Статьи

Благополучная экспедиция Эверест 2007. Часть 2. Восхождение. Первая вершина для Людмилы Коробешко. Подвиг Сергея Кофанова

   

12/06/2020 21:32

Сообщение от 13 мая. Александр Абрамов.

11-го числа мы вышли из базового лагеря и к вечеру были в Мидл Кэмпе. Как оказалось в этом лагере наша столовая, дайнинг-тент чуть не провалилась в трещину. Как раз по середине палатки проходила эта очень глубокая трещина.  Мы с горем пополам сумели использовать эту палатку для ужина и завтрака. После этого мы дали приказ тибетцам, чтобы они начинали снимать наш Мидл Кэмп, который стоит на высоте 5800 метров.

 

 

 

12 мая мы пришли в лагерь АВС на высоту 6400 метров. Погода на Эвересте вчера была очень плохая, бешеный ураганный ветер был как в АВС, так и видно было, что на гребне ветер не меньше чем 50 метров в секунду. На гребне, имеется в виду от 7000 до 7500 метров (там большой снежный гребень). Сегодня пришла информация, что вчерашним ураганом снесло практически все палатки, которые стоят в верхнем лагере на высоте 8300 метров. Но это по непроверенным слухам. Наша команда планирует пробыть несколько дней в АВС, после этого, поймав хорошую погоду, в течение 4 дней попытаться подняться на вершину Эвереста. Пока такие планы, все чувствуют себя неплохо, нас 14 человек участников и 12 шерпов, то есть 26 человек. Верхние лагеря уже заброшены, кислород заброшен, палатки и спальники тоже. Единственное, сегодня шерпы пошли проверять, не сдуло ли лагерь 7700 метров.

 

 

15 мая.

 Вот уже четвертый день мы находимся в АВС в ожидании выхода наверх. 12-го и 13-го из АВС наверх ушло огромное количество людей. Сегодня первые группы, даже скорее толпы, двинулись на вершину. С утра даже невооруженным глазом можно было разглядеть на снежном треугольнике под вершиной десятки людей, идущих вверх и вниз. По слухам сегодня на штурм вышло от 150 до 200 человек. К обеду можно было разглядеть, что под вершиной начались какие-то спасработы - при таком большом количестве людей на маршруте это практически неизбежно. Кстати, сегодня на вершину поднялась младшая сестра нашего сирдара Мингмы Гелу (ставшая самой молодой 15-тилетней восходительницей на Эверест в 2003 году). По словам Мингмы, она поднялась одной из первых - около 5 утра по Непалу, поднялась в одиночку. И еще она видела двоих восходителей, которые, поднявшись на вершину с Севера, начали спуск на Юг.

 

Мы ждем, когда схлынет эта первая волна - сейчас мест на 8300 нет вообще - все забито. Возможно, завтра, наша первая группа выйдет в лагерь 7000 для дальнейшего восхождения. А на следующий день за ней двинется вторая группа. По плану первая группа выйдет на восхождение из лагеря на 8300 19 мая, а вторая группа - 20 мая. По имеющемуся у нас прогнозу, 19 и 20 намечается ослабление ветра и должно быть достаточно ясно.

 

Состав первой группы:

- Хана Шилдс

- Курт Майерс

- Дирк Фейг

- Исрафил Ашурлы

- Максим Шакиров

- Сергей Кофанов (гид)

-  Сергей Ларин (гид)

А также 6 шерпов.

 

Состав второй группы:

- Билл Тайлер

- Сергей Батура

- Андрей Иванов

- Сергей Дашкевич

- Людмила Коробешко

- Александр Абрамов (гид и руководитель)

- Александр Биченко (гид)

И 6 шерпов экспедиции.

 

 

Вчера мы прогулялись до бочек со снаряжением, проверили все наше железо. После обеда провели кислородные занятия - проверили маски, редуктора, отработали тактику движения в группах и расход кислорода на горе. Завтра - в путь.

 

16 мая.

Александр Абрамов.  Сегодня наша первая команда во главе с Сергеем Кофановым и Сергеем Лариным отправилась на восхождение. Также с ними 5 человек, состав мы сообщали в предыдущем сообщении список Максим Шакиров, Исрафил Ашурлы, Ханна Шилдс, Курт Майерс, Дик Файге из Германии. Также с ними 6 шерпов, во главе с сирдаром Мингмой Гелу. Мингма пять раз был на вершине Эвереста, Сергей Кофанов и Сергей Ларин по одному разу, ну а участники не были ни разу, но надеются подняться. Сегодня первая команда поднялась на Северное Седло. Первой неожиданностью, скажем, ожидаемой неожиданностью, было то, что снегопадом, который продолжался несколько дней, сломало две палатки из восьми. Так что пока мест хватает, есть также кухня и столовая, а также туалет. Предыдущие восходители, которых прошло уже порядка 200 человек, украли пока только 2 кислородных баллона. То есть из 18, которые лежали на Седле, сейчас осталось только 16. Это пока не очень страшно, запас кислорода у нас есть.  Но есть подозрение, что в верхних лагерях на 7700 и 8300 метров мы также не досчитаемся какого-то количества кислородных баллонов. Это уже будет прискорбно.

 

Вторая команда под руководством Александра Абрамова и Александра Биченко, это пять человек, как мы сообщали – это Андрей Иванов, Сергей Батура, Сергей Дашкевич, Билл Тайлер и Людмила Коробешко, а также шесть шерпов во главе с Пембой, который работает с нами три сезона, у него 6 восхождений на Эверест. Вторая группа выходит завтра утром, 17-го числа.

Погода предполагает быть неплохой.

 

Хочется также сказать несколько слов по результатам последних дней. 15 и 16 мая поднялось очень большое количество людей. Вероятно, больше ста и достаточно много экспедиций: это и Summit Climb и Kari Kobler и индийская экспедиция. Это то, что мы знаем. Также, большое количество спортсменов, которые участвуют в небольших экспедициях. Поднялась также сестра нашего сирдара Мингмы Гелу (Нима), она – шерпани. Первый раз она поднялась на Эверест в возрасте 15 лет в 2003 году. И тогда она стала, и до сих пор остается, ее рекорд не побит, самой молодой женщиной поднявшейся на Эверест. Причем самый молодой мужчина до сих пор -17 лет. То есть она – самый молодой человек, поднявшийся на Эверест.

 

Также немножко о грустном, за эти два дня погибло два человека. Один – японец, 67 лет, он умер на Второй ступени. И второй – это чешский альпинист, он погиб сегодня. Чех вышел утром на восхождение, затем вернулся в лагерь 8300 м, почувствовал себя плохо и там умер. Такая информация, полуофициальная, скажем так. Официальная будет только через месяц, когда посчитают всех взошедших, и всех погибших - соответственно.

 Мы надеемся, что у нас всё пройдет хорошо, нормально, без каких-либо происшествий, тем более, команда у нас сильная, шерпская команда также сильная. В этом году, в отличие от прошлого, у нас в команде у каждого участника есть свой индивидуальный шерпа. И если в прошлом году мы использовали как базовое предложение три баллона кислорода, то в этом году мы используем шесть баллонов. Связь также работает хорошо. В общем, всё нормально, была бы погода, здоровье и удача.

 

 

17 мая

Александр Абрамов.

Сейчас наша первая команда во главе с Сергеем Кофановым ночует на высоте 7700 метров. Естественно, с кислородом, вся. Вторая группа ночует на Северном Седле, во главе с Абрамовым, Биченко и Людой Коробешко. Также по тактике мы сейчас ночуем с кислородом. Раз уж дышать, так дышать с самого начала! С нами шесть шерпов, у первой команды тоже шесть шерпов. Пока всё идет по плану. Максим Шакиров натёр ноги очень сильно. Вот, какие у нас еще новости? Во всём остальном всё нормально, Макс продолжает героически идти наверх.

 

 

18 мая

Александр Абрамов с восхождения на Эверест. Первая наша команда сегодня ночует в лагере 8300 метров, это штурмовой лагерь…

Вторая команда сейчас ночует в лагере 7700 метров и завтра по плану должна подняться в лагерь 8300 метров, где встретит спускающуюся команду, переночуют и также собирается идти на восхождение. Пока здоровье у всех нормальное, все работают по плану, все 14 восходителей и 12 шерпов чувствуют себя неплохо. Один неприятный момент: в верхнем лагере, после того как прошло достаточно много людей, у нас украли четыре баллона кислорода. Но у нас есть еще шесть запасных, которые мы сейчас опять поднимаем наверх.

Вот такая гора Эверест – люди спасают жизнь за счет других.

