Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
 
Новости Клуб О нас
СКИДКИ %
Главная » Новости » Статьи

Наталия Смирнова. Непал. Трекинг к базовому лагерю г. Манаслу

           
1
 
Мансири-Гимал — горный массив в Гималаях, расположен на севере центральной части Непала, примерно в 120 км северо-западнее Катманду. Наивысшая гора в массиве — восьмитысячник Манаслу (8156 ... читать больше »
   

25/10/2017 15:29

Даты: 18.09.17 – 30.09.17

Маршрут: Катманду (1350 м) –Бесисахар (760 м) -Дарапани (1980 м)-Карче (2700 м) - Бимтанг (3700 м) - перевал Ларке Пасс (5106 м) - Самдо (3800 м)- Самагаон (3520 м ) - БЛ Манаслу (4800 м) -  Катманду.
 


 
В Непале я не в первый раз. Была в прошлом году проездом на Тибет. Правда, только в Катманду. Это прошлогоднее посещение не вызывало у меня  желания ознакомиться с культурой Непала поближе. Как-то отвратила меня столица с ее мусором, хаотичным уличным движением, домашними и дикими животными на улицах. Даже потрясающей красоты буддистская  ступа Сваямбунатх не помогла.

Так я бы и не поехала в Непал. Если бы не собрался мой супруг на свой второй восьмитысячник – Манаслу. В июне 2017 он мне и говорит: давай, позвони в 7 вершин, вроде там кто-то на Манаслу собирался. Узнай, если компания хорошая, то я тоже пойду.

Позвонила, узнала, компания отличная. Сказали, только Смирнова Игоря и не хватает. Пришлось ему собираться. Назвался груздем – полезай в кузов. Тогда муж мне и говорит: не по-человечески как-то получается. Я там на высоте буду один мучиться и скучать целых 30-40 дней. Давай-ка, говорит, тоже в Непал собирайся. Трекинг там какой-нибудь покороче поищи вокруг Манаслу или Аннапурны на худой конец. Чтобы, говорит, шел я на вершину высотой 8156 метров и знал, что в базовом лагере меня ждет любимая жена. Тогда, говорит, и взойду успешно и спущусь быстрее. А если никто не ждет, так и вообще за успех мероприятия не ручаюсь.
 
 

 Вид на Катманду от ступы Сваямбунатх
 
 
Побеседовала я с менеджером клуба 7 Вершин Александром Тишковым. Имею, говорю, намерение дойти до базового лагеря Манаслу как-нибудь побыстрее, потому что времени у меня немного. Да и в Непал, если честно, не очень хочется на трекинг ехать.

Что вы, удивляется Александр. Непал – прекрасная, интересная страна. Москва – не вся Россия, Катманду – не весь Непал. И как начал мне про всякие водопады, мосты, реки и горы расписывать. В горах, говорит,  никаких обезьян и крыс не будет. Одни яки и мулы. Да и гид местный все время рядом с вами будет. Уж он-то с яками справится. Эх, думаю, была не была… Еду в Непал.
 
 


 

Стандартная программа трекинга вокруг Манаслу с посещением базового лагеря мне не подошла. Старт на 730 м, потом 930 м и так далее 15 дней. Хочу, говорю, сразу повыше и побыстрее. Сделаем, сказал Александр.
 
Сделали прекрасную программу трекинга. Как раз для меня. Все время идешь только вверх и только два дня понемногу вниз. Два года назад я поломала ногу, поэтому, как ни странно, теперь вверх я иду лучше, чем вниз. В завершении трекинга – торжественная встреча восходителей на Манаслу в базовом лагере и возвращение в Катманду на вертолете. Просто прекрасно.
 
Дни 1 и 2. Катманду
 
Муж улетел в Катманду уже 6 сентября и отправился вместе со всей командой в поселок Самагаон и далее базовый лагерь Манаслу на акклиматизацию.
 
Я же прилетела в Катманду рано утром 18 сентября. Меня встретили, торжественно водрузили на шею венок из бархатцев (так у них тут положено)  и перевезли в гостиницу Як и Йети.

Выхожу на связь с мужем. Члены экспедиции 7 вершин где-то в районе одного из высотных лагерей на акклиматизации. Первый день в базовом лагере был отмечен у них сильным снегопадом – сломало две палатки, в том числе и баню. Ничего, починили, пошли мыться. Весело там у них, думаю.
 
В Катманду погода была отличная, хотя обычная пыльная дымка традиционно висела над городом, мешая насладиться голубизной непальского неба. Ничего, размышляю, в горах на синее небо насмотрюсь.
 
Несколько фотозарисовок из жизни непальской столицы.
 

 Велорикши на улицах Катманду
 
 

 
 Знаменитая ступа Сваямбутанх во всей красе. По традиции вокруг ступы нужно обойти 3 раза.
 
 

 
Местные собаки устали уже возле ступы ходить, поэтому они возле нее просто лежат…
 
 


 
 …И вообще лежат, везде, где попало.
 

 
Туристический район Тамель
 
 
На следующий день в 7 утра по непальскому времени я наконец-то познакомилась со своим гидом Басу. И мы отправились из Катманду в дальний путь до посёлка Дарапани. Оказалось, что до начала трекинга мне ехать и ехать. Небольшой вроде бы Непал, а до гор ещё и добраться нужно.
 
Гид Басу выглядел неожиданно очень прилично: молодой, культурный, в очках -  как какой-нибудь научный сотрудник. Я была настороже. Это моя первая поездка после Марокко и Килиманджаро с местными гидами, а уж после Африки от местных можно было ожидать чего угодно.
 

 
В отчете решила: буду писать про Непал и непальцев без всяких там культурно-религиозных охов и ахов. Про буддизм, индуизм и всякие прочие места силы и без меня уже много написано, тем более, что в этом вопросе я не сильна. Начитаются вот люди про всякие буддистские ступы, церемонии и высшие силы и едут в Непал за чем-то сверхъестественным. И часто бывают разочарованы. А я лучше расскажу свои впечатления о том, как живут простые непальцы, непалки и их непальские дети.
 
Из города выбирались долго, несмотря на ранний выезд. Пробки, пробки и пробки. В Москве обычно с утра на въезд, в Катманду - в обе стороны.
 
Катманду - город контрастов, говорю, почти как в фильме "Бриллиантовая рука". Автобусная остановка, народ ждёт. Рядом вполне могут спокойно стоять в ожидании одного автобуса, а потом ехать на нем прилично одетый мужчина в офисном костюме с портфелем и бомжеватого вида дед в грязной одежде, одной резиновой тапке, немытый и нечесаный.

Бич непальских городов - мусор. Цивилизация в виде кока-колы, чипсов и прочих продуктов в красивой упаковке уже давно настигла Непал. Но что делать с мусором, пока ещё не решили. Не хватает пока  опыта работы в сфере муниципального хозяйства. Поэтому мусор встречается повсеместно, даже в туристических местах, которые по идее должны быть лицом города.
 
 

 
Отдельная песня - это уличное движение. Кто был в Индии или Шри-Ланке меня поймёт. Движение левостороннее. Одно это у меня, правостороннего водителя всегда вызывает чувство помешательства. В Катманду кроме того все едут одновременно и в разные стороны. Нет ни одного светофора, даже в центре. Вместо светофора в одном-двух местах стоит непальский полицейский со свистком и табличками. Во всех остальных частях города все едут кто как хочет. У меня не получилось выявить закономерности, кто и кому уступает. Машин не так много, львиная доля участников дорожного движения - это скутеры  и мотоциклы. Какие там защиты и шлемы! На мопедах ездят в резиновых тапках, с грудными детьми, мешками и даже с пассажирами, повернутыми задом наперёд.

Апофеоз всего этого - бесконечное бибиканье, необходимость которого западному человеку трудно понять. Непальский водитель в среднем точно  бибикает один раз в минуту. Как удалось выяснить у одного русскоязычного знакомого, проживающего в Катманду, спектр подачи сигналов огромен и может означать, все, что угодно, начиная с "уступи дорогу", " проезжай, конечно" до "куда прешь, скотина" и "сам такой, гад".
 
Пассажирский транспорт в Непале - не для слабонервных. Кода я читаю отчеты русских туристов про то, как  можно " дёшево доехать от Катманду до  начала трека на местных автобусах", я понимаю, что либо это очень экстремальные туристы, либо никогда не были в Непале, либо им очень повезло.
 
 


 
Поездка в непальском автобусе в среднем выглядит так
 
Сверху ещё обычно примотаны какие-то корзины и свертки, а из окон торчат сумки и мешки. Сейчас в Непале пора праздничных мероприятий, может это объясняет такой активный пассажиропоток. Но сдаётся мне, это традиция здесь такая.
 
 


 
А вот грузовики мне очень в Непале понравились. Это самые красивые машины, встреченные мною когда-либо. Порш Кайенны и Мазератти всякие отпадают в полуфинале. Грузовики украшают здесь лентами, наклейками, гирляндами, коваными металлическими украшениями и художественными изображениями богов индуистского пантеона. Под мордой грузовика его владелец всегда делает крупными и красивыми буквами надпись. Например, самые популярные - "The king of road"  или The road Star". Видимо, кто чем себя считает. Любой свадебный российский лимузин заржавеет от зависти при виде такой красоты. На моем фото, может быть и не самый нарядный экземпляр грузовика. Но делала фото я в дороге, а проносились они ими с космической скоростью. На улицах Катманду такого не встретить - не пролезет.
 
Переходим дальше. Многие в Непале были и в храмах, осматривали достопримечательности Покхары и любовались видами заснеженных вершин. А  на непальском строительном рынке кто-нибудь был? Вот то-то же. А между тем здесь есть свои каширские дворы и МКАД 41-й километр. Из ассортимента многое здесь напоминает Россию - строить без цемента только в джунглях умеют. Но на переднем плане частенько вместо бруса сложены огромные стволы бамбука, а сооружение, строящееся с его использованием выглядит так.
 
 


 
Большим спросом наряду с новыми строительными аксессуарами пользуются подержанные. Например, оконные рамы и двери. Ну, не выбрасывать же добро, подкрасить чуть-чуть, люди спасибо скажут.

Архитектура непальских городов похожа и в столице и в провинции.  Исключение составляют дома горных народностей, но об этом позже.

Дома преимущественно двух-, трёх- этажные. На первом этаже как правило, магазин- ресторан-парикмахерская-аптека-мастерская (выберите из списка).
 
 


Аптека в Бесисахаре
 
 

 Парикмахерская-салон красоты
 
 Часто у домов отделаны только фасады, из экономии полагаю. Боковые стены остаются неотделанными. Конечно, из правил встречаются исключения. Дом, отделанный со всех сторон - признак достатка хозяев. Встречаются часто и жилые одноэтажные сооружения, которые русский человек назовёт хибаркой, лачужкой или развалюшкой.
 
 


 
 Подсобные помещения, сараи всякие хитрые непальцы делают так. Возводят стены, крышу накрывают профнастилом или просто досками без гвоздей. А чтоб не улетело, придавливают все это большими камнями.
 
 

Город Бесисахар. До горы Манаслу еще далеко. Но волшебное слово «Манаслу» присутствует повсеместно.
 
