+7 495 642-88-66

Андрей Травин. Как мы провели Интернет на Эльбрус .

Эльбрус как хайвей Когда мы садились в вагончик канатной дороги, наш инструктор Александр Федорович сказал нескольким иностранцам, которых мы фактически завалили своими рюкзаками, именно ту фразу, которую я вынес в заглавие этой странички дневника. Но вы просто не представляете, насколько она ... читать больше

Эльбрус как хайвей

Когда мы садились в вагончик канатной дороги, наш инструктор Александр Федорович сказал нескольким иностранцам, которых мы фактически завалили своими рюкзаками, именно ту фразу, которую я вынес в заглавие этой странички дневника. Но вы просто не представляете, насколько она подходит к описанию нашего восхождения на вершину. Дело в том, что погода на Эльбрусе весьма устойчива для горных условий. Приходит, допустим, фронт холодной туманной погоды, зацепляется за огромный массив Эльбруса и держится три дня. Эльбрус крутит своими ветрами эти туманы («эльбруш» в каком-то из тюркских языков можно перевести как «крутящий»). Потом столь же успешно держатся погожие 2-3 дня. С понедельника, когда Эльбрус погрузился в очередной туман, на Бочках и в Приюте 11 скопилось достаточно много групп альпинистов, которые ожидали той ясной и солнечной погоды, что установилась в ночь на субботу. И в результате вместе с нами в тот день на гору восходило более 200 человек. Такого невероятного количества альпинистов не скоро удастся увидеть.

Впрочем, прежде чем рассказать о наших приключениях, надо еще немного сказать об эльбрусской погоде. Подъем на каждую тысячу метров на Эльбрусе сопровождается понижением температуры на 10-12 градусов. И хотя мы во время восхождения не имели под рукой термометра, можно довольно уверенно сказать, что на Бочках, откуда мы стартовали в 4 часа ночи, было 5-10 градусов мороза, на высоте 5000 метров, где мы встретили восход, было минус 15 (или даже с учетом темного времени суток минус 20 градусов). А на вершине – минус 25-30 градусов при сильном ветре и пробивающем все преграды горном солнце на высоте свыше 5 км. (Можно заметить, что, к примеру, у автора этих строк сгорел хорошо загоревший за лето нос под слоем крема полной защиты от загара, а также места под очками, куда солнце, могло проникнуть только сбоку).

Удивительный природный феномен, который можно наблюдать на высоте свыше пяти километров в условиях ясной погоды (и уже описанный в статьях об Эльбрусе), довелось увидеть и нам. Вообще же, это своего рода сюжет для Макса Фрая - с его точками входа в параллельные миры… На рассвете, когда солнце находится еще за горизонтом, в стороне от реальной вершины в фиолетовом небе стоит гигантская тень от Эльбруса в натуральную величину. Очень впечатляющее зрелище. И не тем, что впервые в жизни видишь тень размером в пять километров, поражаешься именно тому, что в западном небе видишь еще один Эльбрус – темный рядом с белым.

Еще одно удивительное зрелище мы увидели на рассвете позади себя. Пять пятитысячников Безенгийской стены выглядывали из облаков только своими белыми вершинами, а все подножия были спрятаны в слоях тумана. Пять зубьев торчащие прямо из облаков…

Побудка перед восхождением была назначена на 2 часа ночи. Я проснулся примерно за час до подъема и лежал, слушая, как воет штормовой ветер. Я знал, что сильный ветер на Эльбрусе - к хорошей погоде, потому что он уносит облака от вершины. Но если на высоте будет такой ветер, что он станет валить с ног, восхождение придется отменить... К счастью к моменту преодоления скал Пастухова (4800 м) ветер стал самым обычным (метров десять в секунду) и вообще погода не подкачала.

Подъем. Не в гору, а из спальника. Низко висящие звезды на Карабаши... не величиною с кулак, конечно - такие только на Эвересте, но... большие. Всего лишь полторы кружки чая на завтрак (увы, это ошибка скажется много позже, когда у меня наступит сгущение крови). И - вперед.

Собственно восхождение на отрезке от 5000 метров до 5300 заключается в том, что надо шагать в след впередиидущего и ни о чем не думать. Но в это раз было слишком много народа для того, чтобы настолько отрешиться, что восхождение стало бы напоминать динамическую медитацию. Напротив, мы поили друг друга чаем во время коротких остановок, кричали «лыжню!» медленно идущим впереди (правда, половина из них не понимало по-русски) и… потеряли двух товарищей, которых пришлось отправить вниз с сопровождавшим нас Хажимуратом Этчеевым, директором федерации альпинизма Кабардино-Балкарии.

Почему некоторые не могут пройти на вершину? Кроме акклиматизации (желательно не менее недели) необходимо также совладать с ритмом своего дыхания. Самый предпочтительный режим - вдох на один шаг, выдох на другой, предельная равномерность. Для восхождения именно на Эльбрус нужно поддерживать средний темп ходьбы, чтобы завершить его в приемлемые сроки (после 10 утра снег на склонах Эльбруса ниже скал Пастухова превращается во влажное месиво, поэтому на гору и выходят глубокой ночью)...

Остальной состав экспедиции дошел до седловины. Там в промежутке между двумя горбами Эльбруса - место традиционного последнего привала перед вершиной. Там пьют последний сохранившийся в термосах чай. Там некоторые бросают на произвол судьбы свои рюкзаки, чтобы пойти на штурм налегке. Там просто не очень дует. Там мы устроили финальную веб-трансляцию, о чем в тот же самый день успел рассказать местный телеканал ТВ-27…

Вообще планы выбора места последней трансляции менялись несколько раз. Первоначально предполагалось сделать ее с высшей точки России – Западного Эльбруса. По приезде мы выяснили у гидов, что Западный Эльбрус – это место, где не работает сотовая связь, так как оно находится «сильно за горизонтом» - и вообще в точке, где не ловятся никакие привычные средства связи. Тогда мы наметили подняться на Восточный Эльбрус. Но во время тестовых испытаний на скалах Пастухова веб-трасляция была фактически сорвана сильным холодным ветром: Юлиана могла обморозить руки, а ноутбук, особенно его ЖК-экран замерзли до невозможности полноценного функционирования. Поэтому в окончательном плане трансляцию решено было осуществить с седловины (те же самые опасения, что были обозначены для Западной вершины, касались и седловины, но там не так дует). В итоге спутник поймался без труда. Я сказал несколько слов в эфир...

Седловина - место спокойное, но опасное. Во-первых, если там долго (полчаса) ничего не делать, то начинает болеть голова даже у прошедших акклиматизацию. Во-вторых, имеется немало примеров, когда, посидев на солнышке в уютной седловине, люди начинали думать, что восхождение на вершину им уже не нужно…
После успешной трансляции, еще четверо участников экспедиции решили, что их миссия выполнена и с них довольно. Четверо других решили взойти на Западную вершину.

По правилам альпинизма, если хоть один участник команды взошел на вершину, то восхождение засчитывается всей группе. Взошли Андрей Травин – автор этого текста (впервые в жизни) и Ольга Петрова (во второй раз в жизни – на вершину, в третий раз жизни - на седловину), а также ставший членом нашей команды совладелец отеля «Поворот» Юрий Михайлов (второй раз в жизни) и, разумеется, наш гид Саша Абрамов, побывавший на вершине Эльбруса около 50 раз. Среди интернетчиков-компьютерщиков-очкариков я оказался единственным, кто дошел до конца.

Самая высокая точка России находится примерно на северной стороне вершины, а мы поднимались по южному склону. Поэтому из седловины мы отправились траверсом, обходя вершину по довольно крутой тропе. По ней все время идешь, не видя конечную точку, и только метров за сорок вдруг поднимаешься на последнюю площадку перед вершиной. Александр Викторович Абрамов отлично подготовил нас к восхождению. Горной болезни не чувствовалось – в смысле не болела голова, рот не хватал воздух, как у рыбы, вытащенной на сушу, ноги уверенно несли вверх, не чувствуя слабости. Но где-то на середине пути от седловины к вершине меня настигла тошнота (такое тоже случается на высоте свыше 5 км). Причем тошнило меня собственной желчью. Таким образом, я поднялся к вершине со вкусом горечи во рту. Перед последним подъемом высотой в три-четыре метра стоял человек, склонившись вниз и опираясь на свои лыжные палки… Я бросил на него недоуменный взгляд, который в силу описанных выше причин получился довольно желчным, и в своих кошках легко взбежал на вершину. Ни эйфории, ни усталости я не почувствовал. Вместо того, что смотреть по сторонам, я начал напяливать пуховку. Да и посмотреть было особо не на что, как ни удивительно. На север - отроги северного Кавказа. На запад – бурый массив так и не увиденной горы Кюкюртлю (4639 м) - весь в тумане. На юг – Главный Кавказский хребет в той его части, что мы основательно рассмотрели с Бочек.. А на восток – соответственно пологая восточная вершина Эльбруса без особых примет. Еще с седловины мы видели группу, которая шла на Восточный Эльбрус - они, вероятно, свернули на нее еще раньше перемычки и в результате шли не в общем потоке… Мы тоже решили сходить на Восточный Эльбрус. Спустились до того места, где развилка – либо на противоположную вершину, либо вниз и там… изменили намеренья и все-таки пошли к подножью.

На этом, впрочем, наши приключения не окончились. На обратном пути мы успели поучаствовать в спасательных работах. Один из ирландцев, поднимавшийся на Эльбрус с гидом, которым была известная альпинистка Людмила Коробешко, на спуске почувствовал себя плохо. До перемычки он шел, привязанный веревкой. Где-то в районе отметки 5000 метров просто упал и перестал передвигаться. Уже спустившись на сто метров ниже скал Пастухова, мы вынуждены были подняться обратно и помогать спускать иностранца в Приют Одиннадцати отчасти на носилках из лыжных палок, отчасти - своим ходом (это нужно было, чтобы организм продолжал бороться и не раскисал). Потом - на Бочки по растопленному снегу. Как только мы ступили на твердую почву, Ольга увидела, что у меня из пластикового ботинка торчит обломанное лезвие кухонного ножа, воткнувшееся в него вероятно, когда мы скользили вниз по снегу… Я вынул обломок лезвия и взял его с собой.

Спуском в Терскол окончился этот длинный предлинный день, начавшийся в два часа ночи. От обилия кислорода всем захотелось спать, что большинство и сделало.

Восхождение на Эльбрус в год Волка

Точно на восходе Солнца в понедельник 21 марта 2005 года по древнему арийскому календарю наступил год Волка.
Годы Волка издревле считались самыми определяющими в череде лет. На них падали важнейшие события, изменявшие облик стран и континентов на целый исторический цикл в 32 года, а иногда и более. Они связаны с пробуждением огромных массовых движений, не всегда явных, но всегда - преобразовательных, трансформирующих образ мира.

Позднее, взвешивая впечатления, я понял, что год Волка 2005 был пока самый насыщенным эмоциями годом моей жизни. Возможно, на него пришлись и важнейшие события. Говорят, что тот, кто до конца выдержит напряженный ритм года Волка, потом обретет силу. Весь год Волка у меня была любовь, которая помогала мне держать накал того года. А в середине года Волка я поднялся на высшую точку страны.

Поводом к восхождению стала идея провести Интернет на вершину Эльбруса и устроить оттуда видео интернет-трансляцию.

Что же такое "Год Волка"?

Календарная система древних ариев возникла еще до разделения семьи индоевропейских народов, а посему одинаково приемлема для иранцев, славян, балтов и германцев. Древнеарийский календарь связан с нашими традициями гораздо в большей степени, чем 12-летний «восточный» или китайский, ориентируясь на особенности которого нас каждый Новый год учат какого цвета кофточку одевать к бою курантов.

Сам по себе 32-летний календарь – это календарь людей отмеченных, чьи поступки во многом определяют течение дальнейших событий. Но им можно пользоваться и простым людям, потому что искра Божья присуща любому человеку, если он не сделал сознательного выбора в сторону зла.

Календарь являлся стержневым понятием, поскольку выполнял связующую функцию между верхним и нижним мирами. Именно благодаря календарю возможно установить соответствие между объективными событиями космического плана, такими, например, как равноденствия и солнцестояния, и событиями земной жизни: севом, первым выгоном скота, сенокосом, сбором и заготовкой урожая.

В арийской традиции годовое обращение Солнца символизирует собой миротворный круг, в котором отражена битва между силами добра и зла. В течение каждого года на Земле разыгрывается миф о рождении мира, вторжении в него Духа-разрушителя, о разделении Добра и Зла, о торжестве сил света и об окончательном установлении царства Истины. Это всё нашло отражение в смене четырех времен года, разделенных солнцестояниями и равноденствиями.

Православный церковный календарь каждый год воспроизводит собой события, случившиеся до и после распятия на Голгофе. Как определяющий земную жизнь сюжет. Но это сейчас - не наша тема.

Календарь структурирует время, превращая бессмысленное течение отдельно взятой человеческой жизни в подобие миротворного круга, наполняя смыслом каждый момент настоящего. Неизменные, вечные принципы закодированы в календарных циклах, ежегодно воспроизводящих цикл от начала и до конца существования воплощенного мира. Принцип любого календаря состоит в объединении малых временных циклов в большие: секунд в минуты, минут в часы, часов в дни, дней в месяцы, месяцев в годы, годов в столетия и т.д.

Ну а год Волка - год стихийных, природных сил, мощных катаклизмов продолжает тенденцию Огня, но это скорее уже сила не пламени, а сила вулкана, взрывающегося и распространяющего свое могущество. В такой год уместно взойти на вулканы, хотя бы и потухшие.

Человек, отвечающий характеру года Волка – это тот, в характере которого все же превалируют черты хищника. Такие люди активны, постоянно преодолевают препятствия, ищут экстремальные условия. Это идеал бесстрашия, победа над стихиями, тот образ, который был неоднократно описан Джеком Лондоном в своих романах. Герой Джека Лондона, человек, не боящийся опасности, побеждающий стихии, человек чести. Жизнь бросает его, как щепку, но он всегда находит себя и находит на высшем уровне, может выдержать любые испытания. Он обладает высшими силами выживания в экстремальных условиях. К году Волка применимы характеристики героев Джека Лондона. Вот это мне уже близко. На среднем уровне – это путешественники, люди, которым мало сидеть на одном месте, им нужно много приключений в жизни.

В годы Волка всегда происходит объединение по крови и по духу близких людей. Собственно это, наверное, и происходило со мной тогда...

Горы становятся ближе с каждым днем

Пресс-конференцию по поводу интернет-экспедиции на Эльбрус отменили, точнее перенесли в в Кабардино-Балкарию. Анонс экспедиции вывесили на сайте.

Там, правда, нигде не сказано, что мы тут еще рекорд собрались зафиксировать. Веб-камеру поднять на 4100 метров и поставить на Бочках. Ребята посмотрели, что вроде выше пока никто не залезал со стационарной веб-камерой. При успешной реализации проекта рекорды будут зарегистрированы в книге рекордов Гиннеса (Россия). Специально для проекта компанией «Каббалктелеком» совместно с компанией «Comptek» будет организован беспроводной интернет-канал на склоне Эльбруса, проведена самая высокогорная проводная линия (ADSL).

В Терсколе

«Кавказ твой контур затуманенный прописан в памяти моей», - пел Владимир Капгер. И это - наиболее точное описание Кавказских гор. Когда мы приехали в Терскол, то без пелены облаков мы увидели только вершину Накра (4451 м). А пока мы поднимались на канатной дороге, прекрасный Донгузорун (4468 м) очищался от облаков. Когда мы приехали, он предстал на фоне синего неба. После фотосессии мы сели в подъемник вниз, и пока доехали до конца, Донгуз снова полностью спрятался в облака.

На следующий день был отличный прогноз, который, надо сказать, полностью подтвердился: с нового утра мы наблюдали в ясном небе вершины Малый (3850) и Большой Когутай (3891 м), упомянутые Накру и Донгузорун, Чегет (примерно 3600 м), а второй половине дня - и сам Эльбрус: сначала показалась Западная вершина (5642 м), потом Восточная (5621 м). Но это случилось уже тридцатого, а день приезда был день самого Терскола, когда в честь нашего прибытия резали барана и говорили тосты «за женщин, которые украшают наши горы», а также «за то, чтобы стол, который мы видим сейчас, был самым бедным столом в нашей жизни». Самый бедный стол нашей жизни включал хичин, шашалык, тунзук, шурпу, абрикосы, арбуз, хабаз и еще много чего….

Терскол – сравнительно старый поселок на берегу реки Баксан. В нем встречаются строения-первенцы туристской индустрии Приэльбрусья и сравнительно новые гостиницы. На самом деле, создается такое впечатление, что деньги, которые в последние годы централизовано выделялись на развитие Приэльбрусья, дальше Нальчика не доходили. Во всяком случае, новые гостиницы чаще всего построены местными жителями, преимущественно балкарцами, которые безо всякого генерального плана строят новые отели на территории Национального парка «Приэльбрусье». К таким гостиницам относится и «Поворот», в котором мы поселились. Он расположен в реликтовом сосновом лесу почти у подножья Чегета. Именно перед входом в этот отель были повешены флаги многих компаний, представители которых принимают участие в первой интернет-экспедиции. Именно от Поворота прошла первая веб-трансляция… Наиболее интересный факт, который выявился в первый день, это то, что наш гид Александр Абрамов - человек, который к тому времени посетил шесть вершин семи континентов (кроме Антарктиды), а за нашим праздничным столом оказался знаменитый альпинист из Британии - Вернон Хэнсел, который побывал на семи высочайших вершинах семи континентов по пять раз!






















Чегетская осечка

Восхождение на Чегет случилось без меня. После первого большого привала (2750 м) я вынужден был застрять около кафе «Ай». Это круглое, как луна, кафе (в переводе с балкарского "Ай" - луна), мне было известно по прозе Визбора. Но мне там не понравилось, и застрял я там вынуждено. Мои неношеные туристские ботинки-вибрамы производства 1989 года выпуска не выдержали своего первого испытания. Подъем на 600 метров по вертикали по склону Чегета превратили белые подошвы ботинок в подобие засохшей недоеденной манной каши. Из правого ботинка уже торчала подошва ноги. Посидев несколько часов на большом дощатом помосте перед кафе, на так называемой палубе, я уговорил канатчиков бесплатно спустить меня вниз... За время моего вынужденного безделья я любовался прекрасным видом на Донгузорун, где был виден путь, по которому в 1957 году Михаил Хергиани впервые в мире покорил эту гору со стороны северной стены (с юга на Донгуз ходили еще в 19 веке). Он шел по треугольникам вдвоем с другим альпинистом из сванов. Они сделали одну ночевку на стене - это место тоже было видно.

На Накре был виден так называемый Итальянский кулуар: ледовая дорожка, которая пересекает гору сверху вниз. По итальянскому кулуару можно ходить в одиночку, "ходить" разумеется в альпинистком смысле: то есть лезть, вбивая крюк за крюком. Левее Когутая угадывался весь затуманенный пик МНР, а вот Эльбрус под конец моего созерцательного времяпровождения очистился от облаков. Купола его вершин я увидел впервые с 1983 года: очень уж много облаков рождается на его вершинах, к примеру, в 1986 году он мне ни разу не показал свою вершину, хотя тогда я один день жил в гостинице "Мир" на его склоне на высоте 3500 метров.

Кстати, ребята (уже без меня) успешно поднялись на Чегет - на его меньшую вершину (3404 м), на ту, на которую все и ходят. "Спортивное" восхождение на его основную вершину (3600) никто не делает, потому что для этого надо снова спуститься и потом подняться, и мало кому хочется это проделать.

А с ботинками ситуация в итоге разрешилась наилучшим образом. Сначала я взял в прокате ботинки для походов по каменным и травяным склонам, комбинированные из кожи и ткани gore-tex. Ткань gore-tex была впервые испытана альпинистами. Она делается так, что один из ее слоев расстреливается из лазера. Создаются отверстия, которые больше, чем молекулы воздуха, и меньше, чем молекулы воды. Ботинки не промокают, и дышат. По технологии gore-tex изготавливают также куртки и спортивные брюки.

Позднее я взял в прокате подкошечные пластиковые ботинки для восхождений на снежные горы. Обычно восхождения на Эльбрус совершаются по южному склону и обычно поднимаются по канаткам до 3750 метров, а дальше шагают в пластиковых ботинках до самой вершины.

Из Долины Нарзанов на Поляну Цветов

День отдыха. Долина Нарзанов - место экскурсий для отдыхающих из санаториев Нальчика, Кисловодска, Пятигорска, Ессентуков. Эльбрус порождает все минеральные воды Кавказа, но здесь в нескольких километрах от своего подножия он выдает нарзаны по вкусу как бы слегка газированные… Из трех покрытых ржавым налетом труб (в нарзане много железа и других полезных элементов) они бьют тремя непрерывными струями. Недопитый нарзан стекает за обочину. В долине Нарзанов я впервые был аккурат 22 года назад. А вот дальше все впервые. Подъем из Долины Нарзанов на Поляну Цветов. Небольшое восхождение по тропе на склоне Когутая. Вид на горы Чегет, Азау и кусочек вожделенного Эльбруса...

А это вид на Чегет с Поляны Цветов.






















Считается, что черви не любят высоты, подберезовики и подосиновики на горных склонах бывают «чистыми», даже достигая гигантских размеров. Это частично не подтвердилось, так как червивые гигантские грибы мы все же встречали. Основным добытчиком гигантских грибов был главный гид экспедиции Александр Абрамов. Вечером мы ели лично им приготовленный потрясающий жульен.






























Андрей Травин и Александр Абрамов во время восхождения на Поляну Цветов.

Ночевка на станции "Мир"

Утром я совершил одиночное восхождение вверх по реке Донгузорун. Основное дело дня - подгонка кошек под ботинки. Долго рассказывать, как носился отверткой и ключом...

Во второй половине дня мы с группой достигли 3500 метров с помощью вагончиков канатной дороги. Следующая очередь канатки была остановлена из-за грозы - опасались, что молния может ударить в кресло. Там на "Мире" и заночевали.






















Альпинистские палатки ставили под крышей - под проливным дождем они промокают за два часа

Сверху спускались разные люди. Один из них был Николаем Черным... Какое это имеет отношение ко мне? Это долгая история. Размером в целый абзац.

Александр Абрамов, руководитель нашей команды, а несколькими месяцами раньше экспедиции Команды Приключений Альпиндустрии на Эверест, сделал так, что 30 мая 2005 года Николая Черный, 1938 года рождения наконец впервые взошел на Эверест. Первый раз он попытался совершить восхождение в составе экспедиции советских альпинистов в 1982 году. В то время я учился микросхемотехнике и микропроцессоры мне преподавал младший брат Николая Черного, он же по совместительству - главный редактор факультетской газеты. В ней печатался дневник той экспедиции на Эверест, типа такого, что здесь веду я. И вот я увидел Николая Черного. Знакомиться не стал.






















Мир - Бочки - Приют 11 и обратно

Быстрорастворимая овсянка "Быстров" была испробована мной впервые в жизни. Представьте кашу, которая плавает в кипятке, как быстрорастворимая лапша. Пожевав это, подумал, что средство против запоров мне не нужно, едой это назвать трудно, а для того, что взойти, более всего нужна аккуратность в мыслях - чтобы не мечтать, не воображать себя на вершине. В этот день они морили меня голодом и на перекусах. На подходе к Приюту 11 я вслух рассуждал, что перекус на восхождении не может состоять из шоколадного батончика и апельсина. В результате за то, что я первым пришел в хижину "Дизельная", мне дали еще один батончик. Но я забегаю вперед.

Канатка из-за плохой погоды не работала, поэтому до Бочек мы шли за Абрамовым пешком в пластиковых высокогорных ботинках оранжевого цвета - одинаковые, как гусята, идущие за гусыней.






















volk (второй в колонне) во время акклиматизационного похода на Эльбрусе (на нас надеты большей частью так называемые куртки с проклеенными швами Bob-2 (зеленые) производства фирмы "Баск", 100% полиамид - от дождя защищает, но тело не дышит, я больше ее ни разу не одевал).

Бочки – это временное жилье вахтовиков, продуманные жилища для нефтяников и альпинистов: снег не задерживается на покатых боках, его сдувает, и бочки всегда чистые.

На Бочках одели "кошки" с целью при дальнейшем подъеме потренироваться в них ходить. До скал Пастухова обычно ходят без кошек, но в нашей экспедиции ходьба по снегу предполагалась исключительно в них.

"Приют 11" встретил нас вновь начавшимся дождем. Говоря точнее, от легендарного Приюта остались лишь местами порушенные бетонные стены и туда зашел лишь я один - из ностальгических соображений. Зато на двадцать метров ниже Приюта нас встретил купол двухэтажной хижины Дизельная. Построенная как временный приют, она способна вместить примерно двадцать человек. Суровые высотные условия заставили строителей возвести почти что крепость.






















volk на фоне сгоревшего "Приюта одиннадцати" (под носом у меня не сопли, а противозагарный крем).

Засыпаемые мелким снегом мы записали на видео поздравления с Днем железнодорожника (4 августа) и поблагодарили со склонов Эльбруса всех сотрудников ОАО «РЖД» за их труд. Ролик должны были смонтировать и передать в телеэфир в праздничный день (кто-нибудь видел?). Позади нас в тумане лежал почти невидимый Кавказский хребет. Участвуя в действе, я думал, что с таким же успехом мы могли записать этот ролик в феврале где-нибудь в московском дворе... Ролик начинался словами "На Эльбрус еще не проложены рельсы, но представители РЖД уже здесь...". И безо всяких смайликов.

От Приюта - спуск вниз... По снегу - выпрыгиваниями вперед-в стороны в кошках (вместо так называемого прусского шага). По каменному гребню из остывшей лавы - спринтерским бегом с приземлением ступни на участки земли между базальтовыми камнями. Так впрочем, делали только volk, Петрова и Абрамов. Остальная участники группы всю альпинистскую технику к моему удивлению проигнорировали - доковыляли, как побитые, до кресельной канатки, потом за свои деньги спустилась до "Мира" (у нас спуск на своих двоих это получился быстрее, чем у них)...

Было принято решение из-за плохого метеопрогноза вернуться на большую землю (2000 м) и заночевать в "Повороте". Двое участников, как оказалось, были рады такого повороту событий. Я был огорчен, но поскольку это был первый (и пожалуй, последний) поход в этой экспедиции, во время которого я совершенно явно устал, то я завалился спать.

Сон, как водится, не запомнился, и потому сделаю в меру лирическое отступление.

Быть серьезным возможно вредно даже для здоровья, хотя Минздрав об этом не предупреждает. Однако это точно вредно для воплощения желаний, подарков судьбы и интересных ее поворотов.

Я буду говорить о вероятностях, почти как о живых сущностях. Это, строго говоря не так, но очень упростит объяснение. И вот они (вероятности реализаций событий наших жизней) сразу чуют, когда человек серьезный, и тогда начинают с ним капризничать.

Серьезность - признак заинтересованности в чем-либо. Это явная демонстрация, что по отношению к чему ты серьезен - тебе очень нужно. Настолько нужно, что просто край.

Речь идет не о лицемерии, когда ты "делаешь вид", что тебе пофиг. А об искреннем исключении данного вопроса из "жизненно важных". Серьезность = привязанность. А вероятности очень не жалуют привязанности. Они любят свободу. Сюда же относится пресловутое чувство собственной важности. Человек с запредельным чувством собственной важности приговорен к пожизненному неудачничеству.

Вероятности - это как очень свободные и капризные дети. Их надо приманивать, заинтересовывать, нянчиться с ними... А жесткого и грубого обращения они не терпят. И скучного тоже. Их надо развлекать. А то они сами тобой развлекутся. Хотя что тут такого сложного - ни дети, ни вероятности не требуют обособленного внимания. Это делается попутно со всей остальной деятельностью. Вроде бы просто не пугай их. Играй с ними. Они ведь сами лезут и льнут, когда ты не пытаешься их обижать и насиловать. Их просто надо любить. А времени и сил они почти не отнимают, на самом деле. Просто слегка подкорректировать собственное восприятие...

Вероятности заинтересованы в нас гораздо больше, чем мы в них. Ведь у нас вон сколько возможностей. А у них не так. Но они еще свободолюбивы и щепетильны. Могут предпочесть не воплотиться, чем терпеть грубость. Итак, я хочу сказать, что с вероятностями, как и с людьми - необходимо быть великодушным. Не играть мышцами, не показывать силу... Да, мы сильнее. Но мы должна быть и мудрее. К тому же, вероятности, не люди - они не ошибаются, принимая великодушие за слабость. Это только у людей такой дефект в голове. Вероятности великодушие чуют и уважают. Как живые прям.

А "незримые" объекты и удобнее воспринимать как живые, потому что их так легче описывать. Но это не значит, что они действительно одушевлены. На самом деле, их одушевленность как бы "отражение нас". Ну то есть как луна светит отраженным светом Солнца.

Там на Эльбрусе и за месяц до поездки я очень старался не спугнуть. И у меня получилось.. Я понял это на скалах Пвстухова.

Мир - Бочки - Приют 11 и обратно

После двух пасмурных дней нам предстоял новый акклиматизационный поход - классический выход на скалы Пастухова. На нем опытному глазу видно, кто имеет шанс дойти до вершины.

Со вчерашнего дня на Бочках уже работал интернет-канал по технологии широполостного доступа - вечером мы снизу увидели на нашем сайте знакомые Бочки. Сначала подъем на трех канатках. Нас встречает Эльдар Золотарев (Каббалктелеком). Из-за тумана связь то появляется, то пропадает. Намеченная на 11 часов интернет–трансляция задерживается. Но даже спустившийся туман не помешал нам ее провести. Выглядело это примерно в таком духе: "Слышь, Бивис, у нас тут на Карабаши - туман и пурга. Поэтому мы будем нести пургу. Но, несмотря на плохие погодные условия и пургу, которую мы несем, наша экспедиция успешно продолжается". Ребята складывают пальцы в знак Victory. Я как всегда себе на уме - никаких пальцев не складываю. Я просто приобщаюсь к чувству победы... В завершение трансляции Саша Абрамов привел к видеокамере легенду советского альпинизма – Владимира Моногарова, которому в этом году исполнится 80 лет, а общественно-сексуальная жизнь которого стала особенно интенсивной после 50... Он показал сосункам, какие речи надо говорить в эфир (в веб-версии трансляции этот момент обрезан)...






















Абрамов командует общий сбор. Мы одеваем кошки. Третий раз в жизни преодолеваю участок до Приюта 11, и вот, наконец, мы начинаем медленный подъем дальше. И сразу побит мой личный рекорд высоты, который держался с августа 1983 года. Позади вершины в дымке облаков (Ушба однажды показала два своих клыка 4696 и 4710 м, но целиком ни разу не показалась ни в тот день, ни в какой другой), а впереди Эльбрус близкий, величественный и двуглавый, как герб России.

Стоит поднять голову и кажется, вершина Эльбруса рядом, рукой подать, но даже до конечной точки сегодняшнего маршрута еще далеко. Группа растягивается. Несколько человек оказываются впереди. Тех, кто отстал, не видно за склоном - это "кандидаты на отчисление", т.е. кандидаты на включение в группу, которая с середины маршрута пойдет вниз.

Последние 100 м перед скалами Пастухова – крутой подъем и в итоге 4800 м - личный рекорд высоты, который должен продержаться не более пары дней. Пытаемся развернуть оборудование. Очень сильный ветер. Замерзает ноутбук. Времени мало. Скоро сядет солнце. Абрамов торопит вниз. Спуск дается легко. Я прихожу в хижину Дизельную и обсуждаю Людмилой Коробешко - супругой Абрамова, куда же делись остальные? Оля Петрова давно убежала вниз готовить нам ужин. Я сижу на скамейке перед хижиной и жую курагу, а остальных где-то носит. Приходит осознание, что наша группа подготовлена очень плохо - еще никто на памяти старожилов не ходил до самой темноты до скал Пастухова и обратно. Наконец, они являются. В лагерь возвращаемся уже в темноте, ориентируясь на Накру-тау. По дороге встречаем трещины в леднике, длинные, но шириной в палец. Реально это не должно быть страшно, но тем не менее, по ним никто не идет (так женщины порой боятся удара тока, когда держат в руках электроприборы, ничего не понимая в электричестве).






















Позади Ушба показывает два своих клыка, торчащих из дымки облаков как своего рода число 11, а впереди Эльбрус, величественный и двуглавый, как герб страны.

Стоит поднять голову и кажется, вершина Эльбруса рядом, рукой подать, но даже до конечной точки сегодняшнего маршрута еще далеко. Группа растягивается. Несколько человек оказываются впереди. Тех, кто отстал, не видно за склоном - это "кандидаты на отчисление" - на включение в группу, которая с середины маршрута пойдет вниз.

Последние метров сто перед скалами Пастухова – крутой подъем и в итоге 4800 м - личный рекорд высоты, который должен продержаться не более пары дней. Скоро сядет солнце. Я оглядываюсь назад и в этот момент всем телом ощущаю, что я взойду на вершину. Изумительное чувство единения со всем, что вокруг. Наверное, это и есть вступление в свою судьбу!

Спуск дается легко. Я прихожу в хижину Дизельную и обсуждаю там, куда же делись остальные? Приходит осознание, что наша группа подготовлена очень плохо - еще никто на памяти старожилов не ходил до самой темноты до скал Пастухова и обратно. Наконец, они являются. В лагерь возвращаемся уже в темноте, ориентируясь на Накру-тау.

Идем на кухню – единственное, кроме туалета, здешнее сооружений, являющееся не бочкой, а небольшим домиком с плоской крышей. Едят все очень мало - акклиматизация наших организмов продолжается со скрипом. Мужчины объелись одним бутербродом. Я объедаюсь парой мисок лапши с сосисками (и всю ночь чувствую, как желудок их напряженно переваривает).

Отправляемся спать. Новолуние. Заснуть в первую ночь на высоте 3800 не получается.

Зато вместо того, чтобы считать ворон, можно поразмыслить над тем, что в предыдущий год Волка 1973 Высоцкий написал "Памятник", "Я из дела ушел", "Мы все живем как будто, но...", "Диалог у телевизора", "Козел отпущения", цикл "Очи черные", а также песни к "Алисе в стране чудес" и "Бегству мистера Мак-Кинли".

Бродский написал "Имяреку тебе, потому что не станет за труд" и вот это знаменитое: ...любое пространство сзади, взятое в цифрах, сводя к нулю, не оставляет следов глубоких на площадях, как "прощай" широких, в улицах узких, как звук "люблю".

Вышли фильмы "Земля Санникова", "Семнадцать мгновений весны", "Иван Васильевич меняет профессию", "В бой идут одни старики", "Калина красная", "Плохой хороший человек", "Амаркорд", Enter the Dragon, "Моска-Кассиопея".

Харуки Мураками написал "Пинтбол".

Умерли Толкин, Пикассо, Брюс Ли, Русланова и Буденный. Родился Шнур и еще четверо мелькающих сейчас на нашей эстраде персонажей.

Тот 1973-ый год я почти не помню. Вспоминаю, что в кинотеатре "Первомайский" смотрю "Землю Санникова" и меня очень цепляет песенка оттуда "Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь".

В год Волка 2005 снаружи почти ничего не происходит - не только в поэзии и кино, но даже и в песне. Безвременье. Но мы-то не можем ждать, если у нас есть только миг...

Следующий день - первый день растущей луны - идеален для планирования свершений. Мы этого еще не знаем, но занимаемся именно планом восхождения. Попутно весь день наблюдаю Главный Кавказский хребет. То покажется Хотютау, то возникнет Азау, то обнажится Малый Донгузорун, то на грузинской территории станет виден пик Штавлер… Наш гид рассказал, что когда они в 1982 году поднялись на Штавлер, то сняли оттуда записку 1967 года. И, наверное, их записка тоже лет двадцать пролежит, потому что раньше в Сванетии были альплагеря, а теперь кому эти пятитысячники нужны? В безвременье... К вечеру открылись вершины Шхельды, а затем над ними появилась горная радуга...

На Бочки приходит кресельная дорога, поэтому там в альпинистский пейзаж подмешиваются фрагменты другой жизни. Например, девушка с голыми ногами и в мини-юбке около входа в Бочку... Один такой контраст был использован и во время очередной интернет-трансляции. Местный фотограф-альпинист вышел из бочки с саксофоном. Народ немедленно потребовал "Бэсса мэ мучо". Песня была исполнена, и в конце конце он стал играть прямо в веб-камеру...

Одновременно с ужином получаем «штурмпакеты» – изюм, курагу, одну (опять одну!) шоколадку и пакетик арахиса. Вечером – сборы. Кроме того, что на себе, брать с собой надо по минимуму – пуховку, меховые рукавицы, сидушку и железный термос с чаем...

"Горные лыжи ставят нас в невыносимые обстоятельства. Они сразу требуют, чтобы тело было легким и сильным, реакция - быстрой, глаз - точным, мышцы - неустанными. Помилуйте, да где же это все взять?! И еще - все сразу! Однако представьте себе - приходится доставать. И не по частям - все сразу. Так, несясь по склонам Эльбруса, куда я привез своих новичков, чтобы они хоть раз смогли увидеть несказанную панораму Главного Кавказского хребта, я думал о том, что сорок лет - еще не финиш. Надежды не покидают человека ни в каком возрасте, но в сорок лет надежды еще не безнадежны", - писал Юрий Визбор в книжке "Завтрак с видом на Эльбрус", подаренной мне на день рожденья лет двадцать назад.

Альпинизм к счастью не потребовал всего и сразу. А за неделю в горах организм достиг такой формы, что наверняка завтра взойду, не особо запыхавшись. Несмотря на приблизительно сорок лет.

Отрубаюсь в сон, даже не дождавшись, пока погасят свет. Завтра – вершина. Но про это восхождение вы уже знаете…

Есть вершина!

Большинство летальных исходов случаются на Эльбрусе в непогоду. Сначала - потеря ориентировке в тумане, а затем что угодно: падение в трещины, замерзание... В мае 1990 года произошла очередная крупная трагедия на Эльбрусе: 9 трупов и еще столько же - на грани.

После этого случая весь путь от скал Пастухова до седловины был промаркирован через 20 метров палочками. Но палочки короткие, видимость в ураган не более 5-10 метров, и до сих пор люди продолжают теряться по одиночке и целыми группами…

После успешного восхождения при хорошей погоде я спускался по этим маркерам впереди гида. Хотя очень не хотел идти до самого дома в одиночку. Меня настораживали странные свойства человека незаметно забирать в сторону из-за более широкого шага правой ногой. Плюс рассказы о том, как люди, словно ослепленные, шагали в трещину перед скалами Пастухова даже при хорошей видимости. И особенно истории про то, как на высотах порядка 4 тыс. м гиды ради эксперимента связывали веревкой своих клиентов и в условиях плохой видимости позволяли связке идти самостоятельно при их боковом наблюдении: альпинисты-чайники все время (!) сбивались с дороги…

В какой-то из книжек Рёрихов описано, что приезжают в Калькутту альпинисты из Европы. Идут по улице, а индусы их спрашивают: "Вы куда собрались?". "На Канченджангу", - отвечают европейцы (это такая ого-го вершина в Гималаях, всего на триста метров ниже Эвереста). "Надо же, - удивляются индусы, - а наши махатмы там постоянно бывают в легком теле". Действительно, они во время медитаций представляют себя на вершинах Канченджанги... А вспомнил я эту историю, получив несколько раз вопросы, легко ли было восходить на Эльбрус? Очень легко! Потому что я шел на гору в легком теле, - на мне не было ни одного лишнего килограмма, и даже грехи мне отпустил за месяц до экспедиции священник из церкви св. Ирины. Двум нашим ребятам по центнеру весом каждому было на подъеме гораздо сложнее.

Горные смыслы

Открыть новый астероид - это как открыть остров, то есть заметный факт личной биографии, но и не более. Появление на вершине, казалось бы - то же лишь факт биографии. Но тут есть нюанс: восхождение на Эльбрус продолжало влиять на меня весь год, в том числе потому, что случилось во второй день растущей луны, когда особенно удачно начинать большой жизненный цикл. Через три года по той же причине официальное принятие Дмитрием Медведевым высшего поста страны устроили во второй лунный день. У каждого из нас - своя вершина... Мне моя вершина пошла впрок, как я понимаю.

Пока мы в переносном смысле на вершине горы, на вершине своих достижений по прошлым заслугам, нам открыт широкий обзор, и мы можем видеть, какая из других гор самая достойная для того, чтобы ее посетить и сделать своим достоянием. Дескать, пора начинать спуск с этой горы ради новых достижений. Выбор был сделан, но новый подъем к вершинам задержался на годы.

"Все изменения в человеке происходят мгновенно" - индийская мудрость, которую Андрей всю жизнь повторяет, чтобы не путать изменения и процесс осознания этих самих изменений. И вот со взрослыми девушками, он легко приходил к согласию, что любовь возникает в один конкретный момент, когда происходит "тектонический сдвиг меловых отложений в крови", если говорить незатертым сравнением из малоизвестной песни. С юными же девушками он на такие темы обычно разговаривает в форме монолога, потому что они все равно ничего не понимают в любви и способны только выделять состояния полета и сказки, взаимности и несовпаденья.

А другой закон природы заключается в том, что ни один человек с равнины не может приехать к подножью шеститысячника и в тот же день взойти на его вершину, как бы не были пологи и удобны склоны. Чтобы привыкнуть к разряженному воздуху горных высот, к накалу горних смыслов, к тройному ультрафиолету и к эйфории, нужна постепенная акклиматизация. Вот и любовь некоторое время развивается по нарастающей, пока не вынесет на свою вершину.

В год Волка я опробовал на себе более изощренный способ всходить на вершины грубых гор и нежных чувств. Если днем восходить на большие высоты, а потом спускаться ночевать на меньшую высоту, то после недели такой пилообразной акклиматизации взбегаешь на вершину, не чувствуя горной болезни.

Представляется, что и одна любовь мне была уготована такая, что если бы она обрушилась просто по нарастающей, я бы ее с непривычки не выдержал. А так пилообразными взлетами и спусками, он за девять месяцев взобрался на вершину.

Там было уверенно и спокойно.

Сергей Коновалов. 5642: На Эльбрус, как на Ксению Собчак

Эльбрус - самая высокая точка Европы. Трудно найти более престижную горную марку. Вот и решил я поставить над этой точей свой жирный восклицательный знак, не взирая на пословицу «Умный в горы не пойдет».События развивались молниеносно. Вслед за неудачной попыткой сесть на самолёт ... читать больше






























Эльбрус - самая высокая точка Европы. Трудно найти более престижную горную марку. Вот и решил я поставить над этой точей свой жирный восклицательный знак, не взирая на пословицу «Умный в горы не пойдет».

События развивались молниеносно. Вслед за неудачной попыткой сесть на самолёт Москва-Волгоград последовал короткий интернет-поиск путешественной альтернативы. На одном из форумов висел пост некоего «Ибонефиг» с объявленным вылетом 6 августа в направлении Минвод. Цель: восхождение с целью восхождения. Не фото, не этно, не пляжно... Просто тупо идти навстречу небесам, пока не упрёшься в отметку «5642».

Компания к «Ибонефиг» (в миру – Слава, бизнесмен из Питера, ходивший на Элю не один раз) подобралась нефиговая. 1) Лена – велосипедистка со стажем, из Питера, объездившая все просторы от Омана и Карелии до Фанских гор. 2) Лена – аналитик из «Реннесанс-кредита», выпускница ВМК МГУ с интересами в области CRM, риск-менеджмента и market research, разрядница по горному альпинизму, а также водница и лошадница в прошлом. Ленка покорила Эльбрус ровно год назад со второй попытки и решила закрепить успех. Собственно, к этой непростой троице я и примкнул - в качестве пловца и паркового бегуна. Фейс-контроль для входа в dream team: «Уровень физухи вообще какой? Километров 10 минут за 45-50 пробежать сможешь?».

2 года назад я участвовал в беге на выживание. 32 км за 2:51. Сейчас же я каждую неделю проплываю по 3–7 км в «Олимпийском». Живу на 15-ом этаже и дышу разреженным московским – в общем, хроническая мегаполисная гипоксия. После такого Эльбрус совсем не страшен.

Из Москвы до Минвод лететь 2 часа 5 мин. При этом из всех существующих минеральных вод Аэрофлот почему-то предлагает лишь Аква Минерале, чья минеральность лично у меня вызывает сильные сомнения.

Вообще, нужно добираться до посёлка Терскол – можно сделать это либо из Нальчика, либо из Минвод. Нюанс в том, что из Минвод нет рейсового транспорта – надо заказывать трансфер (около 2 часов езды, от 2 до 3 тыс.руб. в зависимости от машины). Нальчик – самый бюджетный варинт: сюда из Москвы ходит прямой поезд, а до Терскола рейсовый автобус ежедневно.

Минеральные воды – это транспортный хаб региона, не более того. В городе, собственно, нет никаких минеральных вод. За водами отсюда надо ехать на электричках - в Железноводск, Пятигорск (1 час), Ессентуки и Кисловодск (2 часа). Город знаменит лишь неким юродиевым старцем по имени Феодосий. Схи-иеромонах Феодосий, прозванный Кавказским, прожил более 100 лет. Ещё при жизни он прославился дарами прозорливости, исцеления и чудотворений. В 1927 году старец отверг отступническую советскую церковь и стал одним из столпов – ни много ни мало - Русской Истинно-Православной Катакомбной Церкви, за что подвергался арестам и гонениям. Служил он тайно, на дому. Как сейчас принято говорить, mobile workplace. Отец Феодосий ходил по улицам Минеральных Вод в цветной рубашке, играл с детьми, которые прозвали его «дедушкой Кузюкой», помогал людям, совершая чудеса, которые местные жители вспоминают до сих пор. Во время Великой Отечественной войны старец ревностно молился о победе России, о здравии и упокоении её воинов. Умер этот паранормальный человек в 1948 году. Несмотря на то, что Феодосий никогда не признавал Московскую патриархию, 11 апреля 1995 года, с личного согласия патриарха Алексия честные останки катакомбного батюшки были изъяты из могилы и размещены в Михаило-Архангельском храме Московской Патриархии, а в 1998 г. перенесены в Покровский собор г. Минеральные Воды. А недавно святые мощи великого старца, печальника и молитвенника земли русской, пропали. УВД возбудило уголовное дело по факту их исчезновения, но знающие люди говорят, что старец загадочным образом сам покинул храм. Какие еще чудеса явит нам он?

Заселились мы в Азау – живописное место в 4 км от п.Терскол - прямо под подъёмником, в «кафетеле» (кафе+отель) Free Rider. Подходящее название места для горнолыжников без тормозов и безбилетных пользователей вышеустановленной канатки. Номера - от «простых» (300руб/чел, удобства на этаже) до «сложных» (около 1500руб, люкс). Высота здесь – 2350 – что уже неплохо для начала акклиматизации.

Вокруг - масса других симпатичных отельчиков и частных апартаментов (от 500руб/чел) и ресторанчиков с кавказской кухней (шорпа, хычины, шашлык, лагман и т.п.) и характерной музыкой (например, Арсён Петросов – «Кайфуем», Шамхан Далдаев – «Это Кавказ», группа «Блатной Удар» - «Песня про анашу», Саидбек Абдуллаев – «Косячок», Замир Баширов – «Моя лезгиночка – Мариночка» и некий Хаджа с хитом «Вай-вай-вай»). Внимание: последняя человеческая еда перед восхождением! С видом на Эльбрус.

Многие для восхождения на Эльбрус пользуются подъёмником станции Азау. Сначала мультиместный «МТС»-вагончик, похожий на подвешенный к проводам троллейбус, довезёт вас до станции «Кругозор» (3000м). При этом параллельно несутся более современные, быстроходные и менее многолюдные «Билайн»-катапульты нового, конкурирующего подъёмника. Забавно! Кстати, МТС в августе 2008 года выше 4000 метров совсем не работала, Билайн с Мегафоном – получше. Дальше – вторая очередь маятниковой канатки со станцией «МИР» на конце (3500м). Оказывается, станцию не затопили, а приспустили на это высокогорье: ) Наконец, последняя очередь, кресельного вида, доставит вас прямиком к «Гара-баши» (3800м) – тут же расположен приют «Бочки» (12 шестиместных жилых вагончиков), отсюда можно дойти и до легендарного «Приюта-11» (4200м). Каждая очередь подъёмника стоит от 70 до 100 руб. Опытные альпинисты попадают в «Бочки» не на подъёмнике, а пешочком, постепенно акклиматизируясь к высоте.

«Приют-11» - бывший самой высокогорной в мире гостиницей, куда в союзное время партсекретари возили своих секретарш на романтический завтрак с соответствующим видом - в 1998-ом сгорел из-за нарушений правил пожарной безопасности иностранными туристами и отечественными гидами. То есть по пьяни. В 2001 г. первых восходителей принял новый приют, построенный на месте старой дизельной станции.

Чуть выше правопреемника «Приюта-11» есть дюжина гостевых домиков (300-400руб за человеконочь). Условия там спартанские – нары, газовая горелка и кухонный стол. Различаются лишь кубометры пространства и нарыёмкости. Туалет на улице. Вода в ручье. Однако по сравнению с палатками на снегу, которые стоят по соседству, в гостевом домике не чувствуешь себя снежным человеком. Нары желательно бронировать заранее.

В полдень мы уже заселились в хижину возле «Приюта», в точке начала акклиматизации. Ем свой первый гематоген. В домике с нами живут поляки, а также две молоденькие москвички, которые лежат пластом из-за горняшки и отказываются идти наверх. В этом миниатюрном альпийском чистилище ухо режут странные словечки вроде «идём на косую», «цирусы», «траверс», «акклимат», «верхние пастухи», «зарубились на седле», а вокруг прогуливаются потёртого жизненного вида парни и девчонки – будто с ledorub-party какого-нибудь. Большинство из них шаманит в этих палатках и заходит на вершину с первого раза с минимальной акклиматизацией – за один день от Азау до Азау. Некоторые, правда, спускаются с ноздрями, наглухо заткнутыми красными платками, с видом заблёванных кошек. Такие повторять скорее всего не будут. Встречаются и другие категории восходителей – любопытные офисные клерки с ангажированными гидами, а также фанатичные профи из «Клуба 7 вершин» - т.н. покорители вершин на всех семи континентах (Эверест (8848м), Аконкагуа (6962м), МакКинли (6194м), Килиманджаро (5895м), Эльбрус (5642м), Винсон Массив (4897м), Пирамида Карстенсз (4884м) и Пик Костюшко (2228м).






















Несмотря на горно-туристическую маркировку маршрута, ежегодно на склонах Эльбруса гибнет 10-15 человек. В основном это происходит из-за резкого ухудшения погоды, снижения видимости, что тут происходит регулярно. В том числе летом. Зимой вообще ходить туда непрофессионалам нереально. Не один смертный не может без вреда для себя проникнуть на вершину этой горы, говорят карачаевцы: вершина горы не должна быть попираема ногой человека. Однако, как показывает статистика предыдущих лет работы горно-туристических агентств, девять из десяти их клиентов успешно совершают восхождение на Эльбрус при благоприятных погодных условиях (которых можно легко ждать целую неделю – вплоть до окончания дат купленного недельного тура). Ни Путин, ни Медведев пока никуда, кроме карьерной лестницы, не восходили, однако бывший глава ФСБ России Николай Патрушев в 2003 году успешно вскарабкался на западную вершину– от самых «Бочек». Вместе с группой спецназа. По итогам учений директор ФСБ дал высокую оценку действиям спецназа.

Горняшка начинает долбить ближе к первому вечеру. Положа руку на ледоруб, рекоммендуют больше пить (желательно кислого – я, например, спасался и спасал других с помощью каркаде), жрать витамины (например, «Аскорутин», аскорбиновая кислота до 1,5г в сутки), глюкозу, гематоген и ни в коем случае не лежать пластом – надо двигаться, сидеть, шутить. Спать с приподнятой головой. Если нет бессоницы, гы... Кому-то нравится кушать анаболики типа диакабра и гипоксена. Кроме того, согласно некоторым исследованиям, таблетки известного небесно-голубого цвета помогают при горной болезни – ВИАГРА существенно улучшает кровообращение альпинистов. А может, оттопыренный спальник создаёт дополнительную «воздушную подушку» и удерживает тепло? Без «Виагры» первую ночь обе наших Лены стонут, а вот Слава идёт с поляками на вершину. Я же смотрю им вслед - в звёздное небо, в тупой болезненной бессонице. Запомните: ни одна фармакология не способна заменить полностью процесс акклиматизации (5-7 дней для Эльбруса) - как не способна отменить законы тяготения. Эльбрус – не Фигня-гора. Категория сложности – 2А – дана хоть и за высоту, а не сложность, Эльбрус надо уважать. Да и все остальные горы – тоже.

Для справки: что такое гипоксия (недостаток кислорода) и откуда она берётся

Исследования академика АМН СССР Н. Н. Сиротинина и его учеников помогли установить фазный характер работы головного мозга при подъемах на высоты, нарушение процессов тонкой дифференцировки, появление сдвигов в функциональной деятельности головного мозга уже на высоте 2000м. На относительно больших высотах развивается разлитое торможение, переходящее в сон, а на высотах 4000—5000м и выше человек может терять способность критически оценивать ситуацию и собственное состояние. По данным литературы, на высоте 3000м работоспособность снижается до 10%, а на высотах более 6000м - на 50%. В общем, «Приют-11» - не самое подходящее место для брэйнсторминга. Мозг – главный орган альпиниста.

Чертовски интересно следить за перестройками внутри собственного организма - возрастающем объёме циркулирующей крови за счет мобилизации резервов из депо - селезенки, печени и других органов, активизации ранее закрытых капилляров. В условиях высокогорья учащаются дыхание и пульс, изменяется артериальное давление (умеренное повышение систолического при стабильном диастолическом), повышается коронарный кровоток и увеличивается проницаемость сосудов.

Короче, эффект на организм от одного такого восхождения примерно такой же, как проваляться неделю в простуде с температурой 38С. Ничего полезного в этом нет – и быть не может! Вы видели Абалакова в старости? Слышали о болезни Паркинсона, когда трясун по всему телу? Аустэнит, бейнит, тростит, мартенсит - даже сталь меняет свою структуру в зависимостит от внешних ввоздействий. Восхождения на высоты более 5км – это яд, лишний стресс для любого организма, даже самого тренированного и акклиматизированного. То, что климат высокогорья полезен – это миф (это не касается умеренных высот до 2500м). Поговаривают, что высокогорье полезно только шизофреникам (якобы у них уменьшаются и облегчаются ремиссии), однако строгого научного консенсуса на сей счёт до сих пор нет. Чуть ниже «Бочек», кстати, расположен бывший «санаторий» для «шизиков».

Этиология шизофрении до сих пор учёным неизвестна. А вот горная болезнь, характеризующаяся потерей аппетита, головной болью, бессоницей и пр. неприятными симптомами, изучена довольно хорошо. В различных районах она возникает на разной высоте. Всё дело в разных горноклиматических факторах – температуре, атмосферном давлении, влажности и т.п. Так, проявления горной болезни в Альпах наступают на высоте около 2500 м, на Кавказе — 3000 м, Тянь-Шане — 3500 м, в Гималаях — 4500 м. Как правило, чем ближе к экватору, тем горняшка переносится проще. На высотах до 4000 м острая степень горной болезни (когда надо срочно поворачивать вниз) регистрируется у 15-20% участников подъема, а выше 5000м - практически у всех.

Слава в первое же утро покорил восточную вершину и торжественно съехал с неё на борде. Теперь готовится то же самое проделать на западной. Сделать «крест» - побывать сразу на обоих вершинах за один заход - Славе не удалось. Вторую ночь он проводит внизу на высоте 2000 в Терсколе. Похоже, он отчаянный парень с отчаявшимся организмом. Возвратившись к нам обратно на отметку 4200 на следующий день, Слава принёс новости - «оттуда», снизу.

Оказывается, в ночь с 7 на 8 августа 2008 г. (около 00.15 мск) грузинские войска начали массированный артиллерийский обстрел столицы Южной Осетии и прилегающих районов. Через несколько часов последовал штурм города Цхинвал в рамках «операции по восстановлению конституционного порядка». 8 августа 2008 года к конфликту на стороне Южной Осетии официально присоединилась Россия в рамках «операции по принуждению грузинской стороны к миру». Началась пятидневная война. А ведь это в каких-то 400 км отсюда!

«Градов» вроде не было слышно... Три дня мы прислушивались к участившемуся пульсу и присматривались к вершине, которую нам, как грузинским спецназовцам - Цхинвал, предстояло штурмовать. Эльбрус оказался откровенно двуглавым (см. флаг Кабардино-Балкарии), спящим вулканом. По грузинским легендам, двуглавость горы объясняется тем, что ковчег Ноя во время спада воды после потопа, проплывая, зацепился за Эльбрус и расколол вершину надвое. Последнее извержение вулкана произошло 900 лет назад, причём на расстоянии в 700 км от вулкана слой пепла достигает 70 см. (в окрестностях современной Астрахани). Некоторые ученые полагают, что Эльбрус может проснуться снова уже в нашем веке.

Прошлое Эльбруса овеяно легендами – тут и античный миф об огнебоге Прометее, прикованном по воле Зевса к склону Эльбруса, и преданиями о существовании у подножия Эльбруса древнего славяно-скифского города, Ирийского града, основанного князем Кием, сыном Ария и внуком Солнце-бога Яра. Впервые восточная вершина «алтаря у трона Всевышнего» была покорена в 1829 году экспедицией под руководством генерала Г. А. Эмануэля, начальника Кавказской укрепленной линии. Экспедиция Эмануэля состояла из 650 солдат и 350 линейных казаков. Не удивляйтесь – в настоящее время в погожие летние дни на западную вершину заходит примерно такое же количество народу. Не протолкнуться. Западная, наиболее высокая вершина, была покорена гораздо позже - в 1874 году английскими альпинистами во главе с Ф.Грове и проводником-балкарцем А.Соттаевым. Поток иностранцев на Эльбрус не ослабевет и сейчас – много прибалтов, поляков, немцев и американцев. Всё же Эльбрус – величина планетарного масштаба, один из семи.

Забавно, что многие неспортсмены и неальпинисты – обычные офисные клерки-романтики - берут недельный отпуск и едут покорять Эльбрус. Что это за отдых??? Мало того, что организм изрядно напрягается после выполнения планов по EBITDA и взятия новых высот продаж, так и сам процесс восхождения – невероятно нудный. С другой стороны, это суровый, но полезный способ понять и осознать тщету и суету мирских дрязг, мелких ссор, недовольства начальников, политической возни и прочего в сравнении с тем, что испытаешь наверху. Раньше в альплагерях на Элю посылали провинившихся - в качестве наказания. Все нормальные альпинисты шли на другие, «интересные» горы, не взирая на относительную высоту. Эльбрус – не Ксения Собчак. На него идут, как на эшафот. Встают в 1-3 утра – и тупо пилят вверх по 7-9 часов, без особых остановок, по крайне неживописному склону. На самой вершине нет НИЧЕГО. Ни Будды в позе лотоса, ни ступни Аллаха, ни мощей Феодосия Кавказского, ни российского триколора. Там нет даже никакого столбика или камня, на фоне которого можно было бы памятно сфотографироваться: «ЭЛЬБРУС, 5642м». В общем, дойдя до пустой вершины, все поворачивают вниз и медленно бредут обратно – ещё 3-4 часа. Вы об этом мечтали, думая об отпуске?

Не забывайте: альпинизм – длительное и монотонное перетаскивание больших тяжестей на большой высоте, связанное с риском для жизни и за свой счет. Не самый лучший способ перезимовать лето: ) К моему глубочайшему удивлению альпинизм оказался довольно эгоцентричным видом спорта и отдыха. То, на чём мы были воспитаны – байки про то, что в горах все друзья, все должны друг другу помогать – работает не всегда. Если ты идёшь с партнёром в связке – это одно. На Эльбрусе связок нет – каждый прёт в своём темпе, со своей водой (просить которую у кого-либо якобы считается моветоном – свою надо иметь!) и со своими тараканами. Всему, похоже, виной довольно значительные расходы на восхождение и специфические климатические факторы. Человек, выложивший несколько тысяч долларов за восхождение на Кили и увидивший нуждающегося в помощи и эвакуации вниз, не всегда захочет бросить всё, свои планы, чортов Кили – и спустится вниз. К тому же из-за таких досадных «задержек» можно пропустить хорошую погоду, неделю жить в альплагере на горе – и вернуться в итоге домой без заветного покорения. Разумеется, это не касается всех без исключения альпинистов и любителей горного туризма, но пища для размышлений у меня однозначно появилась.

Первые два дня акклиматизации мы лазили до скал Пастухова (4700м). Идти следует в кошках! Подъём идет по закрытому леднику (20°). Трещин здесь нет – они все в 50-100 метрах от основной тропы. Выше них находится ледовое поле (зимой) и уже порядком заблёванная косая полка. На этом участке можно почувствовать запах сернистого газа, исходящего из фумарол на южном склоне. При неблагоприятном ветре это серьезная помеха восходителям. Далее маршрут на вершину проходит через седловину. От седловины обе вершины подымаются на высоту около 500 м. Подъем на Восточную вершину начинается в 100 м выше разрушенной хижины (в седловине). Путь по снегу и осыпям туда занимает 1,5-2ч. Подъем на Западную вершину идет по неожиданно крутому склону на невысокий купол вершины (2-2,5ч).

При ухудшении погоды ориентироваться на протяженных, гладких склонах Эльбруса очень трудно! От первых признаков непогоды (лёгких облаков) до полной потери видимости может пройти менее 3 часов.

После двух с половиной дней акклимата, в 3:15 утра я вышел на финальный штурм. В гордом одиночестве, ибо мои попутчики ещё не были готовы. Пристроился к бесчисленным ночным восходителям – огни фонариков сливаются с бездонным звёздным небом. К рассвету (5 утра) я был уже «на Пастухах». Самое, пожалуй, запоминающееся зрелище, которое у меня осталось от восхождения – это огромная тень от Эльбруса на рассвете, в лучах восходящего солнца. Обогнал задавленных косой полкой и «ставших на якорь» штурмовиков, расслабленно миновал седловину – почти что Тверская улица. Самое, наверное, страшное место маршрута – это резкий подъём сразу после седловины. На вершине я был около 8 утра, догнав своих соседей-латышей, которые вышли на ратраке на полтора часа раньше.






















Кого, так сказать, можно встретить, кроме латышей, на вершине? По кабардинскому преданию, на Эльбрусе обитает Джин - падишах, царь духов и властитель птиц, который обладает чудесным даром предугадывать будущее. Грозный старик глядит со своего трона в будущее и ждёт великанов-карателей, которые однажды должны покорить его мрачное заоблачное царство. По верованию грузин, на Эльбрусе томится богатырь Амирань. Вместе с этим узником в тёмной пещере находится собака, которая без устали лижет оковы своего хозяина. Если же верить персам, на вершине Эльбруса живёт уже много тысячелетий огромная серая птица по имени Симург. Одним своим глазом она видит прошлое, другим - будущее. Абхазцы рассказывают, что на вершине Эльбруса есть страшная пропасть, в которой лежит прикованный великан, и если кто из смертных заглянет туда, то он спрашивает: «Что делается наверху? Зеленеет ли трава? Мирно ли живут семейства? Верна ли жена мужу?» Ему отвечают: «Да». И великан стонает: «Долго оставаться мне в неволе!» Наконец, другая легенда утверждает, что на снеговой вершине Эльбруса на огромном камне-скале целые тысячелетия сидит старик с длинной до ног бородой, прикованный за то, что хотел свергнуть великого бога. Стоит взглянуть на старика – умираешь. Среди мусульман же приходилось слышать убеждение в том, что через ущелья Эльбруса идут ворота в страну духов «Джинистань», где обитают вечно юные очаровательные девы. Эта версия мне наиболее симпатична!!!

Вершина Эльбруса была не только мифическом местом, но и - в силу своего символического значения наивысшей точки Европы - ареной ожесточённого противостояния в годы Великой Отечественной войны. Подразделения германской горно-стрелковой дивизии «Эдельвейс» в ходе битвы за Кавказ 21 августа 1942 года заняли горные базы «Кругозор» и «Приют-11» и установили на западной вершине Эльбруса нацистские знамёна. К середине зимы 1942-1943 годов фашистские войска были выбиты со склонов Эльбруса, а советские бойцы-альпинисты соответственно водрузили красные флаги. Эдельвейсов-цветов, кстати, на Кавказе нет! И никогда не было. Они есть, может быть, в Альпах, на Памире.

Итак, 5642. Дело сделано! К моему изумлению, там не оказалось НИКАКИХ флагов или памятных табличек. Зато есть шахматы для горных гроссмейстеров, 10-килограммовые гири для качков-высотников и скромный фаллический символ из камня, обмотанный разноцветными тибетскими тряпками. Хотя кто-то, возможно, верит, что это лоскуты материи от шатра Авраама, который был разбит на вершине. Внизу - КБР и Грузия. Особенно приятно, что облаков выше тебя нет. Они пролетают у тебя под ногами. Согласно древней грузинской легенде, с вершины Эльбруса можно видеть рай: зрелище последнего до того прекрасно, что человек уже не хочет после этого глядеть ни на что земное - он теряет зрение. Свидетельствую: без солнцезащитных очков делать в раю совершенно нечего! Кадр на фоне эйфорически пронзительного неба – и через пару часов я уже был в «Приюте», рассказывая свежеприбывшим о своём fucking climbing day с тотальным спокойствием бывалого альпиниста. Теперь мне, вроде бы, даже полагается соответствующий значок. «Альпинист СССР» I ступени – положил бы рядом со «Свидетельством парашютиста». Хотя как говорят сами альпинисты: «Курица - не птица, значок - не альпинист».






























ДЛЯ СПРАВКИ: Положение о значке «Советский альпинист». Нормы на значок, утверждённые ЦИК СССР.

1. Правом на получение значка пользуются трудящиеся, имеющие все права граждан СССР.
2. Для получения значка "Альпинист СССР" необходимо выполнить следующее:
1) Сдать нормы на значок ГТО I ступени.
2) совершить восхождение на вершину Эльбруса или на вершину, трудность подъёма на которую приравнивается к подъёму на вершину Эльбруса.
3) Овладеть техникой ходьбы по горным склонам: уменье обращаться с альпинистским снаряжением, рубить ступени на льду, ходить на «кошках». Знание охранения при помощи веревки. Умение преодолевать осыпи, скалистые, ледяные, фирновые склоны.
4) Знание основных правил горного режима, правил движения и отдыха, питания и питья в горах, знание основных правил защиты от холода, ветра, ослепления и горной болезни.
5) Знание основных элементарных правил первой помощи в горах при падении, отморожениях, горной болезни.
6) Умение читать и исправлять карты».

Восхождения - вид полезного мазохизма, который позволяет понять и прочувствовать прелесть зелёной травы на лужайке, чистой и тихой воды, обилия воздуха и ровной дороги, после того как спустишься с горы - в мир, где всё это есть. Последний день в Приэльбрусье я провёл в обследовании прилегающих к п.Терскол долин. Цветы в долине Азау – обалденный контраст камням и вечной мерзлоте на недавней вершине. Чертополохи тут - размером с кулак, васильки – белого цвета, масса неизвестной мне флоры – здорово! В ущелье Терскол – братская могила 38 воинам Красной армии, защитникам посёлка Терскол в боях 1942 года, рядом памятник журналистам (около 25 чел), погибших во время Кавказской войны 1994-1996 гг., весьма оригинальный даже для такого акваскептика, как я - водопад «Девичьи косы» (30м Н2О на высоте 2900м, занесён в книгу «100 самых красивых водопадов мира», в нём купался В. Высоцкий во время съёмок фильма «Вертикаль», по местной легенде, если хотите найти суженого, нужно в нём искупаться), а на самом верху – уникальная обсерватория РАН по исследованию макрокосмоса (высота 3095м; имеет в своем распоряжении три звездных и два солнечных телескопа, но работает только по ночам, так что на халявный астросмотр особенно не рассчитывайте!). До постройки канатной дороги эта тропа через г.Терскол была основным путем, по которому поднимались восходители на Эльбрус. По ней же завозили все материалы для строительства высокогорной гостиницы «Приют 11» на склоне Эльбруса и обсерватории Новый кругозор.

Во второй половине того же дня я поспешил на Чегет. Это в километре ниже от Терскола. Чегет известен как горнолыжный курорт. Тут зимой катаются мириады любители сложных трасс, а на Эльбрусе - те, кто предпочитает простые склоны, и сноубордисты. В пансионте «Чегет» обрадовал функционирующий банкомат «Сбера» (в самом Терсколе был лишь «Еврокоммерц»). В 17:00, кроме меня, идиотов-восходителей не было. В отличие от Эльбруса Чегет с рядом других западных ущелий входит в погранзону. Поэтому для прохода сюда надо оформлять специальное разрешение. В «Альпиндустрии», говорят, делают такое сразу на все интересующие вас ущелья за 300руб/чел. Я пошёл через ущелье Донгуз-Орун вдоль вершинок Главного Кавказского хребта, называемых «Длинной фамилией», поскольку произнести и тем более запомнить их местные названия очень трудно, а натощак - невозможно.За полтора часа хода мне удалось добраться до знаменитого Голубого озера - Донгуз-Орун Кёль ( «озеро, где купаются свиньи» - с балкарского). Теперь представьте, что вы идете по слегка надоевшей тропе, по левому боку торчат две тоже надоевшие своим мрачным видом горы, на которых к тому же что-то периодически стучит, грохочет и падает вниз - то ли альпинисты, то ли камни. И вдруг под вашими ногами открывается глубокая котловина, а в ней - разноцветное тихое озеро. Жаль, что его назвали свиным. Свиньи когда-то тут действительно купались и размножались неподалёку. Вернее, их разводили древние грузинские граждане. Озеро разноцветное: одна часть бирюзовая или зелёно-голубая, а другая – жёлто-коричневая с оттенками красной части спектра. И эти цвета не смешиваются. Почему же вода такого необычного цвета? Дело не только в свинских омовениях - сказывается высокое содержание чего-то там вольфрамово-мольбденового, а также, вероятно, специфические высокогорные (2700м) бактерии.

Если бы у меня была в запасе ещё пара дней, я бы съездил в ущелья Ирик и Адыр-су, на Шхельдинский ледник с причитающимся водопадом, на Поляну нарзанов. Однако мои спустившиеся с Эльбруса спутники увлекали меня дальше – утренний трансфер до Пятигорска. В ближайшие две недели, как оказалось, меня ждали небутилированные кавказские минеральные воды, поезд до Сталинграда, мёртвые воды Баскунчака и Эльтона, переезд на сауна-поезде Тюмень-Баку в Дербент и неделя на Каспийском побережье и в горных аулах Дагестана. Только вроде бы уехав с Кавказа - неизбежно туда возвращаешься.

Эльбрус – как и я после 5 лет жизни в Южной Корее – застрял где-то между Европой и Азией. Это нас безусловно сближает. Предание гласит, что тот, кто, несмотря на все опасности, достигнет вершины, исполнится чудесной силы. В Адыгее Эльбрус называют Ошхамахо - горой счастья. 5642 метра не камней, не снега - счастья. 10 августа 2008 года я просто вошёл к Эле в долю.

Зументс Роберт. Испытание Эльбрусом.

Эльбрус, на ряду с другими восьмью пятитысячниками Большого Кавказа, притягивает внимание альпинистов всего мира и отличается тем, что к его вершинам пролегают маршруты, не требующие слишком высокой квалификации восходителей, но покорение Эльбруса не теряет свой значимости благодаря его наибольшей ... читать больше























Эльбрус, на ряду с другими восьмью пятитысячниками Большого Кавказа, притягивает внимание альпинистов всего мира и отличается тем, что к его вершинам пролегают маршруты, не требующие слишком высокой квалификации восходителей, но покорение Эльбруса не теряет свой значимости благодаря его наибольшей абсолютной высоте над всем пространством Европы и России - от Португалии до Камчатки. Гора Эльбрус входит в коллекцию самых высоких гор континентов, поэтому восхождение на нее считается в высшей степени престижным.
Из Интернета

ЦЕЛЬ

Три года назад мы с другом поставили себе цель: побывать на самых высоких вершинах всех континентов, достичь северного и южного полюсов Земли и пройти кругосветку на яхте.

Теперь приходиться выполнять...

Нам предстоит нелегкий путь длинною в жизнь. И главное - не конечное достижение поставленной цели, главное - движение по этому пути. Я думаю, что многое откроется нам на нем. И в себе и вокруг.

Что нужно чтобы по нему пройти? Самое главное - иметь сильное желание и несгибаемую веру в то, что мы сделаем это. Далее: нужен не просто высокий заработок (а осуществлять проект мы решили за свои деньги, чтобы не зависеть ни от кого), но и свободное от работы время, ведь на осуществление некоторых задач потребуется явно больше одного месяца. Значит нужно будет создать свое дело, чтобы не травмировать своих работодателей столь длинными отпусками. А еще нужен надежный тыл. Это семья, которая любит и ждет. Жене, конечно, тяжело отпускать мужа на рискованные мероприятия, и я это ощутил в полной мере, уезжая на Эльбрус. Но она должна понимать и оказывать моральную поддержку, тогда идти будет легче! Ну и здоровье нужно хорошее. Поэтому между походами мы обречены на пробежки, плавание, тренировки по скалолазанию, и т.д. Задумаешься лишний раз выпить ли рюмку чего-нибудь.

Первой закономерно выбрали высшую точку Европы – Эльбрус (5642 м). Она и ближе всех, дешевле и сравнительно не сложная. Но «несложность» мы решили подкорректировать: пройти пешком с подножья, не используя канатку и подняться за один день на обе вершины: и на западную (5642 м) и на восточную (5621 м).

ПОДГОТОВКА

Подготовку можно разделить на следующие составляющее: физическую, материальную, моральную и тактическую.

Физическая для Эльбруса – это прежде всего общая выносливость организма и выносливость ног. Общую выносливость я тренировал плаванием (по1-2 км) и бегом (5-10 км). Были и специальные тренировки по забеганию на различные холмы. Однажды даже на курган Славы по 5 раз забежали, один раз с грузом 50 кг на плечах.

Материальная – заработать и отложить достаточную сумму для закупки снаряжения и самой поездки. Так как снаряжение у нас почти не было, то сумма обозначалась в размере 1000 долларов на одного. Снаряжение и одежду сразу покупаем высокого качества, соответственно и цены тоже. Здесь не то место, где можно сэкономить. Безопасность и успех мероприятий во многом зависит от экипировки.

Моральная – уверенность в себе и победа над своими страхами. Эльбрус – коварная гора, по статистике 20-30 человек ежегодно гибнут на ее склонах. Каждый сотый... Вот и в этот год Эльбрус попал в сводки новостей со своим трагическим известием о гибели сразу целой группы из 11 человек. Подобные вести не внушали оптимизма ни нам, ни нашим родным. Нет, нет, да и проскочит нехорошая мысль и в сознании поспешно возникают безрадостные картины. В какой-то момент когда до поездки оставалось два месяца, я словил себя на страхе. Как будто я приближаюсь к некому опасному рубежу и жизнь уже мысленно делится на до и после. И то что после находится пусть под небольшой, но все же угрозой. То есть после может и вообще не быть. И так жалко стало это после и тех людей которые в нем останутся без меня. Я много об этом думал. Сны снились всякие. Я знал что пугает неизвестность, значит нужно бороться с ней. Я распечатал десятки отчетов об успешных восхождения, статьи про безопасность, статистику, вдохновляющие рассказы о людях попавших в непогоду, но выживших, благодаря силе своего духа. И постепенно мрак рассеялся и страх уступил место уверенности в себе. Как православный я, конечно обратился и к всевышнему за поддержкой в своем путешествии и поверил что он не оставит меня.

Тактическая - это собственно разработка плана нашей поездки с обязательной акклиматизацией и восхождением. Здесь нужно было определить даты, найти транспорт для переездов по Кавказу и решить вопросы с жильем. По плану вышло, что при хорошей погоде мы сможем совершить восхождение на седьмой день после приезда на Кавказ. Однако обратные билеты взяли на гораздо более поздний срок на случай если что-то пойдет не так как надо (главным образом все завесило от погоды и нашего самочувствия на высоте).

ЗНАКОМСТВО С ГОРОЙ

Поезд Минск-Кисловодск испытал нас своей изнуряющей духотой и доставил в Минеральные воды. Далее поездка на легковой машине до Терскола (190 км). Водитель – местный балкарец с удовольствием рассказывает о своих краях, о народе и его обычаях. Оказывается что при прямом переводе с балкарского оса – это «муха-собака», а грибы – «ослиные яйца» (их они не едят, поэтому и название, наверное, такое). А за окном степь сменяется предгорьями Кавказа. Въезжаем в долину образованную рекой Баксан и вот уже дорога зажата с обеих сторон высокими, но пока бесснежными горными хребтами. Бурный поток Баксана оказывается то слева, то справа и поражает своей мощью. Вода цвета кофе с молоком из-за поднятой взвеси из обломков горных пород. Среди рева потока, можно различить перестук сдвигаемых валунов. И мысли не возникает о купании или переходе речки в брод – это равносильно самоубийству. Впоследствии мы заметили, что по утрам поток прозрачен и воды чуть ли не вполовину меньше чем к вечеру, когда ледники особенно сильно тают. Разместившись в палатке под Терсколом на берегу этой бурной реки мы с нетерпением отправляемся на канатку, чтобы познакомиться с горой. В первый день мы поднялись до станции Мир, она находится на высоте 3500 м от уровня моря – это меньшая половина пути до вершины если считать от подножья, но влияние высоты уже ощущается в полной мере. У многих в первый день на такой высоте начинает болеть голова. Помогает коньяк – расширяет сосуды. Мы предупреждаем возникновение головной боли этим прекрасным средством в кафе, которое расположено рядом со станцией. Отсюда хорошо видны обе вершины потухшего вулкана - Восточная высотой 5621 м над уровнем моря, Западная 5642 м.

Небольшая справка. Основной состав пород Эльбруса- гнейсы, граниты, туфы и диабазы вулканического происхождения. Расположен на Боковом хребте и с главным Кавказским хребтом соединяется хребтом Хотютау. Поверхность от высоты 3500 м в основном покрыта ледниками (их 77), площадь которых 144.5 кв. км. На свободной от ледников поверхности - морены. От высоты 4000 м средняя крутизна достигает 35 градусов. На западных и северных склонах находятся отвесные скальные участки высотой до 700 м. Ледники изрезаны трещинами и в нижней части обрываются ледопадами. Ниже 3500 м скалы и каменные осыпи покрытые тающими снежниками.

На станции канатки мы увидели группу японцев, которые спускались после восхождения. Сегодня они были на вершине. Их вид впечатлил нас. Как будто жизненная энергия покинула их тела. Это была группа теней, безмолвно заполнявших вагончик. Черные от солнца лица с потухшими глазами и запекшимися ранами вместо рта.

На второй день мы поднимаемся на гору Чегет (3700 м) для акклиматизации. До настоящей вершины путь лежит через довольно продолжительный траверс 2Б категории сложности. Несмотря на наличие всего необходимого снаряжения мы останавливаемся на небольшой площадке (около 3600 м). Для дальнейшего траверса может не хватить светлого времени суток. На эту площадку поднимаются платные группы из разных стран под руководством своих гидов. Во-первых для акклиматизации полезно, во-вторых открывается великолепный вид на Эльбрус от подножья до его вершин.

Вид на Эльбрус с горы Чегет






















Далее делаем заброску посредством канатной дороги всех необходимых вещей и продуктов на так называемые «бочки» - высота 3700 м. На каменной гряде располагаем нашу палатку. Обложив ее камнями, мы надеемся, что ветер ее не порвет и не унесет. Вокруг снег и лед. Спускаемся вниз для ночевке в Терсколе, а утром идем до «бочек» пешком с самого подножья. Канатка вещь полезная и удобная, но гору мы хотели прочувствовать своими ногами от самого подножья, чтобы больше уважать и лучше понять ее масштабы. Этот путь занял у нас около 5 часов.

На следующий день мы снова сменили место жительство и стали еще на 400 метров по высоте ближе к вершине. Теперь мы живем в полуразрушенном здании «Приюта 11», самой высокогорной, но к сожалению, сгоревшей гостинице. Здесь нет крыши над головой, но стены первого этажа могут хоть немного защитить нашу палатку от ураганных ветров, которые здесь не редкость. Здесь же нашли приют группы из России, Украины, Латвии и Польши.

Приют-11 - корабль в море облаков






















Туристы из более западной Европы живут под крышей бывшей дизельной. На каменных грядах и снегу ютятся палаточные лагеря других туристов. Всего около 100 человек. Отсюда делают старт для восхождения большинство альпинистов. Жить выше можно, но сложно. Уже на этой высоте сон совсем плохой с непривычки. Сердце в состоянии покоя отстукивает более 100 ударов в минуту, а пройдешься еще и одышка появится. В первую ночь вместо сна, полночи слушал, как проверяют палатку на прочность порывы ветра, затем ночная музыка стихии дополнилась градом и раскатами грома с элементами светомузыки молний.

Все 6 дней с нашего приезда стоит благоприятная погода для восхождений. Мы знаем, что и до нашего приезда уже пару недель над Кавказом ясное небо. По всем прогнозам, теперь надолго может наступить непогода. От этого внутри растет нетерпение: успеть бы! Нужен день отдыха нашим мышцам и организму в целом. Но мы отказываем себе в этом и идем для окончательной акклиматизации на скалы Пастухова (4800м). Из-за накопившейся усталости и высоты нам это показалось довольно серьезным испытанием.

На следующий день наметили попытку восхождения. Вечером с надеждой гляжу на небо. Вершины открыты, но все что ниже нас заполняется белыми пушистыми облаками. Из этого моря белой ваты торчат осколки вершин соседних хребтов. Заходящее солнце окрашивает все в розовые тона и зрелище становится просто фантастическим! Но будет ли погода? Главный вопрос, который мучает нас. Собираем штурмовые рюкзаки, тщательно продумывая необходимость каждой вещи с оглядкой на ее вес. Каждый грамм на счету. Будильник заведен на 2.40 ночи. Нужно успокоится и заснуть.

ВОСХОЖДЕНИЕ

Беспокойный сон прерывается сигналом будильника. Пора! Не вылезая из палатки, с надеждами бросаем взгляды на ночное небо. Надежды у нас разные. Я надеюсь на ясное и звездное небо, друг надеется, что непогода даст нам законное право на пару дней отдыха. Погода решает угодить обоим и дает нам почву для споров. Над нами ясно, но с боков тянутся очень нехорошие черные тучи освещенные луной. Вершины покрыты белым пушком. Идти или нет? Редкие лучи фонарей со склона, говорят нам, что некоторые группы все же вышли. С одной стороны у меня огромное желание взойти сегодня, с другой осознание того, что именно непогода – основная причина смертей на Эльбрусе. Решаем начать подъем с постоянным наблюдением за небом и в случае ухудшения погоды мы предпримем срочный спуск. Глаза привыкают к темноте и мы начинаем подъем без фонарей при свете луны. С неба бесшумно падают звезды. Идем очень медленно, бережем силы. До скал Пастухова задача даже не вспотеть и не запыхаться, столь медленным должен быть наш темп. Справа из-за склона небо светлеет и красота восхода радует глаз, отвлекая от тревожных мыслей. Тучи проливаются дождем и снегом, но ниже нас. Есть шанс. Некоторые группы движутся вниз.

На подходе к седловине






















Вершина манит меня и я увеличиваю темп. Напарник остается позади на значительном расстоянии, это не страшно, т.к. тропа хорошо протоптана и идет он с опытным альпинистом. Кроме того, выше и ниже нас достаточно групп, чтобы рассчитывать на их помощь, в том случае если что-то произойдет с ним или со мной. Если погода будет, то дождусь его на вершине.

На седловине я вынужден притормозить. Горная болезнь накрывает меня. Становится плохо, чувство близкое к потере сознания. Внутри черепа мурашки, мозг как будто сдавлен чем-то. Сажусь на камни чтобы прийти в себя. Наверное мне придется идти вниз, т.к. белое облако по-прежнему сидит на седловине и закрывает желанные вершины. Видимость в облаке не более 20 м. Если поднимется метель, тропа будет заметена за 20 минут и тогда самые печальные мысли могут стать реальностью. Заблудится на Эльбрусе в непогоду действительно страшно. Ведь безопасный путь - это не более 50 м от тропы вправо или влево, далее начинаются ледники с бездонными трещинами. Их тысяч. Большинство из них присыпаны снегом и готовы принять любого сошедшего в сторону от тропы. Мои мысли прерывает, выплывшая из облака группа из трех МЧСников, уверенно идущих по тропе в сторону вершин. Решающим для меня стал их разговор между собой:

- У тебя в GPS точка здесь забита?
- Давно забита.
- У меня тоже.

И сообщают по рации вниз: «Вошли в облако, идем по приборам»

Я встал и пошел за ними. Я поверил в них. После 20 минут движения в молоке меня заметили:

- Ты куда?
- На вершину.
- Один?!
- Здесь да. Напарник отстал.
- Не ходи один. Тропу заметет – заблудишься. Не теряй нас.
- Да если бы не вы, я в облако не пошел бы. А вы на западную или на восточную?
- Мы на задание. Трупы искать...

Слава богу через 10 минут Эльбрус ветром сбросил с себя облако, и я расстался с ними. Наше задание мне нравилось больше. Тропа видна до самого перегиба и вверх и вниз. Можно продолжить свой путь.

После блуждания в облаке иду быстро, чувствуя что вершина где-то рядом. Вот и она! Небольшой холм расположен в самом дальнем углу предвершинного плато, которое по размеру с футбольное поле. Иду не веря в свое счастье! Последние метры и я стою на самой высшей точке Европы.

Одеваю пуховик и пытаюсь осознать это в полной мере. Но не удается. Каждую группу восходителей нужно поздравить, сфотографировать в разных ракурсах и пожелать удачи на спуске. Так прошел час ожидания моего друга на вершине. Фотографируемся на память. Отсюда отличный вид на Восточную, на которую по плану мы должны сегодня также взойти. Спешим вниз на седловину, чтобы решить там, делать ли это.























Утомленный организм посылает своему хозяину целый комплекс болевых сигналов о том, что сегодня произошло и продолжает происходить что-то экстраординарное. Если ему дали бы слово, то речь его выглядела бы примерно так: «Воздух разряжен, кислорода мало, Солнечная радиация палит. В августе мороз и ураганный ветер! Я поспал только пару часов! Сегодня мы ходим уже 9 часов. Сердце в шоке! И это безобразие длится уже 7 дней, причем чем дальше тем хуже. Срочно вниз! Требую отдыха!». У друга моего, организма сказал бы гораздо больше и в нецензурных выражениях, судя по его виду и рассказам. Да и окружающие выглядят не лучше. Чудес нет. Все идут вниз. А мы пошли вверх.

На Восточную тропы явной тропы нет и мы сразу с нее сбились. На середине очень крутого снежного склона появились участки льда и стала понятно, что нормальные люди ходят не здесь. Взяли левее и стали угадывать безопасный путь среди скал, снега и льда. На этой горе мы совсем одни, поэтому рассчитываем только на свои силы. За двести метров до вершины я почувствовал что наступил предел возможностей моего организма. Я ощущал его приближение, понимал что пора вниз и вот он наступил. Все нормально, ноги идут, но сердце... Мне казалось что я сейчас потеряю сознание от сердечного приступа. Обращаюсь к всевышнему, благо он близко. Неужели отступить? Ведь осталось так мало. Нахожусь в другом измерении. Я становлюсь системой, которая создана на время для осуществления единственной задачи: достичь вершины и быстро спуститься вниз в безопасное измерение, заполненное людьми. Мыслей почти нет, есть ощущение, что становлюсь сильнее духом и если сегодня одержу победу над собой, то в жизни больше не останется непреодолимых преград.

Ураганный ветер почти сбивает с ног. Мы стоим на Восточной вершине Эльбруса...

Вадим В. Фазуллин. Лунные Хроники. Атака Клоунов

Маршрут восхождения Занзибар, Аэропорт. 18 октября, 10:30.Очередной «накопитель». Сколько мы уже в эту поездку намотали по воздуху? И отсидели в «отстойниках»?Время «Че», а самолета все нет. Видимо, кто-то из пассажиров сбросил смс-ку, что задерживается.Походные ... читать больше

Маршрут восхождения

















Занзибар, Аэропорт. 18 октября, 10:30.

Очередной «накопитель». Сколько мы уже в эту поездку намотали по воздуху? И отсидели в «отстойниках»?
Время «Че», а самолета все нет. Видимо, кто-то из пассажиров сбросил смс-ку, что задерживается.
Походные СТАЛЬНЫЕ стопки вызвали заминку у тщательно укутанных в паранджу работниц на «рамке»:
– Что это? (на с w ахили)
– « Glass», неужели не видно?
– А это? (с w ахили)
(Дети малые, право):
– Бутылка.
– А денежку дашь? (с w ахили)
– Кеее??? (дословно)
– Ладно, проходи . (с wахили)
А еще мусульманки называются. В паранджах, да при исполнении. Денюжку, блин, просят. Хоть бы на английский перешли, типа мы европеизированные. Испорченные.
Совсем совесть потеряли! Аллаха на Вас нет!!!
От сувениров в Дьютиках уже тошнит. Магнит сувенирный на холодильник – пять баксов! АДНАКА! Зато Джимми оторвал летнюю рубаху-поло с надписью «Поле-поле».
Пить не хочется. Курить нельзя, но за два доллара добрые люди в униформе согласились вывести через летное поле к курилке. А чуть раньше предлагали за 10 рублей посторожить наши рюкзаки, уже сданные в багаж: «Ну, так. На всякий случай, мало ли – Танзания, все-таки…»
И продолжают: «…если Вы на Гору, то есть один знакомый шерпа, к тому русскоговорящий. Мы позвоним, он Вас в Аруше встретит». И тут бы взять пульт и остановить пленку. Чтобы на кафедру взобрался Академик Павлов со словами: «А теперь, мои многоуважаемые коллеги, я Вам объясню, как классически препарировать «кроликов».

«Лягушонки в коробчонке».

Видимо, задержали наш самолет своими звонками и смс-ками, все-таки те пассажиры, которые по направлению сюда летели. Потому что из пассажиров обратно на материк только мы. И мы не опоздали!
« Коробчонка» наша спичечная – 12 мест всего! Это на шесть «лягушонков». Расселись с комфортом, насколько можно с комфортом рассесться в этой «маршрутке» с крыльями. «Сесна». Сразу вспомнился старина Матиас « Крэйзи» Руст: «Трын-дын-дын… Ба-ам, ба-ам!».
В полете постоянно прислушивался к двигателям и своему состоянию. Боролся с воздушными и ушными пробками. На такой смешной «пукалке», пожалуй, впервые. Ан-нет, на вертолете еще 4-местном полетали над Коркинским разрезом. Тоже веселуха. Но там так не трясло.
«Гром гремит, земля трясется…»

Аруша . «Русскоговорящий гид» Крис. 18 октября, 12:30.

Подумать только, такая «обезьяна», а по-русски говорит.
– Крис, ты же русский знаешь?
(Академик Павлов, держась за живот, за кафедру уползает. А Фрейд, ничего себе, стоит – наблюдает).
– Да, я знаю русск…ого одного. Водил его в Гору. Сергей Лавров, может, знаете?
( Пыздэсь! Он думает, Россия – хутор в пять дворов. И это у них «русскоговорящий гид» называется? Пыздэээсь!)
– Мы Сергея Лаврова знаем как ты русский язык. Пошел-ка…
– …в гостиницу классную определю, на Гору взберу, а сафаринг – пальчики оближите…
– Мы, наш черный брат, уже знаем, как у вас всё делается: в час по «поле-поле». До гостиницы нас, а там посмотрим.
А он отбил нас от таксистов 50-рублевых, погрузил на свой старенький довоенный «Лэнд Крузер». И за 10 рублей всего. И отель классный, в самом центре. Может, не будем искать уже ничего, да отдадимся «кролиководу»?

Аруша , « Arusha Resort». «Кока-кола или Виски?» 18 октября, около 2-х по полудни.

Если настоящему мужику зададут такой вопрос, он по ТЫКВЕ настучит уже только за беспросветную глупость и вредность самой постановки его. Но с маршрутом восхождения другое дело. Путь «Марангу» («Кока-кола») предполагает на стоянках наличие стационарных домиков с нарами. А на «Мачаме» («Виски») только палатки.
– Парни, Вы меня знаете: я всегда за безбашенность. Но, думаю, геройствовать не надо. Старые мы уже. И дело даже не в кураже, которого всегда через край, а в организмах наших вазунговских, тщедушных и дебелых (веду всех к зеркалу). Поймите, Саня: всем надо вернуться домой живыми!
– Зато «Виски» самый живописный! (Капитан лоббирует).
«Настоящих мужиков», не в пример мне, оказалось большинство: «ВИСКИ»!
– Ладно, хрен с Вами. Только помните: как только кому-то станет XYZ во, сразу говорите. Никому не нужна Звезда Килиманджарского Героя посмертно!
Были еще долгие «тёрки» с шерпой Крисом: про деньги, маршруты, сафари. На круг 1250 баксов за комплект: шесть дней восхождения по «Мачаме» и три дня на сафари (Серенгети и Нгоро-Нгоро). Недостающие шапки, куртки, палки – плюсом.
Бились по аренде палаток. Эта Африканская Собака Павлова утверждает, что палатки тоже плюсом.
– А если бы по «Коке» пошли, нары тоже арендовали бы?!
– Ладно, я что-нибудь дома «бесплатное» подберу.
– ???
И нам бы в очередной раз прислушаться к сиплым смешкам этого занудливого старикашки Павлова, доносящиеся из соседней комнаты. Но нет, напролом, как горные Килиманджарские бараны.
Чтобы мы поверили ему как родному и выложили кровные, Крис отдал в безраздельное пользование до завтра ноутбук и « Крузер». И водилу при нем.

Аруша , « Heritage». «Очень много». Грех не воспользоваться предложенным авто. Видели по дороге местный вазунговский центр «Калчерэл Херитадж» (по наводке Алеси). Дело к закрытию, но хоть прицениться. А там этого культурного слоя в несколько этажей жирно насыпано, и утрамбовано. Лео констатирует:
– Короче, здесь ДАX XXYЯ всего!
– Председатель делегации был удивлен полнотой коллекции и разнообразием выбора, – это Профессор, успешно вжившийся в роль толмача, дает параллельный литературный подстрочник.
На стикерах какие-то непонятные буквы и знаки:
– Пойми, Саня: НИXXXYZ не понятно! ЗАЕ…ЛИ эти коды!
(«Председатель был раздосадован не вполне продуманным маркетинговым ходом компании»).
– А эта «F» how mach?
– … (называется цифра, которой вдвойне бы позавидовал бутик в жирафском центре). Тут мы с Лео уже в унисон:
– А XXXYЕТЬ!!!
(«Цены приятно поразили иностранных посетителей Культурного Центра»). А работники, заинтригованные странным заморским словечком, подхватили интонацию и стали повторять без умолку: «аxxхyеть, аxxхyеть…» Спрашивают:
– А что такое « аxххyеть»?
– Это значит, « very mach».
Тут уж, весь Центр наполнился их подражательным гомоном. Отовсюду неслось: «а xxхyеть, аxxхyеть…»
– А эта чудная вещица сколько?
– … (счет на тысячи долларов!)
– Да ты Е VАНИСЬ!!!
– А это слово что означает?
– « Very, very АXXXYЕТЬ!!!»

Аруша . «Пробка». 18 октября, 17:30.

Профессор заметно нервничает, посматривая на часы. Пол часа в пробке стоим. И хоть мы на стареньком, но все же Крузере, но справа по клумбам не уйти: вместо них бетонные канавы. (Как обреченно пролепетали два громилы на китайском рынке: «Застряли мы тут, нах»). Усугубил ситуацию и мальчик в форме, который «рулил» на перекрестке ситуацию. Вот, и разрулил, вконец. В общем, с милицейскими кадрами везде одинаково.
А Профессор совсем не измене.
«Да, что случилось-то, Отец? Ты же по жизни танзаниец: поле-поле. Куда когти-то?»
А-а-а, просто как день: как только он в очередной раз на Плато Трезвости взбирается, его « клинить» спереди начинает. И «Стрелка» у него, оказывается, забита в отеле с девчушками с вахты. Дженни, Лора и Кэнди. Пока нас селили, те улыбались и хохотали над каждой шуткой Профессора. Особенно Дженни. Она – классический образчик Хохотушки Заливистой, Заразительной. Даже когда в монотонном бубнении Профессора нам не различим смысл, после ее ответного звонкого смеха понимаешь: «Братэлла, лажу гнать не станет – натурально, смешно». И начинаешь смеяться вместе. Заразительно, заразно.
И этот герой-любовник пригласил девчонок после работы в кафешку, вместе с нами. А рабочий день уже заканчивается, а мы до сих пор в «пробке».
Тут мы, конечно, устроили Профессору десяток крайне неприятных минут, а проще –обструкцию:
– Ты чего же это, Василий Алибабаевич, падла эдакая, без нас же нас женить решил?
– А я думал, само собой, что Вы жаждете все новых встреч с Прекрасными. Я же для Вас, придурки, стараюсь – Карликов Безногих. Мне-то самому ничего не надо. (Это он красиво загнул):
– Ах ты, альтруист наш, трять! Значит, для нас ты, Мистер Либидо, вокруг Жени «Тарантеллу» вытанцовывал? Ты лучше на Баобаба нашего Песочного взгляни и скажи: он чего-то еще хочет, вообще?
Ну, и в том же духе. Ладно, решили обсудить уже на месте, за «Трэс рюмкас».

Кафе «Via Via». «Женя, Лариса и Карамелька». 18 октября, 19:30.

Дженни, Лора и Кэнди. Такие они разные. Я обозвал их условно: «масайка», « нубийка» и «мавританка».
Женя высокая очень худощавая, даже изможденная. Профессорский идеал, если можно имея его ввиду, говорить о каких либо предпочтениях. У него же: Зда есть, значит, красавица!
Лорик – «булочка сдобная» с щечками, которые, если не цвет кожи, назвал бы розовыми. Очень застенчивая и чересчур даже серьезная и сосредоточенная. Ну, и Карамелька… такая… большенькая, в общем. Леденец пятипудовый, из разряда «А всех покажите».
Пока Профессор Пржевальский «исключительно ради нас» обхаживал Женю (громкий заливистый смех откуда-то из недр его цепких лапищ), мы решили долго не засиживаться. Во-первых, завтра начинаем ВЗБИРАНИЕ. Шутки прочь, такие мы настоящие Взбиранцы и Скаколазы!
Да, и с «живой музыкой» нас прокатили. Правда, по дороге в кафешку все же встретили живую музыку: в окне какой-то кирки увидели репетицию церковного хора. Чуть под окнами не остались. «Аллилуйя, се́стры и братья!» Музыки живой в кафе нет, зато вазунгов « very very аxxxyеть». А там где их много, на «мёд» слетаются «пчёлы». ( оба слова исключительно через «Ё», потому что – Вазунги Ё). Лорик шепчет: «С той будь, пожалуйста, осторожней. Она prostitute & thie f». (И ты меня поженить решила? Сам вижу: от той животные вредные метра на два отскакивают в разные стороны).
И сроду Лоре не 16 лет, а все 20. И ребенку уже два годика. (Похоже, началась песня про «вери мат»): «А у меня тоже дочка есть. И жена. Все, баста, карапузики – Рубикон».
А бедный Джимми оттиснут от остальной братии Карамелькой. Она:
– А чего он не в настроении? Не разговаривает, не смеется?
– А это он в тебя такой влюбленный. Вот и дар речи потерял. Стеснительный очень.
– Чего это Вы про меня говорите? – Джимми включается.
– Да, сказали, что голова у тебя разболелась…
Но за дальнейшей реакцией Кэнди стало прикольно наблюдать.

« Чупа-чупа».

Девчонки быстро разбежались по домам, как Александэр Женю за руки не удерживал. Да и нам пора. На выходе из кафе в спину несется: « Чупа-чупа». Что еще? Это масай-метрдотель что-то донести до нас пытается, на недопитое пиво указывая. Далее такой диалог, дословно:
– « Боттл», что ли?
– О, боттл-боттл.
– Так бы и сказал « боттл», а то «чупа-чупа» какая-то.
Пустые бутылки в Африке предмет сакральный, мистический. Не знаю, что уж, они с ними делают (сдают, что ли?), но отношение к ним трепетнейшее! Ждет еще пара сур впереди.
Завтра нас ждет Гора. Собрав манатки на Восхождение, мы мирно смежаем глазки, а Профессору в его номере на огромной кровати еще всю ночь маяться, в одиночку.

Первый день Восхождения. Аруша – Моши – Кили. 19 октября, 07:00.

Утреннее чистое небо, а между домами Гора показалась. Конечно, мы давай улюлюкать и судорожно фотки делать, как никак, первая встреча с Килиманджаро!
Килиманджаро? А хрен там. Не Кили это, а Меру, 4567 метров. Мы же еще в Аруше. А до городишки Моши, примостившегося у Той Что Надо Горы, еще километров 60 на Крузере трястись.






















Но на точке « G» ( Machame Gate) мы появляемся почти вовремя, около 10-ти. Во всяком случае, мы из туристов первые. А Криса с бригадой нет (старый маразматик Павлов третьи штаны уделал).
Пока дожидаемся нашего Фильтра Угольного Криса, в двух словах: Моши уже возвышается над уровнем Мирового Океана на 900 метров (так, одна команда туристов уже собралась и выдвинулась по маршруту), а ворота в парк и того выше – 1800 (еще одна команда отправилась на покорение).
Предстоит нам провести в Национальном Парке Килиманджаро (еще одни ушли) шесть дней: четыре вверх и два вниз. На каждого из нас положено два носильщика, и на каждых двух из нас – один гид. Из-за высокой смертности «портеров» (носильщиков), на каждой остановке есть весовая: не более 20 кило в одни руки (15 наших и 5 личных). Но руками они не пользуются, все на голове носят. (Похоже, последние пойдем. Даже команда москвичей раньше утопала). Все шматье на портеров, с собой только штурмовые рюкзаки с тем, что может пригодиться в переходе между стоянками: вода, сменная одежда, аптечка. А гиды типа «смотрящих», чтобы мы не разбежались, или еще чего, сдуру, не передохли. Поле-поле.

Кили, « Machame Gate», 1800 м. Один ботинок.

Наконе-ец! Показались и наши крисы-гиды-портеры! Где же вас два с половиной часа носило??? (Как мне нравится их танзанийское «сорри»). Только портеры какие-то… неухоженные… и шевелятся едва. «Поле-поле»? (Кто-нибудь уберет от уха этого сиплого климактерического старикашку?) Но мы портеров из других команд уже повидали, за два-то с лишним часа. Они тогда почему не «поле-поле»? И гид у нас один только. Стран-н-но…
– А всех покажите.
– Вы их в деле не видели, Арррлы! Вы деньги-то давайте, давайте. Акуна матата. (Все, умер старик Павлов, живот разорвал в клочья. Некому больше на «паузу» жать).
Привез Крис недостающую амуницию. Драный пуховик для Падре Лео, видавшие виды боты не в размер и палки трекинговые. По одной на брата! Типа, цена проката за одну палку была. «А боты мы тоже по одному заказали???»
Кроме Боксы в этих приспособах никто не разбирается, потому сильно не настаивали – для самообороны и одной с лихвой. А Капитан Бо себе еще одну выторговал. Не может он, видите ли, с одной палкой в гору идти.
Но надо с Крисом по дороге обо всем этом серьезно поговорить. Что-то все больше сомнений в правильности выбора оператора.
Давай уже, шеф, поехали в Гору, а адрес сейчас покажу-у-у.

Цифры для запоминания.

Все приведенные ниже цифры по высотам и ширинам условны. И вот почему: полез в Интернет… вот же, блин. Что-то перевернулось в нашем мире глобально, если даже цитату из Библии я быстрей отыскиваю через Паутину, чем в живом тексте. Так вот, нашел в Сети серьезный сайт по Восхождению. Но данные в нем сильно разнятся с употребимыми, в том числе и с теми, что отмечены на «верстовых камнях». К примеру, На Воротах маршрута указана точка 1800, а серьезные дяди с сайта пишут, что только 1490 м. Быть мне скрупулезным педантом или общепринятым и понятным? Я выбрал последнее. Единственный пробел – абсолютная высота «Breakfast Wall». GPS на месте тоже не помог. Так что, буду признателен за любую полезную информацию.

«Плащ Бэтмена». 19 октября, 12:20.

Так застоялись, что бегом в гору понеслись, забыв про танзанийское «Поле-поле». Дорожка симпатичная, утоптанная еще в 30-е годы… прошлого уже века. Вот, мы пни замшелые, век нашей лихой юности для многих уже «прошлый»!
Отвлекся. Идем среди тропиков дремучих, лиан, папоротников и хвощей по кряжу. А с обеих сторон пропасть. Красота! Эдакая загородная увеселительная прогулка с предполагаемым в конце пути пикничком. Что там наш Нургуш с полными рюкзаками за спиной. Тут тебе и портеры, и гид… единственный, где-то внизу идет… потерялся.
Так, любуясь пейзажами, в бодреньком темпе не заметили, что оторвались от группы в желтых плащевках: Профессора Поле-Поле, Марика и примкнувшего к ним Команданте Боббу. А как же, Отец, «картофелина командира впереди на лихом коне»?
Конечно, как могли, держали связь с подотставшими товарищами, периодически оставляя на обочине лишь им понятные загадочные рунические письмена. Чтобы поддержать их в их нелегком пути, ну, и о себе весточку оставить, что мол, живы-здоровы и настроение у нас бодрое.
«ПС-ПС, …РЫГИ!» – гласили надписи.
Не успев выйти из леса, вошли толи в тучу, толи в дождь. Типичная октябрьская хмарь. В связи с чем, я выразил досаду, что: «Пожалуй, зря мы взяли крем от солнца, надо было КРЕМ ОТ ДОЖДЯ брать».
Через некоторое время совершили еще одно маленькое открытие: плащевик, может, и спасает от дождя, но только не от пота. И не важно, супер-пупер мембранный это плащ Бэтмена или самый дешевенький советский презерватив, толк один – тело не дышит. Из тучки вышли, а под прорезиненной тканью хлюпает и чавкает.






















Кили, « Machame Hut», 3000 м. 19 октября, 15:50.

К означенному времени эскадра из флагманского «Леопольда», линкора «Джимми» и еще одной клоунской кастрюли сопровождения с течью в трюмах, на всех парусах лихо взлетела до самой Мачамовской Шапки, 3000 метров. За три с половиной часа против четырех с половиной по лётной планшетке. Обогнав все вышедшие ранее команды, и даже своих портеров.
«Вот так вот, мы с Вами поступим! Вот, такой у нас с вами будет разговор! Потому что мы БАНДА!»
Ка-ак мы ошиба-ались. И некому нас было образумить, остановить полоумных, с ритма «Поле-поле» сбившихся. Вспотевших и вынужденных в облачном тумане дожидаться остальной флотилии. Единственный гид, который мог это сделать, замыкал процессию. И тот молодой да неопытный, хоть и душевный парнишка Эфрейм, «Ефрем».
Меж тем, три с половиной часа спортивной ходьбы, плюс влага внутри и снаружи сказались не в лучшую сторону. Мы мокрые и уже остывающие, а сменного белья с собой нет. И лагеря нашего до сих пор нет, портеров-то обогнали! Интересуюсь, какие там первые симптомы горной болезни: сначала ноги заплетаются, потом язык? И весь мокрый?
В ожидании развлекла будка, где нам предложили оставить свои данные в Книге Почетных Посетителей: амбарная книга на каждой стоянке, где все проходящие по маршруту должны прописаться. Такая форма бухучета: сколько вазунгов на гору взошло, столько и должно быть возвращено обратно в мир. «Хоть чучелом, хоть тушкой».
И приставленный к амбарной книге колоритный рейнджер – неотъемлемый персонаж действа. Худенький обдолбанный растаман в соответствующей беретине, мурлыкающий себе под нос какую-то вечную «Джамин». Такое впечатление, что мы для него – большие серые и мокрые пятна: «Едва заметная рябь на воде и непонятное бульканье».
Вообще, рейнджеры призваны следить за порядком на стоянках. Даже снабжены автоматами. Работа вахтой: двое через трое, кажется. На пенсии пойду в рейнджеры! Пусть меня научат.






















Вечерняя поверка ЛС. 19 октября, 17:00.

Воссоединились с арьергардом, а тут и тучи расступились.
Ба-а, красота-то какая! Мы среди вершин разномастных, и облака у самых наших ног пред нами расстилаются, аж стелятся. Джунгли остались далеко внизу, а мы в следующем климатическом поясе «Тропические лесостепи» (терминология условная и сугубо ненаучная). Такое мелкотравное редколесье: кустарники в цвету и карликовые пальмы, на гигантские бахчевые ананасы похожие. А от нас на солнце пар, как от лошадей на ипподроме. Кто на «Красавчика» ставил? Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?
Расклад такой: вместе с нами по маршруту ушло несколько команд разного толка и калибра. Вазунгов человек 50, не считая обслуги (данные из амбарной книги). Про людей московской наружности, кажется, уже говорил. Есть еще немцы, голландцы, зеландцы. Японочки с виду, американки внутри. (Подумать только: мой любимый цвет, мой любимый размер).
Понравился голландец (с чего я решил?): высокий рыжий «сухостой», борода пламенная лопатой торчит, на шее гаубица дальнобойная кэноно-никоновская. Весь в шортах-гетрах-ботах-свитере-берете: «Магистр Рассеянных Наук». Возраст восходящих от 20-ти до 60-ти. Ну, и мы где-то по середке.
Оценив по списку общемировой тренд, особо загоняться не стали: « манагёры» мы! (И один «клоун »).

«Machame Hut, very hot!» 19 октября, 18:30.

Все становятся большим табором, слегка скучкованные по командам: расставляются, готовятся, едятся, отдыхаются перед очередным утренним броском. И все без исключения вазунги уже всё это с собой произвели. А мы все стоим. «А баран все жевал траву».
Всего-то: наши прекрасные организаторы ЗАБЫЛИ («Сорри…») снарядить нас столом и стульями. И с едой полное «поле-поле». Солнце как по часам, ровно в шесть закатилось и стало конкретно не жарко: ноги ноют, коленки зябнут, хвостик девать некуда.
« Аффрика ффрио!»
Палатки и коврики, те что «бесплатные», таковыми и оказались: БОМЖи на свалке лучше в жизни устроились!
«А где балдахины над спальниками?»
Прибился (с какого только боку?) к нам парнишка, натуральный алеман – немец Мартин. Тот, вообще, в шоке: «Буду писать в Лонли Плэнет». Как он среди нас оказался? Поди, эти черти опять что-то мутят. На поваре, скорее всего, сэкономили.
Ну, пиши, не пиши, а у нас желание бить рожи баклажанам стало превалировать над чувством усталости, голода и холода. К девяти (!!!) вечера, когда с нами, наконец, случилась еда, мы готовы были растерзать любого из темноты, кто хоть как-то косо на нас взглянет.
Но мое предложение «лучше день потерять, зато потом за пять минут долететь», не нашло поддержки. Спускаться с утра вниз на поиски нормального оператора? Вилами на воде, мы же в Танзании. Да и деньги у Криса… ВСЕ! Вот, мы «кролики». А где, кстати, эта горилла черножопая? Сломать бы ему руку для начала, а потом и про деньги поговорить.
К этому эмоциональному пику откуда-то из темноты нарисовался и второй наш гид Джошуа, типа главный: «Сорри, акуна матата, поле-поле. Сейчас же выдвигаюсь вниз за палатками, ковриками, столами-стульями. Завтра в 9:00 как лист перед травой!»

«Суп из Кукумбера». 19 октября, 21:00.

Когда все добропорядочные туристы уже мирно посапывали в своих добротных палатках, мы добрались до долгожданного «пикника», устроившись на грязной ледяной земле.
После всего пережитого и пяти часов вахты у потухшего «вечного огня» любая пища кажется божественной амброзией. Даже суп-пюре из неизведанного доселе « Кукумбера». На вкус этот зверь больше напоминал кубик « Кнорра», но съеден он был молниеносно, даже костей не осталось. Пюре картофельное с мясом (мясо готовить не умеют!) и чай. Ко всем блюдам совершили по три подхода. Воистину: срать захочешь – штаны снимешь!

Второй день Восхождения. Кили, « Machame Hut». «Взять!» 20 октября, 09:00.Время «Че», т.е. девять утра. Нашего Каурки-Джошуа снизу нет (кто бы сомневался). Корреляция на «танзанийское время» дает 11 часов. Ждем до 11? А если и тогда обещанного не дождемся? Вчерашние эмоции вновь накатывают, и страсти накаляются в лучах восходящего солнца. Появляется очередной «наш» гид, уже третий по счету:
– Пойдемте, они нас в дороге нагонят. В час уже на следующей точке будут. Поле-поле, акуна матата…
– Бдясть!!! Мы ща тебе такую «акунаматату» устроим!!!
Председатель Лео требует от Александра Говорящего ТОЧНО передать его мысль, СЛОВО В СЛОВО: «Скажи этому пи-пи-пи-и-и, что русские очень терпеливые, но и у них «терпелка» может сломаться. Если к нашему приходу в следующий лагерь твои слова не будут подкреплены, я затолкаю вот эту палку тебе В ЖОПУ!!! Переведи ему, б…!»
Я с Председателем знаком уже 17 лет, но даже мне стало не по себе, я его таким взбешенным НИКОГДА не видел. Полностью поддерживая речь предыдущего оратора, я, все же, на всякий случай, чуть отступил назад и прикрыл рукой свое выходное отверстие. На всякий случай.
На фразе «палку тебе в …», Профессор засмущался и сказал, что стесняется это переводить:
– Да, они и так все поняли по интонации. Прости, Отец, не могу.
– Эх, добрый ты человек. Нивелир, б…!!!
– Поймите, пацаны. Наша задача – ВЗЯТЬ Вершину! Как девку! Любыми средствами! Остальное второстепенно.
С Мудрецом хрен поспоришь, особенно про «девку». Если бы еще не видели, как прекрасно организованно Восхождение у других вазунгов. Решили все громы и молнии (сломанные руки и «палку в жопу») отложить до следующего раза, а сейчас вкушать радость от Природы, Восхождения и самой Горы. Смотрите, какая Она в утренних лучах… ПРЕКРАСНАЯ!






















Вода. Коль объявился дипломированный гид №3 (молодой Ефрем – не сертифицированный стажер), спрашиваем у него, что с собой в дорогу взять, и что на себя натюлить. И как идти, и что дальше?
«Шорты, кроссовки, крем от солнца (Ото-то!). И воду. Поле-поле, акуна матата». (Про два последних пункта мог и не говорить. В печенках уже).
Вода – тема. Ее положено в день выпивать не меньше четырех литров. То-то мы вчера так на чай накинулись, по три кружки залпом жахнули.
Давайте воды, да побольше! Дают: для умывания две миски на семерых (с учетом «фрица» Мартина): едва зубы почистить. И по литру питьевой в дорогу. А на дне бутылки деревяшки какие-то плавают. Останки кораблекрушения? Теперь вам понятно, для чего тот странный перегонный ресивер-конденсатор около будки рейнджера? Это сточный бак! И вся труха с крыши теперь в наших емкостях. Экстремально.
«Пойми, Саня: у тебя глупая деревянная вода!»

Кили, по направлению к « Shira Cave», 4000 м.

Так змейкой и идем: то вверх, то вниз. Для адаптации организма к высоте и недостатку в нем кислорода. В плане забраться сегодня на 4000 метров, и немного вниз до лагеря, на точку 3840.
Путь измеряется на Горе часами пути и перепадом высот. Сколько своими ножками по горизонтали и под углом к ней протопали – одному Аллаху известно. Поиск в «мировой паутине» дает цифру по маршруту 100 километров. И сегодня из них надо пройти… около трех с половиной часов пути. И угол сегодня покруче, чем вчера.
И еще одно, о чем вчера некому нам было поведать. Идти надо так, как если по песку, в котором потерял какую-то безделицу. И пытаешься ее отыскать. Стиль ходьбы называется… ну, кто самый сметливый? Правильно – «Поле-поле». Тоже очень важно для адаптации.
Хорошо, что в этот раз спереди и сзади нас ограничивают гиды, и не дают разбежаться и разбить команду. В таком темпе ходьбы (очень для меня необычном) есть определенная прелесть. Есть масса времени на любование природой, единение с ней, фото-сессии на фоне и записи в Африканском дневнике.
Пейзаж постепенно меняется и переходит в «Тропическую тундру»: кусты все ниже, облака тоже. На камнях мох, да лишай. Хребты и пригорки тоже постепенно опускаются к нашим ногам. Но, по общему мнению, красота наших Уральских гор ничуть не уступает, а даже наоборот. Но это, скорее, очередное проявление «уральского снобизма».






















Попутчики. 20 октября, 12:00.

Несмотря на « самый малый вперед» у кого-то из команд средняя крейсерская еще более «поле-поле». Так, опять обогнали американских японочек. Махали ветрилами и кричали им «Привет, девчонки! Откуда Вы?.. А мы Крэйзи Рашенс!», чем немного напугали непривычных к нашей дури, расчерченных по линейке людей.
Когда тропинка круто забрала вверх по склону холма, я даже предложил «сестрам» своё мужское вспоможение, но услуга была тактично и политкорректно отклонена.
«Тьфу, на Вас, суфражистки!»
Нагнали мы также и граждан Московского государства, но, несмотря на схожесть языка, самого языка с ними так и не нашли. Ограничились дежурной рокировкой «Как настроение, пацаны?» на «Ну что, дождались своих Рыг Пс-пс?» в ответ. Наверно, мы вели себя как-то вызывающе и абсолютно не располагали приличных людей к контакту. Что с нас, с Рыг взять?
В пути устроили небольшой съестной привал. Для этого нас ежеутренне снабжали «ланч-боксами»: кусочек куры, яйцо, банан, морковка, хлеб… дотянуть до следующей точки. Место пикника на миниатюрном живописном плато крайне популярно не только среди туристов, но и среди местных птиц, помеси вороны с коршуном. Людей почти не боятся, потому что люди – это и для них неплохой пикничок на свежем воздухе, из куриных костей и недоеденных бутербродов с противным арахисовым маслом.






















Гид наш третий, Тобиас, оказался очень свойским веселым мужиком (не то, что встреченные жители Московии). Было даже малость неудобно за «палку в жопе», но, уверен, такая очистительная пилюля никогда не бывает лишней. Всю дорогу Тобиас шутил, подбадривал нас своей «акуна мататой», напевал что-то. Одна песня особенно понравилась, тем более, половина слов была понятна: «Джамбо», «Акуна матата» и «Килиманджаро». Стали подпевать, ведь жители Уральских гор тоже очень музыкальные. Хоть и Рыги. «Акуна матату» гид переделал в «Акуна маТИТИ», чем немало позабавил и нас, и всех остальных людей, с которыми впоследствии делились этой шуткой. Потому что смысл шутки интернационален!

Кили, « Shira Camp», 3840 м. «Принять ситуацию». 20 октября, 14:00.

Прогулка была не в тягость, горы в облаках завораживают, солнце печет, и настроение отличное. Лагерь №2 расположен на обширнейшем плато. С одной стороны предполагается Вершина (сейчас укутана в облаках), с другой – вид на долину, где далеко внизу (опять же в плотной перине облаков) затерялся Моши. Подобную картину можно увидеть разве что из иллюминатора воздушного лайнера. А тут на: ты, вроде, и на земле, но уже немного на Небесах. Где-то посередине! Витаешь.






















Однако, три с половиной «танзанийских» часа на поверку все пять дают. А гонцов снизу так и нет. («Только что созванивались, у них там какие-то проблемы, будут в четыре. Акуна матата…»)
Помня заветы Ильича, пытаемся «принять ситуацию», только просим хотя бы чаем обеспечить, от обезвоживания уберечься. Через каких-то пару часов и многочисленных напоминаний-просьб-требований-палковжопу чай нам все-таки дают.

«Годовые кольца» в пересчете Боббы.

А мы к тому моменту уже немного восстановили свой водный баланс вискариком. И восполнили недостаток калорий Тоблероном, уже несколько раз менявшим в пути свое физическое состояние. Теперь он – увесистый слиток-самородок неопределенной формы, с бороздами от зубов по бокам.
И вновь готовы устроить небольшую заварушку типа войны, со сломанными руками и палками в жопе. Потому что видим, как сладкая парочка зеландцев по соседству уже пополдничали, почитали, пописали что-то в свои дневники, и уже играют за своим столом в карты. А мы лежим на драных ковриках на земле и пытаемся «принять ситуацию». Изо всех сил стараемся!
Кто как. Капитан Бо, к примеру, занялся приписками и очковтирательством: пририсовал в Книге Учета нашему Песочному Баобабу еще одно годовое кольцо. Получилось 400! Когда журнал перекочевал обратно в руки рейнджера, и в их компании случился небольшой, но яркий взрыв хохота. Но с нашим не сравнить: от нашего до сих пор пыль на Горе не улеглась и дым не рассеялся!

«Тобиас на Коньяке».

Марик, неугомонная душа, пошел справиться, как нашим темным товарищам шутка пришлась: «А они там водку хлещут местную, «Коньяги». И наш Тобиас – главный выпивоха. Кстати, «Коньяга» их редкостная муйня!» То есть, Тобиас таким образом «принимает ситуацию» по отсутствию у нас палаток и стульев? А я думаю: до чего же веселый и компанейский мужик. Алкоголик алкоголику глаза не выклюет?
А тара: что там дьютивские пластиковые упаковки? Танзанийцы пошли еще дальше, они нафасовали свою бодягу в полиэтиленовые пакетики емкостью в один-два « дринка». Полная и безоговорочная утилизация!






















«Комбинация» Профессора. 20 октября, 17:00.

Игра называется «Профессор Беловежский как Гидрометцентр». Когда солнце прячется за очередную, проплывающую сквозь нас тучу, становится резко холодно, и «Аффрика ффрио!»: «Поймите, одевайте «комплекты полярников», лета больше не будет».
Через три минуты: «Пойми, Саня: снимай термо-комбинацию. Лето опять настало!»
И так несколько раз – каждую проходящую тучу.

«Жертвенник», Марк и подмастерья. 20 октября, 17:30.

Чтобы как-то себя занять и унять позывы к творчеству, наш Данила-мастер, он же Дизайнер Марк взялся за сооружение небольшого мегалитического жертвенника, в чем преуспел – ПРОФЕССИОНАЛ! Венчал малую архитектурную форму деревянный тотем в виде головы совершенно натурального IT (инока).
Мощь и энергетика Комплекса была такой силы, что и я не смог остаться в стороне от строительства, очертив по кругу каменную ограду со стреловидным Указателем на Вершину. «Стрелка» была выложена из специального природного минерала черного цвета (сердолик вулканический?), заблаговременно и специально для нас разбросанного повсюду.
Джимми добавил последний штрих – выложил внутри круга надпись « Russia». Налюбовавшись Творением рук своих, мы с удивлением обнаружили, что тень от Жертвенника тоже указывает на Вершину!!!
«Подумать только: и Стрелка и Тень в данную минуту совпали, и обе указывают на Цель нашего тернистого Предприятия! Бывают же такие удивительные совпадения!»
Еще через некоторое время удивление переросло в мистический трепет, переходящий в экстаз: Тень ни на грамм не отклонилась от Курса, лишь только вытянулась в лучах заходящего светила! Мы же рядом с Экватором! И солнце здесь из стороны в сторону не шатает. И, значит, завтра оно появится прямо над Вершиной! АXXXYЕТЬ!!!
Это нам ЗНАК: Вершину надо ВЗЯТЬ любой ценой!






















«Килиманджаро» женского рода!

Женщина! Она – Женщина! Это точно! Мне так кажется… нет, я уверен! Такая она загадочная: то застенчивая, кутающаяся в дымке, то купающаяся в облачной пене. Вот она едва оголила один из своих хребтов, подразнила и снова спряталась в белую вуаль. Или паранджу?
Она дразнит, она манит. Какой настоящий мужчина сможет устоять перед ее чарами?
Вот и сейчас, если верить нашему Указателю, где-то там должна появиться Она. Но нет: туча в который раз меняет свою форму и растекается шлейфом по Ее склонам.
Днем практически невозможно застать ее врасплох. Рано утром, если повезет, можно улучить мгновение, когда Она, потягиваясь на своем ложе, сбрасывает с себя покрывало: нагая и прекрасная. Но поднимающееся солнце, как верная горничная, быстро одевает Ее в облака.
Вот-вот, казалось бы, ведь небо к вечеру очистилось от туч и облаков… но нет: Красотка Килиманджаро не хочет расставаться со своим призрачным одеянием. И только при свете бесчисленных звезд, поправив на снежной шапке перо из Млечной Дороги, она предстает пред нами во всем своем женском величии. Холодная и неприступная!

«Скрижали». 20 октября, 20:30.

«Неужели до сих пор не поняли, что палатки-столы-стулья – очередная разводная легенда?» – пытался я докричаться до озябших соплеменников, когда мы кое как разместились среди матов и рюкзаков, прижавшись друг к другу, потому что в «желтой жаркой Африке» наступала ледяная ночь. Портеры выделили нам самую большую палатку, в которой мы поужинали и собирались разместиться на ночлег. Я жаждал крови. Днем, когда Мартин Фрицевич спросил у меня про мой крокодиловый амулет, вместо стандартной истории про Кубу я зло огрызнулся: «Это зуб моего врага! И сегодня рядом с ним еще появятся трофеи!» Но мое предложение устроить настоящее кровавое жертвоприношение нашему языческому Алтарю, как полагается по суровым законам Уральских гор, с песнями и плясками, не нашло отклика. Даже кандидатура Тобиаса не вызвала в соплеменниках схожих с моими чувств. Да и Тобиаса уже пару часов дозваться не могли: он после «Коньяги» благополучно залег в спячку где-то в другом стане. Но морозный воздух и минуты, проведенные наедине с собой, отрезвили мой разум и я, как ветхозаветный Мойша, вышел из палатки к перекуривающим товарищам со своими заповедями, озаглавленными:
«Не хотите хлеб с маслом, сосите хрен с горчицей!»
«Ефрем, буди всю бригаду, ищи этого алкоголика Тобиаса и переводи. С данной минуты у вас начинается совершенно другая, веселая жизнь, АРМЕЙСКАЯ! Наш Биг Босс Полковник Леопольд не даст соврать. А я на правах замполита довожу следующее:
– Черные не будут вкусно есть и сладко спать, пока мы не получим всех означенных и оплаченных нами благ и услуг.
– Деньги за работу получат только те, кто будет присутствовать на всех построениях личного состава: перед выходом, по прибытии в следующий лагерь и перед сном. Поголовно и поименно. Список немедленно!.. Сколько сейчас: шесть портеров и один гид против положенных 12-ти и трех гидов? Отлично!
– Утром мы убеждаемся, что все наши люди со всеми нашими вещами выдвинулись по маршруту. И только после этого отправляемся сами.
– К моменту нашего прихода на следующую точку, наш лагерь уже подготовлен: палатки натянуты, чай дымится. И обед на подходе, шкворчит.
– Помимо рожек и ножек из « кукумбера» с завтрашнего дня в нашем рационе появляются и другие представители животного мира.
– Все без исключения «баклажаны» должны находиться в расположении части. Гиды – в первую очередь. Чтобы любая наша нужда, любое наше законное требование были исполнены точно и тотчас.
– Портеры животом своим отвечают за вверяемое им имущество. Больше никаких порванных, грязных и мокрых рюкзаков!
– Любое нарушение внутреннего распорядка либо любая иная провинность карается удержанными деньгами.
Я хочу убедиться, что каждый пункт, каждое отчеканенное на Скрижалях слово дошли до мозгов этих… людей. В противном случае палка Полковника Леопольда, наконец, уже найдет себе полезное применение. Найдет цель, место и способ приложения.
Сколько заповедей получилось? Остальные додумаете сами, времени у вас до прихода наших платок, стола и стульев – вся ночь! Акуна матата??? В-вольна-а-р-разойтись!»
…да, долгожданная экспедиция снизу все-таки объявилась в 21:30.

Третий день Восхождения. Кили, « Shira Camp». «Кумулятивный эффект». 21 октября, 06:40.

Уф! Первый раз за два дня Восхождения. А то уже стал опасаться: чем же это нас кормят, если из всего съеденного ничего наружу не выходит? Неужто все в дело переваривается??? На самом деле, вопрос правильной работы кишечника и всего пищеварительного тракта, отнюдь не праздный. Мало ли какой гадости мы можем внутрь употребить, и как наши неподготовленные изнеженные тела могут на эту самую гадость среагировать. Никакая, даже самая тщательная, текило-висковая дезинфекция не поможет! Обидно умереть от куска мяса дикого, не привитого огурца. Потому вопрос «Сходил?» был в горячей десятке на протяжении всего африканского Странствия. Еще на большой земле я однажды позволил себе некую усложненную форму ответа на этот вопрос:
– Не-а, я лучше после завтрака, когда новое г… вытеснит старое.
– Так это же КУМУЛЯТИВНЫЙ ЭФФЕКТ! – четко сформулировал процесс бывший «ракетчик» Бобба.

Кили, « Shira Camp». Медосмотр. 21 октября, 09:20.

Бледнолицый Брат Джимми мужественно оценивает свои обуглившиеся под вчерашним солнцем ноги. Остальные тоже с интересом рассматривают свои нежные розовые конечности. Даже я, мудро запакованный вчера с ног до головы в тряпки, подобно женщине Востока, ощущаю неприятное жжение на покрасневших кистях, единственно открытых вчера участках тела.
«Какой у тебя крем? А, «восьмерка». Надо было у Профессора 50-ку взять. Значит, они сказали вчера одевать шорты? Видно, без палки Председателя уже точно не обойтись».
Появившийся вчера вечером старший гид Джошуа не рекомендует перебираться в боты: «Потому что, будем телепаться сегодня практически на одной высоте. У вас отличные трекинговые кроссовки».
Но мы очень предусмотрительно наквацались толстым-толстым слоем крема от сгорания. И попрятали поглубже в одежду, как пингвины в утесы, свои глупые алеманские тела.
– Кстати, как сегодня идем: до шапки 4600 лезем, или по склону по 4300 семь часов мудохаемся? (Лагерь на 3950). Но для адаптации лучше на 4600.
– Базаришь, конечно, 4600!!!






















Кили, « Shira Hut». «Метаморфозы H2O» 21 октября, 10:00.

Пять минут назад еще светило хоть какое-то солнышко, а теперь мы вошли в плотные слои сублимированной водной субстанции: «Поймите, пацаны. Вот так наш Профессор и видит: НИXXYЯ не видит!»
За непродолжительный промежуток времени мы пронаблюдали за всеми фазами физического состояния воды от газообразного до кристаллического. Сначала продирались сквозь тучу, затем с неба посыпалась крупа, но не божья, и даже не манная. Затем совсем снег пошел.
А мы по локоть в креме от загара. Впору кричать «Эврика!», потому что сверху, снизу, вокруг и снаружи нас – ВОДА! Во всех своих ипостасях. И мы в нее буквально погружены! Не понятно только, куда, в какие сосуды ее сейчас вытеснять. И какие по этому поводу законы открывать.
Руки от влаги и холода стали похожи на уже всплывшего утопленника. Лужи сначала перепрыгиваешь, затем перестаешь их замечать. А «отличные трекинговые кроссовки» превратились теперь в « гидрокроссовки», по типу мокрого гидрокостюма: запускаешь внутрь ледяную воду и согреваешь ее теплом тела. И так несколько циклов.

Кили, « Lava Tower», 4300 м. «Привет Лунатикам!» 21 октября, 12:00.

За бортом «лунный ландшафт»: щебень и бесконечный вулканический «Сад Камней». Ощущаешь себя астронавтом на чужой и враждебной тебе планете.
Из-за пояса на все это с ужасом взирает тоже промокший до нитки Тотем в виде головы убитого инопланетянина. Который еще вчера венчал Жертвенник, а сегодня любезно подарен мне с широкого дизайнерского плеча самим Зодчим Марком. Я решил с этим трофеем пройти весь Путь до Вершины. И даже постараться и на него получить Сертификат о Восхождении.
Лава Тауэр – это огромные вулканические наплывы-ступени. Даже не берусь судить, какого размера каждая мега-приступка. Безоговорочное торжество Природы и собственное ничтожество словами не описать. Только прочувствовать: промерзшими ногами и скрюченными руками.
После четырех тысяч над уровнем Профессор Паниковский стал совсем плох: «поле-поле» и еще «полёвее», через каждые пять минут стоянка. Все про гусиную шейку бормочет, точнее про любимую мозговую косточку. И на внешние раздражители не реагирует.
На развилке 4300-4600 делимся: Тоби забирает вниз Боббу и Профессора, остальные продолжают унылую дорогу в вулканических дюнах.






















Кили, « Lava Tower», 4630 м. «Треснувшая Башня». 21 октября, 14:00.

Я еще кричу команде, которую обгоняем: «Эгей, привет! Как настроение? Акуна матата! Акуна МаТИТИ!!!» По инерции, но это уже не совсем я кричу. Настоящий Я уже конкретно зателёпан бесконечной ходьбой в гору среди холода и воды. И я злюсь на этого сидящего внутри Крикуна, который рвется из меня и никак не может угомониться. И я в своем чувстве не одинок : желание придушить Клоуна сплачивает наши уставшие, скрежещущие зубами ряды.
На отметке 4600, среди огромных шпилей и башен Величественного Лава Тауэра долгожданный перекус. Чтобы хоть на пять минут спрятаться от мокрого снега, забираюсь между глыбин и там, полулежа, полураком пытаюсь поесть. Руки в который раз промахиваются мимо рта. Челюсти не шевелятся. И понимаешь, что надо быстрей проглотить все, не жуя, и бегом выдвигаться вниз. Надо шевелиться, пока совсем не окочурились!
Собственная же «башня» треснула уже на пути вниз: разнылся мозжечок. Но двойственное отношение: во-первых, состояние, очень знакомое по нашей гнилой октябрьской хмари. Когда в самый пик обострения, хочется выйти на улицу и кого-нибудь слегка «почикатилить». С другой стороны, есть некоторая радость, что и у меня, наконец, заболела голова. Значит, она у меня еще есть! Не все же парням маяться.
«Это и есть первые симптомы горной болезни? Ура!»
Уже без разницы: тропа это или ручей. Или тропа, превратившаяся в ледяной горный ручей. Мы бежим по нему вниз, уже не разбирая дороги, как горные козлы… или бараны?
– А зачем так скачем-то, еще и кругами?
– Так, адаптация…
– Спасибо, Лео, объяснил. Только не полегчало.
Ноги перебирают что-то под собой без разбора. Любое неловкое движение, любой вылетевший из под ноги скользкий камень и ты поломанный лежишь где-то там, далеко внизу. Только кровь, смешанная со снегом и грязью, растворяется постепенно в этой селевом потоке…
Но мозг не пугается этой картинки. «Башня»-то уже треснула!

Кили, « Barranco Camp», 3950 м. «Там, за туманами…» 21 октября, 16:30.

Это как же «поле-поле» надо идти, что мы едва не обогнали срезавших пол дороги людей? «Команда инвалидов» появилась в лагере за 20 минут до нас, причем они еще не доставали свои ланч-боксы.
Как мы допрыгали до лагеря тоже одному Богу известно. Семь часов по горным хлябям, по уши в ледяной воде! Лагерь нашли только потому, что он в расщелине между хребтами, по дну которой пробирались через плотный туман, практически на ощупь.
Экстрим полнейший! Если бы было, где упасть и умереть, так и сделали бы. Но упасть некуда: палатки, спальники, коврики, одежда – все насквозь! Как жить в этом, как спать, как найти силы на следующий день? Никто ответить не в состоянии.
Остался последний комплект более-менее сухого белья, но это для Вершины. А если и завтра нас ждет такой же устряп? А до Высшей Точки еще более полутора суток.
Присутствие духа и мужественность оставили нас. Даже армейская закалка и намертво засевшая в мозгу «стойко переносить тяготы и лишения воинской службы» не сильно вдохновляют. Лишь одно слово заместило все остальные, и это слово – ОТЧАЯНИЕ!
Лишь голова гудит и потрескивает, как сломанная неоновая вывеска «BAR Closed».






















« Brown Sugar».

Среди этого леденящего душу упадничества и декаданса быстро, обжигаясь и присёрбывая, как будто наперегонки, хлещем чай. Не до китайских чайных церемоний – хоть что-то теплое почувствовать внутри. Хоть какую капельку надежды в виде глотка горячего сладкого напитка.
Еще по дороге, видя фантики от конфет и кожуру от лайма, разбросанные как верстовые камни, мы сглатывали липкую завистливую слюну: «Буржуи!!!» Почему нам в голову не пришла такая гениальная идея: конфеты? Да, хоть сахар кусковой!!! Только нет сахара кускового, только желто-коричневый тростниковый «песок».
Жизнь, конечно, не наладилась, и все же: чай с сахаром развеяли хотя бы ту густую влагу, окружавшую нас. Тут и познакомились, наконец, со сладкой парочкой зеландцев. Они бодры, веселы и пышут оптимизмом. Учитесь, Отцы!

Песня №6. Профессор Беловежский уже навел мосты по экстренному спуску вниз. И завтра утром он однозначно нас покидает. Не останавливаем, видя его слабо отсвечивающее состояние. И в глубине души даже завидуем: «Завтра он будет пить пиво и щупать девок».
– Саша. Почему же ты сразу не сказал, как только плохо себя почувствовал?
– А я вам говорил «поле-поле», а вы смеялись.
– Отец, так ты всю жизнь говоришь «поле-поле». Что хоть с тобой?
– Мне XXX ёво.
– Что за болезнь « XXX ёво»? Какие симптомы?
Профессор был педантично точен и беспощаден к своей новой болезни, ни один симптом не укрылся от его орлиного взора, хотя бы и через очки. Он рассказал обо всем, что знал и помнил, начав от самого начала Творения: «И сотворил Элохим небо и землю. И подпер небо твердью. И разверз хляби небесные, и жижа заполнила сущее». Апогей повествования пришелся на: «У меня в плеере играл Оззик, 92-й год. Ну, ты знаешь, там еще эта «та-та, та-а-а». И все было хорошо вплоть до шестой песни. А на шестой песне я почувствовал, как голова закружилась, меня затошнило, и стало совсем XXX ёво».
– Ты в обмороке когда-нибудь бывал?
– Нет.
– Все понятно, « XXXёво» – это предобморочное состояние. Отец, надо дожить хотя бы до завтра. С бедой надо переспать, как с девкой. А утро вечера, как говорится. «Ах, эти утренние девки. Не то, что те же, только с вечера». Слушай, идея: а ты в следующий раз начни слушать Оззика сразу с седьмой песни.

Четвертый день Восхождения. Кили, « Barranco Camp». «Waiting for the Sun…» 22 октября , 07:00.

Всю ночь боролись с холодом и влагой. Мне даже пришлось придумывать некую инженерную конструкцию, чтобы сберечь многострадальные мениски. И спали практически прижавшись друг к другу:
– Марик, это ничего, что…
– Ты же видишь, я тоже не отодвигаюсь. Мы же никому не скажем?..
А с утра собирали себя по кускам. Веником по сусекам выметали, чтобы уже хоть какой колобок получился.
Два «Колобка», я и Бокса, забыли вчера в Книге Учета отметиться: «Ну, все, писец! Рейнджеры на лошадках уже скачут, рыщут по долам в наших поисках, АКМЭМАМИ потрясая». АКМ-ами, значит. Язык и губы от холода отказываются шевелиться.
Самый популярный вопрос: «Как себя чувствуешь?» Но он, скорей, из уважения к собеседнику. Ответ жирно нарисован на лицах: будто мы всю ночь напролет беспробудно бухали. Причем, намешали все, что только было: начали с рома, затем виски с текилой… водка опять же «палёная» (с прошлой вылазки осталась), пиво (которое на всякий случай) в ход пошло. И вин о (что для женщин брали) тоже добили. Закончилось все уже под утро бутылкой Мартини (эта-то откуда???) Вот такие у нас лица!
Утро морозное, даже седое. Все, что оказалось вчера в воде, превратилось в лед. То есть ВСЁ! Даже фотоаппарат настолько пропитался, что конкретно «заглючил». Надежда только на Светило. Вот оно выйдет и сначала растопит, а потом и высушит наши вещи. До этого с места не сдвинемся! Прикольная картина: несколько людей молча смотрят с надеждой куда-то в Сторону Вершины, сквозь нее. А на Вершину смотреть страшно, не укладывается в голове, что менее чем через сутки мы должны уже быть где-то во-о-он там.
«Ночь пройдет, наступит утро ясное, Солнце взойдё-о-от…»






















«Гора на завтрак». 22 октября, 09:20.

Вот эта жуткая отвесная стена и есть давно обещанная нам увеселительная прогулка под названием « Break fast Wall», т.е. «Гора на завтрак»? Надоело идти ножками, надо и ручками помочь? А пальцы после вчерашнего распухли и не гнутся, самое время потренировать. Мы видим, как ушедшие ранее распределились равномерно по всей скале цветной ниточкой бисера. Интересно, что порядок выхода команд изо дня в день каким-то образом сохранялся. То ли исходя из численности и расторопности, то ли по итогам жеребьевки. Хрен знает, но мы уходили всегда ближе к концу, и сразу за японками.
Вот, и они пустились в путь. Значит, скоро и мы превратимся в рассыпанное по склону монпансье?
Солнце, завтрак, относительно высохшие или подвяленные вещи. На теле досохнут.
А жизнь-то налаживается! Даже Профессор Килиманджарский отложил свой экстренный спуск в долину: «Только поле-поле, пацаны».
Что одевать, не спрашиваем. А зачем? Во-первых, выбора уже нет; а во-вторых, все равно опять наврут:
– Кто вчера про кроссовки посоветовал?
– А я думал, что мы до снега на 4600 не дойдем.
– Бдясь! Не ты ли сам вчера… ай, ладно, пацаны, хрен ли с него взять? Зато у нас боты сухие.

«Стена Плача». 22 октября, 09:40.

Для этой « Завтрачной Стены» я придумал другое название «Стена Плача». Пару раз были моменты, когда необходимо было сделать несколько точных движений, чтобы просквозить между отвесной стеной и пропастью так, чтобы не улететь навстречу к праотцам.
Было реально СТРАШНО! Главное – не смотреть в пропасть, потому что она по-настоящему затягивает, будто где-то на дне ее установлен мощнейший пылесос, что всасывает тебя внутрь этой бездны! На мозжечковый гироскоп надежды никакой, он по привычке выставляет тело перпендикулярно поверхности, а поверхность-то практически отвесная!
Я старался смотреть только вверх, и шел под углом к горе, насколько это возможно. И где была возможность цепляться за скалы – цеплялся. Хотя делать это распухшими культями весьма неоднозначно. И так больше часа до вершины кряжа.
«Мы на кряж крутой на одних осях».
И хотя каждый новый день (включая вчерашний «день на грани») приносил нам новые свежие эмоции и впечатления, осмелюсь высказаться, что «Стена Плача» была самым захватывающим эпизодом всего Восхождения.

Кили, «Great Barranco Wall», (высота не определена, 4100???). 22 октября, 11:10.

Так на самом деле называется наш «Хребет Завтрака», на который мы благополучно взгромоздились. Ба, а тут знакомые всё лица. Раскосые.
Японочки нас уже не шугаются. Видно поняли, что мы не такие страшные, а даже наоборот. Привыкли, наверно. Мы подмигиваем Александэру: «Отец, материал практически готов, лепи. Прикинь: на Вершине Кили, да еще гражданина Америки, даже гражданочку, да еще и японочку! Come on, baby! Just do it !» Но наш Профессор Мориартский, судя по вытянутой физиономии и сбивчивому дыханию, усиленно прислушивается к своему организму. Дышит тяжело, будто только что сбросил в пропасть Холмса. Не до баб-с, в общем! «Поле-поле». Пока состояние «пациента» не позволяет ему адекватно и достойно ответить на наши гадости, громко вслух размышляем: если бы Беловежский взялся за написание «Саги», как бы озаглавил, каким бы Эминем подписался. «Записки Натурала»? Или «Эпическая сила»?
И вновь козьими тропами: вверх, вниз. Из тумана в туман. Вниз нырнули – «Тропическая тундра», чуть выше вынырнули – «Лунный ландшафт». По дороге постоянно встречаем небольшие стихийные «могильники» и «жертвенники» – башенки, составленные из подножного вулканического материала. Каждый проходящий мимо может принять участие в забаве. Но «башен» так много, а некоторые из них расположены в таких трудно доступных местах на скалах, что, несмотря на ритм «поле-поле», приложить руку и камень ко всем не поспеваю.

Кили, « Karanga River», 3930 м. 22 октября, 13:40. Последняя точка, где мы можем набрать воды. Дальше только от ледника на са́мой Вершине отскребать влагу. Для остального алеманского стана-шалмана это очередное место ночевки. Для нас – лишь промежуточная, ничем ни приметная точка на карте, затерянная в густом вязком тумане. Чуть раньше эту точку оставили московиты и наш сосед по столу, Мартин Фашистович. И всё. Остальные вазунги раскладываются на постой здесь! А мы, перекусив по-горячему, движемся дальше. Рвемся вверх, к Вершине!
Где-то в тумане потеряли японок, так и не попрощавшись. Да и главный женский старатель Алекс в унынии.
«Только поле-поле, пацаны…»

«Двойная строчка».

Значит, Капитан Бо говорил, что этот маршрут самый живописный? Тогда почему из всего этого «великолепия» я вижу только серую каменистую тропу и собственные, перемежающие друг друга, боты на ней? Затяжной и весьма ощутимый тягун, «турецкий паровой хаммам» и бесконечный вулканический ландшафт. И только «двойная строчка» от ботинок на тропе, «двойной шов Поле-поле». Может вымотать кого угодно, не говоря о Бесноватом Клоуне, и ему подобным.
Ритм, заданный все более расплывающимся по склону Сашей, позволяет мне заняться по ходу массой полезных дел: улюлюкать, петь, крутить башней на 360 градусов, фотографировать, вести путевые заметки и участвовать в возведении все новых «могильников».
В части песенной мы с Тобиасом сменяли друг друга: то он поет, то я. Спел он песню, очень мне, грузину, что-то напомнившую. Я подхватываю: «Долго я бродил среди скал, я могилку милой искал…»
И на его «матату» я живо откликаюсь: «маТИТИ»!
Брат Джимми первым не выдерживает изматывающего темпа «Раненная в ногу улитка», и уносится вперед, прихватив с собой Тобиаса. Ну, все, теперь совсем «тухляк». С кем теперь песни « маТИТИть»?

Высадка в декорации.

А что говорят нам закорючки в «Африканском дневнике», сделанные на ходу? «Я вижу такую картину… кинокартину: мы – американские астронавты, мы высадились на Луне. Халлелуйя, Братья! Только Луна при этом настоящая! То есть, без софитов и прочих голливудских декораций. Нет осветителей и « замрежей», нет рабочих сцены и статистов (какие на Луне статисты?) И камера только одна: придется снимать с разных углов, а затем долго и муторно монтировать…»
Действительно, перебегаю с точки на точку, то забегая вперед группы космодесантников, то в сторону. Чтобы запечатлеть их героическое Восхождение со всех возможных ракурсов: «Лунная Одиссея. 2007»!
Только почему нет обещанной научно-популярными изданиями легкости в «лунной» майклоджексоновской походке?
«…или другая картина: жалкая кучка выживших после 3-ей Мировой войны мутантов с жабрами ( иначе, чем объяснить их тяжелое дыхание на этом чистом свежем воздухе?). Группа бредёт по выжженной и бесплодной земле в тщетных поисках приюта. И так вся жизнь. Не жизнь, а существование: от источника до источника зараженной радиоактивной воды…»
«Жалкий чатланин, Хануд – пацакская планета, родной. Кю-ю!»

Кили, « Barafu Hut», 4550 м. 22 октября, 18:30.

Отсюда со склона, по которому мы нудно топчемся на одной высоте, огибая Гору, вновь открывается вид на долину и город. Теперь он бесконечно далеко внизу. Зато Наша Красавица Кили в закатных лучах, на фоне синего неба безумно великолепна! И даже сейчас, в нескольких часах от Вершины, практически в одном броске, Она по-прежнему кажется НЕДОСЯГАЕМОЙ.
Последняя высота перед самой Главной, последний павший оплот – хребет Барафу. На сwахили значит «Лед». Но льда нет, есть выжженная закатом рыжая пустыня. Есть почти девять часов пути позади и есть последний лагерь, «Последний Приют Алемана». А впереди есть Ночь. Одна ночь до Нее, до Вершины. Которую мы должны сегодня ВЗЯТЬ!























«Рыбка в банке». 22 октября, 20:00.

За ужином на Александра больно смотреть: последние часы дались ему неимоверными усилиями воли. И сейчас он что-то невнятное бормочет («Парни, налейте мне супа… кость, мозговая кость…»), но нас уже не видит и не слышит: «Мне говорили, там есть еще одна промежуточная точка…»
«Саша, какая «точка»? Ты же невменяем и абсолютно неадекватен…».
Мы для него тоже уже невнятны, гулки и расплывчаты, как сквозь призму аквариума, через который он смотрит на этот странный потусторонний внешний мир. Не акцентируясь и, как бы, сквозь него. «Рыбка в банке».
Или всё наоборот? Это мы в его глазах – глупые маленькие гуппёшки, хлюпающие беспомощно жабрами и беззвучно раскрывающие рот? Все относительно… относительно стенок Этого Вселенского Аквариума. Кто знает, с какой ты сейчас стороны? Кто сегодня выйдет на промысел с крючком и леской? Как бы то ни было, Профессор героически боролся до последнего, он сделал все что мог и даже больше. Он практически у Вершины. Но нужно вернуться домой! И это главнее.
Саша, ты БОЕЦ! Ты уже взял свою ВЕРШИНУ, потому что ПРЕОДОЛЕЛ САМОГО СЕБЯ!

Скафандр. 22 октября, 23:00.

– Джошуа, а еще Крис обещал нам на Вершине чай с медом. (Эх, продешевили. Надо было целый буфет с грудастой буфетчицей в накрахмаленном переднике на Гору заказать).
– Может вам еще и буфетчицу??? Допивайте весь чай здесь. Выход на 12 ночи. Да, чуть не забыл: сверху 6-7 слоев одежды, на ногах – 2-3.
Прямо, как Синяя Гусеница из Страны Чудес: «Откусишь с одной стороны – уменьшишься, с другой – вырастешь…»
С семью верхними слоями я справился, хоть и употел от усердия. А от бессилья протолкнуть в узкий ботинок ногу с тремя слоями носков чуть не расплакался. Стали сказываться усталость, недосып, высота, ночь и холод.
Движения как у игрушечного робота, у которого заканчивается завод. И скафандр – «Кочан капусты». Вы еще «кочерыжку» не видели.
Профессор проснулся специально, чтобы нас проводить.
«Отец, кто же теперь на Вершине будет подводить результаты конкурса на лучший параллельный перевод? С вручением призов и награждением лауреатов?»

Пятый день Восхождения. Кили, « Barafu Hut», 4550 м. «Последний Бой». 23 октября, 00:30.

Когда в темноте скакали по каменным наплывам, было пару моментов, когда сердце стало судорожно искать пути наружу и дыхание стало учащенным: «Уф, уф…» Как на «Стене Плача»: где-то под тобой не просто бездна, она еще и непроглядная!
В свете «лобковых» фонариков Восхождение ничем ни примечательно: под ногами щебень, гравий и песок. Все трупного светодиодно-плоского цвета. Все плывет под ногами, все ползет вниз. И ноги сползают вместе с гравием, потому что уклон приличный. Много сил уходит, чтобы нащупать хоть какую точку опоры под собой. Чтобы случайно без нее весь этот мир в глазах вмиг не перевернулся. «Только поле-поле…»
Передо мной из темноты всплывает могучая спина Леопольда, работы Церетели. И, судя по всему, он заваливается на меня. Мне же эту тушу не удержать!
– Оте-ец!!! Уменьши длину палок, чтобы перенести тело немного вперед. А то не ровён час, покатимся, блин, как последние щебни с горы, « Like a Rolling Stones».
– Бу-бу-бу…
(Кажется, и у Лео голос тоже стал гулким. Недуг Профессора заразен???)
– Ты лучше подними голову, посмотри какое Небо… – Ой, зачем это я опять. Он же опять стал заваливаться – Оте-ец!!!

«Вид Неба Трои». 23 октября, 01:30.

Фонарик только мешает, зрение уже привыкло к темноте, да и полная луна светит как заправский фонарь. И ты остаешься наедине с этим огромным Миром, и перед тобой открывается Величественная картина.
Перед тобой Вершина с проблескивающей в лунном свете ледяной шапкой. Впереди светящаяся голубым пунктиром тропа: «светлячки» фонариков, тьма, светящийся пунктир следующей команды, тьма … В морозном воздухе ночной Моши кажется рождественской гирляндой, играющей в долине разноцветными пульсирующими ниточками.
Небо… каждый раз, в разных обстоятельствах и частях света, я говорю, что «такого неба я никогда не видел». И в этот раз скажу еще раз: ТАКОГО НЕБА Я НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ!!!
Банальными «усыпано» и «все в звездах» не передать и тысячной доли того, что ты видишь и чувствуешь. Картинка не просто запечатлена в глазах, она ощутима физически! Небо трехмерное и оно рядом! Кажется, что если немного потянуться, можно ухватить коромысло Млечного пути, такое оно плотное и осязаемое. Вершат снос «башни» созвездия, составленные в непонятном порядке и соотношении. Где Большая, где Малая? Где Орион с Кассиопеей? Этими названиями список познаний в астрономии исчерпывается, но даже их достаточно, чтобы понять: общая картинка далека от привычной с детства. Небо НЕНАШЕ! От этого ощущение потусторонности еще больше увеличивается. И вдруг, разом: бац! Что такое? Только что ты держал Его на ладони, а сейчас Небо резко отдалилось и рассыпалось на мириады холодных осколков, как зеркало Снежной Королевы. Что произошло? Со зрением что-то или с Небом??? « Глюки» от недостатка кислорода?
Интересно, каким видел Небо Улисс сквозь наспех сколоченные доски Данайского Коня?..

«Безногие Карлики». 23 октября, 04:30.

Всё! Оба мениска заскрипели и перестали сгибаться: антифриз потек. Марику пришлось меня обогнать, ведь чтобы идти за мной нога в ногу приставными «саженьками»… надо иметь, по крайней мере, такие же больные коленки.
Убежал вперед, как будто без меня идти легче. «Болезнь Беловежского» стала постепенно косить наши ряды, ряды Безногих Карликов . Одного за другим. Остановки делали сначала через час, потом через пол часа, затем и того чаще. Первые часы я как мог, подбадривал товарищей: справлялся о здоровье, дурил, гыкал и пукал – разницу давлений выравнивал. Каждый мой пук эхом отдавался в утробах моих соплеменников, а Тоби всякий раз подытоживал алеманскую фугу очередным словотворчеством: «Акуна матату́».
Так и шли: «Акуна матата »-«акуна митити»-«акуна матату́».
Я даже песни пытался затягивать. Думаю, в эти моменты Отцы меня тихо ненавидели.
«Падры, я разрешаю вам меня на Вершине отсвиздить, вникаку́шку. Не, ну, правда!»
Но за два часа до Вершины (уже довольно далеко за 5000 метров) и меня накрыло. Тобиас кричит: «Акуна матата», а в ответ лишь хрипение умирающего: моя «акуна» совсем «изматата».

« XXX ёво !» 23 октября, 05:00.

Всем X XX ёво! Голова раскалывается, ноги заплетаются. Ноги «ватные» или «деревянные»? Кто же возьмется подобрать точный эпитет, когда всем ХХХёво. Состояние предобморочное, внутри живота кручение, пердёж и тошнота: враги окружили со всех сторон. Полный пиздец!!!
Все найденные ранее «полезные ископаемые» огурцов разом запросились наружу: и сверху, и снизу. Т.е. назрела революционная ситуация в животе (оказывается, мужчина не только любит животом).
Узок их круг, страшно ВЫСОКИ они от народа.
И в ушах… что гудело в ушах? Пятая симфония Малера, звук отбойного молотка, стук сердца? Ни-че-го – тишина, могильная тишина. И это на крики души: «ХХХЁ-О-ОВО!!!»
Но самое ужасное – катастрофический недостаток кислорода. На сколько хватает сил и легких, втягиваешь что есть мочи в себя ледяной воздух, а воздуха-то и нет.
Чем дышать-то??? Весь воздух, суки, перекрыли!!! НЕТ ВОЗДУХА!!!
Промочить горло уже нечем, вода в таре замерзла! А жевать и проглатывать лед простуженное горло уже не в состоянии.
На очередной, уже 15-минутной стоянке Тобиас, не услышав отклика на позывной «Акуна», подходит и по-отечески хлопает по плечу: «Пойдем, нельзя сидеть. Надо идти. Скоро рассвет, надо успеть добраться».
И мне охота сказать ему, что-то: что сил больше нет, что вы идите, а я здесь, ужиком свернувшись под камешком, подожду. Хочется сказать что-то доброе, видя его участие. НО СИЛ НЕТ!

Рассвет. 23 октября, 05:45.

«Ну, его на фиг, этот рассвет. Хоть чучелом, хоть тушкой. Нам, вообще бы, забраться», – смог за всех немотствующих высказаться Снежный Капитан Бо.
До Вершины 15 минут, но бежать ради встречи на ней первых лучей – форменный кретинизм, учитывая наше состояние. За время Последнего Боя многие из команд нас обогнали. Вот, блин, вам и БАНДА! Банда Рыг и Безногих Карликов.
Да и восходящее из-за горы-сателлита Мавензи ( 5149 м) солнце не впечатляет. Мы же знаем, что это не Кили, а Мавензи. А самой Кили не видно, она превратилась в один огромный бурый кусок камней за нашей спиной и неизмеримую гору смертельной усталости внутри нас.
Кили, « Stella Point», 5732 м. « Квази-Вершина». 23 октября, 06:10.

Джошуа разводит руками: «Вот Вам, батеньки, и Юрьев День».
– А где остальные люди? Где кумачовый плакат «Приветствуем участников автопробега»? А это что за кривая табличка: «5732»? И где «Снега Килиманджаро», наконец???
– А это « Стелла Пойнт». А до Вершины – Вершины еще час пилить по косе кратера.
Зашибись! А силы где взять? К этому моменту я сижу на камне и по-тихому начинаю засыпать-замерзать-умирать. И тут поваренок – человечек, который шел третьим гидом, вместо ловко откосившего с животом Ефрема. Подает кружку дымящегося чего-то.
«ЧАЙ! С МЕДОМ! ПАЦАНЫ!!! ААААА!!!» – кричу я где-то в глубине себя. А наружу вырывается только тихое: «…о…»

Кили, « Summit Uhuru», 5895 м. «Снега Килиманджаро». 23 октября, 07:20.

Кратер – огромный котлован, вырытый для постройки мега-торгового комплекса « Uhuru Building». (Самого большого в мире, проектная сдача в эксплуатацию – 2025 год). А « флаеры» на открытие будут?
Пытаюсь запечатлеть ледник, который имели в виду на протяжении всего Восхождения. И ловлю себя на том, что падаю. Натурально, валюсь со всей дури вперед. Реакция заторможенная, и я падаю объективом прямо на каменюку, не успев в своем скафандре и состоянии сгруппироваться. Только царапина на стекле, но не это важно – я пьян! В дупель пьян!!! (Физикохимия процесса аналогична: от недостатка кислорода отмирают клетки головного мозга). Мама дорогая, Я ПЬЯН! («Нет, нормально, все, я сам могу идти, спасибо…») Бля, Я ПЬЯН КАК САПОЖНИК!!! Ну, дела!..
Ледник. Действительно заслуживает опьяненного созерцания. Острые ростры ледяных глыб в лучах восходящего солнца просвечивают насквозь небесной лазурью. А мы сквозь пьяный угар ловим эти моменты. Потому что, через каких-нибудь 20 лет снежная шапка Килиманджаро полностью сойдет с лица земли и останется лишь на страницах бессмертных произведений: моих и Старика Хэма.






















«ПИК… ник у обочины». 23 октября, 07:26.

ПЯТЬ ТЫСЯЧ ВОСЕМЬСОТ ДЕВЯНОСТО И ЕЩЕ КАКИХ-ТО ПЯТЬ МЕТРОВ! Если бы пролитые здесь кровь, пот и слезы могли застыть и превратиться в камни, Вершина уже давно бы перевалила за шеститысячный рубеж.
Так, что написано? «Поздравляем… бла-бла-бла… высшая точка Африки и высочайшая отдельно стоящая вершина Мира». Ух, ты. Если б не был так загрёбан, наверно бы удивился.
Кто-то даже прилепил к биллборду рекламу «Орифлейм». Нормально, да? А если я работаю в секс-шопе на станции метро «Серпуховская»? Или в видео-прокате в переходе у Павелецкого? «Орифлейм, звоните прямо сейчас!» Пыздэсь!
Отцы тоже, кто во что горазд: с корпоративными стягами на фоне плохо сколоченных досок с надписями фотографируются. А мне, блин, что тогда: надо было с зеленым Знаменем Ислама сюда переться?
Но Вершина не на этом щите и не в надписях на нем. Она в голове. А в голове Ее нет. Нет торжества, нет осознания своего маленького подвига. В голове нет ничего, пустота.
Хорошо, что мой фотоаппарат благополучно «сдох» без подзарядки. Как и рассчитывал, ровно через сто кадров. Теперь я могу его засунуть куда подальше и подумать уже о Вечном. Без этой журналистской суеты и охоты за «жаренным». Слипающимися глазами ловлю последние кадры: парни прихорашиваются перед съемкой для глянцевого журнала: расстегивают бушлаты, рисуют на лицах улыбки. А я хуже пленного немца под Москвой: в каких-то обмотках, на одной руке перчатка, на другой варежка. Рыга рыгой!
«Ну, и ладно. Ну, и пусть Рыга. Мне пох…»
………… «А? Что? Нет, не сплю. Несколько кадров? Угу…»






















«Я бегу, бегу по гаревой дорожке…» 23 октября, 09:00.

Что хуже, подъем или спуск, еще вопрос. Всё, что было ночью пройдено зигзагами, теперь проносится мимо нас с бешеной скоростью. Мы попросту скатываемся «на полуспущенных» по вулканическому гравию. Любое неверное движение ногой, или попавшийся под ней камень грозит неисчислимо увеличить скорость спуска.
Особенно актуально в нынешнем состоянии, ведь после бурной «запойной» ночи на Вершине начался конкретный абстинентный «отходняк». Во рту рота солдат танзанийской гвардии заночевала. Еще и окна порасхлебенили, а на дворе-то – минус десять! От частого и глубокого вдыхания ледяного воздуха в простуженном горле режет и першит. Как штыками порезали… доблестные танзанийские гвардейцы.
А самого шатает и мутит. Мутит и шатает. И мутит! И ша… ланды полные кефали…

Кили, « Barafu Hut», 4550 м. «Пыльный Дед Мороз». 23 октября, 10:00.

На склоне солнце светило прямо в лицо, прицельно. И как я не закрывался этой глупой никчемной « балаклавой», нос стал под стать обладателю – Дед Мороз в канун предновогодних утренников и «корпоративок»: шапку потерял, борода на бок, а разорванная шуба в блевотине. Снегурка не лучше, но еще умудряется Деда за шкирку домой тащить.
Все в пыли, всё в пыли. Если бы взял пуховик, пришлось бы после выбросить. Пыль заместила все: силы, желания, эмоции. Пепел, вулканический пепел. Внутри и снаружи.
«Сил нет. Пойми это, Саня».

«Дороги, которые мы выбираем». 23 октября, 12:00.

Появился выбор: за три часа дотащиться до лагеря на 3000 метров (стандартная программа). Или же, минуя его, «добежать» до самых нижних ворот (шесть часов «лету»). Тем самым, сэкономив целый день. Чтобы уже распрощаться с опостылевшей Горой. Мы, как всегда, выбираем третий путь: «Остаемся здесь! Вы обугленные ноги Старика Джимми видели?.. а я носки, вообще, боюсь снимать, у меня там, похоже, месиво… будем лежать во гробе и ждать прихода… и пусть только попробуют нас поднять… как умру, похороните на Украине, на милой…» Но оставаться нельзя, на наши места уже претендуют отставшие от нас на день немцы, зеландцы… и японочки. Эти уже вовсю нам улыбаются, будто старым знакомым, и фотографируются на фоне «шести кучек пепла и песка». И напрочь отказываются верить нашим рассказам про Вершину.
Как я сегодня понимаю Профессора: «Тьфу, на Вас, суфражистки треклятые!»

«Вот, кто-то с горочки скатился». 23 октября, 13:30.

И в обратном порядке, как на ускоренной перемотке: «Лунный ландшафт», «Тропическая тундра», «Альпийское редколесье» и «Горные тропики». Да так быстро разогнались, что намеченные до нижнего лагеря три часа обещают сократиться до двух! Бежали, конечно, на автомате: ноги деревянные и сбитые в усмерть. Но ведь бежим. Неисповедимы силы твои, Человече!
«А там и до Ворот часа полтора всего».
– Ух, ты. Авось и впрямь, на ходулях до низа «смогём»… или « смо́гем»?..
– Давайте, хотя бы до лагеря на 3000 доживем, а там посмотрим.
Марик всю дорогу занимал себя болтовней с Ефремом. Приглянулся ему этот паренек, даже часы ему презентовал (у капитана Ивана Данко из «Красной Жары» научился?). От Ефрема узнали, что, оказывается, для гидов есть специальное учебное заведение, двухгодичное, где Ефрем как раз сейчас и учится. «Институт повышения гидской квалификации», ИПГК. Чему, интересно, там учат? Правильно ходить «поле-поле» и дышать без кислорода? Или учат петь песни про «На купенда Малайку» и правильно разводить «кроликов»? Лучше бы их научили разбираться во времени! У меня к Ефрему тоже был один вопрос: «Когда закончатся «танзанийские» два часа?»

Кили, « Mweka Hut», 3100 м. «Африканские слоны». 23 октября, 16:30.

Забыли мы совсем в хлопотах Восхождения про «танзанийское время». Что «два с половиной часа» до лагеря во все четыре выльются… жидкостью из коленок. А если бы не бежали? Сколько бы тогда получилось, все пять?
Обед уже ждет. С МЯСОМ! Второй раз за Восхождение! Просто, по дороге высказали Джошуа ряд замечаний, и сказали, что расплата с поваром ждет впереди. Как то мы оценим его вегетарианские изыски? Вот Джошуа и поскакал вниз: Криса предупредить о нашем досрочном освобождении, и заодно подготовить нам в лагере «Смычку» с прощальным обедом и раздачей слонов. Они бы так на Горе расторопничали.
Обед с мясом ждет. И люди тоже ждут… раздачи тех самых африканских слонов. Когда Профессор в торжественной обстановке стал озвучивать суммы гонораров нашим приспешникам, то портерам вместо «25» по ошибке сказал «50», чем сорвал бурю оваций и шквал аплодисментов. Умеет, блин, расположить к себе людей!
Правда, всю оставшуюся дорогу, он пытался выдумать, как ему выпутаться из этой щекотливой ситуации: из каких источников латать непредвиденную финансовую брешку, или и вовсе, «ужиком» прикинуться.
«Наденька, не мелочись!»

« Road to Hell». 23 октября, 19:30.

Дорожка аналогична той, по которой шли в первый день – «30-е годы прошлого уже века». С одной лишь разницей: теперь мы идем по этим пологим ступеням вниз. И каждая ступень отдается во всем теле: в позвоночнике, в деревянных «костылях», в убитых суставах.
Лестница протяженностью в пару часов до Лагеря №3000 и уже около двух часов такой «дробильни» после. (Ха! «Полтора часа» до Ворот!) И тут я понимаю, что этот фильм ужасов уже никогда не закончится. Что эта Лестница зациклена, и мы стали жертвой этого леденящего душу кошмара.
Если есть Лестница в Небо «Цеппелинов», если есть Лестница Якова, то обязательно должна быть и Дорога в Преисподнюю, Road to Hell. И именно в виде Бесконечной Лестницы. И именно по ней мы сейчас спускаемся. Прямиком в Ад! «Хрясь, хруст, хрясь…»
По какому из Кругов Дантова Ада мы уже прошли? Кто мы? Насильники над собой, лихоимцы, сладострастники, гневные, лицемеры, гордецы? Везде нас ждут, везде нам рады, бесы в нетерпении ручки потирают, с ноги на ногу переминаются – под копытцами земля горит: Аве! В Аду отопительный сезон начался!
«Хрясь, хруст, хрясь…» – потрескивают в жаровнях поленья и мениски.
Или мы только прикидываемся? Насильниками и убийцами. Такими, каковыми и не являемся вовсе. И что где-то далеко внутри нас…
Тогда какие мы на самом деле?
«Хрясь, хруст, хрясь…»

Кили, « Mweka Gate», 1980 м. Круг сертифицированных. 23 октября, 20:30.

Когда через три часа пыток из темноты показались фары уже известного нам старенького « Круизера», мои мысли крутились вокруг двух нестерпимых объектов вожделения. «Душ и пиво, душ… пиво, пиво-душ, душпиво, душевное пиво, пивной душ. ПИВО!!! ДУШ!!!» – стучало отбойными молотками по вискам и остальному телу. И по коленям, по коленям, реакцию нервной системы проверяя. Начать подсчет пройденного и пережитого за последние двое суток? Нет таких цифр, Не придумали еще таких цифр!
«Бог – это идея, которой мы измеряем нашу Боль…» Леннон, кажется.
Хотя, уже придумали. Вот, Сертификаты. Есть имена и фамилии и высота цифрами прописана, и время. И Профессор Тян-Шанский Килиманджарский совершенно логично и заслуженно сертифицирован. Потому что мы БАНДА!
И Тотем, считаю, тоже заслужил, но ему бумагу не дали. Бланков не хватило.

Моши , частный кемпинг (как название???). «Банька по-танзанийски». 23 октября, 21:30.

Такой физико-химической реакции я не ожидал: когда пиво, наконец, коснулось стенок моего пищевода, оно вскипело и бесследно исчезло, не дойдя до желудка. Целая бутылка разом! Как будто и не было!!! Не понял: «Ну-ка, подайте-ка еще одну бутылку. Мучо грасьяс…»
Только на третьей попытке голыши на каменке слегка поостыли. Теперь можно и в ДУШ!!!
………… «А что опять делают здесь все эти Крисы-Джошуа-Тобиасы-Эфреймы? Гоните, пацаны, их НАХ! Честное слово, нет сил на эти рожи больше смотреть. Завтра разговаривать с ними будем. Прозекцию небольшую устраивать и таксидермией заниматься».
………… Сколько парни еще сделали заходов по пивасику, как раскумаривали «Паровозик Мира» и сколько времени их корчило от идиотического хохота, этого я уже не видел…

Д.Москалев: Возможности использования препарата «БИЛАКТИН» альпинизме.

В настоящее время не вызывает сомнения факт, что чем выше человек поднимается в горы, тем к большему количеству изменяющихся факторов он должен адаптироваться и тем значительнее снижается его физическая работоспособность. Нахождение на высоте значительно замедляет и скорость восстановительных ... читать больше

В настоящее время не вызывает сомнения факт, что чем выше человек поднимается в горы, тем к большему количеству изменяющихся факторов он должен адаптироваться и тем значительнее снижается его физическая работоспособность. Нахождение на высоте значительно замедляет и скорость восстановительных процессов в организме. Кроме того, в условиях высокогорья организм легче подвержен различным заболеваниям.

Дмитрий Москалев справляет день рождения в базовом лагере под Эверестом. Хотя лет ему побольше, чем свечек, он вскоре совершит восхождение на высшую точку мира. Причем в очень хорошем темпе, в немалой степени, благодаря билактину


Для человека, вступившего на высотный маршрут, адаптация к экстремальным условиям высокогорья является одним из главных ключей к его успешному завершению. Под полноценной адаптацией понимается способность организма сохранить свои основные функциональные способности в адекватном состоянии в необычных для него условиях. При этом необходимо помнить, что кратковременная сверхмобилизация энергии организма за счет залезания в «энергетический долг» может нанести непоправимый ущерб здоровью, а нахождение человека длительное время в экстремальных условиях высокогорья требует грамотной перестройки обменных процессов с учетом изменяющихся условий среды. Не вызывает сомнения тот факт, что наряду с адекватным уровнем тренированности организма для успешной адаптации к специфическим условиям высокогорья необходимо использование специализированной фармакологической поддержки. При этом предпочтение следует отдавать препаратам, чье действие направлено не на кратковременный прирост работоспособности (так называемая «работа в долг», которая, в конечном счете, еще больше подорвет адаптационные возможности), а на увеличение функциональных возможностей организма в изменяющихся условиях за счет рационального использования уже имеющихся у организма собственных ресурсов.
Средством, способствующим увеличению адаптационных способностей организма за счет повышения эффективности работы его отдельных систем, является российская разработка – препарат «БИЛАКТИН».

«БИЛАКТИН» - это продукт высоких биотехнологий, разработанный специалистами компании «АЛЭФ-ФАРМА» совместно с ГосНИИИ Военной Медицины МО РФ. Основу продукта составляют два штамма микроорганизмов (которые входят в состав нормальной микрофлоры кишечника человека), отличительными особенностью которых является высокая удельная скорость роста и активная продукция L-формы молочной кислоты.

«БИЛАКТИН» имеет официальную государственную регистрацию, Экспертное заключение Антидопингового центра (разрешающее использование препарата спортсменами в тренировочном и соревновательных циклах), а также сертификат соответствия, подтверждающий заявленные свойства препарата. С 2003 года «БИЛАКТИН» включен Госкомспортом РФ в список закупаемых препаратов в качестве стимулятора физической работоспособности, средства адаптации к условиям повышенных температур и реабилитационного средства.

По результатам популяционных и клинических испытаний, проведенных более чем за 15 лет в различных учреждениях МинЗдрава РФ, было показано, что «БИЛАКТИН»:
• повышает активность иммунной системы;
• способствует повышению эффективности тренировочного процесса;
• эффективно способствует повышению общей физической работоспособности;
• оптимизирует использование ресурсов организма во время физической нагрузки, влияя на глюкозо-лактатный цикл;
• увеличивает скорость адаптации организма к экстремальным условиям;
• ускоряет процесс восстановления после повышенных нагрузок на организм;
• обладает гепатопротекторными свойствами и способствует восстановлению функций печени при поражениях печеночной ткани различной природы;
• способствует активизации восстановления жизненно-важных функций и систем организма (кроветворение, восстановление поврежденных клеток печени и др.);
• обладает пробиотическими свойствами, улучшает пищеварение, препятствует развитию в ЖКТ патогенных микроорганизмов.

В качестве положительных свойств препарата «БИЛАКТИН», которые особенно важны для участников высотных восхождений можно отметить:
• предотвращение развития утомления в длительной аэробно-анаэробной нагрузке переменной интенсивности, за счет значительного повышения скорости и эффективности восстановления лактата в глюкозу, осуществляемого печенью в цикле Кори;
• повышение скорости работы гликолитической системы, которая в условиях высокогорья достаточно рано становится активным звеном энергообеспечения организма из-за снижения уровня порога анаэробного обмена (ПАНО) на фоне выраженной гипоксии;
• выраженное увеличение эффективности работы иммунной системы, от состояния которой нередко зависит успех восхождения в целом.

Препарат «БИЛАКТИН» - это «новое слово» на рынке препаратов спортивной восстановительной медицины, применяемых в качестве средств повышающих физическую работоспособность и скорость восстановления организма на фоне физических и психо-эмоциональных повышенной интенсивности.


Более подробную информацию о препарате «БИЛАКТИН» (включая результаты клинических испытаний) Вы можете найти на сайте: www.bilactin.ru

Побробнее о конкретной методике использования Дмитрием Москалевым билактина на Эвересте можно прочитать на страницах журнала
"Риск онсайт" Июнь 2006г N20
Гости номера: Семь жизней "новых русских", или как не попасть под колеса

На этот раз, в связи с юбилеем журнала - 20-й все же номер - у нас не один, а целых два гостя (Д.Москалев и В.Бобок).

- А правда, что "7 вершин" - это проект для новых русских?
- А правда, что организм выше 7 000 не понимает, что собственно с ним происходит?
- И это - правда ?...
- А вот про это..
- А-а-а.. тогда вот про ту гору. ....

Незабываемая беседа из разряда кухонных "вечных" разговоров, входящих после в историю... Полный эксклюзив, ясное дело... :-))))

Александр Абрамов. Тренировки для подготовки к Эвересту

Александр Абрамов Основная идея: это кардио тренировки 3-4 раза в неделю по 0,5 - 1 - 1,5  часа и технические тренировки 1-2 раза в неделю по 1 - 2  часа ну и конечно закаливание организма. Необходимые тренировки Для подготовки к восхождению на Эверест необходимо тренироватьсяКонечно ... читать больше

Александр Абрамов

Основная идея: это кардио тренировки 3-4 раза в неделю по 0,5 - 1 - 1,5  часа и технические тренировки 1-2 раза в неделю по 1 - 2  часа ну и конечно закаливание организма.

Необходимые тренировки

Для подготовки к восхождению на Эверест необходимо тренироваться

Конечно восхождения это лучшая тренировка к восхождениям, но…

Если уж такое несчастье, что вы торчите в городе, а до гор 1000 км - не отчаивайтесь!

Хочу, как пример, порекомендовать необходимый объём тренировок.

Нужны циклические кардио тренировки, иногда их можно (и нужно) заменить на лазание на скалодроме, так как в горах кроме ходьбы конечно нужно уметь передвигаться по скальному рельефу.

 

Например:

Понедельник 

Бег 5 км - или 30 минут  плавания или велосипеда или лыж + зарядка

Вторник 

Бег 10 км - или 1 час  плавания или велосипеда или лыж + зарядка

Среда 

Отдых

Четверг 

Бег 5 км - или 30 минут  плавания, велосипеда, лыж + зарядка

Пятница

Бег 10 км - или 1 час  плавания, велосипеда, лыж + зарядка

Суббота 

Бег 15 км - или 1,5 часа  плавания, велосипеда, лыж + зарядка

Воскресение

Отдых

Понятно, что в современном мире не всегда удаётся ежедневно тренироваться, но необходимо понимать, что успешное восхождение на вершину Эвереста да и на другие горы и безопасный спуск, во многом зависят от хорошей физической формы. Поэтому, для вашего же блага, необходимо постараться выполнять этот график 

 

 

 

 

Адаптация к гипоксии в условиях высокогорья.Автор: Игорь Похвалин, врач-альпинист.

Адаптация к гипоксии в условиях высокогорьяАвтор: Игорь Похвалин, врач-альпинист. Коротко остановлюсь на ключевых вопросах адаптации к гипоксии в условиях высокогорья. Вы уже знаете, что некоторая часть людей генетически не имеет возможностей адаптации к высотам уже порядка 2500 м. Это связано с ... читать больше

Адаптация к гипоксии в условиях высокогорья

Автор: Игорь Похвалин, врач-альпинист.

Коротко остановлюсь на ключевых вопросах адаптации к гипоксии в условиях высокогорья. Вы уже знаете, что некоторая часть людей генетически не имеет возможностей адаптации к высотам уже порядка 2500 м. Это связано с отсутствием генов, отвечающих за синтез дыхательных ферментов, без которых невозможен транспорт кислорода в самый главный орган – мозг. Внешнее дыхание может быть эффективным, а тканевое нет и такую ситуацию иногда невозможно преодолеть, поэтому очень важен отбор участников и наличие у них высотного опыта. Люди, которые не знают своих возможностей адаптации к высоте представляют группу высокого риска, вплоть до острой смерти, скорее всего из-за нарушений функции мозга. По этому, когда речь идёт об отборе для пользы самих клаймеров нужно к этому отнестись очень серьёзно. В ходе многих восхождений на большие высоты, организм вырабатывает собственные адаптационные механизмы выживания и разумная фармакологическая подпитка разными необходимыми препаратами только ускоряет и оптимизирует эту адаптацию, а не является чем то, вроде наркотика. Наркотиком на больших высотах, кстати, является кислород из баллона, а не, например, поливитамины или эубиотики. Вы сами знаете, что больше всех страдает не сердце и печень, а орган управлении – мозг.


Условно можно разбить этапы восхождения:

1. Период подготовки до выезда в горы, который включает в себя длительные средней и высокой интенсивности нагрузки в условиях высокого кислородного долга. То есть здесь мы приучаем медленно и любя наши органы и ткани работать при недостатке кислорода – мы улучшаем показатели использования его очень рационально тканями и тренируем их «терпение» в условиях пока ещё относительной, а не абсолютной (как в высоких горах) недостаточности. Кроме этого мы путём рационального эмпирического подбора приучаем себя (адоптируем) к приему фармпрепаратов. На этом этапе методом проб и ошибок мы устанавливаем диалог с телом. Отслеживаем успехи и качество, и время восстановления трудоспособности. Какие препараты рекомендованы на этапах, будет перечислено ниже.

2. Акклиматизация (высотная адаптация) непосредственно в горах. Самое главное на первых этапах пребывания на высоте не «дёргаться». Гипоксия мозга лишает восходителя способности критически относится к себе. В состоянии лёгкой гипоксической эйфории всё кажется доступным. Часто народ пытается устраивать соревнования по быстрому подъёму. Это крайне опасно, т.к. мгновенно нарушает адоптивные механизмы. Результатом этого бывает гипоксическое угнетение сознания, депрессия, апатия и присоединение дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности. Вопросы фармакологической поддержки очень актуальны. В этой ситуации дозы препаратов увеличиваются с правильным акцентированием времени их приема (до нагрузки, во время её и после). Очень желателен медицинский самоконтроль и контроль за состоянием (пульс, давление, оксигенация, т.е насыщение крови кислородом с помощью прибора пульс оксиметра – такой маленькой прищепки с экранчиком, которую одевают на палец). Сроки акклиматизации зависят от разных факторов, но не перечисляя их, скажу , что мы их можем сократить. Успех акклиматизации – восхождение на высокую вершину и удачный спуск с неё. У опытных высотников формируется т. называемый высотный опыт, что означает просто хорошо тренированные возможности адаптации.

3. Реакклиматизация – т.е. акклиматизация уже к условиям низких высот. Здесь есть, как ни странно, тоже особенности. Они заключаются в снижении доз препаратов, а не полного отказа от них. Существующее мнение о том, что после спуска в долину проблемы кончились не совсем верны. Здесь высокое парциальное давление кислорода усложняет процессы восстановления тканей, а алкоголь, как напиток победы, в больших дозах резко угнетает ферменты тканевого дыхания и функцию нейронов мозга. Известны случаи, когда очень опытные высотники умирали уже в Катманду на фоне полной безопасности и обилия кислорода и воды.


Таким образом, организаторы коммерческих восхождений должны информировать амбициозных клаймеров о крайне высоком риске высотного эксперимента. Это также опасно для людей, чьи родители и деды имели эпизоды частых сердечных приступов, которые являлись причиной смерти. Это такое концептуальное и короткое вступление к теме. Оно облегчит понимание конкретных рекомендаций и заставит думать, что уже само по себе является залогом правильной и эффективной гипоксической адаптации.

Рекомендаций в правильной акклиматизации немало, но всё можно свести к двум вариантам:

1. Восхождение быстро, с учетом предыдущего высотного опыта, что называется «с разбега». Возможно только очень подготовленному человеку с правильным отношением к высоте. Можно так взойти на низкий семитысячник, но реально и для дилетанта это высота не более 3000 – 3500. Опасно здесь любое промедление и тем более непогода, что не редкость в горах. Это вариант выбора , но не самый лучший и я бы не советовал его практиковать часто. С применением фармсредств этот потолок можно поднять до 5000, в условиях Кавказа например, и до 6000 – в условиях Экваториальной Африки. Температура воздуха и прочее значительно влияют на переносимость высоты.

2. Метод «ступенчатой» акклиматизации, или как называют его в Западной Европе, метод «зубьев пилы». В этом случае акклиматизация является результатом относительно длительного промежутка времени, но этот метод наиболее эффективен во всех отношениях. Во-первых – он правилен, во-вторых- надёжен и я могу его рекомендовать как наиболее эффективный. Опять же, его сроки можно сократить и рационализировать применительно к конкретной ситуации. Смысл его – подъём и бивак как можно выше, спуск и отдых – как можно ниже. Это один цикл. С каждым последующим подъёмом мы достигаем большей высоты и надёжно закрепляем предыдущий опыт. 2-3 таких цикла для горы 7000 – 8200 и мы можем рассчитывать на успех при хороших условиях. Очень важен полноценный и на как можно более низкой высоте «абсолютный» отдых, я бы назвал это просто нарочитым бездельем. Каждый последующий зуб этой «пилы» круче предыдущего. Замечу, что правильно оценить ситуацию может только опытный человек. Для новичка этот опыт необходимо получить, что называется с нуля. Дополнительный день «отдыха» на высоте – это большой минус, поэтому всё должно быть рассчитано точно. Использование кислорода на сверхвысотах обосновано с точки зрения превентивной реанимации, но не нужно переоценивать его значение. Кислород может из друга здесь превратиться во врага и быть причиной некоторых , в том числе и смертельных осложнений. Он сам по себе может вызвать бронхоспазм и отёк лёгких, ввиду очень низкой температуры и сухости на выходе из редуктора. Он может способствовать нарушениям регуляции восприятия мозгом ситуации и, как следствие, принятию порой парадоксальных или неправильных решений. Мы адоптированы к вдыханию кислородно-азотной смеси (это воздух), а не к аспирации чистого кислорода с небольшой примесью «забортного» воздуха. Упрощения и дилетантизм в этих вопросах стоят очень дорого. Учитывая, что у многих из нас нет генетического механизма стимуляции гемопоэза (кроветворения, образования большего числа эритроцитов – носителей акцептора кислорода- гемоглобина) и мы вырабатываем эти механизмы ( в отличие от шерпов) путём тяжелого процесса адаптации, необходимо, хотя бы в общих чертах представлять себе как нужно поступать. Кстати у шерпов более сгущенная кровь при общем большем содержании гемоглобина и эритроцитов. Но у них и более высокий риск тромбозов, а как следствие инфарктов и инсультов. Не будем здесь это связывать с их небольшой продолжительностью жизни, отдадим должное этим замечательным ребятам. Зачастую они для поддержания имиджа супершерпы делают поразительные, но очень опасные для их жизни вещи. Однако это тема другого разговора.


Обоснование рациональной и профилактической, с точки зрения современных представлений нормальной и патологической физиологии и клинической реаниматологии, терапии необходимо начинать во-первых с правильно поставленного тренировочного процесса, во-вторых с обоснованных назначений фармакологических средств. Оговорюсь сразу, что речь здесь не идёт о запрещенных допинговым комитетом МОК препаратах. Ведь не считаются допингом терапевтические дозы витаминов или гепатопротекторов, как не считается допингом полноценное и сбалансированное питание. Надо сказать, что исследования по данному вопросу проводились в разных странах, но самой рациональной и эффективной системой акклиматизации, а также научно и практически обоснованной является «старая советская». Здесь в качестве примера можно привести статью Г. Рунга «К вопросам профилактики горной болезни при высотных восхождениях» в ежегоднике «Побежденные вершины» за 1970-71г. Она не потеряла актуальности и сейчас, хотя технология получения современных лекарств намного расширила возможности их эффективного применения. Американцы предложили использовать для наших целей буквально универсальное решение: всего два препарата «Диамокс» и «Дексаметазон» на все случаи жизни. Выглядит заманчиво, но очень редко оправдывает ожидания. То что предлагаю я, является результатом почти 25 летнего собственного опыта. Можно сказать, что этот эмпирический опыт опробован не только мной и на мне. Я никогда не делал секрета из этого, доказательством чего является данная статья. Мои друзья согласны со мной, что это работает, как не может не работать разумный и системный подход…

Итак: Наша цель сохранить работоспособность и функциональную активность главных органов, создать условия для их активной адаптации и оптимизировать процессы восстановления. Восходителя на высотном восхождении следует рассматривать как пациента отделения интенсивной терапии. С точки зрения медицины – это критическое состояние, это клинический случай. Самым главным органом является мозг. Без кислорода его структуры погибают в течение 5 минут. Гипоксия, а это состояние неизбежно в горах, вызывает серьёзные нарушения функции регуляторных центров мозга и запускает механизм «отключения», в первую очередь корковых процессов а затем при прогрессировании гипоксии и более устойчивых подкорковых центров. Кроме того при неизбежной дегидратации (обезвоживании) организма и агрегации (склеивания и образования микротромбов и комплексов форменных элементов крови) ,сгущается кровь, резко изменяются свойства её текучести и насыщение кислородом. Кровоток мозга нарушается, возможен его отёк и смерть. Это не редкость, например, на Эвересте. Кроме того изменяется механизм самоконтроля и возрастает риск принятия неадекватных или совсем абсурдных решений.

Итак, как мы поступаем: до выезда в горы, как уже говорилось, это тренировки в условиях кислородного долга. Этим мы «тренируем» нейроны центральной и периферической нервной системы и вызываем изменения на биохимическом уровне. Нейроны активизируют собственные дыхательные ферменты, нейромедиаторы, накапливают АТФ и другие виды «топлива». Не буду вдаваться в детали , просто перечислю и коротко прокомментирую назначения препаратов на этом этапе в порядке их значимости:

1. Поливитамины (имеются в виду современные высокотехнологичные препараты, включающие в состав комплексы жиро- и водо – растворимых витаминов и макро- и микро- элементы) . Это может быть «Витрум», «Дуовит», «Центрум», Они принимаются на всех этапах и являются базовой терапией. Дозировка определена в аннотации, Обычно это однократный приём утром во время завтрака. В горах, особенно в период начала акклиматизации, дозировку можно увеличить в 2 раза.

После Эвереста


2. Наши «друзья» ферменты , в том числе и ферменты тканевого дыхания – это в основном протеины, мы получаем их путём синтеза из пищи. Обязательным является прием комплекса ферментов пищеварении. Это, как правило панкреатические ферменты, а препараты: «Мезим», «Биозим» и другие, которых на современном рынке не счесть. Главное требование – ваша индивидуальная адаптация к любому из них . Дозировки указаны в рекомендациях, но в горах подбираете эмпирически дозу в зависимости от характера пищи. Эти первые два пункта являются основой профилактики и ликвидации белково-витаминной недостаточности.

3. Гепатопротекторы – препараты защищающие печень, от функции которой зависит очень многое, если не всё. Гипоксия – это пинок по печени. Поэтому необходим прием таких препаратов, как например Карсил, Ливолин или других препаратов. Карсил недорог, прекрасно переносится и совершенно безвреден. Доза 1т. 2-3 , можно и чаще раз в день.

4. Прием эубиотиков. Это препараты живых полезных бактерий, являющихся крайне необходимыми для нас. Речь идёт о очень важном моменте. В толстом кишечнике взрослого человека «обитает» около 1.5 кг смешанной бактериальной флоры. У здорового человека (где вы таких видели?) 98% это анаэробы (полезные бактерии, которым кислород для жизни не нужен) и 2% аэробы (им кислород жизненно необходим). В реальности мы все страдаем разной степени выраженности дисбактериозом, т.е нарушением не только этого соотношения, но и появлением вредной флоры. Аэробов становится больше, а потребляют они наш с вами тканевой кислород, причем в колоссальных количествах. С помощью «Линекса», «Бифиформа» или аналогов, мы восстанавливаем справедливость и, как следствие, получаем больше кислорода. Это главный, но не единственный плюс. Дозировки: минимум за 2 недели до выезда в горы по 1капс. 3-5 раз в день. Очень было бы правильно включить ещё и пробиотики и пребиотики. Это питательные среды для наших друзей и продукты их жизнедеятельности. В горах дозы можно увеличить. Передозировки не будет. Названия конкретных лекарств можно уточнить за 10 минут в любой серьёзной аптеке. Далее поговорим о минимуме препаратов непосредственно для мозга.

5. Крайне необходимая для мозга аминокислота – Глицин, по 2 т рассасывать под языком 2-3 раза в день. Она улучшает переносимость гипоксии клетками мозга и в сочетании с

6. Энергетическим препаратом «Милдронат» является идеальной парой . Кроме этого Милдронат является очень важным в профилактике сердечной недостаточности. Принимать его по 1-2 капс 3 раза в день. Обязательно начать его приём тоже за 2 недели до гор можно в меньшей дозировке.

7. Крайне важен для восстановления функции мозга полноценный сон, особенно на высоте. Это почти всегда проблема. Решать её с помощью психотропных средств опасно и не спортивно. Доступными и почти безопасными являются препараты Донормил или Сонат. Если принимать их в указанных дозах, проблем не будет. У автора и его друзей есть позитивный опыт приёма этих препаратов на Эвересте, вплоть до 8300. Прекрасный сон с лёгким пробуждением и чувством отдыха. Мозг во время крепкого сна потребляет значительно меньше кислорода, восстанавливает активность центров и накапливает энергию. Эти процессы происходят только исключительно во сне. Если сказать коротко – то сон это лучшая профилактика отёка мозга. Повторю в очередной раз, обязательно опробуйте каждый их этих препаратов до гор. Как любое лекарство они могут вызывать аллергию, побочные редкие эффекты и прочие вероятные неприятности. Убедитесь в их безвредности, адаптируйте свой организм к каждому их них, подберите индивидуальные дозы, включите их в тренировочный процесс и убедитесь в эффекте. Такой креативный подход себя окупит, поверьте. Это иной уровень жизни, если хотите это ещё один шанс на жизнь.

Таким образом, мы теперь знаем минимум о том, что желательно делать. Я сознательно не обременяю вас информацией и не продолжаю перечисления препаратов и их полезности. Поверьте этого уже достаточно, хотя нет, можно и крайне необходимо рассказать ещё об одном очень и очень важном препарате – Аквагене. Это препарат химически связанного кислорода и позволяет получать его непосредственно при приеме внутрь, что является революционным и альтернативным обычному дыханию методом. Это действительно очень важно, поэтому для освещения этого вопроса будет отдельная глава.

Глава 2 (Акваген)

Собственно говоря, этот препарат стоит обсуждения. Его происхождению мы обязаны программе NASA по полётам на Луну. Речь шла о надёжной защите астронавтов и жителей Земли от возможных неизвестных форм бактериальной или вирусной инфекции, которые могли быть доставлены с нашего ближайшего спутника. В ходе исследований и дискуссий ученые пришли к выводу, что эти формы жизни, если таковые имеются, существуют в бескислородной среде, а значит кислород, как сильнейший окислитель уничтожит их. Так появился препарат Акваген, который безопасно мог быть использован в условиях Лунного карантина. В СССР независимо от США пришли к подобным выводам, только за основы была взята перекись водорода. Необходимо отметить, что токсичность последней выше, хотя эффективность тоже выше. Советский метод был отработан клинически, но программу освоения Луны в СССР закрыли, как закрыли все исследования по альтернативным методам оксигенации. Акваген вышел на рынок и в силу своей эффективности и безопасности стал широко применяться в парамедицинской практике. Ниже я привожу аннотацию его:

Окси Сильвер ( Акваген ) Oxy Silver ( Aquagen ) Натуральный комплекс, содержащий стабилизированный кислород Ингредиентный состав Окси Сильвер (Акваген): ∙ коллоидное серебро 1% ∙ молекулы оксигена дистиллированная вода

Действие на организм Окси Сильвер (Акваген): ∙ обеспечивает важнейшую потребность организма - потребность в кислороде, который выделяется под воздействием соляной кислоты желудочного сока и всасывается через слизистую желудка и тонкой кишки. При этом образуется определенное количество еще одного важного соединения - двуокиси хлора; ∙ обладает выраженным бактерицидным действием на патогенные микроорганизмы (вирусы, бактерии, грибки) и, прежде всего, на анаэробную флору - возбудителей инфекционных заболеваний желудочно-кишечного тракта; ∙ обладает антиоксидантным и иммуностимулирующим действием, активизирует ферменты, которые нейтрализуют различные эндо- и экзотоксин (ксенобиотики); восстанавливает кислотно-щелочной баланс при возникновении метаболического ацидоза (излишний прием прохладительных напитков, чая, кофе, переедания мяса, похмельный синдром, осложнение диабета и т.п.), либо при накоплении молочной кислоты при чрезмерных мышечных нагрузках, в том числе, в условиях гипоксии (кислородной недостаточности).

Рекомендации к применению Окси Сильвер (Акваген): ∙ комплексное лечение простудных и инфекционных заболеваний (в том числе дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта, мочеполовой системы); ∙ ишемическая болезнь сердца, острая и хроническая форма; ∙ эмфизема легких и бронхиальная астма; ∙ заболевания периферической и центральной нервной системы (болезнь Альцгеймера, эпилепсия, полиневриты, ухудшение памяти и др.); ∙ острые и хронические аллергические заболевания; ∙ кожные заболевания, в том числе псориаз, порезы, ссадины, укусы насекомых; ∙ стоматологические заболевания (кариес, парадонтоз, зубной камень, неприятный запах изо рта); ∙ программа очищения организма (детоксикация); ∙ недомогание во время полетов; ∙ стрессовые ситуации и повышение выносливости у спортсменов.

Способ применения Окси Сильвер (Акваген) : ∙ 8-15 капель 3-4 раза в день с водой или с некислыми напитками, объемом не менее стакана предпочтительно на пустой желудок за 30 минут до еды; ∙ Местно наносить на кожу или ожоговую поверхность не разведенный раствор; ∙ Дезинфекция воды - 5 капель на 1 литр (выдержать 3-5 мин.) предотвращает рост всех видов бактерий. 10 капель - сохранение воды до 6 месяцев, также из воды удаляются остатки хлора; ∙ Для сохранения сока и молока (до 1 месяца в холодильнике) 5-10 капель на 1 литр . Противопоказания Окси Сильвер (Акваген): индивидуальная непереносимость компонентов продукта, беременность. Перед применением Окси Сильвер (Акваген) проконсультироваться с врачом. Условия хранения: хранить Окси Сильвер (Акваген) в сухом, прохладном месте при температуре 16-21 C . Окси Сильвер (Акваген) Oxy Silver (Aquagen) не является фармпрепаратом.

Производство компании ╚ Nittany Pharmaceuticals , Inc .╩, RT 322 Milroy PA 17063, США Разрешено к применению Минздравом РФ. Свидетельство о государственной регистрации ╧ 77.99.23.3.У.2489.3.05 от 14.03.2005.

Как видите препарат этот достаточно универсальный. Могу только добавить, что я имею 10 летний опыт применения его, начиная с обеззараживания воды и заканчивая профилактикой и лечением острых и хронических проявлений гипоксии. В Эверестовской экспедиции 2005 г. мы провели сравнительное исследование Аквагена и Перекиси водорода. Действие первого намного комфортнее и мягче. Кстати для такой оксигенации используется обычный 3% раствор перекиси водорода по специальной и очень жесткой методике. Акваген гораздо дороже , но он более универсален и практически не имеет осложнений. Во всяком случае, я не наблюдал их никогда. Дозировки, взаимодействия с другими препаратами, частоту приема и прочие практические моменты необходимо учитывать в конкретной ситуации и для конкретного человека. Разумеется, всё мною сказанное является только коротким конспективным обзором, для широкого круга, интересующихся этой темой. Вопросы ноотропной (терапия питания и защиты мозга) поддержки охватываю гораздо больший перечень препаратов ( Препараты на основе Гингко Билоба, кофермент Q10 и другие). Могу только очень настоятельно рекомендовать своим здоровьем заняться до выезда в горы. Очень желательно специальное медицинское обследование, как необходим и конкретный медицинский контроль. на восхождении. Самый лучший альпинист – это живой альпинист. Мы ходим в горы не для сокращения жизни, своей и окружающих, а для наполнения её смыслом и радостью.

Искренне Ваш, Игорь Похвалин.

Человек - испытание высотой. О влиянии высоты на организм.

Испытание высотой.Горная болезнь и другие опасности при восхождение .   Погодные условия и состояние маршрута – это две основных проблемы, которые волнуют опытных восходителей на высокие горы. Подъем в непогоду или при плохом прогнозе лучше не начинать. Основное количество погибших на ... читать больше

Испытание высотой.
Горная болезнь и другие опасности при восхождение .

 

Погодные условия и состояние маршрута – это две основных проблемы, которые волнуют опытных восходителей на высокие горы. Подъем в непогоду или при плохом прогнозе лучше не начинать. Основное количество погибших на склонах горы это те, кто просто потерял правильный путь в условиях отсутствия видимости. Наличие либо отсутствие участков голого льда на маршруте определяет его техническую сложность. В хороших условиях иногда можно обойтись даже без кошек. Но когда зимой или чаще весной появляется пояс «бутылочного» льда, то тут волнение посещает даже выдающихся ледолазов. Организовывать страховку на длинном участке кажется слишком долгим делом. Поэтому идут весьма и весьма осторожно, но без страховки. Одно неверное движение и …. Лететь до конца склона. К счастью летом льда почти никогда не бывает.
Если повезет по этим двум позициям, то восхождение на Эльбрус может стать для вас совсем не сложным. Но как бы не были вы удачливы, с одной проблемой вы столкнетесь непременно. Это реакция вашего организма на изменения внешних условий. На высоту, на солнечную радиацию, на холод, на другие неблагоприятные факторы. Для большинства альпинистов это становится испытанием на переносимость ими высоты.

С давних пор ученые и альпинисты столкнулись в горах с явлением снижения работоспособности организма. Говоря научным языком, наблюдается резкое усиление или скорее расстройство сердечно-сосудистой деятельности, дыхательной, пищеварительной и нервной систем, особенно в первые дни пребывания на высоте. В многих случаях это приводило к развитию острой горной болезни, когда появлялась прямая угроза жизни человека. При этом, чем выше поднимались в горы альпинисты, тем сильнее проявлялись неблагоприятные симптомы. В то же время местные жители, сопровождавшие альпинистов, намного спокойнее реагировали на изменения климатических факторов. С одной стороны это свидетельствовало об индивидуальном характере реакции на высоту. С другой стороны, приводило к выводам о возможности приспособления к неблагоприятным факторам.

Практика привела к выводам о необходимости предварительной акклиматизации, осуществляемой в определенной последовательности. Обычно она предполагает постепенный набор высоты со спуском на ночь на более низкие высоты. Как обычно, существует теория и существует практика.
Теоретически мы рекомендуем идти на восхождение на Эльбрус после не менее чем 7-10 дней активного хождения на более низких высотах. Но на практике, часто на восхождение идут люди на 4-5 день после приезда в горы. Что поделать, наше поведение определяется социальными условиями. Постоянная нехватка времени – это издержки современного образа жизни.

Вот что говорит наука о неблагоприятных факторах высокогорья.

1. Температура. С увеличением высоты среднегодовая температура воздуха постепенно снижается на 0,5°C на каждые 100 м, причем в разные сезоны года и в разных географических районах она снижается не одинаково: зимой медленнее, чем летом, составляя соответственно 0,4°C и 0,6°C. На Кавказе среднее убывание температуры в летнее время составляет 6,3-6,8° на 1 вертикальный километр, однако практически это может быть и до 10 градусов.

2. Влажность воздуха. Влажность - это количество водяного пара в воздухе. Поскольку давление насыщенного водяного пара определяется только температурой воздуха, то в горных районах, где температура снижена, парциальное давление водяного пара также мало. Уже на высоте 2000 м влажность воздуха в два раза меньше, чем на уровне моря, а на больших горных высотах воздух становится практически "сухим". Это обстоятельство усиливает потерю жидкости организмом не только путем испарения с поверхности кожи, но и через легкие при гипервентиляции. Отсюда проистекает важность обеспечения адекватного питьевого режима в горах, т.к. обезвоживание организма снижает работоспособность.

3. Солнечная радиация. На горных высотах сильно возрастает напряжение лучистой энергии солнца в связи с большой сухостью и прозрачностью атмосферы и ее меньшей плотностью. При подъеме до высоты 3000 м суммарная солнечная радиация увеличивается в среднем на 10 % на каждые 1000 м. Наибольшие изменения обнаруживаются со стороны ультрафиолетовой радиации: ее интенсивность увеличивается в среднем на 3-4 % на каждые 100 м подъема на высоту. На организм оказывают воздействие как видимые (световые), так и невидимые (инфракрасные и наиболее биологически активные ультрафиолетовые) солнечные лучи. В умеренных дозах это может быть полезно для организма. Однако чрезмерно интенсивное воздействие солнечных лучей может привести к ожогам, солнечному удару, сердечно-сосудистым и нервным расстройствам, обострению хронических воспалительных процессов. С набором высоты возросшая биологическая эффективность ультрафиолетовой радиации способна вызвать кожную эритему, кератит (воспаление роговицы глаз). Кремы, маски, очки – это обязательные вещи для альпинистов на Эльбрусе. Хотя есть люди, которые легко без этого обходятся. Кожа у них другого сорта.

4. Атмосферное давление. По мере увеличения высоты атмосферное давление падает, тогда как концентрация кислорода, равно как и процентное содержание других газов, в пределах атмосферы остаются постоянными. По сравнению с уровнем моря атмосферное давление на высоте 3000 м ниже на 31 % и на высоте 4000 м - на 39 %, причем на одних и тех же высотах оно увеличивается от высоких широт к низким и в теплый период оно обычно выше, чем в холодный. Падение атмосферного давления тесно связано и с главной причиной горной болезни, недостатком кислорода. Научным языком это называется снижением парциального давления кислорода. Результаты экспериментов показывают, что на высоте 3000 м количество О2 уменьшается во вдыхаемом воздухе на одну треть и на высоте 4000 м вдвое. Всё это приводит к недонасыщению кислородом гемоглобина, в ткани поступает его недостаточное количество и развивается явление названное гипоксией. Это собственно есть реакция организма на данное явление.

Подготовка к восхождению. Тренировка. Иногда можно услышать истории о том, что человек не тренируется и спокойно ходит на высотные восхождения лучше «режимящих» спортсменов. Что же, легенды можно пересказывать и пересказывать. В любом случае, вести неспортивный образ жизни, не тренировать свое тело, это путь, который мы не приветствуем. Для успешного восхождения на Эльбрус важна, прежде всего, выносливость, готовность сердца, легких и мышц к длительной работе. Лыжи и бег на длинные дистанции – лучшие тренировочные средства. С другой стороны, следует обратить внимание и на противоположный момент. Спортсмены, находящиеся в состоянии пика формы, часто очень уязвимы для инфекционных заболеваний. Поэтому рекомендуем для людей, которые освоили большие объемы тренировок, снизить нагрузку примерно за неделю до выезда в горы. И избегать в это время соревнований с максимальной выкладкой. Ко всему прочему, организм должен накопить запас жира.

Сбор. Снаряжение. Многие люди с легкостью относятся ко всякого рода сборам, даже пытаются хвалиться своим разгильдяйством. Альпинизм должен таких людей сделать более организованными. Здесь каждый взятый или не взятый предмет может стоить жизни, не только вам, но и товарищам по восхождению. Надо обязательно настраивать себя на тщательную подготовку и отбор снаряжения. Составьте список и отработайте каждый предмет заранее, в том числе и по медикаментам. Не стесняйтесь обратиться к организаторам с вопросами по подбору снаряжения и медицинскому обеспечению восхождения.

Питание во время подготовки. Рекомендуется готовить себя так, как готовят спортсмены, к ответственному старту. Последнюю неделю перед выездом пищи должно быть много, она должна быть разнообразной с большим количеством углеводов. Рекомендуется пройти курс приема витаминных комплексов. Выбор их велик и рекомендовать что-то конкретное, значит заниматься рекламой. Это должны быть поливитамины и принимать их надо строго по дозам указанным в сопроводительных бумагах. Или лучше по рекомендации личного врача.

В горах, период акклиматизации. Первые дни. Не беспокойтесь раньше времени. Нормальный здоровый организм должен продемонстрировать свою реакцию на изменившиеся условия. Не следует паниковать, если сразу по приезду в горы вы почувствуете недомогание, головокружение, отсутствие аппетита и т.д. Реакция каждого человека своеобразна. Но в целом здоровому человеку можно порекомендовать, не мешать своему организму приспосабливаться к новым стрессовым условиям. По идее, организм должен сам сделать правильные выводы. А каким образом можно ему помешать? Прежде всего, следует избежать приема большого количества медикаментов, пусть голова немного поболит, пусть тошнота пройдет сама собой. Не рекомендуется во время акклиматизации переедать и употреблять в большом количестве спиртные напитки. Оставьте это на завершающую часть экспедиции, а в первые дни можно ограничиться 50-100 гр, которые могут помочь в снятии напряжения. Следует продолжить курс приема поливитаминов, начатый на равнине. Организму потребуется много различных химических элементов, для того чтобы справиться с предстоящим испытанием.

Питание в период акклиматизации.
В этот период, в условиях изменения работы организма, могут быть сбои в аппетите. Не следует есть что-то насильно. Ешьте то, что хочется. Желательно есть много, разнообразную и естественную пищу. Однако следует помнить, что основу рациона в условиях гипоксии должны составлять углеводы. Наиболее легко усвояемым углеводом является сахар. К тому же он положительно влияет на изменяющийся в условиях высокогорья белковый и жировой обмен. Суточная потребность в сахаре при восхождении возрастает до 200-250 г. Каждому участнику восхождения на высоты более рекомендуется употреблять аскорбиновую кислоту с глюкозой. Желательно, чтобы на всех выходах во флягах был чай с сахаром и лимоном или аскорбиновой кислотой.

Непосредственно перед восхождением. Режим сна. Из-за нехватки кислорода для многих людей сон в первые ночи на высотах 3500 – 4200 метров превращается в пытку. А перед восхождением желательно хорошо выспаться предварительно днем. Рекомендуется плотно пообедать и лечь спать сразу после обеда. Выход осуществляется среди ночи, к тому времени нужно чувствовать себя полностью отдохнувшим. Заранее подготовить все необходимое, прежде всего снаряжение. Из средств защиты здоровья: очки, желательно и запасные, маска от холода и ветра, специальный защитный крем для лица с фактором защиты 15, специальный крем-помаду для губ, индивидуальные медикаменты. Как правило, в группе есть ответственный за общественную аптечку, чаще всего это гид-руководитель. Тем не менее, обращаться к нему в ходе восхождения не всегда удобно. Итак, мы рекомендуем иметь при себе: аспирин, аскорбиновую кислоту и леденцы для горла, типа минтона.

Биостимуляторы. Если в дни акклиматизации лучше избегать медикаментозных средств, то на день восхождения эта рекомендация распространяется не так строго. Вы должны быть готовы на 100% и выложиться именно в этот день. Конечно, в случае сильной головной боли, следует сразу отказаться от восхождения. Но если боль небольшая, следует снять принятием соответствующих таблеток. Рекомендуем иметь при себе проверенные ранее на практике средства повышения работоспособности, которые условно можно отнести к биостимуляторам. Например, настойки женьшеня, элеутероккока, лимонника, препараты типа пантолекса. Однако следует учесть, что нет пока такого средства, которое могло бы существенно повысить работоспособность организма на длительное время. Более сильные таблетки, повышающие работоспособность, и имеющие краткосрочный эффект, следует держать в качестве НЗ в общей аптечке. Рассчитывать следует, прежде всего, на свою волю, на способность терпеть и терпеть.

Водный режим. Большое значение для высокогорной акклиматизации, профилактики горной болезни и сохранения работоспособности, имеет правильная организация водно-питьевого режима. Вода в физиологических процессах организма играет большую роль. Она составляет 65-70% массы тела (40-50 л). Потребность человека в воде в обычных условиях составляет 2,5 л. На высоте ее надо довести до 3,5-4,5 литров, что в полной мере обеспечит физиологические потребности организма. Водный обмен тесно связан с минеральным, особенно с обменом натрия хлорида и калия хлорида. При этом к гипоксии присоединяется также водно-питьевая недостаточность.

Иногда говорят о вреде беспорядочного приема воды при восхождении. Однако это может относиться только к легким горным походам, проходящих по тропам мимо многочисленных ручьев. На горе, когда ты можешь потребить только ту воду, которую несешь с собой, избыточного количества просто не может быть. Необходимо потреблять жидкость в виде горячего чая с сахаром и возможно другими добавками. А чтобы чай был горячим нужно иметь термос максимально хорошего качества. К сожалению, не всегда даже дорогие термоса выдерживают проверку . Испытайте его до выезда в горы. По режиму питья можно дать лишь следующий совет. С утра, перед выходом выпейте чаю чуть больше, чем хочется. И рассчитайте содержимое термоса так, чтобы его хватило на спуск. Именно в конце рабочего дня, глоток чая может иметь огромное значение для поднятия сил и сохранения так необходимого внимания к опасностям.

Острая горная болезнь. Ее нельзя допустить. Это состояние развивается на Эльбрусе преимущественно у безответственных людей. Нужно внимательно следить за своим организмом и не стесняться прекратить восхождение и повернуть назад раньше, чем болезнь вступит в острую стадию. В процессе восхождения гид или руководитель должны внимательно наблюдать за состоянием товарищей. Появление симптомов скрытой или легкой форм горной болезни требует немедленного снижения физической нагрузки и темпа движения, увеличения периодов отдыха, обильного питья. Рекомендуется принимать аскорбиновую кислоту (0,1 г). При головных болях лучше использовать аспирин.

При горной болезни тяжелой и средней тяжести необходимо отказаться от подъема, срочно и максимально быстро сбросить высоту. Это самое эффективное лекарство. При этом по возможности больной должен быть лишен рюкзака и тяжелой одежды. Важнейшим лечебным средством может стать искусственный кислород. Однако пока его использование на Эльбрусе ограничивается единичными экспериментами. Возможно, следует дать больному мочегонное, лучше дикарб, а в острых случаях можно дать фуросемид. Другие простейшие лекарственные средства – это аспирин, аскорбиновая кислота. Из стимуляторов может быть применен кофеин или лучше ноотропил. Из новых средств, рекомендованных немецкими исследователями в качестве профилактики вызываемого горной болезнью отека легких, это – Nifedipin и Salmeperol (лекарство от астмы).

Новейшие исследования по горной болезни. Года три назад весь мир обошло сенсационное сообщение об использовании в качестве профилактического средства знаменитого лекарственного средства немного из другой области – виагры. Считается, что это чудодейственное лекарство, блокирует какие-то ферменты и резко улучшает периферическое кровообращение. В том числе и в области легких. Позже оказалось, что это сообщение не ограничилось, единичной громкой сенсацией для прессы. И виагра вошла в состав средств, которые берут с собой многие восходители на Эверест. Тем более, что это средство двойного использования.
В минувшем году большой медицинский эксперимент проводился на склонах вершины Монтероза в Альпах. 22 альпиниста выступили в качестве подопытных. Главным результатом было доказательство практической бесполезности применения в качестве профилактического средства гормональных препаратов на основе кортизона. Популярный препарат дексаметазон, который в фильме «Вертикальный Лимит» альпинисты носили за собой чемоданами, был признан специалистами «как минимум, бессмысленным в применении».

Как считает крупнейший специалист по медицинскому обеспечению восхождений на Эверест американский профессор Питер Хэккет, в ближайшие годы можно ждать прорыва в исследованиях касающихся горной болезни. Процесс реакции организма на неблагоприятные факторы высокогорья определяется деятельностью такого сложного механизма как головной мозг. Именно воздействием на него займется медицина ближайшего будущего. Мы же позволим себе немного поимпровизировать на эту тему. Действительно главное в альпинизме находится в голове и в сердце. Это способность воспринимать красоту и величие природы, любовь к горам. Если этого нет, то лучше отказаться от занятий альпинизмом. А если это есть, то найдутся силы справиться с собственными недомоганиями.