+7 495 642-88-66

Празднуем 200-летний юбилей исследований Ледового континента. К истории открытия Антарктиды

28 января 1820 года произошло историческое событие, корабли подошли к неизвестному ранее материку. В течение последующих двух месяцев российские мореплаватели еще несколько раз подходили к берегам Антарктиды. С наступлением зимы суда ... читать больше

Предположения о существовании южного континента высказывались еще античными авторами (Аристотель и др.), которые полагали, что в Южном полушарии находится соединенный с Африкой материк, противостоящий и уравновешивающий северные континенты. Отсюда он получил и свое название - anti arctos (противостоящий медведю, т. е. Арктике). Все еще неувиденная и неизведанная, Антарктида появилась на географических картах раннего средневековья под названием Terra Australis Incognita - Земля Южная Неведомая. После того как Васко да Гама обнаружил, что к югу от мыса Доброй Надежды лежит свободное водное пространство, а Ф. Магеллан во время своего плавания в 1519-1521 годах открыл южные оконечности Американского континента, предполагаемый южный материк стали изображать по всей южной полярной области. Именно так он показан в атласе Г. Меркатора, вышедшем в 1587 году. Гипотезы о существовании и местоположении загадочного материка выдвигались в XVII и XVIII веках учеными различных стран. Великий русский ученый М. В. Ломоносов высказал в 1761 году предположение, что в южной полярной области существуют острова и „матерая земля".

        Мореплаватели неоднократно предпринимали попытки найти Антарктиду, но долгое время никому из них это не удавалось.  Кругосветное путешествие английского мореплавателя Джеймса Кука в 1772-1775 годах в значительной степени было посвящено поискам Антарктиды. В январе 1774 года под 74°10' ю. ш. и 106°54' з. д. в районе, который впоследствии получил название моря Амундсена, Кук, встретив сплошной ледяной барьер, через который невозможно было пробиться, прекратил дальнейшие поиски и повернул обратно. Через год Кук вновь был в антарктических водах, на юге Атлантического океана. Он открыл здесь остров Южную Георгию и Землю Сандвича (Южные Сандвичевы о-ва), но Антарктического материка не нашел. В своем отчете о плавании Кук писал: „Я обошел океан южного полушария в высоких широтах и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который, если и может быть обнаружен, то лишь вблизи полюса, в местах, недоступных для плавания... Я льщу себя надеждой, что задачи моего путешествия во всех отношениях выполнены полностью; южное полушарие достаточно обследовало; положен конец дальнейшим поискам южного материка, который на протяжении двух столетий неизменно привлекал внимание некоторых морских держав и был излюбленным предметом рассуждений для географов всех времен... Если кто обнаружит решимость и упорство, чтобы разрешить этот вопрос, и проникнет далее меня на юг, я не буду завидовать славе его открытий. Но должен сказать, что миру его открытия не принесут никакой пользы". Таким образом, Кук поставил под сомнение саму возможность существования Антарктического материка и утверждал, что область, лежащая за Южным полярным кругом, бесполезна для человечества. Ошибочные выводы Кука значительно затормозили дальнейшие поиски Антарктиды. После его плаваний почти в течение полувека в Антарктику не посылалось экспедиций с такой целью. Только промьшленники-тюленебои,  обнаружившие большие лежбища тюленей на Антарктических островах, продолжали и после Кука плавать в этих водах, проникая все далее на юг, в более высокие широты Южного полушария.

 

Открытие Антарктиды русскими моряками.

    Именно русским мореплавателям удалось опровергнуть утверждения Кука, открыть Антарктиду и начать эру научных исследований нового материка. Русские ученые-мореплаватели — И. Ф. Крузенштерн, Г. А. Сарычсв, В. М. Головнин и др., основываясь на научных данных, неоднократно высказывали мысль о том, что выводы Кука ошибочны, и утверждали, что южный материк существует. Именно они  выступили  инициаторами русской экспедиции для поисков Южного материка. Предложение  флотоводцев получило одобрение Александра I в начале февраля 1819 г.  И сразу же выяснилось, что времени осталось чрезвычайно мало: отплытие намечалось на лето того же года. Вот почему началась спешка  и  в состав экспедиции пришлось включить разнотипные суда  шлюп «Восток» (985 т) и транспорт, переоборудованный  в шлюп водоизмещением 884 т, получивший имя «Мирный»; оба корабля практически не были приспособлены к плаванию в полярных широтах.

 Должность начальника экспедиции и капитана «Востока» долгое время оставалась вакантной. Лишь за месяц до выхода в море на нее утвердили  капитана 2-го ранга Фаддей Фаддеевич (Фабиана Готлиба)   Беллинсгаузена, участника плавания И. Крузенштерна в 1803—1806 гг.  Поэтому все труды по набору экипажей кораблей (около 190 человек), обеспечению их всем необходимым для длительного плавания и переоборудованию транспорта в шлюп легли па плечи лейтенанта Михаила Петровича  Лазарева, командира «Мирного». Основная задача экспедиции определялась морским министерством как чисто научная: «открытия в возможной близости Антарктического полюса» с целью «приобретения полнейших познаний о нашем земном шаре».   

 

 

4 июля 1819 г. «Восток» и «Мирный» вышли из Кронштадта и в декабре достигли острова  Южной Георгии. Два дня моряки производили опись ее юго-западного берега и открыли небольшой остров, названный в честь лейтенант «Мирного» Михаила Анненкова.  Взяв затем курс на юго-восток, экспедиция 22 и 23 декабря  1819 г. открыла три небольших вулканических острова. Двигаясь далее к юго-востоку, суда достигли «Земли Сандвича», открытой Д. Куком. Она оказалась архипелагом,  за которым Ф. Беллинсгаузен  оставил   с   некоторым   изменением   старое   название - Южные Сандвичевы о-ва. Русские моряки первые установили их связь с другими островами и скалами Юго-Западной Атлантики и указали на наличие подводного хребта между ними. Затем экспедиция некоторое время шла вдоль 60 параллели и потом резко повернула к югу. 28 января 1820 года произошло историческое событие, корабли подошли к неизвестному ранее материку. В течение последующих двух месяцев российские мореплаватели еще несколько раз подходили к берегам Антарктиды. С наступлением зимы суда отправились к берегам Австралии. В октябре 1820 года экспедиция вновь отправилась в Антарктиду. Корабли обогнули Ледовый материк со стороны Тихого океана. Были открыты острова Петра Первого, Шишкова, Мордвинова, Земля Александра I, уточнены координаты  некоторых ранее открытых островов.

 

 

5 августа 1821 года экспедиция возвратилась в Кронштадт. Всего было пройдено свыше 92 тысяч километров, шесть раз суда пересекали Южный полярный круг, доказав относительную безопасность плавания в антарктических водах.

Приоритет открытия Антарктиды русскими мореплавателями получил признание у западноевропейских исследователей. Так, руководитель английской антарктической экспедиции (1840--1843 гг.) Д. Росс писал: „Открытие наиболее южного из известных материков было доблестно завоевано бесстрашным Ф. Ф. Беллинсгаузеном, и это завоевание на период более 20 лет оставалось за русскими».

Людмила Коробешко: «Быть женой альпиниста — это ходить с ним в горы»

Кто такая «некрасовская женщина» XXI века? Она сильна физически и духом. В бизнесе не уступает мужчинам. Прикрывает семейный тыл и легко держится на первой позиции. Одинаково женственна в платье и в outdoor-экипировке. Воплощая чужие мечты, ... читать больше

Кто такая «некрасовская женщина» XXI века? Она сильна физически и духом. В бизнесе не уступает мужчинам. Прикрывает семейный тыл и легко держится на первой позиции. Одинаково женственна в платье и в outdoor-экипировке. Воплощая чужие мечты, не забывает про свои желания. Она всё успевает и поэтому счастлива. Она — Людмила Коробешко.
Известная российская альпинистка успешна в любой своей роли. Это проверено временем и может стать примером для многих. Горный гид, супруга не менее известного альпиниста, мать и руководитель компании — довольно быстро из разговора с Людмилой становится понятно, в чём, а лучше сказать «в ком», её секрет успеха.
 
 
— Людмила, какая из ваших ролей доминирует?
 
— Всё-таки я в первую очередь гид или руководитель проектов. Роль матери для меня не сказать чтобы тяжёлая, но был период, когда я себя ругала за то, что мало времени уделяю сыну, и казалось, что я не состоялась как мать, но затем мне удалось как-то успокоиться и перестать себя поедать в этом плане. Когда сын был маленький, он часто оставался с бабушкой, мы то вместе с Сашей уезжали, то по отдельности. Но в определённом возрасте мне удалось составить график, который позволял брать сына с собой. Я стала брать его на восхождения, которые мне самой понравились и которые, по моим представлениям, подошли бы для Максима. В итоге получилось несколько таких интересных поездок. Этим я компенсировала недовольство собой как матерью.
Супруга — да, мне очень повезло в жизни, что мы с мужем занимаемся одним делом. Но я всегда считала, что он главный, а я ему помогаю. Он на первых ролях, тем более что все идеи, которые мы воплощаем, идут от него, а я обычно поддерживаю практически все из них, поскольку считаю, что он человек уникальный и придумывает всегда здорово. Иногда мне кажется идея нереальной, но достаточно большой совместный опыт работы показал, что так только кажется вначале. Если есть упорство, настойчивость, практически любую идею действительно можно реализовать.
Роль руководителя я стала ощущать в последние годы. Больше даже негативные моменты: если раньше всё это мне казалось несерьёзным, я не считала себя руководителем, хотя и являюсь исполнительным директором. Но годы накладывают своё, и я стала замечать, что стала жёстче. Какие-то моменты в плане управления могу переносить на семью, и это мне не очень нравится, стараюсь себя тормозить и выключать начальника.
В общем, раньше мне казалось это игрой: вроде как начальник, а вроде как все друзья, но потихоньку я где-то заигралась и привыкла, что командую. Это хочется в себе побольше контролировать и поменьше давать волю постоянного руководства над всеми.
Все эти четыре роли так или иначе удалось совместить, чтобы никакая из них слишком сильно не преобладала, но каждая из этих ролей по-своему интересная.
 
 
Секрет №1: заниматься любимым делом
 
 
 
Секрет №1: заниматься любимым делом
 
Секрет №1: заниматься любимым делом

 

Горный гид

— Женщина-гид и женщина-альпинистка — это одна и та же роль?
 
— Я их разделяю. Много приходится об этом думать и обсуждать… У нас был интересный проект «7 вершин за 300 дней». Большой плюс для меня в нём был в том, что там не нужно было выступать в роли гида. Формально я была руководителем, но нас всего было трое, и сыграло роль то, что я уже была на всех вершинах. Но не надо было руководить так, как это бывает в роли гида. Мне тяжелее быть гидом. Одно дело — поехать спортивной командой, другое — когда идёшь с группой, выполняя роль гида. Тут, кроме того, что ты думаешь, как распределить силы и взойти, ты ещё думаешь о каждом участнике. Психологически это довольно большая нагрузка. Поэтому роли всё же разные.
Альпинист в первую очередь нацелен на себя, и на свою команду тоже, поскольку это всё-таки командный вид спорта. У гида больше ответственности, напряжения, задач, когда ты ещё и психологические моменты какие-то решаешь.
 
— Как часто вам удаётся ходить «для себя»?
 
— В последние годы я немного расслабилась и захотелось ходить больше. Как раз я стала брать с собой сына. Это были несложные восхождения: четыре, максимум пять тысяч.
Этим летом получилось так, что было запланировано не очень много групп, в том числе на Казбек, но это восхождение сорвалось в последний момент из-за политической ситуации. А я уже так настроилась, что решила поехать сама на 2-3 дня. Получилось, что и на Эльбрус я съездила буквально на два дня вместе с Сашей. Он как раз закрывал проект «7 вершин за 7 месяцев». Мне было интересно сходить снизу, с Азау, без подъёмников. К тому моменту я уже знала, что осенью мне предстоит Манаслу, и решила ещё что-то такое сходить — повыше и быстро. Времени было немного, было интересно сходить третью гору в таком же формате: суточное восхождение от базы до штурмового лагеря и дальше. И я выбрала шеститысячник Сток-Кангри. Это, пожалуй, самый простой и самый доступный шеститысячник, который находится в Индии. Восхождение сложилось, хотя всё это было в последний момент. Прилетела на 3600, там очень красивая местность, похожая на Тибет, но более мягкая, колоритная, красивая. На следующий день я сразу пошла на 5100, минуя несколько лагерей, и в ту же ночь сходила на гору и спустилась. Я всегда стараюсь брать местных гидов, сопровождающих, хотя бы потому, что я спешу и разведывать район и маршрут не рискую.
Но я понимала, что этого недостаточно, чтобы подготовиться к Манаслу, потому что это были разовые выходы и в плане акклиматизации они ничего не дают.
В среднем у меня получается 3-5 поездок в год в качестве гида, а остальные поездки, пусть даже короткие, я стараюсь делать для себя.
 
 
Секрет №2: не забывать про свои желания и воплощать их в жизнь
 
 
Секрет №2: не забывать про свои желания и воплощать их в жизнь
 
 
Секрет №2: не забывать про свои желания и воплощать их в жизнь
 
— Принято считать, что у врачей на работе нет гендерной принадлежности. В своём кабинете они только специалисты-медики. А можно ли такое же сказать про гидов?
 
— Я бы не ставила знак равенства между женщиной и мужчиной на горе. Это очень индивидуально, и у каждого будут свои взгляды, свои истории, опыт, но мне кажется, они всё равно разные. Я прекрасно понимаю людей, которые говорят, что у них или отрицательное, или настороженное отношение к женщинам-гидам. Даже в недавней экспедиции на Манаслу я и Сергей Ларин были гидами у шести участников. Среди них было две женщины, обеим за 50 лет. Они потрясающие, каждая по-своему. Ирина Зисман за год сходила три восьмитысячника. И Людмила Исакова полгода назад сходила на Эверест, а сейчас сходила на Манаслу. И как раз она рассказала, что долго сомневалась, когда после Эвереста и общения с Абрамовым ей предложили пойти на Манаслу с женщиной-гидом. Для неё это был минус, и она очень долго сомневалась. В итоге она осталась довольна, но я её прекрасно понимаю. У меня практически такое же отношение к женщинам-гидам, если не хуже.
Однажды мы приехали с группой на Денали, а там обязательно нужно заказывать сервис у американских партнёров. Главным гидом был мужчина, и нам должны были дать ещё двух ассистентов. И это были девчонки. Я думаю, ладно бы одна была, но две! Сразу возникло напряжённое отношение, ведь это Денали, надо грузы таскать, и в уме я понимаю, что они будут меньше таскать, значит, на всех груза будет больше. Мужиков можно всегда немного подгрузить, а тут уже нет. Но негатив достаточно быстро растворился, девчонки оказались классные, молодые, очень сильные, ну и вполне адекватные: и готовили, и палатки ставили, и копали наравне с мужиками.
 
— В роли гида вам с кем проще работать: с мужчинами или женщинами?
 
— С мужчинами попроще. Когда я только начинала работать, лет 15 назад, мне кажется, в составе групп было меньше женщин. Сейчас такая тенденция, что их всё больше среди участников. Мне с ними не то чтобы сложнее, но они более непредсказуемые в чём-то, любят комфорт, соответственно, могут придираться к каким-то мелочам. Мужчины в этом плане поспокойнее, и им легче переносить неудобства. Бывают исключения, но в общих чертах так.
 
— Кого вы считаете своим учителем, помимо Абрамова?
 
— Изначально моим тренером был и остаётся Александр Викторович Гребенюк из Пятигорского университета. Сейчас его альпклуб называется «Максимум», в нём я занималась в течение 7 лет.
Мне посчастливилось выполнять проект «7 вершин за 300 дней» с Иваном Трофимовичем Душариным. Я до сих пор в восхищении от него. Это действительно учитель, Человек с большой буквы. Он интересный рассказчик, и что поражает: уже в возрасте, но он помнит всё! Все имена, даты, факты, и когда его слушаешь, то понимаешь, что человек живёт насыщенной жизнью не только в альпинизме, во всех сферах. Он умудряется много читать, встречаться с интересными людьми. Иван Трофимович — пример для меня не только в альпинизме. Таким надо стараться быть.
 
 
Секрет №3: учиться у лучших
 
 
Секрет №3: учиться у лучших
 
— Как заслужить авторитет у группы, если есть недоверие во время экспедиции?
 
— Люди с нами ездят уже не по одному разу, они знают наших гидов или как минимум что-то слышали, то есть хотя бы примерно знают, с кем идут. Бывают, конечно, разные моменты, но я не пытаюсь сразу разубедить человека, максимально объясняю, если он в чём-то не доверяет, рассказываю ему все возможные варианты развития событий, исходя из своего опыта.
У меня не было каких-то острых моментов недоверия, когда приходилось стараться, переубеждать, но в принципе люди если видят, что к ним хорошо относятся, всё делают правильно и чётко, они достаточно быстро расслабляются. К счастью, не было ситуаций, когда клиенты отказывались делать то, что я говорю, и это становилось опасным.
 

Руководитель

— Как быстро вам удаётся переключаться на роль руководителя после возвращения из экспедиции и что вам помогает в этом?
 
— Адаптироваться помогает муж, тем более что мы стараемся ездить по очереди. Пока он выполнял свой проект, его не было почти полгода, и я старалась максимально быть в офисе и решать вопросы. Следующие несколько месяцев он налаживал работу в офисе, пока я была в горах. Он в чём-то прикрывает. После Манаслу не могу сказать, что тяжело далось возвращение, нормально восстанавливалась, но нужно какое-то время, чтобы войти в ритм. К счастью, у меня есть это время, все с пониманием относятся к тому, что мне нужно отдохнуть, особенно после такой серьёзной экспедиции. Сильно меня не дёргают, не засыпают серьёзными вопросами, дают потихоньку адаптироваться. В течение недели, а то и меньше я уже восстанавливаюсь, но когда есть Саша, то понимаю, что могу ещё немного расслабиться.
 
— Что для вас самое сложное в должности исполнительного директора?
 
— Тяжелее всего наказывать или пытаться приструнить людей. Легче быть другом, что-то совместно организовывать в свободное время, предлагать поездки, но, когда надо поругать, допустим, за не очень хороший финансовый результат, понимаю, что ругать не всегда правильно и это не всегда даёт плоды. Поддержка и поощрение в руководстве больше дают результата, чем когда ты распекаешь человека. Мы иногда на менеджеров достаточно много вешаем, хотим, чтобы они сами продвигали свои программы. С одной стороны, это правильно, с другой — может, надо найти людей со стороны, которые занимались бы отдельно рекламой.
 
 
Секрет №4: иметь надёжную команду
 
 
Секрет №4: иметь надёжную команду
 
— Приходится ли спорить с мужем, отстаивая свою позицию руководителя?
 
— Бывало. Но честно говоря, я считаю, что лучше не спорить. Во-первых, он более опытный и чаще прав, во-вторых, это просто бесполезно. Чем больше я спорю, тем больше он сопротивляется. Это я прекрасно понимаю — смысла в споре никакого. Когда я соглашаюсь, то гораздо большего добиваюсь, даже если он не совсем прав. Позже, проанализировав, он будет готов изменить решение, а в споре он всегда будет защищать свою позицию до последнего. Согласиться всегда выгоднее.
 
— Быть женщиной-руководителем легче, чем гидом?
 
— Обе роли даются достаточно легко, но лучше чередовать. В какой-то момент гидом работаешь, понятно, что это напряжение, но это всегда какая-то интересная экспедиция, хотя и устаёшь немножко от людей в конце поездки. Хочется от всех спрятаться и отдохнуть. Но потом приезжаешь с новыми идеями. Руководителем тоже интересно быть. Люди меня поддерживают в основном. Это немного разные области, и, пока ты устал от одной, можно отдохнуть в другой роли.
 
 
Секрет №5: любить себя
 
 
Секрет №5: любить себя
 
— Как вы с семьёй отключаетесь от работы и от гор?
 
 
— Мы занимаемся своим делом 24 часа в сутки. И в какой-то момент я подумала, что это неправильно, перебор. В офисе и дома мы с Сашей всегда говорили только о работе, но даже попытки это изменить ни к чему не привели. Сейчас я перестала на этом акцентировать внимание. Я понимаю, что это нам обоим очень нравится и действительно нас объединяет, даёт возможность быть успешными в бизнесе. У Саши много идей, которые он может обсудить со мной в любое время. Это позволяет охватывать гораздо больше замыслов, чем если бы он это делал только в офисе с какими-то партнёрами. Я пересмотрела своё отношение, и меня перестало напрягать, что мы говорим только о работе. Если об этом мы можем говорить 24 часа в сутки — почему бы и нет?

 

 Супруга

— Супруга Абрамова сильно отличается от партнёра Абрамова по бизнесу?
 
— Ничем не отличается. Я даже не разделяю эти роли сейчас.
 
— Как вам удалось не уйти в тень мужа, сильного лидера, и сделать себе имя в горном сообществе?
 
— Благодаря тому же Саше это и удалось. В первые годы он всячески меня подталкивал к каким-то свершениям, подбадривал там, где мне казалось, что я не смогу. В поездки, в руководство он меня выталкивал, когда я считала, что мне ещё рано брать на себя ответственность. При этом он не просто меня толкал «иди и делай», он всё мне подробно объяснял, до мелочей. Даже в прошлом году, хотя у меня уже был опыт, всё равно мне было страшновато ехать на восьмитысячник руководителем. Он заранее мне объяснил всё, что знает. Он всегда вселял в меня уверенность в себе и подталкивал к тому, что я сама никогда не отважилась бы сделать.
 
— Муж ругает вас за неприготовленный обед?
 
— В этом плане он большой молодец. Терпеливый и самостоятельный, может сам себе всё приготовить. Многое готовит мама, которая живёт с нами. Но в целом он очень неприхотлив в быту.
 
— А за что он может вас ругать?
 
— Может быть, когда я унываю и мне что-то не нравится в себе.
 
— Продолжите фразу: быть женой альпиниста — это….
 
— Ходить с ним в горы. Так удобнее, чем ждать его.
 
 
Секрет №6: быть любимой
 
Секрет №6: быть любимой

 

Мама

— Расскажите немного о вашем сыне.
 
— Максиму 17 лет, и он не увлекается горами. Я его вытаскивала в горы, и он соглашался, ходил, но он почему-то считает это скучным занятием. Ему неинтересно: идёшь и идёшь целыми днями. У него есть физическая выносливость, но нет интереса. А увлекается он языками, физикой и математикой. Даже в Крыму он лазил по скалам, и у него всё получилось. Я надеялась, что он как-то заразится этим, — нет. Наверное, и слава Богу. Сначала немного было грустно от этого, а потом я успокоилась. Поняла, что он другой.
 
— Он за вас волнуется, когда вы уезжаете?
 
— Честно говоря, не знаю, мне кажется, он уже привык, что мы часто уезжаем и мало общаемся. Может, где-то переживает, но нельзя сказать, что это сильно проявляет. Он привычен к нашим отъездам с детства.
 
— Горный опыт помогает вам в общении и воспитании сына?
 
— Я даже сама для себя до конца не могу понять, удалось ли мне его воспитать. Я согласна с тем, что в большинстве случаев можно передать опыт только своим примером. Например, мне кажется, что он вспыльчив, и хотелось бы, чтобы он был спокойнее, но я понимаю, что мне в первую очередь надо самой себя сдерживать.
 
— Вы считаете себя строгой мамой?
 
— Наверное, недостаточно строгой. Не определилась для себя, нужна ли эта строгость. Мы иногда общаемся с участниками наших экспедиций, у которых дети примерно этого возраста, и недавно мне рассказывали, что дети благодарят родителей за то, что те в своё время заставляли, например, заниматься музыкой. Другие говорят, что зря вы меня не заставляли что-то делать. Я не заставляла, и, возможно, где-то надо было быть построже, чтобы больше дать ребёнку, и у него было бы больше возможностей выбирать, чем заниматься в жизни.
Я помню, мне было лет 20 и знакомый говорит: «Представь себя через 15-20 лет». Мне тогда слова его казались нереальными. Я не могла себя представить. Не знала, какая я буду, чем я буду заниматься. Хотя упражнение само по себе неплохое, но я всё ещё помню своё удивление тогда. Про сына то же самое: я не знаю, в каком направлении он пойдёт, вернётся ли после учёбы в Нидерландах в Россию.
 
 
Секрет №7: подавать лучший пример
 
 
Секрет №7: подавать лучший пример
 
— Напоследок интересно узнать о ваших планах. Клуб «7 вершин» объявил о старте проекта «14 восьмитысячников». Вы сами будете выполнять эту программу?
 
— Да, в принципе, интересно попробовать. Опять же вспоминая экспедицию на Чо-Ойю, вначале мне казалось, что всё просто, и я строила планы, что вот сейчас на Чо-Ойю, потом на Манаслу и так далее… Где-то к середине экспедиции я думала, что уже никогда не пойду ни на какой восьмитысячник, так мне было плохо, притом что гора не сложная, но на ней высокие лагеря, и ты там не отдыхаешь, ABC на 5700. Но прошло время, и мне уже захотелось поехать снова. Манаслу прошла по-другому, притом что высота практически та же. Может, дело в том, что это непальский восьмитысячник, там лагеря пониже, ближе к зелени, и тяжёлого момента, когда устаёшь от горы, не возникло. Мысли о других восьмитысячниках приходят. Я пытаюсь сейчас выбирать самые относительно простые, но таких, конечно, не бывает. Может быть, Шишапангма, может быть, пакистанский Гашербрум II, может быть, даже Лхоцзе, которую мы, скорее всего, будем делать весной с Котляром, — идеи и желание есть.
 
 
 
— Если встанет вопрос, кто первым будет выполнять программу — Коробешко или Абрамов, у вас будет выбор?
 
— Да нет, конечно! Будет он выполнять, если придётся выбирать.
 
…но об этом всегда можно договориться
 
 
Автор: Марина Сивоконь
 
Источник Спорт-Марафон
 
 
 
 
 
 

Журнал Сноб: Интервью с Нирмалом Пурджей, покорившим 14 восьмитысячников за полгода

На Земле есть 14 гор, высота которых превышает 8000 метров, и за все время только сорок человек смогли побывать на всех этих вершинах. Один из них — Нирмал Пурджа, который с апреля по октябрь 2019 года покорил все 14 вершин, установив новый ... читать больше

На Земле есть 14 гор, высота которых превышает 8000 метров, и за все время только сорок человек смогли побывать на всех этих вершинах. Один из них — Нирмал Пурджа, который с апреля по октябрь 2019 года покорил все 14 вершин, установив новый мировой рекорд (предыдущий принадлежит южнокорейскому альпинисту Ким Чхан Хо, который сделал это за 7 лет 10 месяцев и 6 дней). Генеральный директор проекта «Сноб» Марина Геворкян, сама увлекающаяся альпинизмом, поговорила с Нирмалом Пурджей о том, как ему удалось этого добиться, а также узнала у известных альпинистов Максута Жумаева и Александра Абрамова, что в альпинистском коммьюнити думают о рекорде Пурджи
 
 
Ɔ. Мой первый вопрос о вас. Кто вы: спортсмен, герой или менеджер?

Я простой парень, который родился в непальской деревне, с позитивным мышлением и желанием что-то сделать. Я служил в спецназе Великобритании, куда попал в 18 лет. В 25 лет я ушел из армии. Сейчас я горновосходитель. Так я определяю себя.


Ɔ. Гражданином какой страны вы себя ощущаете?

Думаю, что представляю две страны. Я родился в Непале, но сформировался как личность в Англии. Большинство моих качеств и способностей, в том числе в части принятия решений, развились в армии, и приобретенные там навыки я применяю в горах.

Каждый член моей команды должен вернуться домой. Многие умирают при восхождении на один восьмитысячник, а мы же поднялись на 14. Мне помогли навыки организации процессов и умение быстро принимать решения — все это я вынес из службы в армии.


Ɔ. Практически на каждой горе вас ждали не только природные трудности, но и неожиданные вызовы: спасательные операции на Анапурне (8091 м) и Канченджанге (8586 м), отсутствие финансирования после нескольких восхождений и, наконец, угроза китайских властей отказать в визе при восхождении на последний, четырнадцатый восьмитысячник — Шишабангму (8027 м). Вы не расценивали это как «знаки судьбы», указывающие, что вам нужно остановиться?

Нет, совсем нет. Я чувствую себя живым, когда преодолеваю трудности. Например, на Анапурне мы отмечали успешное восхождение в базовом лагере примерно до 3.30 утра. В 6 утра в этот базовый лагерь, куда мы спустились после восхождения, прилетел вертолет, и мне сказали, что наверху уже 36 часов терпит бедствие альпинист и он еще жив. Представьте, что вы один на высоте уже вторые сутки, вы умираете. Я просто не мог не полететь к нему на помощь.

От места высадки до точки, где был альпинист, в день восхождения мы лезли 18 часов, а в день спасательной операции — 4 часа. Мы сняли его с горы и отправили в Катманду. Из-за этого мы были вынуждены отодвинуть сроки восхождения на Дхаулагири и в результате попали там в сильную непогоду. Однако я совсем об этом не жалею!

Единственная вершина, где у меня были большие сомнения, что мы сможем на нее взойти, — Чогори/К2 (8614). Я посмотрел видео, на котором было видно, что склон там в не очень хорошем состоянии. Мой основной шерпа (гималайский народ, представители которого часто работают проводниками в высокогорье. — Прим. ред.) Мингма был в базовом лагере, а двое других не были ранее на К2. Большинство восходителей к тому моменту уже отказались от планов зайти на К2 в этом сезоне, а оставшиеся сидели в штурмовом лагере и ждали меня. Они надеялись, что моя команда проторит путь. Что, собственно, мы и сделали. А на следующий день после покорения К2 мы зашли на Броуд-Пик/К3 (8051 м).
 
 

 
Ɔ. Какова общая стоимость проекта?

Общая стоимость — около 750 тысяч долларов. Я мог реализовать его и за четыре месяца: из шести месяцев два я искал или ждал финансирование. На начальном этапе я ушел из армии, потеряв пенсию, продал свой дом, работал гидом на всех трех этапах проекта. Даже в процессе восхождения мне приходилось искать деньги, привлекать спонсоров.

В этом проекте я хотел проверить и даже раздвинуть границы человеческих возможностей. Позитивное мышление — залог успеха в жизни вообще и в самом нереальном проекте в частности.

Ɔ. В мае 2019 года весь мир облетела ваша фотография сотен альпинистов в очереди для восхождения на вершину Джомолунгмы/Эвереста (8848 м). С чем это связано?

В этом году количество людей, приехавших восходить на Эверест, не сильно отличалось от предыдущего. Однако в 2019-м очень поздно повесили веревки к вершине. Было ограниченное «погодное окно», в которое все хотели попасть, в том числе и я. Я не мог выбиться из графика. Мне нужно было в этот же день подняться на соседнюю вершину Лхоцзе (8516 м). Дальше меня ждала гора Макалу (8485 м). Когда я говорил людям, что собираюсь за две недели подняться на эти три вершины, люди смеялись надо мной. Однако, когда я поднялся на них за 5 дней с учетом двух вечеринок в Намче-Базар (населенный пункт на высоте 3600 м, столица шерпов. — Прим. ред.), я осознал, что могу многое.

Ɔ.Сейчас много говорят про изменение климата. Ощущается ли оно в горах?

В 2014 году я поднимался на вершину Ама-Даблам, а потом вернулся на эту гору в 2018 году. Разница при восхождении была в том, что в 2014 году в первом лагере мы могли топить снег и готовить нормальную еду, а в прошлом году были вынуждены поднимать наверх вручную запасы воды, что было тяжким трудом. Тогда я осознал реальное воздействие глобального потепления — мы видим быстрое и значительное таяние ледников. Такую же картину я увидел на Дхаулагири (8167 м) в 2019-м — ранее я там был в 2014 году.

Когда видишь, как быстро исчезают ледники и запасы воды, понимаешь, что это сигнал и людям нужно задуматься над последствиями своей деятельности.

Ɔ. У вас есть любимая гора?

Каждая вершина — особенная. Однако, если бы я вернулся, то пошел бы еще раз на К2 (8614 м) или Гашербрум I/Хидден-Пик (8080 м). Последняя оказалась очень тяжелой горой. Она находится очень далеко от базового лагеря, 54 км пешком с грузами. Мы сразу из лагеря вышли на штурм вершины. Там не было веревок, проторенной тропы. На мой взгляд, она далась нам тяжелее, чем К2.

Мы установили мировой рекорд скоростного восхождения на все восьмитысячники Пакистана — 21 день. Восхождения в этой стране осложнены запретом на использование вертолетов: все переходы на ногах, грузы на себе. Чтобы не выбиться из графика, мы почти не спали в этот период.

Ɔ.Что будет дальше?

Я начал ходить в горы только в 2012 году. Так что я в самом начале пути.

Ɔ. Что вы посоветуете людям, которые сейчас активно начали ходить в горы, бегать марафоны?

Самое главное, что я для себя уяснил, — ни с кем не нужно соревноваться. Всегда будет тот, кто сделает что-то лучше. Мой главный соперник — я сам. И я никогда не верил словам людей, что что-либо невозможно сделать. Единственный судья для меня — природа. Люди всегда дают субъективную оценку, а природа тебя принимает как есть.
 
  
 
Нирмал Пуржда с командой шерпов на горе К2
 

 
 
Нирмал Пуржда в лагере у горы Аннапурна
 
 

 
 
Нирмал Пуржда с командой шерпов
 
 
 

 
Нирмал Пуржда на пути к вершине Гашербрум I
 
 
 

 
 
Восхождение на 14 восьмитысячников: достижение или читерство?
 
В альпинистском коммьюнити рекорд Нирмала Пурджи, покорившего 14 восьмитысячников за полгода, был воспринят неоднозначно. Некоторые пеняли Пурдже, что восхождения были не вполне честными: непалец пользовался кислородом, вертолетами и помощью большой команды шерпов. Другие считают, что рекорд есть рекорд: предыдущий рекордсмен, корейский альпинист Ким Чанг-Хо, поднимался на 14 гор почти восемь лет. Мы решили спросить у альпинистов Максута Жумаева и Александра Абрамова, что они об этом думают
 
Заслуженный мастер спорта по альпинизму, капитан сборной Казахстана по альпинизму, 27-й член Quest-14 и 12-й альпинист в мире, кто сумел взойти на все восьмитысячники планеты без использования дополнительного кислорода. По его словам, после восхождения он пережил свою «Великую депрессию», когда в течение полугода не мог выходить из дома
 
Максут Журмаев
 

 
 
У каждого свое понимание альпинизма, и каждый альпинист по-своему понимает достижения Нирмала Пуржи. Для меня лично более значимы достижения Эдмунда ХиллариТенцинга НоргиРайнхольда Месснера. А Нимс (так в мире альпинизма называют Нирмала Пурджу. — Прим. ред.)? Молодец. Молодец, что живой. А дальше посмотрим, как он свои достижения сможет не монетизировать, а использовать на добрые дела. Например, Эдмунд Хиллари строил в Непале школы и больницы, помогал нуждающимся. Если Нимс сможет к нему приблизиться, он станет великим. Пока я просто фиксирую спортивное достижение.

Что важнее в альпинизме — процесс или результат? У каждого своя философия общения с горами. Мне, например, важно, с кем проходит этот процесс: в горы я иду только с людьми, которые мне близки по духу, по миропониманию. А результат? Я много раз поворачивал назад, будучи уже почти на вершине — словом, я уже «переболел» и знаю, что это для меня не главное.

Что касается скоростных восхождений, как это продемонстрировал Нимс — 14 восьмитысячников за 177 дней, — то надо понимать, что это всего лишь показатели функциональности спортсмена. Скоростные восхождения нужны только для статистики. Мне, например, это было нужно, чтоб попасть в сборную команду Казахстана и показать свою подготовку.
 
 
*******
 
 
Президент клуба «7 вершин», действительный член Русского географического общества, десятикратный покоритель Эвереста, дважды выполнил программу «7 высочайших вершин континентов», один раз в рекордные сроки — 7 месяцев.
 
Александр Абрамов
 

 

 

 
Проект Нимса перевернул сознание человечества. Говорю это без тени иронии. Он показал совершенно новые резервы человеческого организма. Я уверен, что большинство профессиональных альпинистов до сих пор пребывает в шоке и не знает, как реагировать на его рекорд. Ребята, просто обтекайте! Нимс показал, что все героические потуги прошлых лет — детский лепет. Просто признайте, что парень совершил невозможное. Блеяние на тему «он же с кислородом сходил» я не принимаю. Я уверен, что этот рекорд не будет побит в ближайшие 50 лет. Это как прыжок Бимона на 8,90, который не был побит почти четверть века (американец Боб Бимон установил мировой рекорд по прыжкам в длину на Олимпиаде в Мехико в 1968 году, его называли «прыжком в XXI век». — Прим. ред.). Это как марафонский забег за 1 час 59 минут. Такие люди открывают новые границы сознания уже даже тем, что посмели замахнуться на все эти рекорды. Я сам всегда говорю своим работникам, что главное — результат. Если нет результата, то самый приятный и самый навороченный процесс не имеет значения. Я горд, что есть такой человек и я с ним знаком. Его пример заражает. И теперь я хочу сделать новый личный рекорд — 7 вершин за 7 недель.
 
 
 
 
Текст: Марина Геворкян

Выпускающий редактор: Юлия Любимова
Корректор:Наталья Сафонова
Фотографии: личный архив Нирмала Пурджи, Project possible 14/7 (страница на facebook), Денис Провалов
Верстка: Саша Чернякова

А. Ельков. Валенки-валенки. Рассказ о восхождении на Пик Ленина 1982 года

Рассказ о восхождении на Пик Ленина в 1982 году. О валенках, как оптимальной обуви и первом опыте использования пластиковых ботинок. О том, как быстро может поменяться настроение во время восхождения. читать больше

 Рассказ о восхождении на Пик Ленина в 1982 году. О валенках, как оптимальной обуви и первом опыте использования пластиковых ботинок. О том, как быстро может поменяться настроение во время восхождения.

 

  Мой друг по альпинистской жизни Геннадий Копейка написал как-то в фейсбуке, что появилась идея сделать книгу об истории харьковского «Буревестника». И сбором материалов, а также их обработкой будет заниматься другой мой друг Анатолий Лебедев, автор прекрасных стихов и рассказов. Я как-то обрадовался и продумал в голове несколько сюжетов. Несколько небольших рассказов, которые  давали бы живое представление о том, как всё было.  И даже начал писать. Но жизнь то шла, таких начатых статей была не одна. Где стимул возвращаться и заканчивать? Увы, стимулом стала неожиданная смерть Толи Лебедева, удар в сердце. 

 

 

 Итак, рассказ о валенках… 

 

  В моей жизни многое случалось по одной схеме: то о чем много читал, затем  вполне  без всяких предпосылок воплощалось в жизнь.  Перед учебной практикой на Кавказе после второго курса, я засел за книги и изучил районы, которые мы планировали посетить, теоретически. Так определялся мой основной жизненный путь.  На практике, шокированный реальной красотой горной природы, я решил, что это вполне достойная тема, чтобы стать моей профессией. И начал еще более усиленно читать, сделав библиотеки основным местом своего нахождения. Читал о горах всё, что могло их касаться, но в первую очередь альпинистские книги.  А там всё больше речь шла о высотных восхождениях.

 

 Осенью 1981 года в Крыму Боря Поляковский, с которым познакомился летом в альплагере, предложил мне присоединиться к его компании. Он её собирал под флагом Спортклуба ХАИ.  Боря убедил меня своими вполне наполеоновскими планами. И самым сильным аргументом для меня были гарантии высотных восхождений.  Мечта, которая совсем неожиданно, могла стать реальностью. Шутка ли, мы запланировали «сделать Снежного барса» за три сезона. Дерзость, которая была совсем не в моем стиле.

 

 Вот только тогда вопрос  соответствующего снаряжения для меня стоял остро. И в первую очередь это я об обуви.  Во многих литературных источниках для высотных восхождений хвалили валенки. И я на это, как говорится, «купился». Впрочем, тогда и другого выхода не было.  Ну и первый семитысячник Пик Ленина казался технически не сложным, подходящим для такой обуви. 

 

 

 

В Харькове и окрестностях, валенки в то время  вышли из моды,  но найти их в продаже еще можно было.  Тогда  делать их с подошвой, типа для зимней рыбалки, еще не начали. Может, и начали, но я нашел в продаже только обычные, со скругленной подошвой. И начал думать, как их приспособить под кошки.  Отпорол где-то подошвы от старых ботинок. Затем с большим трудом пришил их леской по краям и остальную часть контактной поверхности начал заливать разного рода клеями. Прежде всего, расплавленным пластиком. Что-то похожее получилось, хотя внешний вид был ужасный. Но это не волновало, так как поверх шли брезентовые бахилы - просто мешки, которые сшила моя мама.

 

Первая часть сезона 1982 года прошла у нас в горах Сванетии, в ущелье Накра. Там у меня был запоминающийся юбилей. В день моего 25-летия дождь с градом лил весь день. Вот так и отпраздновал, лёжа в тесной палатке.  Благо, что из-за большого полиэтиленового тента, она не текла. Закончился этот сбор для нашей компании спринтерским забегом: две четвёрки Б за два дня. Иначе мы бы не имели права идти на первую 5А, которым считался Пик Ленина.

 

Автору 25 лет

 

 Не буду рассказывать о подробностях дороги в Азию и периоде акклиматизации, хотя там есть что вспомнить. Сразу к самой кульминации экспедиции. Почти весь состав нашей довольно большой экспедиции города Харьков 11 августа 1982 года поднялся в штурмовой лагерь пика Ленина (маршрут «через скалы Липкина»). Мы остановились на высоте, оцененной как 6500. У нас было нескольких групп.  В большинстве своем альпинисты общества «Авангард» во главе с самим Юрием Ивановичем Григоренко-Пригодой, царем и богом нашего сообщества одновременно.

 

 От «Буревестника» там была только  наша небольшая группа спортклуба ХАИ. Интересно, что официально, то есть, формально,  руководителем  нашей группы был Володя Хольченков. Мы просто, как говорится, «делали ему руководство». Было такое понятие в альпинизме тех лет, состоявшем с формальной стороны в «заполнении клеточек», обязательного набора вершин в порядке возрастания до того, как ты станешь кандидатом в мастера.  Вову мы конечно ценили, но он кроме всего, был младше всех в нашей компании. В нашей группе также был инструктор. Это был Юрий Константинович Чернышев,  по возрасту старший остальных лет на 15. Однако его стопроцентная  интеллигентность  мешала ему быть настоящим лидером и что-то нам диктовать. Казалось, главное слово во всех вопросах принадлежало Боре Поляковскому.  Ведь это он обо всём договорился и как бы оплатил всё. То есть, денег мы еще не заработали на промальпе в том количестве, в котором получили на экспедицию. «Если ты такой умный, оплати всё из своего кармана»  - никто так не говорил, но все помнили, что это выражение было, в общем-то, справедливым. При всём при этом, за спиной у Бори была фигура еще одного нашего товарища – Паши Сизонова.  Они казались неразлучными друзьями. У Павла Петровича  был образ идеального спортсмена и, за одно, мудреца.  Человека, мнение которого по любому вопросу все ждали в любом разговоре. И оно было чаще всего решающим.

Ну и я.  Новый человек, парень со стороны, которого облагодетельствовали, взяв в компанию - пока без особых заслуг... Своё мнение я пока что держал за зубами…

 

Это часть нашей команды в 1983 году. Лицом к фотографу (Г. Копейке) Владимир Хольченков, Борис Поляковский и Александр Ельков

 

 День подъема в штурмовой лагерь был прекрасным, солнечным и без ветра. Была атмосфера праздника,  мы радостно приветствовали по пути дружественных болгар из экспедиции Христо Проданова. В составе нашей экспедиции, кстати, также была  тёплая болгарская компания, сборная города Троян.

 

 Поставили палатки на склоне примерно на высоте 6500. Улеглись, всё шло хорошо. Но уже в самом начале ночи задуло так, что казалось, что никаких шансов у нас на вершину не будет. Как бы просто выжить.  Всё гудело реактивной турбиной,  палатки напряженно скрипели, удерживаемые от полёта в небо весом наших тел. Для меня картина была ясная, выхода на штурм не будет. И горькое разочарование, а вдруг второй попытки не будет?

 

 

 Утром ветер, в общем-то, не особо утих. Но наша группа решила всё же вылезти из палатки. Просто посмотреть.  Оказалось, что всё не так страшно, то есть, не смертельно.  Но мысли о выходе у меня не появилось. И вдруг до меня доходит информация (общаться можно было только криком в ухо), что мы собираемся идти на восхождение!  Что Юра Чернышев побеседовал с Юрием Ивановичем. И вроде договорились, что пойдём, попробуем пройти сколько сможем. Я в душе был против: шансов нет, поморозимся и всё… прощай Высота! Недовольство наверняка было заметно по моему надутому лицу, но из-под маски и капюшона его никому видно не было.

  Так мы и пошли, упираясь во встречный ветер, ложась на него, медленно и безнадежно. Прошли всего-то не более часа, когда  всё внезапно изменилось. Это мы достигли главного гребня и оказалось, что на южной стороне есть такое удивительное образование - «карман». Это ложбина между основным гребнем и ледовой массой, стекающей на юг. Здесь ветра не было вообще,  а вскоре и солнце начало пробиваться сквозь редеющую мглу. Настроение моё изменилось на 180 градусов. Пришла полная уверенность в победе, никаких сомнений, что тут идти-то!  Метров 300 оставалось по высоте.  Вскоре и вершина показалась, знаменитый взлёт. Здесь пришлось покинуть южную сторону. Тут как раз и туман стал сгущаться, как-то потемнело, резко похолодало. Было ощущение какой-то торжественности, вершина вроде видна, но встречает нас неприветливо.

