Снежный Барс
14 восьмитысячников
Другие горы
Другие объекты
Наша команда
Статьи

Женский альпинизм в "Золотой век" и после него

   

08/03/2019 13:05

 

 «Отцы британского альпинизма» из Альпийского Клуба дали определение альпинизма, как «наивысшую форму любви к Альпам». Это были романтически настроенные, довольно молодые люди, хорошо образованные и весьма обеспеченные. Но не они «сделали Альпы Альпами» - а такое выражение употребляется, чтобы сказать, что массовый поток английских туристов превратил самый отсталый и нищий уголок Западной Европы в преуспевающий, успешный регион. Этот самый поток был создан, благодаря английским женщинам, которые убеждали поехать в горы своих глав семейств. Наверное, в некоторых случаях, главы семейств убеждали ехать в горы своих жен. Но в такое верится с трудом.

 

 

Так или иначе, но в 50-е годы XIX века туристы из Великобритании заполнили швейцарские города и горные селения. Мода на отдых в горах и предгорьях появилась, прежде всего, на основании медицинских показаний. Своеобразный  британский климат способствовал развитию лёгочных инфекций, с которыми тогда можно было бороться, только уезжая в районы с более здоровым воздухом. Врачи к тому времени определились в том, что  чистый горный воздух и яркое солнце – это полезно для здоровья. Развитие железных дорог, совершенствование паромной переправы через Пролив, всё это способствовало популярности «альпийский рецептов». Довольно быстро сформировалась определенная субкультура: модные курорты, модные гостиницы,  модные пейзажи. Всё больше людей стали приезжать просто так, без лечебной необходимости. Стали приезжать те, кого современная терминология определяет как «лидеры мнений». То есть, те, чьи вкусы и пристрастия становились известными многим. Те,  на поведение которых равнялись другие. Одним из таких людей был молодой юрист Альфред Уиллс, супруга которого  нуждалась в посещении Альп в лечебных целях. С его восхождения на Веттерхорн в 1854 году, обычно начинают отсчет так называемого «золотого века альпинизма» (1854 -1865 гг). 

 

Веттерхорн на картине художника Йозефа Коха

 

  В этот период совершалось уже много восхождений, но это стало особенным, благодаря статьям, опубликованным в популярных изданиях, и благодаря книге Wanderings among the High Alps, которая появилась в 1856 году. Это был  не только отчет о нескольких сезонах, проведенных в Альпах, с кульминацией, восхождением на Веттерхорн. Но справочник по районам, по тактике и технике, с множеством полезных советов и наставлений.

 

 

 

Уиллс подчеркивал, что восхождение было осуществлено исключительно в спортивных целях. Альпинизм позиционировался именно как спорт, то есть, мужское занятие по испытанию себя, своих способностей, воли и физической силы.

Но женщины ведь были рядом. Больная жена Уиллса (она умерла через 4 года) вышла из гостиницы вместе с мужем и прошлась с гидом до начала ледника. В тот же год было совершено и первое английское женское восхождение на Монблан. Отличилась некая миссис Хэмилтон, раньше сказали бы Гамильтон. С мужем и гидами, конечно.

И другие жены и подруги английских джентльменов сопровождали их в горных походах разной сложности и протяженности. Одной из таких дам, самой заметной в конце 50-х была Джейн Фрешфильд, жена видного юриста Генри Фрешфильда, урожденная Кроуфорд, мать будущего первооткрывателя альпинистского Кавказа  Дугласа Фрешфильда. В начале «золотого века» ей было 40 лет, а сыну – 9. За несколько сезонов в горах  весьма состоятельное семейство Фрешфильдов побывало во многих районах Альп, вместе они прошли десятки перевалов, совершали несложные восхождения. И всё это Джейн описала в своей книге Alpine byways by a Lady, вышедшей в 1861 году. Первой и самой важной книге женского альпинизма в Великобритании. Также как у Уиллса, Джейн Фрешфильд дает много справочной информации и советов, специально для женщин-альпинисток.

 

  

*******

 О любви. В то далекое время, на заре альпинизма, гиды были если не на положении слуг, то уж, по крайней мере, не почитались равными альпинистам. И еще. Все люди фактически были под церковным надзором. Особенно это касалось гидов, живших преимущественно в католических районах, и смиренно ходившим на поклон своим духовным пастырям. По воскресеньям, просто явка была практически обязательной. Всё на виду, не забалуешь. 

Как правило, в те годы, с гидами дамы общались мало. В прямые задачи местных проводников не входило ни обучение, ни рассказ о культуре горных народов. Это было не совсем правильно, и со временем эти недостатки в работе устранялись... 

 В те же годы лирические отношения гидов и альпинисток были крайне редкими, только для исключительных людей. 

 

 Мельхиор Андерегг

 

 

  Люся Уолкер

 

 

  

Люси Уолкер ( 1835-1916 ) начала заниматься альпинизмом в 1858 году под влиянием брата Горация Уолкера (первовосходителя на Западный Эльбрус) и их отца Фрэнсиса Уолкера. Это была семейка настоящих фанатиков, весь год копивших силы для продолжительных летних выездов в Альпы. За 21 год занятий альпинизмом Люси совершила 96 серьезных восхождения, многие из которых были первовосхождениями. Это больше любой другой альпинистки века. И почти с самого начала ходила она преимущественно в компании с одним человеком, с «князем проводников», швейцарцем Мельхиором Андереггом. 

 

Гиды той эпохи, были гидами в первом поколении, большинство из них не особенно стеснялись своей грубости, необразованности и незнания норм поведения приличного общества. Мельхиор тоже не был выпускником элитной британской школы. К моменту знакомства с Люси, он был женат и ему было уже 31 год. Но еще до этого дня, поведение его вышло за рамки обычного. Традиционный крестьянин, пастух, охотник, Мельхиор вдруг стал…. скульптором. Его страстью стало изготовление из дерева различных фигурок, причем все это делалось без цели их продажи. Знакомство и дружба с философом Лесли Стивеном и семейством Уолкеров оказали на него большое влияние. Мельхиор окончательно и бесповоротно стал джентльменом. Он начал одеваться на уровне «лондонских денди», всегда выбритый (чуть позже – с аккуратной бородой), подтянутый, вежливый и сдержанный. 

  

Не будем судить насколько глубоко зашли их отношения. Но интересно, что даже на людях они не считали неуместным постоянно афишировать свои нежные чувства друг к другу. «Мы любим друг друга !» - говорилось открытым текстом. Их регулярная переписка длилась более 30 лет и отдельные опубликованные фрагменты говорят об очень доверительных отношениях. Длинными зимними вечерами они мечтали о встрече летом, о совместных походах, просто об удовольствии видеть близкого человека и общаться с ним. По приглашению Уолкеров, Андерегг дважды приезжал в Англию, где был главным героем собрания Альпийского Клуба, женщин в который по уставу принимать не предусматривалось. Зато их было много на выставке его скульптур, проводившейся несколько дней другом месте английской столицы.

 

Более поздняя фотография семьи Уолкеров. В центре сидит папа Фрэнсис, за ним сын Гораций и мама, стоят справа Люси и Мельхиор.

  

 

*******

 

О страсти к альпинизму. Звали ее Маргарэт или проще Мэта, фамилия - Бревурт, голладского происхождения. Это имя долгое время было легендой в Нью-Йорке, где ее крутого характера боялись если не все, то многие. Годами мэрия будущего «большого яблока» пыталась выкупить у нее часть Манхэттэна, который достался ей по наследству (голландцы Бревурты поселились на этом острове еще в 1700 году). Бесполезно. Из-за этой женщины невозможно оказалось завершить правильную планировку улиц Нью-Йорка, ее имение долгие годы оставалось бельмом на глазу градоначальников. Мэта имела привычку никогда, ни под каким предлогом, не подчиняться чужой воле. Наверное, поэтому так и не вышла замуж. 

 

Однажды г-же Бревурт стало известно, что ее умный и талантливый племянник Уилльям Кулидж имеет склонность к смертельно опасным тогда легочным заболеваниям. «Немедленно нужно ехать в Альпы !» - этот ее категорический вердикт круто изменил сразу две судьбы.

  

По приезду в Шамони (в 1865 году Уильяму было 15, Мэте – 40), они не собирались даже подниматься на Монтанвер, куда ходили практически все гости горного курорта. Просто жить и дышать целебным воздухом. Но не тут то было, городок весь уже жил альпинизмом. Летом едва ли не каждый день группы уходили на Монблан и возвращались обратно. Восходители устраивали банкеты, веселились от души. В этот год были совершены несколько первовосхождений (в том числе на Эгюий Вер и Гран Жорасс), каждое из которых становилось большим событием. Стреляли из пушки, устраивали фейерверки, шли бесконечные разговоры и пересуды. Страшной вестью пришли слухи о катастрофе на Маттерхорне. Там погиб лучший гид долины Шамони Мишель Кроз. Тот, которого за 2 недели до гибели приветствовали как героя восхождения на Эгюий Вер.

 

Мэта не могла остаться не вовлеченной, остаться в стороне от жизни. И начала действовать со свойственной ей энергией. Она наняла гидов для восхождения на Монблан. Подъем и спуск прошли для нее без проблем. Мадам Бревурт показала, что кроме воли, у нее есть запас выносливости и силы. На вершине она пила шампанское и пела запрещенную тогда Наполеоном Третьим «Марсельезу», показывая, что все американцы всегда против тиранов. Но главное, она влюбилась в горы, в радость победы и возможность совершить ее не над людьми, а совместно с ними. 

  

Юный Билл Куллидж также увлекся альпинизмом, и увлекся более чем серьезно. Сначала ходит перевалы, потом простые вершины, а в 17 лет он совершил свое первое первовосхождение. На совсем, кстати, непростую вершину - Пиц Бадиль. Хотя, конечно, все технические вопросы, тогда решались его гидом. А с ним постоянно ходил знаменитый уже к тому времени Христиан Альмер, называемый еще «Изэгримом», по имени волка из Красной Шапочки. Обладатель волчьего взгляда и скул, Альмер был по-волчьи ловок, вынослив, хладнокровен и абсолютно безразличен ко всяким романтическим сентиментам, свойственным его клиентам. Порой он казался циничным, но его обожали все его партнеры по восхождениям. 

 

 Христиан Альмер (отец), У. Куллидж, М. Бревурт, Чингель, Христиан Альмер (сын)

 

 

 Альпинизм настолько увлек Куллиджа, что, кажется, он думал об этом больше, чем об учебе. Тете надо было бы обратить на это внимание, но …. Она уже сама потеряла голову. Забросила финансовые дела, не показывается в Америке. Живет в Альпах, живет Альпами. Даже собаку свою (подарок Альмера) они назвали по имени горы – Чингель и повсюду таскали с собой. Четвероногая альпинистка совершила при этом первовосхождений больше многих самых известных восходителей. Всего на ее счету 30 серьезных восхождений, в том числе зимних. Честолюбивая Мэта стремится к лидерству в альпинизме, к достижению первенства. Выискивая престижный объект, она обращает свое внимание на непокоренную еще красивую вершину Мэйж в Дофинэ. Однако взойти в 1870 году удается лишь на промежуточную вершину. Путь к главной вершине преградили непроходимые (для группы) скалы. 

 

Тогда Бревурт решила стать первой женщиной, покорившей Маттерхорн. В июле 1871 года они обычной своей компанией приезжают в Церматт. И ….застают там праздник, по случаю первого женского восхождения на вершину. 

 

 

 

Исторический Факт: 19-е восхождение на Маттерхорн. 21-22 июля 1871 года. Люси Уолкер (первое женское восхождение), Фрэнсис Уолкер (отец), Ф. Гардинер + 5 гидов (среди них – М. Андерегг).

 

Мэта - в отчаянии. Она негодует, она нервничает. Куллидж с трудом находит способ ее успокоить. Он предлагает вариант: если они поднимутся на Маттерхорн с севера, а спустятся на юг, в Брейль, это будет первым в истории траверсом знаменитой вершины. Задуманное удалось осуществить не сразу, а через месяц - 4-5 сентября 1871 года.

 

Исторический факт 25–е восхождение и первый траверс (Церматт- Брейль). М. Бревурт, У. Куллидж с гидами Христианом Альмером, Ульрихом Альмерами и Николасом Кнубелем. Чингель к восхождению была не допущена.

 

 

После Маттерхорна Мэта Бревурт некоторое время хандрит, ей явно не хватает цели в жизни, цели в спорте. На помощь ей опять приходит племянник, к тому времени имевший уже едва ли наибольшее количество восхождений альпинист. Они решают серьезно заняться зимними восхождениями. Постепенно повышая сложность маршрутов, эта альпинистская команда (они по-прежнему почти всегда ходили с Альмером, который стал брать с собой сыновей Ульриха и Христиана-младшего) добирается до первых зимних восхождений на высочайшие вершины Бернских Альп Веттерхорн и Юнфрау. На очереди встает вопрос о первом зимнем восхождении на Монблан.

 

27 декабря 1875 года Мисс Бревурт, Куллидж и Альмеры выходят на штурм высшей вершины Альп. Быстро становится понятно, что кто-то по тропе прошел до них. Становится тревожно. На подходе к Гран Мюле видят спускающуюся навстречу группу. Их соперники не смогли далеко пройти по глубокому снегу, возвращаются и идут им навстречу. Но что это? Среди спускающихся – женщина! Вот их встреча. Суровый взгляд Мэты сверху-вниз сканирует незнакомку. Это, должно быть, Изабелла Стратон, дочь английского Лорда Роберта Стратона. Какой решительный и волевой взгляд! На лицах изображаются улыбки, дамы раскланиваются. Гиды также холодно приветствуют друг друга. И здесь противостояние – с английской альпинисткой идут французы, гиды из долины Шамони, мечтающие вытеснить швейцарцев из их региона. 

 

Американскую команду, в конце концов, подводит их упорство, настойчивость, страх перед конкурентами и нежелание проигрывать. Погода неблагоприятная, снег очень глубокий, а они начинают предпринимать одну попытку за другой. Только 11 января Бревурт и Куллидж обессиленные и больные признают свое поражение. После нескольких ночевок в каменной хижине Гран Мюле и в слабенькой палатке на Большом Плато. Именно эта ночевка оказалась роковой для Мэты. Еще недавно сметающая все на своем пути женщина заболевает. Медицина тогда, даже за деньги, была обычно бессильна, Мадам Бревурт уже больше не выздоравливает. Новый год, проведенный на склонах Монблана оказался для нее последним, отчаянные попытки вылечиться не приносят успеха, она умирает уже весной этого года.

 

 

Ее племянник, до смерти в 1926 году, жил преимущественно в Альпах. На его счету более 1700 восхождений. Он - Уильям Куллидж - был самым авторитетным энциклопедистом среди альпинистов, знал о горах всё. Все его статьи и книги были образцом, по глубине и то точности они были на уровне лучших научных работ.

 

*******

  

И вновь про любовь.  А 19 января 1876 года штурмовать зимний Монблан вышел караван, сопровождавший двух молодых альпинистов Габриэля Лоппе и Джеймса Экклза. Несколько дней их борьбы не приносят победы, сильный ветер заставляет восходителей повернуть обратно. А уже 28 января из Шамони выходит новая экспедиция, это опять Изабелла Стратон со своими гидами Жаном Шарлем и Сильвэном Куттэ. Вместе они ходят уже много лет, с первых альпинистких шагов молодой леди. В те годы Бюро гидов Шамони пыталось распределять работу между своими сотрудниками по очереди. И когда Изабелла вместе со своей подругой Эммелиной Ллойд обратились туда, им представили молодых гидов. Это были веселые и смелые парни Жан и Сильвэн. С тех пор вместе они совершили немало сложных восхождений, например непокоренный до них пик, названный ими Пик Изабеллы. И вот, несколько лет спустя, они идут вместе на вторую свою попытку покорения зимнего Монблана.

 

В 17:30 пришли к хижине. Следующее утро было не очень холодным, всего -11. Шли на гору в хорошем темпе, но на Большом Плато неожиданно Куттэ проваливается в трещину. Больше испуг, чем повреждения, Шарль помогает товарищу выбраться, и они поворачивают вниз.

 

Сидят: справа второй - Жан Шарль, третья - Леди Изабелла Страттон

 

 

Новую попытку предприняли 31 января. В этот день было холодней. В один из моментов почти решили поворачивать. Когда группа выбралась на первый гребень Босс, оказалось, что Изабелла не чувствует несколько своих пальцев на руках. Пришлось растиранием спасать их от обморожения. Достаточно было одного ее слова – и повернули бы. Но были сказаны другие слова – «только вперед!» Изумленный Жан Шарль с удвоенной энергией принялся топтать следы в направлении вершины. 

К счастью ветер был не слишком сильным, и в 15 часов тройка альпинистов достигла высшей точки. Радости не было предела.

 

Исторический факт: 31 января 1876 года. Первое зимнее восхождение на Монблан. Изабелла Страттон (Великобритания), с гидами Жаном Шарлем и Сильвэном Куттэ (Франция).

  

Внизу их ждала беспримерная со времени д’Анжевилль встреча. Все шамонийцы были в восторге еще и от того, что рекордное восхождение было совершено не немецкоговорящими швейцарцами, а родными местными гидами. Их счастливые улыбки сверкали по банкетному залу в гостинице Лез Альп. Но больше всех почестей досталось Изабелле. Она была в тот вечер королевой, английской королевой Шамони. Ей было торжественно вручено специальное официальное послание от Мэрии этого горного курорта. 

 

Это счастливо закончившееся восхождение повернуло и личную судьбу его героев. Вскоре Изабелла (ей было 38 лет) сделала предложение 36-летнему Жану Шарлю. «Вы были моим гидом в горах, станьте моим гидом в жизни!» Разница в их социальном статусе была колоссальной. Дочь лорда эсквайра, которую официально было положено называть не иначе как Леди Страттон и сын простого крестьянина из горной деревни, начинавший свою взрослую жизнь пастухом. В возможность их брака никто не мог поверить. Особенно в Лондоне. Поэтому-то свадьба состоялась 29 ноября 1876 года в родной деревне Жана, в Аржантьере, и на ней не почти никого не было со стороны невесты. С этого дня в долине Шамони появилась новая фамилия – Шарль-Страттон. Ее носили три сына Жана и Изабеллы (два из них погибли в Первую мировую), носят сейчас потомки. Большинство мужчин этого рода сохраняли верность профессии гида.

 

 

Горный район Монблан расположен посередине Западных Альп, в том месте, где горная дуга делает свой принципиальный изгиб, на стыке границ трех государств: Франции, Италии и Швейцарии. Это не только ... читать больше »
Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:
Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или