+7 495 642-88-66

Как быстро можно подняться на Килиманджаро? О рекордах скорости и о нас, обычных людях

Не так давно мы сообщали о том, как Артем Долматов (по программе проекта Горняшка) совершил сверхбыстрое восхождение на Килиманджаро от гостиницы до гостиницы за 2, 5 дня. А вообще, кто и за какое время быстрее всех поднимался на ... читать больше

  Не так давно мы сообщали о том, как Артем Долматов (по программе проекта Горняшка) совершил  сверхбыстрое восхождение на Килиманджаро от гостиницы до гостиницы за 2, 5 дня. А вообще, кто и за какое время быстрее всех поднимался на высочайшую вершину Африки?

 

 

Гражданин Эквадора и Швейцарии Карл Эглофф  официально владеет сейчас рекордом скорости восхождения на Килиманджаро. 13 августа 2014 года он поднялся до  вершины за 4 часа 56 минут,  затем спустился за 1 час 42 минуты.  Общее рекордное время - 6 часов 42 минуты.  В отличной форме человек!

 

Карл на вершине Эльбруса

 

Но это спорт. А мы идём  в горы за другими рекордами. За рекордами восторга и радости. Поэтому  мы рекомендуем не спешить.  А с чувством, с толком, с расстановкой следовать нашим стандартным программам. Лучше с гидом Клуба 7 Вершин,  работа которого станет важным и полезным дополнением к  тому, что предлагает сама гора и обслуживающие группу местные работники.

 

  

 Кстати, о рекордах.  Большой друг Клуба 7 Вершин гражданин Казахстана, скайраннер и альпинист  Андрей Пучинин по-прежнему является рекордсменом скорости восхождения на Килиманджаро.  Ведь он свой подъем-спуск  осуществлял по маршруту Марангу, тогда как более быстрые последователи использовали связку маршрутов Умбве – Мвека. Что значительно короче по расстоянию.

Как Андрей устанавливал рекорд – смотрите статью 10-летней давности.

  

Андрей Пучинин: высотный забег на Килиманджаро

15 октября 2009 года на высочайшей точке Африканского континента, спящем вулкане Килиманджаро, капитаном казахстанской команды Red Fox Asia – MT Sport Андреем Пучининым был проведен высотный забег от главных ворот танзанийского Национального парка Килиманджаро до высочайшей точки вулкана пика Ухура (5895 метров над уровнем моря).

Трасса представляла отличную тропу, начинавшуюся в зоне джунглей, поднимающуюся через зону саванн к высокогорным пустыням и, наконец, к осыпным кулуарам, ведущим к гребню края кратера и высшей точке гребня пику Ухуру (Независимости) высотой 5895 метров – практически шеститысячнику! Протяженность дистанции - 40 километров в одну сторону (дистанция марафона) с перепадом около 4000 метров (1940 - 5895). Туда и обратно получился 80-километровый супермарафон, включающий в себя вертикальную высотную гонку (одна из дисциплин скайраннинга).

Ранее на этой трассе лучшее время у атлетов, пробежавших все 80 километров, принадлежало итальянскому скайраннеру Брюно Брюно (Bruno Brunod). Время подъема у него было зафиксировано в 5 часов 38 минут. Время со спуском - 8 часов 48 минут.

Время подъема и спуска у Андрея оказалось не рекордным – 9:38, но зато время подъема на 14 минут лучше, чем у кого-либо в мире! 5 часов 24 минуты! На 14 минут лучше итальянского рекорда!

Итак, на одной из семи высочайших вершин континентов установлен казахстанский рекорд скорости.

*** 

Рассказывает Андрей Пучинин.

 

 

Пролог

Более фантастической ситуации в моей жизни еще не было! Я сидел на краю вулканического кратера с краями идеально-округлой формы и пропастью, ведущей куда-то к центру Земли... Под ногами - почти шеститысячная высота, прозрачный, разреженный воздух придавал картинам звездного неба почти космический вид, словно сидишь на планете, полностью лишенной атмосферы. Над горизонтом, совсем низко, на севере, висело знакомое созвездие, чуть выше - еще одно, вся же остальная часть неба была заполнена незнакомыми мне до сих пор звездами, созвездиями, которые я раньше мог видеть лишь на картинках.

Кратер, на краю которого я в задумчивости уселся, находился южнее экватора нашей планеты, и поэтому рисунок звезд был непривычен. На всех картах он назывался Кибо и являлся главным и самым высоким кратером массива Килиманджаро – высочайшего поднятия Африканского континента. Кратер представлял собой несколько кольцевых гребней, как бы вставленных друг в друга. На внешнем, самом высоком кольце находилась точка, отмеченная на картах как пик Ухуру (Uhuru Peak) - самая высокая точка Африки, имеющая высоту 5895 метров над уровнем моря. Часов 12 назад, в восемь утра, мы с моим другом Эркином Дамитовым провели на ней полчаса после пятидневного трекинга-восхождения, любуясь сверху на красно-коричнево-черные просторы саванн, раскинувшиеся на сотни километров в разные стороны. Эркин с чернокожими гидами и носильщиками начал спуск в долину, а я, установив неподалеку, между вершиной и кратером привезенную из Алма-Аты палатку, остался наблюдать за сменой дня и ночи.

Думать мне было о чем. Нужно было настроиться на то, ради чего мы приехали в такую даль. Конечно, само восхождение на Килиманджаро было для нас важным свершением, но было и еще кое-что! Еще никто из казахстанских альпинистов не пробовал совершить скоростное восхождение – "забег" на эту вершину! Это была для меня истинная цель путешествия!

Нужно было проверить, насколько сильна у меня мотивация, ощутить в себе силы, понять, готов ли я? Ведь каждый такой забег, как и каждое восхождение и каждая новая гора в моей жизни - это всякий раз переосмысление: "Кто ты?" Но в голову лезли совсем другие мысли: кратер – луна – звезды – Экзюпери. Маленьким принцем в этот раз оказался мой чернокожий 53-летний гид Энсарио (Nsario) – он и вправду был "маленьким" - метра полтора ростом! Ну а говорящим Красным Лисом (Red Fox), задающим много вопросов и делающим несколько странные выводы, был я сам.

Завтра мы покинем этот пляж из черного вулканического песка и спустимся на границу владений Килиманджаро, чтобы отдохнуть и надышаться осязаемо плотным воздухом, восстанавливая потраченные на восхождение силы. А затем, рано утром, дав волю сжатой внутри пружине, бросимся в полет сквозь джунгли, саванны, горные пустыни, осыпные кулуары к внешнему кольцу кратера - к точке Ухуру, еще раз завоевав право называться скайраннером!

Жизнь подкинула мне очередной сюрприз, когда, не переставая крутить педали по чистому осеннему городу, я услышал в наушниках голос Эркина: "Андрей, поедешь на Килиманджаро в октябре? Готов к забегу? Расходы я возьму на себя!" Тут я все-таки затормозил, что бы хоть как-то внятно ответить на свалившееся с парящих над городом гор предложение! Мысли лихорадочно зашустрили в голове – всего месяц до забега – маловато! Но, учитывая, что неделю назад я спустился с самого северного в мире семитысячника… Можно и попробовать! Еду! Спасибо огромное за предложение!

Африка. Килиманджаро. Разведка боем. Рекогносцировка

Ночь опустилась на танзанийский аэропорт Килиманджаро, расположенный между городами Моши и Аруша так, словно кто-то щелкнул выключателем. Наслаждаясь пряным, напоминающим весенний Ташкент воздухом, мы наблюдали за местной жизнью, кстати, очень спокойной – никто не хватал за руки и не тащил в свое такси, не предлагал того, чего нам отродясь не нужно.

На территорию порта через шлагбаум то и дело заезжали боевые старые "тойоты" и "лендроверы" с огромными багажниками, подготовленные для сафари и туризма. Они забирали белых людей с рюкзаками и растворялись в густой атмосфере и ночи. Не успели мы с Эркином проникнуться колоритом, как появился вполне алма-атинский "лендкрузер", который, впрочем, как и его старые собратья, был оснащен мощным багажником. Из него вылез худощавый черный парень в белом киргизском колпаке! Мы обнялись, как будто были знакомы всю жизнь. Крис уже много лет принимает альпинистов из Казахстана и знал нас всех заочно. А уж понимал и вовсе прекрасно! Киргизский колпак, как оказалось, ему подарил Максут Жумаев!

Заехав по дороге в отель, за поеданием горки жареного мяса мы обсудили нюансы нашей дальнейшей программы. Итак, маршрут восхождения определен. Путь, по которому бежал Бруно - маршрут Марангу: ворота Марангу (Marangu Gate, высота 1860 метров над уровнем моря) – лагерь Мандара (Mandara Huts, 2700 м) - лагерь Хоромбо (Horombo Huts, 3700 м) – лагерь Кибо (Kibo Huts, 4700 м) – Ухуру пик (Uhuru Peak, 5895 м). 40 км в одну сторону, соответственно 80 км - вся дистанция, перепад - чуть больше четырех километров.

Проведя ночь и утро в прекрасном отеле "Карибу" ("Карибу" на языке суахили означает "Добро пожаловать!"), мы выдвинулись в сторону города Моши (Moshi), формирующего свой бюджет за счет туризма. Сюда со всех окрестных городков и деревень стекаются люди, чтобы получить возможность потрудиться на ниве освоения рекреационных ресурсов Танзании.

На въезде в Национальный парк Килиманджаро обнаружили маленький "секонд хэнд", торгующий оставленным клиентами барахлом – можно было разглядеть раритетные вещицы, которыми стоило украсить какой-нибудь горный музей! Выполнив всю процедуру регистрации у рейнджеров парка и сдав груз нашим носильщикам, мы с Эркином, взяв небольшие рюкзачки, выдвинулись на первый этап восхождения, обещающий трехчасовую нагрузку с перепадом в 850 метров и длинной около десяти километров.

Незаметно, причем действительно совершенно незаметно, набрали больше двухсот метров по высоте. Внутри меня начало расти ощущение, что чего-то не хватает – все вокруг было картинкой, красивой открыткой. Не хватало привязки к реальности. И вдруг я понял! Не хватало нашего привычного хлама-мусора вокруг! Чистота была настолько идеальной, что немного раздражала пленку сознания.

Поднимаясь, никак не мог решить для себя, насколько такая тропа на такой высоте и с таким градусом наклона пригодна для бега! Нужно ли использовать палки или же можно обойтись и бежать обычным стилем? Разрешил этот вопрос я утром следующего дня. Встав пораньше, оставив час до завтрака, взяв с собой палки, побежал вниз до отметки "Вы прошли половину пути до лагеря "Мандары".

Размялся и побежал вверх. Бежать оказалось легко. Палки больше мешали обычному бегу, несмотря на то что были наилегчайшими палками в мире, выпущенными специально для соревнований Red Fox Elbrus Race. На тропе случился казус - навстречу мне спускались ранние носильщики с огромными тюками на головах. Приближаясь к первому из них, я по привычке принял вправо, но летящий вниз с большой скоростью черный парень тоже дернул вправо – мы чудом не столкнулись! Тут второй! Я вправо – и он вправо!

Только встретившись с третьим портером, до меня дошло! У них ведь в Танзании движение на дорогах левостороннее. Так что они переносят правила дорожного движения и на движение пешеходов! Как, впрочем, и в других странах! Чингачгук три раза на швабру не наступает – я продолжил движение уже по их правилам! Добежал до уже полностью проснувшегося лагеря чуть больше чем за 20 минут (около четырех километров с перепадом 400 метров на высоте выше 2000 м). Результат обнадеживал! С чувством повысившейся самооценки пошел завтракать.

В питании опытные танзанийские ребята делают упор на углеводистую, быстроусваиваемую пищу. Много разных фруктов и овощей. Новшеством для нас с Эркином – людей, искушенных в восточной кухне – стала сладкая картошка (которая подается как фрукт!), авокадо и главное - специальный энергетический чай, основанный на имбире и специях. Кстати, имбирь в Танзании добавляется не только в чай (джинджер ти), но и используется в приготовлении меда (джинджер хани) – то ли пчелки пасутся на имбире, то ли он добавляется после, но мед при этом приобретает еще большую энергетическую ценность – проверено на практике!

Несколько дней прошли довольно однообразно – выходим самыми последними из лагеря, не спеша обгоняем все группы путешественников (это не мы такие быстрые, это просто люди там никуда не торопятся!). Приходим в следующий аккуратненький, чистенький лагерь с четырехместными шале с просмоленными крышами, отдыхаем полдня, ужинаем и залезаем в спальники.

В лагере Хоромбо на высоте 3700 метров у нас был плановый день для акклиматизации. Все ходили гулять в сторону горы Мавензи (5149 м) – высокого скалистого пика в массиве Килиманджаро. Эркин вышел с нашим турлидером Крисом и гидами, а я решил устроить еще одну небольшую тренировку-прикидку и выбежал чуть позже, совершая марш-бросок к перевалу на плече Мавензи, уводящему тропы на север, в Кению. Тропа пролегала мимо небольшого домика, носившего гордое название "лагерь Мавензи", до которого мне хватило ровно одного часа. Затем вела к кенийскому перевалу и осыпному кулуару, выводящему на плечо, с которого логично было бы штурмовать вершину, но явно требовалась веревка и страховка напарника – я подумал, что можно отложить восхождение на пик Мавензи до следующего, ну, или до через-следующего раза!

Лагерь Кибо, расположенный на высоте 4700 метров над уровнем моря, поразил в первую очередь тем, что скалы, образованные из вулканических пород, представляли прекраснейший полигон для боулдеринга. Пожалел, что не знал об этом и не взял с собой скальные туфли!

Штурмовой выход всех групп был намечен на полночь. Крис, поразмыслив, сказал, что наша группа может выйти так: Эркин с Крисом и гидами в два часа ночи, а я в три – мол, все равно всех обгоним! На том и порешили!

Тропа, серпантином перерезающая длиннющий осыпной кулуар, уходила в звездное небо. Обогнали несколько групп с идущими впереди клиентов гидами. При выходе на гребень внешнего кольца кратера, точки, называющейся Джильманс пойнт (высота 5600 м), встретили рассвет. По отличной тропе еще минут двадцать к точке слияния с маршрутом Эмвека (Стелла пойнт – большой жандарм на гребне), где встретились с группами этого маршрута.

И вот, наконец, высшая точка! На заключительном отрезке пути заметно чувствовалась высота. Правда, могу сказать, что 5900 не ощущалось – скорее где-то около 5000, экватор все-таки – столб тропосферы над головой в полтора раза выше, а значит, и давление выше, а высота воспринимается организмом ниже. Эркин (а это была его первая высота выше пяти) двигался согласно жанру высотного альпинизма, как в замедленном кино, но, тем не менее, обходил группы сомнамбулически выглядевших буржуазных клиентов – сказывались два месяца тренировок в горах Тянь-Шаня! На вершине, окруженной реликтовыми, непонятно как уцелевшими ледниками толщиной в 15-20 метров, мы устроили счастливый отдых заодно с фотосессией.

Вот она! Высочайшая точка Черного континента! Осознание момента оставили на "после спуска" и дернули вниз! В долину! В пампасы! Ну, это, впрочем, для всех, кроме нас с Энсарио. Мы, проводив Эркина и Криса, подобрали наши оставленные на Стелла пойнт баулы, пожелали всем удачи на спуске и отправились ставить лагерь между двумя главными кольцами кратера на огромном пляже из вулканического песка. Без ночевки на высоте 5600 я себе забега не представлял – нужна была устойчивая акклиматизация, а ее могла дать только ночевка! Лишь на следующий день мы планировали спуск в лагерь Мандара для отдыха.

Сомнения скайраннера

Шумиха, созданная уходящими вверх в Хоромбо путешественниками, улеглась в связи с их исходом. Я вскочил, сбегал умылся, минут двадцать делал зарядку, принимая странные (на взгляд танзанийцев) позы. И, наконец-то, сел на травку, чтобы спокойно понаблюдать за жизнью местных обезьян - колобусов и заодно лагеря.

Второй день уже я загораю в Мандара. Маловато для полноценного отдыха перед забегом, зато более чем достаточно для проверки внутренней мотивации! В голове - сплошной Чернышевский: "Что делать?" и "Кто виноват?" Здесь и созвездия другие. И горлицы не те, и вороны огромные – с белой шеей и здоровенным клювом! Вместо серо-рыжих белок – колобусы, черные, мохнатые, с белым пушистым хвостом. Ну и что я здесь забыл? Короче, проверка мотивации на прочность! Когда к вечеру начался ливень, мои сомнения достигли апогея. Пришлось пораньше лечь и вспомнить десятки более сложных забегов и в более тяжелых погодных условиях, которые легли мне в жизни.

Забег

Стараясь не разбудить спящих сожителей – одного словака и испанскую чету, потихонечку оделся в термобелье, повязал ветровку на пояс (в ее карманы были заряжены бананы и аскорбинка), я выскользнул из шале. Четыре часа утра. Возле домика топтался Энсарио с фонариком и термосом в руках. Посидели, полюбовались на звезды – погода улучшалась! Выпили джинджер ти и побежали вниз, к воротам Марангу.

В 5 часов 15 минут Энсарио дал мне старт с той же точки, откуда стартовал Бруно. Весь спектр оттенков джунглей и саванн я изучил на бегу, по мере восхода солнца! Иногда напрягали глаза. Не мои глаза, а глаза, светящиеся в свете моего налобного фонаря из джунглей… Фауна Африки строго следила за казахским скайраннером!

Чувство полета и мышечной радости пришло ко мне в тот момент, когда я подбегал к лагерю Хоромбо. Там как раз заканчивался завтрак, и все высыпали на воздух, чтобы насладиться зрелищем свежего африканского утра и раскинувшейся под ногами земли. Остановился на тридцать секунд возле домика рейнджеров, чтобы попить и отдать им налобный фонарик (заберу его на спуске), и, набирая темп, побежал дальше.

Правда, первые метров триста по высоте двигался быстрым лыжным шагом – слишком большой градус для бега. Когда тропа выровнялась, снова побежал. Старался не выкладываться, так как главные силы экономил на крутой подъем от Кибо. Рассчитывал, что подъем по более крутому рельефу - моя главная козырная карта по сравнению с раскладом отличного бегуна, Бруно Брунода. Выпавший ночью осадок выше Кибо оказался снегом – так я увидел те самые "снега Килиманджаро"! Гора стояла белоснежной!

Правда, снега было не больше пяти сантиметров! В Кибо у рейнджеров схватил свою легкую штормовую куртку, телескопические палочки, воду и шипучую аскорбинку (все это оставил там загодя) и рванул. Реально так рванул! Серпантином практически не пользовался – бежал прямо по спусковому лифту – по сыпухе – она оказалась подмерзшей и хорошо держала кроссовки.

Перед выходом на гребень кольца силы начали покидать. Пару раз остановился секунд на двадцать, но, выбежав на тропу от Джильманс пойнта, снова рванул – спасибо акклимухе! Фигурки встречающих людей на вершине стали для меня финишным флагом. О спуске не думал. А зря! Добежал. "Рекорд! Рекорд!" – стучало рефреном в башке: секундомеры показывали время, которое я даже не чаял увидеть на вершине, - 5 часов 24 минутки! Быстрее Бруно, быстрее Бруно!

Отдыхиваться решил на спуске – сидеть и общаться не было никакой охоты. Стараясь не напрягаться, начал спуск, тут и отдышался до кулуара. Прыгать вниз по лифтам-сыпухам я умел очень хорошо. Успевал только кричать: "Гоп, гоп!" Народ, спускающийся с горы, отпрыгивал, гиды помогали мне, оттаскивая клиентов с тропы. Сбросил высоту до Кибо минут за тридцать! А вот потом, когда началась беговая тропа, я и почувствовал усталость. Все-таки 80 километров на такой высоте оказалось для меня перебором… Пробежать вниз быстрее Бруно я не мог никак! Постоянно сбивался на быструю ходьбу. И так часа четыре. Не помогали даже непрерывные крики поздравления от всех встречаемых людей - и черных, и белых! Время спуска оказалось 4 часа 14 минут – хуже, чем у рекордсмена. Внизу около ворот - улыбающийся Энсарио. Все! Финиш! Что мог, я сделал! Что будет дальше? Ну, это уже другая история…

 

По информации журнала "Ветер странствий. Казахстан"

Вершина! Команда Клуба 7 Вершин «Мечта альпиниста» совершила успешное восхождение на Айленд Пик

Виктор Володин, гид Клуба 7 Вершин, из Непала: Сегодня, ни свет ни заря, в 1.30 ночи наша команда вышла в полном составе из базового лагеря на штурм Айленд пик. С погодой повезло, и в 8.30 мы были уже на вершине. Всем большое спасибо ... читать больше

Виктор Володин, гид Клуба 7 Вершин, из Непала: 

Сегодня, ни свет ни заря, в 1.30 ночи  наша команда вышла в полном составе из базового лагеря на штурм Айленд пик.  С погодой повезло, и в 8.30  мы были уже на вершине. Всем большое спасибо за поддержку!

 

  Гид группы Виктор Володин

Приглашаем в поездки в Непал!