Внутренний курс компании: 1 $ = 68.01 ₽
+7 495 642-88-66

Поздравляем Маадыра Ховалыга с избранием Президентом!

Большой друг Клуба 7 Вершин Маадыр Ховалыг на днях был избран  президентом Федерации альпинизма и горного туризма Тувы.  Мааадыр неоднократно путешествовал с нами в разных уголках нашей планеты, и мы надеемся на новые встречи! ... читать больше

Большой друг Клуба 7 Вершин Маадыр Ховалыг на днях был избран  президентом Федерации альпинизма и горного туризма Тувы.  Мааадыр неоднократно путешествовал с нами в разных уголках нашей планеты, и мы надеемся на новые встречи!

 

 

 

Народный писатель Республики Тыва, автор 25 книг, 7 из которых о Горах.

 

 

 

 

Гиды треккинговой экспедиции «Вокруг Манаслу» поздравляют Клуб 7 Вершин с юбилеем! ВИДЕО

Вечером  наши гиды сняли  этот поздравительный сюжет. Спасибо!       читать больше

Вечером  наши гиды сняли  этот поздравительный сюжет. Спасибо!

 

 

 

Команда Клуба 7 Вершин справилась со своей задачей на стартах Crimea X Run

Участники нашего Клуба стартовали во всех видах программ, и во всех добрались до финиша. Собственно, этим они справились с поставленной задачей. Особенно надо отметить Ольгу Румянцеву и Кристину Путинцеву, которые побегали по полной ... читать больше

Участники нашего Клуба стартовали во всех видах программ, и во всех добрались до финиша. Собственно, этим они справились с поставленной задачей. Особенно надо отметить Ольгу Румянцеву и Кристину Путинцеву, которые побегали по полной программе, пройдя весь четырехдневный  марафон. Официально  это называлось 4-дневная стадийная трeйловая гонка (4-дневный горный марафон)  Crimea X Run

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Клуб 7 Вершин поздравил Игоря Похвалина с юбилеем – 60 лет!!!

 Президент Клуба 7 Вершин Александр Абрамов лично поздравил Игоря Похвалина с 60-летием прямо у него дома. Игорь Васильевич - замечательный человек, гид, врач и участник экспедиций Клуба 7 Вершин. А также врач, хирург-онколог, писатель ... читать больше

 Президент Клуба 7 Вершин Александр Абрамов лично поздравил Игоря Похвалина с 60-летием прямо у него дома. Игорь Васильевич - замечательный человек, гид, врач и участник экспедиций Клуба 7 Вершин. А также врач, хирург-онколог, писатель и поэт, историк и географ, скалолаз и специалист по крымским винам. Мы надеемся, что впереди у нас много встречи и чудесном Крыму, и в Москве и в путешествиях по самым экзотическим районам мира! 

 

Интервью 2016 газете "Крымское эхо"

Игорь Похвалин у нас в Крыму человек уникальный: врач-онколог по профессии, он не просто ходит в горы, не только покоряет одну вершину за другой, но и рассказывает о пережитом, что встретишь нечасто. И пишет стихи. Вот и в этом году дома он не сидел — именно поэтому сейчас мы сидим у него дома, на крохотной кухоньке, и пьем настоящий китайский чай. С настоящей китайской церемонией, с этими пиалочками-наперстками, несколькими видами чайников и экзотическими названиями типа «волосатой обезьяны».
 
  
Поскольку церемония, как всё в Китае, бесконечна и нетороплива, такой у нас и разговор — неспешный и обо всем.
 
Лучше гор могут быть только высокие горы
 
— Игорь Васильевич, а сколько крымчан ходят по горам?
 
— Вообще-то, много, у нас ведь горная республика…
 
— Нет, я имею в виду такие вершины, которых нет в Крыму.
 
  
— Ну кто их считал, не знаю… Я в наших горах встречаю ребят, которые хотят ходить в горы серьезно. Раньше, еще до неньки Украины, был Альпклуб «Крым»; потом, когда Советский Союз перестал существовать, исчез и клуб, и экспедиции. А дело было серьезно поставлено: у нас были даже чемпионы СССР по альпинизму в снежно-ледовом классе, мои друзья были в фаворе. И экспедиции были в очень серьезные районы мира — правда, кроме Тянь Шаня — во всяком случае, я там не был ни разу. На Кавказе в разных его районах очень часто, на Памире был раз восемь, Восточная Сибирь, Карпаты, потом открылась Европа, Америка, где я в составе сборной СССР восходил на вершины Калифорнии…
 
— Можно ли вас назвать человеком, профессионально занимающимся альпинизмом?
 
— Нет! Я же не зарабатываю этим деньги!
 
— Я имею в виду — по уровню знаний, умений, навыков…
 
— А у нас по этим критериям рейтинги восходителей не устанавливали. Знаете, для меня в 2005 году было очень значимым первое восхождение на Эверест — мне уже было 47 лет, я был взрослым человеком и мог рисковать собой, потому что по отношению к своим близким я выполнил почти все насущные обязательства.
Когда рассказывают, что Эверест — это просто, это ерунда, что туда даже калеки заходят, я отвечаю: не верьте! Так могут рассуждать люди, далекие от гор и альпинизма. Диванным спортсменам это простительно. Потому что любое восхождение надо организовать. Разум, волевые качества и удача — вот три составляющие восхождения на Эверест.
Если у вас нет разума, мозгов — на зайдете. Или если неправильно выстроена логистика — а это очень конкретное действо в очень непредсказуемых условиях, начиная от погоды и оканчивая обострением хронических болезней. И, конечно, удача: как говорят, кому везет, у того и петух несет.
Я бы не стал об этом говорить, потому что известно, что везение — это когда ты сам всё сделал правильно. И вот оказалось, что уже прошло 11 лет, как я первый и единственный из Крыма взошел на вершину Эвереста. Но кроме Эвереста, были вершины всех континентов, вулканы, пустыни, джунгли…
 
— Да-да, из вашей книги[1] знаем, что есть такой элитный клуб, где собраны покорители семи вершин…
 
— Ну, членом клуба можно быть, не имея в активе ни одной вершины. То есть вступи в клуб, а потом ходи — главное, деньги плати. Это коммерческая организация.
 
[1] Игорь Похвалин, Хроника семи вершин. Г.Киев, Гриф фонд, 2009
 
— Вот оно как… а я думала, что это элитный клуб, причем не формализованный, тех, кто действительно покорил самые большие вершины мира.
 
— Да, это организация, которая занимается восхождением на все материки, на все вершины мира. Отчасти этот клуб неформален, потому что формируются стабильные коллективы, появляются друзья, планируются экспедиции. Экспедиции коммерческие, так как их приходится оплачивать самому. Кстати, кроме программы «Seven sammits» («Семь вершин»), есть программа «Семь вулканов» — по этой программе у меня «собрано» пять вулканов. Остались два — Гилуве в Новой Гвинее и Сидлей в Антарктиде. Попытка участия в восхождении на Гилуве в 2013 году закончилась потерей значительных средств из-за сложностей в оформлении визы, а восхождение на Сидлей слишком дорогое из-за антарктической логистики.
Самый высокий вулкан мира  — Охос-дель-Саладо в южноамериканской пустыне Атакама. Мы на него взошли в 2014-м, и Саша Абрамов отпраздновал свое 50-летие на его вершине. Это почти семитысячник, 6893 м, это высотное восхождение.
После этого в 2014-2015 году я переключился на Грузию, это был Казбек. Оба раза, что я там был, попадал в грозу. В принципе, гора несложная, рельеф тоже несложный, но погода, гроза… Из ста человек, находящихся на одном уровне, на Гергетском леднике, например, 99 могут остаться в живых, а она шлепнет кого-то одного.
  
  
И кто этот один будет? Вот когда вы чувствуете, что этого делать не надо — не делайте! Если бы я этого не чувствовал, до разговора с вами не дожил бы точно...
 
Когда душа начинает говорить
 
— А ведь мы как-то часто мы встречаем сообщения, что альпинисты в горах пропали, в горах погибли…
 
— Вы знаете, сейчас изменилось отношение людей к горам. В моем понимании горы требуют от человека максимальной собранности и ответственности. Вот открываешь любую книжку о восхождении — о чем пишут серьезные восходители? Холод собачий, четыре дня не ели, воду топишь из снега, жажда мучает, во сне кошмары, ужасная одышка, постоянный кашель, все время сплевываешь кровь, потому что язвы в горле от сухого воздуха, руки-ноги обморожены, еще пахать неизвестно сколько, ну разве что виды красивые — вот в чем суть этих книг.
А на самом деле альпинизм — это повод для диалога, это такая медитация. Вы попадаете в особую медитативную среду, вам не надо прятаться от кого-то, у вас нет комнаты для раздумий, у вас «комната» — весь мир. И вы там предоставлены самим себе, с кем бы вы ни шли. Альпинизм — это очень индивидуальный вид спорта, вы преодолеваете все эти проблемы внутри себя, разве что в коллективе единомышленников…
 
— Подождите, вы хотите сказать, что у человека, который пошел в горы, есть какие-то психологические проблемы?
 
— Не сказал бы, что это проблемы — у него есть… вопросы! Как у всякого думающего человека, у него есть вопросы. Проблемы в горах не решаются — разве что самоубийцами. Но это слишком экзотический вид ухода из жизни, мы его даже не рассматриваем.
Речь о думающих людях, поэтому я бы сказал, что среди людей, которые ходят в горы, очень большой процент не то что рафинированных интеллектуалов — а людей, задающих вопросы и желающих получить на них внутренние ответы. Именно внутренне, потому что экстравертивность нашего мира настолько перекошена, человек выносит из себя всё и пытается жить вне себя самого, вне своей души.
Телевизор, СМИ, новости — когда он остается один, когда этого нет, ему страшно. Потому что то, что называется душой, начинает говорить. А голос души тихий, он гораздо тише, чем голос Соловьева, Киселева… Как у Экклезиаста: «Слова мудрого в тиши слышней, чем крик начальника глупцов». И тогда человеку действительно становится страшно среди безмолвия. Обращение к собственной душе становится единственной осмысленной целью отпущенного времени, которое мы называем универсальным словом «жизнь».
 
— То есть там, где нет телевизора, неизменного и всё остальное забивающего  атрибута современной жизни…
 
— Вообще, человек — гармоничное существо, и для того, чтобы ему успешно находиться среди людей, быть эффективным, полезным, ему обязательно нужно понимать свои внутренние мотивы — а для этого надо иметь душу. Не убивать ее во имя того, чтобы быть таким, как все, а быть таким, каким создал тебя Господь.
А это сложный вопрос, потому что для этого нужно мужество. Это характеристика личностная, а личность, как вы знаете, пола не имеет.
Альпинизм — как метод, как способ понять, поговорить со своей душой… Вы сами выбираете среду, в которой вы можете раскрыться, а всё остальное происходит уже само…
 
Бессмертных людей я не видел
 
— Вы врач-онколог, то есть человек, который достаточно часто сталкивается с уходом человека, души человеческой — а это как раз тот момент, когда задаются вопросы. И наверное, какие-то ответы у вас есть…
 
— Вы были бы правы, если бы я был патологоанатом. А я в основном сталкиваюсь с жизнью. И вся моя деятельность направлена на то, чтобы люди из жизни не уходили.
 
— Само слово «онкология», даже при всех современных методах лечения, подразумевает для человека огромный стресс; это беда, справиться с которой нужно много сил. Это же не насморк!
 
— В альпинизме вообще немало восходителей, насколько мне известно, были врачами. Например, Томас Лонгстафф — это первое восхождение на вершину свыше 7 тыс м, вершина Трисул… Это известные данные, вы их можете найти. Тот же доктор Соммервэлл вместе с капитаном Нортоном в 1924 году достигли рекордной высоты для человека без применения кислорода — 8558 м на Эвересте в кулуаре Нортона. Говард Соммервэлл был врачом, хирургом. И так далее. Тот, кто первым покорил Северный полюс, Фредерик Кук, он тоже был доктором!
 
— С чем это связано?
 
— Я думаю, это говорит о мере ответственности: если вы ответственный человек, вы будете заниматься ответственным делом. А как оно будет называться: онкология, альпинизм, литература — то в этом случае вы задаете вопросы как врач и получаете ответы, общаясь не только со своими пациентами и не только с людьми.
Я замечаю, что общаюсь с людьми исключительно профессионально, потому что я за них отвечаю, то есть это чисто врачебный подход. И если есть контакт, есть общение — профессиональное, рабочее — я не могу отделить душевной сущности от своего видения жизни. В этом смысле все совпало...
 
 
 
 
А форма может быть самой разнообразной. Какими бы не были мыслеобразы, цена вопроса — ваша жизнь. И я не шучу, потому что бессмертных людей я не видел. Поэтому, понимая конечность своей собственной жизни, я задаю себе вопрос: как бы ты хотел, чтобы к тебе относились люди — и так же сам к ним отношусь. Об этом и христиане говорят, и буддисты.
А буддисты так особенно… Это как зеркало. Если вы хотите, чтобы оно отражало реальность, то в этом случае не пеняйте на него — оно такое, какое есть, этим оно и ценно.
 
— Раз у нас идет разговор такой серьезный, могу я вас спросить, какие ответы вы нашли и на какие вопросы — там, в горах?
 
— Провоцирующий вопрос… Ладно, процитирую Шекспира: «Быть или не быть». Достаточно? Этот вопрос может нас привести к простым вещам — к ответу «да» или «нет». Если вы хотите получить очень короткий ответ — вы должны задать очень короткий вопрос. И чем он будет короче, тем более вероятен правильный ответ.
 
— Быть или не быть?
 
— Совершенно верно.
 
— Вы для себя решили «быть»?
 
— Мы все для себя решили «быть», только согласного с этой доктриной человека судьба ведет, а несогласного она тащит, как говорил Марк Аврелий в «Письмах к самому себе». Вы все равно проживете эту жизнь, что бы вы ни делали. Жизнь, она началась, она продлилась, она закончилась.
... Когда это касается других людей, вы говорите: да, мне понятно, почему эти люди болеют, умирают. А почему это со мной происходит?! Как это так! На самом деле колокол звонит по всем нам. Эти вопросы всегда были актуальны для человека — ведь человек боится.
Несправедливо, если основным чувством человека во время жизни является чувство страха: мы рождаемся двуногими, а человеком, личностью, нужно стать. Если человек занимается своим делом — его Господь таким сделал. Он не космонавт, не академик, не художник, он просто печет хлеб. И это нормально! Если он делает это хорошо, значит, это самый близкий Господу человек!
Если бы для человека было востребовано осознание своей целостности … Но ведь это востребовано единицами!
 
— А представляете, если бы это было востребовано всеми до единого?!
 
— Нет, не представляю. Мне кажется, это невозможно.
 
 
 
Жизнь нам для чего-то дается. Для чего?
 
— Попав в Китай, я поймал себя на мысли, что я внутри муравейника: вокруг меня муравьи бегают, причем упорядоченно, дисциплинированно. Я был совсем по-другому настроен на Китай. Они все организованы, причем их перемещения целесообразны и подчиняются строгому алгоритму. У меня сразу на ум пришла картинка — как косяк мелкой рыбы. Причем все они исполнители-маленькие винтики.
Там есть небольшой класс людей, управленцев восточного стиля, их очень мало. В моей же стране, наоборот, — у нас все гении, все философы, любой точно знает, как выйти из положения.
Господи, ну почему ты их сделал такими умными, они же не могут договориться ни о чем!
 
— Вот так потихоньку и переходишь на какие-нибудь мальтузианские теории…
 
— Мальтус разве говорил о духовной пище? Количество «вселенского мозга» для планеты Земля является константой, а количество населения растет, значит, кому-то он не достанется, это как игра в «колечко». А по закону жанра развиваются всякие события…
Моей заслуги в том, что я живу, нет. Жизнь нам для чего-то дается. Для чего? Это цель или средство? Люди делятся на тех, кто понимает смысл этого вопроса и тех, кому это понять не дано.
Что для нас деньги — это цель или средство? По тому, как вы отвечаете на этот вопрос, так вы и состоитесь по отношению к деньгам. Если для вас это самое главное, то не говорите, что они для вас средство — это вы для них средство. На все есть свой фэн-шуй. И не надо улыбаться, потому что фэн-шуй возник как практическое искусство победы в сражениях. Для полководцев! То есть это правильное глобальное позиционирование.
 
— А сейчас его свели к тому, куда правильно поставить цветы в квартире.
 
— Когда вы себя правильно позиционируете по отношению к жизни, жизнь правильно позиционирует вас по отношению к себе. У вас не возникает конфликта. Вы не боретесь с природой вне себя и внутри себя, вы ее воспринимаете, как она есть. Но поскольку вы находитесь в материальном мире, вы организуете этот материальный мир как отражение своего внутреннего ментального мира. И когда у вас нет этого противоречия, и тогда янь и инь гармонично.
Человеку нужна и жизнь, и смерть — человеку нужна гармония. А в гармонии нет страха, там все совершенно. Фэн-шуй — это учение о гармонии, как я его понимаю. Можно анекдоты про фэн-шуй рассказывать, а можно задуматься, вникнуть — почему он вообще существует?
 
— Человеку, когда он находится в пограничном состоянии — например, между сном и явью, много чего интересного на ум приходит… Скажите, чем-то отличается это от того, что приходит вам на ум в горах?
 
— В горах мы уходим от всех раздражающих факторов, в которых мы находимся дома: это социум во всех его проявлениях, это любая информация — визуальная, аудио, в виде запахов, тактильная — то есть вы просто отключаете привычную периферию.
 
— Даже рубашка на теле другая…
 
 
 
 
— У вас всё будет другое, потому что вы становитесь другим, и для того, чтобы понять, где ты настоящий, цельный. Я живой человек, я устаю от работы — ко мне ведь не всегда приходят делиться радостью. Я вижу страдания людей, я иногда вижу такие вещи, которые мне не хотелось бы видеть, но я погружен в эту тему…. иногда мне нужно обнулять эти таймеры, выходить к истокам ...
 
Плавно переходим к теме поиска Бога
 
— Здесь напрашивается приземленный пример: я обратила внимание, что у нас целый класс энергетически изможденных людей находится в наших органах власти, особенно там, где они напрямую общаются с гражданами. Служащие буквально на пустом месте срываются в крик, в грубость, в агрессию…
 
— Я их жалею: они пожертвовали своей самостью во имя служения людям...
 
— Думаю, мотивы там более простые и понятные: стабильная зарплата, неплохая пенсия впереди.
 
— Я с большой осторожностью говорю о вещах, которых не понимаю. Не понимаю этих людей. Мне доводилось встречаться с очень-очень высокопоставленными людьми. Очень-очень — если это были не самые первые лица, то вторые-третьи. По времени встречи были разнесены, конечно. Я видел: когда они расслабляются — в тех же горах, — они становятся другими, они возвращаются к самим себе. И это их очень удивляет.
Неожиданно они с тона такого похабного начальника переходят на тон совершенно понятного и обычного человека: в их словах начинает звучать восхищение, в словах появляются паузы — то есть человек думает над тем, что хочет сказать, то есть появляются размышления! Он хочет быть понятым правильно.
Это же хорошо! Если человек стремится быть лучше, кем бы он ни был, это нужно только приветствовать, потому что Иисус сказал расскаявшемуся на кресте разбойнику: «...ныне же будешь со мной в раю». На кресте! Что это? Метафора или руководство к действию? Конечно, второе! То есть, если у вас даже только секунды есть, чтобы осознать, понять и сказать, что вы тут были неправы, нужно непременно этим воспользоваться. Потому что Бог гораздо ближе к человеку, чем к страданию...
Что я называю словом «Бог»? Наверное, как всякий обыватель — дедушку с бородой, который на облаке сидит... Я как бы это понимаю, чувствую — есть некое намерение…
 
— Часто под этим словом мы понимаем систему каких-то нравственных…
 
— Ой-ой… Что, морально-нравственным человеком не может быть атеист? И потом, идея бога кому-то нужна, кому-то нет. Ведь буддизм Шакьмуни, например, — это атеистическая религия, там бога нет. А вот тибетский буддизм, это теистическая религия — там есть целая иерархия бодисатв, докшитов, дармапал и прочих рангом помельче! Откуда они взялись? А вот такой был путь развития, от полного атеизма…
А конфуцианство — это что, религия? Нет, это морально-этическое учение о том, каким должен быть человек. Где там Бог, в конфуцианстве? Да нет там его! А даосизм? Где там Бог, там идеи Бога в принципе нет! Вот я назвал три великие религии, родина которых центральная Азия — Китай, Индия, Непал. И там нет Бога! Как можно называть религией то, что не имеет идеи Бога?
Она появляется почему? Да потому, что человеку Бог нужен! Ему нужна персонификация, причем классическая персонификация, он должен видеть то, что выше всех!
 
 
 
 
 
«Вот приедет барин, барин нас рассудит!» — кто барин у нас? А что, вот эти, которые у нас безнаказанно это творят, они что, летать научились, они что, отвечать не будут? Они нас не боятся, а Бога боится любая тварь. Это идея всего-навсего, но идея глобальная. А что туда вкладывает каждый — это винегрет, который вы готовите сами, по-своему.
Мы изначально рождаемся высоконравственными. Мы потом становимся негодяями — а в роддоме мы все, качанчики, лежим одинаковые. А финиши у всех разные!
 
— Вот с этим бы я поспорила. Мы рождаемся, мне кажется, табула раза… а уж что на этой «чистой доске» нарисует и сам человек, и общество…
 
— Это было бы очень хорошо; это как бы обознатушки-перепрятушки, мы в следующую жизнь рождаемся чистыми. Непорочными… Ничего подобного! Не потому, что я разделяю некоторые кармические аспекты, просто жизнь не такая, она не состоит из книжек определенной конфессии, и если ты читаешь другие книжки — ты еретик. Пора от этого отказываться.
Я не поборник голого экуменизма, потому что экуменизм актуален для священнослужителей. Я не являюсь ни политиком, ни священнослужителем, потому что это слово не может быть применимо к обывателю. Я не являюсь последователем этих конфессий.
Да, я ношу крест, я православный человек. Это традиция. Я деда своего очень уважаю, царство ему небесное, он воевал — у меня есть определенный пантеон своих богов. Своих, личных, персональных — а как это называется, не важно. Я видел шаманов, видел индейских этих вот, которые поплевал что-то на травку… Видел, как чудеса происходят. Вообще, чудеса, которые мы видим, это не фокусы Копперфильда, потому что у людей ума не хватает понять, что происходит чудо. Копперфильд показывает, как он летает. Но человек ведь не летает — бабочки летают.
Чудо? А на самом деле чудо иначе выглядит. Чудо — это знание, это причинно-следственные связи. Механистически в них разобраться невозможно. Душа должна летать — тогда знание будет интуитивно. А когда вы ее приземлили и сказали: ба, да этого нет ничего! «Бога нет», — сказал Остап, помните? Есть или нет, это настолько интимный вопрос, что задавать его с целью выяснения конфессиональной принадлежности человека нельзя!
Хорошо ли вам живется? Конечно, хорошо. А Будда говорил, жизнь — это страдание. И жить — значит страдать. Если отвечает буддист, он никогда тебе не ответит «хорошо». Это время, отпущенное для чего-то. Если жизнь для вас — это средство, вы его используете — для чего? Определитесь с терминами и начните это использовать, потому что если вы ничего не делаете, вы ничтожество. Ничто. Здесь нет никакого оскорбительного контекста. Ничего не делаю — значит, ничто. Дождь идет? Идет. Солнце светит, а вы ничего не делаете, поэтому вы ничтожество.
 
— Как определить человеку, вот он живет обычной жизнью: он ничтожество? Или все же какая-то величина?
 
— «А судьи кто?» Судить я не берусь.
 
— Нет, как человеку самому для себя это определить?
 
— Это мера личной ответственности. Если человек ответственен по отношению к себе и окружающим, значит, это состоявшийся человек.
 
Про дороги и духовность
 
— На этот раз вы спустились с каких гор..?
 
— В горы я хожу и здесь, но хотелось бы, чтобы с каждой новой экспедицией можно было бы узнать больше о людях, о стране, о культе, о религии. А восхождение — вы видите только гору, и все посвящено одной горе; это хорошо — но это одностороннее восприятие. Я всю свою жизнь путешествовал, был в разных местах, и цель была — восхождение. Но ведь можно целью сделать путешествие, а не восхождение!
Эта экспедиция была организована моим другом Андреем Николаевичем Фильковым. Как вы понимаете, это был не обычный экскурсионный тур. Для меня очень важно и интересно проследить преемственность исследования Тибета русскими путешественниками. А таковых мы, как минимум, знаем двух: Николая Пржевальского и Петра Козлова. Они заложили основы географии этих мест. Там, в горах, есть хребет Русского географического общества, который мы в этой экспедиции пересекали в разных направлениях…
 
 
 
 
Мне было интересно посмотреть на потомков кхамских бандитов — эти кхамские тибетцы, кхампа, как они назывались, как правило, занимались воровством, грабежом чайных караванов. Это были отчаянные люди. Вообще, тибетцы отличаются от китайцев — этнически это совершенно разные народы.
Очень хотелось попасть в эти места, потому что в детстве, когда я читал о Пржевальском, его путешествии к озеру Кукунор, о путешествии Козлова во внутреннюю Монголию, в Цинхай, туда, в Тибет, Кхам, Амдо, я мечтал об этом. Андрей Николаевич тоже путешественник. Он восходитель на Эверест, на все высочайшие вершины мира, на все семь высочайших вулканов. Он состоятельный человек, и он меня пригласил в экспедицию, за что я ему очень благодарен.
В состав экспедиции также вошел известный этнограф и исследователь Китая Виктор Константинов, знаток китайского языка, чая, известный просветленный даос, который хорошо разбирается в теме.
У нас был свой автомобиль, арендованный у китайских товарищей из Пекина… И водитель-китаец, который по-русски сказал: «Зовите меня Андрей» — очень хороший молодой человек, исполнительный... Автомобиль не сверхпроходимый, но хороший джип. Мы свободно перемещались из одного населенного пункта в другой, это были китайские поселки, тибетские деревни, горные перевалы...
Экспедиция была запланирована на три недели, достаточно динамичная, мы нигде особенно не задерживались. Кхам — это один из исторических районов Тибета, а, чтобы вы себе представляли, исторический Тибет — это огромная территория, это высокогорное плато на высотах выше 3,5 тысяч м, это территория двух Франций. В настоящее время там проживает чуть более 5 миллионов тибетцев.
Она, эта историческая территория Тибета, состояла из четырех частей: У-Цанг, Нгари, Амдо и Кхам. Современный автономный тибетский район со столицей в городе Лхаса включает в себя Нгари, это особый район, где центром является известная вам гора Кайлас, это священное место для буддистов и для индуистов и для многих других религий. Он входит в состав У-Цанга. У-Цанг и Нгари — это сейчас ТАР, Тибетский автономный район. А две остальные исторические территории — Амдо и Кхам Китай разделил на части между провинциями Юннань, Сычуань, Цинхай.
Мы путешествовали в Кхаме — там есть леса, долины… В Кхаме происходило формирование тибетского буддизма как такового; это монастыри, где появились четыре основные школы, всего их пять, как говорит Далай-лама. Но это я подробно буду докладывать на заседании Географического общества…
Целью экспедиции была сама экспедиция: приключения в чистом виде, сюрпризы и открытия. Всего мы проехали около 6000 км по дорогам разного качества, иногда по бездорожью, пересекая перевалы выше 5000 м над уровнем моря, поднимаясь в национальных парках к монастырям, озерам, ледникам...
 
— Про дороги и про духовность. Вот, говорят, что мы такие все из себя духовные, а дороги у нас ни к черту. А как там..?
 
—— В Тибете дороги строят китайцы — им это важно. Дороги имеют стратегическое значение. Потому что если у вас нет дорог, вы проиграли все будущие войны.
Сказать, что дороги там хорошие, это ничего не сказать. Отличные! Нужно себе представить рельеф Тибета, чтобы понять, что это постоянные подъемы вверх и спуски вниз, причем большие высоты. Что делают китайцы: они пробивают туннели, строят виадуки — это колоссальное строительство!
 
