Написать письмо
+7 (800) 222-88-48
+7 (495) 642-88-66
Заказать обратный звонок
Проекты
Снежный Барс
14 восьмитысячников
Другие горы
Другие объекты
Информация
География
Календарь
Главная » Новости » Статьи

К 150-летию первого восхождения на Казбек. Экспедиция 1868 года. Часть 2. Начало путешествия

   
Казбек - классическая гора кавказского альпинизма, вторая по известности вершина после Эльбруса. Несложное, красивое восхождение проходит по ледникам, стекающим с этого потухшего вулкана. Последние ... читать больше »
   

31/03/2018 05:58

Команда ...

  По окончании университета, 23-летний Дуглас Фрешфильд стал готовить экспедицию на Кавказ. Для этого ему пришлось убеждать сначала Альпийский клуб и Географическое общество, а затем через русское посольство и царское правительство. Обеспечив финансовую поддержку и получив разрешение, можно было подумать и о составе экспедиции. Компанию ему составил Адольфус Мур (1841-1887 гг.), к тому времени один из наиболее квалифицированных альпинистов, имевших на своём счету несколько отличных первовосхождений, бизнесмен, юрист и дипломат.  Вторым спутником стал приятель Дугласа Каминс Таккер (1843-1922 гг.), тоже достаточно опытный восходитель, будущий профессор Оксфорда. Не сомневался Фрешфильд и в четвёртом спутнике: Франсуа Девуассу (1832 – 1905), гид из Шамони, постоянный его спутник во всех путешествиях, к тому времени ставший просто его искренним и близким другом. Девуассу стал первым альпийским проводником, выехавшим за пределы родных гор, сопровождая "господ альпинистов". Вплоть до 20-х годов нашего века любая экспедиция в отдалённые горные массивы непременно включала в себя альпийских гидов в качестве "ударной силы". 

 

Замечательная фотография

 

См. часть 1

 

Сидят слева - направо: Таккер, Мур и Фрешфильд. Стоит второй слева - Девуассу

 

Аргонавты XIX века

 

 Лондон путешественники покинули в январе 1868  года. Сначала до Франции добрались вдвоем: Фрешфильд и Таккер.  Здесь к ним присоединился Девуассу. Занятый работой Мур обещал присоединиться только в июне.  По дороге на Кавказ путешественники посетили Египет, Сирию, Леван и Палестину.  Затем. В первых числах мая 1868 года морем через Стамбул и Трабзон они добрались до Батума, потом до Поти. Впоследствии их не раз называли "аргонавтами», что они и сами «провоцировали». Как и древнегреческие герои,  английские альпинисты довольно смутно представляли, что их ожидает в стране "золотого руна".

 

 

 Лучшей картой, которую удалось раздобыть во время подготовки, была немецкая карта Коха. Чтобы оценить насколько ценная информация о высокогорье давалась на ней достаточно сказать, что на Большом Кавказе были отмечены всего две вершины: Казбек и Эльбрус. Представления о горах Кавказа в литературе тех лет были крайне искаженными. Считалось, что оледенение здесь незначительно и что кроме как на Эльбрусе и Казбеке вообще нет долинных ледников. Видный гляциолог Хайм оценивая площадь оледенения Кавказа преуменьшал её в 15 раз, так что в действительности площадь оледенения только Эльбруса в два раза превышала его данные по всему горному массиву.

 

Карта Коха

 

Надо ли говорить с каким интересом Фрешфильд  рассматривал новую "пятивёрстную" карту, которую показал ему в Кутаисе губернатор Мингрелии граф Николай Левашов.  В Тифлисе же англичане  смогли обсудить все вопросы с самим автором этой карты, руководителем Топографического ведомства генералом Йосифом (Юзефом, Осипом) Ходзько, который предоставил в распоряжение гостей свои материалы. Там же они ознакомились с уникальной гипсовой моделью рельефа Кавказа, как им сказали, такую же отвезли в Петербург в подарок Царю.

 

Генерал Ходзько

 

 Ходзько поделился своим опытом восхождения на Арарат, в районе вершины которого пробыл без малого неделю.  А также рассказал о своих неудачных попытках подъема на Казбек и Эльбрус. 68-летний генерал даже пытался отговорить англичан от бессмысленной, по его мнению, идеи восхождений на них.  И затем любезно предложил свои услуги в качестве гида по достопримечательностям Тифлиса. От него гости узнали очень много интересного о столичной жизни, истории и нравах города.

 

 

 

В столице Грузии путешественникам удалось также застать уже собиравшегося уезжать «на пенсию» в Германию знаменитого геолога Германа Абиха (слева), который достаточно хорошо знал и Казбек, и Эльбрус. Ученый дал весьма ценные советы по направления подъема на эти вершины. Весьма ценной была также консультация у другого известного немецкого специалиста доктора Густава Радде (справа), директора Ботанического сада в то время, успевшего достаточно много побродить по горным долинам Кавказа.

 

В период с 1847 по 1863 годы русские военные топографы проделали колоссальную работу. Какой огромный район был по существу впервые картирован, да ещё во многих регионах практически в условиях войны! Населённые пункты, реки, леса, дороги, доминирующие высоты - всё, что необходимо для военных действий в первую очередь, и для административного управления во вторую. Для альпинистов же... На карте Центрального Кавказа появились всего три новые вершины: Адай-хох, Дыхтау и Коштантау. Ну и были обозначены семь перевалов. Из высокогорных районов подробно исследован лишь район Военно-Грузинской дороги, в остальных же случаях вершины расставлены по засечкам, сделанным с равнин Предкавказья.

 

Русская карта 1869 года

 

   Словом перед путешественниками лежала абсолютная альпинистская целина. Для основной работы они ждали приезда Мура. А начали с Арарата, хорошо исследованного (восхождения Паррота и Ходзько) массива, на вершину которого подняться не удалось из-за глубокого снега и непогоды (было начало лета). Путешественники вдоволь поездили по Армении и  Персии, чтобы к 20 июня вернуться в Тифлис.

 

Арарат, рисунок из книги Фрешфильда

 

20 июля «аргонавты»  вернулись в Тифлис из поездки по Армении и Персии. Попытка восхождения на Арарат не завершилась достижением вершины. Слишком глубокий снег затруднил движение на последнем участке. Никто из англичан неудачей это не считал. Во-первых, потому, что на вершине до них уже были люди. Во-вторых, главное было исследование гор, а не «покорение» их высших точек.

 

С большим наслаждением заморские гости зашли в гостиницу «Европа». Наконец, после скитаний по средневековью, они ощутили простой и понятный комфорт действительно европейского размещения. К тому же их ждала аккуратно сложенная отставшая часть багажа.  Даже ничего не пропало!  Фрешфильд в своих воспоминаниях отдаёт должное российским властям. Тифлис, а позже Владикавказ и Пятигорск, оказались в своих центральных частях вполне по-европейски выглядящими. Широкие проспекты, гостиницы, магазины, красивые дома, Азия отступила на окраины.

 

21 июля в Тифлис прибыл Адольфус Мур. Из Лондона он добирался до Вены поездом от берегов Ламанша, затем пароходом до Константинополя. Оттуда морским путем в Батум. Дальнейшая дорога  заняла больше времени, чем предполагалось. Она была в ужасном состоянии, да и регулярных перевозок можно было ждать долго. В результате, пришлось пересаживаться от одних попутчиков к другим,  ехать на разных видах повозок, одна хуже другой.

 

До его приезда Фрешфильд уже успел разведать положение дел в Тифлисе.  Попытки официальным путем раздобыть транспорт до Казбеги были безнадежны. Все официальные лица были в возбуждении в связи с ожидавшимся прибытием наследника, Великого князя Александра Александровича. Все ходили при полном параде, все возбуждены и заняты наведением общего порядка в регионе. На почте англичанам также отказали. Пришлось обратиться к частнику.

 

 

 

 

 

 

26 июня 1868 года в час дня тарантас был подан к дверям гостиницы «Европа». Англичане уже насмотрелись на  особенности сервиса на Востоке, к отсутствию рессор, например, но всё же удивились. Повозка представляла собой просто короб без всяких признаков сидений, спинок, ковров и прочих удобств.  Жаловаться было некому, пришлось использовать собственный багаж, чтобы оборудовать сидения, застелить их собственными ковриками и спальными мешками.

 

После пыльных улиц Тифлиса путешественников ждала интересная и долгожданная встреча с древней столицей Грузии городом Мцхета. Ну не совсем городом, скорее просто остатками древней крепости. По грузинским хроникам, Мцхета была основана представителем пятого колена потомков Ноя.  То есть, это был один из старейших городов мира. Романтическое место. Здесь же находится место слияния Куры и Арагвы. Сразу за Мцхетой у путешественников была первая ночевка на придорожной станции. Обстановка была типичной для станций на Военно-Грузинской дороге. Это был двухэтажный каменный дом, в котором на первом этаже была просторная столовая, а на втором комнаты, с кроватями и матрацами. В столовой стоял постоянно действующий самовар и  импровизированный бар, стойка с винами. Везде можно было получить на ужин борщ, яйца, в некоторых местах – бифштекс.

 

27 июня. Проехали мимо города Душети и станций Ананур и Пасанаур. Остановились на самой большой и комфортной станции на пути – Млети. Она находилась у подножья скал и выше начинались серпантины.

 

28 июня. Фрешфильд отметил, что в Альпах не приходилось видеть таких крутых серпантинов. Понятно, что сами англичане на подъеме спешились и пошли пешком, срезая огромные петли дороги. Не стали ждать подводу и на последнем участке подъема на перевал. Правда, Фрешфильд натёр ногу и решил ехать дальше на тарантасе, остальные же шли до самого Коби. К концу дня прибыли на станцию Казбек, известную нам как селение Казбеги или Степанцминда, сейчас. Пола отправили на поиск человека, который мог бы сопровождать команду во время тренировочного выхода, запланированного на следующий день. И вскоре переводчик привел человека, которого назвал Алексисом и представил, как очень опытного охотника. Выглядел он действительно неплохо, в физическом плане.

 

29 июня. В пять утра вышли в направлении церкви Цминда Самеба, которая примерно на полкилометра возвышается над долиной. С собой прихватили еще и сторожа, который открыл дверь в помещение, предварительно забравшись вовнутрь через окно. Это всё, вместе с неаккуратным, давно не ремонтированным внешним видом и жалким видом внутренним, было удивительно для англичан, которые слышали об этом объекте, как об очень почитаемой святыне.

 

Как и планировали, отправились в направлении ближайшей вершинки, лежащей на противоположной от Казбека стороне долины. Пока шли по траве, Алексис легко успевал за гостями, но только начался снег, он резко остановился, категорически отказавшись идти вверх. Это косвенно подтверждало информацию о том, что местные охотники вряд ли будут полезны на восхождении в качестве проводников.  Англичане, ведомые французским гидом, успешно поднялись на вершинку примерно 3000 метров, вероятно, какой-то отрог гребня Орцвери.

 

Вид Казбека с вершины озадачил альпинистов. Они слышали, что у него две вершины, но впервые увидели это сами. И с этой точки казалось, что они почти равны по высоте. Увиденный крутой склон, который ведет на седловину между вершинами, показался вполне проходимым. Решено было попробовать через пару дней совершить восхождение.

 

Внизу англичан ждал приятный сюрприз в виде официальной делегации, прибывшей из Тифлиса. Это был губернатор в сопровождении свиты высокопоставленных офицеров. Всё это было связано с подготовкой визита Цесаревича. А приятность сюрприза состояла в том, что вечером гости попали на большой концерт местной самодеятельности. Как они поняли,  с песнями и плясками выступали представители разных народностей, живших вдоль Военно-Грузинской дороги.

 

 

Вторым приятным моментом было общение с неким армянином по фамилии Хатиссян. Это был вполне интеллигентный, образованный человек, который по каким-то причинам решил изучать горную природу в районе Казбека. Он жил в селении с начала лета и обошел все окрестные долины. Но главный интерес у Фрешфильда вызвал его пересказ собранных за это время местных рассказов и легенд.  Кроме фантастических пересказов старинных мифов, англичан очень заинтересовали рассказы о пещерах на склонах Казбека, в которых размещались какие-то церкви и жили когда-то монахи. Все сборы на восхождение были оставлены на следующий день…

 

 

Продолжение следует

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий: