+7 495 642-88-66

Завершается набор в группы на Аконкагуа! Еще есть время присоединиться к нам! Хорошие компании, отличные гиды, классная гора!

Внимание! Внимание! Внимание!   Всем любителям высот, трудностей, контрастов и противоположностей!   Клуб 7 Вершин приглашает в экспедицию на высочайшую вершину Южной Америки - Аконкагуа. Сопровождение лучших профессиональных ... читать больше

Внимание! Внимание! Внимание!

 

Всем любителям высот, трудностей, контрастов и противоположностей!

 

Клуб 7 Вершин приглашает в экспедицию на высочайшую вершину Южной Америки - Аконкагуа.

Сопровождение лучших профессиональных русскоговорящих гидов - гарантируется.

Лучший сервис в базовых и штурмовых лагерях - гарантируется.

Красные пески, обветренные скалы, рыжие реки, белые снега - гарантируются.

Незабываемые, ни с чем не сравнимые впечатления и эмоции - гарантируются.

 

Звездный состав гидов: Ларин Сергей, Котляр Владимир, Березин Андрей, Мясоедов Валерий.

 

Подробности здесь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ольга Румянцева. Аконкагуа. Когда заканчиваются восхождения.

  Что происходит, когда восхождения заканчиваются?Когда восхождения заканчиваются, то все восходители спускаются вниз. Невосходители тоже спускаются, но у нас таких не было. Наш спуск вниз был стремителен (насколько возможно ... читать больше

 

Что происходит, когда восхождения заканчиваются?
Когда восхождения заканчиваются, то все восходители спускаются вниз. Невосходители тоже спускаются, но у нас таких не было.

Наш спуск вниз был стремителен (насколько возможно стремительно спускаться с 6000 до 4000) и прекрасен.



Особенно прекрасен тем, что вместо того, чтобы от Пласа де Мулас до машины топать 30 километров пешком, мы проделали этот путь меньше чем за 10 минут на вертолёте.
Тут и рассказу конец, а кто слушал - молодец.

Ну а для ценителей подробностей - под катом эти самые подробности, фотографии на тему "как заканчиваются экспедиции" и сравнительный анализ групповых фотографий в качестве бонус трэка.

Утром мы постарались встать пораньше и собраться побыстрее. Ну... По крайней мере мы старались.
Хотя для иллюстрации жизни в лагере на 6000 утром после восхождения, которое закончилось ближе к ночи больше всего подходит фраза "

Со вздохом витязь вкруг себя
Взирает грустными очами.
«О поле, поле, кто тебя
Усеял мертвыми костями?

Хотя нет. Мёртвые кости - это конечно тоже перебор. Лучше написать: "Кто тебя усеял вялыми телами?"

Collapse )
В то утро я принимала активное участие в сворачивании лагеря, поэтому было совсем не до фотоаппарата. Так что сегодня в качестве иллюстраций будут использованы фотографии нашего талисмана-фотографа Ивана Трофимовича.

И начну я, пожалуй, с парочки вершинных фотографий. Так сказать, чтобы освежить в памяти наши подвиги совершённые накануне.

Эта фотография мне нравится тем, что с такого ракурса я как бы вращаю Землю. Может это и правда я её?


Фото И.Т.

На вершине, как я уже писала, все фотографировались с разными флагами. Но пусть в качестве групповой и с флагом сегодня будет эта.
Почему?
Потому что Волгобас. А для тех кто в теме, Волгобас - это Эльтон ультра трэйл. А Эльтон ультра трэйл - это очень здорово и круто. Одно из самых сильных приключений 2016 года. По крайней мере по степени издевательства над своим организмом.
Так что я охотно к этому флагу присоседилась.



Как видите, день накануне выдался непростой.
С другой стороны, все очень хотели как можно скорее оказаться внизу - в тепле, в почти цивилизации. Поэтому очень старались поскорее покинуть это милое место.


Фото И.Т.


Фото И.Т.

Мы смогли. Мы это сделали. Собрали рюкзаки, палатки. И пошли вниз. Сначала медленно-медленно, но постепенно с каждой скинутой сотней метров набирая скорость.


Фото И.Т.



Прощайте, милые кальгаспоры! В следующий раз, когда мы увидимся, вас уже не будет. Да и вряд ли будет следующий раз.
Впрочем, в мире есть и другие места, где можно посмотреть на эти чудесные снежные образования.



Вова убежал в лагерь на 5000 метров, куда сегодня должна была подняться его группа для акклиматизации. Мы видели, как они с главным гидом этой группы Сергеем бодро прошагали наверх.
К счастью, Сергей был настолько добр, что глядя на бледный Вовин вид на два дня акклиматизации отпустил его отдыхать на Пласа де Мулас.
Так что мы не успели ещё спуститься в лагерь, а счастливый Вова, поставивший палатки для своей группы, уже догнал нас.

Вскоре показался заброшенный отель.


Фото И.Т.

А за ним и весь городок на площади Мулов.


Фото И.Т.

И наша палатка под стеной Аконкагуа. Даже не верится, что ещё вчера мы были там.


Фото И.Т.

Все побежали скорее в душ и заняли все душеместа.
В ожидании очереди мы с Вовкой пошли к Мигелю в галерею. Как же классно никуда не бежать, лежать в гамаке, качаться, пить мате и слушать разговоры разных разговорщиков.

И вот уже - все умытые, переодетые. Железная птица уже фырчит моторами и вот-вот прилетит. Можно торжественно отметить завершение мероприятия.


Фото И.Т.



Птичка наша была совсем маленькая, поэтому улетать пришлось в три захода. А вещи оставались до утра ждать караван мулов, чтобы потом уже догнать нас в Мендосе.



Пришлось немного подождать. Вертолёт опаздывал. Если учесть, что лететь меньше 10 минут, а вертолёт запаздывал на полчаса, то можно предположить, что пилоты внепланово решили перекусить.

Но всё-таки он прилетел, и вот уже первая группа покинула нас.



А за ними пришла и наша очередь.


Фото И.Т.




Что сказать? Лететь оно конечно гораздо приятнее, чем идти пешком. Но остаётся небольшое сожаление, что всё вот так вдруг раз и заканчивается.



И остаются воспоминания и фотографии.
С первого дня, в начале маршрута. Когда ещё непонятно, что и как сложится.



И с последнего. На вершине. Когда цель достигнута. И всё уже известно.

 
 

 

Ольга Румянцева. Аконкагуа. Восхождение

Как я не оттягивала в литературно-творческом порыве этот момент, он всё таки наступил. Пришло время рассказать, как мы сходили на вершину. Потому что больше рассказывать вроде бы не о чем. И сразу, чтобы не создавать интриги, для тех кто не ... читать больше

Как я не оттягивала в литературно-творческом порыве этот момент, он всё таки наступил. Пришло время рассказать, как мы сходили на вершину. Потому что больше рассказывать вроде бы не о чем.

И сразу, чтобы не создавать интриги, для тех кто не любит пространных текстов, а ждёт результата, скажу - на вершину мы сходили.



Ну а для тех, кто больше любит процесс - добро пожаловать под кат, где я расскажу, как приключения постепенно превращаются в происшествия, но к счастью хорошо заканчиваются и остаются в памяти всё-таки приключениями.

Collapse )

Самая мучительная часть восхождения для меня - это не подъём к вершине. Это подъём в два часа ночи. Когда противно пищит будильник, на улице темно, холодно, но надо вставать, надевать на себя кучу тёплой одежды, тяжёлые ботинки.
А если ты гид, то всё это надо делать на час раньше и быстро.

Хорошо, когда гидов много. Кто-то кипятит воду, кто-то собирает термоса и наполняет их. Кто-то подобие завтрака организовывает.
Так что собраться удалось наудивление быстро для такой большой команды.

В свете фонариков ещё раз проверили чтобы никто ничего не забыл - очки, перчатки, кошки, воду и прочие жизненные важности.
И всего лишь с опозданием в пол часа, полчетвёртого, стартовали.

Множество одинаковых троп разбегалось в разные стороны. Поэтому время от времени я поворачивалась назад и кивала Вове, мол, так идём. А он кивал мне.

В целом в восхождении нет ничего захватывающего и увлекательного, когда не надо лезть на стены. Иди себе да иди. Ноги переставляй. Кругом темно, ничего не видно. Поэтому с первой части маршрута и фотографий нет.

После пяти начало светать. На горизонте появилась оранжевая полоска, вселяя надежду если не на тёплое, то по крайней мере на светлое будущее.

Где-то в районе белой скалы вдруг задул ветер. Ветра на Аконкагуа - частые спутники восходителей. Собственно они чаще всего и делают восхождение невозможным.
Но нам всю дорогу капитально везло.
Однажды ночью только были какие-то порывы. Но помня, что такое настоящие ветра, я только перевернулась на другой бок и опять заснула.
Утром, правда, участники спрашивали "А что это было?" А кто-то даже рассказывал, что его чуть не сбило с ног таким порывом, когда он вышел на звёзды посмотреть. Но думаю, что это было всё-таки преувеличение.
Настоящие же аконкагуинские ветра обошли нас стороной.

А тут вдруг так не вовремя началось. Сильные холодные порывы ветра начали бить в лицо.
Я было вспомнила, что на такой высоте при сильном ветре в лицо не могу дышать и задыхаюсь. И вроде как даже начала задыхаться.
Но тут же вспомнила, что я на работе и сразу дыхание нормализовалось, жизнь наладилась. А там и ветер прекратился.

На высоте 6500 метров находится разрушенная избушка. Это место называется Индепенденсия. В обычные года здесь как правило надевают кошки, чтобы дальше уже выйти на траверс, где всегда лежит снег.
В этом году снега не было настолько, что кошки надевали уже во второй половине траверса.
И то только потому, что периодически встречались участки фирна, которые нужно было преодолеть не упав.
Остальную же часть пути так и шли в кошках по камням.






Траверс - это такая тропа, пересекающая склон. Место неприятное тем, что обычно там дует сильный ветер и скрыться от него просто некуда.
У нас на траверсе был полный штиль. Так что ничто не мешало постепенно проползать этот участок. То пропуская вперёд других восходителей, то кого-то обгоняя.






Не скажу, что вскоре, но мы все дружно вышли к Каналетто. Немного отстали Алексей с Валерой. Но не критично.



Каналетто - хорошее место. Здесь большая площадка. Можно укрыться от ветра, как следует отдохнуть, поесть, попить.



А главное видно, что вершина - вот она уже совсем близко.



Но увы, это ощущение очень обманчиво. Нужно набрать ещё метров 300 по высоте, поднявшись по не самым приятным тропам. А потом долго и мучительно ползти по ещё одному траверсу.

И мы поползли. И это действительно было долго и мучительно. Постепенно темп снизился до минимума, остановки на отдых стали происходить всё чаще и чаще.
Стрелки часов показывали, что мы превысили все лимиты.
Но несмотря на это, выражение усталых лиц как бы намекало, что до вершины мы дойдём. При чём все.

Единственной проблемой был лимит времени обозначенный рейнджерами. В 16.00 они начинали спускаться с вершины, попутно разворачивая всех, кто не дошёл до неё.

Валера тревожился и спрашивал, что делать. Потому что если мы ещё как-то вписывались в эти часовые границы, то он с Алексеем превышал это время как минимум на час.

- Что делать, что делать? - отвечала я ему - Конечно же идти вперёд.

Как будто у нас были другие варианты.

Японка отставшая от своей группы, взволнованно говорила мне:
- Ещё немного и гору закроют.

Чтобы успокоить её (на высоте вообще вредно волноваться, а идти быстрее ни она, ни мы всё равно не могли), я спокойно говорила ей:
- Это же гора, а не магазин. Как её закроют. К тому же нам идти минут пятнадцать. Успеем.

Мы действительно если и нарушали местные традиции, то ненамного. Поэтому рейнджеры прошли мимо нас.
А вот Валеру с Алексеем тормознули. И предложили спускаться вниз.
Валере пришлось проявить всё своё красноречие и знание испанского, чтобы убедить, не запрещать им идти вверх.

Но вот шаг, ещё шаг, ещё десять шагов. Последний подъём. И мы выходим на вершину.



Погода на миллион. Виды прекрасные. Настроение бодрое. Состояние... Ну, какое может быть состояние у людей, которые двенадцать часов поднимались на высоту почти 7000 метров.






Вот этот гребень почему-то на всех фотографиях кажется выше вершины. На самом деле это не так. Он гораздо ниже, а мы находимся на самой высокой точке всех Америк и Южного полушария.



Пока ждём Алексея, фотографируемся с флагами у кого какие есть.



А потом радостными криками и аплодисментами встречаем Алексея с Валерой.
Ура! Все дошли.

Тут хочется поставить точку и сказать, что сказке конец, а кто слушал - молодец.

Но каждый, кто хоть раз поднимался на вершины, знает, что в горах не главное подняться, главное - спуститься.
Восхождение считается оконченным только после того, как вся группа соберётся в лагере.

А у нас на часах было пять часов вечера, очень усталые люди и стремительно портящаяся погода.



Вова ушёл вниз с самыми шустрыми. Иван Трофимович повёл остальных. А мы с Валерой остались замыкать шествие собирая всех бойцов.
Собственно, уже на подходе к Каналетте из бойцов с нами остался Алексей. Он шёл на вершину видя только одну цель - дойти. Был замотивирован на 200 процентов во чтобы то ни стало оказаться на вершине. Когда их тормознули рейнджеры, он так взбодрился, что прибавил темп и почти догнал нас.
Но на это ушли почти все силы. К тому же несмотря на то, что мы спускались и теряли высоту, ему становилось всё хуже и хуже.

На Каналетте Валера вскипятил воду. Напоил, попытался накормить и мы потихоньку пошли вниз. Очень потихоньку.
Светлого времени оставалось всё меньше, начиналась какая-то пурга, высота ещё была очень приличная, где-то 6600. И хотя у нас были с собой горелка с газом, еда, спасательное одеяло, лекарства всякие, всё равно нужно было как можно скорее сбрасывать высоту. Да и вообще, очень хотелось провести ночь в своей почти родной палатке и спальном мешке.

И тут Алексей потерял сознание.

За всю мою практику это было первый раз, чтоб человек шёл-шёл и упал.
Ну, то есть не совсем упал. Идя впереди я оглянулась назад, посмотреть, как там у нас дела. И в этот момент он зашатался и закатив глаза,вдруг начал падать, намереваясь уползти от нас вниз по склону, благо там было куда падать.

Лёгким движением руки я немного изменила траекторию падения. И клиент мягко приземлился на тропу правда уже в бессознательном состоянии.

И вот всё это - тропа, пурга, наступающая темнота, человек без сознания, высота - буквально за долю секунды пронеслось перед глазами и встало в голове мыслью "Ну, почему так-то?!"
В такие моменты лично мне особенно хочется оказаться где-нибудь на мягком диване, в тепле и пить кофе с зифирками.
Но приходится напоминать себе, что это работа мечты, в том числе и моей. И что сейчас сотни людей хотели бы оказаться на моём месте (вот на этом? да ладно...). А что мечты они иногда какие-то кривые, так в этом никто не виноват.

Но все эти мысли проносятся в один миг, времени на них особо-то нет. Надо как-то ситуацию разруливать.

К счастью, всё успешно разрулилось. В сознание привели. Дали волшебных таблеток (перед этим подискутировав таблетки или укол, сошлись на таблетках). И человек ожил на глазах.

Правда не пошёл. Потому что стал требовать снять кошки.
Вот, говорит, разрешите снять кошки, и я пойду сразу, честно-честно.
А там ещё впереди пару участков, где без кошек реально навернуться.
Потом я сдалась, махнула рукой, сказала "Снимай свои кошки"
Опасные участки мы аккуратно прошли подстраховывая в четыре руки.

Когда мы вышли к Индепенденсии стемнело.

Вова уже к этому моменту дошедший до лагеря предложил выйти к нам навстречу, чтобы помочь. Но собственно, помощи особо никакой не требовалось.
Под воздействием лекарств, сброшенной высоты и снятых кошек, Алексей уверенно шагал вниз.

Ну, то есть это мне казалось, что мы уверенно идём вниз. По крайней мере я так шла немного обгоняя ребят. Они же шли и сильно сомневались в правильности направления. Волновались, не выйдем ли мы к другому лагерю - к Берлину.
К счастью, я про их волнения ничего не знала и спокойно шла себе.

А вскоре вдали показался фонарик - Вова показывал нам путь к дому.

В двенадцатом часу мы, как и мечталось, оказались в палатке.
Почти все уже легли спать.
Иван Трофимович с Вовой накормили нас и напоили. Ещё какое-то время мы сидели обмениваясь впечатлениями и рассказами, кто как спускался.
Наши приключения конечно никому не удалось переплюнуть. Ну, оно и к лучшему.
 

Ольга Румянцева. Аконкагуа. Перед восхождением

Как бы долго мы не ходили туда-сюда, какой бы высоты гора не была, в итоге всегда наступает тот момент, когда остаётся всего ничего - дойти до штурмового лагеря и сходить на вершину. Нам осталось подняться в лагерь с романтичным названием ... читать больше

Как бы долго мы не ходили туда-сюда, какой бы высоты гора не была, в итоге всегда наступает тот момент, когда остаётся всего ничего - дойти до штурмового лагеря и сходить на вершину.

Нам осталось подняться в лагерь с романтичным названием Холера на 6000 метров. А на следующий день подняться ещё немного - на 962 метра. Ну и спуститься конечно.

На самом деле, штурмовой лагерь называется Colera. Но русские люди адаптировали это название, подобрав слово более привычное уху.
В принципе по смыслу - вот прям оно. Не для жизни место.



Погода по-прежнему продолжала нереально баловать всем своим видом как бы говоря:
- Что бы у вас там не случилось, но на меня вы свои неудачи свалить не сможете точно.

Ну и чтобы сваливать ничего ни на кого не пришлось, утром мы выдвинулись из гнезда кондора к этой самой холере.

Collapse )





Не скажу, что все прям так легко порхали, как бабочки, но в целом самочувствие всех участников мероприятия внушало оптимизм и надежды.



Часа за четыре мы выбрались к лагерю Берлин. Он находится почти на той же высоте, что и Колера, но слегка в стороне от начала подъёма на вершину.
Зато там есть самый настоящий домик. Правда, очень маленький. Да и мест под палатки там совсем немного.



В принципе подниматься на Колеру можно минуя Берлин. Но тогда наверх придётся идти по достаточно крутым и сыпучим тропам. Чем портеры и занимаются.
Ну они - пришли, ушли. А нам силы беречь надо.

Поэтому по хорошей тропе поднимаемся к домику. Отдыхаем. Фотозапечатлеваем красивости.



А затем траверсом с небольшим набором высоты идём к нашему дому.
Не успеваем заметить, а Берлин уже далеко. Почти как одноимённый город.



К нашему приходу убежавший вперёд Валера почти уже сварил воду. Нам же осталось только поставить палатки и то не все, а всего-то парочку, разобрать вещи и заняться обедом.



Казалось бы, простые дела, не требующие особых усилий. Но на шести тысячах чтобы устать никаких усилий не надо.

Меня порой спрашивают:
- А как вы там дышите на шести тысячах? Кислородные баллоны используете?

Нет. Не используем. На самом деле, в это может быть сложно поверить, но человеческий организм - понятие весьма растяжимое в своих возможностях. Поэтому даже люди без каких-либо выдающихся способностей после акклиматизации способны вполне себе нормально жить какое-то время на такой высоте.



Конечно не все чувствовали себя одинаково хорошо. Некоторых пришлось уговаривать хоть чего-нибудь поесть. Но это уже мелочи.
Зато после обеда все собрались на улице любоваться и планировать.

Вниз посмотрим - вот он наш длинный путь.
Где-то там уже пройденный лагеря: Пласа де Мулас, Канада, Нидо де Кондорес.



Вверх посмотрим - до вершины всего ничего.



И самое любимое занятие перед восхождением у всех - стоять, смотреть, да руками водить пытаясь нарисовать нить маршрута и хотя бы руками пройти весь этот путь.

На этом, собственно, все занятия заканчиваются. Постояли, посмотрели, руками поводили, очередной раз вещи для восхождения перебрали, подготовили.
На улице холодно стоять. А гулять - особо не разгуляешься.






Да и спать надо ложиться пораньше. На восхождение вставать в два часа ночи.
Поэтому после раннего ужина все довольно быстро разошлись по палаткам. В спальном мешке - оно всегда теплее.






Впрочем разошлись не все. У некоторых здоровья столько - фиг угомонишь.
Шутка.

Хотела написать, что лишь гиды не спали тревожно обходя лагерь перед штурмом, прям как кутузовы перед решающей битвой...
Но не буду.
Лично я бы с удовольствием легла спать. Но нам надо было дождаться Вову и провести свой совет в Филях.

Вова в это время должен был работать вторым гидом с другой группой. И в работе его настал тот приятный момент, когда группа пришла на Пласа де Мулас и отдыхала, вкушая блага цивилизации.
Но увы, жестокой рукой начальника он был послан нам для укрепления рядов. Чтоб точно никто не сбежал.

Поэтому вместо дня отдыха ему предстояло прибежать к нам на 6000, а на следующий день сходить на вершину.

Акклиматизации у Вовы не было, поэтому шёл он долго и мучительно.
Я в это время от нечего делать прогуливалась по окрестностям и фотографировала всё, что видела , периодически выходя глянуть, не идёт ли наш гонец.






В девятом часу Вова приполз к нам. Снял рюкзак и сказал, что теперь понимает, что чувствуют клиенты.

Вова раз по двадцать, если не больше, в сезон бегает на Эльбрус, как на прогулку. Здоровый как лось. И слово "горняшка" ему было знакомо только в качестве грустных клиентов, столкнувшихся с этой штукой. Сам же он ведать не ведал, что это за зверь.
А тут раз - и вот оно. И так неудачно - прямо накануне восхождения.

Мы его накормили, напоили и стали обсуждать, как жить будем.
Собственно, всё было решено ещё накануне.

У нас было шесть участников восхождения разного опыта и разной физической кондиции.
Теперь три гида. И один талисман.
Да, такая штатная единица тоже имелась.

Ещё в самом начале, в Москве, будущие участники восхождения при обсуждении экспедиции одним из условий назвали наличие в команде их талисмана.

Ну мы собственно и не возражали. Ибо талисманом у них был не какой-нибудь плюшевый мишка (а ведь могло и такое случиться, я уже ничему не удивляюсь), а очень уважаемый всеми нами человек.



Иван Трофимович Душарин - человек-легенда. Я честно говоря и не знала бы всех его регалий, если бы в Википедии не подсмотрела.

Мастер спорта СССР, Мастер спорта России международного класса, «Снежный барс», инструктор-методист 1-й категории. Вице-президент Федерации альпинизма России, председатель Комитета по альпинизму. Руководитель первой Российской экспедиции на Эверест. Восходитель на 4 восьмитысячника - трижды на Эверест и другие восьмитысячники.

Для нас же - человек невероятной энергии и оптимизма, кладезь интересной информации. Ну и просто человек, чей авторитет не вызывает никакого сомнения.

Это была уже не первая моя экспедиция с Иваном Трофимовичем, и было очень приятно снова оказаться с ним в команде.

Несмотря на свои почти 70 лет, сил Ивану Трофимовичу не занимать. Но три года назад он перенёс операцию на сердце. С тех пор совершил уже несколько восхождений, но на такую высоту пока не поднимался.
Так что для него это тоже было своего рода испытанием.

Обсуждение будущего восхождения всегда немного похоже на шахматную партию.
Все фигуры известны. Разыгрывается некая комбинация. Но никогда нельзя быть уверенным на сто процентов, что всё пойдёт по нашему плану.

В целом план у нас был один и очень хитрый - сделать так, чтобы на вершине оказались все шесть участников. Ну и гиды конечно тоже.

Для этого решили, что я возглавлю шествие задавая ритм и темп, Вова пойдёт в середине, попутно присматривая за нашей самой юной участницей мероприятия, Иван Трофимович будет талисманить, замыкая шествие основной группы. А Валера пойдёт с тем, кто отстанет от основной команды, не давая сбежать домой.

На том и разошлись.

 
 ИСТОЧНИК: Жизнь как приключение

Ольга Румянцева: Аконкагуа. Возвращение в гнездо кондора.

Во первых строках своего повествования вернусь-ка я к кондорам. Ибо из-за отсутствия фотофактов некоторые усомнились был ли кондор. Кондор был и не один. Поэтому чтобы больше не было никаких сомнений, сразу же начнём с этих чудесных ... читать больше

Во первых строках своего повествования вернусь-ка я к кондорам.
Ибо из-за отсутствия фотофактов некоторые усомнились был ли кондор. Кондор был и не один.
Поэтому чтобы больше не было никаких сомнений, сразу же начнём с этих чудесных птиц.

Вот один гордый птиц парит в вышине.



Перья растопырил, когти наточил. Жертву высматривает.
Однако где ж её взять? Все на Нидо де Кондорес приходят или на акклиматизацию в самом начале, то есть ещё недостаточно похудевшими, или после отдыха на Плаца де Мулас - отъевшимися и отдохнувшими.

Отдых, правда, был недолог - всего один день. Бывало на этой мульей пласе сидели по нескольку дней в ожидании благоприятного прогноза.
Не наш случай. Нам прогноз показывал, что самое благоприятное - чётко следовать плану.

В день отдыха мы времени зря не теряли. Поели, отмылись и провели эксперименты над животными. То есть над кошками.



И факт сей запечатлели.



Если первый выход на верх он как бы пристрелочный. Идём всего на 2 дня, до 5400. То ко второму выходу все готовятся серьёзно. Ведь он должен привести к вершине.

Поэтому идёт бесконечный перебор комбинаций что взять, что надеть, что оставить.



Но к вечеру рюкзаки были собраны.
По традиии - фото стены Аконкагуа и спать. Пока ещё на мягких матрасах.



По плану предполагается, что на четвёртый день мы должны вернуться. Но в случае непогоды есть шанс задержаться на подольше.

Но пока погода нас продолжала баловать.



На этот раз мы шли прямиком в гнездо кондора, без захода в Канаду.
Впрочем, для условно акклиматизированных людей такой переход не составил большого труда.






И вот уже к обеду мы снова в нашем домике на Нидо де Кондорес.



А дальше всё той же схеме: прогулки по окрестностям, наблюдение за кондорами, закат.









На следующий день мы должны были подняться на 6000. Для всех участников (кроме гидов) это был первый опыт такой высоты.
А тут надо было не просто подняться, ещё и жить, и дальше до вершины идти.
В общем, кто-то радостно предвкушал, но большинство терзали смутные сомнения.







 
 

В Лофт-проекте «Этажи» покажут наши фотографии с высочайшего пика Южной Америки

   В понедельник, 27 марта, в Лофт-проекте «Этажи» в Санкт-Петербурге состоится открытие фотовыставки «Восхождение на Аконкагуа». В ней представлены снимки, сделанные во время подъёма на высочайшую вершину ... читать больше

 

 В понедельник, 27 марта, в Лофт-проекте «Этажи» в Санкт-Петербурге состоится открытие фотовыставки «Восхождение на Аконкагуа». В ней представлены снимки, сделанные во время подъёма на высочайшую вершину Южной Америки.

 

фото: Ольга Румянцева (предоставлено организаторами)

фото: Ольга Румянцева 

«Предприниматели из «Клуба лидеров» в январе-феврале 2017 года провели экспедицию на пик Аконкагуа (6962 метра над уровнем моря). Это высочайшая вершина Южной Америки, Западного и Южного полушарий, самая высокая гора за пределами Азии. Аконкагуа расположена в Аргентине в Андах и входит в программу «7 вершин» — подъемов на высочайшие пики всех континентов. Руководителем восхождения стал Иван Трофимович Душарин – легендарный российский альпинист, вице-президент Федерации альпинизма России, обладатель титула «Снежный барс», который совершил порядка 300 восхождений, в том числе трижды покорял Эверест», — рассказали организаторы.

Экспозицию выставки составляют пейзажные фотографии участников восхождения на Аконкагуа – Ивана Душарина и Ольги Румянцевой. Открытие пройдёт 27 марта в 17:00 в пространстве «Новая библиотека» на пятом этаже лофта, (Лиговский проспект, 74).

Ольга Румянцева: Аконкагуа. В гнезде кондоров.

И вот теперь, посетив в третий раз лагерь под названием Нидо де Кондорес, я с уверенностью могу сказать:- Таки да, кондоры там есть. Просто в прошлые разы погода для кондоров была нелётная. В первый раз ветер был такой, что сдувало не то ... читать больше

И вот теперь, посетив в третий раз лагерь под названием Нидо де Кондорес, я с уверенностью могу сказать:
- Таки да, кондоры там есть.

Просто в прошлые разы погода для кондоров была нелётная.
В первый раз ветер был такой, что сдувало не то что кондоров, взрослых мужиков при чём вместе с палатками.
Второй раз видимость была почти нулевой. И вылет кондоров я думаю тоже был отложен по погодным причинам.

На этот раз всё сложилось и над нашими головами в лагере на 5400 красиво парили гигантские птицы.



Переход от лагеря Канада до Нидо де Кондорес - самый простой и короткий.
Уже во время второго выхода с Плаца де Мулас все прямиком идут в гости к кондорам минуя Канаду. А тут фактически однодневный переход делится на две части.

Так что с утра радостные вереницы отдыхающих потянулись наверх.




При чём в этот раз были какие-то необыкновенные толпы. Две группы по двадцать человек создавали неплохую массовку. Мы на их фоне весьма скромно смотрелись.



Три-четыре часа неспешной прогулки с созерцанием видом и мы на месте.



Опять немного потренировались в установке палаток и перетаскивании камней.
Почему-то в этот раз желающих участвовать в этой забаве было меньше. Но тренировка - великая вещь. Совсем скоро наш лагерь был готов.



В этом году мы установили на Нидо большую палатку. И нашей группе выпала приятная обязанность отметить новоселье.






После сытного обед полагается поспать. А после обеда на 5400 спать никто не пошёл, тем более что всем велено было не спать а гулять.
Так что все разошлись согласно своим интересам: кто высоту набирать, кто по плоскости - набирать приятных впечатлений.



И так как дел до ужина не было, а ужин был ещё не скоро, я тоже отправилась прогуляться по окрестностям.



Окрестности были разукрашены различными палатками, моими любимыми кальгаспорами и скалами причудливой формы.









Десяток таких же романтиков из других групп бродил в поисках красоты.









Дошла до домика рейнджеров. На Нидо де Кондорес постоянно дежурят рейнджеры и иногда поднимаются доктора.



Дошла до вертолётной площадки.
Да, сюда в случае необходимости может подняться вертолёт.



Правда единственный раз, когда у нас была такая необходимость, мы два часа провели в домике у рейнджеров. При чём мы их убеждали, что не так уж сильно у нас ноги поморожены и мы сможем спуститься сами, а они уверяли нас, что сами мы идти не сможем, а должны сидеть ждать вертолёт и вообще выполнять все предписания.

Через два часа выяснилось, что вертолёта не будет.
- Что же нам делать? - спросили мы
- Ну вы же можете идти пешком? Вот и идите, - невозмутимо ответили рейнджеры и отпустили нас.






Ближе к ужину я вернулась в наш лагерь и была встречена радостным известием, что меня разыскивает полиция.
В смысле не то чтобы меня, до этого дело не дошло. Но они очень хотели пообщаться со старшим группы.
Тут все радостно кивнули на меня, меня на месте не оказалось.
Собственно на этом всё и закончилось. Сама я искать эту полицию не пошла.

Начинался закат - самое время красотами любоваться.









Ночь на 5400 прошла прекрасно, насколько вообще может быть прекрасной ночь в палатках на такой высоте.
Но несмотря на бодрый вид никто не жаждал задерживаться в этом месте.
Собрав вещи все быстро рванули вниз - к цивилизации.






Да, лагерь на 4200 после Канады и Нидо де Кондорес представлялся райским местечком.

Это когда туда приходят после отелей начинается - кровати недостаточно удобные, душ - небольшая бочка с горячей водой, особо не намоешься, туалеты, сами понимаете, без подогрева. И далее по списку.

Когда спускаются с верху - матрасы кажутся божественными, закрытый туалет - верхом комфорта, а используя небольшую бочку воды можно не только помыться два раза, но ещё и перестирать кучу одежды.

 
 

Ольга Румянцева: Аконкагуа. Над Канадой, над Канадой...

солнце низкое садится. Мне уснуть давно бы надо.Отчего же мне не спится?На нашей аргентинской Канаде легко ответить на этот вопрос заданный стариком Городницким. Во-первых, на пяти тысячах, когда туда первый раз поднимаешься, многим плохо ... читать больше

солнце низкое садится.
Мне уснуть давно бы надо.
Отчего же мне не спится?

На нашей аргентинской Канаде легко ответить на этот вопрос заданный стариком Городницким.

Во-первых, на пяти тысячах, когда туда первый раз поднимаешься, многим плохо спится.
А во-вторых, если как меня бессонница не мучает, то не даёт заснуть жажда красоты.

Уж больно красивые закаты на этой самой Канаде.



Лагерь Канада - первый высотный лагерь на Аконкагуа. Находится на высоте приблизительно 5000 метров. Совсем маленький, не очень уютный, проходной - в нём останавливаются только на одну ночь и только один раз во время первого акклиматизационного выхода наверх.

Акклиматизация - вещь важная, без неё никуда. Так что хочешь не хочешь, а идти на Канаду надо. Поэтому мы строго следуя плану с утра пораньше позавтракали и покинули наш санаторий на Плаца де Мулас.

Вперёд нас ушёл караван портеров, гружёный поклажей. На прощанье некоторые с ними фотографируются.
Никогда не понимала смысл этого действа. Разве что как бы невзначай зафиксировать количество вещей переданное портерам для переноски.

Collapse )



Портеры на Аконкагуа - это особая история.
Это вам не портеры на Килиманджаро или в Непале, терпеливо несущие по 30-40 килограмм за 15 долларов в день.
Нет. На Аконкагуа ребята занимающиеся переноской вещей знают себе цену в прямом смысле слова.

Поднять 20 кг в Канаду (для портеров это переход 2 часа туда и совсем бегом вниз) обойдётся слабому туристу долларов в 200.
В следующие лагеря переноска вещей будет ещё дороже. Это логично. Лагерь выше - цена выше.
И торговаться бесполезно. Всё тщательно взвешивается, учитывается каждый килограмм.

Иногда прям хочется поработать портером на Аконкагуа.



Впрочем, я отвлеклась. Я хоть и не портером, но гидом тоже не плохо.
Тем более, что с момента прихода на Плаца де Мулас у меня появилась палочка-выручалочка, второй гид Валера.
С этого момента все организационные вопросы снялись с меня сами собой.
Сходить к рейнджерам, взять туалетные мешки, договориться о времени завтрака, занять очередь на медосмотр - Валера тут же бежал (он вообще-то бегун, по 100 километров бегает) и всё организовывал.

Мне оставалось только руководить.

Вот и на этот раз, Валера убежал вслед за портерами организовывать лагерь. Я же с группой неспешно пошкандыбала наверх.






Идти в лагерь Канада одно сплошное удовольствие.
Вернее два. Тропа хорошая и виды прекрасные.






Знай иди себе потихоньку, дыши ровно, высоту набирай да по сторонам поглядывай.



Я правда в одном месте слегка не туда пошла. Ну, бывает, да. Троп стало неожиданно много, а я пять лет не была на Аконкагуа.

Но разобрались вырулили и вскоре увидели палатки Канады.



Чтоб окончательно оформить процесс акклиматизации, поупражнялись в установке палаток и перетаскивании камней.
К этому времени Валера нам уже воды наварил. Самое время пообедать.






После обеда смотрю, что-то приуныли мои орлы. Смотрят на меня, на Аконкагуа, и нет радости в их взорах.



Не, ну на меня понятно. Не самое лучшее зрелище. А вот чем Аконкагуа-то не угодило. Стена всё ближе и как всегда прекрасна.



Один Олег всё время радовался. Он наконец-то получил отдельную палатку. Так что радоваться радовался, а палатку покидать отказывался.



В силу своего огромного роста он всё время страдал на обычных кроватях в нижних лагерях. То что другим было в радость - кровати с матрасами в больших палатках - ему приносило лишь мучения.
Он всячески пытался улучшить своё положение, хотя бы горизонтальное. После чего родилась фраза от другого участника "Не знаю, как у вас, а лично у меня дома депутаты на полу не валяются."
А тут вдруг своя собственная палатка и никаких ограничений - хочешь сиди, хочешь по диагонали ложись.

Между тем все вроде как ожили и даже устроили фотосессию.
Весёлые, довольные - видно, что акклиматизация проходит успешно.



Ну а для нас настало время подумать об ужине.
Я не зря написала, что на обед Валера варил воду.
На 5000 в принципе сложно, что либо сварить. Поэтому используются сублимированные продукты. Варится вода, а дальше, каждый творит кто во что горазд.
Но и с водой не всё так просто на Аконкагуа. Её нет. Совсем.
Есть снег. Снег надо принести и натопить.

Вот мы было и собрались в экспедицию за снегом, прикидывая, сможем ли унести за раз нужное количество. Но тут сопровождать нас вызвались все.
Каждый взял по мешку, и мы пошли.



Идти было неблизко, да и снег добывать непросто. Но мы справились.



Группа была большая, мешки тоже немаленькие. Так что прикинув нужное нам количество снега для ужина и завтрака, я поняла, что мне остаётся только идти скромно сзади, отбивая ритм крышками от кастрюль и фотографируя всё вокруг.






Ужин прошёл в тёплой и дружественной атмосфере. Тёплой - потому что последние лучи солнца всё ещё согревали нас.



Но очень быстро настало время закатных фотосессий.
Сначала на фоне пока ещё освещённой стены.






А потом уже значительно утеплившись, все занялись ловлей последних лучей.



Пораскидывав руки-лучи, солнце не скрылось за горизонт. Ещё долго оно, словно красная рыбка, плескалось в облаках.

 
 
ИСТОЧНИК: Жизнь как приключение

Ольга Румянцева. Аконкагуа. На площади Мулов

После небольшой акклиматизации, пройдя медосмотр и получив полное и безоговорочное одобрение врачей на дальнейшие подвиги, мы направили свои стопы в главный лагерь Аконкагуа - Плаца де Мулас или площадь мулов по-нашему. Это последний рубеж, ... читать больше

После небольшой акклиматизации, пройдя медосмотр и получив полное и безоговорочное одобрение врачей на дальнейшие подвиги, мы направили свои стопы в главный лагерь Аконкагуа - Плаца де Мулас или площадь мулов по-нашему.

Это последний рубеж, куда доходят мулы. Нехорошие люди видимо ставили эксперименты пытаясь загнать мулов выше отметки 4200, на которой расположился лагерь, но ничем хорошим это не заканчивалось. Об этом нам говорят отдельные части тех самых мулов, которые можно обнаружить на пути к верхним лагерям.

Плаца де Мулас - настоящий палаточный город для восходителей. Здесь есть горячий душ, кафе и даже картинная галерея.
Но главная её достопримечательность, на которую можно любоваться бесконечно - красная стена Аконкагуа.



Чтобы оказаться в этом чудном месте, нужно совершить наверное самый сложный переход (не считая конечно дня восхождения). Девять-десять часов постепенно набирая высоту, по тропам, по рекам, в компании тех самых мулов.

Мулы приходят рано утром на рассвете и стоят задумчиво шевеля своими большими мохнатыми ушами в ожидании, когда жестокосердные люди взвалят на них поклажу.



А дождавшись, получив свою порцию бочек, мешков, коробок и прочих тяжестей, уходят за горизонт, погонямемые гордыми гуачо.






В след за ними - и мы за горизонт.



Нам очень повезло с погодой. Было не жарко и почти безветренно.
Обычно же здесь гуляют сильные ветра, забивая песком всё, что можно. Или как вариант, можно идти солнцем палимы без надежды укрыться в тени. Потому что тени здесь нет. Как и укрытия от ветра.






Вернее, иногда они есть. На всём протяжении маршрута кто-то заботливо расставил камни, где можно немного укрыться от ветра, найти кусочек тени, ну и чего уж скрывать - сходить в туалет. Так и идут все - от камня к камню. Получается каждый переход около часа.



В остальное же время - красная безжизненная пустыня. Постепенно сводящая с ума слабых духом путников.






Иногда пейзаж разноображивают реки. Но пить из них нельзя. А если не туда свернёшь, то хождение может превратиться в квест по преодолению водных преград.



В последние часа два (это уж кто как ходит) тропа неожиданно начинает забирать вверх. То есть не то чтобы совсем неожиданно, но неприятно.
Этот последний взлёт добивает и без того усталых путников.



Но я-то знаю, что ещё немного, ещё чуть-чуть - и появятся первые палатки Плаца де Мулас.



Ещё немного - и видно, что палаток этих много-много.
Построен этот городок тремя крупными операторами, работающими на Аконкагуа. И несколькими мелкими энтузиастами.



Ещё не дойдя до лагеря, все достают фотоаппараты и прочие аппараты, умеющие запечатлевать действительность. Потому что видят её - стену Аконкагуа.
Первый раз это зрелище вызывает неизменный восторг.
Потом вроде привыкаешь. Но всё равно рука инстинктивно тянется к фотоаппарату все дни пока там находишься. Дней там проводят немало. В итоге карта памяти забита однообразными видами.

Потом приходится волевым усилием всё это вычищать, удалять. Оставляя лишь самое-самое. Ну или по-крайней мере хоть немного отличающееся друг от друга.

Днём это выглядит так.



Ближе к заходу стена окрашивается в золотистый цвет.



А перед самым закатом становится прекрасно-красной.



В первый день на Плаца де Мулас я встала с утра пораньше, чтобы немного прогуляться и осмотреться.
Надо сказать, за прошедшие пять лет здесь ничего не изменилось.









Только на первый взгляд кажется, что все ещё спят. На самом деле особо долго даже в дни отдыха тут не залёживаются.
А те, кто работают, так вообще не знают ни отдыха, ни покоя.
Вот первые портеры уже устремились на заработки в верхние лагеря.



У нас на этот день планы были как обычно грандиозные.
Нужно было подготовиться к акклиматизационному выходу на три дня до лагеря на 5500. Вещи собрать, продукты упаковать. Прочие хозяйственные дела решить.
А перед этим немного прогуляться наверх - акклиматизация дело такое. Всё время гулять приходится.





В отличие от предыдущего лагеря - Конфлюэнции - где все прогулки происходят только в сторону южной стены, здесь гулять можно в разнообразных вариантах.

Можно дойти до гостиницы. Да когда-то давно здесь была гостиница. Но построена она была в отдалении от основного пути да и от начала подъёма. Особой популярностью не пользовалась. И постепенно пришла в упадок.
Я застала те времена, когда в ней ещё работал бар и горячий душ.
Сейчас она стоит абсолютно заброшенная.

Можно гулять ещё в сторону ледника.

Но мы выбираем свой путь - к кальгаспорам.



Кальгаспоры - они же кающиеся снега, ибо кто-то в их формах усмотрел коленопреклонённых монахов в накидках с капюшонами.



Обратимся к википедии, чтобы объяснить механизм их образования.

«Кающиеся монахи» образуются в условиях высокого стояния солнца, сухости воздуха и сильной инсоляции на участках, лишенных моренного покрова или усеянных редкой галькой, вследствие неравномерного таяния фирна. Проталины возникают по направлению падающих косо солнечных лучей.

Название «кающиеся» («пенитентес») произошло от одноимённого названия головных уборов монахов
Исследования этого природного явления ведутся несколькими группами учёных как в естественных, так и в лабораторных условиях, однако окончательный механизм зарождения кристаллов «кающихся монахов» и их роста пока не установлен.

Опыты показывают, что значительную роль в нём играют процессы абляции, циклического подтаивания и замерзания воды в условиях низких температур и определённых значений солнечной радиации.


О, оказывается и учёным до конца механизм образования этих снежных игл неизвестен.

Обычно кальгаспоры не очень большие - в районе метра. Но могут достигать и по 2-3 метра.






В зависимости от того, как расположить фотоаппарат :)

В любом случае - прекрасный полигон для фотосессий.









Однако особо разгуливаться нам некогда, надо возвращаться в лагерь.



Жизнь на Плаца де Мулас напоминает санаторий.
Трёхразовое питание, мягкие матрасы, врачи.

Да-да. У нас опять медосмотр. Перед тем как выйти наверх опять надо получить разрешение врача. Кроме этого нужно получить туалетный мешок.
Видимо, узнав где-то что в некоторых местах, например в Антарктиде или на Мак Кинли, восходителей обязывают уносить с собой все отходы жизнедеятельности. Для этого выдают специальные мешки, которые эти самые восходители используют для туалета и потом уносят вниз.
Но аргентинцы они на то и аргентинцы - главное идея, а реализация уже не важна.

В итоге всем выдают маленький почти прозрачный мешок, который после восхождения нужно сдать наполненным.

Не хочется вдаваться в подробности, но... В общем, на Аконкагуа в туалет все ходят как обычно - за камушек. А мешки в конце наполняют землёй.

Ну это так, детали.

С медосмотром же всё по-взрослому. Меряют давление, уровень кислорода в крови и слушают, чтобы никаких хрипов не было. И только если здоровье пациента не вызывает сомнение, ставят визу врача.



У нас всё было хорошо. Здоровье железное. Планов громадьё.
И проводив солнышко, мы достаточно рано разошлись, чтобы с утра пораньше отправиться дальше наверх.

Ольга Румянцева. Аконкагуа. Ледовые стены и марсианские пейзажи.

Восхождение на Аконкагуа, как и всякая серьёзная экспедиция, начинается неспешно и размеренно. То есть с акклиматизации. Отметив пермиты у рейнджеров и получив под роспись мусорные мешки, будущие восходители стартуют от входа в национальный ... читать больше

Восхождение на Аконкагуа, как и всякая серьёзная экспедиция, начинается неспешно и размеренно. То есть с акклиматизации.

Отметив пермиты у рейнджеров и получив под роспись мусорные мешки, будущие восходители стартуют от входа в национальный парк, чтобы дойти до лагеря Конфлюэнция и провести там два дня, в походах и медитациях.

Переход до Конфлюэнции - приятная прогулка, а от туда гуляют под южную стену Аконкагуа - живописнейшее место, наводящее на ассоциации с красной планетой - один из моих любимых уголков на Аконкагуа.



Так и мы с утра пораньше собрались и поехали на подвиги.
По дороге до входа в национальный парк приятным бонусом - местечко Пунта дель Инка. Это один из первых в мире СПА комплексов, построенный, как не сложно догадаться по названию, древними инками.

Знающие люди рассказывали, что эти хитрые древние люди так заботились о своём здоровье, что проложили подземный ход от горячих источников до жилых помещений, чтобы распаренными на ветру не ходить.

Collapse )



Но увы, нынче горячие источники не функционируют. Посмотреть на них можно только издали. Поэтому - пара фотографий для услады глаз - и дальше к началу треккинга.

Перед началом маршрута все ещё чистые, умытые делают фотографию на память. Ведь никто не знает, что там и как дальше сложится. А память - она всем нужна.



Там же, в самом начале маршрута на лужайке пасётся вертолёт внушая оптимизм и веру в будущее.



Вертолёт может довезти практически до самого верхнего лагеря. Но увы, полёты на вертолёте нужно ещё заслужить.
Поэтому закинув рюкзаки на плечи, лёгкой походкой мы направились в сторону Конфлюэнции, не забывая по дороге крутить головами, любоваться пейзажами и делать фотографии.



Самый знаменитый вид Аконкагуа. Даже двух. Тот самый случай, когда фотография лучше реальности. Ну, может не в моём исполнении, но всё же.



Подходя к этой точке все ожидают увидеть прекрасное озеро, в котором отражается гора.
И к огромному разочарованию видят маленькую лужицу. Иногда в лужице плавает утка.

Но по мере продвижения дальше по тропе пейзажи становятся всё более привлекательными. И горечь разочарования от отсутствия прекрасного озера быстро улетучивается.









Каких-то пять часов по тропе - и вот уже вдали показались палатки Конфлюэнции.
Немного запылённые, но совсем не уставшие фотографируемся и идём отмечать пермиты у рейнджеров.



На Аконкагуа всё строго. В каждом лагере надо отмечаться у рейнджеров. Да не просто отмечаться, ещё и медосмотр проходить.

Конфлюэнция - лагерь на высоте 3400 метров. Он не очень большой.
Проходная такая история - все останавливаются во время акклиматизации на две ночи. Поэтому народу здесь немного в отличие от Плаца де Мулас, который выглядит настоящим городом.
На обратном пути все проходят мимо, спеша вниз. А некоторые и вообще пролетают над ним маша крылами.



Первый день проходит в привыкании к красивым картинкам вокруг.






Горы окружающие Аконкагуа будто кисточкой раскрашены.



В первый день эта необычная картинка вызывает неконтролируемое желание фотографировать всё подряд.

После обеда группа разделилась по интересам.
Наиболее интеллектуально подкованные или стремящиеся к этому занялись шахматными баталиями.
Те, кто в шахматах блеснуть не мог, зачем-то решил пробежаться на вершину холма возвышающегося над лагерем.

Я, как обычно мечась между умными и красивыми, не стала ни в шахматы выступать, ни на холм бегать. Ограничилась созерцанием.



Впрочем, в шахматы сражаться особо никто не стремился. Кислороду и так не хватает на обслуживание мозговой деятельности, так что не за чем его лишний раз напрягать. Поэтому вскоре в шахматном клубе остались только двое - Рената и Депутатыч. Они готовы были сидеть часами и выяснять вечный вопрос, что сильнее - молодость или опыт.
Кажется так и не выяснили.



Утром их баталии были прерваны необходимостью идти на акклиматизацию.



На акклиматизацию идти нужно в сторону южной стены Аконкагуа.
Как я уже говорила, я очень люблю гулять в ту сторону. Многообразие красивых картинок перед глазами скрашивают набор высоты почти в тысячу метров.









Чем выше, тем инопланетнее становится окружающий пейзаж.









А вскоре появляется и сама южная стена - снежно-ледовая. Не похожая на всё вокруг.



Стоит перейти через небольшую морену - и вот она красная планета.






Красные горы, красная земля. Даже реки и то красные.









В какой-то момент, когда стена становится достаточно близко, а высота достаточной на мой взгляд для акклиматизации, мы останавливаемся и устраиваем фотосессию.



Лично я могла бы там сидеть часами впитывая эту красноту. То есть красоту.
Но пора возвращаться в лагерь.

В лагере нас ждали медики на медосмотр, на котором измеряют пульс. Все жутко волнуются, пульс зашкаливает, кислород падает...
Но мы и с этой задачей успешно справились. Подышали, успокоились, кислород в кровь нагнали, и все получили разрешения врачей на дальнейшие подвиги.

Ну а так как про подвиги я буду рассказывать в следующий раз, покажу ещё десяток фотографий. Очень знаете ли сложно остановиться, когда в руках фотоаппарат, а вокруг горы.



















 
 
 
 

Ольга Румянцева. По дороге на Аконкагуа. Экспедиция 2017 года

С чего начинается дорога на Аконкагуа?Сначала конечно с прилёта в Мендосу. Про этот рай для мясоедов и чепьювинов я уже немного рассказывала. Поэтому для начала - мясо, вино. Но вот через пару дней стейки уже не радуют взор, а уровень крови ... читать больше

С чего начинается дорога на Аконкагуа?
Сначала конечно с прилёта в Мендосу. Про этот рай для мясоедов и чепьювинов я уже немного рассказывала.
Поэтому для начала - мясо, вино. Но вот через пару дней стейки уже не радуют взор, а уровень крови и красного вина в организме стремительно уравниваются.
Значит пришла пора идти получать пермиты и выдвигаться в горы.

Оформление пермитов в министерстве туризма - не самое интересное дело. Возможно поэтому его решили немного скрасить психоделическими картинками в этом самом министерстве.



Это не они. Они будут под катом. Этот витраж на входе в министерство туризма отражает специфику региона, то за чем сюда едут. Горы и вино.

Подозреваю, что порядок оформления пермитов продумали те же люди, которые делали рисунки.






Чтобы получить пермит нужно сначала придти в министерство. Получить квитанцию на оплату. Потом пойти в какой-то абсолютно посторонний пункт оплаты, где принимают разные, скажем так, коммунальные платежи и продают симкарты, отстоять очередь и расстаться с круглой суммой от 700 до 800 долларов в зависимости от сезона.
При этом платить можно только налом.
Затем вернуться в офис, предъявить квитанцию, паспорт. И ура - через какое-то время пермит ваш.



Можно выдвигаться в горы.



Конечно перед отъездом мы провели всяческие подготовительные работы. В ходе которых были отдегустированы разные виды Мальбека.





Обнаружили, что наши люди везде оставили свой след



И разработали план восхождения.



На самом деле, в первый вечер рассказывая, что нас ждёт в ближайшие дни, я не предполагала, что все мои слова фиксируются и визуализируются.
Но как видите, люди собрались серьёзные, так что всё было строго.

Забегая вперёд скажу, что так всё по этой бумаге получилось. Поэтому в итоге получился вот такой сувенир на память, а не вещественное доказательство.

К вечеру первого дня мы приехали к началу маршрута - в местечко под названием Пенитентенс.



Зимой это - горнолыжный курорт. Летом - просто горы.
Желающие пошли прогуляться. Я тоже было пожелала, но мощный ветер нередкий в этих краях выдул все желания гулять в пять минут.
Поэтому решила ограничиться видом из окна, упаковкой вещей, распределением груза - что поедет на мулах в первый лагерь, что во второй - и прочей подготовкой к выходу на маршрут.

 

ИСТОЧНИК: Жизнь как приключение

 

Ольга Румянцева. Самая высокая галерея в мире

А вы знаете, где находится самая высокорасположенная художественная галерея в мире?Высокорасположенная - какое-то очень кривое слово. Тот случай, когда легче сказать по-английски "the highest art gallery in the world". Не знаете? Сейчас ... читать больше

А вы знаете, где находится самая высокорасположенная художественная галерея в мире?
Высокорасположенная - какое-то очень кривое слово. Тот случай, когда легче сказать по-английски "the highest art gallery in the world".

Не знаете? Сейчас расскажу.

Эта галерея заползла на высоту аж 4200 метров и находится в базовом лагере Аконкагуа под названием Пласа де Мулас. Или по-нашему, площадь мулов.
Почему так называется это место, я расскажу потом, когда буду писать про Аконкагуа. А то потом и сказать больше нечего будет.

Так вот. Знакомьтесь. Художественная галерея на Плаце де Мулас "Наутилус" и её хозяин, он же художник - Мигель Доура.



Работает галерея 4 месяца в году - с ноября по конец февраля. В то время, пока длится сезон восхождений на Аконкагуа, и на Плаца де Мулас кипит жизнь.

Вот, кстати, как выглядит этот городок - приют восходителей - среди гор и ледников.



Но главная гора здесь конечно же Аконкагуа. Она нависает над лагерем своей красной стеной, вдохновляя Мигеля на новые картины.
Собственно, её изображение встречается на картинах чаще всего.
По крайней мере на картинах написанных на Плаца де Мулас. Остальные шесть месяцев в году, судя по картинам, Мигель путешествует по пляжам тёплых стран и пишет эти пляжи или обнажённых женщин.



Здесь же на Аконкагуа основная тема картин - горы и горные люди.
Чаще всего, если у Мигеля нет гостей, его можно найти на, скажем так, острове перед галерей делающим какие-нибудь наброски.



Остров - потому что среди камней и льда, здесь всё такое зелёное. Ковёр, подушки, гамак. Даже пальма есть. Пусть искусственная.
Но в тёплый солнечный день очень здорово лежать в гамаке и вести неспешные беседы с Мигелем или его гостями, потягивая запущенное по кругу мате.
Или просто качаться в гамаке и смотреть на горы.
Мне кажется, я могла бы этим заниматься часами. Жаль почти никогда нет времени.



Но ладно, не будем о грустном.
Лучше пойдём в галерею. Было бы как-то глупо рассказывая о ней не показать работы художника.



Она совсем небольшая. Но сложенные картины можно долго рассматривать. А радушный хозяин всегда нальёт мате, угостит печеньем, поговорит за жизнь или расскажет про свои работы.



Вот стена Аконкагуа - самая первая и главная. Мигель ею очень дорожит и никому не продаёт.



Остальные же работы можно купить. И что характерно - покупают постоянно.
Но стоят они однако недешево.
Мне вот этот альпинист-космонавт очень глянулся. Но я даже прицениваться не стала. Знаю, что цена будет в районе 10 000 долларов.



Но Мигель, видимо обрадовавшись нашей встрече спустя много лет, решил подарить мне маленькую пастельную работу.
Он предложил показать три, которые мне ближе всего из тех одиннадцати висящих на стене.
А потом из этих трёх выбрал одну, по его мнению больше всего подходящую мне.



Угадаете, какую?
Вот здесь они все покрупнее.



Я её потом покажу. А то неинтересно будет.



В этом году Мигель может быть наконец доедет с выставкой до Москвы.

Сезон на Аконкагуа завершен, наши гиды сушат палатки…

У тандема «Матёрый и Мощный» (Сергей Ларин и Владимир Котляр) – день большой сушки. Готовимся к отъезду на Родину. Но сперва нужно подготовить снаряжение и законсервировать его на год в Мендосе.         ... читать больше

У тандема «Матёрый и Мощный» (Сергей Ларин и Владимир Котляр) – день большой сушки. Готовимся к отъезду на Родину. Но сперва нужно подготовить снаряжение и законсервировать его на год в Мендосе.

 

 

 

 

 

ВЕРШИНА!  ДВЕ ВЕРШИНЫ!!!   Две группы Клуба 7 Вершин победили наступающую осень и поднялись на Аконкагуа. Наши поздравления!

Две наши группы: большая -  под руководством Владимира Котляра («Тактика козырной десятки») и малая – под руководством Сергея Ларина («Татарин и Ларин») успешно поднялись на вершину Аконкагуа и ... читать больше

Две наши группы: большая -  под руководством Владимира Котляра («Тактика козырной десятки») и малая – под руководством Сергея Ларина («Татарин и Ларин») успешно поднялись на вершину Аконкагуа и благополучно спустились в базовый лагерь Пласа ле Мулас. Наши поздравления!  Восхождение было совершено раньше намеченного срока, что связано с совсем испортившейся в районе погодой.  

 

Владимир Котляр: «… ловили окно. К нам пришла зима с грозами»….

 

Сергей Ларин: «Хотелось бы добавить, что ходить на Аконкагуа нужно в январе»…

 

 

 

 

 

 

 

Олег Савченко: «Если ты сможешь подняться на вершину, значит, ты сможешь совершить и большее»

Общественный деятель, промышленник, Олег Савченко рассказал о своем восхождении на высочайшую гору Южной Америки - Аконкагуа. Олег Савченко: «Несколько лет назад я взял на себя обязательство сделать так, чтобы флаг нашей Волгоградской ... читать больше

Общественный деятель, промышленник, Олег Савченко рассказал о своем восхождении на высочайшую гору Южной Америки - Аконкагуа.

Олег Савченко: «Несколько лет назад я взял на себя обязательство сделать так, чтобы флаг нашей Волгоградской области побывал, то есть был водружен на семи высочайших вершинах мира. Семь континентов, семь высших точек, на четырех флаг Волгоградской области уже был, осталось три включая Эверест. У меня есть уверенность, что флаг Волгоградской области будет и на самой высокой вершине мира – Эверест.

Аконкагуа очень сложная гора, вторая после Эвереста, высота 7 000 метров, две недели подъема акклиматизация не хватало кислорода, головная боль, горная болезнь, давление. Но нам все таки удалось, повезло с погодой, в четыре часа утра был штурм, тринадцать часов очень сложно было, но несмотря на это флаг Волгоградской области был водружен на высочайшей горе Южной Америке. Это было 1 февраля накануне героического праздника нашей Волгоградской области – Дня победы в Сталинградской битве. Я считаю, что это очень символично и правильно.

 

 

Конечно, при восхождение на вершины необходима очень хорошая физическая подготовка. Но прежде всего в большей степени нужна воля. Ты идешь один на один, ты не можешь разговаривать, тебе не хватает сил, у тебя каждое движение размерено, потому что тебе не хватает кислорода. Ты один на один с собой. Ты можешь остановиться, тебе не обязательно идти вперед, наверх. Иногда бывают сложные альпинистские участки, когда нужно идти на кошках и на связке. Ты остаешься один на один с собой и если ты смог преодолеть смог переступить через вот этот барьер, то у тебя все получится.

Если хоть один школьник, хоть один парень или девушка Волгоградской области увлекутся альпинизмом и путешествиями. Если они заинтересуются этим, узнают что есть такой огромный, интересный, красивый мир, столько можно всего еще увидеть. Тогда значит, я не зря занимался и тренировался долгие недели к восхождению на вершину.

Невозможно эмоции не с чем сравнить, ты на вершине, на вершине мира. Я стоял на высочайшей точки Африки, Антарктиды, Америке. Самое главное победа. Это внутреннее состояние, ты преодолел себя, ты доказал самому себе что ты не зря живешь. Если ты сможешь подняться на вершину, значит ты сможешь и большее. То что ты наметил, то о чем ты мечтаешь ты сможешь в любом случае".

 

 

Добивайтесь, верьте и у вас все получится!

 Информация, Радио "Новая Волна" – Волгоград

Новости с Аконкагуа: наши группы - на акклиматизационном выходе… Сегодня Пласа Канада…

Во время пребывания и подготовки к выходу в лагере Пласа де Мулас наши альпинисты из групп «Тактика козырной десятки» (гид Владимир Котляр) и «Татарин и Ларин» (гид Сергей Ларин) прогулялись на ледник. Ну и, конечно, ... читать больше

Во время пребывания и подготовки к выходу в лагере Пласа де Мулас наши альпинисты из групп «Тактика козырной десятки» (гид Владимир Котляр) и «Татарин и Ларин» (гид Сергей Ларин) прогулялись на ледник. Ну и, конечно, заглянули в гости к художнику Мигелю, в его уникальную картинную галерею на высоте 4200.  После этого группы поднялись в лагерь Канада, где  поставили палатки и сели в них пережидать сильный ветер со снегом и грозу. На завтра погода должна быть лучше и команды планируют выйти в лагерь Нидо де Кондорес, где проверят, устояла ли наша большая палатка, поставленная Александром Абрамовым...

 

 

 

 

 

 

Две команды Клуба 7 Вершин поднялись в базовый лагерь Пласа де Мулас

Две наши команды, действуя строго по плану, поднялись в лагерь Пласа де Мулас на высоте 4200 метров. Большой группой под названием «Тактика козырной десятки» управляет гид Клуба 7 Вершин Владимир Котляр. Меньшая по составу ... читать больше

Две наши команды, действуя строго по плану, поднялись в лагерь Пласа де Мулас на высоте 4200 метров. Большой группой под названием «Тактика козырной десятки» управляет гид Клуба 7 Вершин Владимир Котляр. Меньшая по составу группа состоит из  человек и называется «Татарин и Ларин». Сергей Ларин – в роли гида. Обе группы успешно прошли цикл акклиматизации в лагере Конфлюэнция, сходили под Южную стену и, наконец, поднялись в базовый лагерь.

Пока всё по плану, всё хорошо…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Две новые группы на Аконкагуа работают самостоятельно, но будут взаимодействовать

Владимир Котляр: Команда «Тактика козырной десятки» в сборе и готова к приключениям!     Пермиты получили, идём в прокат за кошками.     Группа «Татарин и Ларин» также начинает экспедицию.   ... читать больше

Владимир Котляр: Команда «Тактика козырной десятки» в сборе и готова к приключениям!

 

 

Пермиты получили, идём в прокат за кошками.

 

 

Группа «Татарин и Ларин» также начинает экспедицию.

 

 

Всё вместе выезжают в Пенитентес. Группы будут работать самостоятельно, но взаимодействовать!

Немного подробностей восхождения на Аконкагуа от Сергея Ларина. ФОТОГРАФИИ

Сергей Ларин, гид Клуба 7 Вершин: Восхождение оказалось непростым. Четыре дня ждали погоды. Потом появилось однодневное окно, но подходить, а это ещё 2 дня, пришлось в сложных погодных условиях. В первый день портеры отказывались выходить. ... читать больше

Сергей Ларин, гид Клуба 7 Вершин: Восхождение оказалось непростым. Четыре дня ждали погоды. Потом появилось однодневное окно, но подходить, а это ещё 2 дня, пришлось в сложных погодных условиях. В первый день портеры отказывались выходить. Но в итоге, я думаю, они остались довольны, что им удалось дойти до Нидо де Кондорес. Помогла наша большая палатка, установленная там.  В это месте ставить палатки по такой погоде проблематично. В день восхождения некоторые команды возвращались, некоторые вообще отказывались от восхождения. Но команда «Хороший, плохой и злой» показала отличный настрой и силу духа, что позволило достичь результата. Сейчас уже сидим ждём вертолёта на Пласа де Мулас.

 

 

 

 

 

 

 

ВЕРШИНА!   Команда Сергея Ларина справилась со своей миссией. Есть высшая точка всех Америк! Поздравляем!

Сергей Ларин (из аудиосообщения): …. на вершину Аконкагуа ….  спустились в лагерь Холера. У нас всё хорошо. Подробную информацию -  с Пласа де Мулас. До связи! Сергей Ларин.      Страничка фейсбука ... читать больше

Сергей Ларин (из аудиосообщения): …. на вершину Аконкагуа ….  спустились в лагерь Холера. У нас всё хорошо. Подробную информацию -  с Пласа де Мулас. До связи! Сергей Ларин.

 

 

 Страничка фейсбука Василия Шахновского (публикует Александр Капырин)

 

  Информация от Василия Шахновского из Аргентины о том, как проходит экспедиция Клуба «7 Вершин» на Аконкагуа (7.02.2017, 2:45-2:55 по московскому времени, спутниковая связь).

Наши ребята совершили восхождение на вершину Аконкагуа!

 ….

 Погода и создала большие трудности. Сильный ветер не утихал всё время восхождения, частый и густой снег снижал видимость до нескольких метров, сильный мороз добавлял «перцу» в ощущения.

 

Тем не менее, за 12 часов группа добралась до вершины. Обратный путь составил около 2,5 часов. Измотанные, пронизанные ветрами ребята вернулись в лагерь, из которого начали заключительный штурм. После ужина, горячего чая и ночёвки в палатках, наутро, они начинают спуск в базовый лагерь. Возможно, если всё сложится благоприятно и не подведёт самочувствие, завтра же, передохнув в базовом лагере, ребята спустятся вниз, завершив маршрут. И вылетят в Женеву