+7 495 642-88-66
11 Октября, 08:40

Клуб 7 Вершин гордится тем, что ряды его команды гидов пополнил  такой всеми уважаемый  человек, выдающийся альпинист, тренер  и опытный гид как Виктор Володин.  Мы надеемся на долгие годы сотрудничества. Желаем Виктору  крепкого здоровья, хорошей спортивной формы, бодрости духа, удачи во всех делах, много радости по жизни!   

 

Присоединяйтесь к экспедиции в Гималаи под руководством Виктора Володина: треккинг, восхождение на Айленд Пик, восхождение на Ама-Даблам. Программа и подробности...

 

Всегда быть в окружении приятных тебе людей!

 

 

Скоро, очень скоро Виктор с командой  Клуба 7 Вершин отправится в Гималаи для восхождения на прекрасную и грозную вершину Ама-Даблам.  Недавно он рассказал об особенностях  треккинга и восхождений в Гималаях осенью на наших страницах в соцсетях

 

 

 

https://www.facebook.com/7SummitsClub/videos/1515053208836437/

 

 

Резюме супер-гида: Альпинизмом занимается с 1978 года. В своё время Виктор в 23 года стал самым молодым в истории СССР мастером спорта. В его активе более 70 маршрутов  высшей категории трудности (5Б и 6). Он дважды поднимался на Эверест (второй раз по рекордной Северной стене), в составе команды прошел самый сложный маршрут мира – Западную стену К2, поднялся в числе первовосходителей на Среднюю вершину Лхоцзе («Русский восьмитысячник).  Поднимался на все памирские семитысячники.

Среди других выдающихся восхождений за границей: Транго, Шивлинг, Наранхо де Бульнес. 

Виктор также уже дважды поднимался на Ама-Даблам.

Высотно-технические восхождения: ТГУ, Энгельса, Маркса, Революции, Московской Правды.

Технические: Бодхона, Чапдара, Ягнобская стена, Чатын, Ушба, Шхельда, Джигит, А. Блока, Зиндон, Чимтарга, Свободная Корея  и многие другие. Летом и зимой.

Летом 2021 года во второй раз поднялся на вершину Денали.

 

     

 

Из интервью, как стал альпинистом:

Но если по порядку, то изначально я жил в Таджикистане, куда родители приехали строить Нурекскую ГЭС. Мы, мальчишки 13−14 лет, были предоставлены сами себе — бегали по подвалам, непонятно чем занимались, и хорошим бы все это не закончилось, если бы ребята из нашего двора не записались в секцию альпинизма и скалолазания. Секцию организовал Олег Викторович Капитанов, приехавший на стройку после окончания ЛЭТИ (сейчас это Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина)). Я тоже стал туда ходить и втянулся.

 Теперь я думаю, что он вытащил нас со дна, которое уже начинало постепенно засасывать. Капитанов постоянно звал ребят после тренировок к себе домой, показывал книги о горах (помню, у него была большая книга «Нанга Парбат»), ну и на тренировках, конечно, гонял жутко. Он и задал нам стержень. У нас был большой хороший двор, мы до сих пор дружим, и, благодаря Кэпу, у всех остались прекрасные воспоминания о том времени.

 Мне не было еще 16 лет, когда мы поехали на Альпиниаду в альплагерь Варзоб. Перед этим сходили единичку, сделали значок, и, конечно, очень хотелось в альплагерь, а у меня день рождения только в октябре. Я метался, переживал и по совету Кэпа подделал возраст в метрике, хотя, конечно, очень боялся, что меня отправят домой.

 Но, все обошлось, я съездил в лагерь (и даже на две смены), закрыл 3-й разряд, и меня в это дело засосало с головой. С тех пор я так и иду по жизни.

 Потом, в Таджикистане жить стало невозможно, все стало разваливаться, и я уехал в Москву. Оттуда, после года учебы, меня призвали в армию, а так как к тому времени я был уже перворазрядником, то тренер 13-го СКА Александр Степанович Демченко откомандировал меня в спортроту.

 

 

 ***

Он (Александр Шейнов) постоянно жил на Кавказе, поэтому, чтобы ходить наравне с ним, нужно было все время тренироваться и держать себя в тонусе. Как-то раз мы приехали зимой на Кавказ и на акклиматизационном выходе сразу поднялись на Эльбрус. Степаныч (тренер А.С. Демченко) тогда очень переживал за нас, но все обошлось, потому что мы были молодые (нам было по 25−27 лет) и настрой на восхождения у всех был очень сильный — хотелось работать. Если на маршрут шли, то сразу договаривались — пролез веревку, меняемся. Как правило, начало маршрута лезли не в связке, а выходили как можно дальше вверх и связывались уже только на стене.

Множество восхождений было на Кавказе. Кавказ — это домашние горы, он был в то время весь открыт. Как раз там мы и нахаживали все эти 5-ки «Б» и 6-ки. За сезон проходили по 3−4 шестерки, а пятерки никто и не считал.

 ***

А привычка к высоте нарабатывается?

 Вы знаете, да! Как я заметил, организм уже адаптирован и понимает, что нужно включаться и концентрироваться. Горной болезни у меня обычно не бывает. Если я сразу поднимаюсь на высоту 4800 м, например, на Скалу Пастухова на Эльбрусе, и спускаюсь на 3800 м, затылок начинает побаливать и все, а неподготовленным людям, как я часто вижу, уже на «Бочках» (горный приют на Эльбрусе на высоте 3780 м.) становится плохо.

 

***

Первый раз на вершине Эвереста:

Поднявшись в лагерь на 8300 м (это уже стартовый лагерь, и там установлены палатки), я прямо в кошках залез в спальник, чтобы не разуваться, и в 2 часа ночи вышел, а в 9 у нас была связь. Меня спрашивают: «Ну что, где находишься?»

— «На вершине».

 — «Да, ладно! Не может быть!»

И это несмотря на то, что я еще бродил какое-то время под вершиной!

Чтобы доказать, что я там был, я взял икону, которую там оставили Красноярцы за неделю до этого, сфотографировал флаги, а икону спустил вниз и прикрутил ее на крест (там кресты стоят погибшим). Кроме того я захватил вымпел Бабу (очень знаменитого шерпа), который и стал главным подтверждением моего восхождения на вершину.

 

Эверест 1990

 

Эверест 2004. Северная стена

 

К2 2007. Занпадная стена. Вершина!