+7 495 642-88-66

Ольга Румянцева из  Аргентины. Пермиты получены, всё готово к выезду на маршрут

Ольга Румянцева: Сегодня наша группа с утра пораньше получила пермиты на восхождение и выехала в сторону Аконкагуа, в деревню Пенитентес, откуда начнётся наша экспедиция.   читать больше

Ольга Румянцева: Сегодня наша группа с утра пораньше получила пермиты на восхождение и выехала в сторону Аконкагуа, в деревню Пенитентес, откуда начнётся наша экспедиция.

 

Начинается еще одна экспедиция в Южную Америку. Цель: Охос дель Саладо. Гид: Артем Ростовцев

  Стартует экспедиция на высочайший вулкан планеты, гору Охос дель Саладо, расположенную на окраине пустыни Атакама, на границе Чили и Аргентины. Это будет увлекательное путешествие и возглавляет группу Клуба 7 Вершин наш гид Артем ... читать больше

 

Стартует экспедиция на высочайший вулкан планеты, гору Охос дель Саладо, расположенную на окраине пустыни Атакама, на границе Чили и Аргентины. Это будет увлекательное путешествие и возглавляет группу Клуба 7 Вершин наш гид Артем Ростовцев. Будем ждать от него сообщений.

 

Тренировка Артема Ростовцева в итальянском Ливиньо

 

Клуб 7 Вершин поздравляет своего лидера Александра Абрамова с  Днем рождения! Многие лета!

Мы поздравляем тебя, наш дорогой Александр Викторович!  Поднимаем за тебя бокал чая!  Удачи тебе в далеких Аргентине и Чили! Ждем на Родине!    Александр Абрамов и Людмила Коробешко на пути к Пласа де Мулас, где ... читать больше

Мы поздравляем тебя, наш дорогой Александр Викторович!  Поднимаем за тебя бокал чая!  Удачи тебе в далеких Аргентине и Чили! Ждем на Родине! 

 

Александр Абрамов и Людмила Коробешко на пути к Пласа де Мулас, где предположительно отпраздную день рождения

 

 

 Продолжай также рулить своей командой, продолжай делать своё дело с таким же творческим запалом и энергией! Здоровья, тебе, долгих лет восхождений, сохраняй отличную физическую форму, тренируйся! Удачи в финансовых делах, счастья и согласия в семье, здоровья родным, хороших внуков и так далее…

 

 

Александр Абрамов:

 

Родился я в Москве, на Старой площади. Моя мама, сильная легкоатлетка, таскала меня с 5 лет на тренировки. Бег, лыжи до слез, прорубь зимой... Это не способствовало приобретению бешеной физической формы, но дало привычку постоянно тренироваться. Просыпаюсь утром с желанием бежать. Иногда удается побороть желание, зачастую желание побеждает. За 10 лет школы перепробовал десяток спортивных секций и неожиданно для себя «затормозил» на альпинизме. Никогда не считал себя «тупым и смелым» и поэтому до сих пор удивляюсь, как я выбрал именно его?!? В 1981 году альпсекция МЭИ с хорошими традициями затянула в круговорот тренировок, поездок, дней рождения, свиданий. Здесь меня настигла «первая любовь», затем вторая, третья... Учиться уже было некогда. Всепоглощающая любовь к горам и любовь в горах.

 

Я скатился до троек, но когда получил «пару» на экзаменах, то решил: ВСЕ, горы горами, а учиться надо.

 

В МЭИ я познакомился и подружился с альпинистами, которые во многом определили мою дальнейшую жизнь.

 

Затем был СКА МВО и еще десятки сильнейших альпинистов. Александр Степанович Демченко, Шура Шейнов, Валера Розов, Егор Тимме, Юра Савельев, Костя Васенко. Это не просто перечисление имен, без этих людей, вероятно, не состоялся бы Мастер спорта и организатор Александр Абрамов.

 

ПОЛНОСТЬЮ СТАТЬЮ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

 

 

 

Клуб Лидеров: «Аконкагуа – одержать верх»

Началась очередная альпинистская экспедиция Клуба Лидеров (leadersclub.ru). Представители этой организации в рамках программы «Планета» уже провели 5 больших экспедиций в горы или в полярные регионы. На этот раз целью  ... читать больше

Началась очередная альпинистская экспедиция Клуба Лидеров (leadersclub.ru). Представители этой организации в рамках программы «Планета» уже провели 5 больших экспедиций в горы или в полярные регионы. На этот раз целью  путешествия будет восхождение на высочайшую вершину Южной Америки гору Аконкагуа.

 

 

 «Главное для человека – хотя бы на короткое время научиться отрешаться от всех проблем, чтобы отдохнуть и восстановить способность к ясному мышлению. Альпинисты лучше всех знают, как помогает в этом уход на время в мир, где можно замедлить бег времени, раствориться в среде себе подобных, сменить атмосферу мегаполиса на свободу от всех ограничений» - объясняют основатели капсульного отеля «Воздушный экспресс», инициаторы новой экспедиции.

 

 

                Аконкагуа – высшая точка Южной Америки, гордо венчающая горный массив Анд пик высотой 6962 метров над уровнем моря. Она занимает первые места в нескольких рейтингах высоты: это самая высокая гора в целом на американском континенте, высшая точка Западного полушария, самая высокая гора Южного полушария.

 

    

Цель любого бизнесмена – стать первым и лучшим во всем том, что он делает. Гора не позволяет взойти на вершину тем, кто к этому не готов - и основатели капсульного отеля «Воздушный экспресс», взошедшие уже ни на одну гору, совместно с альпинистским клубом «Семь Вершин» бросается на штурм самой высшей точки Южной Америки.            

 

                Задачи бизнес–экспедиции:

  • Объединить предпринимателей, создать новые цели и вершины для покорения;
  • Выработать план осуществления данных целей;
  • Открыть новые туристические направления для гостей отеля.

Альпинизм рука об руку идет с развитием гостиничного бизнеса – это открытие новых горизонтов, новых направлений, впечатлений и идей. Открытие нового – это всегда преодоление трудностей, но для настоящего предпринимателя нет ничего невозможного.              

Поездка: Южная Америка, Аргентина. Программа

https://7vershin.ru/programs/all/country_12/program_3/

Аконкагуа: день за днем. Из записок Евгении Баум

5 января. 2017 год. Совсем не ранний завтрак в формате шведского стола, арбузы, ананасы, персики, сыр, ветчина,... Вот как оно без санкций то жить! Сорок восьмая перепаковка рюкзаков, в 10 нас грузят в микроавтобус и через 20 минут ... читать больше

5 января. 2017 год.

Совсем не ранний завтрак в формате шведского стола, арбузы, ананасы, персики, сыр, ветчина,... Вот как оно без санкций то жить! Сорок восьмая перепаковка рюкзаков, в 10 нас грузят в микроавтобус и через 20 минут выгружают уже на входе в парк. Водитель автобуса зачем-то очень просит нас сфотографироваться на его телефон, не иначе как для опознания тел, не слишком светло шутит Сергей.

Ну и дальше начинается Путь, всего "поднять" 4000 метров, ну а сегодня первые 500, высота Конфлюэнции 3400. Самые известные и красивые виды горы именно у входа, тот, что с отражением, неожиданно оказывается не берегом некого горного озера, а большой лужи! Где-то через час-полтора пути Гора начинает скрываться за ближними отрогами, и дальше только неожиданно выглядывать снежной вершиной. Мы идём с юга, а южный склон у этих "антипяток" холодный, поэтому снежный. Лезть мы будем с севера, там, где снега значительно меньше, и маршрут легче.

Первый день без особых приключений, если не считать форсирование пары водных преград, несущийся навстречу табун лошадей, под копытами которых мы рисковали закончить восхождение, да заботу об аргентинских пернатых, птички ничего не боятся, вкусняшки готовы клевать прямо из рук.

Где встретиться двум благородным донам? Сели передохнуть, выпить водички, рядом приземляется другая группа, испаноязычная. Высокий бородатый гид (очень импозантный) подходит к нам: "А где Люда?"

- А Люда сейчас в Антарктиде.

- О! Сергей! Я тебя узнал! Ты меня помнишь?

- Конечно, Унасио! Последний раз встречались на Эвересте, ты сопровождал Факундо (для справки: Факундо Арана - аргентинский красавчик актер, звезда латиноамериканских сериалов, предмет обожания женской экспедиции на Эверест в 2016 году и ревности мужской :))

Пора начать представление участников экспедиции, естественно первым будет Сергей Ларин. Примечание: я понимаю, что для всех тех, кто хоть как-то знаком с горами, представлять Сергея не нужно, даже как-то неудобно, прошу прощения :) Сергей в альпинизме с 1981 года, перечисление всех вершин забьет память любого суперкомпьютера, одних Эверестов 5! И это только вершин, а вообще экспедиций 10, Сергей - врач, специализирующийся на высокогорной медицине, единственный в мире врач, сопровождающий своих подопечных до самой вершины! Теперь вы понимаете, почему я в самом начале написала, что под таким руководством я чувствую себя почти спокойной. Почти...

А, кстати, руководитель он серьезный, шутки шутками, но шаг влево, шаг вправо и правая бровь Сергея грозно поднимается. Сидим на привале, в очередной раз принимаемся обсуждать возможное название команды:

(Валерий) - А вот давайте "Воля и Разум"!

(все) - хм... интересно... надо подумать...

(Сергей с грозно поднятой бровью) - Воля? Волюнтаризм?! Дисциплина! Все, привал окончен, встали, надели рюкзаки. Ишь, воли захотели!

Через почти 4 часа нашим глазам открылся лагерь Конфлюэнция: пара десятков больших стационарных палаток, половина спальных на 8 человек с 4 двухъярусными кроватями, половина "столовых" и "кухонь". И ещё, наверное, пара десятков обычных маленьких палаток на 2-3 человека. В стационарных сооружениях досчатый пол, как сказала Кристина "Даже ковры в спальнях!", в столовых пластиковая мебель, на кухнях обслуживающий персонал готовит весьма разнообразную еду, питание трехразовое, голодать не будем. На ужин подают по огромному стейку, действительно огромному, я не в состоянии съесть такой кусище мяса. И качество отменное, что не удивительно, не знаю как в Аргентине найти плохое мясо. И ещё на каждый стол ставят бутылку Мальбека, говорят, очень полезное дело для аклиматизации, я вот верю доктору Ларину ;)

Удобства представляют собой отдельные кабинки, где с удивлением обнаружились нормальные унитазы даже со спуском, правда особенность: ночью вода в бачке замерзает, поэтому рядом стоит ещё большая бочка с ковшиком. Когда мы пришли, солнце грело нестерпимо, температура градусов 20 в тени, очень с большой натяжкой верится, что ночью здесь мороз. Температура в горах вещь весьма условная: вот сегодня пока шли, было просто пекло, но стоит подуть ветру, а он здесь чумовой, как хочется завернуться в пуховку. Жарко - не жарко, но идём в длинных штанах, в куртках, голова под  банданой, лицо тоже максимально укрыто, темные очки с 4 уровнем защиты, на руках перчатки. Все открытые участки кожи обильно мажутся солнцезащитным кремом, я вот использую с фактором 80!

На стоянке даже есть кабинка душа, правда предупредили, что вода холодная. Завтра днём подумаю над этим сомнительным, хоть и заманчивым предложением...

Как всегда спать после перехода нельзя, поэтому после обеденного перекуса мы пошли погулять по окрестностям, пофотографировать красоты, ну, то есть себя на фоне гор.

Ужин и спать. Завтра день акклиматизации, сходим погулять, набрать чуть высоты, а место стоянки не меняем.

 

 

6 января.

Первая ночь под звездным небом, прямо над нами Южный крест, Млечный путь белой лентой через все небо, огромный Юпитер над пиками гор, Пояс Ориона с голубым Сириусом.

Подъем не ранний, завтрак, и в путь. Погулять... Ага... Набрали 550 метров, почти дошли до французского лагеря, 5 часов 30 минут!!! Ладно, по прядку.

За завтраком Сергей придирчиво расспрашивает о самочувствии, кстати, он не только расспрашивает, но и каждый день проверяет фактические показатели. Все рапортуют, что голова не болит, не кружится, пищеварение в норме, настроение боевое. Ок, вдруг через 10 минут Дима спрашивает, видел ли кто кроме него колибри. За столом воцаряется тишина, мы испуганно переглядываемся, вот оно и началось, колибри привиделись! К нашему удивлению Сергей живо включается в обсуждение, оказывается, здесь водятся колибри! Правда, они тут нажористые, существенно больше бабочек. И им вполне есть чем питаться, здесь чудесные цветы, как и всегда в горах низкорослые, но яркие-яркие.

 

 

 

Утром в лагерь прилетает вертолёт, сбрасывает какой-то груз, и забирает самое главное - извините, дерьмо. В национальном парке на чистоте пунктик, это очень хороший пунктик, но его соблюдение специфично. На входе каждой группе вручают пронумерованный мешок с печатью, на выходе группа должна его сдать заполненным бытовым мусором. На Конфлюэнции и Пласа де Мулас ещё присутствуют мусорные корзины, которые вывозятся вниз на мулах, а вот дальше свой мусор мы должны будем нести с собой. Но самый пикантный момент, это правила, связанные с отходами нашей жизнедеятельности. С больших стоянок 200 литровые бочки вывозятся вниз вертолетами, а выше... ох, нас уже предупредили, что на Пласа де Мулас каждому вручат именной! мешок, который мы должны заполнить и сдать на выходе из национального парка... Пока слабо представляю технологию, но скоро, очевидно, приступлю к практическим занятиям.

Идём мы, переговариваемся, Сергей как раз объясняет нам как обращаться с дерьмом, над нами пролетает ещё один вертолёт с привязанной бочкой. Сергей обращает внимание, чтобы я не забыла отразить в "летописи" технологию утилизации фекалий. Захар обиженно замечает, что как-то некрасиво получается, как нам правила объяснять, так "дерьмо", а как летопись, то "фекалии"! Дима философски реагирует, что никогда нельзя было изучать историю по летописям, все прилизано, никакой правды жизни.

Если одним словом, то Гималаи величественные, Альпы мимимишные, а вот Анды разноцветные. Я никогда ранее не видела такого буйства красок на склонах: красные, охристые, ярко желтые, зеленые, голубые, мать-природа не пожалела фантазии. Особенно красиво как раз сочетание красного и зеленого, иногда полосами, иногда градиентом, иногда причудливой мозаикой. Подход к южной стене Аконкагуа возвратил меня в детство, читала я много всякой дребедени, и вот признаюсь в страшной тайне, лет в 10, начитавшись Марсианских Хроник, я мечтала, что как раз когда вырасту, космические корабли будут бороздить не только просторы Большого Театра, но и полетят на Марс, а я буду физиком-исследователем, и увижу вожделенные красные пейзажи. Скажи мне тогда, что я увижу Анды, я бы не поверила, но жизнь распорядилась причудливо, странным образом исполнив мои детские мечты, на Марс корабли ещё не полетели, но сегодня я видела именно те картины, что вставали перед глазами. Красные русла пересохших рек, потрескавшаяся красная марсианская почва, красно-желтые горы. Надеюсь, хоть какие-то фотографии получились, как всегда по приезду сделаю выкладку к заметкам.

Вернулись в 15 все по самые уши в марсианской пыли, я долго раздумывать не стала, и ринулась в душ. Бодрит, знаете ли... Сергей сделал мне строгий выговор, он не одобряет ледяной душ на высоте 3400 перед сложным восхождением, но так как поругал-поругал, но в живых оставил, Захар и Дмитрий немедленно последовали моему примеру. Отбились от рук, прям ;)

Ближе к вечеру ответственное и волнительное мероприятие: официальный медицинский контроль. По здешним правилам заплатить за пермит не достаточно, на Конфлюэнции и позже на Пласа де Мулас официальные врачи контролируют состояние здоровья: пульс, давление, уровень кислорода в крови, отсутствие проблем с легкими. Случаи, когда турист не допускается до звания альпиниста не единичны, поэтому сначала доктор Ларин провёл внутренний контроль, потом мы меееееедленнноооо дошли до мед. кабинета, чтобы пульс не сбился, и вуаля, вся наша команда получила печати. Следующий контроль на высоте 4400 через 3 дня, если пройдём, то путь на вершину открыт, и все будет зависеть уже только от нас.

А к тому моменту в России уже наступило Рождество, о чем мы не приминули сообщить хозяину компании Инка, которая дружественным образом работает с 7 вершинами, Себастьян как раз случайно оказался в лагере и пришёл поприветствовать своих клиентов. Ну... дополнительная бутылка Мальбека встала на наш стол. С Рождеством!

 

 

7 января

Ранний подъем, ещё до рассвета, быстрые сборы, завтрак и в 7.30 утра мы выступили в сторону Пласа де Мулас, базового лагеря с северной стены Аконкагуа. Мы подошли к горе с юга, поэтому за день нам предстояло обогнуть ее по часовой стрелке и набрать 1000 метров высоты. На это мероприятие отводится 7-10 часов, путь крайне муторный, да ещё с таким набором высоты. Первые 150 метров набора, а дальше 5 часов практически по равнине с незначительным уклоном, за 5 часов поднялись ещё только на 100 метров. Очень напомнило Скрытую Долину, только она была на 2000 метров выше и на 30 градусов холоднее, вместо снежной поземки серая пыль, а ноги вязнут не в снегу, а спотыкаются о камни. Но все равно, как-то близко, вот ощущение такое. Кстати, надо бы взять себя в руки и до конца обработать заметки того путешествия в ноябре 2015...

Для такой дальней дороги Сергей выстроил свой отряд в колонну по одному, возглавив шествие, а замыкающим поставил Валеру. Несколько слов о нашем втором гиде. Валерий Мясоедов, самое главное, что я услышала, что любая работа, которой он занимался в жизни, приносила ему удовольствие. Очень позитивный человек! В горы впервые попал в 2008, прочитав книгу Кракауера, и решил посмотреть поближе о чем писали. Ну и попал... А в 2010 стал бегать марафоны, и опять попал. А ещё любит иностранные языки, английский, испанский, фарси... Пришлось совместить, на все отдельно времени не хватает. теперь бегает по горам, вот в 2016 стал победителем забега на Эльбрус, куда он только ни бегает! А планы какие! Если поставить Валеру вперед, то сколько бы медленно он ни старался идти, поспеть за ним может только Дмитрий, поэтому самое место ему подгоняющим :).

До Пласа де Мулас дошли за 8,5 часов, что, конечно, скоростным переходом не назовёшь, но в принципе не так плохо, и внушает некие надежды на будущее. Базовый лагерь раза в 4 больше Конфлюэнции, все конструкции хоть и разборные, но все же более стационарные. Свободных больших палаток не нашлось, поэтому нам выделили 3 стандартные двухместные, ну, не страшно, не привыкать.

Душ здесь тоже имеется, причём с горячей водой (из ведерка), и ветрам он менее открыт, но вот здесь уже не возникло желания туда лезть, и дело не в том, что он платный. Пришли мы днём, солнце ещё палило, но ощущение холода уже стало внутренним, стоит зайти в тень палатки, или солнцу скрыться за полупрозрачным облачком, как ты очень четко ощущаешь где находишься. Снега почти нет, но причина проста - дикие ветра! Ночью у меня было постоянное чувство, что палатка держится исключительно за счёт того, что мы там, но ещё чуть-чуть, ещё порыв, и я полечу в Волшебную стану как когда-то Элли. Утром Сергей сказал, что это нам повезло, что ветра почти нет...

Да, ответ на стандартный вопрос - кормят потрясающе! На десерт аж дыню дали!

 

А.В. Филатов. Танзанийская сингулярность

Рассказ о поездке в Танзанию. Дата путешествия: 26 декабря 2016 г. - 05 января 2017 г.     Математическая сингулярность (особенность) — точка, в которой математическая функция стремится к бесконечности или имеет какие-либо ... читать больше

Рассказ о поездке в Танзанию. Дата путешествия: 26 декабря 2016 г. - 05 января 2017 г.
 
 
Математическая сингулярность (особенность) — точка, в которой математическая функция стремится к бесконечности или имеет какие-либо иные нерегулярности поведения.
Сингулярность в философии — единичность существа, события, явления.
Википедия.

Танзания славится своими туристическими достопримечательностями, однако именно эта площадка в несколько квадратных метров каждый день привлекает к себе рекордное количество людей со всего мира. Это гора Килиманджаро, самая высокая точка Африки, одна из семи вершин нашего Света.



Первая сингулярность настигает нас уже на Белорусском вокзале. «Вы ребята далеко собрались?»- слышу я за спиной в очереди на Аэроэкспресс. Я оборачиваюсь и вижу рослого мужчину с высокогорным загаром. «На Килиманджаро» - недоверчиво отвечая я. Так мы познакомились с гидом параллельной группы Володей Гончаром.

До Килиманджаро мы летим с двумя пересадками. Альфира всю дорогу как заклятие повторяет одну фразу: «Лишь бы только наш багаж не потеряли!» Выходим в аэропорту Килиманджаро. Мой рюкзак стоит, а ее нет. Все что было нажито непосильным трудом – подогнанные по ноге горные ботинки, теплый спальник, непродуваемый пуховик - всё ушло в неизвестном направлении. Я передаю служителю аэропорта заполненную претензию и спрашиваю есть ли надежда получить рюкзак до нашего завтрашнего выхода на маршрут. «Я буду молиться за вас», - отвечает он. Более оптимизма вселяет не его молитва, а то, что багажа недосчиталась добрая дюжина пассажиров этого маленького борта.

Приезжаем в отель и сразу попадаем за праздничный стол, где собралась вся наша компания – двенадцать наших туристов и еще три человека из параллельной группы. Участники знакомятся друг с другом и отмечают день рождения Аллы. Нас утешают, что недостающее можно будет взять напрокат, но настроение сорвано. Мы так тщательно готовились к походу, подбирали шнурочек к шнурочку, пуговичку к пуговичке, и теперь все пошло насмарку. Добрая душа Алла делиться некоторыми своими вещами. Ситуацию это не спасает, но нам приятно.

27 декабря.
Утро нас встречает отличной погодой, кратким видом на Килиманджаро, бодрой пробежкой в трусах дяди Коли и известием, что наш недостающий рюкзак прибыл.



Гиды навьючивают наши рюкзаки на крышу двух микроавтобусов, и под приветствия деревенских мальчишек мы отправляемся в Национальный парк Килиманджаро, ворота Lendorossi Gate (2100 м).

Начинается обратный отсчет дней до восхождения. День -5.

Мы сдаем вещи портерам и налегке без явного подъема проходим несколько км до нашего первого лагеря Шира 1 (3500 м). Наши палатки уже стоят на месте. У меня разболелась голова и я иду отлежаться в свою палатку. Скоро начинается ужин, но мне не до того. Радостное веселье, которое слышно из кают-компании, заглушают мои надрывные вопли. Меня рвало и колбасило всю первую ночь. Я заранее знал свою склонность к горной болезни, ее признаки наступают у меня раньше, чем у других. При подготовке к походу я допускал, что могу не выдержать подъема и повернуть назад, но я никак не предполагал, что это может случиться так быстро.

28 декабря. День -4.

К утру меня немного отпустило, и я уже смог выпить стакан чая. Группа пошла вперед, а я под присмотром гида еле плелся по тропе.



Мне было очень неудобно, что в группе я оказался самым слабым звеном. Я постоянно извинялся перед своим гидом, что иду так медленно, но он меня успокаивал, и чтобы подбодрить меня время от времени демонстрировал, что можно идти еще медленней. Я благодарил его и говорил, что таким темпом я пойду на вершину Кили, если конечно доживу до этого. Чтобы отвлечь внимание я стараюсь занять себя и гида разговором. Как всегда, в таких случаях беседа начинается с обсуждения семьи и количества детей, а потом постепенно переходит на более общие темы. «Скажи, Танзания - богатое или бедное государство?» - спрашиваю я. Мой чернокожий спутник отвечает, что Танзания – это богатое государство, но люди в нем бедные. Всему виной правительство, которое больше думает о себе, чем о народе. Боже мой! Сколько раз я слышал эту фразу в самых разных концах нашего земного шара. Впрочем, далеко ходить не надо, достаточно оглянуться в нашей собственной стране. Я пришел в лагерь Шира 2 (3800 м) с отставанием от группы на 2 часа.



После обеда главный гид Алберт приглашает нас на радиальный акклиматизационный выход с небольшим набором высоты. Я решил присоединиться к группе. Я еще слаб, мне тяжело идти, но я уже не отстаю.

Перед сном небо очищается и высыпают яркие незнакомые звезды. Наш ночной лагерь широко раскинулся по склону. В каждой палатке горит свой фонарь, поэтому лагерь выглядит отражением звездного неба на земле.

29 декабря. День -3.

Утром на короткое время показалась Килиманджаро, но потом быстро скрылась в облаках.



Такая бережливость с ее стороны вполне понятна. Зачем ей лишний раз тратить свои силы и демонстрировать себя, если всё равно мы идем, тупо уставившись в ботинки впереди идущего и ничего вокруг не замечаем.

Погода очень точно соответствовала моему состоянию. То на миг выглядывало солнце, то накатывала туманящая сознание удушливая волна.



Видимость была плохая, однако хороших видов все равно не было. В одну сторону проглядывала равнинная Танзания, в другую куча облаков вокруг вершины Кили. Поблизости были видны только однообразные лавовые камни, и слежавшаяся вулканическая пыль между ними.



Однако мое внимание было сосредоточено не на окружающей действительности, а на том что происходило внутри меня. Я чутко прислушиваюсь к процессам, которые происходят в моем организме, внимательно слежу за движением собственных флюидов.

В этот день мы забираемся на Лава Тауэр (4630 м). Дождь и туман не дают рассмотреть это красивое место.



Для того, чтобы акклиматизироваться, мы задерживаемся здесь на полноценный обед. В кают-кампании любимая тема для разговоров – это обсуждение горной болезни и как с нею бороться. Идет постоянный спор. Сразу выясняются непримиримые точки зрения на то, какие лекарства необходимо применять, что лучше диакарб или дексаметазон. Кто-то утверждает, что диакарб надо принимать только перед восхождением, кто-то считает, что его необходимо было принимать еще с Москвы. Наконец третьи убеждены, что вообще ничего не надо принимать, организм сам должен со всем справиться.

После обеда начинаем спуск в лагерь Барранко. Дождь с перерывами будет идти до конца дня и весь следующий день. На высоте Лава Тауэр самочувствие отличное, но на спуске к лагерю Барранко (3960 м) появляется усталость и сонливость. Сказывается недостаток кислорода. На вечерней медицинской поверке я показываю самые худшие показатели в группе: пульс 107 и кислород 70. Гиды озабоченно глядят сначала на меня, потом друг на друга. Я с тревогой жду утренней медицинской проверки.

30 декабря. День -2.

Утром мой пульс нормализовался до 80, а кислород поднялся до приемлемого уровня 80.

Наша стоянка больше походит на фестиваль, чем на альпинистский лагерь. Со всех концов лагеря звучат речевки, слышно исполнение традиционной песни Акуна матата.



С утра лезем на стенку Барранко. Толчея стоит как в хороший базарный день.



Несмотря на продолжающийся дождь настроение на тропе приподнятое. Звучат пронзительные выкрики портеров. Гиды заводят песни. Туристы подпевают и подтанцовывают, Володя Гончар поет украинские песни, даже я, растрачивая силы, тоже что-то кричу.

Мы идем уже который день, а купол Килиманджаро все так и не появился и скрыт облаками. «Почему мы не видим Килиманджаро»,- задаю я себе риторический вопрос, и в душе слышу ее ответ: «Хорошо, я покажу тебе свое личико. Только потом. Если ты тогда конечно, захочешь».

В этот день планировался акклиматизационный радиальный выход, но из-за дождя его отменили. Мы просто сидим в кают-кампании, непрерывно пьем чай и бегаем до ветра (это действие диакарба).

31 декабря. День -1.

Пора выходить на маршрут, но за стеной палатки идет дождь. Он будет идти весь день, чтобы переступить через порог ждем, когда он стихнет хотя бы на мгновение. Нельзя без сожаления смотреть на портеров. Они идут в стоптанных кроссовках, зачастую без дождевиков, тащат негабаритную поклажу, при этом умудряются обгонять туристов по боковой плохо набитой тропе. Однако похоже, что сами они себя такими несчастными не ощущают.



Сегодня на тропе особенно много речевок. Когда подходим к штурмовому лагерю ликованию портеров нет предела. Для них это высшая точка маршрута. Дальше им только вниз.

Лагерь забит туристами, мы долго ждем, когда освободиться какая-нибудь площадка под наши палатки. Чтобы мы не мерзли под падающим мокрым снегом нас загнали в какую-то металлическую каптёрку, которая уже забита портерами. Чтобы согреться все вместе и туристы, и портеры начинаем приплясывать под крики речевок. Благо что произношение языка суахили очень простое, поэтому повторять за портерами очень легко. Во время такого братания я задаю вопрос: «Большими или меньшими расистами вы стали за время похода?» Таня говорит, что для нее темнокожие собратья стали как-то ближе и понятней. Все одобряюще кивают, но кто-то замечает, что лучше, когда каждый будет на своем месте.

Из-за непогоды отменяется очередной радиальный акклиматизационный выход, и мы расползаемся по заснеженным палаткам набираться сил перед решительным рывком. Обратный отсчет пошел уже на часы. Последняя перед штурмом медицинская проверка показывает, что пульс и кислород нормальные.



1 января 2017 г. День Х.

Мы с Альфирой уже давно не придаем большого значения моменту встречи Нового года. Как правило в этот день мы ложимся спать в самое обычное время. На этот раз судьба распорядилась так, что мы обратно примкнули к большей части человечества. Мы начинаем праздновать Новый год в 11-00 вечера и будем тусить всю ночь до утра. Наш праздничный стол очень скупой, только чай и кусочек печенья. Перед восхождением лучше есть поменьше. На склоне горы появилась праздничная иллюминация. Мерцая и изгибаясь от подножия горы вверх по склону росла гирлянда фонарей. Вот её верхняя часть уже уходит за перегиб склона.



Вдруг многоголосое "Happy New Year!" волной пронеслось по всему склону снизу-вверх и, отразившись, вернулось сверху-вниз. Мы чокаемся стаканами с чаем и скоро наши 12 туристических и 6 гидовских фонаря прибавляются к праздничной гирлянде. Мы уже заметно поднялись на склон, но гирлянда все еще продолжала снизу расти и расти.

Перед нашим восхождением целый день шел снег. Сотни ботинок раскатали тропу. Порой для того чтобы пройти один только шаг, его надо повторять два или даже три раза. Появились уже первые жертвы, которых под руки гиды медленно спускали вниз. На высоте Эльбруса стало особенно трудно. Сознание действительности все более и более уходило в сторону, при этом ощущение «я» сохранялось. Казалось еще немного и это «я» полностью, утратив связь с этим миром, перейдет в параллельную действительность. Я себе загадываю, что, когда мои физические силы закончатся, я еще попробую проползти на одной только силе воли. Свет наших фонарей постепенно стал тускнеть, уже светает, и мы уже выключили и сняли фонари.

Как рассказывал мне мой старый друг Коля Белевич, в шоссейных велосипедных конках есть своя изощренная тактика. Перед гонкой тренер объявляет, кто в команде будет лидером. Лидер всю гонку остается в тени, а вся команда работает только на него. Она прикрывает его от встречного ветра, отбивает атаки соперников, и тащит, тащит его вперед, чтобы расступиться на финишной прямой, где он промчится последние метры и принесет победу. Точно также в нашей команде я был лидером, а Альфира взяла на себя всю подготовку к походу, подбирала снаряжение, целый месяц следила за приемом лекарств, весь поход подбадривала меня, и только сейчас она передает мне вымпел группы Рыжавского со словами, что именно я должен взойти на вершину, а у нее как получиться.

Неожиданно Алберт кричит, что до кромки кратера осталось всего 50 метров по высоте. Гиды радостными криками «Сьюпа Юпа, Ой-я, Ой-я!»- подбадривают и гонят нас вперед. Я еще не вижу окончания склона, но теперь уже понимаю, что я точно дойду до него.

Навстречу нам как пьяные идут уже взошедшие туристы. От Стелла Пойнт (5756 м), которая стоит на кромке кратера, до официальной вершины Пика Ухуру (5895 м) нам еще надо подняться по пологому склону чуть больше, чем на 100 метров. Сильный морозный ветер, а главное условия высокогорье делают этот участок пути еще одним испытанием.

Из истории я слышал, что турки во время войны с Болгарией пленных не убивали. Они их ослепляли и отпускали домой, а, чтобы те дошли до дома у каждого десятого оставляли зрячим только один глаз. Так они и шли плотной вереницей, держась рукой за плечо впереди идущего товарища. Эта история вспомнилась мне сейчас, когда мы вдесятером плотной группой, прижавшись лбом к рюкзаку впереди идущего, пряча лицо от леденящего ветра, медленно ползли по склону за своим гидом.

Встреча Нового года – событие символическое и мало содержательное. Восхождение на вершину – это тоже символика, но все же более содержательная. Восхождение на вершину в отсутствии видимости лишает его содержательной части и приближает к чисто символическому действию. Однако восхождение на Новый год в день своего юбилея превратило наше действие в тройное символическое событие. «Happy birthday to you!» - кричат мне гиды. Альфира плачет, с ней обнимаются и плачут наши товарищи.

 


Перед стеллой царит небольшое столпотворение. Чтобы сфотаться надо отстоять небольшую очередь. Кто-то фотается с гитарой в руках, кто-то с короной на голове, многие с флажками и баннерами. Саша и Игорь раздеваются по пояс и фотаются с флагом клуба моржей.



Мы с Альфирой фотаемся с вымпелом группы Рыжавского.



После спуска и отдыха в штурмовом лагере мы идем еще ниже, в лагерь Millenium (3820 м). Просыпаемся наутро, стоит прекрасная солнечная погода. Килиманджаро выполнила свое обещание и показала нам свое ничем не прикрытое личико. «Ты еще меня хочешь?» - как бы спрашивала она меня.

Красноярская экспедиция на Эверест 1996 года. Фильм

"Пять минут на вершине мира" Фильм Дмитрия Бызова Фильм ГТРК "Красноярск"       читать больше

"Пять минут на вершине мира" Фильм Дмитрия Бызова

Вторая группа Клуба 7 Вершин на Аконкагуа прибыла в Мендосу

Ольга Румянцева, гид Клуба 7 Вершин: Сегодня все участники второй экспедиции Клуба 7 Вершин на Аконкагуа собрались в Мендосе. Знакомство с этим чудесным регионом начали, как положено, с мяса и Мальбека. К сожалению, уже завтра мы покинем ... читать больше

Ольга Румянцева, гид Клуба 7 Вершин:

Сегодня все участники второй экспедиции Клуба 7 Вершин на Аконкагуа собрались в Мендосе. Знакомство с этим чудесным регионом начали, как положено, с мяса и Мальбека. К сожалению, уже завтра мы покинем этот город и переедем в Пенитентес, откуда начнётся наш путь на Аконкагуа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЕРШИНА!  Сергей Ларин из Аргентины: флаг Клуба 7 Вершин на Аконкагуа!

Здравствуйте! Флаг клуба 7 Вершин на высшей точке Южной Америки водружен 14-го января. К сожалению, взойти на вершину удалось не всем участникам. Для интересующихся программой акклиматизации сообщу, что средний набор высоты в день составлял ... читать больше

Здравствуйте! Флаг клуба 7 Вершин на высшей точке Южной Америки водружен 14-го января. К сожалению, взойти на вершину удалось не всем участникам. Для интересующихся программой акклиматизации сообщу, что средний набор высоты в день составлял 350 метров в день. Хотя приемлемый набор составляет 500 м в день. Это совсем не означает, что людям, которым требуется более длительная акклиматизация, не рекомендуется ходить в горы.

 

Программа не закончена. Сейчас на Нидо де Кондорес находится Кристина с гидом Валерием. Держим за них кулаки. Восхождение планируется на 17 января.