  
 
Единственно, чем мы похожи на китайцев — они тоже это делают фрагментарно: здесь кусок, там… Как на нашей объездной. Я, когда улетал в Китай, думал, что они ее закончат. Вернулся — все осталось по-прежнему! Ничто так не дискредитирует власть, как невыполненные обещания. На объездной дороге есть съезд к городскому кладбищу Абдал, это двести метров раскуроченного ландшафта с воронками, как после артобстрела. Кто-то даже написал на подпорной стене на въезде: «Путин, сделай дорогу!»
Вот я задаю вопрос: ну не касалось бы это кладбища, было бы что-нибудь другое — Бог с ним! Но каждый, кто едет на это кладбище со своей болью, еще и проклинает власть. Ну как так можно? Вот так любой бытовой вопрос становится политическим. Неужели невозможно найти людей, средства, сделать этот участок, чтобы последний путь у человека был бы достойным, чтобы не надо было с гробом прыгать по ямам и объезжать эти кучи мусора. Это к вопросу о «разрухе» и мусоре.
Знаете, мусор существует только у идиотов. У предприимчивых людей это сырье.
 
И напоследок — о «разумной плесени»
 
— Какие мысли, за которыми вы ходили, принесли домой?
 
— Знаете, я хочу, чтобы у меня дома было все хорошо устроено. Есть такие удивительные вещи, которые можно подсмотреть где-то там, на периферии — с их помощью можно привнести в нашу жизнь новое, интересное, красивое...
На самом деле, человек тогда счастлив, когда все необходимое у него на расстоянии вытянутой руки. И когда вы понимаете, что в мире все мудро устроено… Люди живут по-разному, существуют традиции. Помните, как киноперсонаж Шурик в незабвенной комедии Гайдая изучал традиции местного населения? Сказки, легенды, тосты… Когда меня спрашивают о цели, я отвечаю, точно, как там: этнографическая экспедиция. Кто-то нефть ищет, а я — сказки, легенды, тосты. И я, и Андрей Николаевич интересуемся разным: тибетским буддизмом, историей Тибета, поэзией Ду Фу, чайным этикетом...
Для меня это третья экспедиция в Тибет, первые две были на западе, в ТАР, район Эвереста, Шегар, Тингри, Ронгбук. Здесь же совершенно другая часть Тибета. Если вы чем то искренне интересуетесь, вы изучаете это так, что у вас все получается: там пазл, тут пазл, а потом, глядишь, цельная картина вырисовывается. И вы начинаете видеть мир!
Мне говорят: зачем вам это, вы ведь не этнограф, это не «ваша епархия». А вы что заканчивали? По этой теме, говорю, ничего. Я вообще считаю, что у человека должно быть одно настоящее образование, одно! Все остальное — факультативы.
 
 
 
 
 
Человек творит не от безнадежности, а потому, что в нем заложена реальная потенция роста. Человечество — только разумная плесень на маленьком голубом шарике. Вы видели, как Земля выглядит из космоса? Вообще ничего — так, голубая точка среди мириада звезд…
 Как смешно на этом фоне выглядят потуги людей с их амбициями силы, нетерпимостью и пренебрежением к чужим жизням...
 
— Вот, говорят, человечество дошло до точки, уже и про Третью мировую заговорили. Что вы на это ответите? Начнется? Горе от ума у этой «разумной плесени»?
 
— Не начнется! Если бы шансов не было, мы бы давно перестали существовать. Шансы есть — мы существуем. Пока. Сам факт, что мы есть, является доказательством того, «что если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно». Хотя я не знаю, как и где сломается это хрупкое равновесие. Я не стал бы на месте власть имущих, как говорят в Поднебесной, дергать тигра за усы. Победителей не будет...
 
 
Автор: Наталья ГАВРИЛЕВА.

Поздравляем! С Международным Днем Туризма!!! Путешествуйте с нами!

Клуб 7 Вершин поздравляет всех с Международным Днем Туризма!!!   Как здорово объехать от души Прекрасный мир. А, может быть, пешочком? Туристов и туристок мы спешим Поздравить с этим праздником и точка. Желаем вам объехать, обойти Моря ... читать больше

Клуб 7 Вершин поздравляет всех с Международным Днем Туризма!!!

 

Как здорово объехать от души

Прекрасный мир. А, может быть, пешочком?

Туристов и туристок мы спешим

Поздравить с этим праздником и точка.

Желаем вам объехать, обойти

Моря и страны, океаны, ГОРЫ.

Пусть ждут вас неоткрытые пути,

Которые увидите вы скоро… с Клубом 7 Вершин )

 

С Днем Туризма, товарищи!!!

 

 

Всемирный день туризма (World Tourism Day) — международный праздник, учрежденный Генеральной ассамблеей Всемирной туристской организации в 1979. Отмечается 27 сентября. В России отмечается с 1983 года.

 

Цель праздника — пропаганда туризма, освещение его вклада в экономику мирового сообщества, развитие связей между народами разных стран.

 

Каждый год придумывается короткий лозунг, так сказать, на злобу дня:

 

2017 — Устойчивый туризм — инструмент для развития…

 

Поздравляем с днем рождения нашу Зулю, лучшего повара на Эльбрусе!

Сегодня день рождения самого лучшего повара на Эльбрусе – нашей Зули!  На прошлой неделе она поднялась на Западную вершину Эльбруса. Клуб 7 Вершин шлёт ей большой привет! С днем рождения Наша Зуля! Будь счастлива!     ... читать больше

Сегодня день рождения самого лучшего повара на Эльбрусе – нашей Зули!  На прошлой неделе она поднялась на Западную вершину Эльбруса. Клуб 7 Вершин шлёт ей большой привет! С днем рождения Наша Зуля! Будь счастлива!

 

 

 

 

 

 

 

Клуб 7 Вершин поздравляет Володю и Свету с рождением сына!

  Дружный коллектив Клуба 7 Вершин поздравляет нашу замечательную пару, прекрасную молодую семью с рождением сына! Желает молодым родителям здоровья и дальнейшего счастья на многие годы!             читать больше

 

Дружный коллектив Клуба 7 Вершин поздравляет нашу замечательную пару, прекрасную молодую семью с рождением сына!

Желает молодым родителям здоровья и дальнейшего счастья на многие годы!

 

 

 

 

 

 

С Днем альпинизма! Извините, но это заметка против профанации

    Давайте не распространять тексты, написанные недоучившимися практикантами. Вот, что пишет Calend.ru, а курсивом мой комментарий… А после разбора ежегодное повторение того, как это было...   Calend.ru: 8 августа в ... читать больше

 

 

Давайте не распространять тексты, написанные недоучившимися практикантами. Вот, что пишет Calend.ru, а курсивом мой комментарий… А после разбора ежегодное повторение того, как это было...

 

Calend.ru: 8 августа в мире отмечается Международный день альпинизма или День альпиниста — праздник, который не знает границ, объединяя всех настоящих мужчин и твердых духом женщин.

 

Без комментариев, почти. Вряд ли этот праздник, который, кстати, и не очень отмечается, объединяет ВСЕХ настоящих мужчин, тем более ВСЕХ твёрдых духом женщин.

 

Появлением этого праздника мы обязаны двум смельчакам-швейцарцам — врачу Мишелю-Габриэлю Паккарду (Michel-Gabriel Paccard, 1757–1827) и горному проводнику Жаку Бальма (Jacques Balmat, 1762–1834).

 

Ни каким образом они не являются швейцарцами. Швейцария в то время даже не граничила с герцогством Савойя, входившим в так называемое Сардинское королевство. А указанные персоны были гражданами этого герцогства в составе королевства.

 

 8 августа 1786 они первыми из всех альпинистов достигли высшей точки Альп — вершины Монблан, высота которой составляет 4810 метров над уровнем моря.

 

Чтобы осознать весь масштаб их подвига, обратимся к предыстории.

 

Интерес к вершине Монблан среди путешественников появился еще в середине 18 века. Ежегодно они сотнями приезжали в долину Шамони (Chamonix), где расположен пик, чтобы попробовать добраться до «высотного полюса Европы», как его иногда называют. В восхождении скалолазов, как правило, сопровождали жители Шамони — крестьяне, которые, видя интерес к их родным местам, переквалифицировались в горных гидов. Однако все попытки заканчивались неудачами.

 

Количество туристов в XVIII веке было далеко не сотни, и никто из них не ставил задачи подняться на вершину. Скалолазами их называть просто нелепо…

 

 

 Массовое желание покорить Монблан достигло апофеоза в начале 1760-х годов, когда Гораций Бенедикт де Соссюр (Horace-Bénédict de Saussure, 1740–1799), швейцарский геолог, ботаник и альпинист, не сумев взойти на вершину, назначил огромную премию тому, кто сделает это первым.

 

Швейцарцем считать Соссюра также неправильно. Женева в годы его жизни не входила в Конфедерацию (и не собиралась туда). В 1860 году Соссюр не предпринимал попыток восхождения. Премия не была огромной.  А серьезные попытки поиска маршрута начались только почти четверть века спустя.

 

Но в последующие 26 лет все попытки штурма горы для многих гидов заканчивались трагически.

 

Наибольшей трагедией была подвёрнутая нога Соссюра… Не было ни одного другого происшествия.

 

Но летом 1786 года путешествующий врач Мишель-Габриэль Паккард встретился с местным охотником и горным проводником Жаком Бальма, и тот предложил ему вместе подняться на вершину, сказав, что знает легкий путь. Историческое, как позже оказалось, восхождение было назначено на 7 августа.

 

Некорректно называть Паккара (буква «д» в конце однозначно не читается) путешествующим.  Это уроженец Шамони, получивший образование в Турине и вернувшийся домой.  Странно и последнее предложение. Восходители отправились в путь 7 августа и заночевали перед выходом на ледник.

 

 

А 8 августа в 18 часов 23 минуты Паккард и Бальма достигли пика горной вершины Монблан. Кстати, «легкая» тропа, как выяснилось по мере продвижения, была не такой уж и легкой, и несколько раз Паккард даже готов был повернуть назад, но Бальма, подгоняемый мыслями о вознаграждении, удержал своего напарника. Хотя подъем был достаточно трудным, путь на вершину занял чуть более суток. Интересен тот факт, что первым на вершину взошел Паккард, хотя Бальма двигался с большим энтузиазмом. Именно Паккард установил флаг на вершине Монблан и сделал в дневнике записи о температуре и давлении воздуха, а также зарисовки соседних вершин.

 

Корректно, только первое предложение из этого отрезка. О «лёгком» маршруте никто не говорил, Остальной текст  похож на бред

 

 

 После спуска Паккард взялся за написание книги о восхождении, а Бальма отправился к Соссюру за вознаграждением как покоритель Монблана. Деньги Соссюра сделали свое дело, поэтому мир признал первопроходцем именно Жака Бальма.

 

Причем здесь деньги Соссюра?! Общественности стало известно о восхождении на Монблан, после того как это сделал в 1887 году Соссюр. Тогда же стало известно о восхождении Паккара –Бальма. Но это мало кого волновало. Позже появился текст Дюма-отца, записанный со слов Бальма. В нём всячески принижалась роль Паккара. Позже историки альпинизма восстановили действительный ход событий.

 

 

С тех пор все альпинисты отмечают свой праздник 8 августа — в день, когда была покорена самая высокая вершина Альп. Причем своим праздником этот день считают не только покорители горных вершин, но и люди, занимающиеся промышленным альпинизмом.

 

Сама идея Дня Альпинизма появилась совсем недавно и, можно сказать, еще не получила должного признания в мире. А уже в XVIII XIX и большей части XX веков об этом дне как о празднике никто не говорил. 

 

Источник: http://www.calend.ru/holidays/0/0/3039/

© Calend.ru

 

 

 

 

Поздравляем с Днем рождения альпинизма!  Желаем удачи в горах! 

По поводу первого восхождения на Монблан сказано и написано много. Но на первом плане, почему-то, оказывается явно недостоверная информация. Первых восходителей Жака Бальма и Мишаля Габриэля Паккара называют швейцарцами, что очень далеко от истины.

Герои 8 августа родились и прожили всю жизнь в Савойе (герцогство Савойя), которая большую часть времени, им отмерянному, находилась в составе так называемого Сардинского королевства, главной частью которого, правда, было княжество Пьемонт (столица Турин). По национальности их однозначно можно называть французами, но никак не швейцарцами.

 

 

 

1786 год был мирным (может быть, последним на долгие годы) для Европы: заключались торговые договора, укреплялись семейные связи между монархами, ученые занимались науками, поэты - стихами, художники – картинами. Крестьяне растили урожай и детей, города расширялись и обновлялись. По большому счету, ничего не предвещало той страшной бури, которая разразилась уже через несколько лет. 32-летний французский король Людовик XVI еще думал, что всё само собой наладится, что финансисты поноют и найдут как всегда выход из надвигавшихся дефолтов. А на дерзкие идеи кучки либералов можно не обращать внимания. Англия через 10 лет после потери американских колоний уже перестала обижаться и привыкла жить по-новому. Вовсе не плохо. Европа проводила в последний путь Фридриха Великого, грозного когда-то воина, заканчивавшего жизнь спокойным домоседом.

 

В мирной, процветающей и богатой, к тому же республиканской, Женеве все восхищались  семейством Горация Бенедикта де Соссюра. Сам он блистал, выдавая одно научное открытие за другим,  руководил всей системой образования города-государства, успешно реформировал ее. Его политическая позиция была сильна, Соссюр был одним из авторитетнейших лидеров Женевы, сумевшим удержать ее от смут конца 70-х. Это был просвещенный консерваторо, который верил, что разумное развитие общества не нуждается в смутах и восстаниях. И что Женева даст миру пример правильного, рационального устройства.

 

Гораций Бенедикт де Соссюр - отец альпинизма. Самому ему и его семье этот портрет не понравился. Хотелось выглядеть моложе:)

 

Дети подросли, радуя своими успехами самого Соссюра и его верную, любящую супругу. Полная идиллия. Правда, здоровье начинало подводить 46-летнего аристократа, он немного сомневался, сможет ли подняться на вершину Монблана. Это когда путь будет, наконец, найден. А дело шло к тому…

 

Мишель-Габриэль Паккар и Жак Бальма

 

Нужно сказать о том, что запущенная каким-то некомпетентным типом, версия, что это были «швейцарцы», не выдерживает критики. Герои 8 августа родились и прожили всю жизнь в Савойе (герцогство Савойя), которая большую часть времени, им отмерянному, находилась в составе так называемого Сардинского королевства, главной частью которого, правда, было княжество Пьемонт (столица Турин). Швейцария была далеко, с ней не было практически никаких связей, ведь Женева, Невшатель и их окрестности также в нее также не входили. Так что и Соссюра называть швейцарцем не совсем верно!

 

Как известно история начинается с того, что в 1860 году 20-летний студент Гораций Бенедикт де Соссюр (1740 – 1799) объявил о присуждении денежной премии тому, кто найдет путь восхождения на вершину высочайшей горы Альп Монблана. С разрешения местного священника, он разместил письменное объявление об этом на дверях церквей во всех коммунах ущелья. Так что об этом узнали все, даже неграмотные. Это даже возбудило в местных мужчинах некоторый энтузиазм, были даже сделаны попытки – далекие от успеха. Никто не верил по-настоящему в успех. Может просто не нашлось соответствующего миссии «чудака»? Или просто время не пришло?

Кстати, о чудаках. Самое время упомянуть об одном из них. Занимался поисками пути восхождения на Монблан другой женевец - Марк-Теодор Бурри (1739 - 1819), сын часовщика, певчий в храме, художник, журналист и т.д…. В жизни его горы заняли значительное место, он много путешествовал, в общем, 60 лет подряд, практически каждый год! Бурри много о них писал, называя себя «историографом Альп». Он действительно им был, издав пару книг и написав огромное количество текстов про Альпы. Человек необычайной энергии, он очень часто вел себя странно. Так, свои "гениальные" по его мнению, картины он рассылал европейским монархам, выпрашивая у них вознаграждения , публично называл себя обладателем "лучшего голоса в мире" и т.д… Бурри открыл для себя Альпы почти одновременно с Соссюром в начале 60-х и не мог жить без них. После восхождения на Пик Бюэ (1775), он «загорелся» идеей штурма самого Монблана. Как хороший художник он иллюстрировал книги Соссюра, оставив бесценные свидетельства внешнего вида гор той эпохи.

 

Автопортрет Бурри, тут он сам себе явно понравился

 

 Но пора уже начать представлять настоящих героев 8 августа. Мишель-Габриэль Пакккар (1757-1827) - сын зажиточного местного нотариуса (notaireroyal), местная элита. Клан Паккаров уже тогда владел парой гостиниц и до сих пор в Шамони есть гостиница, носящая их имя. Отец, который нотариус, нашел средства для обучения сыновей: один из них стал адвокатом, другой – священником. Третий – собственно наш герой, Мишель-Габриэль, долго учился на врача в Турине и Париже. Еще будучи 18-летним студентом, на каникулах сопровождал англичанина Томаса Блэйки в его попытке найти путь восхождения на Монблан. Вернувшись в родное Шамони в начале 80-х, Паккар, вместе с братьями, включился в поиск пути к вершине. Честолюбивый молодой человек стал рассматривать это не просто как хобби и, тем более, не как попытку подзаработать. Аккуратные записи о своих научных наблюдениях свидетельствуют о том, что он считал себя ученым и мечтал, наверное, о больших свершениях. Более того, сохранилась пара чисто научных статей молодого врача, посвященных геологическим наблюдениям и атмосферным явлениям в горах.

Летом 1783 года Паккар присоединился к попытке восхождения команды Бурри, которого знал уже много лет. Они еще в Париже много времени проводили вместе. И теперь вместе отправились к леднику Боссон, к Монблану, по стандартному пути через Монтань де ля Кот. Длительная непогода не дала возможности предпринять серьезную попытку пробиться выше. Это был последний совместный выход Паккара и Бурри. Что между ними произошло, какая размолвка, точно неизвестно. Ясно только, что между ними возникла неприязнь, на грани вражды.

 В 1784 году попытки найти путь продолжились с новой силой. Паккар несколько раз выходил на поиски маршрута. Сначала он с гидом Пьером Бальма прошел по леднику Мер де Гляс, откуда взойти на Монблан очень сложно даже сейчас. Решено было разведать противоположный юго-западный склон. На этот раз Паккара сопровождал гид Жан-Батист Жакэ. Через перевал Коль Воза они прошли на ледник Бионносэй и далее скальному склону почти поднялись на Эгюий дю Гутэ (не дошли метров 100). Через некоторое время Бурри, прослышав про этот маршрут, вышел на него с большой компанией гидов. Сам женевец остался на Тет Русс, где занялся рисованием, а вот гидам Ж-Б. Ломбару и Ф. Гидэ удалось подняться не только на Эгюий дю Гутэ (3835м), но и пройти траверсом до Коль дю Дом (4237м), вплоть до скал, где сейчас приют Валло. По возвращении Бурри написал статьи и разослал по всей Европе письма, в которых всячески превозносил свой подвиг. Он считал, что путь к Монблану найден и пригласил Соссюра в следующем году принять участие в совместном восхождении. Или точнее, Соссюр не смог отказать Бурри принять участие в экспедиции, признавая заслуги того в открытии маршрута.

Сам Соссюр в эти годы ежегодно совершает большие исследовательские поездки по Альпам. Много ходит пешком, через перевалы, изредка восходит на незначительные вершины. В тот год в Шамони он встретился и познакомился с Паккаром. Поселился в их гостинице, пригласил молодого врача на обед. Соссюр очень положительно написал о Паккаре в своем дневнике. Но дистанция между ними была сохранена, тут и возраст, и социальный статус.

1785 год. Лето этого года было аномально влажным, поздняя весна – масса снега в горах. Экспедиция откладывалась и откладывалась. Гиды слали письма в Женеву и получали ответы. Соссюр выделил деньги на строительство хижины, где-то в районе нынешней «охотничей» хижины в районе Ронь (2750м). Гиды сложили ее из камней, занесли сено для ночевки. В сентябре, уже на исходе сезона, гиды Ломбар и Пьер Бальма решились идти и дали знак в Женеву.

 

Склон, по которому производилась попытка восхождения в 1785 году, и где ходят сейчас

 

 

Путь через Дом дю Гутэ, ныне самый популярный маршрут, был слишком сложным и для Соссюра, и для Бурри, и для его сына Исаака. И вышли поздно из-за холода, и снега много было на скалах, и состав был слишком большим – 12 человек (9 гидов + 3 сеньера). Во время восхождения на вершину Эгюий дю Гутэ попала только пара гидов, остальные благоразумно повернули с середины гребня. Неудача. Бурри позже критиковал академика, в частности за то, что тот слишком много времени уделял научным наблюдениям и вообще плохо шел. Это было правдой, хотя сам певчий тоже был не на высоте. Он спускался оригинальным способом - висел на плечах впереди идущего гида, в то время как сзади его держали за пояс. Академик же спускался страхуемый тремя веревками, при этом ноги его переставлял впереди идущий гид. Соссюр был обвязан веревками «как в тюрьме» - так написал позже Паккар. Замучали они бедных гидов.

Соссюр же, проанализировав маршрут, пришел к выводу, что идти нужно все же со стороны Шамони. Другой вывод был следующий: больше никаких спутников, партнеров по восхождению! Только он и гиды.

 

1786 год

  В том далеком от нас году шамонийские гиды, энтузиасты штурма Монблана были настроены очень решительно. Планы восхождения были их дежурной темой длинными зимними вечерами за стаканом вина. Как только в июне установилась благоприятная погода, шамоньяры развернули целую операцию по разведке возможного пути восхождения. По общему мнению, оно было возможно только через Дом дю Гутэ и главным считалось уже определение лучшего направления подходов – с севера или и юга.

Практически все дееспособные проводники занимались поиском маршрута и постепенно сформировалась ударная группа из самых сильных: Ломбар, Каша, Франсуа Паккар, Пьер Бальма... 24-летний Жак Бальма в их число не попадал, его всерьез тогда не воспринимали. Жак имел репутацию большого оригинала, не желающего быть как все. Жил он на хуторе в Боссоне, считался не очень хорошим хозяином, так как очень много времени проводил на охоте и в поисках кристаллов горного хрусталя. Да еще имел репутацию хвастуна… Тем не менее, именно его горный кристалл купил, гостивший в Шамони великий Гёте. Хотя не все этому верили.

  Так или иначе, но Жак Бальма заинтересовался идеей восхождения на Монблан. В конце июня состоялся его большой разведывательный выход, во время которого он вычислил будущий путь восхождения. Обычная версия выглядит так: узнав об очередном выходе гидов на поиск пути, как бы случайно, в поисках кристаллов, пошел по следам группы. Четверо его старших товарищей по стандартному пути через Гран Мюле дошли до седловины Коль дю Дом и попытались пройти по узкому обледенелому гребню Босс. Место несложное, но это по нынешним меркам, тогда, без кошек, идти его не решились. Наступали сумерки и гиды пошли на спуск. Все, кроме Жака Бальма. Отстав, он продолжал всматриваться в верхние склоны "белой горы". Спустившись чуть ниже, Жак переночевал на леднике, сидя на первых попавшихся камнях. Утром у него хватило сил осмотреть другой вариант подъема. Жаку показалось, что он нашел желанный путь восхождения. С уверенностью в себе у парня было всё в порядке, он сам поверил в удачу.

  Так ли это было?  Есть еще текст, согласно которому Бальма провел на леднике 4 дня и в одиночку поднимался к гребню Босс еще до того, как там появились другие гиды.

  Немного спустя состоялась историческая встреча двух героев нашего повествования. Тут самое непонятное место в этой истории. Даже сам Жак по-разному рассказывает о нем. Почему собственно они оказались вместе: Бальма и Паккар? Когда это встреча происходила? Между разведкой и штурмом прошло почти полтора месяца. Наиболее достоверной является версия, что они много общались в последние дни в связи с болезнью новорожденной дочки Жака. Но она родилась примерно 20 июля, была неизлечима и умерла где-то в момент восхождения. Или же они контактировали ранее по поводу родов. В любом случае, возникло некоторое доверие между двумя людьми. Бальма, который первоначально собирался выходить прямо на Соссюра, подумал, что более надежно сходить сначала с кем-то, кто не составит потом конкуренцию в качестве гида. Паккар в целом представляет всю картину так, что это он искал с кем пойти на гору, и под рукой оказался Бальма, который кроме того имел свой вариант подъема. Кстати, Соссюр об их восхождении записал, что его сделал Паккар в сопровождении гида Бальма. Однако ничего не известно о том, платил ли доктор за услуги проводника, похоже, что нет.

 

Маршрут Бальма - Паккара (по алфавиту). Сейчас по нему не ходят

7 августа 1786 года Паккар и Бальма вышли из Шамони, по отдельности, без лишнего шума и не привлекая внимания конкурентов из числа гидов. В разных источниках указано разное время выхода. На вершине Монтань де ля Кот восходители заночевали, в сложенном из камней примитивном убежище. Утром 8 августа было безветренно и тепло. Шли по леднику без веревки, определяя трещины альпенштоком. На Большом плато заплутали среди трещин. Проваливаясь по колено в снег, восходители начали быстро терять силы. Здесь окончательно выбрали путь - влево к северному гребню. Подъем был мучительно тяжелым, восходители беспрерывно останавливались и валились в снег. Не один раз хотели повернуть. Все же воли хватило, сделали еще одно усилие, и буквально вползли на высшую точку. Позже Бальма рассказывал, что он всю дорогу тащил и тянул ослабевшего доктора. Зачем спрашивается? За их подъемом следили из долины и ничего подобного не видели. Шли вместе, причем Паккар первый поднялся на вершину, установил красный флаг.

Выходя на восхождение, Паккар прекрасно понимал, с какими оппонентами он будет потом иметь дело. Поэтому он решил обзавестись надежными свидетелями и посетил самого авторитетного из гостей Шамони - силезского барона фон Герсдорфа (гостившего ранее, кстати, у Соссюра). Бальма утверждал, что это он договорился с бароном, что маловероятно. В любом случае, многие знали о попытке восхождения. Поэтому было естественно то, что все кому это интересно, наблюдали за продвижением двойки к вершине.

Барон наблюдал в хорошую подзорную трубу ход восхождения и записывал в журнал его хронологию. Кстати, среди тех, кто был вместе с Герсдорфом в это время, упоминается некий русский офицер. Всё было зафиксировано с немецкой точностью: в 6.23 два человека взошли на вершину - первым был Паккар, вторым - Бальма. Они развернули на вершине Европы красный флаг - не из революционных побуждений, просто он хотелось, чтобы их достижение было видно всем внизу.

 

Исторический сюжет на стене дома в Шамони

 

Солнце уже начинало садиться, и благоразумно было бы поспешить. Тем не менее, Паккар выполнил все полагавшиеся научные наблюдения: давления, температуры, цвета неба, сделаны засечки на окружающие вершины - на все ушло 34 минуты. Только после этого начали спуск, вскоре превратившийся в кошмар. Стемнело. Идти было невозможно. Некоторое время просто сидели на снежном склоне. Повезло - вышла луна. Хорошо, что путь шел все время вниз, новый подъем им было бы просто не преодолеть! Несколько часов ушло на блуждание среди трещин, некоторые из которых переползались по связанным альпенштокам (?). К рассвету добрались до скал, где полностью истощенные, пару часов проспали. К обеду, обгоревшие и почти ослепшие от снежной белизны, Паккар и Бальма спустились в Шамони.

Соссюру сообщили об успешном восхождении уже 10 августа. И 12 августа он уже послал в Шамони распоряжение о постройке горных хижин на Монтань де ля Кот и Гран Мюле. Академик хотел повторить маршрут в этот же год. 15-го августа Соссюр принял Жака Бальма и сопровождавшего его Франсуа Паккара в Женеве. Шамоньяр приехал за наградой и с предложением своих услуг на будущее. Это уже начало другой истории…. Тоже длинной…

Тем не менее, нужно и нашу завершить эпилогом.

 

Рисунки к рассказу Александра Дюма

 

Эпилог

Мишель-Габриэль Паккар и Жак Бальма поссорились вскоре после их совместного восхождения, но, тем не менее, долгие годы нормально сосуществовали вместе в одной долине. Паккар сделал попытку опубликовать отчет об их восхождении, но безуспешно. Восхождение Соссюра 1787 года всё затмило. Тогда Паккар понял своё место в жизни и спокойно это воспринял. Он всегда был в числе самых уважаемых людей долины Шамони и длительное время был мировым судьей и мэром. Бальма также прожил достойную жизнь. Вплоть до 20-х годов XIX века он был лидером местных гидов, организовывал прием альпинистов, командовал своими земляками, несколько раз был на вершине. Он также одно время принимал участие в управлении долиной на выборной должности. Визит Дюма-отца сделал имя Бальма известным всей Европе. Сам же Жак так и не успел окончательно стать стариком. Увлеченный идеей поиска золота, он погиб в горах в возрасте 72 лет в 1832 году. Обстоятельства до конца неизвестны.

 

Александр Ельков

 

 

Памятник Соссюру и Бальма в Шамони

Поздравляем с Днем Рождения нашего любимого директора, рекордсменку мира Людмилу Коробешко

   Коллектив Клуба Семь Вершин поздравляет Людмилу Коробешко с днем рождения! Мы любим и ценим нашего руководителя! Мы гордимся и восхищаемся тобой, Люда! Ты - лучшая в мире – это факт и без всякой книги рекордов. Здоровья ... читать больше

С Людмилой Коробешко мы встретились в основанном ее мужем, мастером спорта СССР по альпинизму Александром Абрамовым, клубе «Семь вершин» сразу после возвращения Людмилы из экспедиции на Северный полюс. «Можно прикоснуться к живой легенде?» – спросила я, дотрагиваясь до ее руки.

И в самом деле, Людмила Коробешко – легендарная альпинистка, единственная среди российских женщин покорившая семь высочайших вершин мира: Эльбрус (5642 м), Килиманджаро (5895 м), Аконкагуа (6968 м), Косцюшко (2228 м), Эверест (8848 м), Мак-Кинли (6194 м), Массив Винсона (4897 м).  «Люда – очень смелая, добрая, красивая, – говорят о ней друзья. – Как же повезло Саше Абрамову с женой». И, познакомившись с Людмилой, могу подтвердить: «Повезло!»

 

я-гид

– Скажите, Лю, горы – ваша мечта детства?

– Да, это увлечение с детства. Я родилась в Пятигорске, горы были перед глазами, из окна каждый день видишь Эльбрус. Мне повезло, что  в школе у нас появилась секция туризма и спортивного ориентирования. Благо природа нашего региона – Кавказских Минеральных вод – располагает к таким походам как нельзя лучше. Вокруг много знаменитых гор-лакколитов – Машук, Железная, Бештау, Змеиная, Верблюд, Бык, и все другие, сколько их! Хоть они и невысокие, самая большая Бештау, главная ее вершина чуть выше 1400 метров, но горы эти красивые и очень интересно на них ходить. Когда я поступила в институт – а это был пятигорский Институт Иностранных языков, сейчас это Лингвистический университет, то сразу же записалась в альпинистскую туристическую секцию.

– Родители как-то повлияли на ваше увлечение?

– У меня только мама, мы с братом росли без отца. Конечно, маме было очень непросто одной воспитывать двоих детей. Обычный инженер, она сделала все, чтобы подарить нам с братом счастливое детство. Мама посвящала нам много времени, прививала нам любовь к природе, старалась, чтобы мы вели активный образ жизни. В выходные дни мы с ней и ее коллегами  по работе отправлялись в походы.

Как я потом поняла, моя мама однажды попала по профсоюзной путевке в альплагерь, проходила там начальную подготовку на значок «Альпинист СССР» и познакомилась с простыми маршрутами. Но впечатлений за эти три недели у нее появилось столько, что хватило на всю жизнь и на нас – детей, и после ее рассказов я сама увлеклась этой мечтой, можно сказать, «заболела» горами, походами – и вот уже столько лет, все «болею». Были такие моменты: мы гуляем по склонам Машука, можно пройти по тропинке, но мы забираемся на более крутой склон. Окружающие говорили: «Сумасшедшая мамаша, куда вы смотрите?».

– Какими качествами надо обладать, в особенности, женщине, чтобы покорять вершины?

– Наверное, во-первых, это упорство.  Приходится преодолевать себя, где-то немного пострадать, потерпеть, без этого никак. Должна быть и коммуникабельность, умение общаться, находить свою роль в коллективе, ведь альпинизм не зря считается коллективным видом спорта, потому что, в основном, в горы ходят командами. Очень важно умение правильно поставить себя в коллективе, подчиниться лидеру. Взаимопомощь очень важна, ведь каждый человек работает на победу всей команды.

Женщинам в  горах, конечно, сложнее, все-таки это мужской спорт. Если она решает связать с ним жизнь, то необходимы мужские качества: воля к победе, выносливость. Но и женские тоже важны: умение уступать, не идти на конфликт, не пытаться подчеркивать свое превосходство, а если руководить, то не авторитарно. Если женщина не расклеивается в те моменты, когда надо терпеть, не ноет, если она спокойна, рассудительна и взывает больше не к эмоциям, а к логике, это вызывает у мужчины уважение, и он готов к ней прислушаться. Не стоит давить на мужчин или демонстрировать им свою силу – взваливать все на себя.

Поначалу я пыталась следить за клиентами, как за детьми, однако не всем нравится гиперопека. Лучше давать людям некоторую свободу – в разумных пределах, когда это безопасно. Больше доверять их опыту, принимать помощь. Это ценится даже больше: человек помог, и ему приятно. Я все больше прихожу к мысли, что авторитет определяется не только опытом и наличием морально-волевых качеств, но и мудрым поведением в группе, умением почувствовать коллектив и достичь в нем правильного распределения ролей.

Чего я для себя не представляю, так это путешествия в одиночку. Общение скрашивает моменты лишений. Из экспедиций мы возвращаемся друзьями, строим новые планы. Когда идешь один, испытываешь совсем другие переживания. Открываешь что-то в себе, и мне это кажется намного сложнее. У женщин менее стабильная психика. Мужчины ровнее и спокойнее, принимают решения и действуют согласно с ними. В коллективе это очень важно. Да и старая поговорка работает: «Для мужчины альпинизм – это школа мужества, а для женщин – замужества». В секциях по альпинизму, в экспедициях люди встречаются, знакомятся, заводят семьи – и это становится для женщины главным.

Антарктида

Антарктида

– Присущи ли вам женские слабости?

– У меня много слабостей. Я сладкоежка, люблю все вкусное. Слежу за модой, хотя мне некогда, стараюсь красиво одеваться, подчеркивать свою женственность, пользуюсь косметикой. Хотя, надо признаться, что часто ношу брюки, но ругаю себя за это и заставляю себя надевать юбку.

В последнее время я беру с собой в экспедиции длинную юбку и надеваю ее, конечно, не на маршруте, а в базовом лагере.  Мужчинам это очень нравится. Они любуются мной и говорят, что я их очень порадовала. Женственность очень помогает в горах. Когда мужчина видит перед собой женщину, которая с ним держится практически на равных, и по силе, и при переноске тяжестей, мне кажется, он пугается, и это его не радует. А если женщина кажется слабее, он старается помочь. Все равно мужчине приятно, когда рядом женщина, которая не будет свои права качать, а признает, что это мужчина, восхищенно смотрит на него. Похвала очень важна, мужчины это любят.

 – Расскажите историю знакомства с вашим мужем.

– Познакомились мы в Москве. Он москвич, а я на тот момент приехала в Москву в поисках работы. В свободное время мы с подругами ходили на тренировки. Нам посоветовали зал для скалолазания в Сокольниках. Там мы и познакомились с Сашей Абрамовым. Мы перепутали дни и пришли как раз в тот день, когда там тренировался Саша. На тот момент он уже был известным альпинистом, сделавшим интересные проекты. У нас случилась любовь с первого взгляда, хотя я в принципе в это не верила и думала, что это блажь, придуманная людьми. Я считала себя достаточно серьезным человеком, ко всему подходящим основательно, но вот влюбилась…

Мы поняли, что нравимся друг другу. Саша к тому времени развелся, находился в некой депрессии, это тяжело для любого человека, но на нашу любовь это не повлияло. Отношения развивались быстро, и через год мы поженились. Саша очень надежный человек. С ним можно говорить бесконечно, он столько всего интересного знает. До него мне казалось, что мое увлечение горами несерьезное, что я задержалась в детстве, что надо от увлечений переходить к серьезному делу, работать, строить карьеру. Но Саша мне объяснил, что можно не расставаться со своим увлечением, а сделать его работой, делом жизни, и от этого будет всем хорошо. Это для меня было потрясающим открытием.

На вершине Тубкаль, Марокко

На вершине Тубкаль, Марокко

 – Что для вас значит поддержка мужа, семьи в вашей карьере?

– Мой муж поддерживает меня во всем. Когда родился наш сын, он мне очень помогал. Это был для него не первый ребенок, он знал, как пеленать, как купать и показывал мне. Он не пытался засадить меня дома, сделать полностью домашней, а хотел, чтобы мы по возможности вместе продолжали свое дело. Саша всячески пытается помочь мне проявить себя, куда-то меня продвинуть, чтобы я стала более известной. Когда мной интересуются, он не завидует, а мне кажется, такое в семье бывает, так вот Саше это не свойственно. Он, наоборот, меня подталкивает: «Давай, давай!».

Единственный момент – по завершении проекта «Семь вершин за 300 дней», когда мы установили мировой рекорд, зашла речь о том, что меня, возможно, наградят званием «Герой России». Но тут Саша выступил против: «Мне не нужно, чтобы у меня была такая жена. Как же я буду тебя в семью возвращать, когда ты пойдешь неизвестно куда?». В шутку не в шутку, но он сказал: «Слишком уж не надо».

 – А как у вас проходила беременность и роды? Помогли ли занятия спортом?

– Считаю, что если организм в тонусе, это в любом случае хорошо. Беременность не то чтобы совсем просто проходила. Три месяца мучил токсикоз, было тяжелое состояние. Так получилось, что я долго не знала о том, что я беременна. Первый, второй месяц мы в Крым ездили. Потом проконсультировались с врачом. Мы планировали поехать в горы, и врач сказал, что до пяти месяцев в этом нет ничего страшного.  И мы поехали на Кавказ, ходили по горам достаточно сложными маршрутами, в том числе, на Эльбрус. А на седьмом месяце я участвовала в соревновании в Пятигорске, лазила по скалам. Старалась до последнего заниматься спортом.

Роды длились больше десяти часов. Честно говоря, не ожидала, что это будет так болезненно. Считала, что раз я спортсменка, привыкшая к нагрузкам, то все у меня произойдет быстро. Конечно, чем женщина моложе, тем легче рожать. А мне на момент родов было двадцать семь лет. Я не знала, как правильно дышать, была не подготовлена, потому что у меня не было времени на специальные занятия для беременных. Мы с мужем оба работали, жили на съемной квартире, и заниматься собой было некогда.

 – Как вы восстанавливались после родов?

– В свое время я занималась легкой атлетикой. Бег – хорошее упражнение, но не сразу после родов, потому что я кормила, а нагрузки плохо влияют на молоко. Спустя некоторое время я потихоньку начала бегать. Я все время была с ребенком, и как мне казалось, немного одичала, забыла, как общаться с людьми. Когда сыну исполнилось полгода, мы оставили его маме и поехали в Пятигорск в горы. Я очень благодарна мужу, что он вернул меня к нормальной жизни. Он часто оставался с Максимом и давал мне возможность работать. Очень сильно помогла и сейчас помогает мама. Она переехала к нам, с нами живет и делает все возможное, чтобы мы с Сашей могли ездить в экспедиции.

SDC10221

 – Как вам удается совмещать семейную жизнь и очень серьезную карьеру?

– В большей степени благодаря маме в плане ухода за ребенком, она очень многое берет на себя. С Сашей мы в офисе часто пересекаемся. А с экспедициями бывает по-разному. Он каждый год уезжает на Эверест. В прошлом году мы вместе ездили, а в этом практически одновременно разъехались в разных направлениях – он на Эверест, я – на Северный полюс. Еще и бизнес у нас общий.

Иногда я очень сердилась, потому что двадцать четыре часа в сутки мы могли говорить о работе. Когда я хотела поговорить о чем-нибудь другом, он мне отвечал, что это не работа, это жизнь. Хотя сейчас он стал ко мне прислушиваться и соглашаться, что супружество и работа – это не одно и то же, это другое, надо иногда и отвлекаться. Мы вместе бегаем, зимой на лыжах, вместе играем в большой теннис. У нас вошло в привычку по утрам обливаться холодной водой из ведра. Саша купается зимой в проруби и хочет всю семью к этому приобщить.

– Как вы считаете, что главное в семейных отношениях, чтобы семья была прочной?

– В каждой семье по-разному, смотря на чем ставятся акценты. У нас это дружба, партнерские отношения и совместная деятельность. И конечно, умение уступать. Саша у меня довольно авторитарный, он жестко выражает свое мнение, и мне приходится к нему приспосабливаться.  Если меня что-то не устраивает, лучше я с ним соглашусь, но знаю, что потом, когда он будет в другом настроении, мне удастся его переубедить. Перечить ни в коем случае нельзя. Семейная жизнь – это все-таки постоянные компромиссы. Даже если ты права, не надо яростно отстаивать свою точку зрения, главное – найти разумный компромисс.

Беседовала Елена Ерофеева-Литвинская

Володе Котляру только 29! Но он уже легендарный гид, герой фильмов и книг. Поздравляем с Днем рождения!

   Вот только несколько из восторженных отзывов о его работе. Вот что значит – человек на своём месте!  …Лучший гид из возможных, отличный профессионал и хороший человек. Именно он обеспечил успех ... читать больше

   Вот только несколько из восторженных отзывов о его работе. Вот что значит – человек на своём месте!

 …Лучший гид из возможных, отличный профессионал и хороший человек. Именно он обеспечил успех экспедиции….

 …. Спасибо огромное-преогромное Володе, за то, что помог нам всем достичь своей цели, кому-то мечты, кому-то сделать шаг на ступень к своей мечте. Спасибо за его человечность, оптимистичность, профессионализм и просто за то, что он есть такой с нами! Без него, я думаю, никто из нашей команды не получил бы той дозы гиперположительных эмоций от восхождения и от программы в целом!...

 … Огромное спасибо Володе Котляру за увлекательное приключение! Всегда позитивный настрой и профессионализм Володи привели на вершину нашу команду Позитив ФМ в полном составе! А коронная фраза "Кайфуем!", даже когда град и ветер в лицо, стала лейтмотивом всего путешествия!!! )))…

 

 

 

 

 

Сегодня Володя отмечает свой День Рождения, как обычно, на работе,  на  склонах  родного Эльбруса. Желаем ему, чтобы удача всегда сопровождала его повсюду!

 

Вчерашнее фото от Володи

 

     А это подарок от Валерия Лавруся. Книга!

Читать здесь

 

 

      

 

Счастья тебе, Володя, во всем! Здоровья и сил продолжать нелегкую карьеру горного гида!

  

 

На премьере фильма " Ген высоты или Как пройти на Эверест" зрители аплодировали красивому жесту Володи, сделавшему предложение любимой девушке на высочайшей вершине мира.

 

То, что первый раз оказавшийся на таком супер-высотном восхождении человек снял абсолютное большинство кадров  финального штурма вершины, осталось немного в тени…

 

 

Люда Коробешко и Алекс Абрамов посвятили первовосхождение в Альпах юбилею Александра Елькова 

Сегодня, 6 июля, Люда Коробешко и Алекс Абрамов с друзьями совершили первое российское восхождение на гору Cime du Gelas (Сим дю Жела) – высочайшую вершину Французских Приморских Альп.  Восхождение длилось 12 часов и было ... читать больше

Сегодня, 6 июля, Люда Коробешко и Алекс Абрамов с друзьями совершили первое российское восхождение на гору Cime du Gelas (Сим дю Жела) – высочайшую вершину Французских Приморских Альп.  Восхождение длилось 12 часов и было посвящено юбилею нашего друга Саши Елькова. Ему сегодня исполнилось ровно 60 лет!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ещё раз поздравляем нашего товарища, нового семивершинника Алексея Баутина!

Восхождением на высочайшую гору Северной Америки Денали Алексей Баутин завершил программу «Семь Вершин». Мы его еще раз поздравляем и будем поздравлять при ближайшей встрече лично!  Почти все эти восхождения Алексей ... читать больше

Восхождением на высочайшую гору Северной Америки Денали Алексей Баутин завершил программу «Семь Вершин». Мы его еще раз поздравляем и будем поздравлять при ближайшей встрече лично!  Почти все эти восхождения Алексей совершил в составе групп Клуба 7 Вершин. Мы его считаем одним из наших самых преданных и верных друзей.

 

 

 

 Алексей - человек, который умеет добиваться своей цели и мы не сомневаемся, что он дальше продолжит путешествовать с нами и подниматься на новые вершины.

Желаем удачи, здоровья тебе и твоим близким!

 

 

Килиманджаро - 19.08.2010

Аконкагуа – 17.01.2011

Косцюшко – 30.12.2011

Винсон    -  22.12.2013

Эверест – 25.05.2014

Эльбрус -  11.06.2016

Денали – 20.06.2017

 

 

Алексею 40 лет,  он - уроженец города Ярцево, Смоленской области.

 

Из интервью газете «Рабочий путь», 2014 год…

 

 

 

 

- Алексей, сколько лет вы «болеете горами»?

 

- Пятнадцать. Я этим «заболел», будучи студентом Московского инженерно-строительного института. В этом вузе была достаточно сильная секция туризма, которая до сих пор там существует. Мы начали ходить в походы, совершать восхождения, участвовать в различных соревнованиях. И в Смоленск приезжали неоднократно - лазили по крепостной стене... Потом, после окончания института, был перерыв, надо было работать, строить карьеру. В конце концов, я пришел к тому, что можно ездить по горам «без отрыва от производства».

 

- А как жена относится к вашему экстремальному увлечению?

 

- Перед тем как жениться, я ей сказал, что у меня есть хобби... и мои друзья. И она, как мудрая женщина, все поняла. Скажу больше, я хочу осуществить еще один проект под названием «7 вершин» - по восхождению на высшие точки всех континентов. И в самом начале своего пути я у нее спросил: «Мне ехать?», и она ответила: «Конечно!»

 

…. бывают и курьезы. Например, когда я был в Антарктиде, моей жене в детском саду сделали замечание: мол, почему ваша дочь рассказывает другим детям в группе всякие небылицы о том, что ее папа в Антарктиде? И посоветовали провести с дочерью воспитательную беседу. Но жена ответила, что так и есть, ее папа сейчас в Антарктиде, ребенок говорит правду. Через полтора месяца приедет, сможете сами с ним пообщаться...

 

Один мой многодетный друг считает, что все мужики - в душе мальчишки и в любом случае домой они должны возвращаться героями. Неважно в чем - в альпинизме или с работы. Я эту философию частично разделяю.

 

 

- Алексей, а кем вы хотели стать в детстве?

 

- Строителем. Так у меня и получилось.

 

В четверг, 25 мая, депутаты подмосковного Солнечногорска абсолютным большинством голосов (19 из 20) проголосовали за избрание на должность руководителя администрации города Алексея Баутина.

 

Евгений Кравт – есть СЕМЬ ВЕРШИН!  Наши поздравления!

22 мая Евгений завершил проект 7 Вершин. Восхождение на  Эверест стало  завершающим в его эпопее  путешествий по высшим точкам континентов. Евгений стал очередным прибавлением России в списке семивершинников. Причем, почти на ... читать больше

22 мая Евгений завершил проект 7 Вершин. Восхождение на  Эверест стало  завершающим в его эпопее  путешествий по высшим точкам континентов. Евгений стал очередным прибавлением России в списке семивершинников. Причем, почти на все вершины континентов он поднимался в составе групп Клуба 7 Вершин. Ура Евгению Кравту!  Наши поздравления!

 

Наша команда Эверест - 2017 в Катманду, накануне вылета в Тибет. Евгений Кравт - слева...

 

 Суперспортивное восхождение на Мак-Кинли в 2015 году

 

 

ВЕРШИНА!!!  После сегодняшнего восхождения на Эверест Януш Коханьский стал рекордсменом мира

Александр Абрамов, руководитель экспедиции, из лагеря 7800.  Сегодня на 7500 встретили Януша Коханьского, нашего участника из Польши, который уже второй раз идёт на Эверест. Мы его отпустили вперед, чтобы он смог сделать рекорд. И он ... читать больше

Александр Абрамов, руководитель экспедиции, из лагеря 7800.

 Сегодня на 7500 встретили Януша Коханьского, нашего участника из Польши, который уже второй раз идёт на Эверест. Мы его отпустили вперед, чтобы он смог сделать рекорд. И он его установил. После его сегодняшнего восхождения рекорд скорости прохождения всех «семи вершин» стал равняться 128 дням. Януш начал в Антарктиде, кажется 13 января, сходив на Винсон. И закончил 20 мая, взойдя на Эверест.  

 

 

 

Пан Януш на Кавказе

 

C Праздником Победы!  Вот что мы умеем, оказывается!

Поздравляем всех наших друзей, членов Клуба и просто посетителей сайта  с Днем Победы !  Желаем всем быть стойкими и сильными, такими, как были воины победители в той великой войне! Здоровья и счастья всем вам! Путешествуйте, ... читать больше

Поздравляем всех наших друзей, членов Клуба и просто посетителей сайта  с Днем Победы !

 Желаем всем быть стойкими и сильными, такими, как были воины победители в той великой войне! Здоровья и счастья всем вам! Путешествуйте, наслаждайтесь миром без войн, и делайте всё, чтобы этот мир становился еще лучше, и чтобы войн не было!

 

 

 

Сайт Свободная Пресса

 

Парад военной техники на главной площади страны в День Победы — это не только традиция, но и демонстрация мощи российских Вооружённых сил и новых образцов военной техники.

 

В этом году изюминка парада на Красной площади — дебют боевой техники, разработанной специально для российской арктической группировки. Это «северные» зенитные ракетно-пушечные комплексы ближнего действия «Панцирь-СА» и зенитно-ракетные комплексы малой дальности «Тор-М2ДТ», смонтированные на базе двухзвенных гусеничных вездеходов ДТ-30 «Витязь».

 

«Тор-М2ДТ» и «Панцирь-СА» предназначены для прикрытия заполярных военных баз, развертываемых в настоящее время в различных районах российской Арктики — от островов архипелага Земли Франца-Иосифа до Чукотки. Эти ЗРК способны выполнять задачи по обеспечению безопасности России в суровых климатических условиях Арктики при полном отсутствии дорог и на удалении от баз обеспечения.

 

Демонстрация «арктических» модификаций на Красной площади не осталась без внимания западных СМИ, которые почему-то назвали показ ЗРК основной темой «наземных» парадных расчетов и «сигналом всему миру». Например, японское издание JB Press написало об «арктических системах ПВО» на параде в контексте того, что «Россия начала фортифицировать Арктику» и что Москве «во что бы то ни стало нужно обеспечить себе превосходство на море и в воздухе Арктики для того, чтобы поддерживать ядерное сдерживание».

 

Арктический трилистник

 

 

 

 

Пожелаем этой базе скорее стать научным и туристическим центром!

 

 

 

 

Поздравляем с юбилеем Владимира Николаевича Шатаева, нашего учителя и товарища!

Сегодня юбилей у одного из самых замечательных людей, которых мы знаем. 80 лет Владимиру Николаевичу Шатаеву ! Мы гордимся нашим с Вами сотрудничеством, всегда рады видеть Вас на наших вечерах. Ваш вклад в то, как сложились наши судьбы ... читать больше

Сегодня юбилей у одного из самых замечательных людей, которых мы знаем. 80 лет Владимиру Николаевичу Шатаеву ! Мы гордимся нашим с Вами сотрудничеством, всегда рады видеть Вас на наших вечерах. Ваш вклад в то, как сложились наши судьбы значителен и мы за это всегда будем Вам благодарны !

 

Присоединяемся к поздравлениям Федерации альпинизма России, на сайте которой написано следующее:

 

С юбилеем, Владимир Николаевич!

КАТЕГОРИЯ ШАТАЕВА:

МУЖЕСТВО – это способность проходить дистанцию, где сплошными барьерами стоят страх, бессилие, неверие в себя, отказ от борьбы....

ВЕТЕР, МОРОЗ, ВЫСОТА, РЕЛЬЕФ... – но это не все, с чем вступает в борьбу альпинист.
Бывают преграды более тяжкие, хоть и расположились не где-нибудь, а всего лишь в собственной голове.

АНУФРИКОВ учил меня, что умный альпинист восходит к вершине трижды. Первый раз глазами – глядя на подробную карту маршрута, вызубривая его описание, рассматривая сквозь оптику натуру, прогнозируя и воображая возможные трудности. Только после этого можно предпринимать, так сказать, натуральное восхождение.
Вернувшись домой, нужно еще раз подняться к вершине – сидя в кресле, пережить весь маршрут заново, шаг за шагом, со всеми подробностями.

ГОРЫ – хороший плацдарм для пробы сил. Достигая вершины, люди радуются не оттого, что спорили с камнем и победили его, а оттого, что спорили с собой и победили себя. Получать это право на самоуважение и подтверждать его – штука соблазнительная.

ВОСХОДИТЕЛЬ тогда становится альпинистом, когда в нем накапливается некое нравственное качество, которое рефлекторно срабатывает, стоит ему войти в строй связки. Смысл его понятен, объяснять не стоит – обычно его называют чувством локтя.
Это, пожалуй, самое сложное из всего, чему должен научиться альпинист.

НОВИЧОК убежден, что любая авария в горах – случайность, которая не зависит от восходителя. В душе он не верит, что многолетняя безаварийность опытных мастеров объясняется скрупулезным самоконтролем. Чтобы понять, что «сплошные оглядки» и есть признак высокого восходительского класса, нужно быть зрелым альпинистом.

ПРИРОДА творит свои формы куда совершенней и точнее, чем человек, и если она дала ему вместо колеса ногу со ступней, то видно не для того, чтобы он ходил всю жизнь по гладкой поверхности...

ЛЮДИ порою дослуживаются до всех спортивных регалий, не сказав ни единого собственного слова.
Альпинизм – это не просто шесть категорий трудности. Это прежде всего открытия. Это – дерзание.

ДЕЛО наше представляется мне своеобразной испытательной службой. И горы – тот полигон или, если хотите, некая лаборатория, где созданы условия, чтобы испытывать и отбирать оптимальные формы человеческих взаимоотношений, выяснять наиболее жизнеспособные нормы морали и нравственности, проверять как уживается сила со слабостью и сильный со слабым, что есть истинная сила и что слабость.
Горы отвечают на все эти вопросы более точно и убедительно.

МЫ АЛЬПИНИСТЫ. Мы испытатели. Летчики проверяют в воздухе надежность конструкции самолета.
А мы в горах – конструкцию человека. Его мощность, пределы его физических и психических сил.

ВОСХОДИТЕЛЬ не примеряет себя к высоте - он от нее независим.

ИСТИННЫЕ АЛЬПИНИСТЫ стремятся к достижениям, а не к эффектам. Нас не без основания станут называть самоубийцами, как только задачу произвести впечатление мы сделаем для себя самоцелью.

МУЖЕСТВО надо искать там, где есть природный ум и интеллект. Где нет ни того ни другого, может быть только бесстрашие, а это не одно и то же.

АЛЬПИНИСТУ ИЗВЕСТНО: горы коварны и изменчивы... Верно. Но и коварство, и изменчивость их постоянны. Это их неотъемлемое и откровенное, главное свойство.
И в том их четкая, стабильная логика. Когда идешь сюда, хорошо об это знаешь и на иное не рассчитываешь.

КТО ХОДИТ В ГОРЫ, ТОТ ЗНАЕТ: они неплохо вентилируют не только легкие, но и душу. Там на многое открываются глаза, появляется более ясный взгляд на жизнь.
Оттуда, сверху, становится виднее, что есть хорошо, а что плохо, что на самом деле важно, а что лишь кажущаяся важной ерунда, и что – часть, а что – целое...

 

Экспедиция на Арарат 2010 год

 

 

 

 

 

  

/photos/all/section_170/

 

Прыжок с Валерием Розовым

 

 

 

 

 

http://klub7vershin.ru/photos/all_1/section_127/

 

Книга «Категория трудности» - главная книга советского альпинизма

http://www.7jj.org/vadim/books/Dificult_Category/Index.htm

 

2009 год. Алтайский информационный портал «Туризм». Интервью взял Евгений Гаврилов

Полностью читать здесь >>>>>>>

 

– Как вы начали заниматься альпинизмом?

– Во втором издании моей книги это исключили. В 1951-1952 гг. после школы на каникулы я выезжал в Кисловодск. У меня там жила тётя. Приезжал к ней и три месяца проводил на каникулах. А перед глазами всё время был Эльбрус. Мы с местными ребятишками ходили по всяким пещерам, ходили в долину нарзанов, Кольцо Гора, Бермамыт, Джинал-Гора и прочие местные достопримечательности.

И однажды я уговорил человек десять пойти под Эльбрус. В итоге вышло, что мы пошли вдвоём. Я и один из москвичей, который тоже там где-то отдыхал. Остальных матери, естественно, не пустили. Нам было-то 15-16 лет.

Мы взяли с собой только по одеялу, даже спичек не было. И пошли 70 км от Кисловодска к Эльбрусу. С точки зрения сегодняшнего дня, это была авантюра чистой воды. Три года назад проехал по этому пути на машине, всходил с севера на Эльбрус и понял, что это была безумная затея.

Мы подошли под эти ледники с севера, поиграли в снежки, и когда я вернулся в Кисловодск, то другу, Евгению Луценко, дал слово или клятву, что до 25 лет поднимусь на Эльбрус.

Начал изучать литературу, думал, как пойду на Эльбрус один, где-то возьму обувь и прочее. Но, почитав книги, понял многое, поумнел. Решил, что надо идти другим путём.

До этого я занимался лёгкой атлетикой и практически выполнил первый разряд на средней дистанции. Бегал 800, 1500, 3000 с препятствиями, 5000. Бегал в одном забеге с Петром Болотниковым, с Ржыщиным, рекордсменом мира по бегу с препятствиями.

Пришёл в «Спартак», так как я спартаковец, и узнал, что там дают путёвки в альплагерь. Там работал Михаил Иванович Ануфриков.

Я тогда работал в артели «8 Марта», мастером кукольной головки. Мы вставляли глазки в куклы, чтобы они вращались. Мне бесплатно дали путёвку, так как артель могла тратить 6% от всех своих доходов на спорт, мне даже оплатили проезд в альплагерь.

Приехал в альплагерь, выполнил требования на значок, сходил на Гумачи. С нами был Шалико Маргиани. Взошёл ещё на две вершины – на пик Кавказ и пик Вуллея – и уехал. Тогда не удалось сходить на Эльбрус.

А вот на следующий 1960 год приехал туда и дважды сходил на Эльбрус. Первый раз с Мишей Тимошиным уже с отделением в первой смене. В июне в этом же году проводилась так называемая альпиниада Кабардино-Балкарии, когда 1381 человек поднялись на вершину, в том числе Мальбахов – секретарь обкома. На восточной вершине митинг проводился. А так как я уже был на Эльбрусе, Шакир Тенишев поставил меня в одной из четырёх колонн типа связного. И взошёл во второй раз.

– Когда вы шли первый раз на Эльбрус, вы чуть не утонули?

– Это же речка Малка. Истоки Малки. Когда идёшь к леднику рано утром, она еле-еле течёт, а после того как мы дошли до ледника и возвращались обратно, это было 12 часов или час, она уже разлилась. Надо было или ждать вновь утра или пытаться перейти.

Вот там меня чуть и не сбило. А внизу был водопад Султан Су, высотой 20 м. Речка бурная, несло камни, слышно было грохот от них. Вот такая у нас была переправа.

Там ещё был интересный момент. Когда мы подошли вначале к речке, Эльбрус был закрыт в тумане, и мы его не видели. Вдруг увидели землянки около больших источников Нарзана. Видим людей. К нам подошёл парень, постоял в 3-4 м, повертел ножичек в руках. Стал узнавать кто мы.

А мы – пацаны, 14-15 лет. Мы спросили, где Эльбрус. Он показал – там. А его не было видно – туман. Мы ушли в сторону, поняли, что не видим и переночевали. Ночь среди скал. Выли волки. Вызвездилось небо.

Утром – вот он, Эльбрус. Рядом. Мы опять вернулись, прошли мимо землянок. Они все спали.

Потом мы узнали, что это кабардинцы или балкарцы, которых выселили и которые сбежали из Средней Азии. Они проживали там время.

Когда мы пришли в селение Хасаут, оно нас очень удивило. Пустое селение. Крыши, дома - но нет ни одного человека. И вдруг идёт пастух – 4-5 овечек. Мы спросили: «Можно в какой-нибудь дом пойдём, переночуем?» Он нам не посоветовал. Но не сказал почему. Мы не могли тогда понять. Мы ушли и всю ночь шли обратно в Кисловодск.

Уже потом мы выяснили это. Что он дал нам такой совет из-за возможной мести тех, кто оттуда убежал, которые могли нас прикончить.

– Как отнеслись родители к вашему походу и занятиям альпинизмом?

– Спокойно. Во-первых, отец у меня пропал без вести во время войны. А мама работала дворником. Она отправляла меня и не знала даже, чем в Кисловодске занимаюсь. Приехал домой и приехал. Она к этому довольно спокойно относилась. Даже когда я занялся настоящим альпинизмом, тоже спокойно.

– Одно время вы работали техником лаборатории под руководством Абалакова по разработке специальной научной аппаратуры ЦНИИФКа. Что это была за работа?

– Он выполнял работу по изготовлению различных приборов для тренеров по многим видам спорта. В том числе и по фигурному катанию. Помню, к нам приходила сегодняшний заслуженный тренер Мишина. Абалаков разрабатывал приборы, а я их только делал. В том числе прибор, он был тогда ценный,– манометр, который позволял определять всевозможную нагрузку. Ударную и прочую. Мы закаливали всё в печи. В том числе и альпинистские пробные крючья, закладки. Тогда они только начались. Те, что придумал Абалаков. Кое-что делали из титана.

Я там недолго поработал, всего год. Для альпинизма мне это особо не пригодилось, но пришлось увидеть некоторые разработки, которые пытался внедрить Виталий Михайлович. Крючья ледовые мы там не делали. У нас не было для этого станков. В основном были напильник и сверлильный станок.

– Как складывалась жизнь после школы?

– В армии не служил. Когда работал в артели, меня брат Виктор переманил работать в метрополитен, депо «Измайловское». Там работал год слесарем-электриком.

Потом оттуда ушёл. Потому что занимался лёгкой атлетикой и уезжал на сборы. А бригада – 5-6 человек. Когда уезжал, то мою работу перекладывали на них. Они, естественно, были очень недовольны. Зарплата от этого у них не повышалась. В итоге вынужден был оттуда уйти.

Поступил тренером в московский «Спартак». Как раз я окончил школу инструкторов, поработал пятую смену в лагере «Шхельда», и Ануфриков пригласил меня туда. Дальше фактически работал в «Спартаке».

Когда оттуда в спорткомитет ушёл Ануфриков, мы работали с Володей Кавуненко. Путёвки и прочее распределяли.

Ануфриков меня решил переманить в спорткомитет. В то время, когда он меня переманивал, я работал у Абалакова во ВНИИФКе – Всесоюзном научно-исследовательском институте физической культуры. Когда поступал в спорткомитет, там был председателем Юрий Машин, он же был и из отдела кадров. Первый его вопрос был – есть ли у меня высшее образование?

Мне тогда было 30 лет. Ануфриков сказал, что я поступаю в институт, что мы даём слово. И я, действительно, поступил в институт физкультуры на вечернее отделение, которое через пять лет в 1972 году закончил. Дальше уже никаких вопросов ни у кого не вызывало.

– Долгие годы вы работали тренером. Главное качество, необходимое тренеру?

– Не скажу терпение, а коммуникабельность. Учитывать мнение каждого, прежде всего. Действительно, сложно работать, когда личности-спортсмены и иногда каждый имеет своё мнение. И необходимо найти решение, чтобы не было конфликтов. В этом и состоит задача тренера.

В этом отношении можно привести того же Балыбердина. Многие его не любили, ненавидели. Но он, действительно, был величайший спортсмен. Или тот же Виктор Кульбаченко из Белоруссии, с которым многие, когда он попал в экспедицию на Эверест, потом не хотели ходить. И у нас с ним был нормальный контакт, взаимоотношения. Я понимал, что он очень сильный, выдающийся спортсмен, всячески ему помогал.

Я много работал в «Спартаке». Когда мы выдавали путёвки, то многих принимали через нормативы, и я хорошо их знал. А выдавали 200 путёвок. А когда выезжал работать в «Шхельду», знал уже, кто ко мне приедет, их всех, можно сказать, тренировал. Какие у него были нормативы, что он выполнял, какой он по характеру.

Было проще работать, когда многих уже от пяточек до мозга костей нутром своим понимал и знал. Было проще создавать группы.

– Как избежать конфликта между лидерами?

– Трудно сказать и определить. Наверное, необходимо найти общий язык с участниками. Главное – необходимо понять одну и вторую сторону. Нужно выслушать и одного, и второго.

В какой-то степени научился этому, глядя на то, как это делал Михаил Иванович Ануфриков. Мы вместе работали в спорткомитете, и меня всегда удивляло, как много народу приходило раньше в спорткомитет за разными консультациями и т.д.

Михаил Иванович всегда любого, кто приходил, что меня удивляло, усаживал рядом и расспрашивал, где тот живёт, как у него работа, учится или где в горах был. Он с посетителями очень долго беседовал.

С одной стороны, выясняет ряд моментов, нюансов о каком-то коллективе или городе. Я понимал, что именно такое взаимоотношение важно – не просто свысока, а нужно быть на равных со всеми, кто приходит. Это тяжело и трудно, но надо через это проходить.

– Как отличить настоящего лидера?

– Надо быть вместе на восхождении или на тренировках. Сходу этого не понять, довольно сложно. Лидера отличает собственный путь, собственное решение, собственное руководство, взятие группы и т.д. Но принятие решения – прежде всего.

– Амбициозность?

– Амбициозность нужна. Вопрос – в каких-то рамках. Это положительное качество, вопрос успеха. Это должно быть в группе у лидера обязательно. Другое дело, что иногда бывало, когда условно руководство группы возлагалось на кого-то, а в группе было два-три лидера. Вот тут часто и возникали конфликты.

Как раз самые сильные разборы восхождений были у второ-третьеразрядников. Бурные и взаимообидные, обвиняющие друг друга. С одной стороны, это интересно, с другой стороны, такие разборы приносили какую-то пользу.

Сейчас этим никто не занимается. И работы вообще не проводятся.

– А что случилось?

– Наверное, менталитет поменялся или структура системы. Сходили, спустились – и всё. Может, кто-то и проводит, но об этом мало знаю.

В прошлом это было, грубо говоря, насилие, потому что даже в чемпионатах требовали протокол разбора, чтобы его прикладывали к отчетам. Потом это отменили вообще.

Видимо, только нормальные тренеры после этого делали их, могли реально проводить эти собеседования, разборы любых восхождений, которые делались. Ведь на этих разборах плюсов и минусов как раз и формируется личность. И его дальнейшая стратегия и тактика.

Иногда несовершённое восхождение даёт для тебя значительно больше для последующего, чем совершённое всё хорошо. Всё гладко, и нечего вспоминать. Никаких трещин, никто не упал. Даже и восхождение не запоминается. А когда что-то произошло и ты начал обсуждать и выяснять почему, как и что, и тогда у тебя или у кого-то всё на дальнейшее и учитывается.

Не случайно появились протоколы разборов несчастных случаев. Мы рассылали их на места, чтобы их рассматривали, учитывали. Это своего рода учёба, обучение, предугадывание каких-то ситуаций. Хотя, может, некоторые слушали, слушали, а потом – думали: это у других, а со мной этого не произойдёт никогда. Обычно так, к сожалению, бывает.

Когда ходил второй раз на Эверест, думал установить так называемый рекорд Гиннеса по возрасту, меня уговорили. Иногда бывает мистика или не мистика, но звонок, второй звонок, что выход на вершину не получается, возникают разные препятствия. Так у меня таких препятствий было 10 или 12. Таких «звонков». В итоге я не сходил. Это был 1998 год. Но для дальнейшего это было более важно, чем то, как сходил в 1995 году. Из этого можно сделать много нужных выводов.

Лет 15 назад спрашивали о моих кумирах. Тогда назвал две фамилии. Михаил Хергиани и Рейнхольд Месснер. Не из-за того, что он был на 14-и восьмитысячниках, а то, что он 10 или 12 экспедиций отказывался в силу разных обстоятельств от них. Когда безопасность страдала и он понимал, что мешает, то отказывался от восхождения. Вот это как раз меня и прельщает. Человек не стремится во что бы то ни стало совершить восхождение, а руководствуется ещё своими возможностями, дружит с головой.

– А Хергиани?

– С Хергиани лично был знаком, смотрел его на соревнованиях по скалолазанию. Перед тем как он выезжал в Италию и там погиб, он долго сидел у меня в спорткомитете, и мы беседовали.

Хергиани – выдающийся спортсмен, во-первых, как скалолаз. Видел его на скалах – это кошка в буквальном смысле этого слова. Очень порядочный, очень мужественный человек. Его характеристика – Сван Сваном, но очень интеллигентный, культурный человек.

Известность у него была высочайшая, но он оставался для всех нас простым смертным. С ним было очень приятно просто поговорить.

– Как много вы общались с Юрием Визбором?

– Мы с ним встречались, беседовали, вместе не раз выезжали в Одессу на вечера. Он там выступал. Он был очень дружен с Кавуненко, с ним столько времени проводил.

А я лишь один раз был с ним в одной экспедиции 1966 года. Он исполнял свои песни, ходил на ряд восхождений, двойку и тройку, на пик Космонавтов и прочее. Даже у него был журнал «Кругозор», где он записал, как они будто бы со снежным человеком встретились.

А мы в это время ходили на пик Коммунизма. Я его хорошо знал, встречались иногда, но панибратства с ним у меня не было.

– А как вы вообще относитесь к бардовской песне?

– Я всегда к ней относился очень хорошо. Особенно в те времена – шестидесятые-семидесятые. Два или три раза выезжал на слёты самодеятельной песни в Подмосковье, под Звенигород, на Грушинский фестиваль не попал.

В Подмосковье меня приглашал Геннадий Стариков, мы выезжали, слушали, и мне очень нравилось. Был такой период.

Где-то в 1965-1966 годах везде проводились различные вечера, тогда их было много. «Спартак», «Зенит» проводил свои вечера. Один вечер осенью проводил «Зенит». Иду по улице Вторая Синичкина и вдруг смотрю – очень много народу. Альпинизм и много народу – странно. А народ идёт и идёт. Зал полон, человек 400-500.

Первое отделение – фильмы, награждение и ещё что-то. И вдруг выходит человек, как потом оказалось, это был Владимир Высоцкий. А я его тогда и знать не знал. Может быть, слышал пару песен и всё. Мне запомнилось, как он вышел на сцену, где стоял только один стул, снял свой кожаный пиджак, повесил его на стул. Встал одной ногой на стул, взял гитару и сказал: «Я здесь у вас, у альпинистов, надолго». И как пошёл исполнять свои песни!

После этого все альпинисты были в него влюблены. Мне посчастливилось два раза присутствовать на его концертах. Но лично знаком не был. Это Гена Стариков встречался, когда работал в этой группе, когда снимался фильм «Вертикаль» на Кавказе и он там выполнял различные хозяйственные работы.

Сам я на гитаре не играл. Как-то раз попытался приобщиться к ней, кто-то мне что-то показывал, но не пошло. Не помню почему. Может, слуха нет, может, ещё что-то, но так сложилось.

Всё время завидовал тем, кто играет на гитаре. У нас в Шхельде Костя Клецко часто исполнял песни, заполнял костёр. Вечера были – просто сказка. То, что проводилось раньше.

– Вами написана книга «Категория трудности». Как родилась идея этой книги?

– Она родилась не у меня. Ко мне обратился литературный записчик, Илья Якубзон. Первый вопрос, который я задал ему: «А почему вы выбрали именно меня? Есть Абалаков, Ануфриков, Кузьмин и прочие». – «Почему-то в ЦК комсомола назвали вас». Может, так получилось, что этому Илье решили «дать возможность», чтобы он на этом провалился, написал то, что не пойдёт. Не знаю, почему так получилось. Это меня действительно удивляло. Почему-то вдруг обо мне. Тем более, особой биографии у меня и не было.

Поэтому книга в основном не о моей биографии, а взгляд об альпинизме, альпинистах, взаимоотношениях и т.д. Сложность была в том, чтобы сохранить подлинность. Сохранили, кроме двух. Изменены только две фамилии. Остальное – всё, как было. Не знаю, принесло ли мне это врагов, но недоброжелатели после выхода книги были. Потому что видели себя, не знаю в хорошем или плохом виде. Во всяком случае, многие удивлялись: почему такой-сякой, всего-то мастер спорта и вдруг такая вышла книга?

Когда она писалась, никто не знал об этом. Мы писали её примерно год. Сидели у меня в квартире, записывали на магнитофон. Хорошо было, что он совсем был не альпинист и ему приходилось объяснять всё: что такое бергшрунд, крюк, как забивается, тонкости, нюансы. Всё это он записывал на магнитофон, обрабатывал и т.д. И так целый год над книгой.

Практически она могла не выйти. Тогда был порядок: если где-то, не только в альпинизме, погибало более двух человек, нигде никогда это не публиковалось. Всё было тихо и спокойно. А тут восемь человек погибло на пике Ленина. Это есть в книге.

Илья очень переживал по этому поводу. Не знаю, рассматривалось это в ЦК, но, во всяком случае, «добро» было получено.

В 1976-1977 годах проводился конкурс книгоиздательств за два года, и наш опус стал «лучшей спортивной книгой». Выдали диплом, раз она заняла первое место. Причём не было никакой тогда, как сегодня говорят, «лапы», спонсора. Мы даже не знали о том, что книга участвует в конкурсе. И вдруг первое место заняла! А это давало право на её переиздание. А вышла она тиражом в 100 тысяч экземпляров!

Потом ситуация складывалась следующим образом. Литзаписчик был заинтересован получить деньги. А был договор, что 20% от гонорара получаю я, а 4/5 – он. И он сказал, что если она будет переиздаваться и мы изменим 30% материала дополнительно нового, то будет гонорар по полной стоимости. Поэтому мы были вынуждены часть материала из первой книжки, касающегося детства, начала альпинизма, разрядоманию, убрать, а добавить поездку в США, пик Победы. Поэтому она вышла несколько изменённая.

– Какую роль в вашей жизни играет книга?

– Раньше читал много. Всё, что в школе изучали – читал.

Много перечитал альпинистской литературы, так как был связан с ним. К нам поступало практически всё. В том числе в Федерацию официально присылали вырезки из газет и журналов, это оплачивалось. Поэтому мы со всего СССР про альпинизм официально знали. Присылали к нам материалы, что давало возможность многое знать, как на местах развивается альпинизм.

– Немного о гипоксии и как следует ходить в горы?

– Прежде всего, важна акклиматизация. Каждый человек, как индивидуальный член нашего общества переносит высоту абсолютно по-разному. Каждый. И даже все мы акклиматизируемся тоже по-разному. Одному нужно 2-3 дня, а другому – месяц.

Некоторые мастера спорта не были на Эльбрусе и не смогли подняться на него. Были и такие.

В принципе, любой человек на тот же Эльбрус может подняться, но нужно только дополнительное время. Кому-то дней десять перед этим, на той же Пожити дней одиннадцать, а не сразу идти наверх. Всё индивидуально.

И потом наши крепкие организмы запоминают наши выходы вверх и прочее. Каждый раз в какой-то степени это проще для организма, когда он встречается с тем же вновь, вновь и вновь. Может, он проще, быстрее иногда воспринимает это, и происходит акклиматизация. Это чувствую, когда выезжаю.

В прошлом году совершил пять восхождений, в том числе на Килиманджаро, на Арарат два раза, на Дамавенд, на Говерлу в Карпатах зимой. Только в этом году уже сходил на Аконкагуа, Южная Америка второй раз в феврале, десять дней назад мы вернулись с приполярного Урала, вершина Народная.

Иногда выезжаю как руководитель. Во всяком случае, целый ряд молодых людей хуже чувствует себя, чем я при выходе наверх. Бывает и так. Это не из-за моих каких-то исключительных данных. Нет. Может быть, у меня что-то осталось от того, что занимался лёгкой атлетикой.

Но в то же время есть такой Валентин Божуков, мастер спорта международного класса и прочее. У него есть такая фраза, даже в книжках написано: «Раз слабак Шатаев и толстяк Мысловский поднялись на Эверест, то я туда не пойду!»

К сожалению, всё же две или три попытки подняться на Эверест у него были. Но он не поднялся…

– О нескольких памятных встречах в горах.

– Трудно сказать. Их было очень много. С точки зрения альпинистской и чисто человеческой тоже, кроме Хергиани, это Андрей Снесарев, который погиб в ДТП более 30 лет назад. Он был член правления Федерации, мастер спорта, отец у него был генерал царской армии. По своим взглядам, по всему мы были похожи. Не раз был у него дома, он занимался радиолюбительством. Он оставил след и в альпинизме и у меня в памяти.

В плане становления в альпинизме многому обязан Ануфрикову, естественно, раз мы вместе работали.

Но мне очень многое дал тренер по лёгкой атлетике, Горбунов Виктор Васильевич, с которым мы занимались. Он был не просто диктатор, как тренер бывает. Он готовил из нас не спортсменов, а прежде всего людей, которые должны быть в жизни самостоятельными.

На тренировках он очень много придавал значения, чтобы мы сами подготовились, сами осмысливали, и это очень мне пригодилось в альпинизме. В этом, может, и задача тренера – не просто дать результат и всё, а важно, чтобы он в дальнейшем в жизни стал нормальным человеком. Почему меня тогда и привлекал альпинизм с одной стороны. Потому что тут не просто спортивное достижение. Да, природа, да горы, восходы, закаты. Но в то же время коллектив, люди, общение.

Кроме того, ты здесь должен и готовить, примус должен уметь использовать, ставить палатки, договариваться с лешаками. Договориться с машиной, вертолётчиками. Комплекс проблем практически у каждого, который занимается альпинизмом, который очень хорошо пригождается в жизни. Потому что ты со многими трудностями сталкивался, решал их. И это помогает в горах.

Не случайно, если некоторые были в коллективах на простой работе серенькими или незаметными, а в горах, когда они становились руководителем или принимали каждый раз какие-то решения, то они возвращались уже другими людьми. В этом и основа альпинизма, почему он тогда сильно привлекал многих. Занимались им и физики и академики.

– Ваши пожелания всем любителям гор?

– Любите, прежде всего, горы. Горы надо знать, уважать и не думать, что шапками их закидаете. С горами нужно быть на «вы». Будь это вершина 1б категории или маршрут высшей категории.

Цветы всем женщинам мира! Поздравляем с праздником весны!

Поздравляем всех женщин России и Мира! Поздравляем всех женщин, которые вступили в наш Клуб и ходят с нами в горы, в снега, пески и т.д.! Мы будем стараться сделать всё, чтобы вы не пожалели о своем решении вступить в Клуб. Мы постараемся ... читать больше

Поздравляем всех женщин России и Мира! Поздравляем всех женщин, которые вступили в наш Клуб и ходят с нами в горы, в снега, пески и т.д.! Мы будем стараться сделать всё, чтобы вы не пожалели о своем решении вступить в Клуб. Мы постараемся найти для вас самые красивые маршруты, которые станут ярчайшими событиями в вашей жизни!

 Всех наших прекрасных работниц, нашу красоту, гордость и силу, мы поздравили еще накануне (см. фото). Поздравляем их еще раз! Мы будем стараться, чтобы вы были счастливы, чтобы в вашей работе было бы больше творчества и радости, меньше хлопот и неприятностей!

 

 

 

Фотографии Игоря Яшина 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поздравляем с Днем защитника Отечества ! Юмор от Александра Абрамова

Будем все стойкими защитниками Отечества!  С Праздником!               читать больше

Будем все стойкими защитниками Отечества!  С Праздником!

 

 

 

 

 

 

 

Клуб 7 Вершин поздравляет своего лидера Александра Абрамова с  Днем рождения! Многие лета!

Мы поздравляем тебя, наш дорогой Александр Викторович!  Поднимаем за тебя бокал чая!  Удачи тебе в далеких Аргентине и Чили! Ждем на Родине!    Александр Абрамов и Людмила Коробешко на пути к Пласа де Мулас, где ... читать больше

Мы поздравляем тебя, наш дорогой Александр Викторович!  Поднимаем за тебя бокал чая!  Удачи тебе в далеких Аргентине и Чили! Ждем на Родине! 

 

Александр Абрамов и Людмила Коробешко на пути к Пласа де Мулас, где предположительно отпраздную день рождения

 

 

 Продолжай также рулить своей командой, продолжай делать своё дело с таким же творческим запалом и энергией! Здоровья, тебе, долгих лет восхождений, сохраняй отличную физическую форму, тренируйся! Удачи в финансовых делах, счастья и согласия в семье, здоровья родным, хороших внуков и так далее…

 

 

Александр Абрамов:

 

Родился я в Москве, на Старой площади. Моя мама, сильная легкоатлетка, таскала меня с 5 лет на тренировки. Бег, лыжи до слез, прорубь зимой... Это не способствовало приобретению бешеной физической формы, но дало привычку постоянно тренироваться. Просыпаюсь утром с желанием бежать. Иногда удается побороть желание, зачастую желание побеждает. За 10 лет школы перепробовал десяток спортивных секций и неожиданно для себя «затормозил» на альпинизме. Никогда не считал себя «тупым и смелым» и поэтому до сих пор удивляюсь, как я выбрал именно его?!? В 1981 году альпсекция МЭИ с хорошими традициями затянула в круговорот тренировок, поездок, дней рождения, свиданий. Здесь меня настигла «первая любовь», затем вторая, третья... Учиться уже было некогда. Всепоглощающая любовь к горам и любовь в горах.

 

Я скатился до троек, но когда получил «пару» на экзаменах, то решил: ВСЕ, горы горами, а учиться надо.

 

В МЭИ я познакомился и подружился с альпинистами, которые во многом определили мою дальнейшую жизнь.

 

Затем был СКА МВО и еще десятки сильнейших альпинистов. Александр Степанович Демченко, Шура Шейнов, Валера Розов, Егор Тимме, Юра Савельев, Костя Васенко. Это не просто перечисление имен, без этих людей, вероятно, не состоялся бы Мастер спорта и организатор Александр Абрамов.

 

ПОЛНОСТЬЮ СТАТЬЮ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

 

 

 

С НОВЫМ ГОДОМ, ДРУЗЬЯ! СЧАСТЬЯ, УДАЧИ, ЗДОРОВЬЯ ВАМ и ВАШИМ БЛИЗКИМ !!!

КЛУБ 7 ВЕРШИН поздравляет с НОВЫМ ГОДОМ !!! Будьте всегда на высоте!     В год  Огненного Петуха мы рекомендуем ходить в горы!  Эти птицы всегда любят подниматься на высочайшие точки, то есть, на каждом континенте на ... читать больше

КЛУБ 7 ВЕРШИН поздравляет с НОВЫМ ГОДОМ !!!

Будьте всегда на высоте!

 

 

В год  Огненного Петуха мы рекомендуем ходить в горы!  Эти птицы всегда любят подниматься на высочайшие точки, то есть, на каждом континенте на СЕМЬ ВЕРШИН!  Петухи пунктуальны, они серьезно относятся к своим обязанностям, они как гиды для своих подопечных.  Они рано встают, как настоящие альпинисты, они из всех сил стараются быть услышанными, какими бы не были обстоятельства. Возьмем от них лучшее!

 

 

Из гороскопов:

 

«Главное в год эксцентричного Петуха – относиться философски к любым переменам в жизни. Людям, которые не привыкли лениться, Петушок поможет в вопросах карьеры – вас буквально завалят выгодными и очень соблазнительными предложениями. Но спешить в 2017 году не нужно, лучше тщательно выбирать среди всех заманчивых и ярких предложений одно единственное, которое окажется надежным и подходящим именно для вас».

 

 

 

«Петух является одним из самых ярких символов Восточного гороскопа, а это значит, что весь год будет насыщен бурными событиями, которые оставят отпечаток в нашей жизни на последующие годы. К общей характеристике символа этого года относятся такие качества, как острый ум, страстность, эмоциональная несдержанность, в некотором смысле даже воинственность, обаяние и умение очаровывать, но при этом склонность к поверхностным суждениям и эгоизм. Вечная спутница Петуха — это лихая удача, которая любит позитивных и смелых людей.

 

Чтобы год Петуха принес вам минимум потерь и максимум пользы, нужно, во-первых, правильно его встретить, а во-вторых, вести себя так, чтобы символ года был к вам благосклонен».

 

И не будьте слишком серьёзным! По крайней мере, в новогоднюю ночь…