на фоне невероятных красот должны были записать несколько материалов со мной, объясняющим, что, как, зачем и почему, рассказывающим про гору. А вот такую реалити-часть, то есть взаимоотношение людей, их поведение, изменения сознания на высоте – это уже должны были снимать высотные операторы.

А.Плющев
Я немножко отвлекаюсь в сторону, чтобы понять бэкграунд. У вас, собственно, Валдис, какой опыт альпинистский до этого был?

В.Пельш
Зеро.

А.Плющев
Вообще, ничего — ноль?

В.Пельш
Ноль.

А.Плющев
Вы так ловко жонглируете терминами разными, называете всякие разные географические названия, это потрясающе совершенно.

В.Пельш
Дело в том, что нашей маленькой компании под названием «РД Студия» свойственно глубокое погружение в исследуемый материал, и мы не исповедуем такую философию, что ведущему не обязательно глубоко знать то, о чем он говорит – пускай он красиво об этом говорит. Собственно говоря, ради этого мы и поехали туда и терпели мучения акклиматизации, и горная болезнь нас плющила и крутила, извините за каламбур…

А.Плющев
Ничего страшного, нормально!

В.Пельш
Именно, чтобы понимать, зачем, о чем и почему. У меня было тестового восхождение в сентябре на Эльбрус, но мы дошли до скал Пастухова – это 4700 и повернули назад, потому что был неблагоприятный прогноз и от восхождение на саму вершину Эльбрус нам пришлось отказаться, но сейчас я ее сделал на плюс 250 метров, потому что лагерь Миддлкэмп так называемый, он уже находится на 5850, а Эльбрус – это 5642. То есть на 200 метров я выше Эльбруса сходил.

А.Плющев
Мы все знаем, что журналист — это, конечно, люди, которые за чужой счет удовлетворяют свое собственное любопытство или какие-то интересы реализуют. Вам самому это реально интересно, или это просто работа?

В.Пельш
Кино снимать очень интересно. Испытывать горную болезнь и все сопутствующие фактора категорически неинтересно. Я для себя уяснил, что альпинизм, высотный альпинизм – это не мое. Но ты должен дойти. Ты должен влезть в шкуру тех людей, о которых ты рассказываешь. И надо сказать, что ребята, которые были в группе – там была замечательная совершенно группа – и они как-то к нам прониклись, в какой-то момент подошли, сказали: «Мы-то думали, что вы сольетесь достаточно быстро, а вы ничего – вы еще с нами дойдете и повыше». И вот мы должны были как раз выйти в лагерь на 6400, когда накануне произошло это землетрясение. Мы в это время снимали в монастыре Ронгбук – это самый высокогорный монастырь в мире, находится на высоте 5200. И там один монах остался, потому что монастырь был разрушен китайским правительством в 74-м году. Потом его восстановили но пониже – это новый Ронгбук. Вот в этот старый Ронгбук как раз – мы как раз сняли первый сюжет – и вдруг с гор, со склонов стали спускаться горные козы – заходить в монастырь. При том, что они очень пугливые животные.

А.Плющев
Дикие.

ПЕЛЬШ: У меня было тестового восхождение в сентябре на Эльбрус, но мы дошли до скал Пастухова

В.Пельш? Да, дикие козы. Я их встречал на подъеме накануне, и они просто человека к себе не подпускают. А тут одна, две, три… семь штук мы насчитали – они вошли просто во дворик монастыря, не обращая внимания на людей и просто стали стоять и смотреть. И через десять минут началось. Сначала это были резкие толчки, где-то три резких толчка, а потом земля начинает под тобой ходить ходуном влево-вправо, ну как на волнах качаться. И тут мы поняли, что это землетрясение. В монастыре обрушилась стена одна. Там как раз находились еще наши, скажем так, товарищи, которые просто поехали с нами посмотреть. Они выскочили посмотреть, все живы, все здоровы. Единственно, что тропа, по которой мы поднимались – она достаточно крутая, каменистая тропа – она была завалена огромные валунами впоследствии, и нам повезло, что мы прошли там за некоторое время до начала землетрясения, потому что, если бы мы оказались на этой тропе, нас бы могло подсыпать очень прилично.
Мы переживали за первую группу, которая ушла в тот день на высоту 6400. Они передали, что все хорошо. Их застало тоже на тропе землетрясение, но те, кто попал под камнепад, успели спрятаться за большие валуны, которые там разбросаны в живописном беспорядке, и спасибо этим валунам огромное.

Ну и стали уже поступать сведения из Непала о том, что уже 150, 350, 500, 1000 погибших. Дело в том, что с нами были тибетцы, которые занимаются готовкой в лагере, занимаются обслуживанием, то есть работают как носильщики, которые несут вещи, если вам нужно, до определенных лагерей, но дальше, выше 6400 – там уже шерпы. Шерпы – это народность, которая ушла из Тибета, они все живут в Непале, работают именно высокогорными проводниками. У наших шерпов все было в порядке – они звонили, узнавали. А вот у соседней группы погибли кто-то из семей и обстановка была достаточно нервная.

А.Плющев
То есть были погибшие и из тибетской стороны тоже?

В.Пельш
Нет, шерпы приходят из Непала на работу на Северный склон. Китайское правительство заявило, что погибших 25 человек в Тибете, около 200 тысяч пострадали. Мы, когда выезжали из базового лагеря, уже возвращаясь домой, мы видели, что во-первых, трасса Лхаса Джанму – это дорога через весь Тибет до границы Непала – она перекрыта и въезд только по спецпропускам, и очень много техники идет из Лхасы: это бульдозеры, экскаваторы на платформах. Было развернуты несколько госпиталей – мы видели у дорог – это медицинский и, скорей всего, эвакуационные госпиталя. То есть китайцы еще ждут толчков. Собственно говоря, получается, на 5-й день официально зам министра туризма приехал в базовый лагерь и заявил, что гора в этом году закрыта.

А.Плющев
Мы еще поговорим непосредственно о землетрясении. Сколько удалось снять материала для фильма? Он будет закончен.

В.Пельш
Он будет закончен через год, потому что через год мы пойдем снимать дальше. У нас нет восхождения. У нас есть очень интересные интервью, у нас есть очень интересные истории, потому что с нами в русскоязычной группе была, допустим, девочка Талия из Южной Африки, которая должна была стать первой африканкой, которая взошла на Эверест. До этого ни одна представительница африканского роду-племени женского пола не покоряла Эверест.

А.Плющев
Мне казалось, что все в мире, кто могу…

В.Пельш
Нет-нет, там ведется очень четкий список. И есть знаменитая в Непале бабушка мисс Хоули, ей 92 года, она ведет список всех восходителей. Это историограф горы, это при том, что она никогда не поднималась ни на одну гору, она даже не была ни в одном базовом лагере. Но она помнит еще Эдмунда Хиллари, первого покорителя Эвереста 51-го года. И вот, если ты поднялся на Эверест и даже тебе выдали сертификат о восхождении, но тебя нет в списках мисс Хоули, то, старик, у тебя проблемы. Скорей всего, чего-то тут не то.

Кстати, завтра съемочная группа, которая сейчас полетела – я улетел в Москву, они вернулись в Катманду — и, кстати, позвонили, сказали, что на самом деле не то, что не все так страшно, то есть страшно, но, в принципе они ожидали гораздо худшее увидеть в городе. Старый город, конечно, разрушен, и нам было очень неприятно видеть фотографии разрушенных мест, где мы гуляли десять дней назад. Это королевский дворец, площадь перед королевским дворцом – там, конечно, разрушения очень сильные.

И надо еще добавить, что в Непале две, если я не ошибаюсь реки, они чудовищно замусорены. Это традиция непальцев и, кстати, тибетцев тоже – они весь мусор выбрасывают в реки. И мало того, что непальцы еще сжигают тела погибших, умерших своих соотечественников. То есть эти реки непригодны для питьевой воды. И вообще, ни один отель уважающий себя в Катманду, не использует водопроводную воду, потому что вода там чудовищного качества. Они используют воду, привезенную цистернами. Ее тоже пить нельзя, но она хоть качеством получше. И, учитывая то, как замусорена столица, то, как люди привыкли выбрасывать мусор на улицу… более того, там очень много не асфальтированных дорог – это грязь, это лужи. И там, конечно, эпидемиологическая, я думаю, обстановка шибко нехороша.

А.Плющев
Как вы почувствовали, для местного населения… в Непале – вы уже уехали к этому моменту, а в Тибете вы были как раз в этот момент — стало ли это большим сюрпризом? Насколько они были потрясены, удивлены?

ПЕЛЬШ: Я для себя уяснил, что альпинизм, высотный альпинизм – это не мое

В.Пельш? Удивлены все были, потому что толчки были действительно очень сильные для того же Тибета. Для Непала это вообще, если мне не изменяет память… как минимум 80 лет у них этого не происходило. Какие-то подвижки все время происходит. Но в какой-то момент, когда все поняли, что это уже произошло, в этот день, на следующий день, мы чувствовали толчки еще трое суток. К этом потихонечку привыкаешь, особенно, если с твоими родными, близкими все нормально… Эта тема была постоянно обсуждаемая, но она не доминировала, то есть не было такой паузы мучительной, а потом кто-нибудь говорил: «Ну давайте еще раз поговорим о землетрясении». Нет, все жили нормально. Более того, все были уверены, что восхождение продолжится, и были уверены, что кино мы до снимем. Потому что без восхождения, динамики, остроты, этой напряженности самих последних метров…. Хотя на самом деле из 3-го штурмового лагеря – это высота 8300 до 8848, до вершины – 548 метров, на самом деле идти там 6 километров по диагонали. И это трудное, местами очень опасное восхождение, потому что, есть места, где может пройти только один человек: либо туда, либо обратно. И вот без показа, как наши ребята это преодолевают, кина не будет. Поэтому, кстати, я в инстаграме так и написал: «Кина не будет».
Будем надеяться, что в следующем годы как минимум половина из нашей группы попытается повторить. Потому что, во-первых, это недешевое удовольствие, очень недешевое, люди потеряли очень большие деньги. А не все восходители на Эверест – это баловни судьбы, для которых сумма порядка 55 тысяч долларов — приблизительно во столько обходится восхождение – это сумма, которую они не каждый день достают из ночной прикроватной тумбочки. Кто-то копил на это очень многие годы, надо сказать. Это большой удар для тех, кто понял, что мечта – вот она была близко… Один мой приятель – мы познакомились там, и человек, к которому я очень проникся – он все время повторял: «Четыре шага, четыре шага». Я говорю: «Какие четыре шага? Там еще километров 12». Он говорит: „Ну четыре лагеря – четыре шага. Четыре лагеря – и вершина“. И для них это действительно очень большой удар, потому что это очень увлеченные люди. Но, надо сказать, что все люди, занимающиеся высотным альпинизмом, когда их кто-то спрашивал из родных, близких, знакомых или из СМИ: „Ну как вы там?“ Они спокойно отвечали: „Слушайте, высотный альпинизм связан неразрывно с риском“.

А.Плющев
Тут надо признать, видимо, многократно усиливается этот риск, увеличивается. Одно дело горы, которые сами по себе опасны. Другое дело – землетрясение в горах. И, когда ты видишь заваленную тропу, по которой ты только что шел, наверное, это сильное впечатление. У вас было что-нибудь сравнимое по силе в жизни, Валдис?

В.Пельш
Женщины и дети.

А.Плющев
Нет, такого порядка я имею в виду – когда страшно?

В.Пельш
Я могу сказать, что, допустим, что такое камнепад? Камнепад – это не раз – и на тебя упал кирпич. Ты слышишь, например, горы, и если ты идешь один по тропе – ты присел просто отдохнуть, в этот момент ты понимаешь, что ты слышишь все. У тибетцев есть такое выражение, называется „плачущее ухо“. Считается, что шерп всегда может услышать лавину. И ты понимаешь, что такое „плачущее ухо“, потому что где-то метрах в двухстах на склоне начинает катиться камень, он только начинает катиться. Там же тишина абсолютная стоит в горах. И ты понимаешь, что теоретически, если ты будешь внимателен, то ты этот камнепад услышишь, и у тебя буде время найти себе убежище.

Другое дело – лавина, которая идет на тебя, которая идет гораздо быстрее камнепада. И то, что произошло в южном базовом лагере, когда практически одновременно сошли три лавины с трех направлений и до сих пор неизвестно, сколько человек там погибло, потому что в списках, которые опубликованы сейчас, очень много подписей: неизвестный, неизвестный… Но дело в том, что по базовому лагерю никто не ходит с документами. Как правило, ты приезжаешь в базовый лагерь, в кают-компании есть сейф. Все туда кладут деньги, документы, потому что все открыто — на всякий случай. Лавина идет гораздо быстрее. И если вы посмотрите тот ролик, который в YouTube был выложен, там же за 15 секунд до того, как лавина накрыла лагерь, там люди гуляли, обсуждали землетрясение, которое сейчас только что трясло. А лавина уже шла. Поэтому опасности там на самом деле… Я в фильме говорю такую, как мне кажется, правильную фразу: „Мы считаем людей, которые лезут в горы, безответственными чудаками, которые забывают, что у них есть ответственность перед семьей, перед близкими, но при этом мы не осознаем и десятой части того риска, которому они подвергаются“. Эти люди привыкли рисковать. Они идут, зная и принимая не себя всю ответственность.

А.Плющев
Вы сказали, что высотный альпинизм – это не ваше, вы поняли это. Но вы поняли этих людей, они-то зачем?

В.Пельш
Мы, естественно, не стояли на вершине Эвереста, но уже из среднего лагеря, с 5850 уже вид открывается совсем другой. И мы видели лагерь ABC – 6400. Его можно там увидеть, такую площадку. И ты понимаешь, какой оттуда открывается вид. А потом ты догадываешься, какой вид откроется с Северного седла. И рано или поздно ты захочешь — альпинист реально захочет это сделать – ты просто захочешь оказаться на „крыше мира“ и увидеть все вокруг, и понять что ты — Анатолий Букреев— был такой легендарный альпинист, он сказал, что гору нельзя покорить – с ней можно сравняться — что ты сравнялся с этой 8848 – самой высокой отметкой на планете.

А.Плющев
Если вы вдруг не сначала слушаете нашу передачу, не узнали по голосу нашего гостя – это телеведущий Валдис Пельш. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. аккаунт vyzvon в Твиттере, или веб-форма на нашем сайте – все это годится для того, чтобы Валдису задать вопросы о его миссии, можно так сказать, в Тибете, в районе землетрясения тоже и о съемках фильма, обо всем, что вас интересует в этом контексте, разумеется. Сегодня не о передачах, сегодня не о телепроектах – это к программе „Телехранитель“.

Я вот один момент упустил. Извините, что я, как следователь, возвращаюсь к каким-то недоговоренным вещам. Тропу-то завалило – вы по ней поднимались, сказали, — а спускались вы как?

В.Пельш
Траверзом – мы ее обходили.

А.Плющев
Расскажите об этом нашим слушателям.

В.Пельш
Обход валуна: берешь либо вниз и влево, либо вверх и вправо, и обходишь препятствие. Дело в том, что тропы прокладываются, как правило, наиболее оптимальным и коротким путем, но есть еще точно так же, как на вершину Эвереста существует 17 маршрутов. 2 из них – это с северного базового лагеря, с южного базового лагеря так называемые общедоступные или туристические, а остальные 15 – их проложили профессионалы. Кстати сказать, в 82 году, когда советская первая экспедиции покорила Эверест, они проложили свой путь, доселе нехоженую тропу на вершину Эвереста…

А.Плющев
Как прокладывается тропа? Просто там много ходят люди и все?

В.Пельш
Они прошли маршрутом, которым до сих пор никто не ходил и даже Рейнхард Месснер, легендарный совершенно в мире альпинизма дядька, который первым покорил Эверест без кислорода,в одиночку, без чьей либо помощи, он сказал, что русские – самоубийцы, и, собственно говоря, он не верит в успех этого предприятия.

И там, кстати, очень интересная история была. Советская делегация должна была покорить Эверест в 80-м году. Тогда выдавали одну лицензию на страну в год. И это был олимпийский год, и все понимали, что во-первых, подготовка к олимпиаде будет главным информационным поводом. Во-вторых, если группа не взойдет или, не дай бог, кто-то погибнет, то это как-то омрачит олимпиаду. Поэтому мы поменялись с итальянцами. Мы им дали 80-й, а они нам свой 82-й год. И в 82-м году взошли.

А.Плющев
Мы продолжим нашу программу, продолжим разговор с Валдисом Пельшем о землетрясении, о восхождении, о Непале, об Эвересте, о Тибете. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45 и аккаунт vyzvon в Твиттере. Вопросы уже начинают поступать, с них и начнем через пять минут сразу после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

А.Плющев
Программа „Своими глазами“. Здесь Валдис Пельш, вернувшийся из Тибета. Землетрясение в Непале – у нас условно эта тема, поскольку оно занимает центральную часть, но не только о нем мы говорим. Спасибо вам за ваши вопросы. Обещал с них начать – с них и начну. Очень много вопросов, много повторяются: Вам было страшно в какой-то момент?

В.Пельш
Честно, я не помню за собой чувство страха. Чувство, что ты попал в непонятную для тебя среду, ты не совсем к ней готов, вернее, они для тебя полная неожиданность. Но я четко понимал, что мы стоим на скальной породе, рядом с нами нет высоких домов, рядом с нами только вот эти небольшие хибарки одноэтажные. Даже, если стена рухнет, в крайнем случае тебя немножко придавит. Камнепад, который начался сразу же практически, он был на безопасном расстоянии от нас, то есть камни падали под монастырские стены. Единственно, я понимал, что я в этот момент не готов, если у меня между ног зазмеитсятрещина — и разойдется! Я на шпагат очень плохо сажусь, поэтому, наверное, ту будет как-то некрасиво, и брюки порвутся. Поэтому – нет. И более того, третий день – я говорю – лежишь в палатке, земля начинает двигаться под тобой, ты понимаешь, что это какой-то афтершок. И у тебя мысль такая: Выбегать из палатки, не выбегать? Нет, пускай тряханет сильнее – тогда я пойму… Дело в том, что в Тибете – там климат настолько континентальный, что вот солнце жарит – палатка ваша распахнута, иначе там невозможно находится. Только солнце садится за гребень – вы бежите к палатке, тут же застегиваете ее, сбрасываете с себя, допустим, так называемую Goretex куртку, которая непродуваемая, и тут же одеваете пуховик, потому что через 15 минут температура будет минус. А в палатке ночью у вас минус 7-10 в нижнем лагере. Чем выше, тем будет холоднее, и в общем-то, вылезать из палатки – это надо одевать ботинки. То есть на самом деле на вас очень много одежды, то есть вы спите в перчатках, в шапке, флисовом утеплителе, в теплом термобелье, но надо все равно еще одевать пуховик, одевать ботинки, одевать какие-то штаны. Нет, я не буду выбегать из палатки! Когда землетрясение проявит себя и объяснит мне, что, действительно, это оправдано.

ПЕЛЬШ: Сначала это были резкие толчки, а потом земля начинает под тобой ходить ходуном

А.Плющев? Извините меня за, может быть, интимный вопрос, но его, кстати, все задают – когда мы про воздушные шары говорили и так далее – как с личной гигиеной там? Вы же там долгое время… салфетки – что там?

В.Пельш –
А-а! Вы мыться или пописать? Вы конкретизируйте.

А.Плющев
Я в основном – мыться. Но можно — и пописать.

В.Пельш
По поводу мыться. В нижнем лагере есть баня. Это большая палатка, в которой стоят два чана с горячей водой. Они нагреваются от газовых баллонов. Первый чан – ваш, второй – того, кто стоит в очереди. И большие бочки с холодной водой. Лагерь находился под такой мариной горной, и там пять горных озер. Кстати, чего мы боялись – это, что марину разрушит, и эти озера прольются на нас. Вот, значит, мешаете, бадяжете, как в бане, в шайку, выливаете. После того, как вы помылись, вытерлись насухо, нужно наполнить кастрюлю, которую вы использовали, новой порцией воды для того, кто пойдет следом. И единственно, что – баня не про вашу честь первые шесть дней. Вы приехали в лагерь – у вас идет акклиматизация. Если вы простудитесь – вам хана, то есть вы не сможете восходить.

А.Плющев –
А, вот почему. Я думал, еще недостоин – загрязнись достаточно!

В.Пельш
Нет, в принципе ты можешь брать примет с тибетцев и шерпов. Утверждают, что они вообще не моются в своей жизни. Мне кажется, что это неправда, но они моются чуть пореже, чем мы. Значит, три дня акклиматизации – мыться нельзя. Потом у вас начинается первое восхождение – это два дня. То есть 5 дней вы в лучшем случае не моетесь. И только, спустившись с лагеря Миддлкэмп, вас доктор пускает помыться. Потом, когда вы уйдете, если уже говорить о восходителях, дней, наверное, 9-10 – да, флажные салфетки.

А.Плющев
Понятно. Сколько вы всего в результате провели там дней?

В.Пельш
21 или 22.

А.Плющев
А акклиматизация прямо с прибытия начинается?

В.Пельш
Да, вы прилетаете в Катманду. В Катманду — 1200 – вы этого не ощущаете. И маршрут, которым там можно ехать, через Джанму, через границу, то есть постепенно набирая акклиматизацию – он более мягкий, но он более длительный. Мы полетели в Лхасу. Во-первых, это столица Тибета, там замечательная Потала — это дворец Далай-ламы великолепнейший совершенно. Лхаса – это 3600, поэтому, как только самолет садится, открываются двери, вы сразу понимаете, что это 3600. То есть вот этот скачок на 2200 – он жестковатый. Но зато потом вам легче, потому что вы движетесь в сторону Эвереста, потихонечку поднимая в каждом городе высоту. Шигатце – это уже 3800, потом Шигар -4200 и потом еще скачок на километр, когда вы из Шигара выезжаете к базовому лагерю: за 5 часов вы поднимаетесь на километр. Два дня вы акклиматизируетесь. После того, как вы сходите на 5800, например, и спускаетесь на 5200 – вам так легко становится! Вы такой быстрый. Ну, правда, ненадолго быстрый, потому что любое быстрое движение сбивает вам дыхание. Вообще, у альпинистах есть такое выражение: „На 8 тысячах завязать шнурки – это подвиг“. Но это правда. Потому что это неудобная поза, у вас легкие сдавлены, вам сложно дышать полной грудью. Но вы дышите, естественно, чаще, глубже, то есть получается такая постоянная гипервентиляция легких, потому что на 5200 вы получаете где-то не больше 60% от нормы воздуха.

А.Плющев
Вернусь еще к вопросам слушателей. Нас спрашивает Татьяна, она возвращает к землетрясению и говорит, что ее покоробило, что вы намеревались продолжать съемки, когда рядом требовалась мобилизация для спасательных работ. Она спрашивает: „Это стресс или вам было все равно? Но рады, что вас не зацепило“.

В.Пельш
Нет, мы, естественно, просчитывали варианты, что, может быть, имеет смысл все бросить, но дело в том, что дорога из Джанму на Катманду разрушена, и добраться до Катманду мы просто физически не могли бы. Единственный вариант был – начать движение в сторону Лхасы, но дорога на Лхасы была тоже закрыта, и для того, чтобы доехать до Лхасы, вы должны получить разрешение, спецпропуск на проезд. Там ходил у нас один парень англичанин по всем лагерям и говорил, что „ребята, нам нужно всем сейчас сниматься“. И мы ему завали вопрос: „Ты знаешь маршрут?“ Он говорит: „Нет. Ну просто надо сниматься“. Тогда мы спрашиваем: „Через вершину Эвереста ты предлагаешь сейчас? Дороги нет“. Поэтому, естественно, никакого жестокосердия не было. Если бы реально была нужна наша помощь, то мы бы, конечно, откликнулись на этот призыв, но физической возможности быстро достичь Катманду… Допустим, с нами в группе был Влад Мороз – это представитель компании Red Fox, которая занимается поставками зимнего снаряжения – он тут же отзвонился в Катманду и отдал приказ все, что нужно в магазине – там в основном палатки требовались – все отдать на улицы. Моментально все было отдано. То есть он все снаряжение магазина в Катманду просто отдал людям, которые нуждались в палатках, спальных мешках, в чем-то теплом.

