+7 495 642-88-66

Весточка от Виктора Бобка из-под Аконкагуа

Вчера вечером Виктор бобок смог совершить короткий звонок из лагеря Нидо де Кондорес (5500м) . Он сообщил, что у группы всё в порядке. Заканчивают акклиматизационный этап. Ветра очень сильные, но ребята не унывают. Помогают волшебные ... читать больше

Вчера вечером Виктор бобок смог совершить короткий звонок из лагеря Нидо де Кондорес (5500м) . Он сообщил, что у группы всё в порядке. Заканчивают акклиматизационный этап.

Ветра очень сильные, но ребята не унывают. Помогают волшебные шапки-ушанки и сапоги-миллеты. Надеются, что к моменту восхождения погода даст им шанс. Как только группа спустится в базовый лагерь Пласа де Мулас, Виктор постарается позвонить на автоответчик и сообщить подробности.

 

 

 

Татьяна Стукалова: Отчет по поездке на Занзибар. ФОТОГРАФИИ

После всяческих восхождений и палаток, отдых на океане это то, о чем нужно не только мечтать, но и совершать. Поэтому Занзибар, как мне кажется, нужно сделать чуть ли не обязательной частью программы. Вся эта островная африканская экзотика ... читать больше

После всяческих восхождений и палаток, отдых на океане это то, о чем нужно не только мечтать, но и совершать. Поэтому Занзибар, как мне кажется, нужно сделать чуть ли не обязательной частью программы. Вся эта островная африканская экзотика дает расслабление и ощущение правильности и законченности своего пребывания в Африке. Я не видела никого, кто пожалел о том, что отнял от повседневности еще два дня и вылетел (или выехал) из аэропорта Килиманджаро в аэропорт Занзибар. Итак, сделать какой-то системный очерк про этот остров я не могу, из-за краткости пребывания там, во-первых, и во-вторых, из-за того, что систематизировать впечатления и не нужно – мозаика, она мозаика и есть.

Первое – житие. Так получилось, что мы все время останавливались в отелях, которые находятся недалеко от Каменного города. Мне кажется, что это правильно, потому что:

-

- сам Каменный город место историческое, туристическое и тусовочное;

- уличный рынок с морепродуктами – вечером можно поесть всяких гадов, приготовленных тут же на набережном рынке;

- тут сосредоточено огромное количество всяких сувенирных лавок с картинами, майками, скульптурками и прочими милыми пустяками на память;

- отсюда отходят лодки на Призон Айланд, где есть огромные островные черепахи и остатки бывшей тюрьмы;

- из каменного города отходят все машины в стороны маршрутов по интересам

- тут можно выпить коктейлей из смеси кокосового сока и рома и посмотреть на закат с террасы “дома Африки”.

Второе, что еще можно посмотреть на Занзибаре?

- плавание с дельфинами. Совершенно неповторимое ощущение от близости этих красивых млекопитающих. Но лучше это делать не в куче лодок с туристами, которые оголтело преследует пятерых недружелюбных дельфинов. А выбрать вечернее время для наслаждения компанией играющих животных.

- посещение местных лесов с заходом в поселение красных колобусов. Обезьяны настолько привыкли к присутствию людей, что позволяют даже приближаться к ним на расстояние меньше метра. Главное не смотреть им в глаза!!! Животные не переносят человеческого взгляда.

- дайвинг или снорклинг. Местами это даже лучше чем рифы Египта. Океан чист и очень прозрачен, и рыбы встречаются гораздо чаще чем люди.

- посещение плантаций со специями. Специи изначально приносили основной доход острову (не считая работорговли). Очарование данному туру придают местные гиды с их своеобразным толкованием как и для чего использовать растущие растения.

- просто пляжи. Если вы хотите, чтобы ожила рекламная картинка с тропическими пляжами, то вам нужно ехать в “ пляжную” восточную часть острова. Песок, солнце, пальмы и лазурная вода вам гарантированы.

В общем, лучше один раз посмотреть, чем сто раз услышать. Планируя Африку, оставляйте время на Занзибар.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Федор Конюхов готовится к восхождению на Эверест

ИТАР-ТАСС. 60-летний российский путешественник Федор Конюхов решил второй раз в своей жизни совершить восхождение на Эверест. Поход запланирован на предстоящий май.Этот месяц 2012 года - юбилейный для отечественного альпинизма: будет ... читать больше

ИТАР-ТАСС. 60-летний российский путешественник Федор Конюхов решил второй раз в своей жизни совершить восхождение на Эверест. Поход запланирован на предстоящий май.Этот месяц 2012 года - юбилейный для отечественного альпинизма: будет отмечаться 30-летие успешного восхождения на Эверест команды СССР /май 1982 года/ и 20-летие первой российской экспедиции. В её составе 11 мая 1992 года Ф.Конюхов в паре с альпинистом Евгением Виноградским из Екатеринбурга взошел на высочайшую вершину планеты, сообщает пресс-служба путешественника.

Ф.Конюхов сказал, что хочет ещё раз подняться на Эверест, и если господь позволит - установить там небольшой православный крест. В 2010 году Ф.Конюхов принял сан священника Русской Православной Церкви. Готовиться к восхождению на Эверест Ф.Конюхов планирует в Греции на горе Афон высотой 2033 метра над уровнем моря.

 

--

СТРАНА.РУ

Первое путешествие Федя Конюхов совершил в пятнадцать лет — пересек Азовское море на весельной лодке. В пятьдесят Федор Филиппович установил свой очередной мировой рекорд: преодолел Атлантический океан на гребном судне за 46 суток и 4 часа. Автономно. То есть — в одиночку. Из лодки его выносили на руках: мышцы ног атрофировались.

До и после — четыре официальные кругосветки (по подсчетам Конюхова — шесть). Три путешествия на Северный полюс. А также походы на полюс Южный, полюс относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, Эверест и мыс Горн («полюс яхтсменов»). Приз ЮНЕСКО «За честную игру».

В декабре Федору Конюхову исполнилось шестьдесят. Как отметил юбилей и чем дальше планирует заняться российский пенсионер — в беседе с корреспондентом Strana.Ru.

– Чтобы не отмечать день рождения в Москве (шумно, гамно — не дадут ничего сделать!), я уехал в Эфиопию. В экспедицию. Мы, я и мой друг Семен Деяк, альпинист из Красноярска, решили подняться на девять высочайших вершин Эфиопии. Так что отмечал я в горах. Правда, когда вернулся домой — сразу началось застолье. Все меня ждали. И думаю вот теперь: зачем уезжал?.. Правда, уже на следующий день мы отправились на Урал, на озеро Тургояк, освящать строительство часовни. Там летом пройдет парусная регата на Кубок Федора Конюхова. Дарим уральцам тридцать яхт, маленьких таких — «Оптимист», всего пять тысяч рублей. Чтобы дети на Урале тоже занимались парусным спортом.

– Вы теперь — официальный пенсионер?

– Точно. В метро буду бесплатно проходить!.. Но это ж надо какие-то документы собирать, я даже не знаю... У меня как всегда — времени нет. Я же много где работаю: тринадцать лет в Современной Гуманитарной Академии, возглавляю Лабораторию дистанционного образования в экстремальных условиях. А потом еще в Морской Академии я декан факультета. Член Союза художников, член Союза писателей, мастер спорта. И надо откуда-то брать эти справки — я не знаю совсем. Но со временем соберу, соберу. Кого-то попрошу собрать.

– А вы когда последний раз у врача были? Флюорограмму, к примеру, делали?

– Нет, ну я на здоровье-то не хожу проверяться. Я не из тех людей, чтобы следить слишком за своим здоровьем. Бывает, что вынуждают обстоятельства. Вот весной буду улетать на Эверест — пройду комиссию. На Эверест только до 60 лет можно восхождение совершать. А дальше китайцы требуют справку.

– Весной на Эверест, потом на собачьих упряжках от Северного полюса через Гренландию, четыре тысячи километров…

– У меня экспедиции распланированы до 2020-го года. Но если я раньше готовил себя физически, то сейчас больше духовно. Я же теперь священник, рукоположен два года назад. А как сказано в Святом писании? Ну, своими словами: если ты находишься здесь телом, а не находишься здесь духом, то сие бесполезное. Прежде, чем подняться на Эверест, нужно пройти этот путь духовно. А потом подтянуть уже физическое свое тело.

– А ваше физическое тело как трудности переносит, мороз пятидесятиградусный?

– Ну как? Как все полярники: мёрзнем. Полярник любит у камина сидеть. А мороз все переносят плохо. Так же, как и боль. И страх. Я еще такого человека не встречал, который бы легко мороз переносил. Просто один человек тут же, сразу раскисает. А другой может терпеть и бороться. Терпение для полярника самое главное. Вот, скажем, боль: когда ты один в океане, и вдруг как заболит! Но жаловаться-то все равно некому.

– Скажите, а вы совсем не любите комфорт, и вам в одиночестве — лучше?

– Я люблю людей. Вот одна из заповедей Христа: возлюби ближнего своего как самого себя. Чтоб я с кем-то конфликтовал — такого нету (некоторые, правда, говорят, это потому, что я один). Ругаться не с кем, нечего делить. Знаете, когда я в Москве Вот захожу в метро (люблю ездить в метро), а там Народ. Лица. Люблю на лица смотреть. В метро, там простые люди едут. А то придешь иной раз к начальникам — а там лиц-то нету!..

 

 

Я человек простой, реальный. С детства знал, кем хочу быть, с восьми лет. Знал, что пойду к Северному полюсу. У меня дед служил с Седовым, и дед мне говорил: ты должен дойти до Северного полюса. Седов не дошел, а ты должен. Я учился в школе и знал, что мне нужна математика (потому что тогда же не было GPS). Одесское мореходное училище, на штурмана. Ленинградское полярное училище, на механика. В конце 60-х — семинария. Духовную академию я не заканчивал (это высшее образование) — у меня семинария (это как техникум). Тогда я думал, что в 50 лет стану священником, ну, когда уже буду старым. Так все и вышло, только со временем ошибся — в 58 стал священником. В Москве построил храм Николая Чудотворца, молюсь за путешествующих. Уходят мои друзья в горы, в океан — и знают, что отец Федор за них молится.

– Вашему младшему сыну Коле — шесть. А старшие дети чем занимаются?

– Мой старший, Оскар, — исполнительный директор Федерации парусного спорта России. А дочка замужем в Америке. Спрашиваю: Танечка, ты скучаешь за Россию? Она говорит: скучаю, но я же Джейсона люблю! А его нельзя в Россию везти — он тут пропадет...

– Сыну с карьерой помогаете? Или он вам?

– Да я даже в Федерацию парусного спорта не захожу! Не знаю, где Оскар сидит. Чтобы не компрометировать его. Это не надо, понимаете? Не надо. А я себе на экспедицию всегда денег найду.

– На такие экспедиции, в которые вы отправляетесь, нужны серьезные деньги. Нужны спонсоры. А что их интересует в ваших путешествиях? Вы же не идете с флагом Лукойла на вершину мира?

– К сожалению. А я б хотел бы с флагом Лукойла! Но они пока не хотят. Сложно на них выйти, не пересекались мы пока. В основном, конечно, спонсоров интересуют спортивные рекорды. Если в советские времена деньги на науку давали, то теперь на спорт.

– Федеральные деньги?

– Нет, нет! Я никогда не брал федеральных. Знаете, почему? Федеральные деньги очень маленькие. И чтоб их взять — знаете, сколько надо потратить времени? Сколько нужно ждать, сколько документов оформить, бюджет закладывать… Сейчас вот Географическое общество возобновило работу; я тут услышал, что они дают гранты — миллион, два миллиона. Мне говорят: Федя, подай ты заявку! А я думаю: зачем? Пусть эти гранты будут молодым.

– То есть для вас финансы уже не проблема?

– Для меня сейчас деньги совсем не проблема. Проблема — во времени. Сжалось время. Экспедиции одна за одной — а хочется рисовать, я же художник. Или вот я писал диссертацию о Миклухо-Маклае. Это все интересно, но на все это время надо. И потом… Я когда на яхте — точно знаю, что делать. Или вот весной шел по Африке, 1 200 километров на верблюдах. Самая жаркая пустыня, плюс 58. Я шел вдоль Сомали, шестнадцать человек и один я, белый. У нас оружие было, автоматы (там племена бандитские — но ко мне они нормально относились). Я знаю, как верблюдов запрягать-распрягать, как их кормить, как с аборигенами договариваться. Как кушать готовить, как не болеть. Там я — на своем месте.

Да. Там я на своем месте. И каждый раз, когда возвращаюсь — стараюсь скорее уйти, скорее уйти… Хотя скучаю вот по Коле, по Иришке — жене. Но я всегда вижу, что я как будто здесь лишний. Все идут куда-то, все заняты. А я — лишний здесь.

Елена Фомина

29 января 2012

http://strana.ru/journal/20893762

 

 

 

 

Отчет Артема Ростовцева о треке в Патагонии. ФОТОГРАФИИ

  Путешествие по национальным паркам Патагонии успешно завершилось. Программа по чилийской стороне получилась даже более насыщенной, чем первоначально планировалось. Коррективы внес неожиданный, но традиционный пожар в национальном ... читать больше

 

Путешествие по национальным паркам Патагонии успешно завершилось. Программа по чилийской стороне получилась даже более насыщенной, чем первоначально планировалось. Коррективы внес неожиданный, но традиционный пожар в национальном парке Торрес дель Пайне. Основная часть парка была закрыта, и пришлось видоизменить программу, и захватить в рамках поездки незапланированный для посещения национальный парк О'Хиггинс, посетить там ледники и побывать во фьордах, разнообразив треккинг водной прогулкой и даже лошадьми.

Аргентинская сторона тоже преподнесла сюрприз неожиданно хорошей погодой на всем продолжении программы – многое из одежды, что было взято для местной суровой погоды, так и осталось нетронутым за поездку. Красавцы Фицрой и Серро Торре – визитные карточки района, позволяли любоваться своим видом почти каждый день (для справки: как правило, вершины теряются в облаках). Сильный ветер к слову никто не отменил, и его сильные порывы мы на себе испытали, и в довесок миниатюрный торнадо. Самой волнующей неожиданностью для участников была навесная переправа через ледяную речку.

Прогулка по нац. паркам завершилась посещением еще одной из важных туристических достопримечательностей Аргентины - ледника Перито Морено.

После тура по Патагонии у участников была возможность погреться перед возвращением в Москву в трехдневной программе на знаменитых водопадах Игуасу на границе Аргентины и Бразилии.

Участники:

Синенко Ольга

Куцевич Надежда

Нерушай Сергей

Яковлев Сергей

Соседко Надежда

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тренировки по скалолазанью Клуба 7 Вершин

Очередная тренировка Клуба 7 Вершин пройдёт в среду 1 февраля на скалодроме МГТУ им Баумана, адрес Госпитальная набережная, дом 2/4.Дальнейшие тренировки предполагается проводить по четвергам. Если у членов клуба есть какие то возражения по ... читать больше

Очередная тренировка Клуба 7 Вершин пройдёт в среду 1 февраля на скалодроме МГТУ им Баумана, адрес Госпитальная набережная, дом 2/4.
Дальнейшие тренировки предполагается проводить по четвергам. Если у членов клуба есть какие то возражения по смене тренировочного дня просим об этом отметить в комментариях к этой новости.

Швейцария: Маттерхорн, Юнгфрау, Александр Суворов…

Хижины Хёрнли ждут реконструкцию. Церматт в плане инноваций, безусловно, находится в лидерах среди альпийских курортов. И по смелости инвестиционных проектов тоже. За последние годы мы отметим блестящие во всех смыслах городской музей и ... читать больше

Хижины Хёрнли ждут реконструкцию. Церматт в плане инноваций, безусловно, находится в лидерах среди альпийских курортов. И по смелости инвестиционных проектов тоже. За последние годы мы отметим блестящие во всех смыслах городской музей и хижину Монте-Роза, новейший паркинг в Тэше, строительство четырехтысячника на Малом Маттерхорне. Однако наряду с этим есть ряд позиций, которые удивляют. Так узкая и грязная автомобильная дорога из Тэша в Церматт может надолго испортить впечатление от всего курорта. Кемпинг в центре города отличается убогим сервисом и душем 60-х годов постройки. В этот ряд становится и хижины Хёрнли у подножья Маттерхорна, как сами постройки, так и сервис на них. По их реконструкции уже готов проект, точнее пре-проект.

Коммуна курорта, которая с 1996 года осуществляет свою коммерческую деятельность под брендом Matterhorn Group, планирует вложить около семи миллионов швейцарских франков в реконструкцию и расширение существующих хижин у подножья Маттерхорна. Проект планируется завершить к 2015 году, когда будет отмечаться 100-летие первого восхождения на эту выдающуюся во всех планах вершину, символ курорта, всей Швейцарии и даже всех Альп.

Новая хижина, прежде всего, должна объединить две ныне существующие. Сейчас на высоте 3260 метров, стоят рядом Hörnlihütte и Berghaus, одна из которых принадлежит Коммуне, а одна Альпклубу. Последняя реконструкция была приурочена к столетию восхождения, то есть к 1965 году. Секции Монте-Роза планируется заплатить отступные, чтобы единый комплекс был уже в подчинении курорта.

Вместительность при этом сильно не изменится, она привязана к «пропускной способности» маршрута на Маттерхорн. По мнению церматтских властей, будет достаточно из 120-и спальных мест и ресторана. В действительности, это опять-таки предполагает дефицит мест. Зато комфорт, чистоту, и можно надеяться, приветливость персонала. Разработка пре-проекта была поручена местному архитектору Хансу Цурнивену (Hans Zurniwen). При проектировании и строительстве хижины будет использован опыт хижины Монте-Роза, которая уже стала местной достопримечательностью. То есть энергосберегающие технологии, стеклянные стеновые панели, солнечные батареи на крыше, новейшие системы утилизации отходов и вентиляции. Большой резервуар должен круглогодично обеспечить водой из талого снега. Планируется выделить в хижине один общий смотровой зал и большой ресторан. Цены, естественно, вырастут.

Каждый год, в среднем по 3500 человек ночуют в этих двух хижинах на Маттерхорне. Летом до 140 человек одновременно выходят на штурм вершины. В палатках при этом ночуют единицы, нет площадок, проблемы с водой, точнее без нее…

Fernando Clemenz директор Mountain Operations в системе Matterhorn Group заявил, что это первейшая задача их организации, обеспечить туристов качественным размещением и обслуживанием. Даже если это и не прибыльное дело, в связи с коротким сезоном.

 

Полюбоваться панорамными видами

http://www.alps360.ch/vr/matterhorn-swiss-summit-sunrise

 

Суворовские места обновляются, но планы меняются ….

Все документы по строительству единого горнолыжного пространства от Андерматта до Седруна, соединяющего в общую зону два этих курорта, были готовы еще летом. Но есть мнение, что планы пойдут в ящики архива. С одной стороны, инвесторы никак не могут договориться меду собой. Уже пару раз проходили сообщения, что шведская компания Skistar покидает проект. Последний раз это было сказано 31 декабря. С тех пор остальные участники проекта Andermatt Swiss Alps (ASA) компания египтянина Самиха Савириса (Samih Sawiris), Andermatt-Gotthard Sportbahnen (AGS) и Sedrun Bergbahnen (SB) никак не могли сесть за стол переговоров. Правда, к концу января им это удалось, так же, как вернуть шведов. Но речь идет уже о существенном сокращении проекта с 200 до 120 миллионов франков.

 

 

 

 

Глобальный план

С другой стороны, против проекта объединяются все природоохранные силы страны. Такие как Pro Natura, WWF, Mountain Wilderness, Stiftung Landschaftsschutz, VCS. Сюда же можно присоединить SAC (Швейцарский Альпийский Клуб), который еще в начале прошлого года выпустил специальный документ об отношении к этому вопросу. Собственно, все они заявляют, что не против проекта. Они против его размеров и качества. Даже сайт открыли для проведения «подрывной» работы:

http://www.gigantismus-andermatt.ch/

 

С такими силами в Швейцарии принято считаться. Так что проект еще будут раскладывать на части и кромсать. Но без него – никак нельзя.

Объединенная зона катания - важнейшая часть проекта Новый Андерматт (общая сумма инвестиций – около 2 миллиардов долларов) египтянина Сами Савириса. По его планам, по количеству и протяженности трасс новая зона катания должна выйти на уровень лучших в стране (Вербье, Церматта, Санкт-Морица). Иначе курорт будет малоинтересен. Сам проект строительства поселка Новый Андерматт движется вперед неспешными темпами. Тревожно неспешными.

Положение богатейшей семьи Африки Савирисов после революции резко покачнулось. Они, как христиане, оказались теперь не только дальше от властных структур, но и вообще попали в число потенциальных жертв наступающей исламистской реакции. Старший брат Нагиб (богатейший человек континента и владелец большого пакета Вымпелкома) организовал демократическую партию Египта, которая естественным образом провалилась на выборах. Против него уже затеяли какой-то судебный процесс. Самих Савирис умеет убеждать, умеет правильно вести себя в любой ситуации, демонстрировать оптимизм. Он утверждает, что проект в Швейцарии никак не зависит от его дел в Египте, что всё идет по плану. Однако факты говорят о другом. Инвестиции в курорт в 2011 году составили 171 миллион франков (планировалось 271). В 2012 размер освоенных средств ожидается в 188 миллионов, против 339 миллионов ранее запланированных. Пока активно строится только гостиница «Чеди». Судьба проекта во многом зависит от продажи коттеджей, но оптимистических нововстей с этого рынка нет. Три других ключевых объекта: гостиница Радиссон, Культурно-спортивный центр и поле для гольфа высшего класса - пока ждут своей очереди.

 

миллиардер самих Савирис на строительстве гостиницы Чеди

 

Но обратной дороги нет. Курорт будет расширен, появятся новые трассы, новые возможности для быстрого выхода в высокогорную зону.

Новая жизнь придет в места, где главным героем остается русский полководец Александр Суворов. Где стоят три памятника героям похода 1799 года, на двух домах установлены памятные доски, в двух музеях русские в центре экспозиции, и у Чертова моста стоит «суворовский» ресторан.

 

 

Юбилейный год знаменитой железной дороги на Юнгфрау начался со светового шоу. 1 января гору украсило изображение флага Швейцарии, затем появилось фото создателя дороги…. Затем… Погода не позволила гостям курорта полюбоваться уникальным зрелищем все последующие дни (планировалось 4 сеанса до 9 января). Следующий раз шоу прошло в ночь с 11 на 12-е января.

Начальник дороги (СЕО) Урс Кесслер тем не менее объявил о большом успехе. Мол, мы вошли в историю страны и даже в мировую историю. Весь мир через прессу услышал об Юнгфрау и их уникальной дороге. Швейцарская пресса правда отмечает, что

Непогода подпортила праздник. Зато нападало снега …. Здорово ! Здорово ? Но он всё идет ! И к тому же в Швейцарию приходят рекордные морозы из Сибири. Выжить бы, тут не до развлечений. Повышенная лавинная опасность. На Гемштоке (Андерматт) в лавине погиб лыжник из Германии. Едва вышел за границы огороженной зоны и попал в лавину. В Майрингене лавина и вовсе сошла на трассу. Муж сумел откапать из-под толщи снега попавшую в лавину супругу.

Материал о световом шоу от Нашей Газеты

http://www.nashagazeta.ch/news/12777

 

Королева горных дорог, железная дорога Юнгфрау (Jungfraubahn) празднует в 2012 году свое столетие. Первое торжественное мероприятие по этому случаю – световое шоу работы Герри Хофштеттера, проецирующееся на склон горы. Мастер световых шоу Герри Хофштеттер уже освещал Бранденбургские ворота, пирамиды в Гизе и Триумфальную арку в Париже. Сейчас он занят реализацией проекта в Швейцарии.

Творение можно наблюдать с вечера 1 января: в таком свете гора Юнгфрау никогда не представала прежде. На самом деле шоу должно было стартовать 31 декабря, но из-за сложных погодных условий его создатели просто не смогли добраться до места. На северном склоне горы, словно на гигантском экране, меняются изображения швейцарского креста, железнодорожного поезда, портрет автора проекта железной дороги Юнгфрау Адольфа Гайера-Целлера и ряд других картин. Световое шоу посвящено столетию железной дороги, которое Швейцарии предстоит широко отметить в этом году. До появления здесь рельсов гора Юнгфрау уже пользовалась популярностью у туристов, и жителям окрестных деревень приходилось поднимать вверх кресла-носилки с богатыми путешественниками. Теперь железной дорогой Юнгфрау ежегодно пользуются порядка 700 тысяч человек.

 

100 лет назад, 21 февраля 1912 года, итальянские рабочие с помощью большого заряда динамита пробили выход из туннеля на свет в районе перевала Юнгфрау. Тем самым они реализовали план цюрихского промышленника Адольфа Гайер-Целлера, для которого железная дорога Юнгфрау стала проектом его жизни. В противовес своим предшественникам, также сочинявшим планы прокладки железнодорожной ветки через горный хребет, он придумал начать зубчатую дорогу не в долине, а на вершине Кляйне Шайдег, проведя ее затем по длинному туннелю через массив Эйгера и Мёнха на вершину Юнгфрау. Сегодня протяженность железной дороги - 9 км, 1 400 метров составляет перепад высот. Больше 7 км пути проходят по туннелю.

На юбилей железной дороги Юнгфрау директор ее компании-владельца JBH Урс Кесслер пригласил Герри Хофштеттера, поручив ему организацию первой в серии праздничных акций. Художник и его команда разбили лагерь на высоте 3380 метров над уровнем моря. По ночам температура здесь опускается до -30 градусов.

Тому, как сложно было поднять и установить всю необходимую аппаратуру в пронизывающий ветер и ледяной холод, швейцарский телеканал SF1 даже посвятил специальный репортаж.

…Северная стена Юнгфрау, использующаяся в качестве экрана, поистине громадна. Что требует настройки проекторов с точностью до миллиметра. Настоящее испытание для команды, которая работает на ледяной площадке при разреженном воздухе. Но световой художник знает, чего он хочет. Он торопит своих сотрудников, безжалостно ругает за недостатки, лично поворачивает корпуса проекторов. По глубокому снегу Хофштеттер бодро передвигается на костылях – две недели назад он повредил ступню, что не отняло у него желания реализовать горный проект.

Как только отрегулировали изображение креста, плохая новость поступает из Лауберхорна, несколькими сотнями метров ниже в долине собрались журналисты и фотографы, которые не могут сфотографировать картинку: крест слишком велик. Хофштеттеру приходится уменьшать свое творенье. Как нарочно, в этот момент начинает идти снег, а ветер достигает скорости 100 км в час.

Проще всего было поднять на гору материалы: это сделал вертолет, за 18 рейсов доставив 6 тонн оборудования и материалов на небольшой ледник у подножья вершины. Фундаментом лагерю служат деревянные платформы, установленные прямо на снег: благодаря им, лагерь не тонет в сугробах. Один из контейнеров предназначен для размещения проекторов. Остальные два - жилища для команды из восьми человек. Чтобы контейнеры от порывов ветра не улетели в пропасть, горный проводник Ули Фрай лично выкопал в снегу метровой глубины ямы для якорей, удерживающих домики. Для обеспечения электроэнергией наверх подняли и два громадных генератора.

Лагерь расположился в центре уникального природного заповедника, внесенного в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Защитники природы пытались упрекать Хофштеттера в том, что его искусство требует слишком больших затрат энергии и загрязняет нетронутый человеком райский уголок в горах. С чем он категорически не согласен: по его словам, вся энергия от полетов вертолетов на гору сравнима с той, что затрачивается за 3 минуты старта аэробуса, рассчитанного на 500 человек и летящего в течение 12 часов из Цюриха в Сингапур. Ток, подаваемый генераторами, стоит 2 франка за вечер. А удовольствие от созерцания световых проекций на склоне горы несравнимо ни с чем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Абрамов: Пирамида Карстенз. Одиннадцати лет как не бывало

– Ты видишь это? – голый маленький человек показывал пальцем в какую-то яму в этой вечно сырой земле. В другой руке он покачивал длинный мачете, с блестящим лезвием, облепленным мокрыми волокнами каких-то растений, – здесь ... читать больше

– Ты видишь это? – голый маленький человек показывал пальцем в какую-то яму в этой вечно сырой земле. В другой руке он покачивал длинный мачете, с блестящим лезвием, облепленным мокрыми волокнами каких-то растений, – здесь постоянно надо было рубить и рубить, чтобы продвигаться дальше.

Я стоял рядом, возвышаясь над папуасом, разодетый во всё фирменное экспедиционное, с лыжными палками в руках – удобством для ходьбы, и силился понять его английский и его психологию, удалённую от моей на десятки веков. За эту неделю пути сквозь дикие джунгли удалось почти привыкнуть к их голому виду и почти не обращать внимания на катэки, которые вроде бы прикрывают мужское начало, но на самом деле, наоборот, выпячивают это достоинство в качестве показателя силы и положения в обществе. У этого папуаса катэка аж возвышалась над плечом – он был не из простых работяг, а считался начальником этой невообразимой оравы носильщиков. Куда нам их столько – 40 человек, или уже больше? – пока шли через какие-то деревни к первоначальному списку носильщиков прибавились их жёны, братья, друзья, их дети, родственники, каждый что-то нёс, будто и впрямь помогал. А может, это у них развлечение такое, всё ж таки разнообразие – сопровождать белых пришельцев в их непонятном стремлении к горе. Той горе, что возвышалась над их островом, над их землёй, над всей необъятной Полинезией, Океанией и упиралась в небо. Ни у одного папуаса и мысли не было – пойти туда, под облака, а эти, белые – идут! Так думали они о нас, хотя – разве можно понять – что они думают о нас. Как и мы о них.

– Сорок носильщиков – это минимум! – заявил глава полиции в селении Набира, последнем оплоте индонезийской современной цивилизации перед неуправляемыми джунглями, и подкрепил своё заявление удивительными математическим вычислениям:

– Вас шестеро, а на каждого по пятьдесят киломграммов груза, три группы по шесть носильщиков понесут каждый по пятнадцать килограммов вашего груза – это восемнадцать, ещё восемнадцать понесут еду на восемнадцать первых носильщиков и на себя – это тридцать шесть, плюс начальник, повар – для вас, вы же просили повара, вот он, плюс два носильщика, которые понесут вещи и еду начальника и повара и свою. Выходит сорок человек. Не беспокойтесь – мы считать умеем!

 

 

Уже на второй день наша экспедиция начала расти, расти, я как-то взялся их всех посчитать – сбился на 56-ти и бросил – бесполезно. Хорошо ещё, что каждый вновь присоединяющийся к нашему каравану приходил со своей едой. Хотя оказалось, что папуасу на день нужно весьма немного: одна картофелина батата, одна луковица и какие-то добавки неизвестного происхождения – то ли жилы, то ли волокна, то ли это мясо так приготовлено – по-походному, то ли что?! Тем же питались и женщины, вдруг появившиеся среди наших носильщиков. Почти все они были с грудными детьми, которые несли с собой в эдакой плетёной авоське, привязанной к телу, чтобы были свободными руки. Да что там говорить, конечно, это мы, белые гости – неожиданное разнообразие в их монотонной жизни – были причиной всего паломничества. Скучно им здесь. В джунглях скучно.

– Ты знаешь что это? – настойчиво спрашивал у меня папуас.

Скоро я сам заговорю на таком же английском, гораздо легче выговаривать.

– Яма, – отвечаю, – яма!

Глядя на яму, опять силюсь выдумать в голове какие-то связи его вопроса с нашим сегодняшним походом к желанной Пирамиде Карстенз. И почему это её так назвали? На самом деле это поход не на гору, это поход на другую планету – «планету папуасов», которые лишь отчасти, как, впрочем, и другие инопланетяне, похожи на нас – белокожих. Пытался как-то расспросить папуасов, как они называют свою землю и эту гору-пирамиду, но в ответ услышал такой набор звуков, что не повторишь «ни в жисть». И на другое общепринятое название горы – Пунчак Джайя, которое нанесено на индонезийские карты, также абсолютно непохоже.

Пока до самой высокой точки их планеты, на которой нам почему-то вдруг захотелось побывать, ещё далеко. Вокруг стена джунглей и надо идти сквозь эту стену, а под ногами жижистая земля, совсем чужие растения – какое мне дело до какой-то там ямы, главное – не упасть бы где в такую же и не сломать ногу!

Вторая неделя этих бесконечных мокрых зарослей и конца-края им не видно. Куда мы идём? Восьмеро сумасшедших пришельцев – зачем, к чему всё это?

Уже первое знакомство с папуасами нас шокировало: маленький самолётик забрал нас в райцентре Набира и вылетел в неизвестном направлении. Под нами плыли только джунгли, джунгли, джунгли... После часа полёта самолётик вдруг стал куда-то снижаться, и тут открылся склон холма, никакого аэродрома, а просто полоса мелкой гальки. Всё. Началось. Мы ещё не выбрались из кабины, а только повыкидывали наш груз, как увидели в окна, что к нам со всех ног бегут совсем голые люди. Первая мысль была – нам конец! Но голые люди похватали все наши вещи и точно так же быстро, как будто они бежали налегке, исчезли вместе с нашими тяжеленными рюкзаками и баулами. Мы кинулись было вдогонку, но куда бежать-то? Ясно – нас ограбили. Самолётик развернулся и исчез за стеной джунглей, нам оставалось только идти по склону вниз, в деревню, бывшую невдалеке.

В деревне папуасы растеклись по своим хижинам – ловить некого. Мы старались, конечно, сохранить спокойствие, оглядываемся и нашли к кому обратиться – увидев не голого человека, а одетого в некую полувоенную форму. Выяснилось, что наши вещи были перенесены в полицейский участок. Когда же мы и в самом деле их там обнаружили, то оказалось, что уже надо заплатить - за переноску багажа.

Деревня Илага, 800 человек и гарнизон военных и полицейских. Круглые хижины, покрытые пальмовыми листьями, и единственное дощатое сооружение посреди – полицейский участок. Сюда нас и поселили, предупредив, что выходить за пределы участка опасно – съедят! Тогда мы посчитали это неудачной шуткой, но при всех наших выходах куда-либо с нами всегда рядом был полицейский и отгонял палкой интересующихся. А их было много, и по виду они были очень голодными...

Чтобы хоть как-то обезопасить нас, таких гладеньких, вкусненьких, начальство объявило в деревне «Праздник Кабана». Это на целые сутки отвлекло папуасов от желания попробовать наши персоны.

Праздник был в самом разгаре, привели несчастных кабанов, они оказались эдаких средненьких размеров, зато десять голов. На 800 человек – должно было хватить.

Прежде чем кабанов жарить, их долго-долго мучали: разыгрывали сценку, как будто охотники их ловят, охотятся, стараются и с большим трудом добывают. Вот кабан, якобы, пойман и уже висит вверх ногами на длинной жерди. И только сейчас в него положено стрелять – в висящего. Искусство состоит в том, чтобы из лука бамбуковыми стрелами попасть с пяти-шести шагов в кабана и сразу, с одного выстрела, забить насмерть. Хорошо, что никому из нас не предлагали взяться за такое сложное дело.

Бамбуковые стрелы были заточены над огнём, они оказались столь острыми, что и никакого стального наконечника не нужно. И выяснилось, что такая бамбуковая стрела пробивает свинью насквозь. А что говорить про человека?!

Началась настоящая вакханалия: визг свиней, боевые выкрики голых людей размахивающих настоящим оружием, голые раскрашенные женщины вокруг, дети бегают между нами, а мы стоим как статуи, одетые в «редфоксы» и «баски» и думаем: уж не для нас ли специально объявили этот праздник, чтобы показать папуасскую удаль, ловкость, силу и щедрость? Хорошо, если б это было так!

Когда мы расспросили полицейского – «что этот праздник означает?», то получили логичный ответ: «Праздник Кабана символизирует как они будут расправляться со своими врагами!» Коротко и ясно. Теперь главное – не попасть в список их врагов.

Процесс приготовления мяса оказался прост, как и смысл праздника: в земле вырыта яма, наполненная камнями, на них разводят огромный костёр, камни раскаляются, головешки растаскивают, а свиные туши, завёрнутые в пальмовые листья, раскладывают на камнях. Всё это тушится, тушится, парится там и по команде главного повара раскрывается. Начинается невообразимое пиршество. Помнится, точно так же готовил мясо знаменитый Дерсу Узала – этот же рецепт описывал Владимир Арсеньев в своих книгах. Вот тебе и готовое единство всех стран, земель и народов!

Многие папуасы ходят по двое, так было нам смешно – два голых мужика, со своими катэками, держат друг друга за руки, словно дети, в самом деле. Но оказалось, что это наши собственные мысли «не в ту сторону» направлены, а у них так выражается дружба, значит - идут настоящие друзья. Вот так возникает непонимание – разность нравов и привычек. Если бы только в этом она выражалась...

Тот ошеломляющий праздник остался далеко позади, думаешь – да и был ли он вообще? – а сейчас эти треклятые джунгли, которые почему-то надо пройти. День, ночь, а мы идём, идём. И только во время ливня, да на сон, можно закрыть глаза, чтобы не видеть это вечнозелёное однообразие.

От сверхвлажной духоты ли, от того, что ты никогда, ни днём ни ночью, не просыхаешь в своей суперсовременной одежде, а окружающие тебя голые туземцы через десять минут после ливня уже сухие, а раздеться, как они, ты не можешь; от безумных впечатлений, с которыми мы столкнулись здесь, от всего этого сумбура остаётся лишь один вопрос в уставшей голове: «Зачем я здесь? Что мне тут нужно? Какая гора? Зачем она мне? Да и откуда тут гора – здесь же одни сырые джунгли! Вторую неделю джунгли... Сколько гор на свете, чего тебе ещё-то нужно? Тебе что, мало Эвереста – это же мечта всех альпинистов, или экзотичной Килиманджаро мало, или махины Аконкагуа? Ты же был на Аляске, на великолепной ледышке Мак-Кинли – какая красивая вершина, и сколько там красивых маршрутов, сходи туда ещё раз – что же ты в этих джунглях делаешь?.. Да и вообще, хватит с тебя новых гор, ты выполнил эту самую мечту «Семь вершин» – и радуйся! Будешь рассказывать внукам, показывать фотографии, а они будут гордиться своим дедушкой и рассказывать друзям небылицы про тебя!..

«А-а-а? Чудак, ты погнался за западными альпинистами, ты хочешь включиться в этот дурацкий спор, что Пирамида Карстенз должна обязательно быть в списке «Семи вершин» вместо несчастной Косцюшко над счастливой Австралией? Чуда-а-ак, это же обычный рекламный ход, уловка: ты попался, «как рыба об лёд» – так уже восемь вершин будет, ты только даёшь турагенствам ещё заработать, да ещё на такой дорогущей вершине как эта Карстенз, или как там её ещё обзывают... Это ж специально отцы-создатели идеи «Семи вершин» - тот самый небедный Дик Басс и профи-спортсмен верзила Джерри Роч – придумали, договорилсь друг с другом, чтобы как можно дольше у тебя не спадал интерес, чтобы не угасали внешние разговоры, чтобы и новые поколения таких же как ты лопухов тоже рвались бы в горы за эти две идеи. Вот и всё объяснение!..»

 

«Ловкие эти бестии – Дик и верзила Роч, как ловко всё ж таки учудили – семь частей света, семь их главных вершин – всё просто и понятно, вот народ и пошёл. Это у них такое «пиаровское» мастерство, молодцы! Правда, в их личной гонке друг против друга победил всё-таки миллиардер Басс. Да ещё тот журналист Морроу вкупе с ними. Только, где они теперь – после основания горнолыжного курорта Аспен в Штатах, похоже, Дик Басс - отец «семёрки» отдыхает. То ли они разделили заветный список главных гор Земли на два: один сходил на Косцюшко, второй – не мог, конечно же, уподобляться – и «выкопал» эту самую Карстенз, то ли оба всё сходили без рассуждений?! Может быть, каждый из них стал первым в «своём» списке «своей семёрки»? Сговорились, короче.

А вообще-то ведь есть и ещё одно противоречие – они и не знали, это ж от гордых «европейцев» идёт, которые не признают, что Эльбрус находится на территории Европы, так что они видят только Монблан в списке «Семи вершин», а Азия ведь возглавляется Эверестом. Эльбрус «вылетает»! Так что теперь и на Монблан идти надо, на всякий случай, чтобы отбиваться от сверхпатриотов-европейцев! Ах, да, я же там уже был... Треклятые джунгли, сколько раз клятая сырость! Всё забыл...»

В голову ничего не лезло, чтобы ответить этому вдруг приставшему ко мне папуасу, упорно указывающему на яму, – я никак не понимал чего он хочет от меня? Может быть шутит? Но чёрные глубокие глаза голого инопланетянина смотрели серьёзно, без улыбки и без скрытого юмора. «Нет – хитрости не было! Если бы это был белый человек, я бы хоть примерно угадал бы что ответить. Например, указывая пальцем в яму можно рассказать армейский анекдот, или давнюю историю как на сборах ты провалился в трещину и сидел там полсуток, пока кто-то случайно не нашёл тебя. И где провалился – на Эльбрусе! Были бы хоть Гималаи или та же Мак-Кинли, а тут – хоженная-перехоженная тропа, сколько раз ходил и вдруг – трещина!.. Но яма папуаса с трещиной мало ассоциировалась. Голый старшина носильщиков ждал ответа и только сверлил меня сосредоточенным взглядом. Думай! Вот я и вспомнил ту яму, в которой жарили свиней на том самом «празднике кабана», когда мы только прилетели к ним, пытаюсь вспомнить пиршество, улыбнуться – но старшина неумолим: нет, я не угадал...

Теперь нам, вот, остаётся думать и придумывать свои идеи всемирных проектов, но реально пока с этим туго идёт: есть «14 восьмитысячников планеты» – но попробуй, выполни! – всю жизнь будешь выполнять, вон как Серёга Богомолов, тоже молодец, упорный – выполняет! А какие-то чудаки давай объявлять: «семь стен семи частей света», «семь пещер», «семь вулканов», «семь пустынь», «семь великих рек» – и почему это всё с семёркой? А-а-а, ну конечно, эта цифра всем нравится, она почему-то ассоциируется с приходом удачи, счастья, выигрыша. Но в таких проектах путешествий уже всё остальное выглядит перепевом «Семи вершин», да и какой тут может быть выигрыш? Так кажется... Нет, постой – у нас же есть своя родная красивая «пятёрка», вспомнил – проклятые джунгли! – это же «Снежный барс», и звучит-то как здорово! Тоже можно взяться. В том списке как ещё пройдёшь каждую вершину из «барса», там уважать тебя братья-альпинисты будут побольше, чем за классические «Семь вершин»! Вспомнил...»

Тут в джунглях у меня сколько угодно времени всё что угодно обмозговывать – однообразие пейзажа не отвлекает от мыслей, а уж когда залезешь весь мокрый, в мокрой одежде в мокрую палатку, спасаясь от ещё более мокрого ливня, который каждый день по жёсткому небесному расписанию льёт в этих забытых Богом местах, то только и остаётся что думать, думать. Ливень льёт, хотя уже и лить-то некуда, воде давно уже некуда тут деваться, земля не может впитать нового ливня – она ещё миллион лет назад, когда только запустился этот странный механизм, уже наполнилась до отказа, до самых недр, и так и остаётся вечно затонувшей аморфной поверхностью. И колонны гигантских растений не могут выпить эти тонны новой воды – деревья напились уже тогда, когда едва вылупились из зёрнышка, из отростка, из корешка, вымахали ярусами-гигантами по десять этажей и не знают недостатка в воде. Зачем им всё новая и новая вода с небес, они ждут жаркого солнца, зноя, ветра – но ничего этого всё нет и нет.

Когда ливня не было, мы шли, а с ливнем залегали в палатки. Папуасы прятались под свой большой тент – один на сорок душ, нет – сколько их сейчас там? – один на всех. Там же, в центре под тентом, разводили костёр и коптились в дыму, в темноте, тем и грелись. Из густого дыма не слышалось кашля, и почему это они там не задыхаются, почему у них глаза не слезятся от дыма? Ах, да-а-а, это же инопланетяне, мы-то давно бы уже вылетели из того дыма и сумрака под тентом с воспалёнными невидящими глазами и плюнули бы на ливень лишь бы спастись от дыма! А они сидят там, не кашляют, тут и женщины и дети их. Я подошёл удостовериться – живы ли, не задохнулись ли: разве высидишь, если в твоей палатке костёр из сырых веток трещит и трубы-дымохода нет? Подхожу и вздрогнул: полог откинулся, и из дымной чёрной мглы сверкнули чёрные глаза, а рядом ещё, ещё – значит, живы, слава Богу. Глядишь и самому себе не веришь, что такое бывает, что люди от дыма не убегают!..

К этой треклятой яме папуас прицепился, когда ливня не было, на переходе. Шли споро, как могли. Команда, вооружённая мачете, махала ими беспрерывно прорубая самую малую возможность пройти сквозь стену джунглей. Ловлю себя на мысли, что наша экспедиция тут не первая, что к Пирамиде Карстенз водили до нас, до нынешнего 1996 года, десяток уже экспедиций и должна же была бы уже быть тропа? Но тропы не было! По крайней мере, я не видел даже малых признаков тропы, пробивались настоящей целиной. Наверное, эти помощники-носильщики-проводники любили каждый раз всё новой тропой идти, как те суданцы или монголы, которые по своим родным степям и пустыням каждый себе прокладывает свою личную колею, стараясь даже не касаться чужой. Но даже там колеи и тропы остаются – тысячи троп и колей, в песках! – их даже из космоса на снимках хорошо видно, а здесь, в джунглях Новой Гвинеи, не видно ни малейшего следа предыдущих походов.

Мы хотели быть в числе первых тридцати-сорока современников, идущих на Карстенз этим маршрутом, от селения Итега, кто-то шёл до нас, но почему-то заметной тропы за десять лет так и не натопталось. Почему? Что за напасть? Когда мы выходили на маршрут, полицейский дал нам расписаться в журнале. Первая страница там начиналась всего четыре года назад. На второй странице красовалась запись Месснера. Оказалось, что за первый год на маршруте побывало всего десяток человек, во второй год – двадцать, потом тридцать, и ныне – около сорока-пятидесяти. Да, уж, «сильно посещаемое место», если за год тут не бывает и полусотни гостей. Конечно, разве может такое мизерное количество ходоков вытоптать тропу в этих безмерных, вечно растущих джунглях.

 

 

Да и вообще – зачем нам носильщики, разве нельзя тут самим, одним идти? Оказалось – нельзя, это нам пояснили, едва мы прилетели: надо оплачивать развитие страны. Но и носильщиков получить было не так-то просто: «добро» на них мог дать не кто иной, как сам губернатор района. Идём с просьбой к губернатору. Там всё как на Востоке – долгое раскланивание, многократные приветствия, разговоры ни о чём. Долго не могли приступить к делам, а потом как бы между делом: «Да-а-а, нам бы носильщиков немного!» По расставанию губернатор подтвердил своё «добро» и лично пообещал, что на следующий день у нас будут 40 носильщиков, как и полагается. В качестве шуточного приложения он добавил, что каждому носильщику надо подарить по пачке табаку и по две коробки спичек. После губернатора мы отправились в лавку. Эти заведения, чтобы уменьшить возможность краж, закрыты со всех сторон сеткой-рабицей, как зверинец. По понятиям папуаса мы были просто мультимиллиардерами: на ногах ботинки – «голубая мечта» каждого туземца, карманы, которых у них не бывает, – в качестве кармана мужчины тут используют свою катэку, забрасывают внутрь всякие мелкие, нужные им, предметы и так и ходят – значит, мужскому достоинству это не мешает?! А мы из своих карманов доставали доллары. Сумма в 3-4 доллара для них была уже состоянием, а тут приехали набитые «зеленью» ходячие мешки – такими, наверное, нас воспринимали туземцы. Когда мы расплачивались за табак и спички в лавке, вся команда закрывала того, кто доставал деньги, чтобы окружающие папуасы не увидели желанных купюр. После этого – бегом в полицейский участок, под охрану, а там нам постоянно повторяли, что «если заночуете где-то не в полиции, то на утро вас уже никто никогда не найдёт!».

А как же мы без этого участка пойдём в джунгли, к вершине – об этом тогда не думалось. И вот мы здесь наедине вторую неделю с этими самыми «людоедами», а стены такого «безопасного» полицейского участка – где они остались? Смешные мы были...

Папуас прервал мои мысли, он понял, что я не знаю, что это за яма, на которую он так упорно указывает. Он набрал побольше воздуха и выдал: «Здесь орангутанги стрелами убили пятерых туристов!»

Смысл перевода с трудом отозвался в моей уставшей голове: «Как это орангутанги могут пользоваться стрелами – это же обезьяны? Да и ещё убить людей? Постой-ка. Ужас! Ах, и туристов, к тому же! Вот так сообщеньице! Может, я что-то не так перевожу?» Но папуас с удовольствием повторил и ещё добавил, сглотнув слюну: «А потом мы их съели».

Только через несколько секунд весь смысл этих высказываний дошёл до меня, тогда волосы на голове встали дыбом, а спина под прилипшей к ней футболкой вспотела так, что тропический ливень показался бы мне сейчас лёгкими брызгами. Я вспомнил, как взялся в Джакарте изучать индонезийский язык по разговорнику, и с удивлением нашёл там, что «орангутанг» – это для нас обезьяна, а в их языке – это просто «племена, которые живут в лесах»: «оранг» – лес, «утанг» – человек, вот и всё.

Мне удалось через силу улыбнуться. Это было единственное, что я мог ответить старшине, стоя перед зловещей ямой. Стало ясно, что папуас чётко намекает, что и с нами они могут сделать то же самое, если захотят, или если мы себя будем плохо вести – по их пониманию, естественно! Но как себя вести на этой чужой планете, где всё, буквально всё абсолютно не укладывается в привычную нам логику, в наши традиции, привычки и воспитание, где наше миропонимание и уклад жизни совершенно не понимается хозяевами? И тогда любой повод может стать вспышкой жёсткой непримиримости.

Папуас как в воду глядел, словно предупреждал, – значит чувствовал, соображал старшина, что надо нам быть осмотрительнее, – и вскоре та яма надолго встала перед моими глазами.

ПОДЗАГОЛОВОК: Бедняга-повар и бунт на корабле

А началось-то всё совсем безобидно. Мы же просто позаботились о своём поваре, вернее, о том поваре, которого нам выделили власти на выходе на маршрут. Только сначала нам надо было вспомнить о событиях 400-летней давности, о беднягах-конкистодорах в едва открытой тогда Америке, да это всем всегда надо помнить, когда сталкиваешься с чужими законами! – тогда туземцы немедленно убивали любого из приплывших к ним испанцев, кто доставал трубку и начинал курить, дым изо рта означал у них безоговорочное превращение нормального человека в злого духа, который однозначно должен быть уничтожен для блага же остальных. Это только потом всё выяснилось про курение, но вначале, после таких убийств, заговорили испанские пушки, полились реки крови с обеих сторон, но зачем? – просто один народ не понял другого народа.

У нас, в этих джунглях, вариантов не было, и непонимание могло обернуться для нас только новой ямой. Нет, у нас не курение, а вещи более чем обыденные. И кто бы только мог предположить, ведь мы хотели как лучше! Проклятые джунгли...

Бедняга-повар мучился с нами, постигая азы европейской кухни. За раскладкой и за порядком на кухне следил Лёва Дорфман: он выдавал каждый день повару продукты, учил его варить супы и каши. Особенно не удавалось повару постичь мастерство мытья и чистки посуды после еды. Для облегчения этого процесса Лёва достал из рюкзака обычный ёршик, которым мы пользуемся у себя дома при мытье, и взялся учить папуаса им пользоваться. Тот с трудом соображал, чего от него хотят. Но после нескольких уроков вроде бы дело пошло на лад, и папуас делал правильные движения, когда брался мыть тарелки. Но какой же ужас охватил нас, когда во время очередного процесса приготовления еды мы увидели, как наш повар помешивает суп в кастрюле именно ёршиком. А как раз варился суп с макаронами. На ёршик намотался огромный ком длинных макарон, и повар безуспешно пытался с ними справиться. Лёва вырвал это орудие труда из рук повара-энтузиаста и выкинул в кусты. Туда сразу же кинулся какой-то другой папуас, нашёл это редкостное кулинарное изобретение и с довольным ворчанием стал выкусывать оставшиеся на ёршике макароны. После этого контроль на кухне пришлось усилить.

Вскоре тропа стала явственно подниматься в гору, значит, всё-таки есть она здесь – эта невыдуманная вершина, потому что гор всё не было видно. В стене джунглей, прежде сплошной, всё больше стали появляться прогалины, открытые места. Случались и осыпи. И наконец открылись далёкие вершины. Тропическая жара постепенно спадала, а по ночам и вовсе становилось зябко. Даже нам, но каково же было совершенно голым папуасам?

Первые дикие звериные крики мы услышали от наших носильщиков, когда и днём, на марше, холод высоты стал давать о себе знать. Сперва редко – один, второй, а потом всё чаще и чаще, подряд, каждый, папуасы разражались громким рычанием, криком, на все лады – кто как мог. Громкий истошный сумасшедший крик!

«Всё, – была первая мысль, – теперь точно съедят, это они перед тем, как пообедать человечиной так психологически готовят себя!»

Но причина оказалась гораздо прозаичнее и к тому же настала наконец-то пора, когда в нашем снаряжении получалось преимущество: это холод заставлял папуасов так громко кричать. Оказывается, если громко крикнуть, то ощущение холода на время отступает – мы даже не знали такого, а вот туземцы таким свойством человеческого организма постоянно пользовались.

Становилось всё холоднее, было странно видеть при температуре немного выше нуля градусов абсолютно голых людей, кожа у них становилась синей, покрывалась пупырышками. Но это бы всё ничего, да только вместе с холодом у наших туземцев появились элементарные «сопли». Притом они совершенно не знали, что с ними делать, и понятия не имели, что существуют носовые платки. Вот эти сопли так и висели у них под носами, опускаясь иногда аж до пупа.

Точно в таком же состоянии был и наш повар. Мы заметили, что он готовит нам еду, а полоса соплей у него опускается в чашки и кастрюли. Попытки показать ему носовой платок и научить сморкаться ни к чему не привели – папуас не мог сделать такого дыхательного движения, чтобы очистить нос. Тут Лёва Дорфман предложил для решения вопроса просто-напросто одеть повара – «он согреется, сопли у него прекратятся и воцарится гигиена и порядок». Так мы и сделали: поднабрать лишний комплект одежды из наших запасов возможно было. Повар аж обалдел. Но, гордый этим, он только один вечер сумел пофорсить; перед сном в стане носильщиков раздались дикие крики, вопли, шум-гам – наутро повар был вновь голым, одежду у него отобрали, вдобавок изрядно избили, а нас на выходе из палаток ожидала конкретная депутация.

Семнадцать парней с мачете наперевес с помощью старшого-переводчика недвусмысленно пояснили, что «раз мы повара одели, то уж их-то всех одеть просто обязаны!». А мы думали, что повар у них – это профессия особенная, цивильная, но оказалось всё наоборот: повар, который прислуживает туристам, у папуасов – это самый распоследний человек, хуже самой паршивой свиньи, и тут вдруг его одевают, одаривают, ну, вы понимаете, что было в душе у папуасов. И что было на душе у нас, когда мы поняли, что парни с ножами наперевес настроены весьма серьёзно, и до выдачи им одежды идти дальше, по маршруту, отказались.

Рассуждения этих простых людей понять можно: у каждого из белых людей по нескольку штанов, свитеров, курток, а уж футболок и не перечесть. Зачем белому столько всего, когда тут люди вообще голые ходят? Этот феномен озвучивала в литературе Пеппи Длинный чулок: «У богатого 10 штанов, а у меня нет ни одних. Почему бы ему не отдать одни штаны бедному, тогда у всех не будет недостатка!» Обычная такая логика. С ней к нам и приступили папуасы с ножами.

Вариантов никаких: одежды у нас на всех носильщиков, чтобы загасить бунт подарками, не было, подмогу вызвать – что толку, одним уходить – куда? Как? В такой ситуации мозг человеческий просто обязан работать активнее и продуцировать множество идей. Так я вспомнил, как туземцев строили на старте экспедиции, ещё в посёлке. Властями такое построение было уже доведено у папуасов до автоматизма, и по любым вопросам, которые бы ни возникали в посёлке, полицейский только крикнет – «Стройся!» – и они уже бегут, становятся в ряд. Оригинальный, надо сказать, способ выработки и сохранения дисциплины. Он нас и спас.

Я командую «Стройся!», и весь наш отряд носильщиков выстраивается «во фрунт» как положено. Объявляю перекличку и очень серьёзно приказываю: «Каждый называет своё имя, кому нужны вещи, а ты, главный, – указываю на главного зачинщика, который знает чуток по-английски, – переписываешь всех вот в эту тетрадь! Начали!»

Зачинщик спрашивает: «Зачем переписывать?» Отвечаю ему:

– Для того, чтобы знать кому нужно выдавать штаны, майки, ботинки!

Папуасы стоят. Зачинщик интересуется:

– А что будет потом?

Отвечаю ему ещё более серьёзно:

– Потом я звоню в полицию, договариваюсь с ними, чтобы они приготовили вещи, и когда вы вернётесь, каждому вручат ту одежду, что ему надо!

После этих слов несколько носильщиков, которые, наверное, понимали по-английски, сразу же вышли из строя со словами: «Мне одежда не нужна! И мне, и мне не нужна...» Остальные стоят в строю, ждут, в надежде добиться желаемого, наверное, у них с английским хуже.

Двое из нашей команды в это время засели неподалёку в кустах с радиостанцией. Я достаю свою рацию и связываюсь с ними. Тут мы разыгрываем по радиосвязи спектакль – переговоры, якобы, с полицейскими, с посёлком Набира. Иллюзия была полная, что я разговариваю с полицией, мы серьёзно обсуждали какие вещи и сколько надо купить, говорили о’кей друг другу, задавали уточняющие вопросы про папуасов. Тут я во время этого спектакля вижу, как постепенно стал рассыпаться строй бастующих носильщиков, сначала один, потом другой-третий, постепенно весь строй рассыпался, все тихо разошлись в стороны. Папуасы мудро смекнули о последствиях обращения в полицию для них и поняли, что лучше про свои требования не заикаться. Таким образом бунт удалось заглушить, хотя ситуация была, прямо скажу, очень и очень тяжёлая, никому не пожелаешь: стоят 40 вооружённых человек, ты, при этом, полностью безоружен перед ними, чужая страна, чужая природа! В некоторых взглядах на нас проскальзывала такая ярая, дикая ненависть, что становилось и без перевода ясно – вопрос «съедать нас или нет!» – перед ними не стоит. И в самом деле, у папуаса нет проблем: если его дедушка или папа всю жизнь охотился на таких как мы и преспокойно их жарил, то почему это внучок сейчас будет с нами церемониться?

Вот когда я вспомнил ту самую проклятую яму, с которой приставал ко мне старшина отряда носильщиков, она сама всплыла в моей памяти во время бунта, под этими бешеными взглядами в наш адрес.

Но наша дорога ещё не кончилась.

Экспедиция всё поднималась выше, и становилось всё холоднее. Носильщики кричали всё чаще и громче. Вскоре пошёл дождь со снегом. Пирамида Карстенз, или, как её тут называют – Пунчак Джайя, главная точка горного плато под названием Маоке. Тут даже есть ледник, длиной четыре километра, он располагается вокруг ещё трёх высоких вершин района. На такой высоте просто пришла зима. Нашим папусам стало совсем туго. Климат тут безобразный, в базовом лагере каждый день идёт дождь со снегом. Любые воздушные массы влажной экваториальной зоны, проносясь над Карстенз, обязательно конденсируются и выпадают холодными осадками. Поэтому здешнее горное плато, весь путь в 80 километров – это всё равно одно огромное болото, только холодное против того тёплого, которое было внизу. Точно так же десятки маленьких речек и ручьёв текут по склонам, и надо было по нескольку раз в день переходить их. Вода в них ледяная. Мы поначалу раздевались перед каждой речкой, переходили, а потом опять одевались, но потом плюнули на это дело – всё равно мы никогда не просыхаем! – и переходили потоки в одежде. Снова вспомнились книги Владимира Арсеньева, когда они в начале экспедиции обходили каждую лужу, берегли сапоги, прятались от дождя в палатке, и как потом выходили из-под тента, а с каждого куста на них сливалось столько воды, словно кто-то выливал сверху ведро... то вскоре уже забывали и про лужи, и про то, что сапоги вымокли. У Арсеньева внизу были субтропики, были и горы, а у нас тут самые что ни на есть влажные тропики, экватор.

Когда начались снежные перевалы, то за некоторыми носильщиками оставались кровавые следы, картина была просто нереально-фантастической: рядом заснеженные вершины, холод, ветер, а по обледенелым камням идёт караван абсолютно голых людей с грузами за спиной. Мы только молились в душе – скорей бы эта дорога кончилась, скорей бы! И едва караван добрался до базового лагеря, как носильщики побросали вещи и тут же побежали бегом вниз, к теплу. Старшина заявил, что «через три дня кто-то от них прибежит обратно – узнать про нас!» И убежал сам.

Мы остались одни. Только сейчас мы смогли спокойно оглядеться и насладиться красотой природы, к которой так стремились. Фантастическое зрелище открылось вокруг: два ярко-сине-зелёных озера отражают белые вершины, скупое солнце окрашивает всё в холодные краски, а внизу, до горизонта, зелёная масса джунглей, сквозь которые мы прошли.

Стали размещаться, зачерпнули воды, и оказалось, что она такая сине-зелёная из-за медного и железного купороса, который тут растворён – в результате у некоторых из наших ребят разболелись животы, нарушилось пищеварение. Да что там купорос – тут вокруг настоящая кладовая минералов, потому и не удивительно, что в десяти километрах от базового лагеря располагается секретная американская горнодобывающая компания – там вовсю идёт добыча ни много ни мало, а стратегического урана и золота. Хотя американцы везде утверждают, что роют здесь медную руду, – ага! – нашли дураков, в такую глушь забираться из-за меди. С ними мы ещё встретимся.

А пока готовимся к восхождению. Огляделись – стоит в базовом лагере одинокая палатка. Палатка не древняя – жилая. Из неё выбрался худющий индонезиец, как оказалось, студент, и заявил, что трое его друзей ушли на вершину, а он тут сторожит вещи. Вот те раз!

Пора рассказать, что маршрут на Пирамиду Карстенз является самым сложным из всех гор в списке «Семи вершин» («восьми уж теперь!»). В самом начале идёт очень серьёзная стена, другого пути нет: 250-300 метров вертикали. Издали она кажется в трещинах, что мы даже обрадовались: «Давайте пойдём не по классике, – предложил даже кто-то, – а пробьём свой маршрут, по какому-нибудь камину, хороший первопроход сделаем!» Но оказалось – рано радовались! – подошли ближе, а там ни одной трещины нет. Тут редко бывает ниже нуля, так что трещины не образуются, а вот текущая вода за миллионы лет проделала в склонах такие миниатюрные бесчисленные русла, что видятся издали трещинами. Но они все гладкие, зализанные, идут по всей стене. Красиво, но лезть крайне непросто!

Выяснилось, что случилось с индонезийской командой, – один чудак сидел на стене в висячей палатке, и ждал, а двое других ушли два дня назад в отрыв и где-то работают, а где – он не знал. Обещали вернуться в тот же день, но не вернулись. У парня в палатке была рация – это его и спасло, а то бы мы и не узнали, что ему нужна помощь. Бог спас беднягу, послав под стену нашу экспедицию вовремя: у него кончались продукты, к тому же он совершенно не умел лазать по скалам, его подняли сюда те двое товарищей, а сами – как потом выяснилось – погибли: одного ударил камень, а другой провисел долго под дождём и снегом и просто замёрз. После разговора по рации с палаткой мы разглядели в бинокль этих бедняг. Короче, вместо восхождения нам предстояла серьёзная спасательная операция. Команда разделилась: я и Егор Тимме остались спасать парня и доставать погибших, а остальные, шестеро, двинули на вершину – это были Лёва Дорфман, Валера Розов, Сергей Ларин, Саша Белоусов, Андрей Вялкин и Дима Лифанов.

 

 

 

Едва мы взялись за стену, как появились на вертолёте американские спасатели, они, наверное, услышали наши переговоры по радиосвязи. Прекрасно экипированные парни с этикетками “Freeport” – по названию той самой стратегической урановой шахты – тем не менее, не имели опыта работы на скалах, у них всё было «заточено» под работу в шахтах, под землёй, когда человека сверху подымают наверх, а тут им надо было стать скалолазами, а вот этого они, признались, не умели. И давай просить нас помочь достать людей со стены. Что тут поделаешь?

С большим трудом мы добрались до того парня на стене, в висячей палатке. А он, наверное, уже с ума сошёл, заявляет, что «никуда без своих друзей не двинется, палатки не бросит!». Вначале я его взялся уговаривать, объяснять ситуацию, но тот ни в какую, упирается и всё. Тогда я не на шутку рассердился и так ему выдал, что он осел: и в самом деле, двое Чемпионов СССР и России, мастера спорта, спасают какого-то новичка, у которого даже верёвок не оказалось с собой для спуска, а он ещё упирается!

Наконец парня уговорили. Спускать было непростое дело, поставили его третьим между нами, и он, как по перилам, спускался, когда мы стояли. Потом пришлось лезть за теми погибшими и спускать их тела.

После этого американцы «расчувствовались» и пригласили меня к себе на свою секретную шахту “Freeport”, где до меня был ещё один русский парень, вертолётчик, о котором с большим теплом все там вспоминают.

Шахты, и весь посёлок – это отдельная песня, главное впечатление, которое я вынес оттуда – это появившаяся у меня твёрдая вера в коммунизм. Freeport – это огромное горное ущелье, труднодоступное, практически отрезанное от всего мира. Но всё равно оно охраняется со всех сторон полицией, армией и туда извне просто так никого не пускают. С первых встреч со спасателями я сразу попросил у них позвонить, вот они под эту мою просьбу и повезли меня показывать свой коммунистический посёлок. Намотали по нему километров тридцать, он очень большой, чистый, благоустроенный, но главное – явный коммунизм: стоит бензоколонка, ни охраны, ни кассы, подъезжает любая машина, наливает шофёр полный бак бензина и уезжает восвояси – вот это жизнь! Что ещё я мог подумать?

Покормили меня – тоже коммунизм: в столовую приходишь, набираешь себе всё что хочешь, сколько угодно, ешь и платить не нужно, пошёл дальше. Вот это да-а-а!

Только одно меня насторожило: все дома в том посёлке назывались «барак номер один», «барак номер два» и так далее. Короче, тут не было ни одного человека, который бы не должен был тут находиться. Индонезийские рабочие получают тут по 1000 долларов в месяц – это громадные деньги для страны, где средняя зарплата 100 долларов считается хорошей и можно на неё прожить. Но «тысячу» во Фрипорте дают «не за просто так». Мне пришлось переночевать в этом посёлке, пока я долго дозванивался до нужных мне людей, пока договаривался насчёт нашего обратного отлёта, короче – пришлось остаться ночевать. И постепенно у меня всё сильнее и сильнее начала болеть голова, и всю ночь я промучился совершенно без сна. Тут мне и объяснили, что «это большой радиационный фон так влияет – но ничего страшного, пройдёт!» Люди, которые были вокруг меня, разъяснили, что «это только первые две недели так будет болеть, а потом привыкнешь и всё – перестанет! Мы тут по 20 лет уже работаем и живём – и ничего, голова не болит!»

Оказалось, что этим работягам-индонезийцам не разрешают жить здесь с семьями, только бригадиры и мастера имеют такую привилегию. А трудякам-рудокопам раз в год привозят жён на неделю, и вот на этот период построены отдельные специальные бараки – «семейные». Некоторые начальники участков с семьями живут тут в приличных отдельных домах, а простые работяги обитают в бараках. Комнаты у них на четыре койки в два этажа – как у матросов на корабле. Народу много, но все вместе, кто живёт в комнате, никогда не встречаются: работа идёт в 3-4 смены по 6-8 часов – пришёл-ушёл, а расселяют их по такой схеме, чтобы люди с одной смены нигде никогда не скапливались.

Свои огромные зарплаты работяги отправляют родным, близким, у кого кто есть. Конечно, по сравнению с советскими сталинскими урановыми лагерями это просто курорт, но всё равно – «зона!» Конечно же здесь работают, кроме индонезийцев, и американцы, которые тоже получают большие, даже по американским меркам, деньги.

Для меня главный итог посещения Фрипорта, кроме впечатлений о коммунизме, заключался в том, что удалось договориться с начальством, чтобы нашу экспедицию пропустили через посёлок после восхождения, вместо того чтобы прорубаться снова с дикими папуасами через страшные джунгли. Так мы значительно сокращали путь: когда ехали сюда, то облетали весь остров, шли 160 километров до горы, а тут в 50 километрах к югу приличный посёлок Тембагапура, а от него вертолёт до берега моря до международного аэропорта Тимука. Поезжай – не хочу! Весь мир бы сюда рванул поглядеть папуасов, но злые американцы этот путь засекретили и закрыли.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ .....

 

В Эквадор приехали красивые люди…

27 января в Эквадор прилетела группа друзей нашего клуба. В ее составе настоящие звезды мирового экстремального спорта Валерий Розов и Александр Ручкин. А также их друзья, имена которых нам узнать не удалось. Планы группы, как обычно, ... читать больше

27 января в Эквадор прилетела группа друзей нашего клуба. В ее составе настоящие звезды мирового экстремального спорта Валерий Розов и Александр Ручкин. А также их друзья, имена которых нам узнать не удалось. Планы группы, как обычно, немного засекречены. Думается, что это разведка, с целью найти что-то особенное, экстремальное в этой чудесной стране. Что-то, из чего можно сделать НЕЧТО. Нам известно, что группа собирается взойти на вулкан Чимборасо. Чем он знаменит? Прежде всего, тем, что это точка на поверхности нашей планеты самая удаленная от центра Земли. То есть, объективно – самая высокая гора. Это уже достаточная причина для восхождения на знаменитый вулкан. В любом случае, пожелаем им удачи !

Кстати, с недавнего времени в сети появился новый, обновленный вариант сайта Русского Экстремального Проекта. Под этим брендом наши друзья творят свои подвиги.

http://ruexp.ru/

  

 

Чимборасо

Охотники за адреналином - Mont Blanc baseclimbing project

 

 

--

Журнал "Красивые люди". Статья. Оригинал здесь >>>>>>>

Код личности. Валерий Розов.

 

Валерий Розов- герой 54 номера "Красивых Людей" - уникальный российский спортсмен. Проекты, которые он воплощает в жизнь для большинства смертных - запредельны и недоступны.

Текст: Евгений Богушев

С детства я занимался скалолазанием, альпинизмом, позже - парашютным спортом, потом бэйсджампингом. Сейчас совмешаю BASE с альпинизмом и именно в этом виде реализую публичные проекты. Хотя и скалолазанием, и парашютным спортом я продолжаю заниматься - поддерживаю форму.

Родился в 1964 году в Нижнем Новгороде.

1982 год - начал заниматься альпинизмом.

1993 год - увлекся парашютным спортом.

1998 год - чемпион X-Games по скайсерфингу (США, Сан-Диего)

1999 год - чемпион мира по парашютному спорту (Австралия, Корова).

2000 год - серебряный призер X-Games (США, Сан-Франциско).

2000 год - организовал компанию "Русский Экстремальный Проект".

2001 год - серебряный призер Аторых Всемирных авиаиго (Испания, Гранада)

2002 год - победитель Кубка мира по парашютному спорту (Австрия, Вена)

2002 и 2004 годы - победитель Чемпионата России по альпинизму.

2003 год - чемпион мира по парашютному спорту (Франция, Гап).

Сегодня - главный тренер сборной России по артистическим видам парашютного спорта.

Моя деятельность - это постепенное движение. Не могу сказать, что я переступил какую-то грань, которая отделяет меня от большинства людей. Грань переходят при совершении подвига. А здесь этого нет. Ты долго-долго чем-то занимаешься, причем занимаешься целенаправленно. И в итоге достигаешь не только определенного технического уровня развития, но и психологического тоже. Обычному человеку кажется, что ты делаешь нечто за гранью возможного и за пределами разумного риска. Но это не так. Для людей, занимающихся экстремальным спортом, нет ощущения перехода грани. Понятно, что когда человек начинает прыгать с парашютом, ему немножко страшно. Когда ты начинаешь заниматься бэйсджампингом и прыгаешь со скал, у тебя тоже возникает страх. То есть время от времени ты с собой борешься, чтобы переступить этот страх. И, как мне кажется, о психологическом переходе можно говорить только на этом уровне.

Как только ты отрываешься от опоры и идешь в свободное падение, времени думать уже не остается.

Каждый человек способен оценивать риски и осознавать опасности. Например, ты в горах, и вдруг неожиданно сошел большой камнепад. Мимо пролетает несколько крупных камней, и ты думаешь: "Чуть не убило". Но ты даже не успел испугаться - немного попереживал, и всё. А самый сильный страх возникает в те моменты, когда понимаешь, что еще живой, но через какие-то секунды тебе конец. У меня было несколько таких ситуаций, когда мозг успевает полностью осознать, что шансов выжить практически нет. Это - очень странное состояние. Мозг отказывается бороться и подает телу команду расслабиться. Он настолько перегружается, что не способен адекватно реагировать на ситуацию. И ты принимаешь решения на каких-то иных уровнях. Но это в том случае, когда такое состояние длится не больше пары минут. Если опасность растягивается, то начинают работать другие механизмы, и решения принимаются головой.

Перед прыжком думаешь о том, что тебе предстоит, как могут развиваться события, что ты предпримешь, прокручиваешь в голове все, что проговаривалось на земле. Как только ты отрываешься от опоры и идешь в свободное падение, времени думать уже не остается, здесь включается опыт, навык, тело и мозг реагируют автоматически, на уровне инстинктов. После прыжка уже можно глубоко вдохнуть, и приходит понимание, что все закончилось, и ты сделал это!

Я очень много прыгаю, и выделить какой-то «самый» прыжок довольно тяжело. Все прыжки по-своему рискованные и запоминающиеся. Недавно, например, прыгал в Антарктиде – не могу сказать что прыжок был очень опасным, но одним из самых тяжелых, учитывая дорогу и само восхождение. Из особо запомнившихся - мой первый прыжок в вингсьюте с культовой горы Пти Дрю в Альпах.

BASE – это абсолютно некоммерческий вид спорта. Заработать прыжками особо негде. Можно конечно, делать какие-то спонсорские проекты, либо найти денег на съемку сюжета о чем-то. Но таких возможностей не так много. Мне повезло, и я смог осуществить много новых и интересных проектов, о которых раньше даже и не мечтал. Например, прыгнуть в действующий вулкан. Когда родилась идея этого проекта, многие считали его неосуществимым, тем более требовалось все это заснять на фото и видео, а значит, нужны профессионалы, готовые к этому. Но нашлась команда профессионалов, которые работали над подобными проектами, операторов, которые готовы были это снять. Так, совместными усилиями, все и получилось.

Герой - это человек, который делает что-то для спасения других. Причем эти поступки не свойственны ему в обычной жизни. Прыгать на амбразуру, например, не входит в обязанности солдата. Лично я не считаю свою деятельность особо героической. Она выглядит экстремальной для простого человека, но для меня - это обычная работа, к которой я привык. Для меня истинный героизм - это героизм, который проявлен внезапно, в каком-то внутреннем порыве, когда думаешь не о себе, а о других. Именно этот внутренний неконтролируемый порыв наиболее ценен. И способность к таким поступкам, безусловно, может быть воспитана в детстве.

 

Дмитрий Ермаков зовет в Эквадор

В ожидании группы на Аконкагуа, я изучаю страну - Эквадор. Страна надо сказать удивительная, здесь и горы, и леса, и океан, ну и собственно линия экватора также проходит здесь. Меня конечно интересуют горы, но и экватор я не обошел стороной ... читать больше

В ожидании группы на Аконкагуа, я изучаю страну - Эквадор. Страна надо сказать удивительная, здесь и горы, и леса, и океан, ну и собственно линия экватора также проходит здесь. Меня конечно интересуют горы, но и экватор я не обошел стороной :-) Я уже успел подняться на высший вулкан Эквадора - Чимборасо 6310м. Гора красивая, интересная и несложная. Успел посетить центр земли - место где проходит Экватор, и успел погулять по городу.

В общем: все в Эквадор! А мои приключения продолжаются!

 

 

 

 

Чимборасо

 

Вершина

 

 

 

Восхождение на гору Кения наших друзей

Текст и фото: Алексей Кумарьков (Петропавловск-Камчатский). 20 января 2012 года группа российских альпинистов совершила восхождение на гору Кения, вторую по высоте вершину Африки, по маршруту Shipton - Harris (правильнее - Вин Харрис) , ... читать больше

Текст и фото: Алексей Кумарьков (Петропавловск-Камчатский). 20 января 2012 года группа российских альпинистов совершила восхождение на гору Кения, вторую по высоте вершину Африки, по маршруту Shipton - Harris (правильнее - Вин Харрис) , 1929.

Старт маршрута с Austrian Hut, 4790 м. Протяженность порядка 20 веревок, сложность оценивается в 4 «Б» к.с. Маршрут пройден за 8 часов. Длинный и не простой в ориентировании маршрут, для гарантии прохождения возможен найм квалифицированного местного проводника. Переход с Нелиона на Батиан и обратно занимает дополнительно от 1,5 до 3 часов в зависимости от состояния группы, маршрута и погоды: сначала дюльфер на длину веревки, затем ледовая перемычка, затем подъем и путь обратно. На середине маршрута и на вершине Нелион имеются вполне комфортные бивачные будки. Скалы приятные, в целом надежные, востребованы френды и петли. Имеются спусковые шлямбурные станции.

Общее впечатление: гора длинная, тяжелая, значительная.

На вершине: Сергей Лопухов (Владивосток), Константин Кофинк (Екатеринбург), Алексей Кумарьков и Александр Биченко (Петропавловск-Камчатский).

Статья полностью на mountain.ru >>>>>>>

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Аконкагуа в отблесках Золотого Ледоруба

По самой свежей информации из «солнечной Аргентины» (слушайте сообщение) с группой Виктора Бобка всё в порядке. Печень никого не беспокоит, идет процесс плавной акклиматизации и подготовки к восхождению. Будем надеяться, что ... читать больше

По самой свежей информации из «солнечной Аргентины» (слушайте сообщение) с группой Виктора Бобка всё в порядке. Печень никого не беспокоит, идет процесс плавной акклиматизации и подготовки к восхождению. Будем надеяться, что погода, которая в этом году не радует вообще, наладится и позволит нашей команде взойти на вершину.

 

 

Тем временем главный международный конкурс альпинистских достижений Piolet d’Or впервые в своей практике опубликовал расширенный список претендентов на главную награду. Об этом ниже. Также определен очередной великий альпинист, который получит Золотой Ледоруб по сумме достижений в жизни. Официально это называется Piolet d’Or Carrière - « Prix Walter Bonatti ». Вслед за Бонатти, Месснером и Скоттом, приз, наконец, получит француз – всем хорошо известный Робер Параго. В этом году ему исполнится 75 лет.

 

 

Главным приключений своей жизни, то есть самым запомнившимся восхождением, Параго считает Южную стену Аконкагуа 1954 года. Первое прохождение грозной стены «практически семитысячника» было осуществлено в альпийском стиле. Это было новое слово в альпинизме, и сказали его молодые городские ребята, в основном парижане, выросшие на скалах Фонтенбло. Пьер Лесёр (Pierre Lesueuer), Адриан Дагори (Adrien Dagory), Эдмонд Дени (Edmond Denis), Робер Параго (Robert Paragot), Люсьен Берардини (Lucien Berardini) и Ги Пуле (Guy Poulet). Руководителем был Рене Ферле (René Ferlet), на вершине не бывший.

 

 

 

 

 

Более недели на стене они провели в борьбе с непогодой и истощением, чудом выбрались на вершину. Группа была на пределе и спуск был практически паническим, французы ночевали в разных местах. К счастью, на встречу им вышли аргентинские военные и чилийские альпинисты, которые фактически спасли жизни восходителей. В результате у всех, кроме Параго, были множественные ампутации фаланг пальцев рук и ног.

У нас в стране имя Параго стало известно после выхода на русском языке книги «Макалу. Западное ребро». Во время восхождения 1971 года Робер проявил себя как очень хороший руководитель.

http://www.skitalets.ru/books/makalu/#12

 

19 января в Гренобле Параго присутствовал на вечере, посвященном 50-летию первого восхождения на Жанну. Там же должен был быть и Валерий Бабанов, получивший приглашение как автор (с Сергеем Кофановым) одного из маршрутов на эту замечательную вершину.

 

 

Валерий Бабанов будет членом Международного Жюри, которое выберет победителей Золотого Ледоруба. Председателем жюри будет Майкл Кеннеди, который сейчас является редактором американского журнала «Альпинист». Само мероприятие пройдет традиционно в Шамони и Курмайоре 21-24 марта.

Расширенный список претендентов опубликован по регионам. Весьма ценная информация для истории

С окращенный список претендентов ждем в ближайшее время.

В этом расширенном списке немало восхождений наших соотечественников. Среди претендентов также итальянский гид Андреа Ди Донато (30 лет) и коллега из Чили Андреас Сегерс (41 год). За 50 часов, с двумя биваками, в альпийском стиле прошли новый маршрут по Южной стене Аконкагуа. Пройдено порядка 800 метров по новому пути. На вершине были 24 декабря в 19-00, с последующим ночным спуском.

Хотя, скорее может быть зачтен как вариант французского маршрута 1985 года. Как сказал итальянец: «стена символизирует вечную борьбу со страхом».

 

 

 

Еще информация по Южной стене Аконкагуа

http://www.risk.ru/users/ayelkov/10119/

 

Поздравляем команду ингушских альпинистов: «С Горой !»

25-го января команда альпинистов Ингушетии поднялась на высшую вершину Африки, первую гору на пути к Эвересту. «Сегодня в 10.30 утра команда поднялась на вершину Килиманджаро. Здесь на уровне 5895 метров над землей команда сделала ... читать больше

25-го января команда альпинистов Ингушетии поднялась на высшую вершину Африки, первую гору на пути к Эвересту. «Сегодня в 10.30 утра команда поднялась на вершину Килиманджаро. Здесь на уровне 5895 метров над землей команда сделала несколько снимков» - сообщил по телефону руководитель экспедиции Висан Юсупов.

«Восхождение было не из легких. В час ночи перед выдвижением на последний рывок было понятно, что один из членов команды по состоянию здоровья будет вынужден остаться в лагере Кибо (4700 метров). Ветер и низкая температура, не говоря уже о перепадах давления, немного усложнили подъем, тяжелее всего дались последние 200 метров, но тем и слаще победа», - поделился последней информацией тренер Сергей Богомолов.

В покорении Килиманджаро принимали участие мастера спорта Сергей Богомолов (тренер команды) и Владимир Кореньков (инструктор), Азнор Хаджиев, Муса Хадзиев, Юсуп Евкуров - покорители Эльбруса и Казбека, Магомед Аушев - спортсмен, Висан Юсупов (руководитель экспедиции), а также присоединившийся к команде альпинист из Украины Вадим Назаренко.

Завидное рвение и силу духа проявила единственная в команде женщина Лейла Абогачиева.

Покорение вершины на северо-востоке Танзании приблизило группу альпинистов к главной цели - поднятие государственного флага РИ на высочайшую вершину мира - Эверест 4 июня, в День 20-летия образования республики.

По материалам сайта http://pravitelstvori.ru

Виктор Бобок: группа начала акклиматизацию на Аконкагуа

Всем привет из солнечной Аргентины. Первая лекция о пользе красного вина для акклиматизации к суровым условиям восхождения на Аконкагуа удалась. Пермиты получены, снаряжение проверено, мотивация и актуализация.... Выходим на маршрут. ... читать больше

Всем привет из солнечной Аргентины. Первая лекция о пользе красного вина для акклиматизации к суровым условиям восхождения на Аконкагуа удалась. Пермиты получены, снаряжение проверено, мотивация и актуализация.... Выходим на маршрут. Пожелайте нам удачи !!!

Участники группы: Лиля Теленкевич, Андрей Алексеев, Игорь Цепков, Сергей Дмитриев, Виталий Симонович, Мария Дьяченко, Ирина Салова, Кирилл Муравьев. Гид - Виктор Бобок.

 

 

Фотоотчёт со вчерашней тренировки по скалолазанью Клуба 7 Вершин

Действующие лица: Настя Кузнецова, Денис Савельев, Роман Грецкий, Настя Цеденбал, Юля и Ксения Смирновы и Паша Лактюшкин.   читать больше

Действующие лица: Настя Кузнецова, Денис Савельев, Роман Грецкий, Настя Цеденбал, Юля и Ксения Смирновы и Паша Лактюшкин.

 

Школа гидов в Австрии выполнила свою задачу. ФОТОГРАФИИ

Всем привет! Крайние 3 дня нашей школы пролетели как один. Очередной шторм, уже 3-й по счету за время школы, как всегда внес коррективы в наши планы выходов и решения, которые мы принимали были не всегда простыми для нас и для наших ... читать больше

Всем привет!

Крайние 3 дня нашей школы пролетели как один. Очередной шторм, уже 3-й по счету за время школы, как всегда внес коррективы в наши планы выходов и решения, которые мы принимали были не всегда простыми для нас и для наших преподавателей.

За отсутствием всяческой видимости позавчера мы тренировались непосредственно у хижины спуску клиентов, затем спуску к нему и технике короткой веревки, чтобы выбраться обратно, так же разобрали все возможные виды снежных укрытий, опасности, которые они в себе скрывают, преимущества которые дают. На лекциях обсуждались вопросы тех качеств, которыми должен обладать гид по международным стандартам, кодекс гидов CAMG (Canadian Association of Mountain Guides).

Вчера и сегодня были тренировочные выходы, основной задачей которых был сбор информации о состоянии снежного пирога после шторма и принятие решений, выбор возможных вариантов пути на верх. Как обычно, много ходили и копали, копали…

Так же вчера, так как наши преподаватели планировали уехать сегодня после возвращения, было официальное закрытие школы, на котором нам всем сообщили, что мы успешно сдали все экзамены и в самом скором времени получим сертификаты международного образца об окончании канадского лавинного курса Уровень 1 (Avalanche Level 1).

Это большое событие для всех нас, так как мы, можно сказать, стали передовым отрядом и первыми в России, кто получили не только знания, но и международные документы, признанные во всем мире, которые их подтверждают.

Еще одно важное для всех нас событие - это день рождение Федора Фарберова, нашего преподавателя, переводчика и просто невероятно хорошего человека, опытного гида который мы будем отмечать сегодня вечером.

Завтра день отъезда !

Оксана Чекулаева ( The North Face, Jones Snowboards, Oakley)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приглашаем на Эльбрус. Red Fox Elbrus Race - 2012

Эльбрус готовится к новому альпинистскому сезону. Ожидается, что гостей в этом году будет много, больше, чем обычно. Целый год Приэльбрусье было закрыто для туристов и альпинистов. Мы соскучились. Отложенный спрос, говоря экономическим ... читать больше

Эльбрус готовится к новому альпинистскому сезону. Ожидается, что гостей в этом году будет много, больше, чем обычно. Целый год Приэльбрусье было закрыто для туристов и альпинистов. Мы соскучились. Отложенный спрос, говоря экономическим языком. Как предверие сезона, мы надеемся на успешное проведение соревнований «Red Fox Elbrus Race 2012» на майские праздники. В связи с включением его в международный календарь, ожидается большое количество гостей, возросшая конкуренция и новые высокие результаты. А также необходимое внимание средств массовой информации.

Пресс-релиз

Компания Red Fox совместно с Федерацией Альпинизма России при поддержке МЧС России с 6 по 11 мая проводит фестиваль «Red Fox Elbrus Race 2012».

Место проведения - Приэльбрусье - самый популярный среди горнолыжников и экстремалов горный район России.

Программа Фестиваля Red Fox Elbrus Race 2012:

6 мая

11.00-19.00 - Регистрация.

19.00 - Брифинг: Вертикальный км.

7 мая

9.00 - Вертикальный км.

14.00 - Открытие Фестиваля. Награждение.

19.00 - Брифинг: Кубок Победы по ски-альпинизму.

8 мая

9.00 - Кубок Победы по ски-альпинизму.

14.00 - Награждение.

19.00 - Брифинг: Скоростное восхождение на Эльбрус.

9 мая

7.00 - Скоростное восхождение на Эльбрус.

19.00 - Брифинг: Забег на снегоступах.

10 мая

10.30 - Забег на снегоступах.

15.00 - Награждение. Торжественное закрытие.

11 мая

Резервный день.

Главной особенностью предстоящего фестиваля стало то, что организаторы в целях уравнения сил участников приняли решение разделить участников скоростного восхождения на Эльбрус на любителей и спортсменов. При этом любители будут подниматься на вершину, как и все прежние годы, от приюта «Бочки» (3800 метров), а профессионалы от поляны Азау (2350 метров), то есть практически от подножия Эльбруса.

Вертикальный километр же, как и прежде пройдет от поляны Азау до приюта «Мир».

Разделение участников связано еще и с тем, что впервые скоростной забег на западную вершину Эльбруса в рамках фестиваля «Red Fox Elbrus Race», так же как вертикальный километр вошли в календарь мероприятий Международной федерации горных забегов (ISF). И именно на Эльбрусе начнется очередная мировая серия соревнований по скоростному восхождению. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что на фестиваль приедут все лидеры мирового скайраннинга.

- У меня уже интересовались очень многие иностранные спортсмены о предстоящем фестивале. Спрашивали: будет - не будет. Всем интересно посоревноваться в России. А, учитывая то, что это будет первая гонка в сезоне, то, думаю, 50 - 80 человек обязательно приедет. Все хотят удачно начать сезон, и набрать первые очки, - рассказал директор фестиваля Евгений Колчанов.

Не меньший интерес на фестивале, наверняка, вызовет и «Кубок Победы» - соревнования по ски-альпинизму, посвященные победе в Великой Отечественной Войне, которые пройдут уже в третий раз. Так же, как и на предыдущих фестивалях в них примут участие военнослужащие горных бригад, инструктора горной подготовки Министерства обороны РФ, Внутренних войск, Центра специального назначения ФСБ России и других силовых структур.

Впрочем, следует отметить, что соревнования по ски-альпинизму пройдут не только среди военнослужащих. В рамках фестиваля так же будет разыгран открытый Кубок Приэльбрусья по (IV этап Кубка России по ски-альпинизму), где принять участие смогут уже все желающие.

Главным же событием «Red Fox Elbrus Race» по традиции станет забег на вершину Эльбруса, старт которого назначен на раннее утро Дня Победы.

Завершит фестиваль еще один увлекательный вид программы - забег на снегоступах.

Не стоит забывать, что «Red Fox Elbrus Race» - не просто спортивные соревнования, а фестиваль, который дарит возможность познакомиться с легендарными альпинистами, мультиспортсменами и просто любителями приключений, поделиться опытом и получить заряд положительной энергии на целый год.

Ждем Вас на Фестивале Red Fox Elbrus Race 2012!

Заполните и отправьте заявку

Организатор Фестиваля - компания Red Fox

Директор Фестиваля - Евгений Колчанов

Официальный сайт Фестиваля - www.elbrus.redfox.ru

ПОДДЕРЖКА ФЕСТИВАЛЯ

МЧС России

Правительство Кабардино-Балкарии

Федерация альпинизма России

International Skyrunning Federation

Партнеры:

Учебно-тренировочная база "МИР" ("Бочки")

Отель "Вершина"

Фирма АЛЬПЕКС: www.sherpa.ru, представитель в России фирмы TSL (снегоступы)

GORE-TEX®

Polartec®

Zamberlan®

Rock Empire®

Fizan®

Fox River®

--

Антарктида: время больших финишей

Подходит к завершению юбилейный сезон в Антарктиде, посвященный 100-летнему юбилею первого достижения Южного Полюса экспедициями Амундсена и Скотта. Как никогда много спортсменов-путешественников посетили в этот период льды и горы Южного ... читать больше

Подходит к завершению юбилейный сезон в Антарктиде, посвященный 100-летнему юбилею первого достижения Южного Полюса экспедициями Амундсена и Скотта. Как никогда много спортсменов-путешественников посетили в этот период льды и горы Южного континента, всех и не перечислишь сразу. Можно сказать, что человечество вышло на новый уровень туристического освоения Антарктиды. Отметим сегодня только два свежих достижения…

 

 

При поддержке Касперского британская путешественница Фелисити Эстон (Felicity Aston), завершила свой маршрут по ледяному континенту сроком в 59 дней и протяжностью чуть более 1700 километров. Она стала первой женщиной в мире, которая одна на лыжах пересекла Антарктику. Свой поход Фелисити начала 25 ноября с шельфового ледника Росс, затем прошла через ледник Леверетт и Трансантарктические горы к Южному Полюсу. Затем она взяла курс к Геркулес Инлет, откуда компания Antarctic Logistics and Expeditions, должна была уже забрать ее на Юнион Глэшьер. Как отмечает Explorersweb, к сожалению, поход не попадает в категорию «без поддержки», так как Эстон по ходу маршрута меняли лыжи и добавили при этом ей продуктов.

 

 

#!

 

Чуть ранее 48-летний Пэт Фармер из Австралии завершил марафон, в ходе которого преодолел расстояние от Северного до Южного полюса (часть маршрута через воды Северного ледовитого океана были . Старт этому пробегу был дан 2 апреля прошлого года от Северного полюса. Австралиец преодолел в общей сложности 21 тысячу километров, добежав до самой южной точки земного шара. В ознаменование этой акции на Южном полюсе был установлен флаг организации Красного Креста.

 

 

Вся акция знаменитого марафонца была посвящена сбору средств на нужды проектов Красного Креста по обеспечению нуждающихся питьевой водой.

"В ходе этого забега мне пришлось много пережить. Но люди в Африке, Восточном Тиморе и Южной Америке также много страдают, не имея зачастую чистой питьевой воды, либо страдая от землетрясений, пожаров и прочих стихийных бедствий. Мысль о том, что есть те, кто страдает постоянно и больше меня, помогла мне выдержать все лишения", - отметил Пэт Фармер.

В ходе своего забега австралиец побывал в 14 странах, пробежав зоны от вечных льдов и гор до тропиков и затем снова до снегов. Каждый день он пробегал в среднем по 80 километров, практически не делая перерывов.

Пэт в свое время стал первым человеком в мире, кто поднялся с уровня моря на высоту Эвереста и спустился за одни сутки. Правда, он сделал это в трусах и майке, дома, в Сиднее. Фармер взбежал на высоту 8848 метров по ступенькам небоскреба. В последние году Пэт был депутатом австралийского парламента и даже теневым министром по делам молодежи и спорта. Политика привила ему навыки глобального мышления и необходимые связи для поиска денег.

Как Пэт прибежал на Южный Полюс

 

Общий ролик проекта:

 

http://www.poletopolerun.com/

Буря над Альпами, но занятия в Школе Гидов продолжаются. ФОТОГРАФИИ !

    Всем привет! За прошедшие ночи нам практически снесло крышу. Ветер с порывами до 150 км/ч периодически пытался оторвать обшивку нашей хижины, а на входе образовался сугроб, почти что в мой рост. Фактически уже 3 дня погода ... читать больше

 

 

Всем привет!

За прошедшие ночи нам практически снесло крышу. Ветер с порывами до 150 км/ч периодически пытался оторвать обшивку нашей хижины, а на входе образовался сугроб, почти что в мой рост.

Фактически уже 3 дня погода продолжает зверствовать и засыпать нас снегом с переменным успехом, но наше обучение не прекращаются ни на минуту. Позавчера, по плану были занятия по спасению из трещины (вариант сценария, когда в трещине оказывается гость без обвязки и веревки), поиск лавинными датчиками по гидовскому сценарию (закопано 4 датчика, один из которых глубоко, два близко друг к другу- найти и откопать2 -х   за 12 минут). Выход далеко был невозможен из-за штормового ветра и мощного снегопада.

Вчера был объявлен 4-ый уровень лавинной опасности, который означает возможность самосходов, закрытия дорог. Поэтому наш выход был ограничен недальними склонами, на пути к которым наши строгие преподаватели следили за каждым решением лидера группы ( risk management) и занятиями по различным методам тестов с снежных шурфах.

Мы разобрали 3 новых метода и получили практически одинаковые результаты в двух группах (6 шурфов) по компрессионным тестам, что означает безусловный рост нашего мастерства. Сегодня прогулялись подальше, было много вопросов по прокладыванию оптимального пути наверх, каждый попробовал себя в роли лидера и гида. Прокатились по пушистому снежку. На завтра по прогнозу снова снег, так что в планах занятия по спасению подручными средствами и строительство снежных укрытий:)

Осталось еще 3 дня школы.

Продолжение следует

Оксана Чекулаева ( The North Face, Jones Snowboards, Oakley)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Татьяна Стукалова об итогах новогоднего тура в Танзанию. ФОТОГРАФИИ

Вполне успешно закончилась новогодняя программа по восхождению на Килиманджаро. Для большинства участников она состояла из стандартных частей – Килиманджаро и сафари по национальным паркам. Самые большие любители Африки еще и выделили ... читать больше

Вполне успешно закончилась новогодняя программа по восхождению на Килиманджаро. Для большинства участников она состояла из стандартных частей – Килиманджаро и сафари по национальным паркам. Самые большие любители Африки еще и выделили два дня на посещение острова Занзибар.

В этот раз мы выбрали не самый короткий, но, несомненно, один из самых живописных путей на вершину – путь Мачаме или неофициально - “виски путь”. Двое из наших участников, которые не первый раз уже совершали восхождение на высочайшую точку Африки, сказали что виски им больше по душе чем кока – кола.:)))

И их предпочтения по маршруту понятны: на Мачаме можно увидеть и бело-черных колобусов и сказочные башни из лавы (Лава Тауэр), пройти по простому скальному маршруту и пересечь поля, по которому не так давно медленно двигался могучий ледник.

Кроме того, сам путь наверх из штурмового лагеря показался нам более щадящим, чем с других сторон. А после основной программы самых теплолюбивых ждал Занзибар со своей сказочной и обволакивающей атмосферой.

В группе были:

1. Мохначев Дмитрий.

2. Воскресенкая Надежда.

3. Арефьева Татьяна.

4. Анашкин Григорий.

5. Лепина Татьяна

6. Зимин Юрий

7. Подбуцкий Георгий.

8. Подбуцкий Николай.

9. Гид - Стукалова Татьяна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фотоотчёт о восхождении на вулкан Охос дель Саладо. Декабрь 2011

  Участники: Денис Савельев - гид, Лола Моисеева, Вячеслав Адров, Евгений Астафьев. Сроки поездки - с 3 по 20 декабря 2011               читать больше

 

Участники:
Денис Савельев - гид,
Лола Моисеева,
Вячеслав Адров,
Евгений Астафьев.

Сроки поездки - с 3 по 20 декабря 2011