Внутренний курс компании: 1 $ = 94.93 ₽
1000 успешных
экспедиций с 2005 года
+7 495 642-88-66

Источник: Жизнь как приключение.

День 17. 5 мая. Второй акклиматизационный выход.

Как и в первый раз в полвторого нас разбудили шерпы, проходящие по палаткам с чаем и кофе. А в два часа мы собрались на завтрак в столовую. В общем-то, всё повторялось с точностью дежавю. В два завтрак, в три выход.

Единственное отличие было в том, что во второй раз уже были учтены все ошибки, выводы и предпочтения, полученные в ходе первого выхода. Простите, за такой набор слов. Высота. Слов в голове становится всё меньше.

Поэтому в этот раз завтрак в два часа ночи уже ждал нас, а не мы его. В качестве перекуса по многочисленным просьбам нам выдали не готовые ланч боксы, а на столе был набор печенья, шоколадок, яблок и прочего вкусного, что можно было набрать себе на перекус.

Девчонки и Ларин накануне поделились ещё энергетическими гелями. Я свои почему-то оставила дома и во время первого выхода поняла, что именно их мне и не хватает для поддержания энергии во время длинных переходов.

Так что теперь я была во всеоружии.

К тому же, опять же, учитывая первый выход, Абрамов меня спросил:

- Ты чего хочешь? - он тоже читает мой блог (добрый день) и про все те недовольства и внутренние метания по поводу не такого шерпы и в принципе необходимости куда-то с кем-то ходить в том числе - Ты с кем хочешь идти? Хочешь одна иди?

- А что так можно?

- Ну да. Квалификация позволяет.

Ещё раз на всякий случай напомню, что весь Кхумбу с низу до первого лагеря провешен верёвками. И главное в квалификации - это от этих верёвок не отстёгиваться там, где не нужно.

Так что на этот раз у меня были с собой прекрасные гели, термос вкусной воды, разбавленной вареньем и разрешение с самого начала от места надевания кошек идти так, как я хочу.

Что ещё можно желать для прекрасной прогулки.

В три часа ночи, позвякивая палками о камни, мы выдвинулись к началу подъёма через Кхумбу.

Как вы уже помните, лагерь наш стоит самый первый в бесконечной чреде лагерей, так что к месту надевания кошек идти нам почти целый час.

За этот час я успела выяснить, что идти во второй раз физически совсем не проще, чем в первый. Нет лёгкости и порхания, которые так хотелось увидеть в этот ночной час.

Собственно, когда мы подошли к леднику, я лишь убедилась, что все предыдущие выводы не были ночным мороком. Шлось по-прежнему тяжело. Не то чтобы «ой, умираю, не могу идти», но каждый шаг, каждый подъём давался прям с очень большими усилиями.

Мне казалось, что всем вот легко, и лишь я одна тащусь еле-еле.

На самом деле, наверное, я шла также как и все. Но хотелось-то как-то попроще.

Хотелось сказать:

- Я, знаете ли, зачем здесь второй раз хожу? Выдайте положенную мне лёгкость движений.

В целом мы постепенно как-то растянулись по Кхумбу и передвигались более менее в одном темпе.

 Нам повезло. В этот день почти никто не поднимался в первый лагерь. Поэтому в отличие от первого раза нам не приходилось никого ждать или обгонять. Весь Кхумбу был наш. А между собой мы как-то договаривались при необходимости.

 Конечно, по сравнению с первым разом было проще, хотя бы потому, что Кхумбу - уже как дом родной. И ты знаешь - вот здесь будет лестница, вот здесь стенка крутая, сейчас немного вниз-вниз, а потом опять наверх. Никаких особо сюрпризов, кроме немного изменившегося маршрута. Ледник всё-таки. Двигается постоянно.

 Так я шла-шла. И даже пыталась получать какое-то удовольствие - красотища-то какая вокруг. Только очень ждала, когда выйдет солнце. Потому что без солнца было весьма прохладно, и руки местами и временами начинали отмерзать. Пару раз пришлось ими даже помахать, чтобы вернуть хоть какое-то тепло в них.

А потом вышло солнце и начался ад. Началась сковородка, с которой некуда было деться.

Началась жара, от которой не хотелось не то чтобы двигаться, хотелось просто лечь, закопаться в снег и потихоньку отлежаться так до вечера. Я чувствовала себя этаким мороженкой, которое постепенно тает-тает, теряет упругость и стекает.

Выражение «плавность движения» приобрело какой-то не совсем приятный смысл.

А ведь впереди были ещё самые сложные подъёмы. На одном из таких, пока мы ждали безвольно сосисочно повисшую девушку, кажется американского происхождения, по параллельным верёвкам спустился Артём - ещё один наш гид, который пока работал с другой группой. Его группа называлась «Прикосновение к Эвересту». В рамках этого прикосновения они пришли в базовый лагерь, поднялись в первый, второй и оттуда с кислородом должны были дойти до 7100 - до третьего лагеря.

К Эвересту они прикоснулись и возвращались на базу.  Из их рассказов у одних сложилось впечатление, что по дороге на 7000 - ужас-ужас, и Кхумбу покажется детским лепетом, у других  - наоборот, что после Кхумбу уже ничего не страшно.

Видимо жара сказалась на передаче информации. Так что к единому мнению вечером обсуждая, что же сказала группа Артёма, мы так и не пришли, поэтому нам ничего не оставалось, как подождать своих собственных ощущений.

В верхней части маршрута нас ждали пара сюрпризов в виде обвалившихся участков, которые в прошлый раз проходили более менее по ровному, теперь же в одном месте надо было слезать сильно вниз (даже лестницу поставили), а потом забираться наверх.

Но это, как вы понимаете, на фоне жары и всех прочих спусков-подъёмов уже были мелочи.

 В одном месте посреди крутого подъёма нашлось прохладное место. Я встала и сказала, что никуда оттуда не пойду. Не, потом пошла, конечно. Но жара…

И последний участок – когда, уже пройдя Кхумбу, идёшь по более менее ровной местности, то поднимаясь, то спускаясь и конца края этим снежным полям не видно. И жара… И ты плывёшь растаявшей мороженкой, обдумывая каждый шаг. Пока наконец не приплываешь в лагерь 1.

 На этот раз нам, пришедшим сюда в первой половине группы, понадобилось где-то 10 часов. И это не выглядело лёгкой прогулкой, как я надеялась. Жара убила все надежды.

Отведав чудесного куриного супчика и выпив неимоверное количество чая, я поползла в палатку спать.

И проспала часа два. Зато уже к пяти вечера, за час до ужина была вполне себе бодра и весела. Всё-таки дневной сон - это сила. Недаром нам об этом ещё в детском саду говорили.