 

 

 

19 мая

Сейчас по Тибету 10 часов утра, первая команда в полном составе спустилась с вершины до Второй ступени и сейчас все уже прошли спуск со Второй ступени, это как бы ключевое место. Сейчас команда сидит на … 12 человек сходили на вершину и сейчас сидят на «машруме». «Машрум» - это камень в виде гриба, который находится у основания Второй ступени, так обычно делают отдых и оставляют запасные баллоны.

 

Вторая команда где-то через час начинает подъем на лагерь 8300 м, где-то по дороге мы должны встретиться с первой командой.

 

Сейчас наша вторая команда под моим руководством находится на высоте 8300 метров. Первая команда, сегодня совершив успешное восхождение на Эверест, уже спустилась до Северного Седла и даже большинство спустилось уже до лагеря АВС, до 6500 метров. Единственный, кто пока еще продолжает работать на маршруте, это Сергей Кофанов, который обнаружил недалеко от лагеря 8300 метров умирающего итальянского альпиниста. Как оказалось, он уже двое суток лежал в снегу, и которого итальянская команда просто оставила на высоте 8300 метров. Сергей Кофанов нашел несколько друзей: это две французские девушки и один шерп, и с их помощью сейчас постепенно спускает бедного итальянца вниз. Вначале он вообще не шевелился и не разговаривал, но Сергей уколол его дексиметазоном, его затащили в палатку, дали ему воды. В результате, сейчас он может уже передвигаться на своих ногах, но очень плохо. Поэтому по сложному маршруту его постепенно спускают вниз. Удастся ли его за один день спустить его до Северного Седла – непонятно.

 

Наша вторая команда находится сейчас в лагере 8300. Готовимся к восхождению. Сейчас я и Людмила Коробешко лежим в палатке, дышим кислородом, топим воду. Через 5 часов, в 12 часов, у нас намечен выход. Так что сильно не поспишь, кушать тоже особо не хочется. Надеюсь, завтра мы вам сообщим новую информацию, о том, как прошло наше восхождение.

 

 

Это опять Александр Абрамов. Хочу перечислить, кто у нас входит во вторую группу. Наша группа состоит из семи мемберов, т.е. участников и шести шерпов. Руководитель этой группы Александр Абрамов, заместитель руководителя, также гид Александр Биченко, в основном вся наша команда состоит из камчадалов. Это Александр Биченко, это Сергей Батура, это Андрей Иванов, это Сергей Дашкевич. Также один американский друг Билл Тайлер, который уже совершал попытку в прошлом году, неудачную, но в этом году выглядит намного лучше. В прошлом году он не смог подняться выше АВС (6500м), а в этом году уже притащился с нами на 8300 м. И это естественно первая московская женщина Людмила Коробешко, которая меня сейчас щипает...

 Также у нас очень известный непальский альпинист Пемба, у которого уже шесть восхождений и который четвертый год работает на нашу команду. И еще пять шерпов, все они работают на нашу компанию уже не первый год и имеют восхождения на Эверест.

На улице погода – «не хочу сглазить», в палатке тепло, тишина … ну вот, палатка уже запрыгала…

 

 

20 мая

Александр Абрамов. Сегодня в полном составе вся наша вторая команда взошла на Эверест. Под руководством моим и гида Александра Биченко. У нас было семь европейцев, назовем их так, в общем было шесть русских и один американец, и шесть шерпов. Вышли мы в 12 часов ночи и в 8 утра были на вершине Эвереста. Сейчас полдвенадцатого, в одиннадцать часов вся команда спустилась в лагерь 8300, буквально через 10-15 минут мы планируем начинать спуск дальше. До высоты… мы хотим, как минимум, пройти мимо лагеря 7700 метров, спуститься в лагерь 7000 метров, а еще лучше в АВС.

 

Хочу назвать фамилии восходителей, это: Александр Биченко (гид), Александр Абрамов (второй раз взошел на Эверест), также Сергей Батура (поднял флаг Белоруссии на вершине, что не возбраняется), Андрей Иванов поднял флаг киокушинкай, это один из видов карате, председателем которого он является на Камчатке, Сергей Дашкевич также поднялся и Билл Тайлер, американец. Поднялась  и Людмила Коробешко, которая упиралась и не хотела идти вверх, но ее всей командой запихнули. Это шутка - она бежала самой первой и на вершину вылезла еще в темноте. Людмила стала третьей женщиной в России, поднявшейся на Эверест. Конечно, хочется быть первой. Первой москвичкой, первой пятигорчанкой, первой представительницей европейской части нашей страны (первые две были сибирячки). По совместительству, моей женой.

 

 

Ну всё, мы пока еще не спустились вниз. Пока мы в лагере 8300 м.

 

21 мая 2007. АВС Эвереста с Севера, 6400м.

 

100% успех экспедиции на Эверест!!!

Вчера и позавчера экспедиция на Эверест Клуба 7 Вершин в ПОЛНОМ СОСТАВЕ поднялась на вершину Эвереста. Всего 26 человек достигли вершины! Все кто планировали восхождение. 14 альпинистов и 12 шерпов. Все восходители спустились в передовой Базовый Лагерь и находятся в безопасности.

 

 

Успех экспедиции обусловлен правильным процессом акклиматизации, грамотной тактикой восхождения, хорошим снаряжением участников и шерпов и достаточным количеством кислорода.19 мая на вершину взошли 13 восходителей. В том числе Исрафил Ашурлы (Россия, Азербайджан) и Дирк Фейг (Германия) которые завершили данным восхождением программу Семь Вершин.

 

 

20 Мая 2007 года на вершину взошли 13 восходителей.

В том числе ПЕРВАЯ в России семейная пара! Александр Абрамов и Людмила Коробешко.

 

 

Людмила Коробешко стала 3-й женщиной в России и первой москвичкой, а так же первой жительницей Европейской части России , которой удалось покорить эту неприступную вершину! Люда росла и начала заниматься альпинизмом в городе Пятигорск.

 

За последние 54 года, с 1953 года до 2007 года, на Эверест поднялось более 2500 альпинистов со всего мира. Из них всего 87 женщин! Более 300 человек погибло на Эвересте за последние годы.

 

 

На вершину Эвереста впервые поднялась команда альпинистов Дальнего Востока в составе: Сергей Батура, Александр Биченко, Андрей Иванов и Сергей Дашкевич. На высоте 8848 был водружен флаг России. А также Сергей Батура водрузил флаг Белоруссии и любимого города Полоцка, а также оставил на вершине капсулы со святой землей Софийского собора.

 

Итак статистика экспедиции: 19 мая на вершину поднялись 13 человек:

 

- Хана Шилдс (Ирландия)

- Курт Майерс (США)

 

- Дирк Фейг (Германия, Завершил данным восхождением программу Семь Вершин) - Исрафил Ашурлы (Азербайджан. Первый азербайджанец на вершине Эвереста. Завершил данным восхождением программу Семь Вершин и стал первым азербайджанцем, выполнившим эту программу)

 

 

- Максим Шакиров (Россия)

- Кофанов Сергей (гид)

- Ларин Сергей (врач экспедиции)

 

А также 6 шерпов:

Mingma Gelu Sherpa

Jangbu Sherpa

Mingma Dorchi Sherpa

Pasang Sherpa

Nima Ongdi Sherpa

Ngima Dorjee Sherpa

 

 

20 мая на вершину поднялись:

 

- Билл Тайлер (США)

- Сергей Батура (Россия, первый представитель Дальнего Востока на вершине Эвереста)

- Андрей Иванов (Россия, первый представитель Дальнего Востока на вершине Эвереста)

- Сергей Дашкевич (Россия, первый представитель Дальнего Востока на вершине Эвереста)

- Людмила Коробешко (Россия)

- Абрамов Александр (гид и руководитель экспедиции)

- Биченко Александр (гид, Россия, первый представитель Дальнего Востока на вершине Эвереста)

 

 

И 6 шерпов экспедиции:

Pemba Rinjin Sherpa

Rinjen Sherpa

Lakcha Sangee Sherpa

Nurbu Chiring Sherpa

Pemba Tenjin Sherpa

Pemba Nurbu Sherpa

 

 ***

               

Сергей Кофанов расказывает

 

 

..после восхождения мне пришлось просидеть почти полтора часа на гребне на высоте 8500, ожидая спуска с вершины второго гида Сергея Ларина. Мы договорились с ним, что я буду подстраховывать его здесь, не спускаясь со всеми клиентами в лагерь 8300. Наконец где-то около 12 часов дня он вышел со мной на связь и сообщил, что он благополучно спустился со Второй Ступени до «Машрума» на высоте 8650. Я, решив что самая опасная часть маршрута им уже пройдена и дальнейший спуск не составит для него труда, начал спускаться вниз с гребня в лагерь 8300.

 

Кислород в моём последнем баллоне практически закончился, но я не слишком волновался по этому поводу, так как чувствовал себя достаточно хорошо, несмотря на то, что всю ночь работал на маршруте первым, пробивая для всех тропу в глубоком снегу и отыскивая перильные верёвки. К моменту моего прихода в лагерь 8300 большая часть клиентов уже начала спускаться вниз со своими шерпами и в лагере оставались только Исрафил Ашурлы и Курт Мейерс.

 

Подходя к своей палатке, я обнаружил в 15 метрах выше по склону лежащего в снегу человека в красном пуховом комбинезоне. На его лице была съехавшая в сторону кислородная маска, он был без кошек и без страховочной обвязки, которая валялась в снегу рядом с ним. На мои вопросы он не отвечал и делал слабые попытки приподняться, явно не понимая где он и что происходит. В его рюкзаке был кислородный баллон системы «Саммит Оксиджен», использованный примерно на две трети.

 

 

Я обхватил его и юзом по снегу доволок до своей палатки. Скинув с него и с себя рюкзак и кислородную маску я втащил его вовнутрь и положил на живот, первым делом решив сделать ему укол дексаметазона. И лишь потом попытаться напоить его кофе, который оставался у меня в палатке в термосе. Ночью перед выходом на маршрут я решил не брать с собой термос с кофе, поскольку в мой небольшой рюкзак влезло только три баллона кислорода и аптечка – на термос места уже не оставалось. Как оказалось – к лучшему, потому что на то, чтобы натопить из снега воды ушло бы очень много драгоценного временя, а так у меня уже было около литра горячего напитка.

 

Вынырнув наружу, я прекратил подачу своего кислорода, который всё это время просто улетучивался в атмосферу, и достал аптечку. У меня в аптечке было два уже снаряжённых дексаметазоном шприца по 40 милиграмм в каждом. К сожалению, дексаметазон замёрз в обоих и я распечатал один, чтобы разогреть его в ладонях. Исрафил, сидящий в 20 метрах от меня, крикнул, что у него остался ещё полный баллон кислорода, который он оставляет для этого бедолаги. Я кивнул ему, не осознавая, что он говорит, так как был полностью поглощён вопросом, как мне одному тащить на себе этого человека вниз. Всё это время он лежал лицом вниз, не подавая признаков жизни.

 

 

В это время ко мне со спины подошла девушка в синей пуховке и сунула мне в руку снаряженный каким-то препаратом шприц. Некоторое время ушло на то, чтобы выяснить, что в шприце преднизалон, а человек, который лежит у меня в палатке – потерявшийся двое суток назад в снегопаде итальянец Его команда спустилась вчера вниз, отчаявшись найти его, сочтя его пропавшим без вести, а сама девушка – француженка, хорошо говорящая по-итальянски и сносно – по-английски.

 

Я забрался обратно в палатку и сделал парню инъекцию, в это время подошла подруга француженки. Я вылез из палатки и стал перетряхивать рюкзак итальянца, в котором помимо кислородного баллона было ещё килограмм 10 всякой ерунды, включая даже фотографию его любимой собаки. Я намеревался выкинуть всё это, понимая, что кислородный баллон, который ему придётся тащить на себе и так слишком большая нагрузка для его ослабленного организма. Сунув подошедшей девушке его страховочную обвязку я знаками показал, что надо её надеть на него – преднизалон должен был подействовать в течение 10 минут и терять время было нельзя.

 

Отправив вторую девушку вверх по склону к палатке, в которой как я предполагал он провёл без сознания две ночи и в которой я надеялся обнаружить его кошки. Потом я безжалостно вытряхнул весь его рюкзак, сжалившись только над фотокамерой, думая, что там запечатлены его снимки на вершине (как оказалось впоследствии, до вершины он не дошёл каких-то сто метров).

 

Тем временем препарат начал действовать – итальянца начало трясти и он стал делать попытки сесть. Пока со второй девушкой мы пытались напоить его кофе, подошла первая с его кошками – около 10 минут втроём мы одевали его, выяснив за это время что имя его – Марко. Вместе с кофе я заставил его выпить таблетки даймокса и трентала, так как пальцы на его руках были довольно сильно поморожены.

 

Бросив большую часть и своих вещей в палатке, чтобы было не так тяжело, мы втроём вытащили его наружу. Я надел на него солнцезащитные очки, рюкзак с кислородным баллоном и маску и быстро оделся сам. Девчонки в это время ушли к своей палатке собираться. Подняв его на ноги, я понял, что стоять без моей помощи на ногах он не может, а уж идти и тем более. Пристегнув его самостраховку к перильной верёвке, я навалил его на себя и таким образом мы начали спуск. Пройдя около 100 метров, я выдохся окончательно и положил его на снег. В голову пришла идея не тащить его на себе, а волочить юзом по снегу, тем более что крутизна склона позволяла сделать это. Таким образом, мы довольно быстро преодолели около 500 метров склона, поравнявшись таким образом с шерпой, который без рюкзака шёл по перилам наверх.

 

 

Шерпа довольно неплохо говорил по-английски – он объяснил мне, что он из другой итальянской экспедиции, и что он готов помогать мне спускать его вниз. Таким образом, мы тащили его вниз около часа – мимо нас стали проходить наверх члены второй нашей команды, который должны были в эту ночь идти на восхождение. Найдя более-менее ровную площадку, я прекратил спуск – необходимо было сделать вторую инъекцию дексаметазона. Разогрев заранее приготовленный шприц в ладони я ввёл ему дозу препарата, на этот раз прямо сквозь штаны. В этом время сверху подошли французские девчонки, неся в руках 10 метровый кусок верёвки – с её помощью шерпа привязал для страховки итальянца к себе.

 

Мы продолжили спуск – я всё так же шёл впереди, практически неся на себя навалившегося на меня клиента, а шерпа (потом я выяснил, что звали его Мингма), шёл сзади, страхуя его привязанной верёвкой. Француженки некоторое время шли позади нас, но поняв, что реальной помощи оказать не могут, обогнали нас со словами, что постараются найти в лагере 7700 кого-нибудь из членов его команды. Мы опять остались с Мингмой вдвоём.

 

У меня очень много сил отнимали группы, которые шли нам по тропе навстречу – тропа была очень узкая и в такие моменты обгона итальянец просто полностью ложился на меня, отнимая все силы. Но дексаметазон и кислород потихоньку начинали действовать и, хотя он всё так же не мог стоять на ногах без моей помощи, нагрузка на меня значительно уменьшилась. Правда оценить это как следует я уже не мог – кислород в моём баллоне давно закончился и к высоте 7900, на которой стоял лагерь Рассела Брайса, я подходил как в тумане, сам уже туго соображая, что происходит.

 

Упав втроём среди палаток лагеря 7900, мы некоторое время просто лежали, приходя в себя. В это время вокруг нашей компании начали собираться шерпы Рассела, пытаясь выяснить, что вообще происходит и кто-кого спасает – на тот момент итальянец, наверное, выглядел получше нас с Мингмой.  У нас с ним во рту всё пересохло и мы только знаками могли показать, что нам нужна вода. Только минут через 10 мы пришли в себя и смогли объяснить ситуацию.

 

Зная Рассела, который никогда не отказывает в помощи, я попросил одного из его шерпов выйти на связь с лагерем 6400 и попросить выделить один кислородный баллон для обеспечения спасработ. Я понимал, что если мы с Мингмой и можем ещё кое-как передвигаться без кислорода, то итальянца это просто убьет. К счастью Рассел пошёл нам навстречу, и требуемый баллон был выделен без проблем. Поставив на его регуляторе расход три литра в минуту, мы продолжили наш спуск. Тропа стала гораздо хуже – появились скальные выходы, по которым волоком тащить клиента было уже просто невозможно - пришлось опять взвалить его на себя. В глазах темнело всё сильнее – я ведь не спал и не ел более суток, работая на маршруте на высоте выше 8000 метров и побывав каких-то шесть часов назад на вершине Эвереста. Подходил к нашему лагерю 7700 я уже в полубреду.

 

Рухнув возле первой нашей палатки, наша троица лежали так без движения около получаса. Шерпы корейской экспедиции, которая стояла неподалеку, с удивлением наблюдали за нами, а потом догадались поднести немного горячего чаю. Мингма, у которого сил оставалось побольше, поднялся и побрёл к палаткам корейцев, а я заставил себя расстегнуть полог палатки и наполовину втащил себя внутрь. Итальянец остался лежать на снегу снаружи. Из забытья, в которое я провалился, меня выдернул вернувшийся через полчаса Мингма. Мы сошлись с ним на том, что оставаться клиенту на этой высоте нельзя – скоро его кислород закончится и тогда его уже ничего не спасёт. Решение одно – надо сбрасывать высоту.

 

Мингма опять привязал итальянца к себе и потащил его вниз один – я тем временем решил ещё минут десять полежать в палатке, приходя в себя. Несколько раз за это время в палатку заглядывали какие-то люди, идущие вверх и спрашивали у меня – всё ли со мной в порядке и где мой персональный шерпа с гидом. Видимо выглядел я довольно хреново, раз на мои ответы «идите все лесом, я сам гид и никакой шерпа мне не нужен», люди удивлённо пожимали плечами и предлагали мне кислород. Минут через двадцать, немножко придя в себя, я начал спуск вниз, выбросив предварительно из своего рюкзака пустой кислородный баллон и кое-что из вещей.

 

Довольно скоро догнав Мингму с клиентом, я опять пошёл впереди, отметив, подстраховывая его, что двигается он вполне осмысленно, и хотя периодически он заваливался на снег, его координация гораздо улучшилась. Подходя часа через два к нашему лагерю на 7000,  парень уже передвигался практически самостоятельно. В лагере я сказал нашему повару Гумбу, чтобы он приготовил горячего супу и чаю и, посадив итальянца на стул, пошёл узнавать последние новости. Практически все наши клиенты были в лагере 7000 и спали в палатках, в лагерь ABC на высоту 6400 спустились только азербайджанец Исрафил Ашурлы и немец Дирк Фейге. Всё было в порядке и я вернулся к итальянцу, который осторожно пил суп, дал ему ещё выпить таблеток даймокса и трентала.

 

К сожалению, он совсем не говорил по-английски и мы с подошедшим Максимом Шакировым так и не смогли вытянуть из него никакой информации – на все наши слова он отвечал только «но компрендо», а Макс по-итальянски знал только слова «Пиноккио» и «Чипполино». Тем временем темнело. Поговорив с Мингмой мы решили не оставлять его на Северном Седле, а продолжать спуск вниз в лагерь 6400. Видя, что парень практически пришёл в себя, я сказал Мингме, чтобы он начинал спуск, а я выйду чуть позже и нагоню их. Но видимо сил у меня не осталось совсем, так как, выйдя минут через десять, я смог нагнать их только уже у «крэмпонс поинт» на высоте 6600. Оттуда до лагеря 6400 оставалось около получаса ходьбы, по пути нам встретился ещё один шерпа из итальянской экспедиции с термосом горячего чая и я пошёл дальше один, предварительно обязав Мингму зайти завтра в гости в наш лагерь. К сожалению, увидеть мне его так больше и не удалось, так как ночью у ирландки Ханны Шилдс началась пневмония и рано утром следующего дня я с ней начал спуск на высоту 5400 в Базовый Лагерь.

 

               

Из повествования Билла Тайлера. Выдержки и комментарии….

 

 

«В лагере АВС мы должны были ждать. Это очень тяжело, особенно когда видишь, как много людей поднимаются наверх. Погода была прекрасной и сотни людей совершали восхождения. Но мы должны были это переждать. Быть мудрыми, значит выйти в конце. После трех дней отсидки было принято решение: первая группа выходит 15-го. Это так взволновало меня, что я едва смог заснуть. Во время подготовки мы поработали с кислородной аппаратурой и познакомились с личными шерпами. Это придало нам уверенности.

 

Тяжело было видеть, как выходит первая группа. Мы всё время были одной командой и всегда работали одной группой. Но такова судьба. Мы должны были разделиться, так как наверху ограниченное количество мест в палатках, да и управлять большой группой на восхождении было бы сложно.

 

На Седле мы вкусно покушали, мясо с картошкой, и легли впервые спать с кислородом. Я проснулся в отличном настроении! Это было, как будто я спал в постели. В первый выход на Седло, я не спал вообще.

 

На 7700 мы шли через легкий снег и ветер, это было даже хорошо, так как мы были одеты по полной программе, и на этом участке нам могло быть очень жарко.

 

В лагере 7700 м я проснулся, почувствовав, что что-то было не в порядке. Оказалось, что регулятор выдает только 0,5 литров в минуту, и мы с шерпом (у него было тоже самое) провозились 3 часа в попытках наладить, в результате спали очень мало.

 

На 8300 мы поднимались 19-го. Мы уже получили сообщение, что первая команда в полном составе поднялась на вершину, и были восхищены этим. По дороге мы начали встречать наших спускающихся товарищей. Они были уставшими, но счастливыми.

 

По приходу в лагерь я встретил Сергея, который начинал спуск с больным альпинистом, чтобы спасти его. Лагерь 8300 метров – это унылое место, палатки заняли все подходящие площадки, но ни одна из них не стоит на ровном месте.

 

Я спросил шерпа, что это за странная куча снаряжения лежит на коврике рядом с нашей палаткой. Он ответил, что это чех. Умерший неопознанный чешский альпинист. Вот такое соседство!

 

Остаток дня я отдыхал, есть особо не хотелось. Вечером шерп приготовил кашу.

 

Договорились выходить в полночь. Я собрался заранее. Было забавно слышать, как Алекс из своей палатки пытался докричаться до каждого из участников выхода. Он общался с нами, как отец с малыми детьми.

 

В 11:45 я выбрался из палатки и ровно в полночь мы вышли. Минут 20 ушло на то, чтобы правильно выстроиться. Алекс добивался того, чтобы с каждым клиентом оказался его шерп. Тропа была идеальной. Совсем не было ветра, только немыслимо ясное небо над головой. Все-все звезды можно было рассмотреть, весь Млечный путь, но мы смотрели под ноги.

 

Люблю выходить ночью, можно полностью сконцентрироваться на пути и не отвлекаться. Впереди нас шли человек 15, но мы их легко догнали (мы шли на 3 литрах в минуту). Вскоре перед нами оказался человек, идущий без кислорода. Он был просто не в состоянии уступить дорогу, обгонять его также было неудобно. Так и шли за ним до гребня.

 

Примерно через 4-5 часов достигли скалы «Машрум», здесь кончился первый баллон. Подключили второй и включили подачу на максимум - 4 литра. На подходе ко Второй ступени Алекс говорил мне, чтобы я шел следом за Людмилой. Однако потом затормозил меня. Опять здесь он вел себя как отец малых детей. Мне пришлось какое-то время просто ждать. Зато потом я свободно шел по лестнице… Новая лестница установлена прямо поверх старой. Не совсем удачно, странно, очевидно, что ее нужно было сдвинуть на один фут и было бы просто идеально. А так выход с нее требовал широкого и неестественного шага.

 

 

 

 

 

После Третьей ступени стало очевидно, что я смогу достичь вершины. Однако, тут стало очевидным, что мне угрожают обморожения. Я потерял чувствительность в ступнях, и все попытки разогреть их не давали результата. Возвращаться? Но вершина совсем рядом! Именно здесь наступили минуты, когда на один шаг стало приходиться несколько вдохов и выдохов. В это момент, после прохождения зигзага, я остановился, чтобы полюбоваться панорамой. Солнце только поднималось, и не было ни одного облачка, казалось, был виден край Земли, а все вершины были внизу и маленькие.

 

Последний отрезок в 50 метров я шел 15 минут. Так получилось, что группа, которая была на вершине как раз начала спускаться, и я выходил на свободную от людей вершину. Здорово! Поднявшись, я присел, сделал звонок, потом шерп сделал фотографии с баннерами. Посмотрел на альпинистов, поднимавшихся с юга, затем на своих поднимающихся с севера товарищей.

 

 

Алекс подошел и сказал, что через 5 минут надо спускаться. Я чувствовал себя прекрасно. Должен сказать, панорама была достойной, сравнить можно только с видом из космоса.

 

На вершину я поднялся в 7:40 20-го мая. Начал спуск через 15 минут.

 

На спуске Билла донимала жара и запотевающие очки. Нелегко дался первый шаг, выводящий на лестницу. Ужасно хотелось пить.

Я пришел в лагерь и только присел, как услышал призыв Алекса идти дальше. Я взмолился, что мне необходимо попить, натопить воды и он смилостивился и дал мне 1 час. Ура!

 Дальнейший спуск проходил с постоянным замедлением. К тому же начали сильно болеть пальцы ног.

 

На снежной рампе ниже 7700 м стало особенно тяжело, в этот момент рядом оказался Алекс, который обратил внимание, что в моем баллоне кончился кислород. Он тут же подозвал одного из шерпов, который нес вниз с десяток пустых баллонов (им платят за каждый спущенный баллон). Удивительные люди! Покопались и нашли один не до конца использованный. С ним и дошел до Северного Седла.

 

Билл очень боялся обморожений, поэтому, отдохнув на 7000 метров, нашел в себе силы пойти вниз в АВС. Там был врач, которому он мечтал показать свои ноги. В АВС он отдохнул и снял ботинки. Никаких почернений, никаких обморожений! И со спокойной совестью Билл завалился спать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментарии пока отсутствуют ...

* Фамилия:
* Имя:
* E-mail:
* Комментарий:
Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или

ваша страна: