Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Выдающийся отчет о восхождении на вершины массива Маунт Кения

           
1
 
Национальные парки Танзании - одно из лучших мест для исполнения детской мечты увидеть диких животных в природной среде. Хорошо организованная схема работы наших африканских партнеров позволяет нам ... читать больше »
   

27/01/2014 23:00

 

В декабре 2013 года Наталия и Игорь Смирновы совершили большое путешествие по Африке. Они поднялись на две высочайшие вершины континента - Килиманджаро и Кения. Мы сегодня предлагаем вам ознакомиться с отчетом о восхождении на вершины массива Кения.

 Большое спасибо авторам за уникальную работу!  В  этом  отчете  можно  найти  много интересной, полезной и уникальной информации,описанной в живой легкодоступной форме. Гора Кения не так часто посещаемый объект и информации, в том числе, технической - не так много.

 Их отчет по Килиманджаро можно посмотреть здесь:

 http://www.7vershin.ru/newssections/all_1/newssection_156_1/item_4339/

 

 

Отчет об экспедиции на гору Кения в декабре 2013 года. Наталия и Игорь Смирновы. Гид Александр Ласточкин.

Клуб 7 Вершин

Маунт Кения…Мы где-то вычитали, что несмотря на статус «второй» горы Африки, по значимости для настоящих альпинистов это африканская гора №1. И хотя мы настоящие альпинисты с явно туристическим уклоном, пройти мимо Маунт Кении мы просто не смогли.

 

 

Знаете ли вы, что Маунт Кения – это:

• Вторая по высоте вершина Африки, но по красоте, импозантности и разнообразию ландшафта навряд ли уступающая знаменитой Килиманджаро.

• Гора, на которой есть все – ледники, треккинговые тропы и скалолазные маршруты, живописные пейзажи, интересная флора и фауна. Маунт Кения имеет три основные вершины – Батиан (5199м), Нелион (5188 м) и Пойнт Ленана (4950 м). На Маунт Кении проложено более 20 маршрутов – от простеньких треккингов до сложнейшего скалолазания.

• Редкий случай совместить в одной экспедиции и увлекательный треккинг и настоящее техническое скалолазание и переход по ледникам. Кроме того, максимальная высота вершин составляет почти 5200 м, что дает возможность совершить настоящее альпинистское восхождение. Это дает возможность объединиться в группе и тем, кто в горах новичок и опытным альпинистам.

• Стратовулкан. Помимо Батиана и Нелиона имеет кучу вершин, которые в описаниях называются второстепенными, например Point Pigott (4957 m) и Point John (4883 m). Высота таких «второстепенных» вершинок побольше Монблана, однако. Есть, где полазить. От подножия до вершины горы встречается 8 разных природных зон. Лично видели на горе характерных для этой местности растений и животных, таких как гигантская лобелия и капский даман (суслик, по-нашему).

 

 

Маршруты подхода к вершинам – Наро Мору, Сиримон и Чогория –разнообразны по ландшафту, живописны и, самое главное, в отличие от Кили, малолюдны. Это позволяет в полной мере насладиться созерцанием дикой африканской горной природы. Тем более, что все грузы экспедиции и личные вещи восходителей несут носильщики.

 

 

Маунт Кения, а точнее, ее вершина Пойнт Ленана знаменита еще и тем, что на пути к ней находится самая высокогорная в мире via-ferrata. Подъем на Пойнт Ленана совсем несложен, но для безопасности восходителей здесь еще и провешены железные перила. С Пойнт Ленана открываются потрясающие виды на окрестные долины, пик Нелион и его скальную стену.

 

 

От лица нашей группы рекомендуем для всех желающих уединенно насладиться красотой африканских гор, посетить не только Килиманджаро, но не забыть и про Маунт Кению. Еще одно небольшое приключение, которое можно испытать только при подъеме на Маунт Кению. В зависимости от выбранного маршрута, на спуске или на подъеме на гору вы переходите из одного земного полушария в другое и пересекаете экватор.

Внимание! Фото, размещенные здесь, не подвергались никакой обработке. Все так, как есть. Горы красивые, небо синие, трава зеленая, а снег белый.

 

Наш маршрут

Как уже было сказано выше, пути подхода к горе - это три основных маршрута: Нару Мору, Сиримон и Чогория. Нару Мору – самый короткий, уже на 3-й день приход в штурмовой лагерь Austrian Hut (4790), на 4-й – восхождение с подъемом почти на 5200. Это для акклиматизированных или просто здоровых. Сиримон и Чогория – более длинные маршруты, идеально подходят для получения качественной акклиматизации.

Большинство восходителей на гору Маунт Кения идут на Пойнт Ленана, красивую треккинговую вершину, взойти на которую по силам любому здоровому человеку. Никакого оборудования, кроме разве что, треккинговых палок там не нужно. Подъем на другие вершины уже требует использования альпинистского снаряжения: веревки, обвязки, каски, кошки, самостраховки и прочие железяки скалолазные. Периоды для технических восхождений следующие: с конца декабря по март наиболее благоприятны условия с южной и западной сторон, а с конца мая по октябрь - на северной и восточной.

На многих уже пройденных маршрутах организованы станции. Сложность маршрутов - начиная от 3-4А по классике. Имеются даже маршруты с элементами ледолазания, например, "Алмазный кулуар", славится в альпинистских кругах как "маршрут-привидение" (доступен лишь пару дней в году). Гайд-буки по Маунт Кении гласят, что прохождение большинства трасс требует ночевки на горе. Часть маршрутов, как правило, более сложных, ведет прямо на Батиан, часть требует подъема сначала на Нелион, а потом траверса на Батиан. На Нелионе в 1970 году один знаменитый товарищ по имени Ian Howell (в числе первых пролез этот самый кулуар-«привидение») собственноручно установил бивачную хижину на вершине Нелиона. Что существенно повысило шансы на восхождение со стороны Нелиона.

По плану мы должны были подниматься к горе по короткому маршруту Нару Мору, т.к. мы были достаточно акклиматизированы на Килиманджаро. На четвертый день со штурмового лагеря на 4790 м планировалось выйти на маршрут. В этот же день подняться на Нелион, сделать траверс на Батиан, снова вернуться на Нелион и заночевать в этой самой бивачной хижине Ian Howell hut на 5188 м на вершине Нелиона. На пятый день планировалось спуститься с рассветом до основания стены и вернуться обратно в штурмовой лагерь и сразу же перейти на северную сторону. По маршруту Сиримон спуститься на 4200 м. И далее спуск до ворот в нацпарк с остановкой на стоянках.

20 декабря 2013 года в сопровождении Александра Ласточкина, гида от 7 вершин, и местного гида мы совершили восхождение на Нелион, отказались по объективным причинам от траверса на Батиан и благополучно спустились вниз. Путь от штурмового лагеря до Нелиона и обратно (от палатки до палатки) занял у нас 16 часов.

Ниже имеется подробное описание маршрута, с набором высот и временем в пути. Мы «постарались» красноречиво и информативно описать наш путь, потому что ни о сложности маршрута, ни о рельефе до поездки мы сами не могли найти информации. Поэтому, кого интересует только трасса, «лирику» можно пропустить.

А теперь слайды.

 

Краткая предыстория или «чего это нас туда понесло, в эту Кению» (из высказываний близких родственников)

Всего полгода назад я даже и не знала, что в Кении есть горы. Мои знания про страну Кения ограничивались уровнем среднестатистического интеллигентного российского гражданина: где-то это в Африке; саванны, сафари, зебры и львы; кажется, есть побережье; столица не то Найроби, не то Момбаса; желтая лихорадка, малярия и прочее (ну чего еще ждать от этой Африки!).

Когда мой супруг предложить взойти на какую-нибудь вершину в декабре 2013 года, с выбором у нас было негусто. Южная Америка, Антарктида или, на худой конец, Африка. Ну, а мне очень не хотелось менять кардинально часовые пояса. Да и лететь в Африку показалось поближе. Смущали только активные страшилки про африканские болезни. Муж решительно подвел черту в нашей дискуссии – высота Килиманджаро почти 6000 м, так что на таком холоде все инфекции по определению должны самоликвидироваться.

Изначально собрались мы на Килиманджаро. Как «правильные» альпинисты решили повышать высотность и усложнять маршрут постепенно. Кто ж после Монблана и Гран-Парадизо сразу на Аконкагуа лезет?

Читаю я информацию на сайте 7 вершин про эту Килиманджаро. Смотрю, не одна она такая высокая в Африке, предлагает народ еще на Маунт Кению какую-то залезть. Информации в сети практически нет, отзывов о восхождении тоже. Говорю мужу, давай еще на Маунт Кению сходим, чего два раза в Африку-то летать? По программе вершина (изначально фигурировала Пойнт Ленана) меньше 5000 м, акклиматизируемся на этой Маунт Кении – на Килиманджаро бегом побежим, впереди портеров. Отлично, говорит муж. Действительно, чего два раза ездить. Танзания и Кения рядом – час лета всего. Акклимматизация на халяву, опять же.

Тут мне бы успокоиться, позвонить Анастасии Кузнецовой в 7 вершин, хотим, мол, Маунт Кению, а потом Килиманджаро. Но стала я внимательнее читать описание программы по Маунт Кении и обнаружила там следующее - «для опытных скалолазов и технически подготовленных альпинистов, мы можем организовать достаточно серьезный альпинистский подъем по скальному маршруту на пик Батиан (5 199 м)». А у нас с мужем мечта есть – залезть на Маттерхорн. Давай, говорю, на Маунт Кении потренируемся.

Ну, какой же солдат не мечтает стать генералом? Сильные духом, слабые умом, волос длинный, ум короткий и т.п. – поговорки возникли, видимо, не на пустом месте. Я направила запрос в 7 вершин и получила ответ. Однозначный и короткий, примерно следующего содержания, цитирую: «Подъем на Батиан – это длинная, крутая, отвесная стенка для подготовленных спортсменов». Типа, дамочка, посмотри на себя в зеркало, иди на Килиманджаро, а потом на Занзибар отдыхать или на сафари на зебр смотреть.

К словам «для подготовленных спортсменов» мне трудно было докопаться, но я зашла с другой стороны. Спросила – стенка эта – насколько длинная, насколько крутая и отвесная. В 7 вершинах задумались, сразу меня отпинать или еще попугать. Так завязался наш диалог, закончившийся организацией тура в Африку. Только совсем не такого, как планировалось ранее.

Наша программа

Килиманджаро стала в нашем комбинированном восхождении первым пунктом. Самая высокая гора в Африке – как акклиматизация перед техническим восхождением на Маунт Кению. Понятно было, что с нашим опытом скалолазания (вернее, с почти полным отсутствием последнего) скальный маршрут на высоту 5200 м без акклиматизации мы не пройдем.

После Килиманджаро – сразу на Маунт- Кению. В процессе сбора информации выяснилось, что гора эта вовсе не так проста. Еще неизвестно, на Маунт Кении перед Маттерхорном тренироваться надо или, скорее, наоборот. Ко всему прочему очень мало информации было о состоянии и сложности маршрута, по которому нам нужно было подниматься. Все эти буквенно-цифровые комбинации типа 4Б-5А и т.п. нам мало что говорили. Я нашла в сети три не очень подробных описания восхождения.

Первый – о том, как было сложно и плохо с погодой – команда профессиональных альпинистов не смогла даже начать восхождение.

Второй – что двойка в составе гида от 7 вершин и ПОДГОТОВЛЕННОГО клиента зашли на Батиан без ночевки (на фото было очень солнечно, это ободряло). Заняло это, правда, 20 часов.

Третий –девушка-новичок в скалолазании, опять же с гидом 7 вершин (там, правда, гидов было двое) успешно поднялась на этот самый Батиан, с ночевкой. В отчете о последнем упомянутом восхождении было сказано, что восходитель не имел опыта и даже карабин видел впервые. Ура, сказала я. Я карабин видела, у меня он даже есть, целых три штуки. Шансы на восхождение есть!

 

В 7 вершинах весьма настороженно отнеслись к нашим намерениям и предусмотрительно предложили нам двух гидов – местного и русского. Предполагалось идти в двух связках. Однозначно было сказано, что за один день мы не взойдем. И точка. Я и сама слабо представляла, как это идти сутки и совсем-совсем не спать. До этого самый длинный переход в моей альпинистской карьере был на Монблане и равнялся всего 15 часам.

Оказалось, что в зимний период обычно ходят на самую высокую вершину Маунт Кении Батиан с южной стороны. А это восхождение предполагает сначала взобраться на пик Нелион. А Нелион этот всего на 10 метров ниже Батиана и составляет сам почти 5200 м . Вот, думаю, е-мое, еще и Нелион какой-то нарисовался. Лезь сначала на одну вершину почти 5200 м, спускайся на 100 м, а потом опять на Батиан на 5200! А чтобы возвратиться, добро пожаловать обратно на Нелион. А сразу на Батиан нельзя? Напрямую - чего туда-сюда бегать-то? Оказалось, что нельзя.

Нас успокоили, сказав, что на вершине Нелиона имеется бивуак как раз на четверых, в котором можно и нужно будет заночевать после траверса Батиан-Нелион. Готовьте, господа, спальные мешки и запасайтесь едой. И вообще, не мешало бы потренироваться, на скалах каких-нибудь полазить, на худой конец, на скалодром пойти. А то кроме пешеходного Пойнт Ленана вообще вам, дорогие вы наши, ничего не светит. А спускаться с Нелиона вообще нужно дюльфером, слово-то такое знаете? Мы не знали, но на всякий случай посмотрели в Википедии. И дюльферов этих там десять штук оказалось по плану.

Наш опыт скалолазания ограничивался короткими простыми маршрутами в Альпах и в Крыму. Как честные маши поехали в Крым потренироваться, но погода в бархатный сезон, в сентябре, в 2013 году была такая скверная, что удалось полазить с местными гидами только короткими трассами на Никите, Ай-Николе и в Симеизе. Первый раз на скалу залезли в июне 2013 года. А через полгода собрались на Маунт Кению. Тренироваться перед Маттерхорном, ха-ха.

 

Интересна реакция окружающих на наши намерения:

Старшая дочь-подросток: просто залезть на гору и слезть с нее – это очень тупо!

Дедушка: вы, что с ума сошли, у вас трое детей!

Сын: мама, только не на Эверест, там же безвоздушное пространство!

Бабушка: доченька, побойся Бога, тебе швы после операции на ноге в апреле только сняли!

Младшая дочь: я тоже хочу по горам, по долам полазить.

Врач, делавший в апреле эту самую операции на ноге: в горы…Прекрасно! Лезьте, уважаемая, вам даже полезно. Только компрессию не забудьте и кардиомагнил принимайте. Фото пришлете.

Друзья и знакомые: Килиманджаро – вау, круто! Маунт Кения…А где это? А что в Кении еще и горы есть?

На работе: Килиманджаро – отлично! Бери флаг компании и фото, обязательно фото. Флаг-крупным планом…Тебя может быть и не видно, но флаг – на переднем плане. Маунт Кения?…Фотографируйся хоть со слоном в обнимку, главное - флаг на Килиманджаро.

Вообще окружение у нас самое что ни на есть неальпинистское и нескалолазное. Изредка встречаются горнолыжники и сноубордисты, пара-тройка спокойных байкеров и гонщиков. Бэйсеры и скалолазы отсутствуют. Из гор знают только Эверест, Эльбрус, Килиманджаро (в школе проходили), Маттерхорн, Доломитовые Альпы (на лыжах катались). Название «Дхаулагири» прочно ассоциируется с грузинским вином, Косцюшко – революционер был такой, не то поляк, не то чех, Шиша Пангма – это что еще за ругательство народов Севера?! При озвучивании таких знаменитых в альпинистских кругах названий как Сьерро Торре, Фицрой, Пти Дрю нет ни одного проблеска знания в ясных глазах.

Поэтому, к предстоящему восхождению на Килиманджаро все отнеслись с восторгом, а насчет Маунт Кении… Ну лезьте, если вам так хочется…

Мы шли, лезли, еще лезли, карабкались и еще раз лезли… В общем, все получилось интересно и не по плану.

Подготовка

Необходимым условием клуба 7 вершин было наше предварительное знакомство с русскоязычным гидом. Анастасия Кузнецова прислала мне его телефон и имя – Александр Ласточкин. Первым делом влезла в интернет. Мама дорогая! Читаю…чемпион…неоднократный…Сьерро Торре…первое русское восхождение…сложнейшие маршруты. Ну, думаю, е-мое! Чемпион, а мы тут, с-с-скалолазы юные, со свиным рылом, да в калашный ряд! На первую встречу с Александром на скалодроме мы пришли настороженно. Но оказался наш чемпион очень даже приятным в общении товарищем. Он спокойно посмотрел на наши «достижения» в скалолазном спорте. Сказал, что куда-нибудь мы точно залезем, только нужно потренироваться в оставшееся до поездки время. Оставалось надеяться, под словами «куда-нибудь» Александр имел в виду Маунт Кению. Посоветовал «репетировать» подъем на жумарах. На всякий случай.

Наш будущий гид дал нам рекомендации по тренировкам и оборудованию и послал нас…тренироваться. А времени до поездки оставалось пару месяцев.

Начала я со средним сыном ходить на скалодром. Получалось это у меня только в дневное время, когда никого из взрослых на скалодроме не было. Только пионеры и я. Мамашки (многие из которых гораздо младше меня), приводившие детей на тренировки, с ужасом смотрели, как я, психически здоровая с виду женсчина средних лет, ползу по трассе до потолка. Особое впечатление производил мой подъем по отдельно закрепленной веревке на двух жумарах и последующий спуск с восьмеркой. Непосвященному в азы скалалазания мои тренировки казались чем-то запредельным, хотя в действительности мои успехи были весьма скромны. У мужа и того хуже. Бывал на скалодроме он редко, зато с кардиотренировками у него все было в порядке. Играл в теннис по несколько часов несколько раз в неделю. Я, как могла, тянулась за ним. Но отягощающие факторы в виде больных коленей и троих детей мне мешали. Бегать мне строжайше запретили, чего-то укололи в коленку. Слава Богу, осень была теплая и без снега, а рядом парк. Меня спас велосипед. Очень эффективно, особенно с нагрузкой в виде младшего ребенка.

Для привыкания к высоте на ноябрьских праздниках сходили блиц на Тубкаль (4160 м). На всякий случай.

Как это было

Наше «большое африканское турне» стартовало 7 декабря, в день рождения нашего сына. С утра, поразвлекав на детском празднике штук 15 детей в возрасте от 3 до 11 лет, вечером мы, сдав детей бабушке, с облегчением отбыли в аэропорт.

В город Килиманджаро мы прибыли на следующий день с утра. Как ни старались мы из самолета разглядеть знаменитую Кили, нам это не удалось. Весь район был затянут синими облаками. У меня появилась тревожная мысль, что наши сведения об африканском климате весьма недостоверны. Но действительность превзошла ожидания.

Описание нашего восхождения на Кили можете прочитать в соответствующем разделе. Теперь Маунт Кения.

 

15-16 декабря

Мы спустились с Кили и весь последующий день сушили мокрые вещи. Мокрым или влажным было все – носки, ботинки, перчатки, спальники и т.п. Килиманджаро нам так и не открылась с равнины – все было опять затянуто облаками. Но в Моши было солнечно. И мы счастливые и сухие собрали вещи и улетели в Найроби.

По прибытии из Килиманджаро в Найроби мы поняли, что, несмотря на то, что при восхождении на Кили мы узнали много нового об африканском климате, очень многое нам еще предстоит узнать. Если у подножия Килиманджаро в городе Моши можно было даже вечером купаться в бассейне, то в столице Кении Найроби толпа встречающих была одета преимущественно в теплые куртки, в крайнем случае, в толстые свитера. Некоторые были в шерстяных шапках. И в ботинках, которые были нами оценены как сильно осенние. Только потом я удосужилась узнать, что Найроби находится на высоте 1600 м.

Встречал нас в аэропорту гид клуба 7 вершин Александр Ласточкин в сопровождении представителя принимающей стороны. Александр был рад нас видеть, но бурную радость от встречи с нами омрачило досадное происшествие, грозящее обернуться катастрофой для всей нашей экспедиции. У Александра не долетело при пересадке одно место багажа. И как водится, по закону подлости, тот самый рюкзак, в котором находилась вся его теплая одежда, обувь спальник, коврик и прочие вещи, незаменимые в горах.

17 декабря

Приезд в национальный парк «Маунт Кения». Переход до Метеостанции (3000 м). Время в пути 4 часа.

Мы прождали еще сутки в надежде, что задержанный багаж Александра прибудет, но напрасно. Чтобы понимать масштабы бедствия, надо представлять себе, что есть Кения в плане проката или покупки клаймерского и туристического оборудования - полный аут. Купить ничего невозможно, взять в прокат – проблематично. Особенно железяки всякие. На счастье техническое оборудование было в другом Сашином рюкзаке и долетело. Так что, если планируете восхождение на Маунт Кению любой сложности – везите все с собой.

Хорошо, что кенийские партнеры Клуба 7 вершин, выручили нас.

 

 

Выехав в сторону национального парка Маунт Кения, в городке Нару Мору, мы заехали на их маленький склад, и Александр смог подобрать себе подходящее снаряжение. Конечно, не того уровня, которое было в недолетевшем багаже, но это было хоть что-то. Идти на гору босиком и спать на голых камнях ему уже не грозило.

 

 

Погода с утра в Найроби была солнечная, но прохладная, градусов 18.

Мы затарились кое-какой едой на восхождение, ведь нам предстояла ночевка на горе. С магазинами в Кении, в отличие от Танзании, получше. Даже в окрестностях нацпарка, не говоря уж о Найроби, был большой супермаркет с набором еды получше московских. И напитков. Короче, купили мы там всякой всячины, включая джин, текилу и прочие необходимые к употреблению в Африке в медицинских целях жидкости.

 

 

Путь от Найроби от входных ворот в национальный парк Маунт Кения занял около четырех часов. Светило солнышко. В программе восхождения было написано, что «путь до нацпарка будет пролегать мимо живописных кофейных и манговых плантаций». Так ли это было, я точно сказать не могу, т.к. уютно устроилась на заднем сидении микроавтобуса и уснула. Но мой супруг Игорь и наш гид Александр клянутся, что все так и было, что живописность окрестностей не поддавалась описаниям. Игорь и Александр не спали. Они серьезно отнеслись к рекомендациям по поводу дезинфекции и принимали рекомендованные профилактические напитки. Строго в медицинских целях. Заедали экологически чистыми, практически сорванными в нашем присутствии бананами.

 

 

 

Когда я проснулась ближе к нацпарку, погода уже не была такая солнечная. Вернее, совсем пасмурная, а на горизонте, где предположительно находится сама гора, висели недружелюбные серые тучи. Местные жители даже днем уже были одеты в куртки и шапки.

 

 

 

 

По пути к нам подсел один товарищ, обмотанный веревкой, с рюкзаком, в альпинистских ботинках. Оказалось, что это местный гид, нам его представили как Питера. У ворот Нару Мору (2400 м) нас ждала остальная команда поддержки – портеры, официант и повар. Мы пообедали и двинулись по маршруту Нару Мору к месту первой ночевки на 3000 м. Называлась она коротко и ясно – Метеостанция. Дорога была широкая, но очень грязная, видимо, после дождя. На наше счастье, несмотря на гулявшие тучи и местами туман дождя при переходе не было.

Вышли мы от ворот уже в четыре часа дня, а на стоянку добрели уже в темноте при свете налобных фонарей. Порадовала работа кенийской команды поддержки - моментально накрыли стол, организовали чай и перекус, а вскоре и ужин. Мы с аппетитом поужинали. Вот что значит акклиматизация! Если на Кили в нас еле-еле влезала минимальная еда, то на Маунт Кении мы с аппетитом ели и первое и второе и третье, салаты и фрукты. И употребляли профилактические напитки в медицинских целях.

18 декабря

Переход до стоянки Маккиндерс (4300 м). Набор высоты 800 м. Время в пути – около 5 часов.

С утра нас порадовало солнышко, а также почтили визитом несколько обезьян, уж не знаю, какой породы. Очень хотели с нами позавтракать. Портеры отгоняли их как надоедливых котов, а обезьяны сердились.

 

 

Мы вышли к следующему лагерю на высоту 4200 м в приподнятом настроении. Погода хорошая, дождя нет, идем в футболках. Широкая тропа вскоре сменилась узкой, очень крутой каменистой тропкой и резко пошла вверх. В программе 7 вершин было сказано, что путь будет пролегать через горные болота.

 

 

Я смутно себе представляла, как может выглядеть ГОРНОЕ болото, ведь болото – это обычно в лесу, трясина, камыши, лягушки квакают. На Маунт Кении камышей и трясины не было, никто не квакал, но болото было. Горное. Местами ноги проваливались по щиколотку в воду и грязь, если зазеваешься.

 

С началом болота появились облака, потом туман, а вскоре пошел дождь. Игорь пошутил – «Ежики в тумане», часть 2, вспоминая Килиманджаро. Знаменитые гигантские лобелии и прочие представители кенийской флоры выплывали по бокам тропы как айсберги из тумана.

 

 

 

Тропа то поднималась, то спускалась, переходила через горную речку. Долина, по которой мы поднимались, называется Teleki Valley. Мы все ждали, когда же откроется вид на гору – это было обещано именно при переходе до стоянки Маккиндерс. Мы неделю проплутали в тумане на Кили, здесь хотелось ясности, хотелось увидеть гору, а то, может, увидим, посмеемся над своими намерениями и повернем, пока не поздно. В Кении есть, чем заняться, на сафари, например.

Горы видно не было, зато при подходах к лагерю появились целые стада зверей, классифицированных мною как суслики. В Альпах их родичи называются мармоты, видели таких при восхождении на Гран-Парадизо в Италии. Здесь они называются даманы.

 

 

Даманов было много – больших и маленьких, пушистых и не очень, рыженьких и по-темнее. Они бегали, что-то жевали, стояли на задних лапах и очень нами интересовались. Пока мы их фотографировали, кончился дождь, слегка прояснилось. Мы наконец-то увидели Маунт Кению. Точнее ее часть, потому что вершина была в тумане. «А это что за вершина?» - спросили мы местного гида про огромную скалу-зуб, виднеющуюся на переднем плане. Я подумала, что это Нелион. Ну, все, мелькнуло в голове. Если это Нелион, то как же выглядит Батиан?! Гид сказал, что вы, что вы, это ВСЕГО ЛИШЬ пик некоего Джонсона. Он, правда, тоже почти 5000 м, но это не наша главная цель. И вообще ешьте, пейте, отдыхайте и веселитесь, нечего тут приставать с глупыми вопросами.

 

 

У нас, в том числе и у Саши, было много вопросов к местному гиду именно по маршруту восхождения. Зная наши способности к скалолазанию, он хотел максимально продуманно организовать восхождение.

Тут наш местный гид сообщил нам, что, во-первых, его вообще не Питер зовут, а Ким, а во-вторых, сегодня вечерком он метнется до штурмового лагеря на 4790 м. Завтра на гору сходит, один без нас, прогуляется типа, маршрут проверит. Опа, думаем мы, подозрительно как-то. И зовут не Питер, и сбежать хочет. Испугался, наверное, когда на нас посмотрел. И еще говорит, что маршрут пройдем, сто пудов, даже жумары велел оставить, типа так просто, что жумарить негде. Но, чукча не дурак, жумары мы так и не выложили. На всякий случай. Доверяй, но проверяй.

Да, еще говорит гид, тут ваши приезжали, из 7 вершин с ознакомительной поездкой. Я, говорит, их лично водил, передайте привет Руде. Киму плохо удавалось выговорить имя «Люда», с пятой попытки мы только поняли, что он имеет в виду Людмилу Коробешко. А что,- осторожно поинтересовалась я,- Люда, когда была, ознакомительно приезжала или на Батиан поднималась. Нет, говорит гид, не поднималась, хотя очень хотела. Погода, говорит он, уж больно плохая была. Ну, все думаю, если уж «Руда» не поднялась, нам это и подавно не светит. Спокуха, говорит гид, погода супер, ожидается «окно», сбегаю я завтра, маршрут проверю. Ну, беги, беги, думаю.

 

Приют Маккиндерс


Назван приют по имени главного из команды первовосходителей - сэра Хэлфорда Джона Маккиндера. Этот отважный дядька в компании гида и проводника в сентябре 1899 года взошел-таки на Батиан с третьей попытки. Это все я вычитала в приюте на подписи к его портрету. Я спросила у гида, почему не получилось с первой. Тот ответил, что восходителей останавливал снежный буран. Вот это да, думаю я, тут еще и снежные бураны бывают. Вот тебе и Африка.

 

 

Очень симпатичный приютик, есть отдельное помещение и для кухни и для столовой и комнаты с двухъярусными кроватями и матрасами. По желанию, в принципе, можно было спать и в помещении, но спали мы в палатках, которые принесли и установили наши портеры. Палатки несли, потому что на метеостанции в приюте места не так много, а в штурмовом лагере на 4790 м и того меньше. Палатка – гарантированное приватное размещение.

 

 

Вокруг приюта бегали суслики и летали птички. Суслики очень хотели вкуснятины, особо отважные шли за мной в столовую как кошки, по лесенке подняться не рискнули.

19 декабря

Переход от Mackinders (4300) к Austrian Hut (4790). Набор высоты почти 500 м. Время в пути – менее 3 часов



Обещанное «окно» в погоде наконец-то «прорубилось». С утра было солнечно, и наконец-то мы увидели Маунт Кению целиком со стороны юго-западного гребня. Во время подъема до штурмового лагеря на высоте 4700 м мы, пользуясь погодой, много фотографировались. Тропа круто поднималась вверх, шла сначала вдоль травки и камней, потом мы вышли на осыпь и серпантином поднимались по очень крутому уклону.

 

 

Наш технический гид Ким рано утром, как и обещал, «убежал проверять маршрут». Был у нас в команде поддержки повар по имени Бенсон, он же запасной гид, он же наш экскурсовод, такой вот «человек-оркестр». С ним-то мы и пошли до штурмового лагеря. В принципе, тропа была хорошо протоптана и идентифицировалась прекрасно.

Бенсон рассказал нам, что основные вершины Батиан, Нелион и Ленана названы в честь выдающихся войнов из племени масаи, Батиан – соответственно, отец, а Нелион и Ленана – два его сына. Кто был загадочный Джонсон, в честь которого назван находящийся поблизости почти 5000-метровый пик, выяснить не удалось. Со стороны долины Телеки Батиан и Нелион кажутся одной двурогой вершиной. Между ними находится знаменитый Алмазный кулуар, где расположен сложный ледовый маршрут.

 

 

 

Бенсон пообещал нам, что 500 м подъема мы преодолеем за два-три часа и не ошибся. Мы приползли в лагерь Австрийская хижина задолго до обеда. Открылся потрясающий вид на Пойнт Ленана, частично закрытую облаками. Как же было хорошо погреться на солнышке!

 

 

Мы пили чай, сидя на теплых камушках и обозревали окрестности. Сели спиной к скальной стенке Нелиона. Чтобы аппетит не портить. А дело в том, что пока мы поднимались к Austrian Hut, мы наслаждались красивыми видами южной стороны Маунт Кении. и Батиан и Нелион были отлично видны , но не целиком, а частично.

И как мы не вытягивали шеи, из-за скал не было видно, откуда начинается стена для восхождения. Но когда мы подошли к хижине, неожиданно открывшейся из-за гряды камней, стенку эту мы наконец-то увидели. Со штурмового лагеря Батиан совсем не виден, его полностью закрывает Нелион. Зато хорошо виден Нелион и его южная стена. Видимо, это и есть, подумала я, та самая «крутая, длинная и отвесная стена для подготовленных спортсменов». Подавляющее большинство технических маршрутов на Маунт Кению, про которые я прочитала на Риске, были награждены эпитетами вроде «перманентно напряженное лазанье», «длинный и не простой в ориентировании», «очень сложный комбинированный», «прямая линия по невероятно крутой стене» и т.п. Со свойственной мне самоуверенностью я подумала, что перевод гайд-бука по Маунт Кении на Риске весьма устарел. Наверняка там имеется какая-нибудь некрутая, совсем неотвесная, коротенькая стеночка для не очень подготовленных неспортсменов. Не зря же наш Ким, он же Питер велел выложить жумары! Аппетит у меня сразу улучшился. Тем более, что пора обеда подоспела.

 

 

 

 

 

Приют Austrian hut представляет собой маленький домик, в котором есть три комнаты и коридор. В коридоре повара готовят еду, а в каждой из комнат имеются столы и лавки посидеть покушать, а также двухэтажные топчаны с матрасами человек на 6-8 для ночевки. Как видно на фото, около приюта разбит палаточный лагерь. Наши две небольшие палатки и одна побольше шведской группы. Вот тут-то и начинается самое интересное.

Не успели мы разместиться за столом и разлить профилактически-лечебное средство для дезинфекции, как заметили, что в одной комнате с нами на нижнем этаже кровати кто-то спит в спальном мешке. Крепким молодецким сном. Пол, возраст, национальную принадлежность, а также, с какой стороны у спящего голова, а с какой – ноги, нам определить не удалось. И непонятно было, пришел он с восхождения, готовится к нему или просто спит, потому что устал.

Немного погодя в нашу столовую с улицы пришел лохматый парень лет 30-ти в альпинистских ботинках, обмотанный веревкой. Вслед за ним подтянулись и двое других, без веревки, но тоже в ботиках. Мы познакомились. Ребята оказались шведами, лидера звали Магнус. В процессе знакомства проснулся и четвертый участник их группы. Шведы назавтра также собирались штурмовать Батиан через Нелион. По тому же маршруту, что и мы – Магнус уже сходил на разведку. Самое интересное, что они собирались остановиться на ночевку в той же бивуачной будке на горе, что и мы. Ну а мы их обрадовали, что имеем на будку свои виды. Шведы погрустнели и о чем-то зашушукались на своем шведском.

Мы тоже были не в восторге от появления «конкурентов» на ночевку в будке. Будка-то четырехместная, а нас-то в сумме уже восемь штук. Но это был еще не вечер. Пока мы обедали, в приюте нарисовалась еще парочка австралийцев. Итого на четырехместную будку нас собралось уже десять.

При этом, на всем маршруте Нару Мору наша команда была единственной. Не было никого ни в одном из лагерей. И как назло, в штурмовом лагере собралась куча народу.

 

 

После обеда Бенсон предложил нам сбегать на Пойнт Ленана, «для акклиматизации». Именно «сбегать» - прозвучало из его уст. Я скептически отнеслась к слову «сбегать», потому что несмотря на свою «треккинговость» Пойнт Ленана не выглядела вершиной для скоростного забега. Была она частично покрыта снегом и была достаточно далеко от лагеря. Ерунда, сказал Бенсон, за полтора часика туда-обратно вы управитесь. Скептически настроенные и вооруженные палками, после обеда мы двинулись на Пойнт Ленана.

 

 

 

 

 

На подходах к вершине Пойнт Ленана

Бенсон не ошибся относительно времени нашего подъема, глаз у него в оценке скорости восходителей был наметанный. Через 45 минут мы уже фотографировались у таблички с надписью «Самая высокогорная виа-феррата в мире», откуда до вершины 1 минута ходу. Подъем на Пойнт Ленана – несложный даже с учетом снежной тропы треккинг. Тропа некрутая. Снег был рыхлый, кошки совершенно не были нужны. Однако в другое время, я думаю, на маршруте может присутствовать лед. Для этих целей на участках покруче протянуты железные перила. Это и есть знаменитая виа-феррата. В целом, маршрут несложен даже для «совершенно «неподготовленных неспортсменов» и очень красив.

 

 

 

На вершине Пойнт Ленана имеется прозрачный стенд с Библией, открытой на странице с заповедями что-то типа «Ищите и обрящете». Конструкция эта, как гласит мемориальная табличка, установлена в рамках проекта «Библия на вершинах мира». И правильно, нечего на вершинах только с флагами фотографироваться. Надо думать о божественном и о сущности бытия. А также о том, стоит ли вообще лезть на этот Батиан. С Пойнт Ленана в хорошую погоду отлично видны южная и юго-восточная стены Нелиона и сама эта вершина. А также ма-а-аленькая серебристая точечка на вершине – аварийная будка, в которой нам предстояло ночевать. Или до которой надо хотя бы долезть для начала. «Меня терзают смутные сомнения…»-сказал мой осторожный и здравомыслящий муж.

 

 

Меня же вид стенки Нелиона ничуть не испугал. Сильные духом, слабые умом…Меня испугала обнаруженная у подножия скальной стены Нелиона сыпуха. Это мое слабое место. В программе ничего не было сказано про ее наличие. И была это не просто сыпуха, а «сыпухища» размером больше трети самой скальной стенки. На фото ее хорошо видно. Ага, подумала я, вот почему в программе написано «пересечение ледника Льюиса и подход к пику Нелион (2 часа)». Ледник было видно при подходе и был он вовсе не так широк. Я-то думала, чего по леднику этому два часа-то топать, он же маленький!

Мы спустились вниз к хижине и полезли на небольшую скальную гряду рядышком фотографироваться с флагами на фоне Нелиона. Погода была отличная, а общественность всегда интересуют фото именно на фоне горы, чтобы было видно, куда ты вообще залезал. (По поводу моей фотки на вершине Монблана друзья сказали – а это точно на Монблане? Где гора? Гора-то где?). Чтобы глупых вопросов не возникало, решили сняться на фоне горы.

 

 

Уже на закате мы с Александром решали, что брать из снаряжения, а что оставить. Перед этим Саша долго общался с возвратившимся местным гидом Кимом и обсуждал с ним детали восхождения. У нас с собой были все альпинистские железяки, которые мы только смогли откопать дома: и восьмерка, и гри-гри, и по два жумара на каждого, корзинки, стропы и усы разнообразных размеров. Уже в Москве на этапе сборов было ясно, что в Кении со снаряжением туго. И совсем было не ясно, по какому маршруту нам придется идти и в каком состоянии этот маршрут. Поэтому Саша нам посоветовал брать все, что есть.

Но из огромного мешка со всяким альпинистским железом в наши рюкзаки скромно перекочевали только корзинки, кошки, самостраховки и, конечно же обвязка с карабинами. Жумары, поверив на слово Киму, решили оставить.

Игорю еще досталась веревка, как и гидам, я же, халявщица, по причине слабости здоровья была от веревок освобождена.

Вечером состоялся у нас "военный" совет. Если Гамлет мучился вопросом быть или не быть, мы мучились другим-брать или не брать. То есть решали мы, рассчитываем мы на ночевку в бивуачной хижине на Нелионе после восхождения на Батиан или нет. Если да, то нам нужно брать спальники и еду, а это приличный дополнительный груз. Существенно замедливший бы наше (и вообще без рюкзаков небыстрое) восхождение. Шведы загадочно улыбались, австралийцы вообще спать легли. Ясность в вопросе отсутствовала.

В конце концов мы решили идти налегке, без расчета на ночевку. Обидно будет, думали мы, если попрем мы эти спальники на гору, придем на ночевочку, а в хижине мирно храпят шведы или австралийцы и табличка висит "Occupied". Я, чья молодость прошла в суровые времена становления рыночной экономики, конечно, предложила вариант прийти пораньше, положить спальники в хижину и оставить кого-нибудь караулить место. И сходить от Нелиона до Батиана и обратно по очереди. И отгонять всех желающих пролезть в хижину. Все остальные участники нашей команды выразительно на меня посмотрели, но идею не поддержали. Наверное, потому что что-то подобное могли учинить в равной степени и шведы и австралийцы. И неизвестно, кто кого отгонять будет. "Что, тогда нам с ними драться, что ли" – подумала я.

Ким уверил нас, что в случае хорошей погоды, восхождение на Батиан через Нелион за один день возможно. Часов за 20, подумала я. Он еще не догадывался, бедняжка, кто ему достался в попутчики. Александр же подвел итог, дипломатично сказав, что пойдем налегке. Дойдем, до куда дойдется. В конце концов, жизнь-это процесс, а не результат. Договорились проснуться в 4.00, хотя по программе было запланировано на час раньше. Ким сказал, что 4.00-это нормально, к стене подойдем и в 6.30 начнем по ней восхождение.

 

20 декабря

Восхождение на Нелион. Набор высоты более 500 м. Наше время туда-обратно 15 часов.

Ночью спалось плоховато. И не только мне одной. Мне, наверное, от страха. Еще почему-то мерзли ноги. Поднялся сильный ветер, казалось, что палатку постоянно кто-то трясет и что нас уже пришли будить. Когда вышли на завтрак и посмотрели на гору, стало ясно, что уже совсем не ясно. То есть в смысле, горы-то наполовину и не было видно из-за облаков. Ветер то пригонял тучи, то уносил их, гора то закрывалась, то открывалась.

Шведы убежали раньше нас и по, слухам, не взяли спальники, решили идти без ночевки. Нас, наверное, испугались. Но мы не изменили своего решения не рассчитывать на хижину - кто знает, что этим шведам в голову взбредет. Может, так припрет, что и без мешков в домик залезут, благо коврики там есть.

 

Описание маршрута

На фото я нарисовала наш примерный маршрут ВВЕРХ, указав опорные точки. Это называется, кажется, классика с юга или что-то в этом роде. Пункты 1 и 2 – старт и ледник на схеме не видно, и от лагеря тоже. Маршрут вниз идет примерно в той же плоскости. Внимание! Линия восхождения ПРИМЕРНАЯ. Прошу не придираться к мелочам. Главное – восходили по южной стене, остальное для интересующихся разъяснят сотрудники 7 вершин.

 

 

 

Прикол в том, что, сидя дома я думала – ерунда это какая. Перепад высот между штурмовым лагерем и вершиной Нелиона «всего» 400 м. Ну чего там лезть-то? Оказалось, чтобы подойти к стенке Нелиона и начать технический подъем, нужно топать вниз через ледник метров на 200, а потом столько же подниматься по этой самой сыпухе.

1. Штурмовой лагерь 4790 м – спуск к леднику Льюиса.

От лагеря ведет вниз к леднику крутая, каменистая, но не сложная тропа.

2. Переход через ледник Льюиса. Сброс высоты. Подход к сыпухе.

На леднике мы одели кошки. Мы были с палками, а гиды с ледорубами. Снег был рыхлый, поэтому мы не одевали системы и шли не в связке. Тропа по леднику идет вниз, а сам ледник спускается вниз под углом. В принципе, куда падать, есть. Ким сказал, что при ином состоянии снежного покрова обычно идут в связке, а нам и так хорошо.

3. Подъем по осыпи до начала скальной стенки Нелиона.

Несмотря на акклиматизацию, переход по сыпухе дался нелегко. Осыпь была и с крупными камнями и с мелкими.

4. Подъем на стену Нелиона.

Мы подошли к началу технической трассы около половины седьмого утра. Начали подъем позже, как только приготовили снаряжение.

Как раз вышло солнышко, небо то затягивалось облаками, то прояснялось. Было холодно, небольшой мороз. Вершины Нелиона видно не было из-за облаков, а вершины Батиана не было видно, потому что его нельзя оттуда увидеть в принципе. Мы одели обвязки, шлемы, карабины нацепили. Намазались кремом. В шутку предлагаем нашему Киму тоже намазаться. К нашему удивлению он с радостью соглашается и густо мажется кремом с фактором защиты 50. Очень мне, говорит, крем ваш нравится, вас от солнца защищает, меня – от ветра.

Стоим мы, значит, у этой стеночки и разглядываем, куда же тут мы подняться сможем в рантованных ботиночках. Зацепов хороших не наблюдается, не очень хороших – тоже маловато. «А мы, что, прямо тут полезем?» - осторожно интересуюсь я у гидов. Ответ: «Да, прямо здесь, чуть-чуть правее». Перевариваю услышанное. К нашему величайшему удивлению гиды привязывают просто нас к себе. Наматываем на себя несколько мотков веревки. Вверху, недалеко от нас, на розовой от восходящего солнца стене видим часть шведской команды. Они напряженно перекликаются с теми шведами, которые по траверсу уже ушли за угол.

Идем в двух связках: Ким-Игорь, Александр-Наташа. «А что, страховаться не будем, оттяжки там всякие и прочие френды вешать?» - опять умничаю я. «А чего тут вешать, вот выдумала, френды какие-то! Так пойдем, просто несложное лазание, страховки не требует» - утверждают гиды. Да, думаю, если СЕЙЧАС несложное лазание, то, как же будет выглядеть маршрут, когда начнется сложное?!

 

 

Но к моему удивлению Ким с Игорем отходят немного правее и начинают подъем по имеющейся там трассе действительно без страховок всяких. Есть там, оказывается, всякие хитрые лазейки обхода.

Лезем вверх метров 30, трасса похожа на переход от Тет Руса до Гюте на Монблане. Только немного покруче, без снега и без всяких там перил.

Ким обещает нам до вершины Нелиона 10 веревок. Так оно и оказывается. Доходим до начала траверса. Краем глаза вижу австралийскую пару, которая подходит к основанию стены. Идут по пятам.

Проходим две веревки по траверсу. Идти траверс не так сложно технически и физически, а сложно психологически, по крайней мере, мне. Страхующий находится на одной плоскости с тобой. Когда выщелкиваешься и снимаешь оттяжки, если что, летишь до следующей в любом случае. Как сказал Саша: «Есть, куда падать». Но, слава богу, срывов не случилось.

Мне еще и досталась «почетная» обязанность снимать френды и оттяжки, т.к. наша связка была второй, а я в ней, естественно, последней.

Таким вот образом мы шли маршрут, где лазание по крутому склону чередовалось с подъемами на веревках. Лазание не было очень сложным, я ожидала худшего. Было несколько непростых мест, где мы подвисали и отдыхали.

К сожалению, погода ухудшилась, мы вошли сначала в облако тумана, потом посыпал дождик, а потом и мелкий снег. Перчатки мокли, их приходилось снимать на прохождении сложных участков. Руки у нас сильно мерзли. Думаю, как же на сильном морозе люди лазают?

 

 

Тем не менее, мы продвигались вверх, хотя и медленнее, чем планировали. Когда я, задыхаясь и брякая железяками, доползала до станции, где ждал меня Саша, Игорь уже страховал Кима, провешивающего следующую веревку наверх. Кстати, в некоторых местах Ким одевал скальные тапки, а Саша, провешивая веревку, лез в обычных треккинговых ботинках, взятых в прокате. Знай наших!

 

5. На вершине Нелиона. 13.00

На подходах к вершине стало проглядывать солнце. Не доходя веревки до пика Нелиона, услышали дружный рев шведов, видимо, поздравляющих друг друга с восхождением. Вскоре на Нелион поднялись и мы. Шведы без остановки побежали на траверс к Батиану. Просто кабаны-какие-то.

 

 

 

Мы начали подъем около семи и вместо запланированных Кимом 11-12 часов дошли до Нелиона в час дня.

Пытаемся сделать фото на фоне Батиана, но его вершина закрыта облаками. На Нелионе сильный, неприятный ветер, но жить можно. Отдышались и отдохнули.

 

 

Залезаем в будку обедать. Бивачная будка на Нелионе – это небольшое сооружение, сделанное из оцинковки. Внутри лежат поролоновые матрасы. В стенах кое-где зачем-то просверлены дырки, наверное, для вентиляции. Чтобы залезть в хижину, нужно туда вползти. А в целом, хижина – очень даже ничего. Думаю, реально многим спасла жизнь. Кстати, на Нелионе есть еще одна подобная будка, гораздо ниже. Мы проходили мимо нее. Двери в ней нет, внутри какой-то мусор и размером она поменьше. Это так, для информации, вдруг пригодится кому.

Обедаем. В хижине холодно, сквозь «вентиляционные» отверстия задувает ветер. Встает вопрос: идем к Батиану или спускаемся вниз. Погода не очень. Хотя стало проясняться. Сорок минут думаем, взвешивая все «за» и «против», решая то подниматься на Батиан, то идти обратно в лагерь. Батиан близко и видно его хорошо. Ким утверждает, что туда и обратно на Нелион 3-4 часа. То есть теоретически вернемся мы на Нелион еще засветло. Однако большая часть спуска – эти самые 10 дюльферов- придется спускаться в темноте. «Есть ли у вас опыт длинных ночных дюльферных спусков?» - вопрошает Ким. Саша тактично помалкивает, потому что знает, что у нас нет ни только опыта ночных дюльферных спусков, но и дневных тоже. Вернее есть, но минимальный и на короткую дистанцию.

 

 

Саша обрисовывает нам ситуацию возможных проблем при ночном спуске. Мы решаем отказаться от траверса на Батиан, решаем удовлетвориться Нелионом и начинаем спуск вниз.

Как показали дальнейшие события, решение было принято верное.

 

6. Спуск со скальной стенки Нелиона. 14.30-18.00

Спускаться дюльфером оказалось очень весело, хотя и страшно. Мне - за других не ручаюсь. Вниз было 10 веревок, две нижние – по 50 м, все верхние – по 25 м. На первой же веревке у меня сильно устали руки, с непривычки, наверное. Потом все наладилось.

 

 

 

 

Погода улучшилась по закону подлости. Вернее, стало проглядывать солнце. На спуске удалось сделать красивые фото. На подъеме было как в пословице: «в Крыму, все в дыму, ничего не видно».

Но при спуске на теневых участках стало так холодно, что помимо термобелья я одела еще и флисовые брюки под гортексовые. Мой благоразумный муж сделал это уже с утра. Жарко отнюдь не было.

Спуск проходил немного по другому пути, нежели подъем, но несколько станций все же пересекались. Спускаться нужно было, преимущественно, касаясь ногами скалы, хотя в некоторых местах были карнизы, и веревка сильно отходила от стенки. В одном таком месте меня немного покрутило, другой раз одна из веревок застряла в щели, и пришлось вплотную к ней спуститься, чтобы освободить.

 

 

Наш гид Александр Ласточкин. Вглядитесь в это мужественное лицо.

 

 

 

 

 

 

На спуске мы встретили грустных австралийцев. Был пятый час дня, а они находились там, где мы были в 10 утра, хотя начали подъем, чуть отстав от нас. Мужчина провесил веревку и девушка, осторожно, спотыкаясь и пошатываясь, шла по несложному траверсу, а он ее страховал. Я обхожу ее и спрашиваю, мол, до вершины идете, с ночевкой? Она отвечает, что она лично очень устала, замерзла, а что он, конечно, хочет дойти до вершины. Какой именно вершины, я, поглядев на часы, дипломатично не стала уточнять. Австралийская восходительница так проползала по этому участку трассы, что я подумала, что зачем они на эту гору вообще полезли. По этому траверсу даже такое скалолазное чудо, как я, шло с нижней страховкой и мне, в кои то веки, доверили оттяжки вешать.

Задерживаемся на трассе, чтобы разминуться с австралийцами, т.к. здесь подъем и спуск пересекаются. Муж громко и зловеще шепчет: «Давай быстрее проходи, а то они за нами увяжутся вниз, сами-то еле ползем, еще этих тащить придется ».

 

 

 

Спускаемся к основанию стены уже на закате.

7. Спуск по осыпи. 18.00-19.00.

Снимаем оборудование, отдыхаем, достаем палки, спрятанные у подножия стены. Я сдуру предлагаю свою помощь в несении веревки, типа, я, что не настоящий скалолаз, что ли. Начинаем спуск по сыпухе, который становится для меня каким-то кошмаром. Поверхность лезет у меня из-под ног, да и не только у меня. Плюс ко всему еще и стемнело, включаем фонари. Уже начинаю жалеть о взятой веревке. Периодически останавливаемся перевести дух. Дойдя до конца, замечаем высоко на скале несколько огоньков. Кто-то начинает спуск. Полная темнота, луны нет.

8. Подъем по леднику 19.00 – 19.45

А по леднику это самого Льюиса, по которому мы с утра весело сбежали вниз, теперь нужно ползти вверх. Делать нечего, одеваем кошки и идем. Пройдя ледник, оборачиваемся назад и снова видим на скале где-то огоньки. Судя по количеству – это шведы, сходившие на Батиан, которые ведут назад австралийцев, вообще непонятно докуда добравшихся. Да, опасения Игоря были не напрасны. Спускаться им еще очень и очень долго.

9. Подъем до штурмового лагеря.19.45.-20.00

Поднимаемся, усталые к лагерю и останавливаемся у родным палаток. Александр замечает, что его палатка стоит на другом месте и интересуется у подскочившего Бенсона, что здесь произошло в наше отсутствие. Бенсон отвечает, мол, палатку твою ветром унесло. Хорошо, портеры поймали и обратно прибили. Ветер, говорит, очень сильный здесь был. У вас как, спрашивает? Хорошо, говорим, нас не сдуло.

Кушаем, обсуждаем итоги дня, празднуем сами и угощаем местного гида и всех остальных лечебными средствами для профилактики. Народ радуется. Мы тоже. Они – угощению и замаячившим чаевым, мы – тому, что спустились живыми и невредимыми.

Ночью, несмотря на высоту, сон крепкий и здоровый. Как мне кажется, среди ночи слышу спросонок, как кто-то шуршит около палаток. Кажется, кому-то не очень хорошо. Слава богу, думаю, шведы и австралийцы вернулись.

 

21 декабря. Спуск через Shipton Camp (4200 м) до Old Moses Camp (3300 м). Сброс высоты почти 1500 м. Время в пути 6 часов.

Хорошая погода на 8.00 утра. Солнышко, но пробегают облачка. Сегодня никто не восходит, а жаль. Вчера карабкались вдесятером, сегодня ни души. То густо, то пусто.

Шведы спят без задних ног. Австралийцы, на удивление, встали часов в девять, хотя выглядят не очень, особенно дама. Слышу, как она кому-то рассказывает, что, слава богу, ребята им помогли спуститься. Хорошо, что этими ребятами, стали не мы, думаю я. А то бы и меня потом уже нести пришлось. А шведы молодые, здоровые, им очень полезно кого-нибудь спасать.

 

 

 

 

После завтрака начали спуск на северную сторону Маунт Кении по маршруту Сиримон. Этот маршрут более живописен, чем Нару Мору, но подлиннее. Через два часа спускаемся в лагерь Shipton Camp (4200 м). Для тех, кто не знает, кто этот Шиптон (я тоже не знала) рассказываю. Цитирую из Википедии: «Эрик Шиптон - выдающийся английский путешественник, горный турист, альпинист, исследователь Гималаев, Каракорума, Китайского Памира и Патагонии». Чо-Ойо, Эверест и прочие «великаны». В Кению приехал кофе выращивать, ну, как же тут пройти мимо Маунт Кении? Впервые после Маккиндера влез на Батиан. Шиптон является первопокорителем Нелиона, оказывается, до него на Нелион никто не восходил.

 

 

Shipton Camp – опорный пункт восхождения на Пойнт Ленана по маршруту Сиримон и при восхождениях на Нелион и Батиан с мая по октябрь. Комфортабельный приют, даже туалеты есть внутри. В этом лагере мы обедаем. Пока мы это делаем, приползают австралийцы, спускающиеся вниз. Но вниз они не спускаются, а заваливаются спать. Мы опять в гордом одиночестве начинаем спуск дальше.

Путь наш пролегал по долине, названной в честь небезызвестного Маккиндера. Отсюда Маунт Кению видно совсем в другом ракурсе. С этого направления она похоже чем-то немножко на Маттерхорн или даже на Ама-Даблам.

 

 

 

 

 

Чем ниже спускаемся, тем хуже становится погода. Небо хмурится, чуть моросит. Входим зону этих самых горных болот. Поднимаемся то вниз, то вверх. Наконец, выходим на большую плоскость и идем только вниз. Под ногами хлюпает и чавкает, чувствую, что скоро заквакаю.

По дороге Александр рассказывает нам о всяких технических тонкостях в скалолазании, о подготовках к восхождению, о том, как тренируются спортсмены к соревнованиям. И прочие байки – пятичасовая длинная дорога проходит незаметно. Наконец, к пяти мы уже в Old Moses Camp (3300 м). Почему он так называется, мы поняли, когда пришли. В коридоре-столовой висят живописные картины кисти местных художников на тему: «Моисей приносит в жертву своего сына». Не берусь оценивать дарование африканских живописцев, но примерно так же моя старшая дочь рисовала в художественной школе года два назад. В техники примитивизма, но с большим чувством.

Приют Old Moses Camp – большой лагерь. Там можно остановиться в хижине или в палатках. Гид нам предложил для разнообразия ночевать в хижине, мы согласились. Приют Old Moses большой. Народу там было больше, несколько групп, всего человек 10.

 

22 декабря. Спуск от Old Moses Camp (3300 м) до Sirimon Gate (2400 м). Время в пути – 2 часа.

Мы – на спуск, остальные – дальше в лагерь Шиптона, на восхождение. С нами вместе никто не спускается. Наших спутников по восхождению – шведов и австралийцев – не видно. Спускаемся в гордом одиночестве. Пейзажи по пути становятся совсем сельскими, появляются линии электропередач. Возвращаемся к цивилизации.

 

 

Пересечение экватора

По пути происходит знаменательное событие – мы пересекаем экватор. Об этом свидетельствует стелла, расположенная недалеко от дороги. Мы с Александром выкладываем воображаемую линию экватора для наглядности и делаем фото с флагами.

В 11.00 мы уже на выходе из национального парка. Собираем вещи, грузимся в микроавтобус, благодарим команду поддержки – и морально и материально. Они рады и счастливы, мы тоже. Отбываем в Найроби.

 

 

 

23 декабря. После восхождения. Отдыхаем в Найроби

 

В Найроби мы жили в отеле Nairobi Safari Club. Когда-то, видимо, очень пафосный, отель в настоящее время немного устарел. Но нам понравился – особенно тем, что все номера в нем двухкомнатные. Мы смогли по-человечески разложить все оборудование в отдельной гостиной и спокойно спать, не спотыкаясь о спальные мешки и альпинистские ботинки.

 

 

 

 

 

 

 

Местная компания – партнер 7 вершин – организовала нам на следующий день поездку в национальный парк Найроби и Жираф Центр, где мы имели возможность наблюдать кучу всякой живности практически в черте города. Еще мы побывали в музее писательницы Карен Бликсен, с творчеством которой знакомы не были, к сожалению. Но ее дом-музей любопытен как образец колониального быта столетней давности.

Вечером поехали в ресторан «Carnivore», где можно было попробовать различные сорта мяса – от курятины до крокодилятины. Наш Александр – вегетарианец, но его тоже милостиво пустили, предложив специальное меню. Так и называлось – «Для травоядных и рыбоедящих».

 

 

 

 

 

24 декабря. Отлет в Москву через Дубаи.

25 с утра мы уже в Москве. Сашин багаж так и не прилетел. Ни в Найроби, ни в Москву. Мало того, в Москву не прилетело даже то, что вылетело вчера из Найроби. Александр поехал домой из аэропорта вообще без багажа, налегке. Забегая вперед, скажу, что вещи прибыли но позже.

Вот и завершилось наше большое африканское путешествие. Мы вернулись на родину. Чтобы окунуться в водоворот предпраздничной суеты: многочисленные детские утренники и огоньки, корпоративы на работе, новогодние елки и братья Запашные, трудовой подвиг под названием «укрась дачу и запакуй все подарки за 3 часа» и т.п. Переведя дух 1 января, понимаем – несмотря на холод, физическое и умственное (!) напряжение и прелести походной жизни, в горах было проще. Там есть только ты и гора, цель ясна и определена, а соперники твои – только высота, холод и ты сам.

В заключение, хотим от всей души поблагодарить Александра Ласточкина, нашего чудесного гида. По ходу моего повествования я мало говорила о нем, все только про нас, любимых. Мы, дескать, туда лезем, оттуда спускаемся. А гид русскоязычный, а он-то где был, спросите вы.

Так вот. Мы очень рады, что на протяжении всей нашей «маунткенийской» эпопеи, с нами был такой замечательный гид, как Александр. Возможно, что с другим гидом мы вообще бы никуда не залезли. Самое главное в горах – это настроение и желание достичь цели. Александр отлично помогал нам поддерживать такое настроение, несмотря на объективные трудности. Ну, а ко всему прочему, Александр не только опытный скалолаз, но и просто человек хороший. И, кстати, отлично поет и читает стихи. Спасибо тебе, Саша, что при всем своем богатом скалолазном опыте и достижениях, ты общался с нами на равных, ни словом, ни делом не давая понять, что мы просто клиенты, обычные «турики».

Спасибо также менеджеру 7 вершин Анастасии Кузнецовой, руководству клуба, сотрудникам местной кенийской компании, команде поддержки и всем тем, кто помогать нам организовать и реализовать наше восхождение.

Комментарии
№ 1. Анастасия Кузнецова, 29/01/2014 10:54
Замечательный отчет! )) Очень красочные описания с незаслуженно редко посещаемой вершины.
Спасибо огромное Наталии за упорство и оптимизм!
* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования