Архив по разделам » О нас пишут, нас снимают

Сноб: Что я здесь делаю и когда это закончится? 4 истории о горах, испытаниях и эйфории

   

28/09/2020 23:08

В последние годы альпинизм превращается из профессионального спорта в разновидность путешествий. В Международный день туризма члены «Клуба 7 Вершин» поделились своими историями о первом восхождении и о том, почему стоит ходить в горы.

 

 
Фото: Пресс-служба

Кристина Козлова, режиссер и продюсер РД Студии

Мой первый поход в горы был сразу на Эверест. Мы отправились туда для съемок фильма «Ген высоты, или Как пройти на Эверест». До того я в горах никогда я не была, даже на высоте 2000 метров над уровнем моря. 

Организм был в шоке. Спасало то, что все было в новинку. Просыпаясь на очередной взятой высоте, я мучилась от головной боли и отеков, и если бы знала об этом накануне, идти было бы сложнее. 

Именно в первый свой поход в горы я заболела. Но тогда меня спасло то, что экспедиция закончилась из-за землетрясения в Непале. Иначе пришлось бы продолжать съемки, и неизвестно, как сложилась бы моя судьба.

 
 В ту свою первую экспедицию я поняла, что горы — враждебная стихия. Нельзя быть с горой на «ты». Нужно все продумывать заранее, начиная с одежды и заканчивая тратой своих сил. И, когда мы вернулись на Эверест во второй раз, чтобы продолжить съемки, я училась управлять собой: своим организмом, мыслями, своей скоростью. 
 
 
Фото: Пресс-служба

Сложнее всего давались многочасовые переходы между лагерями — из-за моего темперамента. Я привыкла к динамичной жизни, а тут идешь долго, монотонно, однообразно, постоянно преодолевая себя. Это было тяжело. Плюс мешала моя изнеженность, привычка к комфорту. Сложно впервые в жизни оказаться холодной ночью в маленькой палатке, в спальнике на камнях. Привыкнуть к этому было трудно и в первый, и во второй, и в 15-й день экспедиции.

  

Так почему же я возвращаюсь в горы? Есть очень много «мемов» о том, что альпиниста в экспедиции постоянно посещают мысли: «что я здесь делаю?», «когда это закончится?», «в горы больше ни ногой». Но на равнине все они улетучиваются, и, когда приезжаешь домой, максимум через месяц снова хочется в горы. Лично для меня восхождение — это возможность посмотреть на себя со стороны в разных ситуациях: экстремальной погоды, человеческих взаимоотношений, и именно в горах я остро ощущаю, на что способна, что могу и где мой личный предел возможностей. Но самое главное — это возможность сбросить социальную шелуху и остаться один на один со своими базовыми инстинктами. Такая перезагрузка позволяет, вернувшись в обычную жизнь, совершенно по-другому оценить то, что рядом, и тех, кто рядом. После восхождения начинаешь совершенно иначе относиться к жизни. Ну и, конечно, это самый дорогой, но и самый эффективный способ похудеть.

 

 

Валдис Пельш, телеведущий, телепродюсер, актер, музыкант

 

Фото: Пресс-служба

Первый мой поход в горы тоже был связан со съемками фильма «Ген высоты». До того, как мы начали работу над фильмом, я очень мало знал о горах. Нужно было понять, что это такое – горы, и поэтому я решил совершить восхождение на Эльбрус.

 

У нас была жесточайшая трехдневная акклиматизация. Мы совершили восхождение на гору Чегет, на второй день — выход на скалы Пастухова. Это на высоту 4700 м. После этого испортилась погода и восхождение на Эльбрус пришлось прекратить. Но именно во время подъема на скалы Пастухова я понял, что мы однозначно будем делать кино об Эвересте. Мы вышли на скалы в шесть утра. Пока было темно, идти было тяжело, но через два часа после выхода стало проще, я «разошелся». Чем выше мы поднимались, тем труднее становилось. И в какой-то момент я понял, что умираю на горе и каждый шаг делаю через силу. Наверное, в этом и есть весь смысл похода в горы: проверка себя и поиск собственных лимитов.

 

   Фото: Пресс-служба

Вообще я не хожу в горы, но я снимаю фильмы о горах. Чтобы снять такой фильм, который произведет на зрителя впечатление, мне нужно было самому подняться на определенную высоту. Потому что нельзя снимать кино про Эверест, сидя в гостинице с видом на Монблан. Необходимо оказаться в шкуре людей, которые идут на восхождение, чтобы понять их цели и мотивы. И это у нас получилось.

 

Оскар Конюхов, путешественник, предприниматель, руководитель экспедиционного штаба Федора Конюхова

 

Фото: Пресс-служба

Горы и восхождения всегда были для меня привлекательны, но как-то все не складывалось взять — и пойти. И вот в декабре прошлого года мы с командой родственников решили сходить на Килиманджаро с «Клубом 7 Вершин». Инициатором выступил мой отец — Федор Конюхов. Он был на Килиманджаро в далеком 1997 году в рамках выполнения программы «Семь вершин мира». 

Как будто предчувствуя, что случится событие глобального масштаба и нас ограничат в возможности путешествовать, отец предложил встретить Новый 2020 год на высочайшей точке Африки. Планировали сходить узким кругом, с сыновьями и внуками. Когда об этом проекте узнали друзья, оказалось, что многие отцы мечтают сходить с сыновьями в горы. Это была их давняя мечта — вытащить подростков-парней из зоны комфорта, оторвать от смартфонов и просто пообщаться с ними на маршруте в горах, — но не было повода. В итоге наша семейная команда разрослась до 26 человек, больше половины — это отцы с сыновьями-подростками. Средний возраст 15–18 лет.

