+7 495 642-88-66

Турецкие альпинисты и гиды требуют от властей открыть доступ к горе Арарат

Альпинисты и гиды выступили с требованием к властям Турции – вновь открыть доступ к горе Арарат для восхождений и туризма. Об этом сообщает турецкое издание «Hürriyet» и напоминает, что уже 2 года восхождение на гору ... читать больше

Альпинисты и гиды выступили с требованием к властям Турции – вновь открыть доступ к горе Арарат для восхождений и туризма. Об этом сообщает турецкое издание «Hürriyet» и напоминает, что уже 2 года восхождение на гору Арарат запрещено. Согласно сайту ...

Анастасия Добровольская: как рисовалась абстрактная картина на вершине Килиманджаро. Часть 2

  Фотоотчет о том, как я взошла на Килиманджаро и на высоте более 5700 метров написала первую в мире картину)))   Анастасия Добровольская – художник, Вице президент Союз Абстракционистов России…     Нас ... читать больше

 

Фотоотчет о том, как я взошла на Килиманджаро и на высоте более 5700 метров написала первую в мире картину)))

 

Анастасия Добровольская – художник, Вице президент Союз Абстракционистов России…

 

 

Нас разбудили рано утром, сегодня переход в последний лагерь на высоте 4720 метров, а ночью выходим на штурм вершины.

 

Идём неспешно. Чем выше, тем тяжелее, дорога становится заметно лучше, но от этого не легче. Останавливаться и фотографировать сил нет. Дышать трудно, голова болит, давление подымается. На высоте 4500 у меня начинается истерический смех. Я ничего не могу с собой поделать, просто сажусь на землю и ржу, остановить этот процесс не предоставляется возможным. Гид и проводник стоят около меня. Умом я понимаю, что сейчас меня заставят идти вниз, от этого ещё смешнее. Не могу остановиться. Надо взять себя в руки. Пытаюсь встать. Меня очень отрезвила картина, когда навстречу нам на носилках 6 портеров несли человека без сознания. И тут мне стало жутко страшно и я поняла что все серьезнее, чем казалось.

 

Выпила обезболивающее средство, воду, успокоилась. Пошли дальше. Вокруг уже нет никакой растительности, только облака, пустыня, камни и пронизывающий до костей холодный ветер. Наша группа ушла вперёд, я просила останавливаться через каждые пройденные 100 метров. Это были первые мысли, что до вершины я не дойду. Лагеря все нет и нет. Идём, ползём точнее как улитки. Чуть вдалеке расходятся облака и показываются домики. Чем ближе мы к лагерю, тем дальше он от нас. Спустя час полтора мы дошли. Самочувствие ужасное подавленное, дышать тяжело, голова кружится. Мне вообще не до картины. Делаем натянутую улыбку для фото и идём в домик пить чай и ужинать.

 

 

 

 

Тот важный сон, который должен был быть перед штурмом вершины, мне не удался 😞. Был небольшой конфликт с гидом. Он сказал, что если я буду в таком же состоянии, в котором я была, то он не даст мне на вершине писать картину. А какой смысл тогда в моем восхождении, когда я только из-за картины и пошла на вершину. Все спали. Моему мужу (который согласился на всю эту авантюру) было плохо, но он тоже спал. Вообще уже вся наша группа на этой высоте поняла весь масштаб происходящего... я крутилась в спальнике. Голова не болела, t не было, сна тоже не было. Злилась и переживала. Так я пролежала часов 5. И за нами пришли. Включили свет, все стали собираться. Выйти должны были в 0.00, вышли в 0.20. От нервов у меня тряслись руки и подташнивало (может и не от нервов, но мне так казалось)

 

Есть такое выражение: "Всё, что было в Вегасе, остаётся в Вегасе ". Так вот у меня всё, что было после 4720 метров, остаётся на 4720 метров... мы двинулись. Это была самая длинная дорога в моей жизни. Идти до вершины 5 км, этот путь мы шли 8 часов. Я шла и говорила себе: - Глубокий вдох, через нос, выдох через рот. И так 100 миллионов раз. Мозг ничего не соображал. Просто надо идти. Идти и смотреть на впереди идущего. Холодно, ничего не видно, иногда кажется, что стоишь на месте. Вокруг темнота. Где-то вдалеке фонарики других групп. Разговаривать нет сил. Отдыхаем мало, идём очень медленно. Ощущение что проваливаешься в забытьё. Иногда смотрю на телефон и молюсь, чтобы поскорее был рассвет. Всем очень тяжело. Проходим 10 метров, стоим минуту. Ничего не понимаешь... куда идёшь? сколько ещё идти? сколько уже прошли? где вершина?

 

Время 05:20 мы стоим в 100 метрах от неё... рассвет. Все это завораживает, но силы на исходе. Я уже почти попрощалась с мыслью о картине, ведь пока мы подымались, 5 человек из других групп просто снесли вниз. И вот мы ползём, уже просто ползем к вершине, а она все не приближается. Мы сделали 101 ю остановку, кислород в крови упал до 70, дальше идти нельзя. Мой муж поднялся на несколько шагов и сказал собрать последние силы. Он уже стоял на вершине. Мне дали баллон с кислородом и на время стало легче. Этих сил хватило, чтобы взойти. Мы на вершине. 1-я высота 5685 метров. У нас передых... попили чай, съели шоколад и печенье. Надо идти дальше. Недалёко от 2-й высоты на вершине, все остановились и идти дальше никто не мог. По очереди стали дышать из баллона. Гид сказал, что когда мы дойдём до 3-й высоты, то больше 10 минут там находиться он не даст. У меня включился мозг. На написание картины нужно 30-40 минут, а при нынешней ситуации и все 45. Сажусь прям на камни, прошу холст, масло и мастихин. Со мной остаётся муж и 2 проводника. Остальная часть группы идёт дальше... я начинаю писать картину. Голова не соображает, цвета в кучу, Килиманджаро не даётся.

 

Спустя 20 минут прорисовывается изображение горы. Проводники помогают, держат папку и холст, подают краски и искренне поражаются тому, как на холсте появилась она))) Килиманджаро))))

 

 На все это ушло 40 минут и все силы, которые ещё должны были остаться для спуска.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новый фильм «Антарктида» от Алексей Балакина

  Алексей Балакин совершил восхождение на высочайшую вершину Антарктиды гору Винсон в сезоне 20162017 в составе группы Клуба 7 Вершин под руководством Александра Абрамова...   читать больше

 

Алексей Балакин совершил восхождение на высочайшую вершину Антарктиды гору Винсон в сезоне 20162017 в составе группы Клуба 7 Вершин под руководством Александра Абрамова...

 

Из записок Ольги Румянцевой. Дымномаковый Демавент.

Демавент кроме того, что это самый высокий вулкан Азии, это ещё и самый фотогеничный вулкан.Вулкан - открытка. Вулкан - картинка. Словно нарисованный детским художником иллюстратором. Чтоб для детей младшего дошкольного возраста было ... читать больше

Демавент кроме того, что это самый высокий вулкан Азии, это ещё и самый фотогеничный вулкан.

Вулкан - открытка. Вулкан - картинка. 

Словно нарисованный детским художником иллюстратором. Чтоб для детей младшего дошкольного возраста было всё понятно. Ярко и крупно. Никаких полутонов. 
Вот небо - оно синее. Вот травка - зелёная. Цветочки красные. Вулкан? Значит из макушки должен идти дымок. 



И восторженный восходитель - в полном восторге. 

А начинается всё в деревне Полур, где расположен дом Федерации альпинизма. И где тот самый восторженный восходитель первый раз видит весь набор, пока ещё не очень сложившийся в единую картинку: маки, траву, Демавент. 

Collapse )









Сам дом Федерации приткнулся между двух холмов. 



В доме есть всё, что надо усталому путнику: спальни, столовая, кухня, душ, магазинчики и даже большой скалодром. 

А перед домом плакат с маршрутами на Демавент. Чтоб путник не сбился с пути. 



И пока мои коллеги инертно валялись на кроватях пытаясь спинами своими запомнить их мягкость прежде чем отправиться в суровые условия Демавента, я по традиции, поползла по склону в поисках красивых картинок. 









Утром, покидав вещи в машины, мы поехали до деревни с никак не запоминающимся названием, до высоты 3000 метров, откуда и начинается подъём на Демавент. 



В этом году на Демвенте, как видимо и по всему миру, лето не торопилось вступать в свои права. Обычно во-всю в это время цветущие маки только-только распускались. 
Поэтому найти маковые поля было делом непростым. И всё-таки мы с этим справились для традиционной фотографии на фоне фотообоев. 

Вот они - мои бойцы. 



Демавент не подвёл. Пыхтел, пуская дым облачками, словно паровозик. 






Ах, как мне нравятся маки. 
На сегодня закончим с ними, но мы к ним ещё вернёмся. 
Нас же в деревне ждали мулы. Не то чтобы очень ждали, но привычные к поклаже, они равнодушно ожидали, когда на них погрузят наше имущество и погонят наверх.



Совсем не так равнодушно ожидали этого мои участники. И не мудрено. Они были не такие опытные как мулы. Половина вообще первый раз в горах оказалась и не знала, каких приходов горняшки следует ожидать на высоте, к которой мы стремимся. 



Маки сменились кактусами, и лишь Демавент всё так же пыхал впереди. В тот день он что-то разошёлся. Видимо давал шанс побольше его поснимать с таким картинным облачком из трубы. 






- Кактусы, кактусы... - напевала я на мотив песни про ландыши. 



Впрочем окрестные пейзажи были хороши не только кактусами. 
Но и горами на горизонте и причудливой формой застывшей лавы. 









С набором высоты постепенно исчезли и мои любимые кактусы. Зато вылез какой-то козёл. 



А вот у этих лошадок явно какие-то проблемы с командообразованием. 



Кстати, заметили. Кактусы исчезли, снег появился. Природа не терпит пустоты.






Снег исчез - цветочки появились. Красивые. 






Так сменяя один пояс на другой мы постепенно приближались к приюту. 






Эти "мы" были очень разные. 
Вот Влад - мой крестник от горовосходительства. Первый раз со мной поехал в горы. С тех пор верит, что я его заведу куда надо. Правда он уже зашёл дальше чем я. Восходитель на Эверест. 
Больше всего на свете боится, что куда-нибудь не взойдёт. Поэтому удовольствие от поездок получает уже дома, рассматривая фотографии и сертификат о восхождении. 



А вот его полная противоположность, его же друг Алексей. Второй раз в горах. Первый раз сходил на три тысячи, схватил очень жестокую горняшку. С тех пор не боится ничего. Просто любуется горами. 



Так потихоньку мы дошли до приюта.



При слове "приют" все представляют хибарку навроде тех, что у нас нас на Эльбрусе на 4000. Здесь же на 4200 стоит огромный каменный дом. 

Однако, домике том засиживаться я не дала и повела выше, аппетит нагуливать. 






Люди приплющенные горняшкой. Но не сломленные.



Кстати, продолжим знакомство с командой. 

Дима - очень рассудительный, когда речь идёт о жизни земной. И абсолютно искренне восторженный, когда о горах. В горах тоже первый раз.



Виталя - наоборот. По жизни оставляет какое-то разгильдяйское впечатление, но суров и циничен, когда речь идёт о возвышенных материях. 



Вот они - четверо смелых. Неделю послушав их разговоры, я бы могла написать свой собственный сценарий к фильму "О чём говорят мужчины."
Впрочем основная линия была банальна и предсказуема. До высоты 4000 они рассказывали про девушек и кто сколько раз. А после 4000 - кто сколько раз за ночь в туалет вставал. 

Шутка. С долей истины. 



На самом деле, как нет белого и чёрного, так и я всё конечно утрирую и упрощаю. 
В конце концов если люди зачем-то оказываются в горах, значит они уже молодцы. 



Вечер всё увереннее вступал в свои права. 



Наступала ночь полная ужаса и боли. Головной боли от пребывания на 4000 и ужаса от непонимания, что с этим делать. 

Нет, у меня-то всё было хорошо. И я бы сладко спала всю ночь. Но мучимые головной болью будили меня, чтобы узнать, как с этим жить дальше.