А.Плющев
Спрашивают: „Почему вы выбрали северный, а не южный маршрут на Эверест?“ — спрашивает Руслан.

ПЕЛЬШ: На повезло, что мы прошли там за некоторое время до начала землетрясения

В.Пельш
Дело в том, что южный маршрут имеет одну неприятную особенность – это ледопад Кхумбу, который начинается от базового лагеря. Он достаточно сложен для прохождения. Его многие не любят. И в прошлом году погибшие 16 шерпов именно на Кхумбу – были сброшены лавиной. Опять же для нас, скажем так, для новичков более длительный подъем с северной стороны был наиболее приемлемым. Южная и северная сторона имеют свои плюсы и минусы. Мы выбрали северную.

А.Плющев
Александр из Тулы: „Какой самый дальний населенный пункт виден с вершины Эвереста?“ Я так понимаю, вам до вершины добраться не удалось…

В.Пельш
Я могу сказать, что мы вершину видели за 100 километров. То естьгде-то в районе города Тингри мы свернули с трассы и начали уходить на этот знаменитый джомолунгмский проселок, на самом деле это национальный парк „Джомолунгма“ или Чомолунгма, как правильно говорят тибетцы. Вот за 100 километров вы видите вершину Эвереста. Она еще нас приветствовала таким снежным флагом, совершенно сдувало больше снежное облако, и вот оно двигалось налево – очень красиво.

А.Плющев
Не могу не спросить. Конечно, я перед этой передачей посмотрел и инстаграм, цитировали ваш инстраграм много – фотографий и коз, в том числе. Как там осуществляется связь? Вы же как-то в инстаграм выкладываете. Вы говорите, что деньги, ценности, документы кладут все в сейф внизу, насколько я понимаю. Мобильный телефон и телефония.

В.Пельш
В базовом лагере мобильный телефон, интернет – все есть. Единственно, что в Китае не поддерживается Твиттер и социальные сети. Поэтому, если вы хотите выложить фотографию, то вы должны послать кому-то по WhatsApp, и этот кто-то, если вы ему сообщили пароль своего инстаграма, он это выкладывает; или купить хитрую программу, которая вас шифрует и китайские товарищи думают, что вы находитесь в США и оттуда выкладываете свои фотографии. Там единственная проблема, что все ретрансляторы работают на солнечных батареях, и поэтому часа через полтора после захода солнца мобильная связь вырубается и появляется только утром. Но это еще в 2008-м году была затащена достаточно высоко ретрансляционная вышка. Правда, сейчас она не работает. Уже на 5800, на 6400 связи нет, и есть только возможность пользоваться спутниковым телефоном.

А.Плющев
Здесь спрашивают, как вы оцениваете работу непальских спасателей. Я так понимаю, поскольку вы были с тибетской стороны, то в основном, может быть, тибетских. Вообще, насколько там была паника, не было паники? Местные власти – можно ли их оценить – там, где вы были или нельзя их оценить? В общем, по работам, по организации.

В.Пельш
Мы читали, естественно, комментарии, которые шли из Непала в лайфе, и самые большие претензии, конечно, наших соотечественников были к возможности выбраться из Непала, потому что по тем комментам, которые приходили… А надо сказать, что аэропорт в Катманду один из самых не бардачных, но суетливо-дурацкий аэропорт, реально суетливо-дурацкий. И все понимали, что туда ломанулись 15-20 тысяч человек как минимум с одной целью – улететь. Потому что страшно, потому что никто не хочешь подвергать себя и своих близких риску. И возможности улететь нету. Там в первый же день они закрыли полосу. На следующий день открыли, потом опять закрыли. Самое странное для было, что на онлайн-страничке аэропорта Катманду все рейсы вылетали по расписанию: все ожидается, вылетел, прибыл – все рейсы по расписанию — минутка в минутку, ни одного даже задержанного.

А.Плющев
То есть он автономно от жизни существует – сайт.

В.Пельш
На третий день прилетел китайский транспортный самолет – забрать китайцев, соотечественников, то есть китайцы забирали китайцев. И говорят, что это была чудовищная картина, потому что этот самолет штурмовали все, кто хотел улететь. Там до смертоубийства, конечно, не дошло, но, мне кажется, подобные вещи, когда люди остаются в полной растерянности и понятно их желание покинуть эту территорию — наверное, все-таки власти должны уделять больше времени… И я не мог понять, почему наши борта МЧС, которые вылетели чуть ли не на следующий день, они еще дня 3-4 сидели в Дели – их не пускали в Катманду. Я понимаю, почему коммерческие компании не посылали свои самолеты, и тоже шли комментарии, что такая-то компания врет, что не может посадить самолет – самолет просто даже не приближался к Катманду. Коммерческая авиакомпания боится разбить самолет, который она высылает, чтобы забрать людей.

Ну а самолеты-спасатели – он, собственно, летят спасать, более того, они сознательно готовы подвергнуться некому риску – ну почему нельзя посадить этот самолет? потому что 200-300 спасенных людей, которых могли наши ребята здесь эти дни откопать, мне кажется, это цифра, ради которой стоило постараться. Хотя, судя по всему, полоса была в порядке. 0чевидно, какое-то время потратили на то, чтобы ее осмотреть и проверить, нет ли дефектов.

Вот такие вещи, мне кажется, они очень важны для любого правительства, и в этом плане организованность китайской стороны, мне кажется, она гораздо большая. Потому что даже по тому, как нас вывозили, — то есть вам подают автобус, уже оплачен ваш обед в Тинри; уже забронирована на всех вас бесплатно хорошая гостиница Шигатце; уже утром вас покормили завтраком, вас отправили в Лхасу – вас поселили в гостиницу. Там же, в гостинице вас ждут люди, которые будут — дело в том, что у всех тибетские визы – тибетская виза не дает права въезда в Китай, она специальная, вы можете по этой визе из другой страны, в данном случае, из Непала, влететь в Тибет и улететь из Тибета, но вы не можете, допустим, лететь в Пекин – уже сидит пять человек, которые ждут ваши документы для того, чтобы переоформить вам визы, потому чтовы полетите через Пекин. Они предупреждают, что вам нужно после обеда нужно прийти сюда же, потому что вас будут фотографировать. Хочется улететь завтра, поэтому ты говоришь: „А можно я сам сфотографирую себя?“ Говорят: „Конечно, можно, но вы понимаете, что вам придется это сделать за свой счет?“ Говоришь: „Да, конечно“. Он говорит: „Пожалуйста, вот за углом – фотоателье. Идите фотографируйтесь“. То есть понятно, что объемы, с которыми столкнулась китайская сторона несоизмеримы с теми объемами, с которыми столкнулась непальская сторона, но у меня было ощущение, что даже, если произойдет какие-то разрушения, и действительно количество эвакуируемых будет больше, китайцы справятся с этим лучше.

А.Плющев
Это Валдис Пельш у нас здесь, в программе „Своими глазами“. О землетрясении в Непале идет речь. Вас спрашивают о том, на каком вы языке общались в основном?

В.Пельш
На английском.

А.Плющев
Там нормально народ…

В.Пельш
Нет.

А.Плющев
Расскажите об этом.

В.Пельш
Нет, вы должны понимать, что в Тибете знает английский язык очень ограниченное количество людей.

А.Плющев
Считанные по пальцам?

В.Пельш
Да. То есть в нашей экспедиции был замечательный совершенно шерп Мингма, который владел и английским языком, и тибетским наречием, и мог разговаривать с шерпами. Но в общем и целом вы должны понимать, что один из десяти тибетцев что-нибудь вам ответит в ответ. Хотя они выучили несколько наших слов.

А.Плющев
Да, это, как обычно, дело не хитрое бывает, особенно, если много русских.

В.Пельш
Вообще, вот в Лхасе проблема иностранных языков, она проще, но там Лхаса – город, в котором сейчас китайское население начинает потихонечку догонять тибетское благодаря политике Китая, потому что, как мне кажется, они предлагают экономические льготы и выгоды тем китайцам, которые переселяются в Тибет. Мне так показалось. Во всяком случае эта политика проводится. И там с китайцам проще найти общий язык, хотя их английский сложно понимаем просто в силу специфики английской речи, которой они владеют.

А.Плющев
В отношение местных жителей. Те люди, которые вам там встретились, с которыми вы там общались – они вас как рассматривают: как источник заработка, как туристов? Как они относятся к вам?

В.Пельш
Они относятся очень корректно, очень – не могу сказать, угодливо – они тебя обслуживают, это их работа. Там так называемые кухеры, то есть те, кто работает на кухне. Якмены – это погонщики яков, которые осуществляют заброску багажа в верхние лагеря. Портеры – если что-то нужно принести. И шерпы – это как бы элита, это высокогорные проводники – те, кто работает на высотах от 6400 до самой вершины. Кто-то из англичан сказал: „Шерп – твой друг, твой верный пес, которые ведет тебя“. Это категорически неправильная вещь. Нельзя относится к этим людям, как к обслуге. Вы должны с ними быть корректными, и они с вами абсолютно корректны. То есть должны быть установлены человеческие отношения.

А.Плющев
В то же время есть какая-то дистанция, вероятно?

В.Пельш
Не дистанция – есть обязанности. Допустим, в 7-30 кухеры обходят все палатки и разносят чай и кофе. Это традиция, которая еще была, как нам сказали, положена еще с колониальных времен, с англичан. Вот англичане очень любили это. На самом деле, когда ты утром в холодной палатке просыпаешься, чашка горячего кофе – она очень хороша! Если ты не хочешь выпить этот кофе, не отказывайся – возьми его, потому что ты обидишь этих людей, потому что они тебе принесли, они старались. А если ты скажешь: „Да нет, ребята, идите….“ — это некрасиво. Возьми эту чашку, поставь рядом с собой, можешь не пить, но ты должен уважать труд этих людей, потому что каждое утро в 7-30 они уже с бидонами чая, молока или кофе идут по всем палаткам.

А.Плющев
Как вам показалось, насколько Эверест – это кормилец местного населения?

В.Пельш
Я бы сказал – и поилец…

А.Плющев
И житница и здравница…

В.Пельш
И выплачиватель пенсий. Дело в том, что шерпы работают, как правило, до 30 лет. Эта профессия считается одной из самых опасных, и треть погибших на Эвересте – это шерпы. Они работают, как правило, один раз в сезон – весной. За восхождение они получают 5 тысяч долларов каждый, и после этого возвращаются к своим семьям. Для Непала это очень большие деньги. Больше зарабатывают, как нам сказали, только банкиры и торговцы коврами. Да, шерпа – это на самом деле национальность. Большинство шерпов имеет фамилию Шерпа. И род занятий. Так вот после 30 лет они, как правило, сроят небольшой семейный отель где-то на трассе такого трекинга или туризма и живут, вспоминая добрые деньги, когда они по 10-11 раз… рекорд, по-моему, 23 покорения у одного из шерпов. Дело в том, что есть еще осенний сезон – август, сентябрь, — но он краткосрочный и гораздо более сложный. И, как правило, в этот сезон идут меньше людей, и в основном идут профессиональные альпинисты.

А.Плющев
Валдис, благодарят вас за интересный рассказ – а), за предыдущие ваши фильмы – б), и спрашивают, прыгаете ли вы еще с парашютом?

В.Пельш
Прыгаю, но гораздо меньше. Я прошлое лето бездарно провалил – 9 прыжков за весь сезон, из них 2 – по работе.

А.Плющев
Это снимали, когда.

В.Пельш
Да, это, когда снимали. Не знаю. Сейчас дел – выше крыши. Сейчас надо разбираться со всей этой историей недоснятого фильма, договариваться с спонсорами и инвесторами, чтобы они не забирали… Спонсоры, слушайте, если вы меня слышите, не забирайте у нас деньги, пожалуйста, потерпите год еще – мы через год все вернем. И надо двигаться дальше, поэтому лето будет суматошное достаточно. И я надеюсь, что через год ровно мы с вами встретимся в этой же студии…

А.Плющев
Было бы здорово.