 
Вернёмся к моему путешествию.  Спустя 6 часов в дороге приехали мы в город Бесисахар.  Оказалось, что это не конец пути, а предстоит нам ещё ехать 5 часов до посёлка Дарапани. Это уже на высоте 1980 м. Нормальные турики идут это расстояние пешком несколько дней, набирая по 400 метров в день для акклиматизации. Но я же  сверх меры ленива, поэтому настояла на джипе. Да, нормальные машины до Дарапани не ездят. Только джипы типа уазик, мулы и туристы пешком.
 

 
Сели в джип. Ремни безопасности, а также подголовники отсутствуют за ненадобностью. Мой гид долго говорил мне извиняющимся тоном, что дорога здесь плохая и надо быть терпеливыми. Тронулись. Грязь, колдобины, огромные ямы - все было в ассортименте. Периодически переезжали как БТРы через горные речки. Все 5 часов я периодически подпрыгивала на 20 см и постоянно держалась за ручку у головы, потому что в противном случае мы с гидом (сидели на заднем сиденье)  стучались головами и локтями. Гид с испугом косился на меня, ожидания увидеть панику и ужас на моем лице. Эх, видел бы он дорогу к нашем дедушке в Тверской области!

Ехали долго, но весело. Слушали мелодичную непальскую музыку - местные голосистые певицы что-то подвывали на одной ноте в стиле индийских фильмов. Местный лихой водитель умудрялся по пути эмоционально говорить по телефону и периодически подбирал пассажиров от деревни до деревни.
 
 


 
По пути остановились попить чайку в романтическом кафе у водопада Чиамче. В Дарапани приехали уже затемно - в горах темнеет уже в 6 часов.

Отелей в горной местности нет. Конечно, эти заведения могут называться как угодно - hotel, lodge или guest house. Последнее, по моем мнению, самое верное. Меня разместили в шикарном двухместном номере с удобствами на улице. В непальских гестхаусах это называется "common toilet" и является обычным делом.
 
 

Наш гестхаус в Дарапани
 
 
День 3. Дарапани-Карче

Наконец-то начало трекинга. Переходим от Дарапани до места с романтическим названием Карче 2700 м (в программе в скобочках написано Сурки). Идти 5 часов. Мне это показалось подозрительным, но я подумала, что это означает следующее. Если я пойду как все нормальные туристы, то до Карче, если поплетусь,   высунув язык, то до Сурки. Мой портер взваливает на себя мой 20-ти килограммовый баул и мрачно думает, чего это я туда напихала.

Дарапани – это последнее место, где есть хороший вайфай. Следующее будет только в Самагаоне. Связи никакой, кроме спутниковой, не будет дней пять. Муж сообщает, что они спускаются в базовый лагерь на 4800, чтобы переждать грядущую непогоду. Жду, говорит он, тебя. Смотри, нигде не задерживайся. У нас тут в базовом кормят, как в лучших ресторанах Парижа, не то что у тебя там, в лоджиях этих.

Погода пока отличная, прогноз ужасный.  К концу дня небольшой дождь, на завтра heavy rain. Это означает, как из ведра и целый день. На высоте выше 5200 снег, по прогнозу выше 6000 его будет почти полметра.
 
 


 
По дороге проходим 4 подвесных моста над бурными горными реками. Любезный гид Басу показывает мне, как растёт в диком виде марихуана. Рвём и нюхаем - ничего особенного, наверное, надо посушить.

По пути встречаем грандиозное строительство подпорных стенок из камня. Суровые непальцы таскают огромные булыжники, которые на тракторе, украшенном ленточками подвозит им молодой тракторист. Грязь по колено, тракторист буксует как в джип-сафари по болотам Карелии.

Сбоку в ущелье течёт стремительная горная речка, в которой, к моему удивлению, местные рыболовы ловят какую-то local fish ( со слов гида).

Растительность буйная и разнообразная, не тропическая, а скорее как у нас в средней полосе. Я даже не думала, что в Непале сосны растут. Они, правда, частенько оплетены ползучими лианами, а так бы вообще и на Россию было б похоже.
 


 
По пути проходим поселок Тилче, где табличка сообщает, что до Сурки идти ещё два часа. В  следующем небольшом поселочке под названием Гоа пьём чай и насаждаемся раскинувшимися вокруг сельскохозяйственными видами. Несмотря на нехватку земли и ее не ахти какое качество, непальцы в горах много чего умудряются вырастить. Картошка, капуста, фасоль, кукуруза, всякая зелень. В окрестных лесах в горах собирают грибы. Земля тут и вправду не айс. Ровных участков мало, большинство под уклоном, земля каменистая. Мешок картошки накопал - два мешка камней собрал. Сбор урожая производится в большие плетёные корзинки. Их обычно за спиной носят.
 
 


Сбор урожая кукурузы
 
 

 Сушка фасоли и кукурузы
 
 

 Урожай. Вот, оно, счастье.
 
После Гоа дорога наша то уходит в лес, то выползает на берег горной речки.

И только я разошлась, доходим до деревеньки, на первом гестхаусе которой написано Kharche (Surki). Я спрашиваю у гида, так что это - Карче или Сурки? Он загадочно отвечает, что официально это Карче, а местные называют это Сурки. Речка тут течёт Suti Khola. Нелогично, но не поспоришь.

В деревне Карче она же Сурки всего два двора. Они же гестхаусы. Местное население занимается сельским хозяйством, разведением живности, перевозкой грузов и размещением туристов. Для перевозки всяких полезных вещей типа газа в баллонах, мешков с рисом и дров в каждом уважающем себя дворе имеется мульный парк. Мулы то есть.
 


 
Народ здесь, в горах, живет не такой как на равнине. Они хоть и непальцы по паспорту, но это потомки племён, пришедших с Тибета. Разговаривают и по-непальски и на своем тибетском языке.

Индивидуализм местным жителям не свойственен. Типа, женились, давайте отдельно, нечего двум хозяйкам на кухне попами толкаться. Такого практически нет. Живут одним большим хозяйством, в котором много домиков, сарайчиков и прочих построек. Всем находится дело: кто-то на поле работает, кто-то в доме, мужчины часто на выезде по разным транспортным делам, кто-то за детьми присмотрит, а кто-то за скотиной.
 

 
Сердце дома - это кухня. Обычно вечером там все собираются, потому что тепло. Посередине большая печка, которую топят дровами. Для ускорения процесса имеется ещё и маленькая газовая плитка.

Стены кухни всегда традиционно украшены открытыми полками с металлической посудой, которую используют только по праздникам. Население здесь поголовно буддисты, поэтому на  стенах кухни всегда имеется парадная открытая полка, где на почетном месте стоят портреты далай-ламы и прочих лам, картинки религиозного содержания, транспаранты и прочие предметы культа. Здесь же, как правило, большие цветные фотографии членов семьи в парадной одежде.

С детишками здесь отдельно никто не занимается. Развивающие методики местному населению незнакомы. Дети трутся около взрослых или гуляют в своей компании. Сидит вот такой карапуз лет трёх в уголке на кухне и играет рулоном скотча. Совсем как мой сын -в этом возрасте он играл с кастрюлями, вантузиком и гаечными ключами. Детская психология интернациональна.

Местная флора похожа на русскую средней полосы. Кусты барбариса, картошка, бархатцы, календула и георгины. Картине мешают только мулы на заднем плане и шум горной речки в ущелье.
 
 

 
Поселили меня в маленьком домике, самом красивом, конечно, с алыми георгинами под окном.
 
День 4. Карче-Бимтанг
 
Прогноз про heavy rain становится реальностью. С утра вместо намеченных 8 часов выходим в 10. Когда  становится ясно, что вопреки надеждам гида heavy rain не превратится в менее heavy. Наша следующая цель - посёлок Бимтанг, что на высоте 3720 м. Айфон надежно спрятан в непромокаемый мешок, поэтому фото с трека минимум. Приятно утоптанная вчерашняя тропа становится болотообразной чёрной грязью. Гортексовые брюки по колено грязные, ботинки мокрые. Тропа, как это обычно бывает на тренингах, вместо того, чтобы идти все время вверх, скачет то туда, то сюда. Набираем 100 метров высоты в лесу, сбавляем 100 метров, спускаясь к речке.
 
 


 Наша лоджия в поселке Бимтанг
 
Наконец, Бимтанг. Посёлок в долине, в хорошую погоду отсюда открываются прекрасные виды на заснеженные вершины. Говорят, даже Аннапурну видно. Пока что идёт такой дождь, не то что Аннапурну, ближайшие холмы не видать.
 

 
Переодеваюсь в сухую одежду и иду сушить насквозь мокрые волосы в кухню к печке. Там тепло и уютно.  Вдоль  окна и стены сделана большая и широкая скамейка типа диванчик без спинки, покрытая коврами для мягкости. Местный дедушка с помощью специальных приспособлений сильнее раздувает огонь в печке. И мне тоже дают подуть.

Обед. Как в самом крутом ресторане, в каждом уважающем себя гестхаусе есть настоящее меню. Не как-нибудь там нацарапано от руки, а напечатано с картинками и заламинировано. Завтрак, обед и ужин - можешь выбирать что угодно по меню, а потом оплачивать счёт. Меню объемное, состоит из разделов типа "Картошка" (10 наименований), "Рис" ( 10 наименований), "Момо "(пельмени с разной начинкой), "Суп" и т.п. Чай представлен более чем 10-тью разновидностями, подают начиная от чашки до Large pot ( очень большой чайник) в который влезают 10 чашек. Роль чайников выполняют термосы.

Мясных блюд практически нет. Chicken soup не считается, в нем есть все, кроме этого самого chicken. В меню странно видеть блюда с тунцом, мимо с тунцом, пицца с тунцом и так далее. Где Гималаи, а где тунец. Однако тунец здесь водится в изобилии - в консервных банках.

Вообщем за неделю трекинга можно стать вегетарианцем.
 
 
День 5. Бимтанг, день отдыха.
 
По программе мы должны подняться в этот день на 200 м до следующей лоджии, но льёт такой дождь, что мы с гидом единодушно принимаем решение остаться в Бимтанге. И отсюда с 3700 подниматься на перевал Ларке высотой 5100.

День отдыха. Сушим ещё мокрые со вчерашнего дня вещи. Влажность такая сильная, что что-то высушить можно только около печки.

Уже стемнело, когда примерно около 7 вечера со стороны перевала пришла группа испанцев. Мокрые, уставшие, но счастливые. По их словам, стартовали они сегодня утром в 6 часов из Самдо. Это посёлок на другой стороне перевала. Собственно, куда завтра мне и нужно дойти.

Подзываю своего гида. Давай, говорю, устроим брифинг  по поводу нашего завтрашнего перехода перевала Ларке. Так серьезно, по-взрослому, как в настоящих экспедициях. Гид понял, сбегал за чаем. Сколько, говорю, завтра у нас займёт этот переход? Мне же морально надо подготовиться. Он честно так, не отрывая взгляда, говорит: "10 часов. 7 часов подъем до 5100,  3 часа спуск до 3800."

Я говорю: sorry, ты не ошибаешься? Про себя думаю: врет, паразит.  Не может быть. Видишь вон тех испанских кабанов? Они шли по такому же маршруту больше 12 часов. Гид не моргнув глазом: "Так  сегодня дождь идёт, вот они и подзадержались." Я говорю, но не настолько же.  Я напоминаю гиду, что из-за травмы левой ноги у меня проблемы со спуском. Он кивает, как китайский болванчик, но в глазах читаю: " Во, врет и не краснеет. Чего выдумала, со спуском проблемы!" Действительно, думаю, в его обширной практике клиенты наверняка испытывали трудности в основном с подъемом. Вниз все облегченно и быстро бегут.

Смиряюсь с предстоящим тяжелым днем. В рюкзак, однако, кладу налобный фонарик. В горах темнеет рано, уже в 18.30 хорошие такие сумерки. В сказку про 3 часа спуска я не верю и настраиваюсь на "испанское время" в лучшем случае.
 
 
День 6. Перевал Ларке Пасс 5106 м.
 
Самый ответственный день. Переход  от Бимтанга (3700) до перевала Ларке (5106) и спуск до Самдо (3800). Засыпая накануне вечером понимаю, что почти это как от Бочек на Эльбрусе до начала Косой полки.  Только на Эльбрусе ты все время вверх идёшь. А местные трекинги славятся чередованием взлетов и спусков. Ночью снятся тревожные сны. Просыпаюсь без будильника в 4.30. Нервы.

5.30 назначен завтрак. Сделала заказ заранее. Иду в столовую, по пути здороваясь с гидом, уже выходящим из своей комнаты с рюкзаком. Завтрак, однако, не готов. В темной кухне у печки сладко спит девушка-кухарка. Чайник холодный, с завтраком конь не валялся. Гид выступает в роли будильника. И вот завтрак с запозданием на столе, а выход задерживается. Вместо 6.00 выходим в 6.30.

Не люблю я выходить сразу после завтрака, но тут приходится. Дождя, слава Богу нет, но пасмурно. Но и на том спасибо. Уходим из долины Бимтанга. Эх, жалко Аннапурну не удалось увидеть!
 

 Начало трека. Бимтанг только что скрылся за поворотом
 
 


 
Плетясь за гидом, чтобы взбодриться, делаю всякие математические вычисления. 3700 старт, 5100 перевал, набор 1400 метров за 7 часов, 200 метров в час - ну, не так уж и много.

С утра, как обычно,  мне идется отвратительно. Только что съеденный омлет никак не хочет усваиваться, тянет зевать, дыхания не хватает и прочее. Гид Басу предлагает  понести мой рюкзак, я гордо отказываюсь.
 


На 3900 останавливаемся попить  чайку во временном лагере местных жителей. Такие жилища - времянки часто устраивают в горах, чтобы пасти скот и угощать транзитом идущих путников. 
 
 


 
Продолжаем путь. Гид, я и портер, несущий, между прочим,  мой баул килограммов этак в 20.  И как это водится за мной, через час после выхода у меня открывается второе дыхание, омлет переваривается, спать уже не хочется. Начинаю шумно дышать в затылок гиду, и он любезно пропускает меня вперед. Иди, говорит, со своей скоростью, а мы уж за тобой. В глазах читается: а ещё врет про сломанную ногу, вот народ! Понести мой рюкзак Басу больше не предлагает.
 
 


 
За 6 часов с несколькими tea-брейками доходим до 5106. Это перевал Ларке Пасс. С 4800 м пошёл дождь, а выше и снег, идем в тумане. Перевал фрагментарно покрыт снегом, но идти он не мешает. Делаем фото и спускаемся вниз на другую строну. Вот опять я без умопомрачительных видов окрестных гор осталась, потому как ничего не видно. Гид доволен процессом восхождения и не скрывает этого. Наверное, думал, что я упаду где-нибудь по дороге. На подъеме на перевал нам попалась группа иностранных товарищей, ведущих вниз под руки мужчину лет 30 в полубессознательном состоянии. Гид счастлив, что меня, по крайней мере, ему тащить не придется.

На другой стороне перевала поднялся ещё и ветер в лицо, но в целом, погода улучшилась.

На спуске гид убегают с портером вперёд, думая, что я сейчас также поскачу за ними. Но я начинаю тормозить. Но тропе вниз -  сочетание  всех кошмаров человека с неконсолидированным переломом ноги: крутой спуск, мокрые камни - мелкие и крупные, чавкающая грязь и горные речки со скользкими камнями вместо мостиков. Только мелкой сыпухи не хватает. Опираясь на обе палки, иду как по минному полю. Мои сотрудники через каждые 50 метров терпеливо ждут меня, а мой портер ещё и уступает мне дорогу. Идёт сзади и следит, чтоб я куда-нибудь не упала.

На спуске вообще было очень весело. Погода прояснилась. Мы остановились попить чаю в местном tea-shop на высоте около 4700. Потом зашли в местную лоджию, где гид забронировал проживание для своей следующей группы аж в 17 человек. Потом начали встречать местных жителей, которые по тропе через другой перевал шли в Тибет. Почти все они были знакомыми или моему гиду или моему портеру. А если и не были знакомыми, то очень быстро становились таковыми. Потом уже, когда далеко внизу показался Самдо, догнали какого-то мужика с мулами. Тоже знакомого. Мулы везли рис и мужик тоже его нёс. Обогнать на узкой тропе 15 мулов оказалось невозможным. По пути они останавливались то попить из речки, то пощипать травки. В общем,  мы спустились почти до самого Самдо в компании мулов и их дружелюбного хозяина.

После этого о мулах я стала лучшего мнения. Они, оказывается, понимают разнообразные команды владельца. Мулы поднялись в моих глазах.
 

 
В лоджию под названием мы пришли без пятнадцати шесть вечера, так что мой фонарик мне не понадобился. Тем более, что наконец-то я увидела закат. Дождь кончился. Я села на кухне на маленькую скамейку погреться у печки и стала ждать ужина. Вот оно, счастье...
 
 


 
День 7.  Переход Самдо - Самагаон (3800-3520)
 

 
Утром погода отличная. Наконец-то. Синее небо, солнце. Вокруг покрытые зеленью горы, выше них - белоснежные вершины. А то уж и не верилось, что в Непале. Молитвенные флажки всех мастей весело развеваются на ветру.
 


 
Завтракаю в компании приглашённого ламы. Представительный седой дедушка сидит на почётном месте, попивает чаек и что-то бубнит нараспев, посматривая в свои свитки, с виду очень древние. Хозяевам это абсолютно не мешает возиться на кухне, обсуждать свои технические вопросы и громко греметь кастрюлями. Религия здесь демократична.

Сегодня мне предстоит спуститься из Самдо в Самагаон - посёлок в долине, насчитывающих около сотни домов. По здешним меркам - практически мегаполис. В Самагаон имеется даже вертолетная площадка.
 


 
Самдо - тоже посёлок не маленький. Солидные одно- и двухэтажные дома, чего не встретишь в мелких деревнях на треке. Дома горных народов Непала коренным образом отличаются от домов жителей на равнине. Строения здесь по своей конструкции мне вообще напомнили альпийские шале. Каменный низ, деревянный верх. Либо дом может быть целиком сложен из камня либо построен из дерева. С деревом здесь проблем нет, а цемент везут из Тибета. Никакого бамбука.
 

 

 
Асфальта никакого здесь нет. Улицы местами мостят экологически чистыми камнями, чтобы было не так грязно.
 

 
С чем нет проблем – так это с водой. Многочисленные речки, ручьи, водопады и потоки с гор питают местное водоснабжение. На каждой улице в нескольких местах есть нечто, что я бы назвала водной колонкой. Как в наших провинциальных городах и весях. Кому воды набрать, кому душ принять или голову помыть...

Местные жители – поголовно народности родом с Тибета и близлежащих областей. Здесь практически не встретишь индуистов непали, как в Катманду и его окрестностях. Местные довольно дружелюбны и абсолютно ненавязчивы, живут своей жизнью и не пристают к туристам.

Горный климат не располагает к ношению сари и прочих летних одеяний, тем более, что традиционно местные жители одеваются по-иному. Днем в горах может быть очень даже жарко, вечером и ночью холодно. Поэтому одевается народ здесь тепло, много шерстяных тканей и вязаных вещей. Повсеместно встречается огромное количество пуховок «типа North Face» с гордо вышитым логотипом. Складывается впечатление, что эта известная фирма открыла в Непале фабрику по производству своих курток.
 

 
До Самагаона дошли вообще очень быстро, часа за два, тем более что шли нога за ногу. Разнообразие в спуск внесла стая грифов, караулившая в ущелье упавшего и сдохшего мула.
 

 
 
По пути попадались многочисленные яки разнообразной расцветки. Яки здесь очень нарядные: носят колокольчики и серьги. Плетеные серьги в ушах отмечают принадлежность определенному хозяину. Яки имеют дурную привычку ложиться прямо на тропе, а рога у них весьма острые и взгляд какой-то немигающий. Кто знает, что у этого яка на уме. Мой гид шел впереди и мужественно отгонял яков.

Яки и мулы гуляют по полям вокруг селений сами по себе. Чтобы они не убегали далеко или наоборот не забегали, куда не просят, местные жители возводят заборы из камней. Если чужой як зашел на поле или в огород, злоумышленника помещают в своеобразную ячью тюрьму – загон посередине деревни. По непроверенной информации, нарушителя-яка может забрать себе любой желающий всего за 1000 рупий. Это как наказание нерадивому хозяину за то, что не следит за скотиной.
 

 
В Самагаоне я поселилась…догадайтесь в каком отеле? Ну, конечно же, отель назывался Mount Manaslu Hotel. Из поселка в хорошую погоду видно базовый лагерь Манаслу. Но в отеле до вечера не работал интернет, так что прийти-то в Самагаон я пришла, а связаться с базовым лагерем и любимым мужем не могу. Что они там делают, где находятся, ушли в верхние лагеря или не ушли, неизвестно. Это было важно для меня, потому что надо было понимать, что я делаю: гуляю по Самагаону или бегу в базовый лагерь, чтобы успеть к возвращению восходителей.

Вечером наконец интернет заработал, муж вышел на связь и сообщил, что завтра они  рано утром выходят из базового лагеря в верхние лагеря, а потом 29 по плану – вершина. Гуляй, говорит, в Самагаоне, пару дней, потом к нам в базовый лагерь, жди возвращения.
 
 
День 8. Самагаон и его окрестности.
 
 
 
Вид с веранды отеля Mount Manaslu. Острый пик на горизонте – эта сама гора Манаслу, но не вершина, а предвершинный жандарм.
 
 
Сегодня весь день посвятила осмотру достопримечательностей Самагаона и близлежащих окрестностей. Ходила с гидом в два мини-трекинга:  на три часа до обеда и пару часов после.

Наш русский человек, не привыкший к трудностям тибетских наречий, привычно переделывает чуждое Сама Гаон в просто Самогон. Хотя с этим продуктом в здешних местах не очень как-то. Местные жители вообще народ своеобразный: скотину и птицу на мясо не выращивают, только когда животина сама окочурится от старости. И, по слухам, даже не ловят рыбу, а ту, что горным потоком выбросила на берег, выпускают обратно. Сама это не видела, так что не ручаюсь. Убийство живого создания – грех. Так что в местных кафе и ресторанах увидеть стейк – большая редкость. Как правило, это сушеное мясо яка, размоченное и приготовленное. Пять раз подумайте, прежде чем заказывать.
 

 
Самагаон находится в долине, поэтому вокруг множество полей, где растет пшеница, картошка и овощи всякие. Как раз осенью сбор урожая, так что с самого раннего утра вся деревня в полях. Собирают урожай в корзинки и тащат домой. Подержала корзинку в руках – тяжелая, даже без урожая. Для облегчения груза местные жители носят их, притягивая ремнями к голове.
 
 


 


 

 

Вдвоем с гидом спустились на пару сотен метров ниже, в селение Бсала. Оттуда гору Манаслу видно совсем с другой стороны.
 

 
 
Наш путь проходил по живописному ущелью аж через два навесных моста. По дороге прямо около второго моста стали свидетелями проведения пуджи. Хорошо тут у них, в горах! Сел в любом месте, надрал можжевельника и проводи богослужение.
 

 
 


 


 
В Самагаоне, как и во многих других деревнях, в нескольких местах встречаются груды аккуратно сложенных плоских камней, на которых высечены слова молитв на тибетском и изображения Будд. Такие сооружения могут встретиться не только в населенных пунктах, но и около монастырей и просто на дороге. Как правило, рядом высятся чортены – культовые сооружения, напоминающие башни. Можно пройти мимо стен, в которые вделаны молитвенные барабаны и покрутить их. Так, верят буддисты, молитвы быстрее возносятся в небеса. Тоже касается и молитвенных флажков, молитвы начертанные на которых на ветру также ускоренно достигают места назначения.

После обеда прогулялись к расположенному неподалеку озеру Бирендра Тал. Это озеро образовано несколькими мощными водопадами и потоками, низвергающимися с тающего ледника на склонах Манаслу. Вода в нем красивого голубоватого оттенка и очень холодная.

Еще одна достопримечательность Самагаона – это монастырь под названием Гунба. К сожалению, дверь непосредственно в храм была закрыта,  и внутрь попасть мне не удалось. Просто прогулялась по территории монастыря и посмотрела на строительство нового его здания.
 
День 9. Трекинг к монастырю Пунген (4000 м)

Еще вчера по пути вниз к поселку Бсала я увидела маленькую табличку с надписью «Pungen», указывающую с тропы куда-то в кусты. «А вот сюда мы кстати, завтра и пойдем» - прокомментировал мой гид. Оказалось, что Пунген – это монастырь в горах, к которому ведет очень красивая тропа. И вообще…Если посмотреть на  туристическую карту «Манаслу и его окрестности», то от огромного количество условных значков с сидящим Буддой начинает рябить в глазах. Такими значками обозначены монастыри, пещеры, чортены и всякие другие культовые буддистские сооружения. Куда ни сверни, обязательно найдешь либо монастырь, либо чортен, либо место, где предавался медитации какой-нибудь отшельник. Религия в жизни горных народов, пришедших с Тибета, занимает огромное место. При этом она органично вписана в повседневную жизнь.
 
 

 
Дорога к монастырю Пунген оказалась и вправду очень живописной. Сначала это была просто тропинка в лесу, которая вывела нас на каменистую тропу вдоль ущелья, по которому текла горная река. Какое-то время мы шли вдоль этого бурлящего потока. Было видно, что народ ходит этим путем – во многих местах ступени были заботливо выложены камнями.
 
 


 
После крутого и скалистого подъема мы вышли в ущелье, которое и привело нас в высокогорную долину. Вид на Манаслу открывался просто потрясающий. Всюду паслись яки и было их там видимо-невидимо.
 
 


 
Монастырь Пунген находился прямо у подножия Манаслу, которая возвышалась как гигантский белый торт. Я спросила у гида, почему этот монастырь был построен так высоко в горах? А как же прихожане, паства? Пока сюда дотопаешь, чтобы помолиться, полдня пройдет. Этот монастырь выстроили отшельники, им вообще никакие прихожане не нужны, важно так гид отвечает. Придут, хорошо, не придут – еще лучше. Самое главное, чтоб не мешались под ногами. К сожалению, отшельников в монастыре я не увидела. Может, еще куда выше подались, поближе к Манаслу.
 

День 10. Переход в БЛ Манаслу (4800 м)
 

Наконец-то, переход в базовый лагерь. Что-то озверела я уже на десятый день общения только на английском языке. А так как я по характеру очень болтлива, потребность в общении пусть даже на иностранном языке не покидала меня. По-моему, мой гид уже устал от моих каверзных вопросов типа: «А почему у вас женщины носят обручальные кольца, а мужчины нет? А что значат эти разноцветные точки, нарисованные на лбу? А почему молитвенные флажки разного размера, цвета и формы и что вообще на них написано?» Даже сны мне стали снится на английском, как разведчику, засланному в тыл врага. А мой гид так вообще, кажется, спал и видел, как бы от меня избавиться – побыстрее сдать меня в базовый лагерь.
 
 
 


 
Переход от Самагаона до базового лагеря Манаслу (набор по высоте 1300 м) нетрудный. При условии, что перед этим ты перешел перевал высотой 5100 м. Если пришел снизу, с Катманду, будет сложнее.

От Самагаона довольно долго идет пологая тропа, утоптанная как асфальт. Это потому что каждый день туда-сюда в сезон восхождений бегают толпы носильщиков и туристов. Проходя по тропе, углядела указатель-табличку «Milarepa cave» (Пещера Миларепы). Расстроилась я. Как-то я проглядела эту достопримечательность. Миларепа – это легендарная историческая личность, буддистский просветитель и поэт. Ничего, думаю, на обратном пути забегу.
 
 

 
Через час ходьбы тропа становится гораздо круче и начинает петлять, взбираясь на гору. С высоты открывается отличный вид на озеро Бирендра. На подъеме не приходится скучать: то и дело в обе стороны бегут носильщики с огромными тюками вещей. Носить поклажу экспедиций и восходителей – неплохой заработок в этих местах. Причем этим занимаются как мужчины, так и женщины. Распределение грузовой происходит так. С раннего утра в Самагаоне или наоборот в базовом лагере собирается толпа жаждущих носильщиков. Думаю, это все люди не случайные -  кого попало носить дорогостоящее оборудование и вещи не позовут. Грузы взвешиваются и распределяются по очереди. Естественно, что это контролирует специальный человек. Носильщики, конечно, так и норовят, взять побольше, чтобы получить подороже. Но за этим строго следят. А то вдруг кто-то нахватает, а другому не хватит.

И вот бегут они по тропе с двумя баулами кг по двадцать. Или с плитой газовой на плечах. Бегут, в то время как ты со своим рюкзаком, дай  бог, килограмм в десять еле-еле плетёшься наверх.

Самое трудное в переходе до базового лагеря – это последний час. Когда тропа выходит на некое подобие гребня и начинает виться среди скал. И когда кажется, что за ближайшим взлетом откроется вид на базовый лагерь, ты видишь еще один взлет, а том еще и еще. Базовый лагерь открывается неожиданно. Вокруг на разных высотах, то тут, то там разбросаны палатки различных экспедиций. Желтые, оранжевые, салатовые. Проходишь мимо вертолетной площадки. Спрашиваешь у бродящих неподалеку мужиков, где этот тут лагерь 7 вершин.
 


 
Наконец, лагерь. Там меня встречают повар Дэнди, его кухонные помощники и Ира Михайлова. Ира -  сценарист съемочной группы, ведь тут еще и кино снимают. Короче, культурная жизнь бьет ключом. В лагере 7 вершин все обустроено так, чтобы участники экспедиции чувствовали себя как дома во время таких длительных экспедиций. Столовая, кают-компания, у каждого своя палатка, палатка-баня и палатка-кухня. В этот раз еще была и отдельная рабочая палатка для съемочной группы и всего их оборудования.
 
 

 

 

 


 
Следующие два дня проходят в ожидании. Ждем новостей с вершины. Наши две группы будут восходить на вершину с разницей в один день. Чтобы не скучать, хожу и гуляю по окрестностям. Делаю себе обзорную экскурсию по всему базовому лагерю и понимаю, что экспедиций тут тьма. В этом сезоне китайцы рассердились и закрыли Чо-Ойю и Шишапангму. Весь народ и ломанулся на Манаслу. Еще один мой трекинг – это подъем вверх  до высоты 5200 по направлению к леднику до точки, называемой Crampons point. Туда еще можно дойти в моих трекинговых ботинках, далее – только в высотных и с кошками. Поэтому это место и называется в переводе на русский Кошечный пункт.

Ну, а потом события ускоряются. Первая группа восходит в полном составе 28 сентября, вторая -29 сентября. Все участники спускаются в день восхождения до базового лагеря. Ура, ура, ура!  Тот, кто был в горах, меня поймет. С 8-ми тысяч дойти  ниже 5-ти тысяч , да еще и по разорванному леднику – это просто подвиг! Встречаем восходителей, поздравления, угощения, праздничный традиционный торт и прочие прелести. Подробнее, наверное, расскажут участники восхождения. Это их заслуга и их триумф.
 
 

 

 

30 сентября мы уже спускаемся в Самагаон. С раннего утра вокруг лагеря как стаи хищников ходят наши потенциальные носильщики – чего бы унести да побольше.

Мы с мужем по пути решаем заглянуть в пещеру Миларепы. Идем по тропе вверх по указателю почти полтора часа. Дорога упирается в лес и там раздваивается. Очень хорошо этот отшельник маскировался. Ну, его, этого Миларепу, говорит муж, не хватало нам еще и заблудиться тут. Миларепу с его пещерой оставляем на следующий раз и спускаемся в Самагаон. Ужин весело проходит в обсуждении деталей восхождения. Откровения восходителей  и описание трещин на леднике бросают меня в холодный пот. Хорошо, что в ресторане в лоджии я сижу у печки и пью горячительные напитки.
 
 


 

 


 
Завершающий день экспедиции – вылет на вертолетах в Катманду. С утра собираемся пораньше и топчемся в лоджии в ожидании вертолета. Как только дается сигнал, что вот, они, летят (вертолеты, в смысле), мы практически бегом бежим на вертолетную площадку. Без своих вещей в вертолёт не садиться!!! – сзади до нас доносятся крики Алекса Абрамова. А как не садиться, если у одной Иры тьма баулов с киношным оборудованием, а лететь хочется всем. И не только нам – на площадке на низком старте уже стоит куча народу, с горящими глазами и пытающаяся влезть в очередной вертолет. В желтый вертолет, забронированный специально для нас, мы благополучно помещаемся и отбываем в Катманду.
 

Ну, а там… Праздничные ужины, покупка сувениров, бассейн, спа, массаж. Наконец, просто мягкие удобные кровати с белыми простынями. Возвращение к реальности и к городской жизни.

Огромное спасибо сотрудникам клуба 7 вершин, приложившим усилия к организации и проведения моего трекинга. И восхождения на Манаслу, в которое мой трекинг так удачно вписался.
 
Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:

ООО "Клуб 7 вершин" 

Москва,
Малый Каретный переулок., дом 10,

метро "Цветной бульвар" ( схема проезда )

 

Есть свой двор с парковкой для автомобилей: заранее позвоните и сообщите менеджеру номер, марку

и цвет машины и охрана пропустит вас на паркову.

Время парковки неограничено!!!! 

+7 (800) 222-88-48

+7 (495) 642-88-66
пн.-пт. с 11:00 до 20:00
info@7vershin.ru

 

 

Наверх
       
Мы в социальных сетях
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
chat
 Ваше имя: 
 Email или телефон: 
 Ваш вопрос: