Внутренний курс компании: 1 $ = 67.26 ₽, 1 € = 70.14 ₽;
+7 495 642-88-66
19 Апреля, 23:03

День 1. С утра пораньше приехали в аэропорт и уже первым рейсом в шесть утра вылетели в Луклу. Из-за облачности совсем не было красивых видов. Только уже на подлёте к Лукле показались зелёные горки, между которыми пролетает самолёт, заходя в узкое ущелье.

Про аэропорт Луклы можно рассказывать много. Кстати, я уже про него и про Луклу рассказывала осенью в своём блоге после экспедиции на Мера пик и Ама-Даблам.

Поэтому вы уж простите, но сегодня будем без подробностей.

В девять утра, после небольшого завтрака мы надели рюкзаки. Попрощались с нашими баулами, которыми занимались портеры, и пошли в сторону Намче Базара.

В первый день переход был совсем небольшой, километров 8-9 до посёлка Пхадинг. Дорога почти всё время шла под горку.

На этой неширокой дороге движение оживлённее, чем на МКАДе. В обе стороны идёт бесконечный поток туристов, портеров, яков, мулов.

Когда идут яки главное успеть куда-нибудь прижаться. Як большой, ему всё равно, кто там идёт на его пути. А рога у него ого-го.

Ни в коем случае пропуская яков и мулов нельзя останавливаться на краю тропы, только со стороны склона. Иначе есть вероятность быть опрокинутым в пропасть.

Навесные моты, камни с молитвами, ступы, вращающиеся молельные барабаны - привычно дополняют пейзаж.

С пейзажем, правда, не очень. Я шла и вспоминала осенний звенящий от чистоты воздух. Весной же всё смазано дымкой, облаками, а после двенадцати начинает накрапывать дождь. Пока ещё совсем редкий, но достаточный для того, чтобы испортить виды.

Но зато весной цветут рододендроны. Пока их ещё мало, но дальше по трекинга будут деревья в цветах разных оттенков от нежно-розового до темно-красного.

Идём мы не торопясь и приблизительно каждый час делаем остановку. И за три с половиной часа доходим до места нашего ночлега - шикарной лоджии, с белым постельным бельём, толстенькими одеялами и даже - простынями с электроподогревом. Ещё какие-то десять лет назад такой сервис было сложно представить. А теперь вот - всё для нежного туриста.

И всё бы было неплохо. Если бы вдруг не выяснилось, что мой баул и баулы ещё двух моих товарищей по несчастью затерялись где-то на просторах треккинга.

Я десять лет езжу в Непал, и ни разу у нас таких проблем с баулами и портерами не было. Старший портер отслеживал все вещи, распределял поклажу и как правило баулы в лоджиях оказывались раньше нас. Самое неприятное, что с ними случалось - портеры где-то засиделись за обедом и пришли чуть позже группы.

Прошёл час с момента нашего прихода и обещания, что баулы вот-вот придут, стали звучать как-то совсем неубедительно. А ещё через час пытливых вопросов, демонстрации фотографии баула и уверений, что нет, никто из группы чужой баул не взял, и вот этот зелёный - тоже не наш, нам объявили, что произошла накладка и наши баулы куда-то ушли.

По-русски говоря, они умудрились продолбать три баула с вещами, которые теперь неизвестно где находятся. Такого за десять лет я ещё не видела.

Очень хочется надеяться, что баулы найдутся. Хотя с каждым часом надежда тает.

У меня из вещей - тонкие треккинговые брюки, тонкая термушка, флиска, тонкие носки и треккинговые ботинки. А ближе к вечеру температура начала ощутимо падать. Впрочем, сегодняшний день мы, конечно, переживём. А вот что делать дальше, учитывая, что в бауле остались все вещи на треккинг, которые потом также будут необходимы на восхождение - это уже вопрос.

В общем, приключения начались так себе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 *** В Лукле я была очень рада встрече с Нгатембой местным гидом шерпой, с которым осенью мы водили группу на Мера пик.

 

 

Кстати, те, кто не был в Непале очень часто путают понятия шерпа и портер. А даже когда не путают, то используют неправильно.

Шерпа - это народность проживающая в Непале. Кстати завтра мы придём в их столицу - Намче Базар. Благодаря своей выносливости и хорошей адаптации к высокогорью, они стали незаменимыми участниками высокогорных экспедиций. Сопровождают группы в качестве гидов и вешают веревки на маршруте. За что получают немало денег.

Кстати, из-за клановости, очень развитой в Непале, не шерпам сложно пробиться в этот бизнес.

Хотя, конечно, бывают исключения. Знаменитый непалец Нимс, сходивший за год 14 восьмитысячников как раз то самое исключение.

А портер - это носильщик. Как правило, тоже шерпа по национальности.  Но если совсем грубо, то можно сказать, что в Непале слово шерпа употребляют больше в качестве проводника или гида, а слово портер - вообще стало уже международным. Так называют носильщиков и в Непале, и в Африке, и в Южной Америке.

Когда мы уходили из Луклы, на удачу нам повязали белые шарфы. А Нгатемба повязал мне ещё и ярко-красный. Получилось красивое сочетание. Мои друзья в Белоруссии оценили бы.

 

 Прошло всего лишь четыре часа с того момента, как мы заселились в лоджию, а наши баулы наконец-то нашлись. Теперь я могла помыться, переодеться в тёплую одежду (стало уже весьма прохладно) и заодно подумать над своим поведением.

И кто здесь говорил, что он буддист? Кто говорил, что надо расслабиться и получать удовольствие? Я? А чего ж я тогда про баул-то так разволновалась. Аж настроение рухнуло до нуля.

В качестве работы над ошибками я решила отправиться в буддийский монастырь, который находился высоко на горе, аккурат над нами. На самом деле, сначала туда вроде бы планировался общий выход. Но после обеда все куда-то исчезли, и в назначенный час никто не вышел на прогулку.

Прогуляться в одиночестве в старый монастырь в горах, где сто пудов, кроме меня туристов не будет. Могла ли я отказать себе в таком удовольствии. Полчаса подъёма в гору (по дороге меня остановили местные дети, спросили, куда я иду, показали короткий путь и попросили их сфотографировать - прелесть, а не дети) через лес в деревьях, которого запуталось облако по тропинке усыпанной лепестками рододендронов, и вот уже монастырь показался.

Монастырь был совершенно пуст. И если бы не глухие удары барабана и монотонное звучание голосов где-то там, глубоко внутри, то можно было бы подумать, что все монахи покинули эту обитель. Но почти сразу появился молодой монах, спросил, хочу ли я пройти внутрь и, получив утвердительный ответ, продал мне билет.

 Я немного побродила по узенькому небольшому лабиринту из строений монастыря. Однако пение внутри становилось всё громче, и я решила заглянуть внутрь помещения. Перед входом висела табличка о том, что надо разуться, нельзя фотографировать и шуметь. Всё как обычно.

Служба была в самом разгаре. Я отодвинула немного ткань, закрывающую вход, не зная, можно ли входить во время службы, не нарушит ли это ход всей молитвы, если не сказать хуже, всей судьбы. Я нерешительно топталась у входа. И один из монахов кивнул мне приглашая войти. Наверное, ему надоело моё маячание у входа.

Я вошла и села на матрасик у стены.

Мерно стучал барабан. Голоса монахов то замедлялись почти до полной остановки, то разгонялись в невероятной скороговорке. Звенели колокольчики, дудели раковины и голоса, голоса, всё глубже погружающие меня в состояние полного покоя. Так я просидела достаточно долго. Только нежелание возвращаться в темноте заставило меня покинуть службу.

Я посидела ещё немного. Подумала о том, что если бы можно было ставить на стоп вот такие мгновения покоя, и фокусироваться на них, когда что-то идёт не так, наверное было бы гораздо счастливее в душе.

В общем, есть над чем работать по пути к счастью. А путь к счастью - он вот. Я постоянно напоминаю себе, что нахожусь в путешествии, о котором мечтала много лет. И что надо получать удовольствие от каждого мгновения. Пока не очень получается. То и дело ловлю себя на том, что я чем-то не довольна. Так, по мелочи. Но это раздражает.

- Мир не идеален. Просто получай удовольствие, - говорю я себе. И знаете, помогает.