В.Пельш
Не через год ровно – где-то в середине мая… Группа покоряет Эверест – и мы снимем суперкино!

А.Плющев
Спасибо! Валдис Пельш бы у нас в программе „Своими глазами“. Счастливо!

 

РД Студия представляет трейлер фильма об Эвересте. Смотреть всем!

Как многим уже известно, из-за землетрясений в Непале Эверест в этом сезоне был закрыт. Нашей экспедиции пришлось отказаться от восхождения, а съемочной группе прервать работу над фильмом. У альпинистов есть поверье на этот счёт: Эверест ... читать больше

Как многим уже известно, из-за землетрясений в Непале Эверест в этом сезоне был закрыт. Нашей экспедиции пришлось отказаться от восхождения, а съемочной группе прервать работу над фильмом. У альпинистов есть поверье на этот счёт: Эверест никогда не пускает с первого раза...
Но мы рады сообщить вам, что, несмотря на все сложности, мы вернёмся на Эверест следующей весной. И уже осенью 2016-го наш фильм о покорении высочайшей горы мира выйдет в эфир на Первом канале!
А пока трейлер из уже отснятого.

 

 

 

https://www.facebook.com/rdstudia?fref=ts

 

Фильм про непокоренную вершину он намерен доснять через год

Валдис Пельш: Только когда все начало ходить ходуном, мы смекнули: «Землетрясение» Телеведущий рассказал «КП», как снимался его фильм про летчиков, о недавнем восхождении на Эверест и своем новом проекте...   ... читать больше

Валдис Пельш: Только когда все начало ходить ходуном, мы смекнули: «Землетрясение»

Телеведущий рассказал «КП», как снимался его фильм про летчиков, о недавнем восхождении на Эверест и своем новом проекте...

 

 

 

 

Недавно телеведущий вернулся из экстремальной командировки в Гималаи, где снимал фильм про Эверест. Довести работу до конца не вышло: землетрясение вызвало сход лавин и камнепады, погубившие десятки человек, после чего власти Китая закрыли свою, самую удобную для восхождения сторону самой высокой в мире горы. А Валдис уже работает над другим проектом. Фильм про непокоренную вершину он намерен доснять через год.

- Страшно было, когда землетрясение началось?

- Еще до того, как земля начала ездить, мы почувствовали удары снизу: тдж-ж-ж, дж-ж-ж, дж-ж-ж! И лишь потом, когда вот все начало ходить ходуном... «Землетрясение», - смекнули мы. Тропу, по которой мы поднимались в монастырь Ронгбук, завалило очень прилично. Если бы мы оказались на ней в момент землетрясения, рисковали бы попасть под камнепад с очень крупными камнями.
В Гималаях Пельш и его команда едва не попали под камнепад. Фото: facebook.com

- Если бы не природный катаклизм, пошли бы до конца?

- У нас группа делилась на две части: альпинисты-высотники и наша съемочная группа: я, режиссер Кристина Козлова и оператор Саша Кубасов. Я не был готов подвергать риску ни их жизни, ни свою. Мы ведь не настоящие сварщики, что называется. Нашей основной целью было Северное Седло Эвереста - 7100 м, откуда открылся бы вид, ради которого мы шли. Кстати, ребята, которые были с нами, сказали, что не ожидали, что мы взойдем с ними так далеко.

- Вы не жалели, что ввязались в такой непростой проект?

- Постоянно раздавались фразы типа «Ну кто придумал это кино?!» Причем половину этих фраз произносил я. Мы бы сняли свой фильм и на Эльбрусе, и в Альпах Швейцарских. Но я посмотрел один из фильмов, посвященных Эвересту, где ведущий снимал подводки именно в Альпах. Не смотрится вообще! Нет единства места и времени.

 

 

 

 

- Насколько ваши гималайские будни отличались от московских?

- Когда встает солнце, вы просыпаетесь. В 7.30 кукеры - это обслуживающая команда тибетцев - приносят прямо в палатку горячий кофе и чай. Это очень удобно, потому что в палатке минус 10 - 12, спальный мешок покрыт ледяной коркой от вашего дыхания. Отказываться не принято - вы должны уважать этот утренний церемониал и обязательно забрать у них чашку. Через 15 минут солнце выйдет из-за гребня, осветит лагерь. Через 20 минут вы должны раскрыть палатку настежь, иначе в ней будет душно. Через час, если вы этого не сделаете, там будет парилка. А вечером, как только солнце заходит за противоположный гребень, вы моментально закрываете палатку полностью и надеваете пуховик, потому что через 20 минут температура уйдет в минус.

- В этом году на Первом канале вышел ваш фильм про советских летчиков «Люди, которые сделали Землю круглой». Во время съемок вы вывалились из самолета - к чему такой риск?

- Сам эпизод сложности не представлял, у меня был запас по высоте - 3000 м (снималась реконструкция: ремонт шасси в воздухе. - Авт.). Учитывая мой опыт в парашютном спорте, не могу сказать, что подвергал жизнь риску.

- Так ведь можно же использовать компьютерную графику.

- Зачем? Это дорого! А тут я у друзей попросил камеры GoPro, мы примотали их к самолету. Попросил друзей-операторов еще и меня подснять. Считаю, что это была оптимизация процесса.

- О чем будет ваш следующий фильм?

- Это очень хорошая история, связанная с авиацией, с Арктикой. История одного человека и одного совершенно незамеченного подвига. Это абсолютно архивная история: там я не собираюсь придумывать какие-то экстремальные ситуации.

 

 

 

 

День Победы – день возвращения!

Утром в Дели – днем в праздничной Москве! Так что праздник двойной. Наши вернулись, все целы и здоровы. У всех – незапланированное свободное время, здорово!  Китайские власти не продлили пермиты на Эверест. Да здравствует ... читать больше

Утром в Дели – днем в праздничной Москве! Так что праздник двойной. Наши вернулись, все целы и здоровы. У всех – незапланированное свободное время, здорово!  Китайские власти не продлили пермиты на Эверест. Да здравствует российско-китайская дружба! Остается надеяться, что Эверест сменит гнев на милость к ни в чем не повинным альпинистам.

 

Аэропорт Дели. Свобода - каждый спит в своем стиле

 

 

Вернулись с отдыха?

 

 

 

Александр Абрамов: наша команда улетает из Катманду.

 Наша команда улетает из Катманду.Общая беда сплотила команду.Мы расстаемся друзьями и большинство вернется в следующем году :)       Родарок от папы из Тибета           читать больше

 Наша команда улетает из Катманду.
Общая беда сплотила команду.
Мы расстаемся друзьями и большинство вернется в следующем году :)

 

 

 

Родарок от папы из Тибета

 

 

 

 

 

Алексасндр Абрамов из Катманду: в городе нормальная жизнь, команда собирается вылетать домой

Здравствуйте! Абрамов Александр из экспедиции на Эверест. Наша экспедиция закончилась. Мы сегодня перелетели из Лхасы в город Катманду. Слухи о том, что Катманду разрушен – абсолютно преувеличены. Практически ничего не заметно, стоит ... читать больше

Здравствуйте! Абрамов Александр из экспедиции на Эверест. Наша экспедиция закончилась. Мы сегодня перелетели из Лхасы в город Катманду. Слухи о том, что Катманду разрушен – абсолютно преувеличены. Практически ничего не заметно, стоит целый город. Попадали несколько заборов, какие-то старые здания, реально старые и прогнившие, наверное, они тоже рухнули. Всё остальное – абсолютно целое. Никаких внешних повреждений в городе нету, ни дороги, ни здания. Сейчас мы находимся в гостинице Як энд Йети, здесь всё суперотлично. Единственное, что в бассейн сбоку упал один камень, декоративный, который лежал на краю бассейна. Всё остальное – абсолютно цело. Сегодня наша команда, часть людей уже улетает, часть улетает завтра, часть – послезавтра….

Прослушать аудиосообщение:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Евгений Карякин завершает свой блог Эверест-2015, надеемся на Эверест-2016

   Понедельник, 4 мая 2015 г. 24 День, 3 мая. Последняя запись в блоге everest-2015.blogspot.ru : мы покидаем ВС Несколько дней интернет практически не работал, «включился» только сегодня утром перед отъездом, что ... читать больше

  

Понедельник, 4 мая 2015 г.

24 День, 3 мая. Последняя запись в блоге everest-2015.blogspot.ru : мы покидаем ВС

Несколько дней интернет практически не работал, «включился» только сегодня утром перед отъездом, что мешало своевременно освещать лагерную действительность.

Вчера вечером была «Абрамов пати» - Саша пригласил всех неэвакуированных альпинистов к нам в лагерь на пьянку. Фото не публикую – с одной стороны, «пати» была на высшем уровне; с другой стороны, больше всего качественный состав приглашенных напоминал зал ожидания космопорта из фильма «Люди в черном» или любой подобной фанастики. В общем и целом очень и очень необычные дамы и господа хотят залезть на Эверест…

Во время вечеринки повалил сильный снег, задул ветер, в итоге все здорово напились и натанцевались. Было здорово! А утром мы увидели заснеженный ВС – природа сделала нам подарок к отъезду:

Сегодня с раннего утра Толя Менский начал орудовать на кухне – готовить для прощального завтрака фирменные «крепыжевские» драники с морковкой (морковка отдельно). Получилось очень вкусно, а наш повар Денди за два часа, пока они с Толиком обеспечивали завтрак, научился выговаривать, как они называются.

Напоследок я с удовольствием сфотографировался с китченбоями. Они женатые тибетцы, носят черные косички с массивным белым пластмассовым кольцом вместо резинки, в ушах – синие или рыжие сережки, или и те и другие. Поневоле вспоминается Лесли Уайт: «Если все мужчины в вашем обществе носят длинные волосы или чернят себе зубы (читай – носят сережки определенного вида), то вам, мужчине и взрослому члену общества, следует поступать так же».

 

Так как все, что он прочел об этой местности, было написано альпинистами, у которых считалось хорошим тоном преуменьшать трудности, он попал в сложную ситуацию.

Райнхольд Месснер

 

Месснер написал эти строки про Мориса Уилсона, который тоже хотел взойти на Эверест по леднику Ронгбук. Мы с Сергеем Богомоловым, команда клуба «7 Вершин», киногруппа Валдиса Пельша, а также организаторы и участники всех остальных 13 экспедиций со стороны Тибета попали в сложную ситуацию: CTMA (Китайско-тибетская ассоциация горновосходителей) закрыла Эверест и все другие горы Тибета на весь сезон 2015 года.

Единственный раз, когда это было в прошлом – в 2008, во время проведения Олимпийских игр в Пекине – но то было плановое закрытие; экстренно Китайская сторона закрывает горы впервые. Так все мы столкнулись с неожиданной непреодолимой трудностью; ну ничего, собрали вещички и поехали по домам.

По последним сведениям, число жертв землетрясения в Непале превысило семь тысяч человек; наши непальские партнеры считают, что правительство занижает цифры раза в три, следовательно, речь идет о двадцати тысячах погибших – колоссальная цифра. Подземные толчки разной cилы продолжаются, в этих условиях можно говорить словами того же Абрамова: «Вы хотите на гору или живыми остаться?».

Слава Богу, что все живы; а с горой – неприятность эту мы переживем. Как говорит наш уважаемый Иван Душарин: «хороший запас по времени и хороший гид обуславливают 80% успешного восхождения»; у нас все это было, плюс подготовка и акклиматизация, но как назло вмешался форс-мажор. Я согласен с Иваном Трофимовичем; но 80% - это не 100%; мы сделали все от нас зависящее, результата не получили, и в этой ситуации остается с радостью осмысливать простой факт - как хорошо, что мы живы!

На этой минорно-мажорной ноте блог Everest-2015 считаю законченным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Команда Клуба 7 Вершин говорит Эвересту "До свидания!"

  Заключительные фотографии из базового лагеря и его окрестностей. До свидания, Эверест! Мы надеемся вернуться...                   читать больше

 

Заключительные фотографии из базового лагеря и его окрестностей. До свидания, Эверест! Мы надеемся вернуться...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Праздник со слезами на глазах: прощальное пати 2015 года под Эверестом

Сегодня в лагере Клуба 7 вершин состоялось знаменательное событие. Мы назвали его прощальное пати. Все так устали жить в неопределенности что сегодня, наконец, люди расслабились. И наконец, девушкам было оказано достаточное внимание. Как ... читать больше

Сегодня в лагере Клуба 7 вершин состоялось знаменательное событие. Мы назвали его прощальное пати. Все так устали жить в неопределенности что сегодня, наконец, люди расслабились. И наконец, девушкам было оказано достаточное внимание.

Как фишка вечера, кислородный коктейль фо фри.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Абрамов: заявление об окончании экспедиции на Эверест

  Александр Абрамов:  Последние 3 дня, наша команда переживала большие потрясения. Вначале от землетрясения и гибели большого количества людей в Непале. Затем от понимания того, что наше восхождение на Эверест на этом ... читать больше

 

Александр Абрамов:  Последние 3 дня, наша команда переживала большие потрясения. Вначале от землетрясения и гибели большого количества людей в Непале. Затем от понимания того, что наше восхождение на Эверест на этом заканчивается.
Для большинства из нас, это восхождение было мечтой последних лет. И потраченное время и финансы вернуть невозможно.
Но сейчас все же приходит осознание правильного решения об отмене всех восхождений Китайскими властями в Тибете в этом сезоне.
Во первых моральный фактор не позволяет идти на восхождение среди тысяч погибших людей.
Во вторых вопрос безопасности восхождения достаточно неопределен. Продолжаются подземные толчки. Продолжаются обвалы камней и льда на горе и в верхних лагерях.
В третьих экспедиции уже начали сворачиваться. Китайская команда и команда по провеске маршрута уже покинули базовый лагерь.
Не без сожаления, но с пониманием ситуации мы заявляем об окончании нашей экспедиции на Эверест. И все дальнейшие восхождения в Гималаях планируем на следующие сезоны.
Завтра 2 Мая мы организуем "Прощальное пати" для всего базового лагеря. И послезавтра 3 Мая начинаем нашу далекую дорогу домой.
Так как Пограничные города Джангму и Кодари разрушены, то наш путь участников и Шерпов теперь проходит назад через Лхасу. Откуда все мы 6 Мая полетим в Катманду.
Всем привет.
И с праздником 1 Мая.

Абрамов Александр и команда Эверест 2015.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Евгений Карякин об отдыхе в базовом лагере, еще до окончательного решения о судьбе экспедиции

20 день, 29 апреля, ВС (5 200 м). Источник: блог Евгения Карякина: everest-2015.blogspot.ru Вчера вечером к нам в гости приходил Виктор Бобок петь песни под гитару. Раньше он работал у Абрамова гидом, пару лет назад как-то не очень красиво ... читать больше

20 день, 29 апреля, ВС (5 200 м).

Источник: блог Евгения Карякина: everest-2015.blogspot.ru

Вчера вечером к нам в гости приходил Виктор Бобок петь песни под гитару. Раньше он работал у Абрамова гидом, пару лет назад как-то не очень красиво покинул «7 Вершин» – чтобы самому водить клиентов, и они довольно долго не разговаривали и дулись друг на друга. Сейчас Саша и Витя помирились, что хорошо. На авторскую песню пришли все жители нашего лагеря, и несколько человек гостей из других лагерей. Я петь под гитару и слушать очень люблю, но Бобок оказался слабым исполнителем. Поэтому чтобы не насиловать свой слух и попусту не проводить время, отправился читать книги перед сном.

 

 

Сегодня киногруппа встала рано-рано, чтобы доснимать необходимые «доводки» с В. Пельшем. После съемки доводок оператор Саша ходил с китченбоями по лагерю и снимал на видео, как они разносят кофе клиентам.

 

 

 

Известный шоумен Валдис Пельш сегодня рано утром покинул нас; жалко, теперь нельзя будет писать в блоге «вчера вечер вел Валдис». Первоначальный его план «подняться как минимум до Северного седла», к сожалению, не был реализован: Валдис не поднимался выше Среднего лагеря, не был в АВС. Злые языки могли бы еще вспомнить, что его осенняя попытка покорения Эльбруса также была неуспешной. Короче, горы не дались легко московской знаменитости.

 

 

На самом деле Валдис не виноват в своем досрочном отъезде – он серьезно заболел, почти полностью потерял голос. Вообще в горах на такой высоте непросто находиться без предварительной подготовки и сильного желания. А некоторые товарищи, которые утверждают, что заболел Пельш потому, что постоянно курил и ходил без шапки в сильный мороз на ветру, просто оговаривают его. Ну, курил, ну, ходил на ветру без шапки – но человек-то позитивный и в общем хороший…

Короче, к практически полному сожалению всех остающихся, на автобусе соседней экспедиции шоумен начал движение в сторону России – через Лхасу, Ченду и Пекин. Съемочная группа пока остается в составе экспедиции для дальнейшей фиксации происходящего.

После завтрака мы с Толей Менским («Крепыж») решили прогуляться по окрестностям, и забрались на соседний склон примерно наполовину – на 300 метров по высоте. Сверху открывается чудесный вид на долину Ронгбук, как на ладони видно лагеря всех экспедиций, нашей в том числе.

 

 

 

 

 

 

В окрестных горах много диких птиц, размером с фазанов, и формой с куропатку: они совершенно не боятся людей, подпускают на несколько метров, давая возможность сфотографировать себя. По пришествии в лагерь к своему сожалению я обнаружил, что все рабочие места в интернет-палатке заняты, а клуб полностью оккупирован шерпами, китчен-боями и их друзьями, которые слушают там шерпскую музыку. Поэтому пришлось занять временное место работы в столовой; сейчас начинается обед, поэтому сегодняшний пост заканчиваю.

 

 

 

Автор: Jack Karyakin

Евгений Карякин из базового лагеря Эвереста: нам остается только сидеть, любоваться природой…

19 день, 28 апреля, ВС (5 200 м), день отдыха Источник: блог Евгения Карякина: everest-2015.blogspot.ru   Сегодня, завтра и послезавтра – плановые дни отдыха в ВС после выхода в АВС. Мы проводим их в интернет-палатке за чтением ... читать больше

19 день, 28 апреля, ВС (5 200 м), день отдыха

Источник: блог Евгения Карякина: everest-2015.blogspot.ru

 

Сегодня, завтра и послезавтра – плановые дни отдыха в ВС после выхода в АВС. Мы проводим их в интернет-палатке за чтением новостей об ужасных происшествиях в Непале и в Гималаях. Ситуация с продолжением восхождения неясная – ходит много противоречивых слухов. К нам в лагерь приходят лидеры других экспедиций – пообщаться с Абрамовым, делятся сплетнями, приносят и выпивают спиртные напитки. Настроение в общем скорее подавленное.

 

 

Если брать сухой остаток от сплетен и слухов, то пока ноль – конкретики никакой. Официальных заявлений китайских уполномоченных лиц до настоящего момента не было. Лидеры экспедиций ждут приезда большого спортивного начальника из Лхасы, возможно, что после его приезда появится какое-нибудь понимание ситуации, а возможно – и нет. Когда приедет большой начальник - также неизвестно.

Абрамов дает по скайпу интервью Российским СМИ прямо из ВС, Пельш – по телефону, Богомолов – по электронной почте. Кроме этих первоисточников, в Интернете есть целая куча перевранных и просто придуманных информационных сообщений. Что важно – никто из российских треккеров, путешественников и альпинистов, оказавшихся в Непале во время катастрофы, не пострадал… Это важно – было много знакомых в разных местах; Слава Богу, что все живы!

За прошедшие дни мы получили большое количество писем от знакомых и друзей из разных стран, которые переживают за судьбу экспедиции, наши с Сергеем жизни и здоровье; это очень приятно. Я постарался всем ответить, но Интернет работает не все время стабильно, поэтому многим ответы получились стандартизированные либо краткие.

В настоящее время нам остается только сидеть, любоваться природой и ждать дальнейшего развития событий.

Автор: Jack Karyakin

 

 

 

 

Программа Вести, в конце сюжета - о нашей экспедиции...

Программа Вести. Эфир 28 апреля. В завешающей части пара миннут уделяется нашей экспедиции. Охрипший Валдис Пельш и рассказ Александра Абрамова о базовом лагере Клуба 7 Вершин      читать больше

Программа Вести. Эфир 28 апреля. В завешающей части пара миннут уделяется нашей экспедиции. Охрипший Валдис Пельш и рассказ Александра Абрамова о базовом лагере Клуба 7 Вершин 

 

 


Денис Провалов, Влад Мороз и Александр Абрамов из базового лагеря Эвереста

Сообщение От Дениса Провалова. Базовый лагерь Эвереста с севера ( Тибет). Экспедиция клуба 7 Вершин. Дорогие друзья! Только, что мы спустились из АВС (6400). Спешу вас успокоить. Со мною и нашей группой все в порядке, все живы, травм нет. В ... читать больше

Сообщение От Дениса Провалова. Базовый лагерь Эвереста с севера ( Тибет). Экспедиция клуба 7 Вершин.

Дорогие друзья! Только, что мы спустились из АВС (6400). Спешу вас успокоить. Со мною и нашей группой все в порядке, все живы, травм нет.

В момент первого толчка, я и руководитель экспедиции Александр Абрамов, находились в Базовом лагере (5200). Первая группа (12 человек) с караваном яков двумя часами раньше выдвинулась в сторону Middle Camp (5800) и находилась на тропе, проложенной по морене ледника Ронбуг. Место, не вполне удачное для того, чтобы встретить землетрясение. Тропа проходит вдоль высокого осыпного склона, на котором валяются бульники с пятиэтажный дом. Когда начало трясти, эти бульники, естественно полетели на тропу, но по невероятной случайности, никто не пострадал. Все снаряды прошли мимо. По утверждению очевидцев, бомбежка проходила около минуты. Нервы у наших ребят оказались крепкие, после камнепада они попили чайку и пошли за яками наверх.

Вторая группа (ТВ группа) в этот момент вела съемки в монастыре Ронбуг. Монахи быстрее наших сообразили, что к чему, и первыми стали выскакивать из своих узких и темных келий. Наши за ними! Тут тоже все обошлось, никто не пострадал. Часть стены монастыря развалилось, но особо сильных разрушений нет.

В базовом лагере качало сильно, устоять на ногах было непросто. Все выпрыгивали из палаток и метались по лагерю. С ближайших склонов сходили сильнейшие камнепады. Тибетцы и шерпы развернувшись в сторону ледника, сложив ладони у подбородка, усилено молились, их шатало, они пытались устоять на ногах, при этом издавали заунывные звуки. Я заметил, что Саня Абрамов, тоже стоит со сложенными ладонями и что-то напевает. Я тоже попытался сделать, как Абрамов, но к этому моменту всё стихло и без моих молитв.

Связи с группой ушедшей на верх не было. Достаточно быстро мы получили подтверждение, что с ТВ –группой все в порядке. Написав короткие сообщения о случившимся, мы с Сашей Абрамовым побежали в сторону Middle Cap . Найдя всех наших ребят живыми и здоровыми в лагере на 5800, утром мы сообща приняли решение, что путь в базовый лагерь в случае повторных толчков может оказаться ещё опаснее, поэтому, чтобы не терять акклиматизационный день лучше идти в сторону АВС на 6400. По дороге один раз мы чувствовали сильное пошатывание ледника, но к счастью склоны с лавинами и камнепадами были далеко.

В АВС все было тихо, потенциально опасный участок, снежно ледовая стена ведущая к Северному седлу 7100 отозвалась на землетрясение небольшой лавиной, но веревки и лагерь на седле не пострадали.

Сегодня утром, мы спустились в БЛ. Это относительно безопасное место, если так можно говорить о горах. Ближайшие склоны далеко. Единственное, что лично меня напрягает, это огромное озеро зажатое моренами прямо над БЛ. Я уже не первый год задумываюсь о слишком большой массе воды прямо над головой.

Сейчас уже точно известно, что ни в одной экспедиции работающей на северных склонах Эвереста пострадавших нет. Сегодня было собрание руководителей всех экспедиций проводящих восхождения с севера. Пока информация такая, что возможно Китайцы запретят работу с северной стороны, опасаясь повторных толчков.

Дорогу, ведущую в нашу сторону от Лхасы, Китайские власти закрыли. Дорога в сторону Непала не работает. В пограничном городе Джангму сильные разрушения. Так что, пока быстро выбраться не получится.

Всем большой привет. Буду пытаться присылать фотографии.

 

 

 

 

 

 

 

Сообщение Влада Мороза: Только что вернулись из АВС - это на. 6400 м обратно в родной уже basecamp. У нас , равно как и у всех остальных экспедиций с Северной (Тибетской ) стороны всё в порядке. Позавчера было несколько толчков и камнепадов , но все в порядке ! Продолжаем акклиматизацию и ближайшие два дня будем в basecamp'е

 

 

 

Фотографии от Александра Абрамова

 

Лагерь АВС. Еще более комфортный, рассчитанный на длительную осаду Горы 

 

 

 

Снега непривычно много

 

 

Трещина на тропе: след землетрясения

 

 

 

Еще след землетрясения: камень на тропе

 

Лагеерь АВС

 

 

Это было до землетрясения

 

 

Евгений Карякин о землетрясении и выходе в лагерь АВС

Источник: блог Евгения Карякина 18 день, 27 апреля, АВС (6 400 м) – ВС (5 200 м) Ранним утром палатки осветило солнце, температура в них стала стремительно повышаться. Мы осуществили фотосессию с флагами на фоне заснеженного Эвереста, ... читать больше


Источник: блог Евгения Карякина

18 день, 27 апреля, АВС (6 400 м) – ВС (5 200 м)

Ранним утром палатки осветило солнце, температура в них стала стремительно повышаться. Мы осуществили фотосессию с флагами на фоне заснеженного Эвереста, уже в непосредственной близости от Северного седла – от АВС до подъема на седло идти пешком примерно час. После завтрака начали спуск по пути подъема – идти вниз не в пример легче, чем вверх: дорога до МС заняла три часа десять минут, там мы слопали по тарелке чикен супа, и еще за три с половиной часа дошли до ВС.

Нужно сказать, что после произошедшего вчера я начал несколько по-другому смотреть на горы – то есть рассматривать все сыпухи, кулуары и косые как источник потенциальной опасности в случае камнепада, а заодно и присматривать подходящий для убежища бульник. Но как ни прискорбно, камней сверху может сыпаться много и из разных мест, а вот убежища, за которыми можно укрыться, встречаются редко.

По приходу в ВС выяснились следующие неприятные обстоятельства, неизвестные нам в полном объеме во время акклиматизационного выхода: произошло большое землетрясение в Непале, Катманду частично разрушен, гостиницы закрыты, аэропорт работает в режиме форс-мажора, русские путешественники живут на территории посольства (спят на газоне в палатках), куча народу погибла (на сейчас счет идет на тысячи человек). Кроме этого, сошла большая лавина в районе Соло Кхумбу, частично задев Базовый лагерь Эвереста (Южная сторона), погибло не менее 80 человек.

Ледник Кхумбу тронулся от землетрясения, оборвав провешенные перила, в результате чего в лагерях 1 и 2 с Южной стороны оказались изолированы от внешнего мира порядка ста альпинистов, которые будут эвакуироваться видимо вертолетами. Правительство Китая запретило движение по автодорогам из Лхасы и через Джонгму/Кодари на Непал в связи с землетрясением. И в окончание всего – обслуживающие экспедиции якмены спустились от монастыря Ронгбук вниз вместе с яками в свои деревни на «несколько» дней, а шерпы, провешивающие веревки на Эверест, также на неопределенный срок прекратили свою работу.

Таким образом, в настоящее время ВС представляет собой отрезанный от внешнего мира островок спокойствия и уюта; неизвестно, будет ли нам разрешено продолжать восхождение или нет, но несмотря ни на что, не теряем бодрости духа. Тем более, что с едой проблем нет…

Автор: Jack Karyakin

 

 

 

 

 

17 день, 26 апреля, МС (5 800 м) – АВС (6 400 м)

Крепкий сон прерывался звоном колокольчиков яков, которые бродили прямо между палаток. Колокольчик яка звенит сквозь стенку палатки очень громко, если расстояние до него пять-десять метров… К утру треклятые яки наоборот заснули, пришлось якменам пинать их перед погрузкой. Ну ничего, пока мы завтракали, они закидали шмурдяк, баулы и отправились в АВС.

После завтрака группа тронулась в направлении АВС. Необходимо понимать, что высокогорный треккинг отличается от обычного. В частности, МС находится на высоте Килиманджаро, а АВС – на уровне Мера пика… Наша группа в полном составе выдвинулась по леднику Восточный Ронгбук вверх. Тропа от МС до АВС безопасна в плане лавин и камнепадов, поскольку она проходит по гребню морены, и ни лавина, ни камнепад до нее потенциально достать не могут.

Вдоль морены с обоих сторон сплошным потоком идут кальгоспоры – наклонные ледяные пирамиды высотой от 3-5 до 20-25 метров. Цвет льда – небесно-голубой, потрясает объем этих ледяных полей.

За семь часов мы дошли до АВС. Палатки стоят на самом краю обрыва, открывается чудесный вид на Северное седло, Эверест. Обустроенная кают-кампания, хорошая кормежка – что еще нужно для счастья? Но высота 6 400 м. дает себя знать – чудесная таблетка доктора Ларина + Нимесил делают свое дело. Мороз в палатке ночью достаточно сильный, при минус 17 С часы замерзли и перестали показывать и температуру, и градусы. Хорошо, когда есть запасные часы!

Автор: Jack Karyakin

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

16 день, 25 апреля, ВС (5 200 м) – МС (5 800 м)

Началось все с того, что в пятницу, 24 апреля, у Романа Реутова был День Рождения. И китченбои приготовили по специальному заказу именинника целый таз гречки.

К гречке было еще много чего, и команда клуба «7 Вершин» разгулялась не на шутку, видимо забыв о том, что в субботу утром предстоит выход на акклиматизационный трек с ночевкой в МС. Пели и плясали до полуночи, и соответственно, не все смогли встать во время – к моменту погрузки баулов на яков. Мы с Богомоловым не стали ждать яков и остальную группу, положили баулы в кучу, откуда якмены увязывали яктюки для отгрузки в АВС, и спокойно пошли пешком в средний лагерь.

 

Здесь вам не равнина, тут климат иной,
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад.
Владимир Высоцкий

 

Никто не знал и не предполагал, что когда мы с Сергеем Георгиевичем будем проходить место Як Пойнт, на котором я сфотографировался в позе мыслителя для поста (14 день, 23 апреля), как раз и произойдет главный удар землетрясения, разрушившего половину Катманду, и послужившего причиной схода лавины на базовый лагерь Эвереста с Южной стороны.

Если не полениться заглянуть в этот пост, видно, какие красивые каменные столпы причудливо сделала природа над сыпухой. Это южный склон, он всегда разрушается сильнее, чем северный, поскольку солнце нагревает его, в отличие от северного. Работа ветра, солнца и мороза выглядит действительно здорово.

Ровно в 12:00 по непальскому времени из кулуаров, находящихся прямо над нами над сыпухой, послышался рокот камнепада. Звук такой, как будто катится большая куча камней; и сразу же понятно, что куча эта катится с большой скоростью сверху и прямо на нас. Мы с Богомоловым бросились под защиту огромного валуна, который на наше счастье располагался прямо у тропы неподалеку.

Секунд через тридцать камнепад достиг нас, но основная его часть задержалась существенно выше по склону. Я насчитал порядка пяти-семи камней размером с хороший чемодан, пролетевших мимо, но страшно было не это: когда большие камни со страшной силой бьются об осыпь, мелочь разлетается в разные стороны, как картечь, и вот это действительно страшно.

Расстояние от тропы, по которой мы шли, до конца сыпухи – метров четыреста-пятьсот по вертикали. Снимок не очень четкий, поскольку сделан во время съемки видео, которое можно посмотреть вот тут:

http://youtu.be/8NnqGw6q5PU

(если некоторые матерные слова не смущают).

Так как я наблюдал камнепад прямо из самого центра событий первый раз в жизни, он произвел на меня большое впечатление. Очень страшно. Кроме камнепадов, по пути нашего дальнейшего следования прошло несколько небольших лавин, например вот эта:

Ну таким образом, маневрируя между камнепадами и лавинами, добрались мы до Среднего лагеря, где и провели ночь.

 

 

 

 

 

 

 

Информационное сообщение

Так как, в связи с произошедшими 25-26 апреля в Непале и в долине Сол Кхумбу трагическими событиями, участники экспедиции Эверест-2015 Сергей Богомолов и Евгений Карякин получают большое количество писем, считаем необходимым уведомить всех беспокоящихся о нас друзей: слава Богу, мы живы и здоровы! С Тибетской стороны, в долине ледника Ронгбук, откуда мы движемся к вершине, нет ни одного погибшего или раненого. Несколько минут назад мы вернулись из трехдневного акклиматизационного трека ВС-МС-АВС-МС, и в ближайшее время выложим соответствующие страницы в блоге.

 

Записки Евгения Карякина из базового лагеря Эвереста

  15 день, 24 апреля, Базовый лагерь (ВС). День отдыха Сессия 2: Эверест как путь, процесс, творчество, радость жизни Смысл нашего существования – это в конечном счете радость жизни. Мы живем не для того, чтобы есть и ... читать больше

 

15 день, 24 апреля, Базовый лагерь (ВС). День отдыха

Сессия 2: Эверест как путь, процесс, творчество, радость жизни

Смысл нашего существования – это в конечном счете радость жизни. Мы живем не для того, чтобы есть и зарабатывать деньги. Многие из нас знают по собственному опыту, что горовосхождение – величайший источник радости. Как прекрасно состязаться с горой, пробовать свои силы на естественных препятствиях и ощущать, как человеческий дух одолевает мертвую материю.  Джордж Мэллори

Оригинал материала здесь

http://www.everest-2015.blogspot.ru/

 

 

 

 

Хорошо сказано девяносто лет назад про радость горовосхождения; эту цитату я взял из книги Месснера «Хрустальный горизонт». Путь радости жизни, максимально полной радости от всего, происходящего с человеком – как укладывается Эверест в эту концепцию! Мне повезло: я сумел организовать Экспедицию и найти финансирование для нее в непростое время – сколько народу споткнулось об отсутствие денег! Сергей Георгиевич согласился стать руководителем – а это дорогого стоит! Коллеги по работе и семья отпустили меня на длительный срок без эксцессов и скандалов – это же здорово! Мы прилетели во-время, наш багаж не потерялся по дороге, мы в ВС, акклиматизируемся! Все складывается замечательно!

Про процессный подход я немного писал в посте от 21 марта, за последний месяц мало что можно добавить. В свое время Эрих Фромм писал: «Человек осознает себя как активную творческую личность, и понимает, что у жизни есть лишь один смысл – сама жизнь». В общем, на горе ты полностью осознаешь себя активным участником процесса, наполненного смыслом, осознаешь себя как субъект процесса, а не как объект (ты создаешь процесс, а не процесс - тебя), чувствуешь себя его творцом в какой-то мере.

Экспедиция на Эверест - это классический пример пути, который начинается задолго до собственно начала, сам продолжается около полутора месяцев, и заканчивается тоже не сразу – потому что осмысление придет позже. Это нелегкий путь (читай прошлые посты: головная боль – горняжка – кислороду мало -…), но притягательный и манящий. Чем же он привлекает, что в нем ценного?

Я не буду писать в общем, а напишу про себя. Поскольку я иду в первый раз, то это новый, неизвестный, загадочный и сложный путь. Для меня в нем ценна возможность побыть одному - наедине с собой - длительное время, ценно общение с людьми, которые идут этим же путем; тут случайных людей немного. Ценна физическая работа – большие нагрузки и изматывающий труд. Ценна возможность понять значимость моей семьи и друзей, моей работы – в обычной рутине иногда самые важные и по-настоящему ценные вещи приедаются и надоедают, от них нужно периодически отдыхать. Важна неизвестность и неопределенность – я не знаю, смогу ли дойти до вершины и смогу ли спустится с нее живым, целым и невредимым. Михаил Григорьевич Дегтярев говорит:«Осознание возможности совершить действие часто является серьезной сдерживающей причиной для его реализации».

Тут таких сдерживающих причин нет. И самое главное, но сложно передаваемое – важна возможность просто БЫТЬ ЖИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. То есть не добавить Эверест к своему активу, а ПРОЖИТЬ ЭВЕРЕСТ.

Современное западное (да и российское) общество не позволяет человеку ЖИТЬ человеческой жизнью. Мы все превращены в (полу) автоматы, зависим от формальных (прописанных, следовательно - неживых) расписаний, регламентов, процедур, нам присвоены номера для учета, мы отчуждены от самих себя. Когда же тогда ЖИТЬ? Вряд ли можно назвать жизнью стояние в пробках, крысиную гонку за новой моделью телефона, новой машиной, бОльшей квартирой. В такой «жизни» современного человека практически не остается места для такой базовой ценности, как ЛЮБОВЬ. Точнее, она тоже конвертируется в деньги в разных своих проявлениях, и при этом перестает быть ЛЮБОВЬЮ, а становится товаром, имеющим меновую цену.

Видимо, это возрастное, но кажется, что в последние годы во мне происходит качественный переход – от ИМЕТЬ к БЫТЬ. Много лет назад, до появления потребительского общества, в котором мы живем, Шиллер писал: Любим мы то, что имеем; Желаем, чего не имеем. Ибо, кто духом богат – любит, желает бедняк. Хотелось бы конечно стать богатым духом… Быть может, к нам даже вернется детская способность ЛЮБИТЬ, давно утраченная в боях за ИМЕТЬ?

 

Сессия 3: Интегральная

С этим все довольно просто. Некоторые западные «гуру» интегральности, типа Кена Уилбера, чего делают? Напугают сперва до одури несчастных отчужденных эффективных менеджеров, а потом давай их обратно соединять в целое.

Кто и когда сказал, что процесс противоречит результату, радость жизни – вызову, что Иметь противоречит Быть? Ах, да, забыл, полно народу сказало, десятки классиков и тысячи последователей, пишущих комментарии к их работам. Наверное, они в какой-то мере правы – для невротиков, у которых противоречие между этими двумя позициями порождает глубокие неразрешимые внутренние конфликты. Это противоречие свойственно западной культуре. Если мы выйдем за рамки ограничений, наложенных на наше мышление западной культурой плюс христианством во всех его видах (которое последние полторы тысячи лет лицемерно декларировало десятью заповедями одно, а фактически поощряло диаметрально противоположное поведение), то конфликт исчезнет. Вероятно, не останется ни одной проблемы, которую нельзя будет решить ментально; кроме, возможно, проблемы сексуальной (для лиц, состоящих в браке).

Современное общество и мужья-жены негативно относятся к прелюбодеянию и промискуитету своих супругов, что иногда ведет к возникновению сексуальных напряжений и конфликтов. А животное первобытное начало никуда не девалось, сами человеческие гены требуют размножения... Поскольку этот топик выходит за рамки блога, на этом закончу.

Новости экспедиции

Вчера вся киногруппа во главе с Валдисом вернулись из МС в ВС. Сегодня утром из ВС в АВС на яках отправили экспедиционный шмурдяк, шерпы собирают там палатки, кухни и т.п. Связь с МС и АВС – по рации. Говорят что в АВС необычайно много снега – до 30 сантиметров. Погода сегодня резко изменилась: небо покрыто густыми тучами, временами падает снежная крупа. Днем в палатке холодно - +12,5 С. Для сравнения: нормальная температура внутри палатки в ВС днем, пока светит солнце, около +45 С, если палатка полностью зашторена; путем открытия дверей для вентиляции температура регулируется до комфортной, +25 С.

Завтра утром, 25.04, первая группа загружает на яков баулы с личными вещами до АВС, и выдвигается в МС, где ночует; послезавтра, 26.04, нас ждет переход от МС до АВС и первая акклиматизационная ночевка на высоте 6 400 м. Яки будут идти параллельно. Спуск из АВС в ВС планируется на следующий день, 27.04. Поскольку в МС и АВС интернета нет, то следующий пост будет соответственно после возвращения. Нас ждут три полноценных рабочих дня на высоте; будем надеяться, что сдюжим!

Автор: Jack Karyakin

 

 

 

14 день, 23 апреля, Базовый лагерь (ВС). День отдыха

Поскольку сегодня выдался свободный день, и есть вероятность, что завтра тоже будет днем отдыха и восстановления, открывается прекрасная возможность пофилософствовать. Философствовать планирую методологически: первую сессию посвящу Эвересту как вызову, достижению, результату; вторую – как пути, процессу, радости жизни; третью постараюсь сделать интегративной, объединяющий путь и результат, иметь и быть.

Но поскольку я не имею опыта философических рассуждений, предназначенных для публикации, и пишу не американский учебник по менеджменту, а блог – живую нить повествования, неизвестно куда еще заведет меня это самое методологическое действо. Посмотрим.

Для тех же, кого больше интересует конкретика и фотки с поля, информирую: вчера вечером у нас официально открылся клуб. В клубе есть теннисный стол, бильярд, телевизор. Вчера давали «Кавказскую пленницу», которую смотрели в основном шерпы. В общем, все очень достойно.

Сессия 1: Эверест как вызов, достижение, результат

Наши взгляды на то, что хорошо и что плохо, сформированы в западной системе ценностей, и легко видеть, как происходит конвертация ценности человеческой личности в капусту. Деньги как система измерения очень удобны; дураку понятно, что владелец «Ровера» или «Порше» лучше, успешнее, и (вроде как бы) счастливее несчастного обладателя российского автопрома или не дай бог тех недоделанных чудиков, которые к своим 25-30 годам не накопили денег на машину.

С этой точки зрения Эверест легко поддается измерению как наивысшая цель стремлений и желаний любого альпиниста: выше вершины просто нет. Можно даже померить привлекательность гор 8000+ с помощью таблицы восхождений на восьмитысячники (всего их четырнадцать), посчитав, сколько человек на какую гору поднялись. Результат будет такой: Чо-Ойю – 3000+ восхождений (Чо-Ойю – самый простой восьмитысячник, и на него часто ходят перед Эверестом – попробовать свои силы на большой высоте), Эверест – 5000+ восхождений, все прочие восьмитысячники - от 200+ до 400+ восхождений. То есть востребованность Эвереста как высочайшей вершины мира НА ПОРЯДОК выше, чем всех остальных гор 8000+. Резюмируя, можно сказать так: с точки зрения (околоальпинистского) общества человек, побывавший на вершине Эвереста, счастливее, чем тот, кто там не был.

Довольно часто при первом знакомстве разговоры альпинистов начинаются с перечисления высочайших вершин, где они побывали. Поскольку обычно такие разговоры ведутся на английском, то в них используется глагол «to have» (иметь). Это значит, что покоренные вершины рассматриваются как чистый актив, как имущество. При этом подсознательно подразумевается, что чем больше у человека актив (количество взятых вершин, их высота, сложность), тем он счастливее.

Нет необходимости говорить, что при гипертрофированном развитии человека как альпиниста, другие стороны его жизни (семейная, личная, работа, отношения с друзьями) не могут не страдать. Людей, которые адекватно оценивают достижения столь выдающегося покорителя гор, тем меньше, чем он дальше продвигается. Ну какая вам разница, на какую вершину Аннапурны он залез и по какому маршруту, если вы довольно плохо себе представляете, что такое вообще эта Аннапурна? Для профессионалов же это вопрос высочайшей важности, типа как для некоторых успешных бизнесменов важно – на Лексусе ездить или на Круизере.

 

Но помни, взобравшись на свой Эверест:
Один никогда бы ты это не сделал.

Юрий Кукин

 

Теперь давайте взглянем на Эверест как результат, прежде всего - как на индивидуальный результат. Или еще по-другому: насколько круче взойти на вершину Эвереста, чем не взойти. Приведу такой пример: в 1990 году команда из четырех человек штурмовала Эверест. Провешивали веревки, забивали крючья, ставили палатки, готовили еду. Один дошел до вершины, потому что на него работала вся команда, но все четверо считали себя победителями. Эти люди росли и учились альпинизму в 1980-е в условиях коллективной культуры альплагерей Советского Союза.

Абсолютно всё то же самое – команда из четырех человек, один на вершине - в 2012 году – и при этом кардинально другая оценка результата: один в шоколаде, трое – нет, для них восхождение считается неудачным. За эти годы развалился Советский Союз, изменилась культура, произошла серьезная трансформация взглядов на то, что считать успехом. С точки зрения современного (околоальпинистского) общества, только человек, стоявший на вершине горы, может называть себя покорителем. Тут не до командного духа – поощряется настоящий, кристально чистый индивидуализм.

Изменился подход к организации восхождений: нанимаются специально обученные горные шерпы, которые выстраивают инфраструктуру, провешивают веревки, ставят палатки, готовят еду, потом убирают весь мусор и спускают вниз матчасть. Шерпы получают за это деньги, альпинисты занимаются только «подъемом» своего тела по готовым тропам.

И тут встает вопрос сопоставимости результатов; мы начали разговор с Богомоловым об этом в Непале в 2007, продолжаем его и сейчас. Если сопоставлять: самому идти по маршруту и ставить лагеря, готовить пищу, забрасывать в верхние лагеря матчасть или же идти по уже готовым протянутым перилам, есть приготовленный к твоему приходу горячий суп (который нам вчера так удачно подали в заранее установленной кухне), спать в разложенной палатке в спальнике, который тебе туда заранее занесли – это примерно как переплывать реку вплавь или на лодке – совершенно несравнимые вещи, с трудозатратами абсолютно разного порядка. Но общество сегодня оценивает успех с точки зрения достигнутого результата, и с этой точки зрения у любого человека, который зашел на гору по чужим перилам, гора есть; а у трех товарищей из экспедиции 1990 года – ее нет.

Вопрос вызова Эвереста стоит для всех по-разному. В нашей экспедиции собрались люди, которые уже были на вершине по нескольку раз: Мингма Шерпа – 7 раз, Лакпа Шерпа (его сестра) – 6 раз, Александр Абрамов – 8 раз, Ноэль Ханна – 6 раз, Сергей Ларин - 6 раз, Иван Душарин – 3 раза, Сергей Богомолов – 2 раза. Видимо, для них вопрос вызова не так актуален, как для меня; для меня лично Эверест – большой вызов, несмотря на то, что я понимаю самую абсурдность внешних вызовов для (вроде как) состоявшегося индивидуума. Скорее для меня Эверест – внутренний вызов. Хорошо написал про это Райнхольд Месснер:

Как вообще человек, ценящий благополучие и чувство безопасности, может понять, что я только тогда ощущаю себя полноценным, когда мне удается через лишения и крайнее напряжение сил подойти к границе возможной для человека нагрузки? И что я пытаюсь эту границу отодвинуть?

Ограниченность своих высотных возможностей я понял в 2007. Во время ночевки в деревеньке Лобуче (4 950 м) меня сильно прихватила горняжка. К обычной слабости и головной боли прибавилось нарушение периферического кровообращения – нажимаешь на палец, появляется белое пятно и не проходит – сердце не прогоняет кровь до кончиков пальцев. Ночью по той же причине стали мерзнуть ноги: пришлось одеть все шерстяные носки и теплые штаны вовнутрь спальника, но при нарушении кровообращения это не сильно помогает. Утром мне померили пульсиоксиометром содержание кислорода в крови и сказали: «Немедленно вниз!»

Обидно было идти вниз, практически дойдя до цели. И я решил, что если идти с хорошим пульсом, то кровь до кончиков пальцев должно продавить. Таким образом, пришлось за один день подняться на Калапаттар (5 550 м), потом добежать до Базового лагеря Эвереста, и спуститься на километр вниз, до деревеньки Фериче, поскольку ночевать я на такой высоте боялся. В итоге я в Фериче пришел в час ночи, и четко понял, что альпинистом мне не бывать и выше 4 200 м. лучше вообще не подниматься. Единственное, что тогда понял не очень четко – что лишний вес, курение и алкоголь сильно снижают границу возможного. Так вот сейчас мне очень интересно попробовать – а ну как смогу отодвинуть эту границу еще?

Александр Абрамов из Тибета: о землетрясении и плохой погоде...

  Здравствуйте! Абрамов Александр, из Тибета, из экспедиции на Эверест. Сегодня в Непале было очень сильное землетрясение. Отголоски его были и на нашей стороне, тибетской, где сейчас находится экспедиция на Эверест. Здесь всё хорошо, ... читать больше

 

Здравствуйте! Абрамов Александр, из Тибета, из экспедиции на Эверест. Сегодня в Непале было очень сильное землетрясение. Отголоски его были и на нашей стороне, тибетской, где сейчас находится экспедиция на Эверест. Здесь всё хорошо, несколько лавинок сошло. Где-то там камнепад, в общем, всё, что плохо лежало… Но в остальном, всё хорошо, все живы и здоровы, передают приветы родным и близким. В Катманду всё похуже, там, говорят, есть разрушенные здания. Но тоже, мы связывались с остальными нашими группами, которые находятся на непальской стороне – это Айленд Пик. И ребята, которые сегодня прилетели, которые в Тибет собирались. У всех всё хорошо, поэтому не волнуйтесь. Ну, в общем, всё хорошо. Не очень хорошая погода, снежок идет. Вот это нас даже больше расстраивает. Так что всё, до свидания! Пока, до связи!  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Абрамов: день отдыха в б.л. и день рождения Романа Реутова

Александр Абрамов, руководитель экспедиции: Вчера был наш последний День отдыха. Мы осваивали бескрайние просторы нашего базового Лагеря. Играли в настольный теннис и пул. Смотрели телевизор и слушали лекцию Валдиса о съемках фильмов. ... читать больше

Александр Абрамов, руководитель экспедиции:

Вчера был наш последний День отдыха. Мы осваивали бескрайние просторы нашего базового Лагеря. Играли в настольный теннис и пул. Смотрели телевизор и слушали лекцию Валдиса о съемках фильмов.

Вечер ознаменовался празднованием Великого Дня Рождения Романа Реутова (сокращенно - ВДРРР). Ему исполнился 31 год. Вечер постепенно переставал быть томным. Тосты друзей и руководителей экспедиции. Фольклорный ансамбль Тибетской народной республики.

Известный ведущий и видеооператор первого канала приглашенные Романом прямо из Москвы

Затем был обязательный танец, с каждой девушкой в зале. Вечеринка удалась.

Сегодня «Вперед и Вверх» на 5800 м и завтра передовой Базовый Лагерь 6400 м.

Погода плохая. Валит снег.

Следите за событиями в прямом эфире!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Правда об Эвересте, в блоге Евгения Карякина

13 День, 22 апреля, Средний лагерь (МС) – Базовый лагерь (ВС) Вчера в 11:00 утра группа будущих покорителей Эвереста отправилась из ВС на акклиматизацию в Средний легерь (МС). МС расположен на высоте 5 800 м. над уровнем моря, что ... читать больше

13 День, 22 апреля, Средний лагерь (МС) – Базовый лагерь (ВС)

Вчера в 11:00 утра группа будущих покорителей Эвереста отправилась из ВС на акклиматизацию в Средний легерь (МС). МС расположен на высоте 5 800 м. над уровнем моря, что примерно на 150 метров выше вершины Эльбруса (5 642 м.) По сути, никаким альпинизмом тут пока и не пахнет, фактически это высокогорный треккинг с перепадом в 600 метров по высоте от старта до финиша. Весь он проходит по леднику Ронгбук, который примерно через треть пути делится на два: Восточный и Западный Ронгбук.

На фотографии выше представлен вид от развилки на ледник Западный Ронгбук и Большой Гималайский хребет, вершина справа – Пумори. Наш путь лежит через морену ледника Восточный Ронгбук, и с момента развилки ледников и до самого МС Эверест скрыт за другими горами.

Зная, что в общем подъем достаточно пологий, я как-то недостаточно обдуманно пригрузил в рюкзак несколько полунужных вещей, для создания веса, о чем к концу дороги горько пожалел. Килограмм где-то пять лишних взял точно. Мотивация была понятной: чуть-чуть потренироваться и встряхнуться, так как давно уже не было физической нагрузки. Но при этом сильно недооценил запас энергии, требующейся для этого перехода.

Временами каменная тропинка оказывается полностью покрыта нерастаявшим снегом, по которому двигаются ячьи караваны, перевозя грузы экспедиций из ВС через МС в АВС (передовой базовый лагерь, 6 200 м). Первые три часа пути прошли достаточно бодро, но потом силы начали убывать. В основном это связано с недостаточным временем пребывания на таких высотах. Как говорит мой старый друг из Оренбурга Дима Плющиков «я люблю треккинги, но только не выше 4 000 метров»; вчера я неоднократно вспоминал эту максиму. Нелегко было гулять с рюкзаком выше 5 500 м.

Масштаб подъемов и спусков тут поистине гималайский, и перепады высот – тоже. Короче, шли мы по этим красивейшим местам довольно долго, весь путь до МС занял больше семи часов. Абрамов говорит, что на третий-четвертый раз время подъема уменьшится почти вдвое… Поживем – увидим.

Что радует – мало народу на тропе, только яки, члены экспедиций и шерпы. Обычных треккеров в национальный парк не пускают, вход разрешен исключительно владельцам пермитов (разрешений) на восхождения. Но как я понимаю, при желании можно запросто пролезть и без пермита, если тут все знать.

Примерно за час-полтора до прибытия в МС солнце зашло за горы, тропа оказалась в тени, и мгновенно похолодало градусов на двадцать, где-то, по ощущениям, до -5 С. Последние полчаса пути, когда силы окончательно закончились, ползли уже на последнем издыхании…

Зато как замечательно было видеть, что палатки в МС поставлены, а ужин готов и ждет! Ничего нет своевременнее и вкуснее, чем плошка горячей шурпы для замерзших обессиленных путников – только наливай! После двух плошек мысли успокаиваются, по телу разливается тепло и блаженство. На улице холодрыга – градусов наверное минус 20 С, а время всего 19:00, и заняться решительно нечем. Спать идти еще рано, и тут начала по всей красе показывать себя горняжка: головная боль (давит затылок), слабость, апатия, мысли в кучу то собираются, то разбегаются. Я взял с собой книжку-малышку почитать, но мозгу настолько плохо в условиях недостатка кислорода, что о чтении не может быть и речи. Съем-ка я волшебную таблетку доктора Ларина – уже терпежу нет.

По дороге из столовой посмотрел на небо – Боже мой, какие звезды, как близко и как они падают! За неполную минуту – три ярчайших метеора пронеслись! Но дубак на улице такой, что особо не полюбуешься – скорее в палатку. До двух часов ночи промаялся в спальнике – не могу заснуть, голова болит, руки-ноги мерзнут – а как же волшебная таблетка? Пришлось усилить ее разводимым в воде порошком Нимесил по совету доктора Похвалина, и это сработало. Через неопределенное время проснулся с чудесным, необычайным чувством – ничего не болит, ноги горячие, сам полностью согрелся – можно снимать куртку и пуховые бахилы! Сергей Георгиевич тоже ворочался-ворочался, раз таблетку Цитрамону – и все, здоровый крепкий сон.

А как здорово проснуться утром с головой, которая не болит, и выпить кружку заваренного шерпами кофе! Кофе не супер конечно, но свою кофемашину я ради одной заварки тащить не стал, да и несмотря на то, что самочувствие условно хорошее, лишних движений делать не очень-то хочется. Аккуратнее нужно первое время на высоте.

Эверест со стороны МС совсем не такой, как снизу. Видно плечо, куда мы вылезем, понятно, как пойдем. Перепад высоты между МС и вершиной – три километра, а кажется – совсем рядом! Богомолов неоднократно рассказывал, как «махина Эвереста» ломает альпинистов своей мощью, нависая над ним; как кажется, что невозможно туда подняться, и маленький человек «раскисает» под весом этой невероятной громадины. Ну, на себе я подобного воздействия Эвереста пока не ощутил.

Сразу после завтрака направляемся в обратный путь в базовый лагерь. Вниз идти – не вверх, совершенно другое дело, тем не менее тратим на спуск четыре часа. Почти у самого лагеря встречаем вторую группу – кинооператоров с Валдисом Пельшем и восходителей «не до верху» - членов команды Абрамова, у кого пермиты не на Эверест. Двигаются они как задохлики, мы сами так шли вчера, и в душе сочувствуем коллегам, поскольку знаем, что это – еще цветочки, ягодки будут впереди…

Ну все, пришли домой. УРА! Завтра у нас выходной день в ВС, мы будем наслаждаться, приходить в себя и собираться с силами, а послезавтра – следующий акклиматизационный выход: ВС – ночевка в МС – ночевка в АВС – спуск в ВС. Так шаг за шагом, ступеньку за ступенькой, будем приближаться к цели!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вторник, 21 апреля 2015 г.

12 день, 21 апреля, Базовый лагерь (ВС) – Средний лагерь (МС)

Вчера к нам в гости на обед из соседнего лагеря приходил лидер английской экспедиции Тед Аткинс, изобретатель и производитель кислородных масок для баллонов. С этими масками мы и пойдем с лагеря 7700 и до вершины. Тед симпатичный дядька, был на пяти восьмитысячниках. После обеда он прочел в столовой лекцию о принципах работы кислородной маски, возможных возникающих неисправностях и методах их устранения. В целом лекция была очень интересна и полезна – от работоспособности кислородной маски зависит жизнь на высоте 8000+.

В качестве модели для демонстрации маски он выбрал Лиану, которая то снимала маску, то надевала ее снова. Тед придумал и запатентовал пластмассовую бутылку с пластиковым пакетом внутри (на которой написано TopOut – это название его компании). Проблема состоит в следующем: кислород подается из баллона равномерно, а потребляет человек кислородно-воздушную смесь только во время вдоха. Следовательно, нужно как-то аккумулировать поступающий во время выдоха кислород, чтобы он не терялся, не уходил в атмосферу.

Забавный рассказ он рассказал про историю своего изобретения: в 2004 году во время восхождения на Эверест с юга Тед думал о том, как решить описанную выше проблему. Некоторые альпинисты во время высотных ночевок используют так называемый писс-боттл (большую пластмассовую бутылку), куда мочатся ночью, чтобы не вылазить на мороз из спальника. Так вот, моча в его бутылке замерзла, а чтобы ее вытряхнуть, бутылку с утра ставят на солнце, чтобы она слегка оттаяла. И когда она оттаяла, Тед стал трясти ее, и ему пришла в голову эта идея. Он немедленно реализовал ее, поместив вовнутрь пластиковой бутылки как временное решение презерватив в качестве наполнительного сосуда. Непонятно, правда это или нет, но рассказчик Тед хороший.

После лекции мы с Богомоловым пошли на прием к Абрамову. Конечно, не стоило бы размещать эти фотографии и показывать, как некоторые тут живут, а то может возникнуть ложное ощущение роскоши и барства. С другой стороны, пусть наши родные не переживают за нас – мы не у костра едим тушенку из консервных банок, и не в шалаше ночуем. На фотографии выше изображен персональный кабинет Абрамова, можно назвать его «комнатой психологической разгрузки» или еще как-то, но это хорошо. И поскольку я обещал писать чистую правду, так и можно сказать: да, некоторые из нас немного жируют.

Как иначе называть обогреваемые и освещаемые помещения столовой и компьютерной, туалеты и баню? Про клуб будет отдельный рассказ позже. Так вот, вчера после лекции Теда Аткинса мы с Богомоловым пошли делать важное дело – фотографировать флаги спонсоров на фоне Эвереста и ВС. Вид на Эверест в ВС открывается наилучший, но есть одна проблема: солнце в течении дня ходит таким образом, что лица альпинистов всегда остаются в тени, если Эверест на заднем плане. Или нужно принимать неестественные позы, задирать голову кверху, и т. п.

Короче говоря, флаги все отфотографировали, а вот отправить и отписать соответствующие письма я вчера не успел: много работы было, а потом зашло солнце, и интернет кончился. Попробую сейчас отправить всем кому успею, потому что после завтрака мы уходим с ночевкой на 5800 в Средний лагерь (Middle Camp, MC, 5800 м). Интернета там нет, вернемся завтра после обеда.