Мы вылетели из Москвы в Танзанию за пару дней до Нового года, на вершину поднялись 3 января 2020-го, таким образом, Новый год мы встречали на склонах горы Килиманджаро. 

Высота этой горы 5895 метров, для успешного восхождение туда не нужен опыт работы со специальным альпинистским снаряжением, но необходима определенная физическая подготовка. Хотя бы месяца за три до восхождения надо начать ходить в спортзал, совершать пробежки, чтобы организм стал более выносливым. Из 26 человек нашей команды до Stella Point дошли 25, до вершины — 23. 

 

Фото: Пресс-служба

После успешного восхождения на Килиманджаро мы запланировали подъемы на Эльбрус и Арарат, но из-за пандемии этим летом мы так и не смогли добраться до Турции, а вот на Эльбрус успешно сходили практически в том же составе в первую неделю августа. Я поднимался с дочерью Полиной. 

В отличие от Килиманджаро, на российском пятитысячнике после 3900 метров — ледник и снег. Если на Кили идешь по леднику только на заключительном этапе, метров 100 по высоте, то на Эльбрусе на леднике живешь. Для восхождения нужны кошки, ледоруб, страховка. Переживать из-за отсутствия опыта использования спецснаряжения не стоит: несколько дней тренировок на южном склоне Эльбруса, акклиматизационные выходы до скал Пастухова, снежно-ледовые занятия позволят освоить все необходимые для подъема инструменты и приемы. Половина людей в группе впервые увидели «кошки» за три дня до восхождения, но без приключений дошли до вершины и спустились до станции Гара Баши (3800 метров). Если сравнивать восхождение с опытом яхтенных гонок и океанских переходов, то на яхте, если человеку тяжело, он может спуститься в каюту и отдохнуть — другие члены команды сделают за него работу. Человек отдыхает — яхта идет по курсу. В горах каждый должен двигаться сам. Если надо, гиды помогут, даже заберут твой рюкзак, но если ты не передвигаешь ноги к вершине, то остаешься на месте. Вершина ближе не становится. 

Теперь я каждый сезон планирую ходить в горы. Впереди Казбек, Арарат, Монблан, Фудзияма. Тот, кто один раз сходил в горы, уже не сможет оставаться равнодушным: возникает потребность видеть снежные вершины, работать на высоте, переживать каждый раз новые эмоции от выхода на вершину. Двух одинаковых вершин нет. И даже те, кто десятки раз сходил на Эльбрус, говорят, что каждый раз это другая гора. За эту неповторимость мы и любим восхождения.

 

 

Михаил Корниенко, летчик-космонавт РФ, герой России

 

Фото: Пресс-служба

Первый раз я ходил в горы в 2007 году — захотел испытать себя. Шли мы с моим другом и с его 18-летним сыном на Килиманджаро, и, честно говоря, я был совершенно не подготовлен. Гора достаточно высокая, почти 6000 метров. Например, я взял с собой кое-что теплое по-своему усмотрению, и потом оказалось, что этого было недостаточно.

Я считал, что восхождение будет не слишком трудным, но в реальности мне было тяжело, особенно когда мы вышли за 5000 метров и шли ночью, чтобы быть на вершине к утру и встретить рассвет. В 7 утра мы с гидом стояли на вершине вдвоем: к сожалению, мой друг с сыном раньше развернулись и пошли вниз в штурмовой лагерь. Это было 13 лет назад, но я до сих пор помню, как мне было тяжело. Тогда я понял, что такое горы.

Я уже ходил на Килиманджаро, Эльбрус и Аконкагуа — высшие точки Африки, Европы и Южной Америки. В мае планирую идти на Эверест с Александром Абрамовым (советский и российский альпинист, президент «Клуба 7 Вершин», 10-кратный восходитель на Эверест. — Прим. ред.). Не знаю, получится или нет, но буду стараться, ведь Эверест — заветная мечта любого, кто хоть раз был в горах. Вот Александр был уже десять раз. Я до космоса на ракете летел, а он ногами дошел.

Горы — территория знаний и испытаний, прежде всего, самого себя: что ты можешь, как ты можешь. Причем это испытание не только физических сил, но и силы воли и духа, потому что от них все зависит. Если ты преодолел себя, заставил себя идти — это очень впечатляющее чувство, когда стоишь на вершине. Горы манят неповторимой красотой, ощущением, что ты смог. И это повторяется из раза в раз. Это сродни полетам в космос: когда ты прилетел, немного оклемался, и тебя тянет лететь снова.

 

«Клуб 7 Вершин» — российский альпинистский клуб, созданный для объединения любителей путешествий и восхождений. Единственная компания на российском рынке, полностью реализующая проект «7 Вершин» и «7 Вулканов», включая восхождение на Эверест. За последние 10 лет «Клуб 7 Вершин» стал лидером коммерческого альпинизма не только в России, но и во всем мире. Многим читателям уже знакомы масштабные проекты клуба: фильм «Ген высоты, или Как пройти на Эверест» и коллаборация с Яндекс.Картами.

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:
Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или

ваша страна: