Внутренний курс компании: 1 $ = 93.52 ₽
1000 успешных
экспедиций с 2005 года
+7 495 642-88-66

Источник: Жизнь как приключение…

И, конечно же, уходя с вершины, несмотря на то, что руки мои замёрзли, и телефон почти на них не реагировал, потребовалось раз десять нажать на разные кнопочки с риском уронить капризную технику в пропасть, но разве всё это могло помешать мне запечатлеть тот самый прекрасный рассвет, о котором я столько рассказывала. С луной и солнцем, с космическими панорамами.

 А вот теперь пора вниз.

 Все спрашивают, как выглядит вершина Эвереста. На что это похоже, сколько там человек разместится, можно ли с неё упасть…

Вершина Эвереста похожа на достаточно крутой снежный холм. Поэтому находясь на ней не стоит отстёгивать самостраховку от перил.

И рюкзак, если снимаешь, то лучше пристраховывать.

 И раз уж я бездарно провафлила этот момент и вершину запечатлела только в своём мозгу, то воспользуюсь фотографиями Абрамова, который запечатлел нашу группу на вершине.

И заодно уж возьму ещё одну фотографию - про то, как зелёный медведь эпично ползёт по ступени Хиллари.

 Есть мнение, что спуститься с Эвереста сложнее, чем подняться на него.

Так ли это?

Конечно же, не так.

 Нет, я понимаю, откуда могло оно взяться. Большинство несчастных случаев в горах вообще (и Эверест не исключение) происходит на спуске. Когда люди устали, когда сил уже нет, а в случае с Эверестом и другими большими горами - когда вдруг взял и закончился кислород.

 Но это был не наш случай. Да, погода начинала портиться, поднялся ветер. Но вниз, как говорится, не вверх - знай себе перебирай ногами потихоньку и удивляйся тому огромному пути, который был пройден.

 И с кислородом у нас всё хорошо было. На вершине поставили новый баллон и пошли.

 То есть в общем-то и рассказать мне про спуск нечего.

 Стало светло и можно было теперь, оглядываясь назад, разглядеть бесконечные взлёты-подъёмы по пути к вершине.

 А пока Лакпа перед Южной вершиной забирал пустой баллон, я смогла посмотреть и поснимать, как люди-муравьишки спускаются по ступени Хиллари.

 Кстати, про баллоны. Все спрашивают, правда ли Эверест завален пустыми баллонами.

 Говорят, что раньше такая проблема была. Сейчас вы не найдёте ни одного бесхозного баллона на склонах Эвереста. За каждый принесённый пустой баллон шерпа получает 100 долларов. Поэтому по пути они собирают баллоны, и идут гружённые, как ужас что такое, но с баллонами не расстаются.

 Видимо, существует какое-то джентльменское соглашение - баллоны берутся только свои. Я уж не говорю про чужие компании - все баллоны обклеены наклейками и чужие баллоны никто не берёт, но и среди своих, берут те, которые сами положили. Вот Лакпа поменял себе баллон перед ступенью Хиллари, оставил пустой там, а на обратном пути забрал его.

 Говорят, что баллоны потом все внизу сдаются, подсчитывают их количество, которое должно совпасть с изначальным. Если баллона не хватает, то его стоимость в 400 долларов ложится штрафом на всех шерпов команды.

 Опять же, что слышала, то и говорю. Как это в действительности работает, не знаю. Но ни одного пустого бесхозного баллона вы на Эвересте нынче не найдёте, а шерпы тщательно следят за своими и своих подопечных баллонами.

 Те, кто ходили в горы, наверняка замечали, что когда в темноте поднимаешься на вершину, то понимаешь, что всё происходит как-то долго, идти далеко. Но лишь на спуске при свете дня открываются масштабы пройденного, и каждый раз удивляешься: «И это мы всё прошли?!»

 У меня по крайней мере каждый раз случается вот такое удивление. Казалось бы - вот подъём на вершину, вот Южная вершина, вот подъём на неё, а перед этим где-то балкон… Но верёвка уходит вниз за верёвкой, между прочим, круто так вниз уходит, как мы вообще заползли сюда, а балкона всё нет и нет.

 О, про верёвки.

 На спуске обнаружилось, что Лакпа, несмотря на все его несомненные достоинства, обладает как минимум одним недостатком - он не очень понимает, как работает страховка и что он с этим должен делать.

 Вы же помните, что всё восхождение нас с ним, как и другие связки шерпа-клиент, неразрывно связывала так называемая шерпа-роуп - трёхметровая верёвка, которую под страхом лишения бонуса шерпам запрещено отстёгивать.

 Пока мы шли наверх, всё работало как надо - Лакпа шёл первым, верёвка была умеренно натянута. Иногда он даже помогал мне, чуть-чуть подтягивая её.

 Но когда мы пошли вниз, началось…

 Началось с того, что Лакпа бодро пошагал первым, время от времени на сложных для меня участках сдёргивая меня, как зайчика на верёвочке.

 Я остановила его и объяснила, что не так. Мол, он же тут как бы мой гид, как бы за старшего, а кто старше, тот всегда, типа, должен быть сверху. Все гиды так ходят - наверх - первым, вниз - последним.

 Что вполне логично. Ибо идя сзади на спуске более опытный человек может где-то придержать, где-то подстраховать натянутой верёвкой менее опытного.

 Судя по реакции Лакпы для него это было открытием (интересно, как он предыдущие пять раз ходил на Эверест?), он не мог поверить, что как это - он и не первый идёт. И даже вид остальных связок, где его коллеги шли сзади клиентов, помогая им, не очень его убедил в правоте моих слов.

 Но я была настойчива, и Лакпе не оставалось ничего другого, как поддаться моим капризам и встать сзади.

 И что? Как только мы пошли, он начал спускаться вплотную ко мне, и конечно же верёвка почти сразу оказалась у меня под кошками, я споткнулась о неё и чуть не упала.

 Остановились. Я объяснила Лакпе про дистанцию, натянутую верёвку, что он меня подстраховывать должен. Он покивал головой, но как только мы начали спускаться, история повторилась.

 Так дальше мы и шли до балкона - я, постоянно твердящая «Лакпа, верёвка, Лакпа, дистанция» и Лакпа, всё время оказывающийся вплотную ко мне.

 Я вскоре смирилась с этим несовершенством мира и только смотрела внимательно, чтобы не наступить кошками на нашу верёвку.

 Собственно, это стало основным впечатлением от спуска. Не считая, конечно, совершенно бесконечного пройденного расстояния и каких-то невероятных пейзажей вокруг, на которые теперь можно было посмотреть.

Ну, и конечно же, самое незабываемое - тень от Эвереста, которая на рассвете правильным теугольником встала над долиной.

 На балконе мы сделали остановку.

 Впрочем, как и все. Одна за другой спускались наши связки. Время было шесть утра, а мы уже почти все собрались на балконе.

 Попили чаю, посидели. Посмотрели на окружающие горы. На Лходзе - прямо перед нами. На небольшой симпатичный треугольник Макалу, выглядывающий из облаков.

 На балконе, перед тем как уходить я попросила Абрамова сфотографировать меня - надо же было в конце концов запечатлеть мой прекрасный зелёный костюм, раз на вершине не очень получилось.

 Потом все спрашивали:

 - А почему ты в маске, а шерпа такой - без маски типа чаёк попивает?

 Вообще, чаёк там я попивала. Если присмотреться, то можно заметить, что Лакпа в руках держит сигарету.

 На самом деле, без кислорода и с чаем мы все там сидели. Долго сидели, мне уже надоело. Я говорю:

 - Лакпа, пошли уже.

 А он:

 - Ну, дай покурить-то, - совсем как-то расслабился. Сидит, с друганами болтает. Я ждала-ждала, потом мне надоело, надела маску, показывая, что я вот уже совсем ухожу. И тут решила сфотографироваться.

 В итоге получилось Лакпа такой весь на позитиве, стоит, улыбается, а над ним чудище зелёное с хоботом нависает.

 Спуск с балкона - бесконечные одна за другой верёвки вниз по крутому снежно-ледовому склону.

 Большинство спускалось просто держась руками за верёвку. У меня от этого перекошенного состояния, от баллона в рюкзаке начала побаливать спина, да и руки уже устали держать всю эту конструкцию (и шерпа-роуп благодаря Лакпе вечно под кошками), поэтому в какой-то момент я предпочла всёгивать восьмёрку и быстренько скатываться вниз, насколько это было возможно.

 И где-то полвосьмого мы прикатились в четвёртый лагерь.

 И конечно же, прежде чем залезть в палатку, я запечатлела лицо немного усталого восходителя :) Но в палатке удалось сделать более правильную фотографию, потому что только там я рассмотрела, какая гигантская сосулька наросла у меня на комбинезоне.

 Наконец-то можно было переодеться (снять с себя все тёплые вещи, на улице уже значительно потеплело), оставила только тонкое термобельё и комбинезон - в чём пришла сюда, в том и уходить.

 Думала, что часок отдохну, и пойду. Но час растянулся на полтора. Так лениво было идти, да и утро на дворе, куда спешить-то.

 Но когда я около девяти утра вышла на улицу, оказалось, что все наши уже ушли (вот они - настоящие спортсмены). Осталась только я со своим шерпой, ещё несколько шерп и Абрамов, который должен был уходить последним.

 - Смотри, что на Эвересте творится.

 А там, как и было обещано по расписанию, творилась буря. Оставалось только порадоваться, что мы уже не там.