 Тут-то как раз место, где надо вспомнить о валенках.  Я их обул в лагере 5600 и до этого момента  только радовался своей обуви. Тепло! Самое главное чего я боялся начитавшись книг – это обморожений ног. А тут … никаких проблем. Да, их и не было до начала главного подъема.  Здесь кошка, старая ВЦСПС, примотанная ремнями предательски разболталась  и слезла вбок. Предстояла не очень приятная работа, снимать рукавицы, расправлять обледеневшие ремни, затягивать.  Я уже принял позу и приступил к работе, когда «за спиной услышал ропот», то есть, разговор.

 «Ну что, пора разворачиваться!» и не услышал от товарищей никаких возражений. Страх пробежал по моей спине и ударил в голову. По моему мнению, до вершины оставалось не больше получаса. Это сумасшествие!  О том чтобы дискутировать, мысли у меня не возникло. Кто меня послушает! Как был в положении низкого старта, так я и стартовал.

 Да, я рванул, яростно пытаясь ударами валенка поправить съехавшую кошку. Шел первым, не поворачивая головы, боялся, что меня одёрнут. Но довольно быстро понял, что вся команда пошла за мной. И всё равно  боялся остановиться.

Шли в основном по снегу, но были какие-то камни, микст, то есть.  В общем, идти можно было и с болтающейся на валенке кошке. Хотя лучше было бы её не потерять. Перевязать её я смог только на вершине, среди разных табличек и бюстов. 

 С вершины спускались мы уже гордыми победителями, ветер дул в спину и помогал быстрее добраться до лагеря. Не помню какой-то  особой усталости, и даже радости.  Нас напоили чаем, потом был ужин и мы с чувством отлично сделанного дела стали укладываться. Остальные участники экспедиции стали готовиться к выходу на штурм следующим утром.

 Помню, я уже был в полудрёме, когда  в палатке показалась голова  одного из моих ближайших друзей на тот момент, врача  Володи Бабаева. Вова обратился ко мне с просьбой дать ему на восхождение валенки. Собираясь в экспедицию, он взял у Вити Пастуха пластиковые ботинки, будучи твёрдо уверенным, что это «лекарство от всех бед».  «Пластика» тогда у нас не у кого еще не было и все верили, что это идеальная обувь, которая решает все проблемы.  Но оказалось, что они тесноваты и ноги в них мерзнут.

Роста Вова около 190, нога у него была огромной, чуть больше моей. Как-то до 6500 он в этих Кофлахах дошел, так что у меня не было сомнений, что они на меня налезут. Отдал валенки, взял ботинки и, не примерив их, заснул. Или просто впал в забытье, из которого  меня достал всё тот же дикий реактивный вой ветра.

  Непогода разыгралась с новой силой. На этот раз ветер был еще сильнее и никаких вариантов, кроме срочного бегства, не было. Запомнился каримат, который кто-то попытался упаковать  снаружи палатки. Ветер вырвал его и унес вверх и вдаль примерно градусов под тридцать!  Надо было собираться, общение между палатками было затруднено, и я не стал поднимать вопрос об обратном обмене обуви. Даже когда оказалось, что мои ноги категорически не хотят в иностранные ботинки влезать. Это была тяжелая и продолжительная борьба, в результате которой мне удалось в них втиснуться. Но только совсем без носков, даже самых тонких.  Надежда на чудо внутренние ботинки еще была, и еще на то, что спускаться можно быстро. Ну и на традиционное «авось».

  Наш спуск был бегством.  Вспоминались картинки французской армии 1812 года. Каждый шел сам по себе, просто «валили вниз», где было ясно видно, что на «полке 6100» солнечно и, наверное, тепло. Обморожения, которых я так боялся и от которых защитился валенками, стали реальностью. Ноги потеряли чувствительность очень быстро. Я двигал вниз чем-то уже чужим, непослушным. Но впереди на 6100 виднелась палатка и я шёл строго на нее, надеясь там обрести спасение.

 Это была одна из болгарских палаток. Экспедиция Христо Проданова была многочисленной, и у них было несколько лагерей. Дойдя до палатки, я спрятал свои слюни, и, стараясь сохранить достойный вид, объяснил людям, которые там были, свои проблемы. А там как раз оказался доктор болгарской экспедиции. И у него под рукой оказался шприц. В чудодейственную силу медицины я поверил всей душой. И вскоре, после уколов,  после многочисленных растираний, хлестанья ремнями кошек, мои ноги пришли в норму. А на 6100 и вправду ветра почти не было, светило солнце и чтобы идти дальше пришлось снимать с себя верхнюю одежду. Идти в пластике пришлось до нашего лагеря на 5600, где меня ждали комфортные родные  вэцээспээсовские ботинки. 

 А через пару дней на Луковой поляне с помощью Бори Поляковского я выменял на общественные ледобуры относительно новые польские полуторные кожаные вибрамы. На внутренней стороне  было написано Maciej Pawlikowski. Личность тогда мне уже известная, а позже он стал одной из ярчайших звёзд польского альпинизма. Достаточно сказать, что в его активе два зимних первовосхождения на восьмитысячники.  В этих ботинках на следующий год я сходил на Пик Корженевской и Пик Коммунизма. Ну а валенки? Помню, ходил в них зимой по альплагерю «Торпедо», потом - не помню. Может быть валяются где-то в родительском доме…

Александр Ельков

Словарь альпинистских терминов для членов Клуба 7 Вершин, ну и всех-всех, кому интересно

Мы решили составить словарь альпинистских терминов, которые используются либо могут использоваться членами Клуба 7 Вершин при обсуждении программ, во время походов и восхождений, в отчетах о них и потом в рассказах детям и внукам. Задача ... читать больше

Мы решили составить словарь альпинистских терминов, которые используются либо могут использоваться членами Клуба 7 Вершин при обсуждении программ, во время походов и восхождений, в отчетах о них и потом в рассказах детям и внукам. Задача нелегкая. Мы знаем, что Пал Палыч Захаров готовил энциклопедический словарь «Альпинизм» более 15 лет. При этом он привлек к его созданию пару десятков авторитетных специалистов. Такой путь нам показался не по силам. Да и не по смыслу.

Поэтому мы решили опубликовать подборку терминов, основываясь на вышеупомянутом энциклопедическом словаре и совместными усилиями редактировать его.  Совместными – значит нашими и вашими усилиями. Мы будем теребить наших читателей и наших товарищей по путешествиям в поисках дополнений, исправлений, сокращений, в поисках новых терминов, а также в их переводе на необходимые для общения с шерпами и папуасами, французскими, грузинскими и т.д. гидами языки. Вперед… ввяжемся в бой, а там посмотрим.

 Кое-где мы уже переписали исходный текст...

 

 

 

 

Источник: Захаров П.П., Мартынов А.И., Жемчужников Ю.А. и другие. Альпинизм. Энциклопедический словарь. ТВТ «Дивизион», Москва, 2006 г.

 

АБСОЛЮТНАЯ  ВЫСОТА (абсолютная отметка) – расстояние по вертикали от какой-либо точки на поверхности Земли до среднего уровня поверхности  океана. Определяется с помощью нивелирования.  Абсолютная высота точек, лежащих выше уровня  океана, считается положительной, лежащих ниже, – отрицательной.

 

АВТОКЛАВ – кастрюля с герметично закрываемой крышкой и клапаном. Позволяет приготовить горячую пищу даже на больших высотах, где температура кипения воды гораздо ниже обычной (на высоте Эльбруса 82°С).

 

АЙСБАЙЛЬ – короткий инструмент, переходной между ледорубом (вместо лопатки – молоток) и ледовым молотком. Универсальный инструмент для комбинированных маршрутов.

 

АЙС ФИ-ФИ (фифа – сленг) – изобретение отечественных умельцев средины XX в., это конструктивное развитие ледового якорного крюка, но в отличие от него и других ударных ледовых инструментов входит в лед под воздействием веса альпиниста, без удара по нему молотком. После снятия нагрузки извлекается легко. Имеется большое разнообразие видов этого инструмента, отвечающих различным специальным задачам и рельефу: длина клюва, толщина металла, утяжелители головки, лопатки для фирна, дизайн рукоятки, расположение отверстий для темляков варьируются от случая к случаю, иногда в зависимости от фантазии и видения изготовителя. А.ф-ф. снабжен удобной рукояткой. Были складные модели для удобства их транспортировки (В.Буянов). Существенную роль в классификации играет ее масса, форма лезвия, позволяющие (или нет) использовать конкретную модель как ударный инструмент. Айс фи-фи существенно облегчают прохождение трудных ледовых и микстовых маршрутов, когда их используют со стременами. Этот прием серьезно разгружает голеностопы и увеличивает скорость движения.

 

АЛЬПЕНШТОК (от Альпы и нем. Stock – палка) – предшественник ледоруба. Длинная палка (порядка 1,5 м) с металлическим наконечником и петлей для руки.

 

 

АМОРТИЗАТОР РЫВКА – специальное устройство гашения рывка при срыве, не требующее участия альпиниста. Принципиальная сущность состоит в поглощении энергии падающего тела за счет трения в амортизаторе или при его разрушении. Соответственно существуют два вида – разрушаемые и неразрушаемые. А.р. ограничивает нагрузку при рывке на уровне 300–400 кгс.

 

АНКЕР (АНКЕРНЫЙ КРЮК) – постоянная точка закрепления, часто зацементированная. Применяется на учебных и страховочных стендах, на популярных маршрутах восхождений для закрепления стационарных перил.

 

АНОРАК (АНОРАКА) – ветрозащитная одежда (длинная куртка)

 

с капюшоном и нагрудным карманом, надеваемая через голову поверх любой теплозащитной одежды.

 

АНТАБКА (АНТАПКА) – как правило,   металлическая  (ременная, ленточная) движущаяся петелька на петле-ремне ледоруба (молотка, айсбайля) для плотного закрепления петли на кисти руки.

 

АПТЕЧКА МЕДИЦИНСКАЯ – необходимый набор медикаментов и инструментария для первой помощи. В зависимости от характера и направленности AM может быть:

 

а)  групповая, включающая минимальный комплект медикаментозных средств, в которых может возникнуть необходимость в зависимости от продолжительности и сложности восхождения (похода);

 

б)  отрядная – для большого отряда, находящегося на значительном удалении от базового лагеря или спасслужбы;

 

в)  спасательного пункта/отряда,  имеющая,  как правило, два комплекта – 1-го и 2-го выхода спасательного отряда (в зависимости от тяжести травмы и продолжительности транспортировки пострадавшего);

 

г)  стационарная (базового лагеря, сбора, альпиниады), включающая в себя более широкий диапазон как лекарственных средств, так и медицинского инструментария и необходимого оборудования;

 

д) экспедиционная, опыт памирских и гималайских высотных экспедиций показывает, что к комплектованию средств  медицинской помощи каждый раз следует подходить выборочно (в зависимости от предполагаемого района действия и пр.), но в любом случае  необходимо  иметь достаточное количество медикаментов для проведения реанимации и интенсивной терапии,  ассортимент солнцезащитных мазей.  Принимая во внимание полную автономию от ближайших медицинских стационарных учреждений, набор инструментария  должен позволить провести практически любое вмешательство до прибытия вертолета и эвакуации пострадавшего в стационарное лечебное заведение;

 

е)  высотных лагерей должны быть не только минимальны по весу, но и прочны по упаковке. Они должны содержать необходимый минимум средств в виде таблетированных и ампульных медикаментов, перевязочных  средств, стерильных одноразовых  шприцов. Учитывая особенности восхождения,  в каждом высотном лагере должен быть медицинский запас кислорода в баллонах;

 

ж)  личная может комплектоваться для каждого участника группы (команды) в прямой зависимости от условий восхождения, когда спортсмены работают на маршруте в течение дня на значительном расстоянии друг от друга.

 

Индивидуальные и групповые аптечки следует комплектовать с учетом нарушений в состоянии здоровья всех членов группы. Как правило, отдельные неблагополучия со здоровьем часто скрываются, даже альпинистами высокой квалификации. Здесь чаще скрывают заболевания печени, язвенную болезнь. У начинающих альпинистов в этом ряду: астматики, гипертоники, диабетики, люди с привычными вывихами суставов, нередко – эпилептики. Врач или парамедик всегда должны тщательно и деликатно выпытать у каждого секреты его здоровья.

БАЛКОН — форма рельефа,  представляющая собой выступающую часть скалы, комбинация нависания и полки над ним.

 

БАРОМЕТР – прибор для измерения атмосферного давления.

 

БАУЛ – специальный прочный мешок для размещения и вытаскивания грузов на длительных стенных восхождениях. Имеет лямки для переноски на спине и петли сверху для пристегивания веревки или прикрепления снизу к беседке альпиниста, поднимающегося на стременах по вертикальным перилам.

 

БАХИЛЫ – высокий (под колено, самоделки бывают выше колена) сапог, имеет жесткую (плотную) подошву. Материал – Cordura или другая, не менее плотная ткань. Надевается прямо на ботинки. Боковая молния позволяет быстро снять и надеть ботинки. Бахилы завязываются под коленкой или над ней. Для высотных и зимних восхождений. Есть бивачный вариант Б. это высокий, теплый сапог на плотной подошве. Верх фиксируется эластичным шнурком.

 

 

БЕЛЬЕ НАТЕЛЬНОЕ (шерстяное, шелковое) – одежда для длительных холодных маршрутов. Из материала Polartec Power Stetch изготавливается теплый и удобный комплект Б.н., который удобно облегает тело и отводит конденсат к верхним слоям одежды.

 

БЕСЕДКА СТРАХОВОЧНАЯ – составная часть индивидуальной страховочной системы (ИСС), надеваемая на бедра и охватывающая талию (пояс), регулируется по фигуре. Для временного использования может быть связана из репшнура, веревки, ленты.

 

БИВАЧНАЯ ОБУВЬ – любая обувь, взятая в поход специально для использования на биваке. Удобны и легки вязанные или меховые носки с подшитой войлоком подошвой. Есть варианты коротких сапожек с утеплением из синтепона. Бывают короткие сапожки, наполненные пухом на плотной подошве. Обычные кроссовки, намокая, долго сохнут.

 

БИВАЧНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ – для обустройства бивака: обычная палатка или с платформой, гамаки, спальные мешки («слоновая нога»), газовая кухня или примус, запасы горючего, ремонтный набор для примуса, автоклав, система подвески кухни на крутом рельефе. На всех видах бивачного снаряжения должны быть петли для страховки. До выхода на восхождение следует отработать на рельефе всю систему развертывания (подвески) бивака, а также проверить в рабочем состоянии кухонный комплект, в т.ч. и подвесной. Все крышки должны плотно закрывать кастрюли.

 

БИВАК В ГОРАХ – место ночлега или отдыха. Основное предназначение – дать максимально безопасный и по возможности комфортный отдых для восходителей, даже если для его организации потребуется дополнительная затрата сил и времени уже усталых людей. Желательна возможность приготовления горячей пищи или хотя бы горячего чая. Если для кухни нет подходящего места, следует соорудить отдельный бивак – выложить защищенную площадку; организовать подвеску и страховку системы автоклав + примус или газовой кухни.

 

БИНОКЛЬ необходим при проведении визуальной разведки маршрута, наблюдении за группой восходителей из базового лагеря.

 

БЛОК-ТОРМОЗ – небольшая конструкция, сочетающая кулачковый зажим и вращающийся блок. Применяется для вытаскивания грузов на сложных стенных восхождениях.

 

БОТИНКИ ВЫСОКОГОРНЫЕ –  прогулочные (треккинг), скальные, комбинированные, высотные, для спортивного ледолазания. Каждый из указанных видов предназначается для конкретного вида работы на горном рельефе и соответствующих погодных условий. Изготавливаются из высококачественной кожи, в т.ч. с внутренними прокладками из бычьего пузыря (защита от влаги). Ботинки из специальных пластиков (в обиходе так и называются «пластик») имеют застежки в виде горнолыжных клипс. Внутри имеет слой утепления и/или внутренний сменный ботиночек. Подошва из литой резины крупного рельефа (вибрам), с добавлением металлической пыли – для лучшего сцепления со скальной поверхностью.

 

БРЮКИ  АЛЬПИНИСТСКИЕ

 

(ветрозащитные, теплые, высотные, гольф, шорты и т.д.). В зависимости от условий работы в горах применяется один (несколько) видов брюк, изготавливаемых из соответствующего материала (капрон, нейлон, плотная шерсть, сукно, Polartec, Wmdbloc). Должны иметь необходимое количество карманов. Рабочие брюки восходителя должны иметь сквозной короткий карман справа на штанине для молотка (опускается рукояткой вниз). Клапаны должны полностью перекрывать попадание снега в карманы. На коленях и сзади брюк, как правило, имеются накладки для защиты от холода при длительной работе в глубоком снегу.

 

 

ВАРЕЖКИ ШЕРСТЯНЫЕ (лучше домашней вязки) с удлиненными резинками. Иногда вяжут с отдельным (указательным) пальцем.

 

ВЕРЕВКА АЛЬПИНИСТСКАЯ – служит для обеспечения безопасности альпинистов во время восхождения. Одной из главных задач веревки является смягчение рывка при срыве.

 

  1. Основная В. – конструкция веревки: несущая сердцевина (параллельные пучки волокон или нитей из синтетических материалов) и предохранительная оплетка. Эти элементы определяют упруго–прочностные данные веревки. Новая веревка должна выдерживать 5 рывков при усилии удержания 1200 кгс. Диаметр – 9.4, 10, 11, 12 мм.

 

  1. Вспомогательная В. (репшнур) используется только для вспомогательных целей. Стандарт UIAA для статической нагрузки репшнура диаметром: 4 мм – 320 кгс; 5 мм – 500 кгс; 6 мм – 720 кгс; 8 мм –1280 кгс. Материал – тот же, что и у основной веревки. Категорически запрещается использование одинарного репшнура в страховочной цепи.

 

 

Стандартная длина веревки – 40 м (для учебных целей – 30 м); для спортивных восхождений – 45, 50, 60 и даже 70 м.

 

Веревка в альпинистской практике выполняет различные функции. Применяются такие определяющие названия:

 

– Несущая (рабочая), воспринимающая основную нагрузку в любом варианте ее использования (название, применяемое, в частности, в промышленном альпинизме).

 

–  Спусковая по возможности должна иметь свою маркировку отличную от других веревок, т.к. чаще других веревок требует тщательного контроля за закреплением верхнего и нижнего конца.

 

– Страховочная (связочная), соединяющая 2–3 альпинистов в связку и используемая для взаимной страховки.

 

–  Вспомогательная   для подтягивания, вытаскивания грузов и прочих   вспомогательных   целей, кроме страховки.

 

 

ВЕРХОНКИ – брезентовые рукавицы, надеваются поверх всех других (теплых рукавиц, перчаток и варежек), на скалах – для страховки. Для высотных восхождений – с длинными крагами на резинках у запястья и на верхней части краги.

 

 

ВЕТРОВКА – куртка ветрозащитная (см. также анорак, костюм ветрозащитный).

 

ВИБРАМ (сленг) – собирательное название (фирма «Vibram») для альпинистской обуви, имеющей подошву из литой рифленой резины (иногда со специальными добавками), обеспечивающей хорошее сцепление с горным рельефом. Само понятие «вибрам» вошло в лексику альпинистов по имени автора изобретения подошв для в/г обуви – итальянца Витолио  Брамино = вибрам.

 

ВОДОНЕПРОНИЦАЕМОСТЬ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ СНАРЯЖЕНИЯ И ОДЕЖДЫ – обязательное требование к защите от влаги (снега, дождя). Прекрасно отвечают этим качествам мембранные ткани типа SumpaTex, обеспечивают защиту от внешней влаги, а влагу, испаряемую телом человека отводит наружу.

 

 

«ВОСЬМЕРКА» ТОРМОЗНАЯ – применяется в тормозных, спасательных и спусковых системах, для проведения динамической страховки и в качестве индивидуального спускового устройства (только на одинарной веревке). Фирма «Petzl» выпускает восьмерку новой, квадратной конфигурации, что позволяет использовать на ней двойную веревку. Приемы работы с ней (см. 4. Опасности... Техника...).

 

 

ГАМАК – предмет бивачного снаряжения на стенных маршрутах. Подвешивается на двух и более точках закрепления. Над ним должна быть свободная точка закрепления – самостраховка на время работы на биваке и ночного отдыха. Гамаки могут быть из цельного полотна легкой ткани (капрона, нейлона) или связанные из капронового шнура в виде сети. Дополнительную прочность придают пришитые по периметру капроновые ленты. Для защиты от дождя или снега над ним растягивается тент или специальное покрытие, можно применить полиэтиленовую трубу, но при этом должно оставаться отверстие для притока свежего воздуха и уменьшения возможности образования конденсата. Под спальный мешок подстилается коврик во всю длину и ширину гамака.

 

ГАМАШИ – высокие чехлы на ноги, перекрывают всю переднюю часть ботинка. В носковой части Г. есть металлический крючок, которым они зацепляются за первый шаг шнуровки или застежку. Под коленкой Г. крепятся резинкой или эластичным шнурком; под стопой ботинка – шнурком через отверстия по нижнему их краю или стропой с пряжкой («липучкой»). Материал: брезент, авизент, толстый нейлон, Cordura. По всей высоте сбоку (внутри) застежка (крупная молния, «липучка»).

 

ГЕКСА – разновидность закладки. Имеет шестигранную (отсюда и название) форму, чаще ассиметричную. Материал – легкие металлы.

 

ГЕТРЫ – длинные, под колено и закрывающие колено шерстяные носки. Удобны в комплекте с брюками гольф. На пятках вывязываются с капроновой нитью – защита от быстрого истирания.

 

ГОЛОВНОЙ УБОР ДЛЯ ЗАЩИТЫ ГОЛОВЫ ОТ СОЛНЦА – обычная панама, шапочка с козырьком или косынка. Удобна обычная лыжная шапочка. В холодное время надежен шерстяной или полушерстяной подшлемник. Есть варианты подшлемников с системой застежек на эластичном шнуре, позволяющей максимально защититься от ветра и подогнать его по голове. Воротник подшлемника, двойной утепленный, который может развернуться в защитную маску. Зимой – надежнее обычная (свободная) шапка–ушанка (треух).

 

ГОРЕЛКА ГАЗОВАЯ – горелка с ножками для установки посуды в сочетании со сменными баллончиками с газом. Применяемый газ – бутан, пропан. Вес – 200-300 г. Практика показывает, что газовые горелки надежно работают лишь в сравнительно низких горах (до 4000–5000 м). Г.г. – удобный аппарат для приготовления пищи на непродолжительных (до нескольких дней) восхождениях на вершины альпийского типа и для малой группы. На высотах и зимой Г.г. может оказаться менее надежной, поэтому чаще используется для вспомогательных целей: высушить и разогреть утром обувь и одежду, прогреть горелку бензинового примуса или его бачок.

 

ГРИ-ГРИ (GRIGRI) – изобретение фирмы «PETZL». Устройство (зажим) в основном предназначено для обеспечения безопасности первого в связке. Хорошо работает на спуске. Пользуется особой популярностью среди альпинистов, предпочитающих стиль «соло». Они подвергают устройство небольшой модификации – сверлят отверстие для подвески Гри-Гри на беседке в вертикальном положении, что дает дополнительное удобство в работе и освобождает руки.

 

ГРУДНАЯ ОБВЯЗКА – верхняя часть ИСС, имеет плечевые (регулируемые) ремни. Ширина грудного ремня – не менее 43 мм, ширина плечевых ремней – не менее 28 мм. По стандартам ШАА должна выдерживать нагрузку в 1600 кгс в нормальном положении и 1000 кгс – в перевернутом вверх ногами. В отдельных случаях (скалолазание, спелеология, туризм) допускается применение только грудной обвязки.

 

«ДЖИПИЭС» – GPS = Global Positioniring System – миникомпьютер, использующий спутниковые сигналы и выдающие на дисплей участок карты местности с точкой нахождения (точность

 

100 м), высотой, скоростью движения и др. параметрами, в зависимости от модификации. Вес –50–60 г, размеры ок. 5x10 х2 см (и менее). Питание – пальчиковая батарейка.

 

ДЮЛЬФЕР — специфический способ спуска по закрепленной веревке, который может применяться к обозначению любого вида спуска по закрепленной веревке. Изначально был придуман и применен немецким альпинистом Хансом Дюльфером. Спосбо предполагал использование для торможения  трение веревки, заложенной через бедро и плечо альпиниста.

 

ЖЕЛОБ — форма горного рельефа, крутой кулуар.  Может быть ледовым и снежным, либо заполненным скальными обломками, осыпью. Желоб обычно служит путем схода камнепадов и снежно-ледовых обвалов, поэтому передвижение по нему требует особой осторожности.

 

ЖЮМАР (жумар) – один из видов альпинистских зажимов f см. Зажи мы для веревки), по имени изобретателей швейцарцев Жюзи + Марти = жюмар.

 

ЗАЖИМЫ ДЛЯ ВЕРЕВКИ:

 

  1. Перегибающие – принцип работы: под усилием он перегибает веревку, не давая ей скользить в зажиме.

 

  1. Прижимные – кулачок-эксцентрик под значительным усилием прижимает веревку к корпусу зажима.

 

Применение: для подъема по закрепленной веревке (перила) и вытаскивания рюкзаков на сложных маршрутах, на спасательных работах, для натягивания перил при организации переправ через горные реки и т.п. Зажимы могут заменить схватывающие узлы, но страхующую функцию схватывающего узла заменить не могут, поскольку, по данным производителей, имеют гарантированную прочность не более 500 кгс. (Отдельные модели имеют гораздо меньшую прочность.)

 

ЗАКЛАДНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ (закладки – сленг) – заклиниваемые в скальных трещинах металлические детали с петлей из веревки, стропы, металлического троса – для пристегивания карабина (см. также гекса, стоппер, френд). Применяются для передвижения на ИТО и для страховки. Они не разрушают скалы. После нагрузки легко извлекаются из трещин с помощью крючка для извлечения закладок или без него. Применение требует определенного опыта, особенно при использовании для промежуточных точек страховки (рекомендуется применять оппозитное расположение закладок или использовать через одну: крюк–закладка–крюк).

 

ЗАМЕНИТЕЛЬ ПУХА СИНТЕТИЧЕСКИЙ – материал нового поколения с улучшенными теплозащитными свойствами, не впитывает влагу, не продувается, но «дышит». Опробирован для теплой одежды в условиях Арктики, на зимних и высотных восхождениях. Торговая марка – «Thinsulate». Изделия из заменителя не следует долго хранить в туго свернутом виде. Не рекомендуется гладить утюгом.

 

ЗАЦЕПКА — форма скального микрорельефа,  любая мелкая деталь скалы, которую можно использовать при лазании как опору для рук и ног.

 

ЗОНТ – обычный складной полуавтомат. 3. может служить хорошей защитой от дождя на подходах при отсутствии сильного ветра.

 

ИГЛУ – вид снежного строения, заимствованный у эскимосов, очень хорошо держащий тепло и позволяющий длительное время пережидать большие холода. Например, альпинисты, совершающие восхождения на Мак–Кинли (Аляска) часто строят И. при оборудовании базового бивака. Инструмент: снежная пила, 2–3 лопаты, крепкий нож длиной 25–30 см. На ровной площадке вычерчивается круг диаметром 2,8 м – иглу на двоих; Зм–на троих и 3,6 м – на четырех человек. Циркуль – кусок репшнура и ледоруб. Вырезаются снежные кирпичи 1–го ряда размером не более 60x40x20 см, а для последующих рядов – уменьшая эти размеры (после выкладки 1–го ряда станет ясным, какие кирпичи нужны для 2–го и дальнейших рядов). Кирпичи ставятся настовой стороной внутрь иглу под углом в 20–25 и срезаются ножом наклонно, чтобы выкладывать последующие ряды по спирали с увеличением наклона примерно на 5°. Угол наклона верхних рядов составляет не менее 45°, а диаметр отверстия свода – 50–70 см. Перед установкой очередного кирпича ему пилой или ножом придается форма трапеции нужных размеров, а подгонка по стене достигается подрезкой боковых граней по месту. Все вертикальные стыки нижнего ряда должны перекрываться верхним рядом кирпичей. Верхнее отверстие перекрывается снежной плитой. Щели между кирпичами законопачиваются кусками снега и затираются рыхлым снегом. Вход прорывается ниже линии пола и на ночь занавешивается плащом или закрывается снежной плитой (кирпичами). Без предварительных тренировок иглу не построить.

 

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ СТРАХОВОЧНАЯ  СИСТЕМА  (ИСС)

предназначена для обеспечения индивидуальной безопасности альпиниста при срыве или повисании. Состоит из грудной обвязки (широкая – 43 мм – лента с подтяжками, шириной не менее 28 мм) и беседки (поясной ремень и бедренные петли). ИСС позволяет обеспечить прочное соединение со страховочной веревкой, а при повисании автоматически вернуть в положение вверх головой и распределить нагрузку в соотношении: 2/3 – на грудную обвязку, а 1/3 – на беседку. Стандарт UIAA предусматривает две группы систем: группа А – нераздельная (цельная) система из грудной обвязки и беседки и группа Б – состоящие из раздельных обвязок и беседок. Существуют 12 обязательных медицинских и конструкционных (прочностных) пунктов требований. Некоторые из них: ИСС не должна сдавливать лимфатические узлы, пряжки не могут располагаться в зоне печени и почек; грудная обвязка должна выдерживать нагрузку в 1600 кгс, а точка соединения системы – не менее 1000 кгс; при температуре минус 20° С система должна обеспечивать те же прочностные показатели; швы на системе должны иметь контрастный цвет, чтобы был заметен уровень их износа; радиус всех металлических пряжек не менее 3 мм.

 

ИНСТРУМЕНТ   ЛЕДОВЫЙ   – общее название снаряжения для преодоления ледовых стен. Как правило, применяется два инструмента (в каждую руку). У альпиниста в большом походе (экспедиции) может быть по два–три предмета: длинный ледоруб на подходах, айсбайль – на комбинированную часть и ледовые молотки и айс фи-фи  – для преодоления ледовых стен. Современные инструменты объединяет похожая конфигурация клюва. Клюв – основа ударного инструмента для успешного преодоления ледовых склонов различной крутизны. В настоящее время они изготавливаются достаточно широкого профиля и назначения, вплоть до учета характера и состояния льда. В них с высокой точностью учитывается линия приложения импульса удара, которая проходит через центр удара и середину лезвия клюва. Этот угол у лучших моделей составляет 24–27°. Рукоятки (древки) также во многом претерпели изменения. В прямой зависимости от предполагаемого характера ледовой работы рукоятки могут иметь изогнутую форму в виде ручки. Внизу рукоятки – отогнутый штычок и там же выдвижная скоба, предохраняющая руку (пальцы) при ударной работе. Для рукояток стали применяться новые материалы: угле– и стеклопластик (фибергласе), высокопрочные тонкостенные профилированные трубки из алюминиевых сплавов и титана, заполняемые внутри пенистыми самоотверждающимися пластмассами для гашения вибраций. Имеются образцы телескопических рукояток. Выпускаемые сборно-разборные ледовые комплекты имеют массу приспособлений: клювы различной конфигурации, разного профиля лопатки (пустотелые цилиндрические). У молотков и айсбайлей рукоятки и бойки различной массы и назначения.

 

ИСКУССТВЕННЫЕ ТОЧКИ ОПОРЫ (ИТО) – создаваемые альпинистом дополнительные точки опоры, применяемые при движении по крутым скалам с малым количеством зацепок. Это, например, лесенки, платформы штурмовые, оттяжки, петли–удлинители, крю–коноги, екай хуки (небесные крючья).

 

КАМИН — форма скального рельефа, трещина либо внутренний угол, по которым можно передвигаться на распорах.

 

КАНИСТРЫ ДЛЯ ТОПЛИВА – обычно полиэтиленовые с хорошо закрывающейся пробкой, для переноски топлива во время восхождения. Хорошо себя зарекомендовали небольшие бутылки (емкости) от бытовых моющих средств. Для забросок топлива в промежуточные лагери бензин удобнее запаивать в обезжиренные консервные банки емкостью не превышающие обычную заправку примуса.

 

КАПЮШОН – обязательная часть верхней одежды для защиты головы от ветра и осадков. Может быть вшитым или пристегивающимся к воротнику куртки и убирающийся в карман воротника–стойки. Для зимних восхождений шьются специальные капюшоны с удлиненным раструбом типа одежды северных народов – парки (см. Тубус).

 

КАР — чашеобразное углубление, окруженное крутыми склонами, образовавшееся в результате разрушительной деятельности небольшого, бессточного ледника. На дне кара может быть ледник, снежник, озеро.

 

 

КАРАБИН АЛЬПИНИСТСКИЙ   –   металлическая   скоба, кольцо (сталь, титан, легкие сплавы), различных форм (овал, грушевидный, трапеция и пр.) с пружинной защелкой и закрепляющей ее муфтой. Используется для соединения веревок, создания страховочной цепи, организации связок и страховки альпинистов и всех необходимых действий в которых необходима страховка снаряжения или одежды. Диаметр прутка обычно – 10 мм, вес – от 100 до 200 г. Выдерживаемые нагрузки: по продольной оси – не менее 2200 кгс (есть образцы с показателем в 3000 кгс). При открытой защелке (без разрушения) – 900 кгс. При поперечной нагрузке до 600 кгс защелка не должна открываться. На карабине указывается товарный знак изготовителя и допустимая нагрузка по продольной оси.

 

Происхождение слова. От немецкого karabinerhaken.  То есть, этот предмет альпинистского снаряжения взят из охотничьего. При помощи подобных застежек крепились ремни к карабинам и ружьям.   

 

 

КАРЕМАТ (коримат) –  торговая марка одного из типов защитного коврика из пенополиуритана, привилось как нарицательное название для всех ковриков используемых в качестве подстилки на дно палатки, на пол пещеры или в гамак, и служащие защитой от холода. Толщина – 8–12 мм (более тонкий – плохо компенсирует неровности площадки). Длина – по полу палатки, ширина – 60–70 см. Материал – пенополиуретан.

 

КАРМАН (деталь одежды) –должен быть скроен и сшит так, чтобы в него рука входила легко, и в то же время он должен быть защищен от попадания в него снега. Количество карманов на предметах одежды – в прямой зависимости от назначения последней.

 

КАСКА ЗАЩИТНАЯ (ШЛЕМ)

должна надежно защищать голову от ударов камней, снижать энергию удара по голове, уменьшать опасность травмирования шейных позвонков, быть удобной, не ограничивать обзор и слышимость. Зазор между шлемом и головой должен быть не менее 25 мм. Крепится подбородочным и затылочным ремнями.

 

 

КЕВЛАР – органическое арамидное волокно на базе поли-парафенилентерефталамида создано фирмой «Дюпон» в 1965 г. Торговые марки: «Кевлар» (США), «Тва–рон» (Голландия). Отечественные аналоги: арамидные волокна «Терлон», «Армос», СВМ. Материал обладает высокими механическими свойствами, термической стойкостью и стойкостью к воздействию кислот и щелочей, не плавится, не корродирует, экологически безопасен. При одном и том же разрывном усилии арамидная веревка по весу в 5 раз меньше стального троса. В начале 90–х гг. минувшего века термостойские веревки и шнуры с использованием волокон используются при изготовлении новых образцов современного группового и индивидуального аварийно-спасательного снаряжения, выпускаемого для альпинизма, пожарных, спасателей МЧС, промальпинизма, и антитеррористических подразделений спецназначения. Петли самостраховки, выполненные безоплеточным сквозным плетением (диаметр 8 мм) из волокна «Армос» и обладающие прочностью разрыва 4000–4500 кгс, отлично зарекомендовали себя во время спасательных работ. Схватывающие узлы, завязанные такой петлей, хорошо «держат» даже на обледенелой веревке, не плавятся сами и не портят веревку при проскальзывании, Особенно надежны при натяжении перил. Особенности веревки из арамидных волокон: малое (до 8%) удлинение при разрыве; чувствительность к воздействию ультрафиолетового излучения. Веревки и репшнуры разного диаметра выпускает фирма «BEALL». Кевлар сразу нашел активных сторонников его применения на самых разных альпинистских маршрутах: 1998 – двойка Я.Йеглич – Т.Хумар поднялись по З.стене Нупцзе без использования обычных веревок, у них был только кевларовый шнур Dinema – 5,5 мм; 1999 – соло-восхождение Т.Хумара по Ю.стене Дхаулагири с использованием одного шнура длиной 45 м.

 

КЛИН – вид толстого (от 0,5 до 2–3 см) крюка скального. Материал – легкий металл (дюраль, титан). На заре альпинизма применялись клинья из прочного дерева толщиной до 5-10 см. Для широких трещин клинья хороши для создания ИТО, но не для точек страховки.

 

КЛИФ – более совершенное, но реже применяемое приспособление, которое можно назвать сестрой крюконоги. К. имеет одну дополнительную ленту (длиной приблизительно 1,5 м) с пряжкой и крючком, которая используется вместо мягкой лесенки. Применение К. очень похоже на прием зальцуг, только в этом случае альпинист поочередно подтягивает себя за левую и правую ленты, а пряжки выполняют роль своеобразных зажимов.

 

КОППЕРХЕД (copper head) – медное приспособление, похожее на цилиндрическую закладку (на металлическом тросе). К. забивается в раковину или плохую трещину, в которой обычная закладка не держится. Используется только для создания ИТО. Для целей страховки не применяется т.к. выдерживает всего лишь незначительные рывки.

 

КОРОБ – вид крюка скального. Это, прежде всего, V–образные, Z–образные и П–образные короба из сплавов легированных сталей. При забивании в трещину сечение К. упруго деформируется и создает хороший распор и трение в трещине. По данным ШАА хорошо забитый подобный крюк выдерживает нагрузку до 2000 кгс.

 

КОСТЮМ ВЕТРОЗАЩИТНЫЙ – из тонких синтетических материалов, брюки – желательно, самосбросы, анорака – длинная (ниже колен). Может исполняться в виде полного комбинезона с капюшоном. Костюм должен защищать от влаги и не собирать конденсат. Застежки могут быть на молниях или липучке и должны надежно работать под дождем и на морозе. Куртка со сквозной (включая воротник) крупной молнией и защитным клапаном. Воротник – стойка, с карманом, в который убирается капюшон. Длина – перекрывающая поясницу, по низу на затяжке или резинке. Ткань непромокаемая, но дышащая (Hortex).

 

КОСТЮМ ШТОРМОВОЙ – классический, из зеленого тонкого брезента, в который были одеты все альпинисты (и туристы) Советского Союза. С появлением новых тканей брезент полностью вышел из альпинистской «моды». Брюки или полукомбинезон: швы проклеенные, объемный крой колен. На коленях, сзади и на брючинах внизу (с внутренней стороны) — с плотными накладками. Имеются два кармана на молниях под влагонепроницаемыми клапанами. По бокам разъемные молнии. Куртка: профилированный рукав, позволяющий легко поднимать руку и не поддергивать все куртку вверх. Все швы проклеены. Анатомический капюшон. Активная вентиляция. Локти и плечи усилены накладками. В возможных местах разрыва – швы усилены закрепками. Четыре наружных кармана с защитными клапанами. При наличии широкого выбора курток и брюк специального назначения можно подобрать себе по вкусу, назначению и цветовой гамме любую вариацию костюма.

 

 

КОУШ – заделка петли на конце троса, ленты, иногда – веревки. Применяется там, где есть частая необходимость закрепления конца троса, ленты, веревки на карабине и работы соединения при больших нагрузках. Предотвращает разлохмачивание конца троса или ленты. Заделку троса в К. может выполнять только специалист со специальным сертификатом. Конец ленты можно самостоятельно заделать в коуш. Для этого края ленты подворачиваются под диаметр фурнитурного кольца и прошиваются встречным (сапожным) швом с постепенным сведением прошиваемого участок к ширине ленты.

 

КОШКИ АЛЬПИНИСТСКИЕ – металлические платформы с зубьями, надеваемые на подошву ботинок. К.а. обеспечивают безопасное передвижение по ледовому рельефу. В зависимости от специализации использования, делятся на 10-ти зубые, 12 и даже 14–15-ти зубые. По конструкции делятся на: мягкие, состоящие из двух половинок и соединяемых шарниром (для обычного альпинизма и горных походов); полужесткие – две половинки соединены длиной пластиной во всю их длину, позволяющей хорошо предохранять стопу и голеностоп от нагрузок при лазании по крутому льду и в то же время достаточно эластичны для длительных подходов по леднику (в последнее время находят все большее применение); жесткие – целиковая платформа исключающая сгибание–разгибание (для длительного лазания по крутому льду). Есть модели К. с раздвижной платформой, позволяющей подгонять размеры кошек строго по форме подошвы ботинок. Современные кошки имеют выступающие передние зубья (один зуб), что позволяет ходить по крутым стенам, залитым льдом. К. для спортивного ледолазания имеют дополнительный зуб – шпору на пятке. За счет использования высокопрочных сплавов из легированных сталей, вес кошек доведен до 850–900 г. Титановые кошки весят меньше. Привязываются к ботинку капроновыми лентами со специальной пропиткой. Все больше моделей снабжаются пяточной защелкой (по типу горнолыжных).

 

КРЮК ЛЕДОВЫЙ ЗАБИВАЕМЫЙ (морковка – сленг). Морковка (изобретение В.М Абалакова) выдерживала максимальную нагрузку в 600 кгс. Под воздействием постоянной нагрузки (спуски, перила) могла самостоятельно выскочить из гнезда. Этот крюк в свое время широко использовался для страховки на скалах – в широких трещинах, расколах (вместо закладки). Первые забиваемые крючья были изобретены и введены в мировую практику альпинизма известным альпинистом из Германии Вилли Велъценбахом (начало XX в.).

 

КРЮКОНОГА (сленг) – приспособление, используемое для облегчения продолжительных подъемов по отвесным и нависающим участкам скального рельефа. Состоит из ленточной петли с пришитыми тремя металлическими кольцами  и  крючком  фифи  на конце, который закрепляется на скальном крюке. Под стопой и коленкой ноги (ног) крепится стремя с крючком под коленкой. «Перешагивая» этим крючком по кольцам петли происходит подъем вверх.

 

КРЮКОУЛАВЛИВАТЕЛЬ  – маленький вспомогательный карабин. Защелкивается на конце привязанной к грудной обвязке петле из репшнура. Перед выбиванием крюка из трещины к нему пристегивается К.  Если при этом крюк вылетел из гнезда, то он остается на страховке К.

 

КРЮК СКАЛЬНЫЙ – забиваемый в скальные трещины металлический клин с проушиной и ударной частью (боек, головка). Служит для организации страховки или создания ИТО на скальных маршрутах. Крючья делятся по типу трещин: вертикальные, горизонтальные, комбинированные (для любых типов трещин). Рабочая часть крюка – лезвие, сужается к концу крюка. Например, при длине лезвия в 100 мм и толщине головки 3 мм конец крюка будет иметь толщину порядка 1 мм. Изготавливаются из вязких сталей с термической обработкой бойка (т.н. мягкие крючья); титановых сплавов, сплавов молибдена (наиболее прочные). Мягкий крюк выдерживает нагрузку в среднем в 500–700 кгс и очень редко – до 1000 кгс. В зависимости от вида трещин и характера крючьев средний диапазон возможных значений рывка весьма широк. Мягкий крюк в вертикальных трещинах выдерживает – 300–1000 кгс, твердые крючья – 500–1500 кгс. Мягкие крючья в горизонтальных трещинах – 600–1500 кгс, твердые крючья – 1000–2000 кгс. Изобретение ряда скальных крючьев и введение их в практику альпинизма, принадлежит французскому альпинисту Аллэ ну Пьеру (начало XX в.).

 

КРЮК ЯКОРНЫЙ:

 

  1. Скальный: по форме напоминает маленький якорь. Делается из высоколегированной стали. Имеет клинообразный профиль – нижняя часть 0,5–1мм, верхняя –3–4 мм. Для удобства работы крюки делаются с разными соотношениями по толщине. Крюк является своеобразной закладкой для тончайших вертикальных трещин. В нижней части крюка отверстие для подвески крючка лесенки.

 

  1. Ледовый: пластина также в виде якоря. На лезвии якоря – зубцы, не дающие ему выходить изо льда под нагрузкой. Лезвие якоря забивается в лед молотком. Извлекается легко после легкого постукивания по нему молотком.

 

КРЮЧОК ДЛЯ ИЗВЛЕЧЕНИЯ ЗАКЛАДОК – закладки, особенно мелкие (стопперы, например), иногда сильно заклиниваются в трещине, или, наоборот, проваливаются туда, тогда их трудно извлекать. Металлический крючок (иногда из каленой проволоки) длиной 20–25 см облегчает эту процедуру.

 

КРЮЧЬЯ ФИРНОВЫЕ – широкие пластины или уголок из легкого металла с петлей из троса и усиленной головкой (для удара молотком). Имеют большую длину – до 40 см. Есть длинные фирновые крючья (по типу ледобуров) – у них тонкое тело, на значительной части с винтовой нарезкой, по диаметру превышающей диаметр тела крюка в два раза.

 

КУЛУАР — отрицательная (вогнутая) форма горного рельефа, канал по которому происходит транспортировка отходов  процесса разрушения (эрозия) горного массива. Может быть снежным, ледовым, скальным, осыпным и травянистым.  

 

 

 

ЛЕДОБУР – ледовый крюк универсального применения для практически любого состояния льда. Выдерживает нагрузку до 1500–2000 кгс. Самые длинные применяются для рыхлого льда и для спасательных работ. Крюк для натечного льда – со срезанной по длине половинкой тела вдоль нарезки винта. При правильном угле заточки ледобур легко идет в лед от руки. Серьга крюка должна выдерживать ту же нагрузку, что и крюк. Серьга может быть жестко закрепленной, свободно вращаться вокруг тела крюка или быть съемной. Для ускорения заворачивания применяют съемные удлиненные петли типа ручки; используется клюв ледоруба, молотка или другой ледобур. Диаметр ледобура: наружный (резьбы) – 18, реже – 20 мм; наружный (трубки) –15 мм; отверстия – 12 мм. Резьба упорная с шагом 8 мм. Длина – 180–250 мм.

 

ЛЕДОВАЯ ПРОБКА – стержень из легкого сплава с резьбой аналогичного шага ледобура с тросовой петлей для карабина. Имеет те же прочностные параметры, что и ледобур. Применение: ледобуром делают необходимой глубины отверстие, затем в него вворачивают пробку, навешивается ИТО. Используется для закрепления постоянных перил, ввиду дешевизны могут оставляться на станциях спуска при протяженных спусках по ледовым стенам.

 

ЛЕДОВЫЙ МОЛОТОК используется на ледовых и комбинированных маршрутах. Клюв Л.м. – специальной формы в зависимости от характера рельефа и состояния льда. Для твердого льда применяются короткие, очень тонкие клювы с мелкими зубцами, а для фирна и рыхлого льда – с длинным толстым клювом с большими зубцами. Длина рукоятки 35–45 см. Может быть изогнутой формы. На конце рукоятки – отогнутый штычок (защита руки от удара об лед). Вес – 370–790 г.

 

ЛЕДОПАД — участок ледника со многими трещинами, расчленяющими лед на отдельные глыбы. Возникает на участках, где уклон долины ледника велик или в ложе имеются выступы из твердых скал, ригели.

 

ЛЕДОРУБ. Первоначальное применение ледоруба – рубка ступеней во льду (отсюда название), а также страховка и самостраховка на снегу и других формах горного рельефа, на простом рельефе используется как дополнительная точка опоры. Л. бывает двух видов: длинный (85–90 см) – для длительных подходов и снежных протяженных маршрутов и короткий (60 см) – для комбинированных маршрутов (может быть с изогнутой рукояткой). Состоит Л. из трех частей: 1.Головка – с клювом (вырубание ступеней) и лопаточкой (подчистка ступеней, вырубание ступеней в фирне). Материал – вязкая легированная сталь, клюв и лопаточка с термической обработкой.

 

2 Рукоятка овальной формы; если из дерева – то клееная из ясеня, но чаще: углеволокно, фибергласе, высокопрочные тонкостенные профилированные трубки из алюминиевых сплавов и титана, заполняемые внутри пенистыми самоотвердевающимися пластмассами для гашения вибраций; имеются образцы телескопических рукояток.

 

  1. Штычок (термически обработанный), который может быть изогнутой формы, там же может находиться выдвижная скоба, предохраняющие руку (пальцы) при ударной работе. В штычке может быть отверстие для различных вспомогательных целей.

 

Для подстраховки Л. имеется скользящее по рукоятке кольцо с ременным (кожанным) темляком, крепящимся на запястье руки. Отверстие в головке Л. (под диаметр прутка карабина) служит для организации страховки. В отдельных случаях в отверстии крепится петля из ленты или репшнура (вместо темляка). Вес Л. колеблется в пределах 650–850 г.

 

ЛЕПЕСТОК – тонкий и короткий (2–3 см) скальный крюк. Применяется для прохождения отвесов с неглубокими тонкими трещинами. Для целей страховки непригоден – только для работы с ИТО.

 

ЛЕСЕНКА – основная часть ИТО. Вяжется из репшнура или ленты. Перемычки из дюралевого профиля. Ширина ступенек – чтобы свободно входил ботинок, в отдельных случаях – на два ботинка рядом. Длина лесенки – 2–4 ступени (в зависимости от условий предстоящего лазания и привычки). Используются и т.н. «мягкие» лесенки (иногда их называют «мягкими петлями») – со ступенями из того же материала, что и боковины лесенки. Для закрепления Л. на крюке (карабине) имеется специальный крючок с сильно загнутым носиком (фифа). В нижней его части – отверстие для прикрепления лесенки (крюконоги), а за верхнее отверстие крепится шнур, позволяющий сверху легко выдернуть крючок из ушка крюка (карабина).

 

МАРКА–ЯРЛЫК UIAA (AGREE APPROVED GEPRUFT) присваивается видам альпинистского снаряжения и инвентаря, соответствующим стандартам UIAA и прошедшим специальные испытания в комиссии по снаряжению и безопасности ШАА.

 

МАРКИРОВКА БУХТЫ ВЕРЕВКИ – связывание бухты веревки специальным узлом. Вначале конец веревки несколько раз оборачивается вокруг прядей бухты, а затем пропускается в петлю, сделанную из второго ее конца и затягивается в ней (см. Условия хранения веревок),

 

МАРКИРОВКА СНАРЯЖЕНИЯ – условная пометка группового и личного снаряжения для удобства пользования, применения на определенном участке маршрута. Удобства при его транспортировке, упаковке в транспортировочные тюки или баулы.

 

МАСКА ВЕТРО- И ХОЛОДОЗАЩИТНАЯ надежно предохраняет лицо от обморожений и резко сокращает количество заболеваний верхних дыхательных путей. Подобные маски несложно изготовить самостоятельно. Чаще маску соединяют с капюшоном-раструбом, и тогда практически все лицо изолируется от сильного бокового ветра.

 

МАТРАС НАДУВНОЙ используется в базовом лагере. Имеет большой вес, но отличные теплоизолирующие свойства, создает хорошие условия для ночного отдыха.

 

МОСТ ЛЕДОВЫЙ, СНЕЖНЫЙ — остаток снежного покрова или лавинный вынос, перекрывающий трещину, бергшрунд, иногда русло реки — наиболее удобный и естественный путь перехода через них.

 

МУЛЬДА — значительное чашеобразное углубление на снежном склоне, а также углубление, образующееся на леднике в результате подвижки. Склоны мульды, отражая солнечный свет, действуют как вогнутое зеркало, создавая в центре зону повышенной солнечной радиации. Летом пересечение мульды связанно с риском получить тепловой удар или солнечные ожоги. Зимой в солнечные дни в мульдах может создаваться микроклимат, позволяющий загорать, несмотря на низкую температуру.

 

НАКЛАДКА – деталь одежды. Применяется там, где одежда или снаряжение испытывают постоянное трение.

 

Например: накладки на коленях и сзади брюк предохраняют от быстрого истирания и защищают от холода; накладки на плечи и спину куртки – защита от холода. Возможны накладки для создания дополнительных фрикционных качеств, например, для одежды, применяемой при работе на снежных склонах (поскольку современные синтетические ткани имеют очень малый коэффициент трения на снегу и при срыве могут привести к развитию большой скорости).

 

НОСКИ в комплекте одежды альпиниста требуют постоянного внимания. В зависимости от метеоусловий района восхождения в наборе носков их соотношение: х/б, шерстяные, шелковые — может существенно колебаться. Шерстяные носки (желательно) должны быть домашней вязки (хотя бы одна пара – из собачьей, верблюжьей или волчьей шерсти). Часть носка, именуемая «резинкой», должна быть в два раза длиннее обычного размера. Для сохранения пятки туда ввязывается синтетическая нить. В походных условиях необходим постоянный контроль за чистотой носков – от этого не в последнюю очередь зависит сохранение тепла в ногах. Для высотных и зимних восхождений прекрасно зарекомендовали себя носки из ткани Polartec, по ряду показателей превосходящие шерстяные.

 

ОБОГРЕВАТЕЛЬ – приспособление для локального обогрева, например рук, ног. Принцип действия - каталитическое выделение тепла. Применяется электрообогрев: в носки и рукавицы вплетаются тонкие нити из вольфрамовых сплавов. Источник электричества (батарейка) находится в грудном кармане рубашки, куртки.

 

 

ОТТЯЖКИ (петли-удлинители для закладок) изготавливаются из различных типов синтетических, сплошных и полых лент, а также из основной и полуверевки. Их длина – от 30–40 см до 1м, в прямой зависимости от характера предстоящего маршрута восхождения. Слабым местом в самодельных петлях является место сшивки. Избежать этого можно только связыванием концов ленты. Наиболее надежными (удобными) узлами являются: грейпвайн и встречный – они хорошо вяжутся, легко распускаются и не имеют тенденции к самораспусканию в процессе работы. Петли для закладок могут быть из основной, полуверевки, репшнура (см. Веревка альпинистская), стропы и металлического троса разного диаметра (в зависимости от размеров и характера применения закладок).

 

ОЧКИ СОЛНЦЕЗАЩИТНЫЕ – подбираются индивидуально. Лучший фильтр – темно–зеленого и густо–дымчатого цвета. Желательно применение стекла – оно не пропускает ультрафиолетовое излучение. Для защиты глаз от бокового освещения на очках делаются боковые «щечки», полностью исключающие попадание ультрафиолетового излучения. Подстраховываются резинкой вокруг головы.

 

ПАЛАТКА АЛЬПИНИСТСКАЯ. До войны (и сразу после войны) в отечественном альпинизме использовались два вида походных палаток: «Полудатка» – из тонкого брезента, прототип отечественной палатки типа «Памирка» (двухскатная, с полом и боковыми стенками), на 3–4 человека; «Шустер» – также из–брезента, односкатная (скат от головы к ногам), на 2 человека.. Для высотных восхождений палатки отличаются тем, что у них есть дополнительный (внутренний) полог, вход в виде круглого рукава (труба), стойки расположены по контуру торца (для большей устойчивости). Форма палаток: двускатная, овальная (ангар) и шатер. Верх палаток, как правило, из Poly Taffeta, а остальные детали из Ripstor Nylon. После каждого использования палатку следует тщательно просушить (в тени, не прибегая к открытым источникам тепла) желательно растянув на растяжках между деревьев, кустарника. Хранить в чехлах, в сухом проветриваемом помещении. Стойки для палатки лучше иметь телескопические или составные из тонкостенных дюралевых (титановых) трубок. Перед выходом проверить фиксацию звеньев стоек. Если стойки входят в комплект палатки, они перед выходом в горы должны быть проверены.

 

ПАЛАТКА-МЕШОК, ПАЛАТКА ЗДАРСКОГО – по имени автора, известного немецкого альпиниста Маттиаса Здарски. Это мешок размерами 2x1,5 м. Материал – первоначально тонкий брезент, впоследствии – перкаль с алюминизированным покрытием. Вес – 1 кг. Использовалась для сидячей ночевки на 1–2 чел. По углам верхнего канта имела петли для оттяжек, крепящихся на выступах, крючьях. В настоящее время в отечественном альпинизме практически не применяется.

 

ПАЛАТКА–ПЛАТФОРМА (подвесная площадка) – новый вид бивачного снаряжения для протяженных стенных восхождений крутизной от 70°. Вес 5–7 кг. Конструкция складная из легкого металла по размеру днища палатки (180x110, высотой 130 см), с угловыми тягами – подвесками и двумя по краям (одной центральной) петлями для закрепления на крючьях, выступах, перильной веревке и т.п. Верх, дно и входные рукава –из влагонепроницаемой ткани. Застежки – на молниях. Большие (на двух точках подвески) рассчитаны на 4–5 человек, малые (с одной точкой подвески) на 2, редко – 3 человека. Пол внутри палатки выстилается по всему периметру листами каремата. Два человека ставят подобную палатку за 30–40 мин. Ночлег в П.п. позволяет обеспечить полноценный отдых после утомительного лазания. В первую очередь обеспечивает восстановление психологического спокойствия. Отечественный стиль проповедует применение П.п. на двух точках закрепления, и предполагает (зачастую) использование одной П.п. на всю команду. В остальном альпинистском мире в ходу П.п. – двойки на одной точке подвески, что вполне достаточно с точки зрения безопасности, а в отдельных случаях – более удобно.

 

ПЕРФОРАТОР – устройство для пробивания в скале отверстий для шлямбурных крючьев. Существенно экономит силы по сравнению с ручной работой шлямбуром. Вес около 5 кг без учета электрического питания (мотоциклетные аккумуляторы). Существует довольно широко распространенное мнение, что прохождение маршрутов с применением шлямбурной техники (ручной или перфораторной) этически неприемлемо, так как сопряжено с нарушением первозданности горного рельефа.

 

ПЕРЧАТКИ ШЕРСТЯНЫЕ ДВОЙНЫЕ С УДЛИНЕННОЙ «РЕЗИНКОЙ». Для защиты от холода (одним из слоев) хорошо служат шелковые, надеваемые под шерстяные. Хорошие показатели теплозащиты у тонких флисовых перчаток.

 

ПЕТЛЯ САМОСТРАХОВОЧНАЯ – служит для обеспечения безопасности альпиниста на любом горном рельефе, там, где есть опасность срыва или падения. У каждого альпиниста должно быть минимум по две П.с. Петли вяжутся из основной и полу веревки, двойного репшнура, ленты.

 

ПЕЩЕРА СНЕЖНАЯ (строительство) – самый надежный, но и самый трудоемкий по строительству бивак. Незаменимая защита отхолода в условиях зимних и высотных восхождений. Для рытья пещеры следует подобрать снежную подушку или большой надув толщиной 2,5–3 м под крутым гребнем или стеной. Следует избегать перевальных точек и продуваемых ветрами мест – сильный ветер может раздуть пещеру или придавить потолок Рытье пещеры – очень тяжелая работа, особенно на большой высоте. В группе должен быть следующий инструмент: 2–3 лопаты из прочного титана (надежнее, но тяжелее стальная) с черенком не более 60 см; две широкозахватные лопаты из алюминия или пластмассы (для выбрасывания снега из пещеры); снежная пила (лучше с двусторонней нарезкой зуба). На промороженном снеге у пилы ломаются зубья. Рыть пещеру экономичнее с двух сторон. Тоннель второго входа роется на всю ширину зала; это будет место в пещере, где можно выпрямится в полный рост. По всему периметру пола отрывается канавка 20x20 см – это сток углекислоты, которая, стекая со ступеньки пола, уйдет во входной тоннель (в нем тоже должна быть канавка). Свод пещеры должен быть без ребер и больших борозд, чтобы с потолка не капал конденсат. По стенам отрываются ниши: для мелких вещей, свечей, примуса. Над этим местом пробивается канал–вытяжка. Входное отверстие на ночь закладывается снежными кирпичами.

 

ПИЛА СНЕЖНАЯ служит для ускорения строительства защитных стенок из снежных кирпичей, незаменимый инструмент при рытье снежных пещер и нарезки кирпичей для «иглу» и ветрозащитных стенок. Материал – дюраль/титан толщиной 2,5–3 мм, длиной до 50 см, высота и шаг зуба не менее 1 см. Бывает двухсторонняя нарезка зуба. Отверстие для рук вырезается для одной/двух рук, обязательна ее изоляция от холода.

 

ПЛАТФОРМА ШТУРМОВАЯ – искусственная точка опоры (площадка) для длительной шлямбурной работы, позволяющая со значительной экономией сил и времени выполнять тяжелую работу по выбиванию отверстий для шлямбурных крючьев. Размеры площадки –60x45 см (могут быть и другие, если предусматривается их использование для висячих биваков на стене). Материал – дюраль толщиной 2–3 мм. Под дном платформы пропущены два упора из дюралевых трубок диаметром 14–16 мм с фиксирующими штифтами. Трубки помогают держать платформу в горизонтальном положении даже на участках отрицательного наклона скалы. Крепятся платформы на подвеске из четырех репшнуров (лент) по углам, собранных в один узел, прошелкиваемый в крюк-карабин. При современном развитии снаряжения и индивидуальной техники скалолазания применяется редко.

 

ПЛАЩ-НАКИДКА – плащ из плотного алюминизированного перкаля или синтетических материалов. Сшит так, что закрывает альпиниста от головы (капюшон) с руками и рюкзаком до самых пят. Для рук имеются боковые прорези. Есть модели с рукавами.

 

ПЛЕНКА ЗАЩИТНАЯ АЛЮМИНИЗИРОВАННАЯ – легкая водонепроницаемая синтетическая пленка с двусторонним алюминизированным покрытием. Позволяет защититься от переохлаждения (а также и от перегрева). Рекомендуется иметь на восхождениях на случай экстремальных ситуаций (вынужденные биваки и проч.). Применяется также в спасательном деле для защиты пострадавших.

 

ПОЯС СТРАХОВОЧНЫЙ – первые страховочные обвязки состояли из страховочного пояса и плечиков. Пояс застегивался на пряжку с зубчиками. Сегодня пояс – составная часть ИСС, поддерживающий корпус альпиниста в вертикальном положении при срыве.

 

ПРИМУС ПОХОДНЫЙ – в основном бензиновый. Сборно-разборный, с подкачкой давления. Должен иметь предохранительный клапан. Снабжен двигающейся внутренней иглой для прочистки канала подачи топлива. Самым надежным до сих пор является примус «Шмель» (отечественный вариант известной марки «Фебус»). Для сохранения тепла и ускорения приготовления пищи рекомендуется применять защитный кожух (алюминий, титан). Часто использовалась простая защита – примус с кастрюлей накрывается куском стеклоткани, но не исследован вопрос допустимости применения стеклоткани рядом с продуктами питания. Для сложных стенных восхождений следует предусмотреть системы подстраховки примуса. Для зимних условий и большой высоты нужен тандем: «Фебус» («Шмель») и газовая горелка для его утреннего разогрева после морозной ночи. Вместо спичек надежнее применять газовую зажигалку. На небольших высотах неплохо зарекомендовали себя примусы «Ювель» (Германия), имеющие бачок 200 мл, работающие без подкачки.

 

ПРОПИТКА ВЛАГОСТОЙКАЯ – любое мягкое снаряжение и одежда со временем теряют свою влагостойкость. Возобновляет и придает стойкие водоотталкивающие качества специальная пропитка «Nikwax». Имеются средства для пропитки: высокогорной обуви; стирки мягких предметов одежды (широкого диапазона тканей – от хлопка до современных, типа Super Bretex.). Для кожаной обуви отлично себя зарекомендовала силиконовая пропитка.

 

«ПТЕРОДАКТИЛЬ» («ТАМАГАВК», «ШАКАЛ») – формы клювов у ледорубов, ледовых молотков, айсбайлей. Ледовый молоток «птеродактиль» в средине XX в. изобрел альпинист из Великобритании Маккинес Хемиш.

 

ПУХ – наполнитель одежды. Самый лучший теплоизоционный материал – это П. водоплавающих птиц (гусиный, утиный, после пуха гаги). Важным фактором степени теплопроводности П. является не его количество в одежде, а степень очистки, определяемой параметрами FP – объема в куб. дюймах, до которого восстанавливается предварительно сжатая 1 унция пуха. Высокая степень очистки равна FP–650–700. Пуховая одежда «комфортна» при любых температурах и любой интенсивности работы человека. Но намокшая пуховая одежда плохо сохнет. Приведем два показателя (в процентах) преимущества пуха – тепловая изоляция и влагоемкость. Первый: хлопок – 100, полиэстер – 110, пух – 130. Второй: хлопок – 24–27, полиэстер – 0,9 –1,0 и пух – 32–40.

 

ПУХОВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ И ОДЕЖДА. На первый взгляд, чем толще пуховая одежда – тем лучше. Но это не так. Теплоотдача различных участков тела не одинакова – поэтому и защита их должна быть соответствующей. Средняя толщина куртки – 20 мм, но в области груди – 26, в области плеча – 25, а капюшон – 10 мм. Средняя толщина одежды для зимних восхождений составляет 30–40 мм. В летних условиях Кавказа – 20–25 мм, а Памира – 25–35 мм. Переносить пуховую одежду лучше всего скатанной в тугой цилиндрик и уложенной в узкий мешочек. При любом удобном случае проводить проветривание одежды. Готовая пуховая одежда (куртка, брюки, полукомбинезон, рукавицы) подбирается индивидуально, так, чтобы ничто не стесняло движений, когда под ним надето еще несколько теплых вещей.

 

Куртка пуховая (пуховка-сленг) – впервые понятие и первые образцы К.п. были введены в обиход альпинизма в начале XX в. французским альпинистом Аллэном Пьером. Основой теплозащиты и устойчивости к влаге у К.п. является ее верхний слой материала. Легкий, прочный, ветроустойчивый и влагоотталкивающий – это основные требования к верху курток (Nylon Ripstor Tactel). Материал внутренней части должен хорошо «дышать» (не допускать лишней конденсация влаги) и способствовать быстрому увеличению объема пуха теплом, выделяемым телом (Nylon Tactel). Оба они должны хорошо «держать» пух – не пропускать его ни внутрь куртки, ни тем более наружу. Принято выделять четыре основных конструктивных направления, от которых в большей мере зависят тепловые и эксплуатационные качества:

 

–  Сквозная – самая простая и легкая конструкция. Главным недостатком являются сквозные (холодные) швы, через которые пух проникает в обе стороны куртки. Подобная конструкция не позволяет использовать К.п. при низких температурах, т.к. через сквозные швы уходит внутреннее тепло.

 

–  С перемычками – наиболее распространенная конструкция. Не меняя веса, куртка обеспечивает полное отсутствие холодных швов. Как правило, снаружи и внутри куртки имеются независимые чехлы. Подобная конструкция сложна для ремонта.

 

– Трехслойная редко используется из–за сложной технологии исполнения.

 

– Четырехслойная, как правило, заказной вариант. Используется на высотных и зимних восхождениях, хорошо «держит» низкие температуры (до 40°С). Недостатком является увеличенный вес.

 

Все виды К.п. имеют общие конструктивные особенности – на локтях и на плечах должны быть усиливающие накладки из более плотной ткани, чем основная (защита от трения); рукава должны заканчиваться плотными (двойными и высокими) манжетами (защита от снега); капюшон – достаточно объемен; наличие большого количества наружных и внутренних карманов; прочная двухзамковая молния с защитными клапанами. Длина куртки зависит от ее назначения: длинная – для высоты и зимы, укороченные – для лета. Есть модели с отстегивающимися рукавами и капюшоном – куртка легко превращается в жилет. Вес К.п. колеблется (в зависимости от конструкции) от 1200 до 2000 г.

 

Комбинезон – полностью соединенная верхняя часть (куртка) с низом (брюки), имеет большой капюшон. Рассчитан для использования в особо тяжелых погодных условиях (до минус 50° и ни же) во время зимних восхождений экстремальных антарктических и северных походах.

 

Полукомбинезон – в сочетании с жилетом создает отличный ансамбль даже при достаточно низких температурах. Это практически те же брюки, только с выведенным на грудь фартуком и повышенной линией пояса. Фартук крепится на помочах (подтяжках). Остальное (см. Брюки пуховые).

 

Жилет пуховый – обязательный предмет одежды альпиниста для высотных или зимних восхождений. В случаях, когда нет нужды надевать пуховую куртку, но нужна защита от холода, Ж.п. создает прекрасный ансамбль с полукомбинезоном.

 

Брюки пуховые – область применения в основном высотный и зимний альпинизм. Требования к материалу – те же, что и к курткам пуховым. Б.п. имеют ряд конструктивных особенностей: на коленях и сзади делаются усиленные накладки из плотной ткани, предохраняющие основную ткань от истирания; обязательны «анатомические» (не

 

стесняющие движений) колени; внизу с внутренней стороны накладки из плотного авизента (нейлона, кожи, брезента), предохраняющие Б.п. от трения ботинками, кошками; по бокам прочная двухзамковая молния во всю длину брюк, позволяющая их снимать, не снимая обуви и кошек; пояс на плотной широкой резинке; обязательны помочи (без замков) с регулировкой их по высоте.

 

Мешок спальный – наиболее удобен для горных походов (малый вес и сохранение тепла). В зависимости от назначения есть несколько конструкционных особенностей спальных мешков:

 

– толщина пухового пакета в 2–6 см;

– низ мешка может быть сделан из более плотного материала;

– на груди пришивается глубокий карман;

– в изголовье пришивается специальный валик (под шею);

– капюшон может быть большим и уменьшенным.

 

Модель «кокон» преимущественно предназначена для высотных и зимних восхождений, выдерживает температуру до минус 35°С. Мешок с застежкой молния по всему периметру, легко превращается в модель «одеяло». Облегченная модель «Trekking» предназначена для непродолжительных походов и восхождений. В зависимости он материала и наполнителя вес мешка колеблется от 1,5 до 3,5 кг.

 

«Слоновая нога» – укороченный спальный мешок, длиной до подмышек (или пояса). Используется с пуховой курткой (есть модели, соединяемые застежкой молнией). Применяется для летних, коротких стенных восхождений. Вес порядка 600 г.

 

Рукавицы пуховые – основной предмет одежды, защищающий руки альпиниста от холода (до минус 35°С). Просторные, свободно надеваемые на шерстяные рукавицы (варежки). Рабочая поверхность усилена прочной (прорезиненной) тканью. Двойной пуховый пакет в пальцах. Для длительных высотных (зимних) восхождений пришиваются краги (фетр, плотная синтетическая ткань, мех) средней длины и до локтя. На запястье – широкая плотная (двойная) галантерейная резинка (вывязывается шерстяная), которая усиливается пришитой обычной резинкой; можно делать затяжку из стропы с липучкой. Закрепление краг в верхней части (под локтем) плотной, стягивающей резинкой. Обязательна страховка – обычная резинка пришивается к рукавицам и пропускается в рукава куртки (как у детей в садике).

 

РАДИОСТАНЦИИ – средство связи группы восходителей с базовым лагерем (или между собой). Должны отвечать следующим требованиям: надежность, портативность, небольшой вес и габариты, достаточный радиус действия (база – группа), простота в эксплуатации. Сохранность во время восхождения – прежде всего защита от мороза, влаги и ударных нагрузок. Питанием для радиостанций, как правило, служат пальчиковые батареи различных модификаций и компактные аккумуляторы. Питание для Р. требует тщательного контроля за расходом энергии и защиты от мороза и влаги.

 

РАСЩЕЛИНА — форма скального микрорельефа: трещина, в которой можно расклинить ботинок, но нельзя поместиться человеку.

 

РУКАВИЦЫ АЛЬПИНИСТСКИЕ – служат для работы с веревкой при страховке, на снегу, льду и для обогрева рук. Шьются из солдатского сукна, тонкого фетра – большого размера, чтобы свободно надеть на руки в варежках и вторых рукавицах (см. Рукавицы пуховые в статье Пуховое снаряжение и одежда).

 

РЮКЗАКИ АЛЬПИНИСТСКИЕ. Предмет снаряжения, без которого в настоящее время не обходится ни один путешественник. Универсальных Р.а. не бывает. В настоящее время конструкторы перед созданием новой модели точно знают, на кого она ориентирована. Рассматриваются несколько конструкционных особенностей Р.а.:

 

Анатомический – удачное сочетание размеров и конструкции позволяет использовать его на подходах, при лазании с минимальной утомляемостью. Привязными ремнями снаружи к нему можно крепить кошки, ледоруб, каремат, лыжи и палки. Опорный бедренный пояс хорошо разгружает плечи и не дает болтаться рюкзаку за спиной. Несущая система легко подгоняется по фигуре при любом наполнении рюкзака. Подвесная система IBC (Individual Back Comfort) позволяет быстро менять и фиксировать точки крепления плечевых ремней в зависимости от роста альпиниста, обеспечивает необходимый угол прилегания и оптимально распределяет нагрузку на плечи и хорошо вентилирует спину.

 

Мягкий – с тремя карманами и одним в верхнем клапане, удобен для небольших походов и восхождений.

 

Скальные рюкзачки – удобны для работы первого на стенном маршруте, для однодневных походов и восхождений, незаменимый вид снаряжения для горных прогулок

 

Станковый – с жесткой конструкцией из металлических трубок и планок. Удобен для переноски угловатых грузов. Существуют модели со съемным станком. В зависимости от назначения, емкость Р.а. может быть от 20–30 до 100–120 л. Неотъемлемая часть Р.а. – удобный поясной ремень, боковые стяжки, грудной фиксатор, два крепления для ледоруба, два кармана в клапане, наружные точки крепления груза. Клапан рюкзака должен надежно защищать верхнюю часть рюкзака от осадков, легко и быстро застегиваться/расстегиваться, даже при сильном морозе.

 

САМОСБРОСЫ (БРЮКИ) – могут быть как утепленные, так и ветрозащитные. Боковые наружные швы делаются на крупной двух замковой молнии или на липучке так чтобы брюки можно легко и быстро снять, не снимая обуви и кошек. Начало и окончание застежки подстраховываются кнопкой, пуговицей, липучкой.

 

СВИТЕР – шерстяной, с высоким горлом, мягкий и не тяжелый. Лучше всего – из козьей (верблюжьей, собачьей) шерсти или пуха. Могут быть варианты легких свитеров типа рубахи с короткой молнией и рукавами на широкой резинке из ткани Polartec – 100.

 

СИНТЕПОН – синтетический утеплитель для верхней одежды и спальных мешков. Выпускается полотном и в виде ваты. Толщина пакета утепления должна быть в пределах пухового пакета. По сохранности тепла уступает натуральному пуху.

 

СКАЙ–ХУК («НЕБЕСНЫЙ КРЮК») – скальный крючок, применяемый на гладких участках стенных маршрутов, где нет трещин для забивки обычных скальных крючьев, а частое применение шлямбурных крючьев еще не так необходимо. Применяются с двухступенчатой лесенкой (ширина ступеней не менее 210 мм, чтобы помещались рядом обе ноги) или петлей. С.х. цепляется (навешивается) за мелкие (тупые) трещинки, выступы, раковины, зацепки–мизера, после чего нагружается весом альпиниста (через лесенку или петлю). Под С.х. можно выбивать шлямбуром мелкие отверстия. При лазании на С.х. недопустимы резкие движения, подпрыгивания и раскачивания. Недопустимо его использование в качестве точки опоры – рукой можно браться только за карабин или лесенку. При траверсе следует делать мелкие приставные шаги, ни в коем случае не допускать широких движений – опасность срыва крюка. Вверх проходить не более 3–4 м, после чего делать надежную точку страховки. Лазание на С.х. – процесс деликатный, требующий от альпиниста смелости, плавности в движениях, отлично развитого чувства равновесия. С.х. применяется в сочетании с крюконогой.

 

СКАЛЬНЫЙ МОЛОТОК – служит для забивания крючьев, обработки острых скальных выступов при организации страховки. Металлическая ручка молотка имеет резиновое или пластиковое покрытие, гасящее вибрацию при ударах. Есть модели с деревянной ручкой. Место соединения ручки с головкой С.м. укрепляется металлическим стаканом (трубкой). Обязательная подстраховочная петля из тонкого репшнура или ленты.

 

СНЕЖНАЯ (ЛАВИННАЯ) ЛОПАТА – из дюраля/титана, на укороченной   рукоятке,   длиной 50–60 см, с рифленым ложем и усиленным стаканом под рукоятку ледоруба, айсбайля. Есть варианты со складной рукояткой. После окончания строительных работ лопату и снежную пилу не оставлять на дворе – некоторые алюминиевые сплавы не любят низких температур, они могут разрушиться (в основном это относится к самоделкам, но знать это нужно).

 

СНЕЖНЫЙ ЯКОРЬ. Страховка на снежном рельефе, наиболее ненадежный вид страховки из–за малой несущей способности закрепленного в снегу ледоруба. Дополнительное укрепление точки страховки при помощи С.я. позволяет значительно повысить надежность страховки за счет создания большей площади сопротивления возникающей при срыве нагрузки на ледоруб. При массовой страховке, для большей надежности, точку страховки, могут обслуживать два человека: один удерживает головку ледоруба, второй – собственно страхует. Снежный якорь площадью 9 кв. дм, позволяет повысить надежность страховки в 4–5 раз; С.я. – «парашют» площадью 7,5 кв. дм – в 3–4 раза. Следует помнить, что «плавающая» прочность точки страховки на снегу не позволяет рассчитывать на их способность выдержать «глухой» рывок в критической ситуации.

 

СТРОПА (ЛЕНТА) ПЛОСКАЯ ТИПА РЕМНЯ И ПОЛАЯ ВНУТРИ. Изготавливается из тех же материалов, что и веревка. На нее распространяются те же закономерности в эксплуатации, воздействия внешних факторов. Особенности изготовления страховочного снаряжения из ленты связаны с их прямоугольным сечением, они мягки и эластичны. Хорошо работают на перегибе, если нет поперечных перерезающих движений из стороны в сторону. На перегибе нагрузка на внутренние и внешние волокна мало отличается друг от друга, в то время как у веревок это отличие значительно больше. При соединении прямоугольной ленты и любого кольца на ленте следует делать коуш. При самодельном изготовлении страховочного снаряжения из стропы (ленты) прежде всего, следует знать прочностные данные исходного материала.

 

ТЕМЛЯК – скользящая или постоянно закрепленная на древке ледоруба петля из кожаного ремня, текстильной или капроновой ленты. Чаще ее длина соотносится с нижним положением руки держащей ледоруб около штычка, так появляется дополнительное усиление удара при рубке ступеней. Т. может быть съёмным – петля из ленты или репшнура, закрепляется в отверстии головки ледоруба.

 

ТЕНТ ПАЛАТКИ – швы тента должны быть проклеены водоотталкивающим клеем. При установке палатки (там, где это возможно) поверх тента натягивается полиэтиленовая пленка, перекрывающая весь тент. Это дополнительная защита от осадков. Края пленки надежно закрепляются на тех же точках, что и сама палатка.

 

ТОПОР – один из обязательных предметов базового лагеря дальних экспедиций. Лучше, если это будет нормальный плотницкий Т., но не маленькие туристские топорики, продаваемые в любом хозмаге. Если предвидится использование в базовом лагере дров для приготовления пищи, желательно иметь небольшой калун (весом до 3 кг) для колки толстых чурок.

 

ТОРМОЗНОЕ УСТРОЙСТВО не должно стеснять движений альпиниста, быть удобным в работе, иметь малый вес и габариты. Должна быть обеспечена возможность настройки на желаемую силу торможения и плавность работы силы трения и надежная выдача запаса веревки. Сила трения для скального рельефа – 250–400 кгс; снежного – 60–70 кгс. В тормозе должно отсутствовать протравливание при статической нагрузке в 80 кгс.

 

ТРЕЩИНА СКАЛЬНАЯ — разрыв в толще горных пород без смещения блоков. В практике путешествующих—разрыв в скалах, куда можно забить скальный крюк, но нельзя просунуть пальцы.

 

ТРИКОНИ (по имени автора, немецкого альпиниста Ханса Триконя) – металлические подковки для горных ботинок: разной конфигурации для ранта, средины подошвы и пятки. Т. использовались до появления ботинок с подошвой типа «вибрам». В наше время Т. имеют практическое «хождение» – на Красноярских столбах, на тренировках и во время соревнований по зимнему лазанию. Неизменным успехом пользуются плотные ботинки, подошва которых полностью закрыта Т. Причем Т., как правило, самодельные, самых различных конфигураций по профилю, но обязательно, каждый Т. имеет три прорези. Отдельные образцы имеют форму пластин, крепящихся к подошве латунными шурупами. Есть отдельные образцы без прорезей – просто целиковая скобка идущая под рантом (в край) ботинка.

 

ТРУБА ПОДЗОРНАЯ – оптический инструмент для наблюдения из базового лагеря за движением группы по маршруту.

 

ФИФИ (сленг) – небольшой, узкий крючок, позволяющий его язычку легко входить в ушко крюка, оттяжку, петлю закладки, и выниматься без дополнительных усилий, что позволяет альпинисту прошедшему выше последнего крюка, свободно снимать с него лесенки и др. снаряжение. Ф. изготавливается преимущественно из титана (прочность и легкость) и других легких металлов (см. 4. Опасности... Техника... Тактика).

 

ФЛЯГА – полиэтиленовая или металлическая, зашитая в чехол из плотного сукна. Фляга должна быть подстрахована тонким ремешком или капроновым шнуром к поясу, петельке на куртке, ремню. Выходя утром с бивака, заполнить флягу свежим чаем, жидким киселем, но ни какао или кофе – это тяжелые продукты. Добыча воды на скальном маршруте (а зимой и на высоте особенно) всегда процесс трудный и часто невыполнимый. Поэтому фляга – это предмет постоянной заботы альпиниста. При первой же возможности ее следует вновь наполнить.

 

ФОНАРИКИ – короткие гамаши из плотного капрона (нейлона, авизента, брезента и др.) высотой выше ботинка, с застежкой или без нее. Под стопой поддерживается шнурком через отверстия по нижним краям «фонарика». Наверху – плотная резинка. Для подстраховки молнии или липучка – кнопка.

 

В центре – спереди крепится металлический крючок, который зацепляется за шнуровку (застежки) ботинка. Название дано по форме, напоминающей китайские фонарики.

 

ФОНАРЬ НАЛОБНЫЙ закрепляется плотной широкой (регулируемой) резинкой на каске или вокруг головы. Герметично упакованный блок питания находится в кармане или на самом фонаре, иногда крепится на тыльной стороне каски.

 

ФОНАРЬ ОСВЕТИТЕЛЬНЫЙ ДЛЯ БАЗОВОГО ЛАГЕРЯ, газовый или керосиновый, типа «летучая мышь».

 

ФРЕНД – вид закладок с раздвижными подпружиненными щечками. Конструкция такова, что при нагрузке щечки стремятся раздвинуться еще дальше, что обеспечивает большую надежность удержания в трещинах (в том числе и расходящихся).

 

ШАЙБА ШТИХТА – круглая (овальная) пластина (сталь, титан, легкие сплавы) толщиной 8–10 мм с прорезью шириной по диаметру веревки и длиной в два диаметра, плюс 1 мм. Веревка продевается в прорезь петлей, которая встегивается в карабин. Торможение за счет трения о карабин и края прорези. Имеется пружина, не позволяющая шайбе проскальзывать вниз по веревке. Для подстраховки вяжется петля из тонкого шнурка и продевается в специальное отверстие на теле шайбы. Последняя модель Ш.ш. фирмы «Петцль» сделана в форме неглубокого стакана с прорезями для веревки. Подобная конструкция обеспечивает большее трение и создает удобство в работе страхующего.

 

ШЕКЕЛЬТОНЫ (по имени автора, английского альпиниста Эрика Шеклтона) – это высокие сапоги (валенки) с двойной кожаной подошвой (толстый войлок), усиленные союзками и задниками из кожи и утепленные внутри мехом, а свержу обтянутые плотным брезентом. Ш. имеют сменную оковку или используются с кошкам. Применяются для высотных и зимних восхождений. На кавказских восхождениях (Эльбрус, Казбек) прекрасно зарекомендовали себя лётные унты и обычные (лучше подшитые) – валенки.

 

ШЛЯМБУР (пробойник) цельный или полый, головка из твердого сплава диаметром 8–12 мм, боёк – закаленный. Ш. снабжен резиновой грушей для продувки выбиваемого отверстия, не вынимая самого Ш. из отверстия. Имеется подстраховка из шнурка, а на теле пробойника – риска, по глубине необходимого отверстия. Опытный альпинист может пробить одно отверстие за 2–3 мин. При выбивании отверстия шлямбур надо постоянно проворачивать вокруг оси, чтобы коронка лучше разрушала породу.

 

ШЛЯМБУРНЫЙ КРЮК постоянный и демонтируемый. Тело крюка из легких сплавов имеет на конце разжимные прорези. Дюбель из закаленной стали диаметром 3 мм. Проушина – сталь или титан. Длина крюка 30–40 мм. Диаметр – 8–10 мм – в зависимости от характера породы. Проушины бывают самых различных форм – по направлению рывка, положению карабина и веревки. Правильно забитый крюк должен быть строго перпендикулярен скальной поверхности. Длина (глубина) отверстия – строго соответствовать длине тела крюка. Проушина – плотно примыкать к скале. Отклонения от указанных правил недопустимы – резко снижается надежность крюка, и он может вылететь из гнезда при самых незначительных нагрузках. Нормально забитый крюк выдерживает до 2000 кгс. При наворачивании гайки на резьбу стержня демонтируемого крюка как бы вытягивается из тела крюка и распирает своим конусным хвостовиком тело крюка в отверстии. Когда надо извлечь крюк из гнезда, сворачивают гайку, ударяют по стержню и вынимают крюк. Отверстие для такого крюка выбивается глубже длины крюка. В комплект входит ключ для гайки.

 

ЩЕЛЬ — форма скального микрорельефа: трещина, в которую можно просунуть пальцы или ладонь,  но нельзя вставить ботинок.

 

ЭКСПЕДИЦИЯ – альпинистское мероприятие, организованное и в отдаленные горные районы. При подготовке учитывать как общую цель Э., так и цели отдельных групп, входящих в состав Э. Набор снаряжения и питания должен обеспечивать не только потребности восхождений, но и резерв на случай непредвиденный ситуаций (АС, НС).

 

 

Интервью с Александром Абрамовым. Сайт Федерации альпинизма России

Я работаю гидом с 1991 года. За 27 лет совершил кучу ошибок. Правда. Но понял суть: гид – это воспитатель старшей группы детского сада. Как курица наседка заботится о своих подопечных. Ведь им сложнее, чем гиду, для которого горы ... читать больше

Я работаю гидом с 1991 года. За 27 лет совершил кучу ошибок. Правда. Но понял суть: гид – это воспитатель старшей группы детского сада. Как курица наседка заботится о своих подопечных. Ведь им сложнее, чем гиду, для которого горы – это дом родной»

 

***

Про спортивную карьеру.

Саша, я не уверен, знает ли молодое поколение, но ты участвовал в первом зимнем восхождении на Аксу в 1996 году. Расскажи, пожалуйста, немного про это восхождение.

Зачем брюзжать? Просто посмотрите наш ролик «Мы правильно живем» и все поймете. Это было первое Зимнее восхождение на, вероятно, самую сложную стену бывшего СССР. Паша Шабалин лез, Ильяс Тухватуллин страховал, я снимал кино, все таскали грузы. И так 16 дней на северной стене зимой, на маршруте, где не было ни одной площадки, где можно было бы рядом поставить 2 ступни.

Ты также лазал летом 1999 года на Кюкюртлю. Мне всегда было интересно, правда ли, что на этой стене «можно руками доставать шлямбура, а плиты, куда они (шлямбура) забиты, периодически шевелятся»?

Не только шевелятся, но и падают вниз. Порода там – вулканические туфы. Очень мягкие и, иногда, чешуйчатые. Плиты «гудят», и когда берешь шлямбур, пробойник может провалиться. Есть, конечно, участки типа известняка, но не крепче. В общем, в Кюкюртлю я влюбился. Вначале из-за названия, потом из-за книги Катаева. Мне 20 лет было и интересно, что это за часть Эльбруса с вертикальным и отрицательным уклоном и маршрутами 6Б. Из 3-х попыток гора пустила только 1 раз. Первый раз был из любопытства, и, кстати, мы тогда заняли 3-е место на чемпионате России из 16 команд. Второй – зимой, и третий, следующим летом, мы пошли уже из корыстных побуждений: сделать зимнюю 6Б и сделать летний первопроход 6Б, чтобы закрыть МСМК. Обе попытки получились «в холостую». Кстати, я подумал и мне кажется, нет ни одного альпиниста, который взошел на Кюкюртлю дважды. Никому второй раз не хочется. Опасная гора.

У тебя в личном архиве есть зимние маршруты на Свободную Корею, Ушбу, Аксу, попытка зимнего восхождения на Кюкюртлю, все шестерки. Это были серьезные вызовы того времени.

Сохранилась ли актуальность зимних восхождений?

Для меня нет разницы – зимнее или летнее восхождение. Я вообще больше люблю зимние и высотные восхождения. Я не люблю дождь, считаю его более опасным чем снег. Промокший человек быстро замерзает, а зимой ты изначально готов к холоду и сухо и снаряжение хорошее для зимы. Плюс зимой не падают камни по стене, а это вообще кайф, и много ледовых речек, которые облегчают восхождение на вершину. В общем, я люблю зимние восхождения больше чем летние. Потому мне легко в Антарктиде, легко на Эвересте.

В чем, с твоей точки зрения, вызов сегодня?

Человек и природа не меняются. Чем суровее природа, тем жёстче борьба. И она заводит. Сейчас в Антарктиде у нас 2 раза сносило и ломало лагерь. Была реальная битва за жизнь. Я открыл в себе много нового.

Кюкюртлю, 1999

 

***

Про 7 вершин.

За 15 лет вы сформировали вокруг проекта настоящий, полноценный клуб по интересам. Сейчас компания «7 вершин» – это не просто торговая марка, а узнаваемая марка, и, в целом, с положительным восприятием, что в социологии называется «брендом». Как тебе/вам удалось создать такой бренд?

Люди могут достигать успеха только в тех областях, которые они любят. Делать бизнес ради денег могут все, но успешный бизнес возможно создать, только любя ту сферу деятельности, в которой твой бизнес развивается. Как удалось создать бренд, я не знаю. Просто я люблю альпинизм, люблю проект «7 вершин», люблю водить людей в горы и организовывать поездки и еще я люблю работать все время, которое я не сплю. Кстати ненавижу спать. Один. Шутка. Вероятно, поэтому у меня очень много соратников. Самый главный мой соратник - это Люда Коробешко, жена и мать нашего ребенка и директор компании «Клуб 7 вершин». Она заразилась этой идеей при нашем первом контакте. Она мне все прощает, и она меня во всем поддерживает. Скорее всего, это главная причина успеха - когда ты идешь с надежнейшим партнером по связке.

За мной готовы идти и терпеть мои постоянные изменения курса мои работники. У нас никто не увольняется из фирмы, вообще никогда сам не уходит. Наверное, людям интересно. За мной следуют многие члены клуба. Вероятно, им нравится идея «7 Вершин» и стиль жизни - альпинизм. И всем нравится «движуха», постоянная «движуха», которую устраивает «Клуб 7 вершин».

Александр Абрамов с супругой Людмилой Коробешко

Сколько сейчас участников клуба?

По документам более 5 000.

Вообще компания сразу задумывалась как клуб альпинистов. Не контора, не турфирма, а клуб. И вероятно это так же способствует успеху. Все, кто с нами совершил хотя бы одно восхождение, мы считаем членами клуба. Таких людей за 10 лет по документам более 5 000. Только что подумал, вероятно, мы самый представительный клуб альпинистов в России. Так же есть члены клуба, которые с нами не ходили (еще), но им нравится сама идея и атмосфера. Встреча «Клуба 7 вершин».

Сейчас из клубной жизни: каждый четверг лекции в клубе про поездки, снаряжение, медицину, встречи с известными людьми. Каждые вторник и среду – тренировки на скалодроме ДДС, вторник – лазанье и среда – технические тренировки. Мы проводим горную школу в Крыму и начали в Италии и Австрии. Каждые 3-4 месяца мы организуем тематические вечера, на которые приходят до 200 человек. Мы снимаем фильмы, вы видели нашумевший «Ген высоты», выпускаем книги. Сейчас готовится новая книга – «7 вершин по-русски». Мы начали выпускать медали за восхождение на каждую из 7 вершин и люди с гордостью носят их. В год около 1000 человек совершают с нами восхождения, многие по 2-3 в год. Восхождение в Крыму

 

Какой годовой оборот компании? Если это не закрытая информация.

Кому интересно, тот узнает обязательно.

 

Что происходит с рынком России? Растет ли он?

Конечно, сумасшедшими темпами, например, у нас за последний год в 1,5 раза увеличилось количество участников. Это при том, что постоянно растет количество новых фирм и гидов. Конечно, для начала они просто дерут у нас с сайта все программы и стоят цены ниже и это все. Я даже нахожу на сайтах ошибки в программе, которые я давно исправил. Мы ежедневно мониторим рынок, ищем новые решения, не стоим на месте. Рынок растет, и если растешь вместе с рынком, то ты стоишь на месте. Ты должен расти быстрее рынка, опережать его, быть на острие и создавать новый продукт. 5 лет назад я придумал название: «Блиц Тур (на Эльбрус)». Сейчас это просто расхожее название. Мы начали проект «7 вулканов», по которому сейчас водят альпинистов гиды. Сейчас мы создали новый проект – «7 СуперГор». Кому интересно, посмотрите на сайте «7 вершин». Гарантирую, что через 2-3 года этот проект будет у многих. Но к этому времени, мы еще что-то интересное придумаем.

 

Какая супер-цель проекта «Клуб 7 вершин»? Как ты рисуешь будущее компании?

Цели нет. Как нет цели у альпиниста. 7 вершин – это бесконечная череда восхождений, мероприятий, «тусовок», это жизнь в стиле «7 вершин». Я уверен: умру я – умрет компания. Это нормальный процесс. Основная наша задача - жить, жить интересно и на полную катушку и заражать других такой жизнью.

 

Ну почему же, у альпинистов есть цели.

Может в этом и есть твоя супер-цель: создать компанию, которая будет развиваться и успешно работать после тебя? Или сформировать рынок высококачественных услуг в активном отдыхе, задавая высочайшую планку качества, и, тем самым, раздвигая границы?

Мне интересно идти впереди рынка услуг. Создавать новые, ни кем ни освоенные программы. Только что мы посадили первый «Фалкон»* (прим. – частный самолет) в Антарктиде. Теперь все полетят. Или вот мы сейчас делам бар в базовом лагере Эвереста. В нашей 12 метровой палатке. Прямо в центре базового лагеря поставим. И массаж. Этого никто не делает. Сейчас мы начали выдавать медали за восхождение на каждую из 7 вершин.

После восхождения в Крыму

 

***

Про гидов.

Представь, альпинист-скалолаз в расцвете лет, МСМК, имеющий Жетон «Спасение в горах», многократный чемпион России, обладатель 3-х Золотых ледорубов, лезет 7с+, 5 раз ходил на 8000 без кислорода. Считаешь ли ты, что такому квалифицированному человеку можно сразу выдать удостоверение горного гида?

Конечно, нет. Хороший спортсмен и хороший гид чаше всего антиподы. В спортивных группах равноправие, все обязаны быть готовы одинаково. И хоть это и команда, безопасность обеспечить может каждый участник команды самостоятельно. Поэтому спортсмены, начинающие гиды часто вообще не понимают свою задачу. Начинают соревноваться с клиентами, ругаться, что бог послал слабых участников на его головню. В результате, гид не доволен участниками. Участники не залезают и недовольны гидом. Я работаю гидом с 1991 года. За 27 лет совершил кучу ошибок. Правда. Но понял суть: гид – это воспитатель старшей группы детского сада. Как курица наседка заботится о своих подопечных. Ведь им сложнее, чем гиду, для которого горы – это дом родной.

Отличие спортсмена от гида, как отличие автогонщика от таксиста. У спортсмена задача дойти до финиша первым, у гида задача довезти пассажиров из точки в точку безаварийно и желательно развеять по дороге.

 

Ты сам курсант школы гидов, работающей в России по стандарту IFMGA. Есть ли разница между отечественным и международным подходом к обучению? Если да, то в чем она? Назови три основных отличия.

Я не знаю ответа. По мне, любое обучение хорошо. Гидов надо учить, это факт. Это отдельная профессия. И требует профессионального обучения. С другой стороны, в Школе гидов учат только технике работы с клиентом. Но вообще, нет обучения по психологии работы с клиентом. По юридической ответственности. Такой курс я бы добавил, как сопутствующий. А отличие школы гидов от школы инструкторов очень сильное. В Школе инструкторов учат работать с группой. А в школе гидов – индивидуально один на один. Это почти противоположные вещи. И все преподаватели школы гидов работают там, где живут, то есть в горах. Они сами удивляются, когда я им рассказывал про длительные экспедиции. Говорят, мы так не смогли бы. Я понимаю, что завести на гору может любой гид, а вот качество сервиса у всех разное. Это как ездить можно и на «раздолбаной» «Шестерке» и на «Мерседесе». Вероятно, доедешь, но качество жизни разное.

 

Ты произнес фразу «не бывает плохих клиентов, бывают плохие гиды». Ты и правда, так считаешь?

Ну да, как говорят, нет некрасивых женщин, есть мало водки. Все клиенты красивые и если он или она не нравится гиду – это проблема гида. Гид, в первую очередь, психолог, и он должен установить контакт с клиентом, а не наоборот. В конце концов, человек приехал отдыхать, а ты работать. Он платит тебе на еду и сигареты. Так работай, работа не всегда бывает легкой и приятной. Постарайся в любом деле найти свое удовольствие. Я говорю всем своим гидам и менеджерам: «делайте что хотите, но клиент должен уехать довольным». Это вероятно и есть основной принцип работы «Клуба 7 вершин».

 

Твоя цитата из фильма «Ген высоты»: «ответственность за решение несешь сама». Что было обращением к клиенту, которая решила продолжить подъем, не смотря на запрет руководителя. Однако если что-то случится, ответственность все равно останется на компании, так как вы официально оказываете услугу (по договору). Посоветуй, как застраховать себя и как корректно действовать в подобных ситуация российским горным гидам?

Никак не застрахуешь. Надо что бы клиент уважал тебя, тогда он будет следовать твоим советам, надо уметь найти правильные слова, чтобы убедить человека. Он должен сам принять решение. Я знал, что она пойдет вниз на 100%. Но она хотела, чтобы решение было в ее руках, а не со стороны. И я дал ей такую возможность. Поэтому она даже не обиделась. Если бы я знал наверняка, что в том плохом состоянии она решит продолжать подъем я бы ее насильно развернул. Пусть обижается, зато живая.

***

Про этику.

Твоя цитата: «Трупы на маршруте – хороший пример и напоминание о том, что надо быть более осторожными на горе. То, что в нормальной жизни неприемлемо, на больших высотах рассматривается как норма». Как ты лично переживаешь ситуации, в экспедициях под эгидой «7 Вершин» когда происходит НС?

Плохо переживаю несчастные случаи. Один раз после гибели двух участников на Эвересте вообще хотел перестать водить на Эверест. Но потом подумал, что за опыт уже и так дорого заплачено, что, если я сейчас прекращу экспедиции, придет неопытный человек и снова допустит те же ошибки, что и я, и снова погибнут невинные люди. Я весь год думал, как сделать (безопасно), пересмотрел все свои взгляды на жизнь, прочитал много публицистики про несчастные случаи на Эвересте и сделал много выводов. Правильных. Я полностью поменял весь стиль экспедиций на Эверест – с дешевых и бедно обеспеченных, на дорогие, хорошо и качественно оснащенные и снаряжением, и работниками. Сейчас мы даже даем по два шерпа-гида на одного участника, есть врач. Мы единственные с Тибета, кто везет своего врача, и во всем мы сейчас оказываем сервис более высокого качества, чем другие команды. Я свято верю, что это помогает повысить безопасность восхождения и предотвратить гибели.

 

Ты в какой-то момент вышел из компании АльпИндустрия и создал свою собственную компанию. Не боишься того, что кто-то из вашей команды также выйдет и создаст «7 вершин 2.0»?

Не боюсь, но приглядываю. Чтобы создать компанию успешную, необходимо быть супер-специалистом и в коммерческом альпинизме и в бизнесе. Таких людей мало. Другое дело – частные гиды, которые могут сагитировать клиента, заплатить мимо кассы и поехать с ним, но это не бизнес, это воровство. Такие гиды у меня не работают. По поводу Альпиндустрии, в 2002 году Сергей Зон-Зам пригласил меня, как директора в компанию Альпиндустрия Тур. Я в первый же месяц придумал идею создать команду Приключений Альпиндустрия, в которой почти все поездки мы создали с нуля на основании моего предыдущего спортивного опыта и поездок, то есть я практически создал новую компанию и даже вероятно новое направление в альпинизме в России – коммерческий альпинизм. Конечно, в этом и огромная заслуга Сергея Зон-Зама, который все это хотел, поддерживал и покрывал лет 5 убытки.

В 2007 году я понял, что могу больше и предложил Сергею продать мне (или подарить, сейчас не помню) 51% компании «Команда Приключений Альпиндустрия». Но Сергей отказался, и я сообщил ему что буду создавать свою (компанию), к тому времени были клиенты, которые уже заплатили за следующий Эверест и за Антарктиду с моим участием. И я заплатил очень приличные деньги, как стоимость квартиры в Мытищах, чтобы эти клиенты перешли вместе со мной в «Клуб 7 вершин». Вообще развод был тяжелым, но достаточно честным, я надеюсь. Вообще мой принцип – никого не обманывать, ни клиентов, ни партнеров. И ненавижу, когда мне врут.

 

Кстати, кроме тебя и Люды, кто самый перспективный гид в вашей компании?

Очень осторожно отбираю гидов. Это же лицо компании. От них зависит, как наши участники воспринимают нашу фирму. Я не могу нанять плохого гида или гида, в котором я не уверен. Все гиды со мной психологически совместимы. Я чувствую людей очень быстро. Если мне не комфортно общение, я его больше не поддерживаю и этот принцип отбора работает. Ведь как говорят, каждая компания – отображение характера ее руководителя. Поэтому и сотрудники все должны быть психологически совместимы с руководителем. Быть как бы его продолжением. Продолжением его идей и надежд. Если это не происходит, то фирму начинает трясти.

Сергей Ларин, Артем Ростовцев, Володя Котляр – сейчас мои ведущие гиды, которые по 6-8 месяцев в горах с нашими клиентами. Я им доверяю. Очень. Плюс еще 10 гидов, которые работают или сезон, или эпизодически, но которых тоже нельзя заменить. Я им доверяю. Я доверяю своих клиентов. А клиенты доверяют мне свое свободное время и свои деньги и свое настроение. И я уверен, что мои гиды сделают все для успеха экспедиции и не испортят настроение моим клиентам. Вообще каждый клиент как драгоценный камень. Его нельзя отдать в обработку любому ювелиру. Я никогда не возьму на работу гида, с которым не был в горах и с которым я не почувствовал комфортность отношений и жизненного подхода к этой тяжелой работе. Поэтому я очень часто даже не отвечаю на многочисленные просьбы взять гидом. И прошу людей не обижаться. Мне трудно объяснять всем эту мою позицию.

На Манаслу я видел, как бо’льшая часть других экспедиций оставила кучи мусора в базовом лагере, а также в промежуточных лагерях. Считаешь ли ты это приемлемым для больших коммерческих гималайских проектов?

Мусор в горах – сложная тема. Везде где живет человек, остается мусор. В городах так помойки бывают... Если в горах мусор – это больше эстетика, то в городах мусор – это еще и опасность для здоровья. Конечно, мы стараемся вывозить мусор и все отходы вниз, но если что-то остается больше чем на год, то обычно природа сама уничтожает все следы. Ледники поглощают все. И когда это все достигает дна ледника, он стирает этот мусор в порошок. В Базовых лагерях всю органику съедают звери. А весь неорганический мусор мы увозим. Кстати, в лагере 6400 м на Эвересте живут мыши. Представьте, что с ними будет, если мы перестанем там оставлять крошки.

 

Можно ли считать серьезным достижением восхождение на восьмитысячник с кислородом?

Конечно, можно. Какая разница? У кого-то ботинок трет, у кого-то пуховка холодная, у кого-то живот болит, у кого-то кончился кислород. В любом случае вниз. Я понимаю, что тут игра слов – «серьезным достижением» может быть и нет, но достижением, конечно.

 

Стиль восхождения имеет значение?

Для меня альпинизм – это достижение вершины любым возможным способом, альпинизм – не скалолазание, где запрещено трогать оттяжки. Альпинизм – естественный способ выживания в горах и для выживания подходят любые способы. Умный использует все что возможно, не шибко умный начинает придумывать правила. Это тип хорошо, это тип плохо. Так мы скоро дойдем до запрета «мельдония» в альпинизме.

 

Правильно ли я тебя понял, что если ты пробил шлямбурную дорожку из ста болтов, продолбил столько же дырок под скайхуки, забил тонну крючьев, навесил и оставил гнить перила, 2 месяца обрабатывал стену вдесятером, то это в целом нормально, если ты в итоге достиг вершины?

Это не ко мне вопрос.

Абрамов на фоне Матерхорна

 

***

Про ФАР

Несколько цитат Е. Лалетиной (facebook): «На ФАРовском вечере 2 декабря в Москве мне не понравилось, что львиная доля времени потрачена на чествование коммерческих восходителей на Эверест» и «просто регулярные «обнимашки» Волкова с «Клубом 7 вершин» и полное равнодушие к спортивным делам вызывают вопрос: а зачем вообще альпинистам-спортсменам такой президент? Чем он им полезен?»

Очень уважаю Лену, но тут похоже, она немного переоценила нас. Вообще нам на вручение медалей за Эверест выделили пять минут из всего 3-х часового вечера, может мы использовали шесть. Просто хорошие «шоумены» я и Леша Овчинников провели его ярко и это награждение запомнилось больше всего, я так думаю.

Про «обнимашки»: мы ходили на Манаслу вместе этой осенью с Андреем и это была наша первая встреча после экспедиции, вполне естественное проявление человеческих чувств. Ну плюс к этому «Клуб 7 вершин» выступает спонсором мероприятий ФАР и в частности мероприятия «Золотой Ледоруб». Почему бы ФАР не провести правильную работу со спонсором? В общем, не понятно неудовольствие дружбой ФАР и «7 вершин».

По поводу спортивного альпинизма, Андрей Волков – последний президент ФАР, который его развивает и успешно, старается сохранить и адаптировать устаревшую систему спортивного альпинизма к современным условиям. Советская система спортивного альпинизма – динозавр, существующий в одной стране. Боюсь, что с уходом Андрея спортивный альпинизм закончится, и, как и во всем мире, превратится в клубный общественный, и в гидовский, коммерческий. Плюс фестивали для всех желающих.

Торжественный вечер ФАР: Абрамов, Сивоконь, Овчинников, Пельш 

 

Альпинизм – это спорт?

Альпинизм – не спорт, а стиль жизни, любой новичок это знает.

 

Как бы ты на месте президента ФАР расставил приоритеты в пирамиде: новички (широкая основа) – любители (средняя часть пирамиды) – спортсмены (верхушка, спортивная элита)?

Элиту надо уважать, за ними тянутся массы, но думать надо о новых людях, приходящих в горы, чтобы им было комфортно, понравилось, и что бы они захотели остаться.

 

Чем вообще должна заниматься ФАР?

Не знаю. Всем, что способствует развитию альпинизма в России.

 

***

Блиц.

П.Э. Шабалин однажды сказал, что тот, кто не лазал на Аксу – не альпинист. Ты тоже так считаешь?

Что такое альпинист?

Отдых после восхождения, Чили 

 

Какой самый неожиданный запрос от клиента, который получала компания?

Да у нас каждый день куча нестандартных запросов. Ну, например, на рояле сыграть на вершине Эвереста.

 

Я слышал, что некоторые иностранные граждане олигархического типа, находясь в другой стране, на одной из ваших программ запросили легкие наркотики и представительниц древнейшей профессии? Это правда? Предоставили?

А что не олигархи не пользуется такими игрушками? Работа гида, показать дорогу. А воспитанием 50-летних и искоренением вредных привычек мы не занимаемся.

 

Три самых сильных альпиниста в России и в Мире сегодня.

Хрен их знает, пусть штангу подымут, так более точно определим.

 

То есть, их нет, или ты просто не интересуешься?

Рома, я правда в последние годы перестал интересоваться чужой жизнью. И чужими достижениями. Мне стало не интересно. Мне все равно кто самый сильный альпинист. И тем более это абсолютно абстрактный вопрос. И ответ. Мне интересны проекты. И проекты с трудной логистикой. А кто куда залез – нет. Я понимаю, что спортсмен лезет только для себя. Удовлетворяет свое Эго. Я сам был такой. Теперь меня интересует, кто и что делает для людей, а не для себя.

 

В трёх словах альпинизм для тебя - это…

Все.

 

***

О том, как все начиналось…

Я начал заниматься альпинизмом в 1980 году, когда поступил в институт МЭИ. Там была отличная секция, мы тренировались, ходили в горы, влюблялись и я понял, что горы – это мое. В 1991 году я стал чемпионом СССР и Мастером спорта за одно из первых в истории страны зимнее восхождение шестой категории трудности на вершину Свободная Корея по маршруту Попенко. Собственно, помучаться я всегда любил. Я никогда не ношу зимой перчатки в городе, готовлю руки к холоду. Я отлично лазаю (хахаха, лазал) по льду. Был многократным чемпионом Москвы и призером чемпионатов России по ледолазанию. Также разнообразный чемпион различных соревнований по альпинизму и скалолазанию. Понятно, что спортивные достижения в прошлом, хотя иногда еще появляется желание посоревноваться, но я душу его в себе. Зачем отбирать у молодых спортсменов положенные им медали? Поэтому иногда наша фирма «7 Вершин» выступает спонсором Чемпионатов Москвы, России и даже Мира! Ведь я тоже достиг всего не на пустом месте и в меня вливали приличные деньги еще в СССР, отбирая их у голодающих негров в Африке.

Александр Абрамов и Валерий Розов

Вопросы: Брык Р.

Три или больше  варианта «Семи вершин» от Ивана Душарина

На торжественном вечере в честь 70-летия Ивана Трофимовича Душарина распространялся плакат, на котором представлялся один из вариантов  «Семи вершин». Другой, классический вариант, представлен в книге, которая ... читать больше

На торжественном вечере в честь 70-летия Ивана Трофимовича Душарина распространялся плакат, на котором представлялся один из вариантов  «Семи вершин». Другой, классический вариант, представлен в книге, которая непосредственно описывает поход по семи высочайшим вершинам семи континентов команды Альпари 2012 года. Ну а третий вариант Душарин представил в рамках своего обращения к публике. Его скорее можно назвать, лекцией на тему «Семь уроков альпинизма».

 

 

Вот плакат

 

 

Вот книга

 

  

 

Вечер  Иван Трофимович начал с выступления, обозначив, что  в его основе  будет цифра семь  -  от «семи вершин»…  Семь коротких рассказов, семь уроков, семь выводов.

 

 

 

Вкратце так:

Проявлять человечность, следить за сигналами свыше, думать о других, смотреть за товарищем, сохранять самообладание,  уметь повернуть назад, уважать товарищей…

 

 

 

 А вот как записал  часть этих «уроков» Сергей Шибаев:

 

Иван Трофимович вспоминает самое яркое, что было в жизни. И это, самое запомнившееся, формируется в его принципы альпинизма.

 

  1. Случай на пике Коммунизма. Стена. Надо пересечь кулуар. Душарин выходит вперед, напарник страхует из-за гребешка. Иван немного проходит и вдруг что-то его останавливает. В голове крутится: «Надо бы что-то заложить». Он возвращается, кладет закладку, опять начинает переходить кулуар и… срывается, повисая на той самой закладке. «Если вас что-то останавливает – задумайтесь. Доверьтесь своей интуиции. Полагайтесь не только на технику или на силы, но и на интуицию, слушайте себя».

 

  1. Случай на Эвересте. Иван с напарником вешают перила на «7500». Вечереет, холодает. Оставили палатку. Температура упала очень сильно. Чтобы разогреть примус «Шмель», сначала надо подмышкой отогреть газовый баллон, потом на горелке подогреть примус, потом уже готовить на нем. Напарник все так и сделал, потом положил горелку, пристроил кастрюльку со снегом на примус. И вдруг – вспышка от горелки, сильная, под потолок палатки… Душарин мгновенно реагирует, хватает горелку и выкидывает из палатки – огненный шар с гулом катится по склону. Напарник каким-то образом выключил горелку, но газ все-таки продолжал выходить. Сгорела бы палатка на этой высоте да при таком морозе – конец…

 

«Смотрите друг за другом, оценивайте состояние и поступки не только свои, но и товарищей. На высоте, на пороге усталости человек теряет концентрацию, контроль. Надо подстраховывать друг друга все время. И мгновенно реагировать в экстремальной ситуации».

 

Проектор крутит на экране моменты, иллюстрирующие его воспоминания. Особенно дух захватывает от кадров на вертикалях северной стены Чангабенга… Застрельщиком идеи пройти в 1998 году эту стену стал американский альпинист Карлос Булер. И пригласил русских – Шабалина, Душарина и его воспитанников – Волкова и Мариева. «Булер рвался идти первым, – вспоминает Иван Трофимович. - Для профессионала это и престижно, и почетно. Но работал он медленно – шел на молотках. Наши на фифах передвигались куда быстрее. Время – фактор безопасности, тем более на километровой стене. Да еще осколки льда били всех нас, кто внизу под лидером. А на фифах он не умел – не считает их за инструмент.

 

Мы ему предложили поработать позади. А он и так был не в своей тарелке – по-английски говорит только Волков, наши понимали друг друга с полуслова – одна школа, одни принципы. Четверо общаются меж собой, а он выпадает. Да еще опустил ошибку – неправильно натянул «шкурку» на платформу, пришлось переделывать. Я в тот день подчищал все и шел последним. Днем на солнце тепло было, а к ввечеру так замерз, что чуть Богу душу не отдал, пока с платформой разобрались и приняли меня наверх…»

Булера «переместили». Обиделся. Через день говорит: «Ухожу вниз. Я тут лишний. Не чувствую себя нужным». Технически это было возможно: команда через каждые 50 метров оставляла за собой шлямбура, рассчитывая спускаться по пути подъема. Но Карлоса было жалко: целый вечер уговаривали остаться.

 

«Ты подумай, - сказал ему Душарин, - у тебя есть уникальная возможность – поработать с русской командой. Увидеть все наши плюсы и минусы, сравнить школы, подход, тактику. Ты же – профессионал, когда еще получишь такую возможность изнутри все понаблюдать? Не упускай свой шанс. Это убедило американца. И после завершения восхождения он был доволен чуть ли не больше всех. То есть в горах надо уметь терпеть. Надо уважать и любить товарищей по команде, даже если ты с чем-то не согласен. Во имя дружеской атмосферы и достижения цели и надо…»

 

 

 

Через  несколько дней Иван Трофимович выступил в Тольятти примерно на эту же тему...

 

https://citytraffic.ru/news/full/27915

 

Иван Душарин родился 1 ноября 1947 года в городе Похвистнево. Учась в Куйбышеве, он занимался парашютным спортом. Там же узнал и об альпинизме.

 

- Сравнивая эти виды деятельности, я понял, что альпинизм намного серьезнее и выше парашютного спорта, - говорит Душарин. - Потому что в альпинизме есть взаимодействие, есть команда.

 

В горах один вы - никто, но двое – уже связка. Коллектив, который может многое. А команда и подавно преодолевает любые стены. В альпинистской команде вы обязаны любить своего партнера, хотите вы этого или нет. Здесь вот вы поссорились и ушли в другую комнату, а в горах, на стене, вы висите в одной палатке, на одной платформе, и вы никуда не уйдете. Вы обязаны взаимодействовать, потому что один ничего не добьетесь. Жизнь и работа при восхождении приучает человека взаимодействовать с любыми людьми. И так вырабатывается характер, который позволяет вживаться в любой коллектив.

 

Идеальных людей не бывает. Приходится терпеть недостатки тех или иных людей. Одно из главных качеств которое дает альпинизм — это умение терпеть. Терпеть холод, дискомфорт, порою голод, да и много чего приходится терпеть. Я благодарен альпинизму за то, что он научил меня этому качеству, поэтому у меня нет врагов.

 

Подготовка альпиниста очень важна для воспитания молодежи, для выработки характера и выдержки. Горы воспитывают. Порой приходится водить в походы состоятельных людей, которые могут себе позволить многое. Но в горах все обнуляется, и мы все в равных условиях. Сколько бы у тебя мерседесов бы не стояло в гараже и какой бы ты пост не занимал, в горах ты этим не сможешь воспользоваться. В горах ты предъявляешь только то чем ты реально обладаешь, там проявляется, кто ты есть действительно.

 

Природа и горы учат нас и позволяют совершенствоваться. Горы — это та лаборатория, которая делает из обычных людей Человека, и при достаточно длинном пребывании там шлифует человеческие качества. И я благодарен судьбе за то, что прошел этот путь. Он тяжелый, опасный и самое тяжелое в этом пути потеря друзей. Но все равно это школа жизни и надо уметь это переживать. Горы позволяют понять самого себя.

 

 

 

А вот, что говорится в его книге

 

 

 

 

 

Здорово, что у нас в стране есть такие люди! Здорово быть с ними в дружеских отношениях!

 

Еще раз об Эльбрусе, как о не высочайшей горе Европы

Да, ради Бога!  Чтобы там ни писалось и ни говорилось, Эльбрус останется высочайшей вершины Европы, одной из «семи вершин». Вопреки науке, вопреки всем аргументированным аргументам. Будем считать, что альпинизм – это ... читать больше

Да, ради Бога!  Чтобы там ни писалось и ни говорилось, Эльбрус останется высочайшей вершины Европы, одной из «семи вершин». Вопреки науке, вопреки всем аргументированным аргументам. Будем считать, что альпинизм – это вопрос веры, так же как знания. Не всё  очевидное невероятно.   Но при этом знать – не лишне!

 

 Материал Википедии

 

 

 

Точка зрения советских географов, изложенная в статье Николая Гвоздецкого, написанной специально для альпинистов, для сборника «Побежденные вершины».

 

Так где же Эльбрус? Еще раз о положении Кавказа в системе частей света Европа — Азия

 

«Выше других гор поднимается двуглавый белый Эльбрус. Его западная вершина достигает 5633 метров высоты над уровнем океана. Это высочайшая точка Европы» - слова известного советского писателя-географа Н. Н. Михайлова (1964, стр. 334). «Баксанское ущелье широко известно среди туристов и альпинистов... Отсюда ведут пути к высочайшей точке Европы - двуглавому Эльбрусу...» - читаем мы в книжке «Туристские базы профсоюзов» (1965, стр. 53). О том, что Эльбрус - высочайшая вершина Европы, пишет и В. Ф. Кудинов (1954, стр. 3). Такое утверждение можно встретить и во многих других литературных источниках, но так ли это на самом деле?

 

Вопрос о границе между Европой и Азией очень спорный, имеющий к тому же глубокую историю (Дитмар, 1958). Спорен он, может быть даже в особенности спорен, и в отношении того, где же провести границу между Европой и Азией в области Черноморско-Каспийского перешейка и куда отнести Кавказ, целиком или отдельные его части, и какие, - к Европе или Азии?

 

Мне хочется сперва напомнить о том, что писал я на этот счет в курсе лекций по физической географии Кавказа (Гвоздецкий, 1954), опираясь при этом на высказывания Г. И. Танфильева в известном труде о географии России (Танфильев, 1922, стр. 240 - 241). Это тем более целесообразно, что в возникшей позднее дискуссии советских географов на эту тему высказывания Г. И. Танфильева почему-то остались без внимания, так же как и некоторые мои соображения, данные попутно с изложением его взглядов.

 

Прежде всего надо решительно подчеркнуть, что мы не делаем никаких различий между народами Европы и Азии в том смысле, что не ставим одних на ступень более высокую по сравнению с другими. Большая часть территории СССР лежит в Азии, и меньшая - в Европе. Народы обеих частей - европейской и азиатской - составляют единую дружную семью и вполне равноправны. Постановка вопроса о границе Европы и Азии чисто научная, географическая, она не должна иметь никакого другого оттенка или привкуса. Вместе с тем вопрос этот не лишен практического значения: для унификации различных числовых, статистических показателей в энциклопедиях, справочниках, учебниках и т. д., для единообразного распределения материала в школьных и вузовских программах по географии и т. п. Не случайно одна из дискуссий советской географической общественности по этому поводу возникла в 1958 г. по инициативе Учебно-педагогического издательства Министерства просвещения РСФСР - ныне издательство «Просвещение» (Ефремов, 1958).

 

 

Выделение Европы как особой части света прежде пытались связывать с экономическим развитием и уровнем цивилизации. Г.И. Танфильев справедливо заметил по этому поводу, что «если последовательно руководствоваться такими соображениями, то границы между странами пришлось бы переносить по мере развития, например, железнодорожной сети».

 

Граница между Европой и Азией действительно переносилась на протяжении истории с запада на восток и юго-восток. Э. М. Мурзаев (1963, стр. 114) хорошо показал это, основываясь на исследованиях А. Б. Дитмара (1958) и др. Но вместо того, чтобы на основании этого сделать подобно Г. И. Танфильеву вывод о неправильном подходе в прошлом к решению вопроса, он приходит к совершенно иному, на наш взгляд, весьма спорному заключению. Э. М. Мурзаев пишет: «Граница между Европой и Азией не есть что-либо застывшее, а наоборот - линия весьма подвижная... Отсюда логически следует, что любой из предложенных новых вариантов, если даже он получит признание, сохранится какое-то время и вновь уступит другому, отвечающему новым условиям». Ниже мы увидим, что деление Евразии на две части света в значительной мере условное, а сами понятия Европы и Азии не столько физико-географические, сколько традиционные географические, А традиция, если она хороша, должна быть устойчивой, должна сохраняться, если же она плоха, от нее надо отказываться!

 

Граница между Европой и Азией на ее прикавказском отрезке в разное время проводилась по-разному. Геродот (V в. до н. э.) писал, что границей между Европой и Азией служит колхидская река Фазис (Риони), а некоторые считают Танаис (Дон), Киммерийские переправы (Керченский пролив). Вплоть до начала XVIII в. рубежом между Европой и Азией чаще всего считался Дон, но позднее границу стали проводить по Кавказскому хребту (Большому Кавказу) и Уралу.

 

Рассуждения Г. И. Танфильева по этому вопросу сводятся к следующему. Если обратить внимание на различия в геологическом строении Большого Кавказа («главного Кавказа», по Танфильеву), представляющего собой подобно Альпам и Пиренеям складчатую горную систему, и Армянского нагорья, где господствуют вулканические породы, то Большой Кавказ следует относить к Европе, проводя ее границу с Азией по Риони, Квириле и Куре. Однако, продолжает Танфильев, южный склон Большого Кавказа (особенно Западное Закавказье) по своей природе резко отличается от северного, имеющего «еще много общих черт с Европой». На северный склон заходят южнорусские степи, на нем произрастают леса европейского типа. На южном же склоне иные климатические условия и совсем другая растительность, напоминающая, по Г.И. Танфильеву, японскую. Исходя из этого границу между Европой и Азией нужно проводить по водораздельному гребню Большого Кавказа, относя северный склон его к Европе, а южный - к Азии.

 

Такое решение вопроса встречает новые возражения: «...восточная часть северного склона имеет столь своеобразное строение и такие климат и растительность, что эту часть следовало бы отнести скорее к Азии, чем к Европе...» Нужно, стало быть, границу между обеими частями света провести так, чтобы весь Кавказ отходил к Азии. «А такую границу, - пишет Танфильев, - естественнее всего вести по долине Маныча, по которой когда-то проходил пролив, соединявший Каспийское море с Черным».

 

Попытка разрешить вопрос, где провести границу между Европой и Азией, лишний раз показывает, - заключает Г. И. Танфильев, - что разделение этих частей света условное, определившееся историческими причинами и вошедшее в привычку, и что правильнее с географической точки зрения говорить о едином материке - Евразии. К этому мнению приходят сейчас почти все географы, обсуждавшие вопрос о разграничении Европы и Азии. На этот счет довольно определенно высказывался еще Д. И. Менделеев (1906), слова которого привел в своей статье Э. М. Мурзаев (1963, стр. 112): «Отделение Европы от Азии во всех отношениях искусственно и с течением времени непременно сгладится и, вероятно, даже пропадет».

 

Но раз существует традиционное деление действительно единого материка на две части света, то небезынтересно все же решить вопрос, к которой из них относить Кавказ. По своим природным, физико-географическим особенностям к чему Кавказ ближе — к Европе или к Азии и где провести границу между ними? Мои рассуждения по этому поводу, опубликованные во введении к курсу лекций по Кавказу (Гвоздецкий, 1954, стр. 7-9), коротко сводятся к следующему.

 

Уже приведенные выше рассуждения Г. И. Танфильева показывают, что поставленный вопрос решается не так-то просто. Для правильного его решения с физико-географической точки зрения прежде всего необходимо обратить внимание на непосредственную геологическую и орографическую связь складчатых цепей Малого Кавказа, а также и Талышских гор с Понтийскими горами и Эльбурсом. Наряду с этим нужно отметить и общность ландшафтов соседних кавказских и зарубежных переднеазиатских хребтов. Следует также принять во внимание продолжение Армянского вулканического нагорья из южного Закавказья в пределы восточной Турции и северо-западного Ирана с сохранением общности геологического строения, геоморфологических особенностей и типов ландшафтов. Ясно, что горные области на юге Закавказья органически входят в систему хребтов и нагорий Передней Азии.

 

Горную область Большого Кавказа целесообразнее также причленить к соседним горным областям Закавказья и Передней Азии, а не к низменностям Предкавказья и Русской равнины, тем более что формирование Большого Кавказа тесно связано с развитием горных систем Альпийского пояса Передней Азии. Это мощное передовое поднятие Альпийского пояса. Дополнительное основание - близость ландшафтов и спектра их высотной зональности южного склона Большого Кавказа к ландшафтам Малого Кавказа, Понтийских гор и т. д. Разделять же Большой Кавказ, представляющий в орографическом и геологическом отношении единое целое, проводя границу по его водоразделу, не следует.

 

Почти такое же обоснование, почему горы Кавказа следует относить к Передней Азии, привел позднее Ю. К. Ефремов (1958, стр. 145), справедливо заметивший, что «отделять Кавказ от Азии - означает вносить путаницу в изучение Передней Азии».

 

В целом по своим природным и физико-географическим особенностям Кавказ ближе к Азии, чем к Европе, это часть Западной, или Передней, Азии. Такого мнения придерживался и Б. Ф. Добрынин, который писал: «На юге Кавказ тесно связан с горными областями Западной Азии, в состав которой он входит. Граница между Западной Азией и Восточной Европой соответствует, таким образом, северной границе Кавказа» (Добрынин, 1937, стр. 452). Не случайно и свой вузовский учебник Б. Ф. Добрынин назвал «Физическая география СССР. Европейская часть и Кавказ».

 

Таким образом, границу между Европой и Азией следует провести либо по Кумо-Манычской впадине, основываясь на существовании в недавнем геологическом прошлом естественного рубежа в виде Манычского пролива, либо по северному подножию Большого Кавказа. Первое решение, как мы видели, предложил в свое время Г. И. Танфильев. Оно было принято и на заседании отделений школьной и физической географии Московского филиала Географического общества СССР в 1958 г., где вопрос о границе между Европой и Азией обсуждался по просьбе Учпедгиза (Ефремов, 1958, стр. 146).

 

В заключение своего рассуждения, приведенного во введении к курсу лекций по Кавказу (Гвоздецкий, 1954), я отметил, что второе решение (проведение границы вдоль северного подножия Большого Кавказа) будет более точно, если учесть весь комплекс природных условий. Нужно согласиться лишь со справедливым мнением Г. И. Танфильева и его предшественников А. И. Воейкова, А. Н. Краснова, И. К. Пачосского о том, что Ергени служат рубежом европейской и азиатской природы и что Прикаспийскую низменность по ее природным условиям следует относить к Азии (Танфильев, 1922, стр. 237 и 240). Это, разумеется, касается и прикавказской части Прикаспийской низменности, т. е. Восточного Предкавказья. Тогда к Европе отойдут лишь прикубанские степи и Ставрополье.

 

Значение выдвинутого мною в книге 1954 г. рубежа позднее было подтверждено. За то, чтобы границей Европы и Азии считать северную подошву Большого Кавказа, высказался И. С. Щукин (Ефремов, 1958, стр. 146). На сводной карте физико-географического районирования Европейской части СССР и Кавказа, составленной по материалам межвузовских исследований (Гвоздецкий, 1960), по отмеченным рубежам - северной подошве Большого Кавказа и западной окраине Прикаспийской низменности - проведены границы между физико-географической страной Русской равнины с Крымско-Кавказской горной и Среднеазиатской пустынно-равнинной странами. Эту же границу на картосхеме физико-географических стран СССР дал В. И. Прокаев (1960).

 

По нашему мнению, границу Европы и Азии как частей света следует проводить там, где это возможно, по водному рубежу (Черное море - Керченский пролив - Азовское море), где же это невозможно - в соответствии с границами физико-географических стран: в прикавказском отрезке - вдоль северного подножия Большого Кавказа и западного рубежа Прикаспийской низменности, севернее - вдоль восточной границы Уральской горной страны.

 

В. И. Прокаев (1960) предлагает провести границы иначе: по водоразделу Большого Кавказа, по водоразделу Уральских гор. Он видит в этом решении методические достоинства: оно якобы «облегчает борьбу с вредной привычкой рассматривать традиционные регионы как некоторые физико-географические единства». Довод по меньшей мере странный. Мы вынуждены считаться с несовпадением крупных традиционных географических (нередко орографических) единиц и физико-географических стран (единиц районирования) как с печальным фактом. О том, что эти понятия нельзя смешивать, писалось и мною (Гвоздецкий, 1959). Но зачем же искусственно создавать этот крайне нежелательный разнобой, причем в таком случае, когда вопрос о границах выделяемых по традиции частей света окончательно не решен и есть возможность принять самое целесообразное решение?!

 

Э. М. Мурзаев предложил аналогичное решение проведения границ по физико-географическим рубе жам: «по главному водоразделу Кавказского хребта», по «традиционной водораздельной линии Уральского хребта». Другой его вариант - вести границу по административным рубежам. В статье Э. М. Мурзаева есть одно глубокое противоречие. О границе Европы и Азии он пишет как о рубеже «материков», «межматериковой границе», «межматериковом рубеже» (Мурзаев, 1963, стр. 113, 114, 115). Но «материк» - это уже, бесспорно, понятие физико-географическое, и как же тогда не считаться в первую очередь с природными единствами, допускать проведение границы между «материками» по административным рубежам?! И разве можно допускать подвижность (см. выше) «межматериковой» границы в историческом разрезе?!

 

 

Понятия «материк» и «часть света» различны. «Материк» - понятие чисто физико-географическое, хотя и не совпадающее полностью с крупнейшими единицами физико-географического районирования Земли. Аравия, конечно, по комплексу физико-географических условий тяготеет к Африке, а не к Азии, хотя входит в Евразийский материк. Другие подобные примеры приведены Ю. К. Ефремовым (1958, стр. 145).

 

Понятие «часть света» не совпадает с понятием «материк». На одном материке, Евразии, две части света. В другом случае одна часть света - Америка - занимает два материка, достаточно хорошо обособленные: Северную и Южную Америку (Америка, 1960). Вместе с тем части света включают в себя тяготеющие к их материковой основе острова. Разве сомневается кто-либо в том, что Англия находится в Европе, но ведь она не на материке! «Часть света» - это скорее всего понятие общегеографическое, а не чисто природное, физико-географическое. Но поскольку оно общегеографическое, то значит, оно в первую очередь природное, хотя, быть может, и не только природное, не всегда только природное. Поэтому нельзя согласиться с постановлением упоминавшегося заседания в Московском филиале Географического общества СССР в той части, где оно предлагает считать самые понятия о частях света «не физико-географическими, а культурно-историческими понятиями» (Ефремов, стр. 146). Разве Америка и все материки, кроме Евразии, с тяготеющими к ним островами - это только культурно-исторические, а не физико-географические объекты? А ведь они являются частями света. Исключение составляет одна лишь Евразия, и тем важнее найти здесь наиболее обоснованные природные рубежи!

 

Интересно знать, как решают вопрос о принадлежности Кавказа к Европе и к Азии географы закавказских республик. Оказывается, вопрос этот обсуждался ими. Азербайджанские и армянские географы отнесли Кавказ к Азии, а грузинские - к Европе (Мурзаев, 1963, стр. 115). Единства во взглядах, как видим, нет.

 

Итак, большинство физико-географов, в том числе такие крупные ученые, как Г. И. Танфильев, Б. Ф. Добрынин, И. С. Щукин, относят Кавказ целиком или весь горный Кавказ к Азии. В этом же плане было принято постановление на специальном заседании Московского филиала Географического общества СССР. Уместно ли после этого писать об Эльбрусе как о высшей горной вершине Европы? Думаю, что нет. То же, разумеется, касается и всех других «пятитысячников» Кавказа. Около 15 вершин Большого Кавказа превосходят своей высотой высшую точку Европы - Монблан (4810 м). И все они в Западной, или Передней, Азии. В том числе воспетые нашими поэтами Эльбрус и Казбек!

 

Спеша на север из далека, Из теплых и чужих сторон, Тебе, Казбек, о страж востока, Принес я, странник, свой поклон...

 

Так думал о Казбеке, как о вершине Востока, страже Востока, М. Ю. Лермонтов. Стоящий поблизости седой Эльбрус тоже вершина Азии.

 

 

 

Литература

 

Америка. Кратк. геогр. энциклопедия, I, 1960.

 

Г в о з д е ц к и й Н. А. Физическая география Кавказа, курс лекц., вып. I. M. Изд-во Моск. ун-та, 1954.

 

Гвоздецкий Н. А. О географическом понятии «Памиро- Алай» и расчленении гор Средней Азии на горные системы. Вопр. физ. геогр. СССР. М. Изд-во Моск. ун-та, 1959.

 

Гвоздецкий Н. А. Физико-географическое районирование Европейской части СССР и Кавказа. Изв. Всес. геогр. о-ва, т. 92, вып. 5, 1960.

 

Д и т м а р А. Б. К истории вопроса о границе между Европой и Азией. Уч. зап. Яросл. пед. ин-та, вып. 20, ч. I, геогр. Ярославль, 1958.

 

Добрынин Б. Ф. Кавказ. Болын. Сов. Энцикл., изд. I, т. 30, 1937.

 

Ефремов Ю. К. Обсуждение вопроса о границе Европы и Азии в Московском филиале Географического общества СССР. Изв. АН СССР, сер. геогр., 4, 1958.

 

К у д и н о в В. Ф. Эльбрус в наши дни. Нальчик. Кабардинск. Книжн. изд-во, 1954.

 

Менделеев Д. И. К познанию России. СПб., 1906.

 

Михайлов Н. Н. Моя Россия. Кн. I. Изд-во «Советская Россия», 1964.

 

Мурзаев Э. М. Где же проводить географическую границу Европы и Азии? Изв. АН СССР, сер. геогр., 4, 1963.

 

Прокаев В. И. Еще раз о границе между Европой и Азией в связи с вопросом о крупных единицах физико-географической характеристики. Изв. Всес. геогр. о-ва, т. 92, вып. 4, 1960.

 

Танфильев Г. И. География России. Украины и примыкающих к ним с запада территорий, часть II, вып. I. Одесса, 1922.

 

Туристские базы профсоюзов. М. Изд-во ВЦСПС Проф- издат, 1965.

 

Автор: Н. А. Гвоздецкий

 

 

 

Гвоздецкий Николай Андреевич (2 декабря 1913, Петербург — 10 октября 1994, Москва) — советский физико-географ, карстовед. Доктор географических наук (1949).

 

Профессор (с 1951), заведующий кафедрой физической географии СССР географического факультета МГУ (с 1959).

 

Автор 54 монографий, более 800 научных статей. Исследования по проблемам карста (более 250 работ), физико-географического районирования СССР, ландшафтного изучения (типологическое направление) и картографирования горных областей (особенно Кавказа и Средней Азии), истории отечественной географии. Заслуженный деятель науки РСФСР (1974). Награждён орденом Отечественной войны II степени, пятью медалями, Почетной грамотой Верховного Совета РСФСР. За большую научную и педагогическую деятельность награждён Большой Золотой медалью Географического общества СССР (1991), Золотой медалью им. Н. М. Пржевальского (1974), Премией МГУ им. Д. Н. Анучина (1969, за монографию "Физико-географическое районирование СССР"), золотыми медалями иностранных университетов и обществ, медалями ВДНХ, неоднократно почётными дипломами Географического общества СССР.

 

Похоронен на Ваганьковском кладбище.

 

Именем Гвоздецкого названа пещера на Караби-яйле в Крыму, крупные гроты в пещерах Дивья на Урале и Кулогорская на Пинеге.

 

ПОДРОБНЕЕ